Гражданско правовая ответственность судей

Обновлено: 15.08.2022

Статья 12.1. Дисциплинарная ответственность судей

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 179-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1. За совершение дисциплинарного проступка, то есть за совершение виновного действия (за виновное бездействие) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебное время, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, в том числе вследствие грубого нарушения прав участников процесса, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:

3) понижения в квалификационном классе;

4) досрочного прекращения полномочий судьи.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 29.07.2018 N 243-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При наложении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.

3. Дисциплинарное взыскание в виде замечания может налагаться на судью при малозначительности совершенного им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о возможности ограничиться устным порицанием действий (бездействия) судьи.

4. Дисциплинарное взыскание в виде предупреждения может налагаться на судью за совершение им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о невозможности применения к судье дисциплинарного взыскания в виде замечания или если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию.

4.1. Дисциплинарное взыскание в виде понижения в квалификационном классе может налагаться на судью за существенное нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию.

Понижение судьи в квалификационном классе осуществляется квалификационной коллегией судей путем принятия решения о понижении квалификационного класса судьи до квалификационного класса, непосредственно предшествующего квалификационному классу, имеющемуся у такого судьи на момент принятия указанного решения.

(п. 4.1 введен Федеральным законом от 29.07.2018 N 243-ФЗ)

5. Дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться на судью в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений материального права и (или) процессуального законодательства, настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики.

Дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться на судью за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия только при наличии жалобы или обращения участника (участников) процесса о нарушении его (их) прав незаконными действиями судьи, ранее подвергавшегося дисциплинарному взысканию, если допущенные судьей нарушения носят систематический и (или) грубый характер, повлекли искажение принципов судопроизводства, свидетельствуют о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлены вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

(п. 5 в ред. Федерального закона от 29.07.2018 N 243-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности судьи, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

7. Решение о наложении на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения, и может быть обжаловано в суд в порядке, установленном федеральным законом. Решение квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи может быть обжаловано в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

(п. 7 в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 29-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8. Если в течение года после наложения дисциплинарного взыскания, за исключением дисциплинарного взыскания в виде понижения в квалификационном классе, судья не совершил нового дисциплинарного проступка, то он считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности.

Судья, к которому применено дисциплинарное взыскание в виде понижения в квалификационном классе, считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности в случае, если он не совершил нового дисциплинарного проступка в течение предусмотренного пунктом 4 статьи 20.2 настоящего Закона срока пребывания в квалификационном классе, присвоенном ему в результате применения указанного дисциплинарного взыскания. По истечении этого срока повторная квалификационная аттестация судьи осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 20.2 настоящего Закона.

(п. 8 в ред. Федерального закона от 29.07.2018 N 243-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9. Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей Конституционного Суда Российской Федерации определяется Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Судебная защита прав и свобод человека и гражданина призвана служить наиболее эффективным средством восстановления нарушенных прав. Особая роль суда среди других средств правовой защиты личности получила закрепление во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.: "Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его прав, предоставленных ему конституцией или законом".

В этой связи нам хотелось бы отметить давно возникшую необходимость законодательного урегулирования отношений в области гражданско-правовой ответственности судей за причиненный вред. Ведь в ходе обсуждения вопросов об установлении дисциплинарной ответственности судей, изменении порядка привлечения их к уголовной ответственности данная проблема практически не обсуждалась. Хотя ее возникновение было бы закономерным. Конституционным Судом Российской Федерации рассматривался вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации п. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Принятие 25 января 2001 г. Постановления Конституционного Суда РФ N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" было оценено как большой шаг к разрешению проблемы возмещения вреда, причиненного действиями (бездействием) суда. А обязательность постановлений Конституционного Суда Российской Федерации позволяла надеяться, что в ближайшее время будет создана необходимая законодательная база для реализации гарантированного права на получение полного возмещения вреда, причиненного судебной властью.

Общеизвестно, что судебные акты приводят к серьезным, порой необратимым последствиям в жизни людей, влияют на права и охраняемые законом интересы граждан и предприятий. Разумеется, высокий статус судьи предполагает непогрешимость его носителя. Однако же очевидно, что как бы ни был образован и опытен судья, он может в чем-то заблуждаться, чего-то не знать, иметь по конкретному вопросу свою позицию. Кроме того, имеющие место случаи недобросовестного отношения судей к своей работе, совершения должностных преступлений свидетельствуют о том, что судья как человек имеет право на ошибку. Вместе с этим суд как орган государственной власти, на наш взгляд, права на ошибку не должен иметь. Поскольку ошибки судей неизбежно влекут возникновение негативных последствий для кого-либо из участников процесса. Такие последствия могут выражаться в причинении вреда личности, имуществу, в нравственных переживаниях. Данный вред по общему правилу должен быть возмещен в полном объеме.

Разумеется, говоря о гражданско-правовой ответственности судей, мы не имеем в виду возложение обязанности по возмещению вреда на конкретное должностное лицо.

Исследователи проблемы единодушно отмечают, что современное законодательное регулирование значительно ограничивает, а правоприменительная практика фактически препятствует реализации гарантированного Конституцией Российской Федерации права на возмещение вреда, причиненного государственными органами, если речь идет об ответственности за вред, причиненный судьями при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Несмотря на то что нормы современного законодательства устанавливают порядок и основания ответственности государства за незаконные действия государственных органов, к числу которых, как мы знаем, относится и суд, именно в отношении судебной власти установлены существенные ограничения. Безусловно, такое положение обусловлено особым статусом судей в Российской Федерации, обладающих независимостью при принятии решений, и установление большего объема гражданско-правовой ответственности судей может вступить в противоречие с гарантиями их независимости. И все же в ходе изучения проблемы мы постараемся найти разумный компромисс и предложить выход, наиболее отвечающий интересам государства, призванного защищать права его граждан, с одной стороны, и обеспечить независимый и справедливый суд - с другой.

В сфере уголовного судопроизводства суду принадлежит исключительное право именем государства признать лицо виновным в уголовном преступлении, а также назначить ему уголовное наказание (ст. 49 Конституции Российской Федерации).

Только суду предоставлено право выносить решения, допускающие ограничение некоторых конституционных прав граждан. Кроме того, суд рассматривает жалобы на решения об избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей или продление его сроков (ст. ст. 22, 23, 25 Конституции Российской Федерации). Суд осуществляет контроль по другим направлениям. Кроме того, некоторые процессуальные действия лицам, осуществляющим расследование, разрешено проводить только по решению суда, для получения которого им надлежит заблаговременно обратиться в суд с аргументированным ходатайством.

В ходе досудебного производства суд рассматривает жалобы на постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, иные их решения, а также на их действия (бездействие), которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства.

Суд самостоятельно, независимо от кого бы то ни было, по своему внутреннему убеждению принимает решения по всем вопросам, возникающим при рассмотрении дела. Участвующие в судебных стадиях лица все свои действия совершают с разрешения суда и под его контролем.

Таким образом, как непосредственный участник процесса суд не застрахован от ошибок и нарушений. Однако абсолютно очевидно, что допущенные судом в данных сферах нарушения будут неотделимы от действий других участников уголовного или административного производства. Даже такое сугубо "судебное" правонарушение, как незаконное осуждение, - в значительной степени результат небрежно проведенного расследования, нежели умышленных действий судьи. Разумеется, нельзя исключать и вины судьи в таком деянии, именно на него возлагается обязанность полного и всестороннего исследования представленных доказательств и вынесения окончательного решения. Однако при отсутствии умысла со стороны судьи разделить степень вины между всеми участниками процесса практически невозможно. Поэтому в ходе изложения мы будем рассматривать незаконные действия судей в их единстве с действиями правоохранительных органов.

Некоторые ученые считают, что положения п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, касающиеся сферы уголовного судопроизводства, нуждаются в коренном пересмотре, так как в значительной степени перекрываются правилами гл. 18 "Реабилитация" Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, значительно повышающими гарантии прав и законных интересов потерпевших.

На наш взгляд, такое утверждение в большей степени обоснованно, однако нельзя согласиться с теми авторами, которые наиболее правильным решением данной проблемы считают полный отказ законодателя от попытки дать какой-либо перечень конкретных мер процессуального принуждения и выступают за установление безвиновной ответственности государства за все нарушения в сфере уголовной или административной юстиции.

Рассматривая подобные утверждения, применительно к судебным органам можно выявить необоснованность такого подхода.

Устанавливая особые случаи повышенной ответственности государства за отдельные правонарушения в сфере уголовного и административного судопроизводства, Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает одно из исключений из общего правила именно для судебных органов.

В соответствии с п. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи будет установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Очевидно, что указанные в п. 1 этой же статьи незаконные действия могут быть также совершены судьями и, следуя логике статьи, возникший вред будет возмещаться лишь при наличии приговора в отношении причинителя (судьи). Однако, учитывая особую значимость объекта посягательства в данном случае - личная свобода и неприкосновенность личности, законодатель установил исключение из такого правила. Поэтому в случае незаконного осуждения вред будет возмещен на основании объективных обстоятельств. Доказательством противоправности и основанием ответственