Имеет ли постановление конституционного суда обратную силу

Обновлено: 10.08.2022

Подборка наиболее важных документов по запросу Обратная сила пленума (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Обратная сила пленума

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Интересная цитата из судебного решения: Не может иметь обратную силу ухудшающая положение лиц, участвующих в деле, и правовая позиция ВС РФ, изложенная в Определении ВС РФ, принятом по существу ". Существенно, что в Постановлении от 28.11.2017 N 34-П Конституционный Суд Российской Федерации указал на недопустимость придания обратной силы правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной даже не в постановлении Президиума или Пленума, а в определении об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 378.2 "Особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога в отношении отдельных объектов недвижимого имущества" главы 30 "Налог на имущество организаций" НК РФ
(Юридическая компания "TAXOLOGY") Налоговый орган доначислил налог на имущество организаций за 2016 год, сделав вывод о необоснованном применении налогоплательщиком показателя кадастровой стоимости без учета изменений, утвержденных постановлением правительства г. Москвы от 26.12.2016 N 937-ПП, положения которого распространены на правоотношения по уплате налога с 01.01.2016. Суд признал доначисление неправомерным, указав, что измененная постановлением правительства кадастровая стоимость не подлежит применению в 2016 году, поскольку нормативные правовые акты органа государственной власти субъектов, устанавливающие кадастровую стоимость, не имеют обратной силы, что было отмечено в Постановлении КС РФ от 02.07.2013 N 17-П и п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2015 N 28. При этом кадастровая стоимость, установленная решением суда по заявлению налогоплательщика, подлежит применению даже несмотря на то, что указанное решение вынесено после окончания налогового периода и расчета налога ввиду невозможности применения кадастровой стоимости, установленной постановлением правительства г. Москвы от 26.12.2016 N 937-ПП.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Обратная сила пленума

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Принцип запрета обратной силы закона: особенности реализации и тенденции развития
(Алешкова И.А., Стальнова А.С.)
("Государственная власть и местное самоуправление", 2020, N 10) Считаем положительной практику, когда вышестоящие суды придают своим актам обратную силу. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 2005 г. N 26 придал своему же Постановлению обратную силу и предложил нижестоящим судам использовать его в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 2.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Налоговое право: Курс лекций"
(Тютин Д.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) Тем не менее, признание, по сути, нормотворческих полномочий за высшими судебными органами в указанном Постановлении КС РФ от 21 января 2010 г. N 1-П, потенциально может породить ситуации, в которых действие во времени новой правовой позиции определяется по усмотрению суда, создавшего ее. В некоторых актах КС РФ указание на порядок их исполнения (т.е. на применение новой правовой позиции) имеет место уже достаточно давно. В т.ч. в Постановлении от 30 января 2001 г. N 2-П указано, что не признается право налогоплательщиков на возврат (зачет) уже уплаченных сумм налога с продаж, хотя соответствующие нормы и были признаны неконституционными. Другой пример: в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. N 16848/11 установлено, что сформулированная в нем правовая позиция подлежит применению к отношениям, возникшим после опубликования настоящего постановления. Исходя из Постановления Президиума ВАС РФ от 25 июня 2013 г. N 10761/11 сформулированная в нем правовая позиция подлежит применению судами в делах, по которым к моменту опубликования данного Постановления не вынесено решение судом первой инстанции. В п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 52 отмечается, что для постановлений, не содержащих оговорки об обратной силе, Пленум или Президиум ВАС РФ может определить границы применения сформулированной им правовой позиции, в частности посредством указания на дату возникновения или изменения правоотношений, к которым она применяется.

Нормативные акты: Обратная сила пленума

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 52
(ред. от 20.09.2018)
"О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам" Для постановлений, не содержащих оговорки об обратной силе, Пленум или Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации может определить границы применения сформулированной им правовой позиции, в частности посредством указания на дату возникновения или изменения правоотношений, к которым она применяется.

Статья 79. Юридическая сила решения

Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.

(часть первая в ред. Федерального конституционного закона от 03.11.2010 N 7-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Положения ч. 3 ст. 79 (в ред. ФКЗ от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) применяются к постановлениям Конституционного Суда РФ, принятым после 09.11.2020.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу или в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не приобретают юридическую силу. Признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными либо примененных в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении истолкованием, должны быть пересмотрены (а до пересмотра не подлежат исполнению) в случаях:

1) предусмотренных частями второй и пятой статьи 100 настоящего Федерального конституционного закона;

2) если решение не вступило в силу при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции;

3) пересмотра дела в суде кассационной инстанции или в порядке надзора в связи с кассационными и надзорными жалобами, представлениями, поданными по иным основаниям, в соответствии с требованиями части пятой настоящей статьи;

4) если вступившее в силу решение, которое было принято по спору между органом государственной власти или органом местного самоуправления, с одной стороны, и гражданином или юридическим лицом, с другой стороны, и влечет за собой передачу гражданином или юридическим лицом имущества или выплату ими денежных средств публичному образованию, не исполнено и при исполнении такого решения не имело место злоупотребление со стороны гражданина или юридического лица;

5) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина к уголовной ответственности;

6) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина или юридического лица к административной ответственности, при этом срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не прошел либо прошел, но факт привлечения к административной ответственности продолжает порождать для гражданина или юридического лица негативные последствия;

7) если в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, принятом по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод, прямо указано на такой пересмотр в отношении иных лиц помимо заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба.

(часть третья в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 15.12.2001 N 4-ФКЗ, от 28.12.2016 N 11-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено и решения предшествующих судебных инстанций состоялись до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 28.12.2016 N 11-ФКЗ, от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

Конституционный Суд РФ признал пункт 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенном по итогам рассмотрения другого дела в кассационном порядке.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Если постановления Президиума Верховного Суда РФ являются окончательными, принимаются в составе, представляющем Верховный Суд РФ в целом, и только в случаях, имеющих особое значение, в частности для формирования единообразной правоприменительной практики, то определения, выносимые судебными коллегиями Верховного Суда РФ при пересмотре конкретных дел в кассационном порядке, указанным критериям не отвечают.

Во-первых, такие определения, если ими нарушены права, свободы и законные интересы лиц, участвующих в деле, и других лиц, могут быть по их жалобам пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда РФ; при этом определение судебной коллегии Верховного Суда РФ подлежит отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда РФ установит, что оно нарушает либо права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, либо права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы, либо единообразие в толковании и применении судами норм права.

Во-вторых, согласно Федеральному конституционному закону "О Верховном Суде Российской Федерации" судебные коллегии Верховного Суда РФ формируются в составе заместителей Председателя Верховного Суда РФ - председателей судебных коллегий Верховного Суда РФ и судей этих коллегий; в судебных коллегиях Верховного Суда РФ формируются судебные составы из числа судей, входящих в состав соответствующей судебной коллегии. Из этого следует, что судебные акты, выносимые в таком судебном составе, в силу самого порядка его формирования не могут рассматриваться как отражающие позицию Верховного Суда РФ в целом и не обладают свойствами, присущими постановлениям Президиума Верховного Суда РФ по конкретным делам, а потому не могут являться основанием для отмены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов, тем более по делам, которые не были предметом рассмотрения судебной коллегии Верховного Суда РФ.

Иное приводило бы по сути к нарушению конституционного права на судебную защиту: если бы судебный акт одной из судебных коллегий Верховного Суда РФ по конкретному делу, в том числе вынесенный в кассационном порядке некоторым числом судей (обычно тремя), входящих в состав этой судебной коллегии, мог служить основанием для отмены нескольких (многих) судебных актов, вынесенных ранее по другим делам, не исключались бы ситуации, при которых пересмотр вступивших в законную силу и подлежащих исполнению судебных актов становился бы результатом не носящих фундаментальный характер нарушений в применении норм права. Между тем, как отмечал Европейский Суд по правам человека, полномочия вышестоящих судов по отмене окончательных и подлежащих исполнению судебных решений или по внесению в них изменений должны осуществляться в целях исправления существенных ошибок.

В сложившейся судебной практике придание определению судебной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенному в кассационном порядке по другому делу, такого же правового значения, как постановлению Президиума Верховного Суда РФ, фактически приводит к выведению соответствующих процессуальных правоотношений из-под действия конституционно-правового истолкования регулирования, являвшегося предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в Постановлении от 21 января 2010 года N 1-П, в соответствии с которым в самом акте судебной власти, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, должно содержаться указание на возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, а пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в правоотношении. Между тем это конституционно-правовое истолкование в полной мере относится к постановлениям Президиума Верховного Суда РФ или Пленума Верховного Суда РФ, поскольку придание такого же значения с точки зрения пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам какому-либо иному судебному акту, помимо постановления Президиума Верховного Суда РФ или постановления Пленума Верховного Суда РФ, не рассматривалось Конституционным Судом РФ как допустимое с конституционной точки зрения.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в гражданское процессуальное законодательство следующие изменения, касающиеся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по основанию, указанному в пункте 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ:

предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ или Президиума Верховного Суда РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении;

установить процессуальный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новым обстоятельством, как определение (изменение) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, принятом по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Больше документов и разъяснений по антикризисным мерам - в системе КонсультантПлюс.

В том же деле Экономколлегия пришла к выводу, что взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменение законодательства и правомерно рассчитывал на возобновление срока для предъявления документа к исполнению


Два эксперта «АГ», осудив практику «бессрочного» исполпроизводства, которую пресек КС, пришли к выводу, что формально Верховный Суд прав. Однако, по мнению третьего эксперта, ВС мог учесть недобросовестное поведение взыскателя.

В Определении № 306-ЭС20-4279 Верховный Суд рассмотрел вопрос об обратной силе норм Закона об исполнительном производстве и постановлений КС (дело № А49-13520/2018).

Первая инстанция поддержала взыскателя, а апелляция и кассация – должника

По условиям утвержденного в июле 2012 г. мирового соглашения ООО «ПСК-Риэлтор» обязалось в течение месяца погасить задолженность перед ООО «Пензенский Юридический Центр», но не сделало этого. В октябре 2012 г. «Пензенский Юридический Центр» получил исполнительный лист, но предъявил его к исполнению в отдел судебных приставов только 22 июня 2015 г., а на следующий день попросил вернуть документ. Взыскание по нему не производилось.

В октябре 2018 г. тот же документ повторно поступил к приставам. На его основании пристав возбудил исполнительное производство.

Общество «ПСК-Риэлтор» обратилось в АС Пензенской области с заявлением о признании данного постановления незаконным. Должник утверждал, что взыскатель пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Первая инстанция пришла к выводу, что исполнительный лист был предъявлен в пределах установленного срока. Срок предъявления, по мнению суда, истекал 23 июня 2018 г. и «Пензенский Юридический Центр» направил исполнительный лист приставам 12 июня того же года. То, что документ попал к приставам только в октябре, произошло из-за задержки доставки почтового отправления, решила первая инстанция.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с таким походом не согласился. Сославшись на Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П, вторая инстанция решила, что юридический центр пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Напомним, тогда КС признал неконституционными ряд норм Закона об исполнительном производстве, поскольку те позволяли исчислять срок предъявления документа к исполнению заново каждый раз с момента возвращения исполнительного документа взыскателю. Конституционный Суд установил, что взыскатель мог неоднократно предъявлять один и тот же документ и всякий раз отзывать его только для того, чтобы продлить срок предъявления. КС обязал законодателя скорректировать правовое регулирование, а суды и приставов – до внесения изменений при повторном предъявлении ранее отозванного взыскателем исполнительного листа вычитать из трехлетнего срока принудительного исполнения периоды, в течение которых документ ранее находился на исполнении.

С учетом этого Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, придя к выводу, что суммарная продолжительность принудительного исполнения по мировому соглашению составляет почти 6 лет, отменил решение первой инстанции и признал оспариваемое постановление пристава о возбуждении исполнительного производства незаконным. Решение устояло в окружном суде.

ВС защитил взыскателя

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что взыскатель получил исполлист 8 октября 2012 г. и в соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве (в редакции от 29 июня 2015 г.) мог предъявить этот документ к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. «В данном случае начало течения срока предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется не от сроков платежа по мировому соглашению, а от даты выдачи арбитражным судом исполнительного листа на принудительное исполнение этого мирового соглашения», – пояснил Верховный Суд.

Далее, продолжил он, исполнительный лист был предъявлен в Службу судебных приставов 22 июня 2015 г. и отозван на следующий день. «С учетом норм Закона об исполнительном производстве, действующих в указанный период, с 23 июня 2015 г. трехлетний срок для предъявления исполнительного листа к исполнению начал течь заново и заканчивался 24 июня 2018 г.», – разъяснила Экономколлегия.

В законодательство внесены изменения, регулирующие сроки предъявления исполнительного документа к взысканию

Она отметила, что примененное второй и третьей инстанциями постановление КС было принято 10 марта 2016 г. Затем Законом от 26 мая 2017 г. № 101-ФЗ, который вступил в силу 9 июня 2017 г., ст. 22 Закона об исполнительном производстве дополнена ч. 3.1. В соответствии с ней, если исполнение по ранее предъявленному документу было окончено в связи с тем, что взыскатель отозвал его или совершил действия, препятствующие исполнению, то из срока предъявления к исполнению вычитается период со дня предъявления документа к исполнению до дня окончания по нему исполнения по одному из указанных оснований.

«Таким образом, воля законодателя была направлена на исключение возможности неоднократного прерывания срока предъявления исполнительного документа к исполнению путем возвращения его взыскателю на основании его заявления, позволяющее всякий раз исчислять течение этого срока заново и продлевать его тем самым на неопределенно длительное время», – считает Верховный Суд.

Однако, подчеркнул он, в ряде актов Конституционный Суд указывал, что придание обратной силы закону – исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя. При этом либо в тексте закона содержится специальное решение о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма. В то же время в Законе № 101-ФЗ отсутствует указание на его обратную силу, заметил ВС. Правовую позицию КС из Постановления № 7-П также нельзя распространять на ранее возникшие отношения, поскольку она относится к тем правоотношениям, которые возникнут в будущем, посчитала Экономколлегия.

Она также обратила внимание на тот факт, что КС неоднократно заявлял о недопустимости придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение слабой стороны в публичном правоотношении. «Взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменение действующего законодательства и рассчитывал на то, что у него имеется трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению», – пояснил ВС РФ.

Установив, что срок предъявления документа к исполнению в данном случае не пропущен, ВС решил, что исполпроизводство возбуждено обоснованно, и оставил в силе решение первой инстанции. «В то же время в случае повторного отзыва обществом “Пензенский Юридический Центр” исполнительного документа из Службы судебных приставов подлежит применению ст. 3.1 Закона об исполнительном производстве», – добавил Суд.

Эксперты по-разному отнеслись к решению ВС

«Учитывая то, что спорные действия по отзыву исполнительного документа произведены взыскателем в июне 2015 г., не могут применяться положения закона, которые были приняты позднее. Взыскатель рассчитывал, что срок предъявления исполнительного документа не будет прерываться в случае отзыва исполнительного листа по его инициативе», – отметил юрист Алексей Шарон.

Вместе с тем, заметил он, подобное неограниченное право позволяло взыскателям манипулировать сроками для предъявления исполнительного листа и фактически делать его бессрочным даже в тех случаях, когда сам взыскатель терял интерес к исполнению. «Все это ставило должника в состояние правовой неопределенности, что признал недопустимым КС в Постановлении № 7-П», – подчеркнул Алексей Шарон.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что в данном случае Верховный Суд использовал презумпцию «закон обратной силы не имеет», которая существовала еще в римском праве. «Конечно, из этого правила есть исключения, но в данной ситуации они не применимы. Я приветствую изменения в законодательстве об исполнительном производстве, которые пресекли практику бесконечного исполнительного производства с помощью манипуляций взыскателя с исполнительным листом. Однако с учетом того, что законодатель, принимая такие изменения, прямо не предусмотрел возможность применения закона к предыдущим отношениям, суды не вправе самостоятельно придавать отдельным положениям закона обратную силу», – считает эксперт.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков признал верность подхода ВС, но поддержал Суд не во всем: «Не могу согласиться со ссылкой на недопустимость применения закона, ухудшающего положения слабой стороны в публичном правоотношении, применительно к отношениям, возникшим между двумя равными хозяйствующими субъектами, один из которых явно халатно подошел к реализации права на принудительное взыскание. Формально суд сделал этот вывод в отношении спора между юрлицом и госорганом, но все же явно заинтересованным лицом по данному делу была именно коммерческая организация-должник».

Второй момент, который не поддерживает эксперт, – вывод о том, что взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменений действующего законодательства. «Возможно, это и так, но листы подавались в последние месяцы срока и были отозваны через день после подачи. Разве такое поведение можно признать добросовестным? Заявитель явно намеревался продлить себе срок именно тем способом, который запретил КС, а затем и законодатель», – убежден Виктор Глушаков.

Суд обязал законодателя урегулировать механизм пересмотра любых основанных на признанных неконституционными нормах судебных решений, которые на момент вынесения соответствующего постановления КС не исполнены или исполнены частично


Представитель заявителей подчеркнул, что Конституционный Суд впервые обязал законодателя разработать механизм пересмотра судебных решений по делам всех третьих лиц на основании постановлений КС. Одна из экспертов подтвердила, что это постановление имеет большое значение для ответа на вопрос об обратной силе решений Суда. Вторая указала, что этот акт можно расценить как определение правовой судьбы тех позиций, которые ранее были сформулированы КС в Постановлении № 16-П/2017. Третий полагает, что данное решение позволит гражданам эффективнее защищать свои права со ссылкой на практику КС.

26 июня КС РФ принял Постановление № 30-П, в котором указал на необходимость урегулировать механизм пересмотра основанных на признанных неконституционными нормах судебных решений, которые на момент вынесения соответствующего постановления КС не исполнены или исполнены частично.

Суды отказались считать новым обстоятельством постановление КС по делу другого лица

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 15 июня 2010 г. и частично изменившим его определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 декабря 2010 г. были удовлетворены требования Преображенского межрайонного прокурора г. Москвы о признании сделок недействительными, истребовании квартиры, снятии ее с регистрационного учета и выселении граждан. Суды исходили из того, что спорная квартира, которую Валерий Однодворцев приобрел по договору купли-продажи, ранее была приватизирована по подложным документам, т.е. выбыла из владения собственника – г. Москвы – помимо его воли.

Эксперты «АГ» проанализировали итоговое решение Конституционного Суда РФ по поводу невозможности изъятия имущества у добросовестного приобретателя

22 июня 2017 г. КС РФ принял Постановление № 16-П по делу Александра Дубовца: п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса был признан не соответствующим Конституции как допускающий истребовать из чужого незаконного владения жилье, являвшееся выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого помещения полагался на данные ЕГРН и зарегистрировал свое право собственности, по иску публично-правового образования, не принявшего своевременных мер по установлению такого выморочного имущества и надлежащему оформлению права собственности на него.

Валерий, Евгений, Наталья и Татьяна Однодворцевы обратились в суд с заявлением о пересмотре судебных решений об изъятии у них квартиры по новым обстоятельствам – в связи со вступлением в силу Постановления КС РФ № 16-П/2017. Однако Преображенский районный суд и Мосгорсуд в удовлетворении требований отказали. Они сослались на п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК, согласно которой новым обстоятельством, влекущим пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления, является признание Конституционным Судом не соответствующим Конституции закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ. В передаче кассационных жалоб граждан для рассмотрения в заседаниях судов обеих кассационных инстанций было отказано.

Позднее Однодворцевы попытались прекратить исполнительное производство по делу об их выселении также со ссылкой на Постановление № 16-П/2017. В удовлетворении этого требования также было отказано. Суды пояснили, что этот акт КС не содержит ни прямого указания на необходимость пересмотра судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, ни оснований для прекращения исполнительного производства.

КС обязал законодателя уточнить механизм обжалования судебных решений

Валерий, Евгений, Наталья, Матвей и Татьяна Однодворцевы обратились в Конституционный Суд. Заявители обжаловали ч. 3 и 5 ст. 79 Закона о КС РФ, ч. 1 ст. 439 ГПК и п. 4 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве. По мнению Однодворцевых, указанные нормы не позволяют прекратить исполнительное производство по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, в связи с принятием постановления Конституционного Суда, которым нормы, положенные в основу судебных актов по таким делам, признаны не соответствующими Конституции (жалоба имеется у «АГ»).

КС заметил, что его постановление действует на будущее время и запрещает применение неконституционного закона или применения закона вопреки данному Судом истолкованию. Признание нормы неконституционной является основанием прежде всего для пересмотра судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство, и как следствие, для прекращения исполнительного производства по исполнению решения суда, применившего эти акты в конкретных делах лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подчеркнул КС. Соответственно, свойство исполнимости самого судебного решения до его пересмотра не затрагивается, пояснил он.

В то же время, добавил КС, в споре между публичным образованием и гражданином исполнение судебного решения о выселении может поставить гражданина как более слабую и уязвимую сторону в крайне тяжелое положение. «При этом публичное образование, из наличия права собственности которого на жилое помещение исходит соответствующее решение суда, очевидно претерпевает существенно меньшие негативные последствия отсутствия возможности владения и пользования спорным жилым помещением, чем гражданин, лишающийся его как способа удовлетворения потребности в жилище, – заметил Суд. – Поэтому гражданам, права которых затрагиваются столь чувствительным образом, не может быть отказано в праве защищать их всеми возможными правовыми средствами, в том числе требуя прекращения исполнительного производства по выселению из спорного жилого помещения, поскольку основанием для его возбуждения послужило судебное решение, основанное на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением КС РФ неконституционными (или получивших в нем конституционное истолкование)».

Из постановления следует, что гражданин при обращении в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства по выселению из жилого помещения, возбужденного в связи с основанным на неконституционном законе (или получившем конституционное истолкование) решением, может рассчитывать на соразмерную защиту его прав и законных интересов на основании соответствующего постановления КС. Подчеркивается, что суды общей юрисдикции независимо от того, в какой стадии процесса находится конкретное дело, с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда, содержащего истолкование примененной в данном деле нормы, опровергающее прежнее ее истолкование, не вправе не исполнять это постановление.

Следовательно, подытожил КС, с момента вступления в силу Постановления № 16-П/2017 положения п. 1 ст. 302 ГК подлежат истолкованию и применению только в выявленном в данном акте конституционно-правовом смысле, а неисполненные или исполненные частично решения судов, основанные на ином истолковании, исполнению не подлежат.

С учетом этого Конституционный Суд признал оспариваемые нормы не противоречащими Основному закону как не предполагающие продолжения исполнительного производства по выселению граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, до пересмотра судебного решения, послужившего основанием для возбуждения такого исполнительного производства, в том случае если это решение основано на признанных неконституционными нормах (получивших иное истолкование КС) и не исполнено (исполнено частично) на момент вынесения соответствующего постановления Суда.

Вывод о невозможности исполнения судебного решения в связи с вынесением постановления КС РФ по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, «во всяком случае является предпосылкой для обращения в суд с требованием о пересмотре такого судебного решения», заметил Суд. В том числе не исключен и пересмотр дела по новым обстоятельствам. На этом основании КС обязал законодателя установить правовой механизм пересмотра тех решений, основанных на признанных неконституционными или истолкованных Конституционным Судом нормами, которые не исполнены или исполнены частично на момент вынесения соответствующего постановления.

Эксперты подтвердили значимость постановления для защиты прав граждан

Представитель заявителей в КС РФ, юрист Григорий Вайпан отметил, что «идея кейса» принадлежала Ольге Подоплеловой, которая ранее, как и он, сотрудничала с Институтом права и публичной политики.

По его словам, Конституционный Суд впервые обязал законодателя разработать механизм пересмотра судебных решений по делам всех третьих лиц на основании постановлений КС. «Решения Конституционного Суда до сих пор фактически защищали только заявителей, по делам которых эти решения были вынесены. А всех остальных, кто находился в аналогичной ситуации, – нет. Надеюсь, теперь это изменится. Постановление по делу Однодворцевых касается не только добросовестных приобретателей жилья, но и вообще всех», – указал Григорий Вайпан.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова полагает, что постановление следует рассматривать в двух плоскостях: в контексте конкретной юридической ситуации семьи Однодворцевых и в связи с более общим вопросом об обратной силе решений КС. «Оба аспекта были разрешены КС так, как это предполагает его компетенция, и по обоим направлениям можно заметить развитие позиции Суда», – указала она.

Так, пояснила эксперт, КС разрешил конкретную юридическую ситуацию, дав четкий ответ на поставленный в жалобе вопрос о том, допустимо ли продолжать исполнительное производство по выселению людей из жилья, если КС ранее признал законоположение, на котором основан судебный акт о выселении, неконституционным по жалобе другого заявителя. «КС ответил, что это недопустимо до тех пор, пока соответствующий судебный акт не будет пересмотрен. Иная трактовка взаимосвязанных норм Закона о КС, ГПК и Закона об исполнительном производстве, регулирующих случаи прекращения исполнительного производства, отныне неконституционна», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Развитие позиции КС, по ее мнению, проявляется в том, что его прежние слова о влиянии своих постановлений на пересмотр судебных решений теперь «подтвержденным образом» распространяются и на исполнительное производство.

Суд вновь указал, что право на пересмотр судебных актов после вынесения постановления КС имеют заявитель и те лица, решения в отношении которых не вступили в законную силу либо вступили, но не исполнены хотя бы частично

«Постановление имеет большое значение для вопроса об обратной силе решений КС. Раньше я уже обращала внимание на то, что ситуация с пересмотром дел тех, кто не был заявителем в конституционном судопроизводстве, но находится в аналогичном положении, внятно не урегулирована в законодательстве, а сам КС высказывался на этот счет лишь в своих определениях, которые, по его собственному утверждению, менее важны, чем постановления (Определение № 3359-О/2019)», – отметила Ольга Кряжкова.

Теперь, по ее словам, ситуация изменилась, поскольку Суд в Постановлении № 30-П предписал федеральному законодателю установить правовой механизм пересмотра судебных актов после постановлений КС, не исполненных либо исполненных частично на момент вынесения таких постановлений «Это предписание является обязательным, его выполнение ограничено по срокам и будет контролироваться Минюстом России в рамках мониторинга исполнения решений КС», – подчеркнула юрист.

Эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы КА «РКТ» Анастасия Шамшина полагает, что постановление можно расценить как определение правовой судьбы тех позиций, которые были сформулированы КС в Постановлении № 16-П/2017. «Тогда по жалобе Александра Дубовца КС, наконец, разрешил спор о том, какая из чаш на гипотетических весах правосудия должна получить приоритет – интерес собственника в лице публично-правового образования или интерес оборота в лице добросовестного приобретателя жилого помещения», – указала она.

КС, как считает Анастасия Шамшина, в деле Александра Дубовца обозначил несколько важных аспектов. К ним относятся значимость дифференцированного подхода к применению правила о виндикации имущества у добросовестного приобретателя в зависимости от того, кто является истцом – частное лицо или государство, недопустимость защиты имущественных интересов публично-правового образования за счет ущемления интересов добросовестного гражданина, который возмездно приобрел жилое помещение, а также переложение неблагоприятных последствий в виде утраты имущества на публично-правовое образование, которое длительное время бездействовало в вопросе установления и надлежащего оформления своего права.

Такой подход не позволял обеспечить реализацию правовой позиции КС и защитить добросовестных граждан от исков уполномоченных органов об истребовании жилого помещения и выселении из него, подчеркнула Анастасия Шамшина. «Семья Однодворцевых была одним из примеров таких добросовестных граждан и, безусловно, имела обоснованное право требовать пересмотра вынесенных по их делу решений, ссылаясь на позицию КС в деле Александра Дубовца. Настойчивость нижестоящих судов, отказавших в таком пересмотре, стала триггером для возврата вопроса на уровень КС. Но вектор рассмотрения в деле семьи Однодворцевых уже смещен в сторону вопроса о юридической силе постановления КС РФ», – заметила эксперт.

Конституционный Суд сейчас прямо указал, что конституционно-правовой смысл законоположений, который отражен в Постановлении № 16-П/2017, должен применяться в безусловном порядке, указала Анастасия Шамшина. Кроме того, добавила она, КС обозначил процессуальный порядок защиты для тех добросовестных граждан, решение о выселении которых было принято до разрешения дела Дубовца: обращение в суд с требованием о пересмотре судебного решения о выселении, признавшего право собственности на данное жилое помещение за публично-правовым образованием.

«Позицию КС можно только приветствовать, она последовательна и логична. Но есть еще один аспект, важность которого трудно переоценить. КС указал законодателю на необходимость разработать правовой механизм пересмотра на основании постановления КС судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства. Ранее на восстановление нарушенных прав могли рассчитывать только граждане, непосредственно обратившиеся в КС. Если такой механизм будет разработан на законодательном уровне, колесо правосудия за счет единообразного подхода и неоспоримости позиции КС сможет защитить большее количество граждан. Этот факт может вызывать у юридического сообщества лишь улыбку и радость», – убеждена Анастасия Шамшина.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что КС высказал важную позицию, согласно которой решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены при наличии волеизъявления заинтересованных лиц. «В этой связи стоит предположить, что заявители в любом случае будут сталкиваться с трудностями, поскольку им нужно будет доказать, что признанный неконституционным акт по другому делу соотносится с их спором, а следовательно, затрагивает их права», – заметил эксперт.

Другой важной правовой позицией, по его мнению, является то, что при поступлении в суд заявления гражданина, в отношении которого осуществляется исполнительное производство по выселению из жилого помещения, о прекращении исполнительного производства, возбужденного на основании решения суда, признанного неконституционным, суды общей юрисдикции обязаны исполнять постановление КС. «Этот подход явно направлен на защиту прав граждан, которые находятся в более слабой позиции по исполнительному производству о выселении из жилого помещения», – считает адвокат.

И хотя Суд пришел к выводу о том, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции, изложенные в постановлении позиции позволят гражданам более эффективно защищать свои права, применяя практику КС РФ, заключил Илья Прокофьев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: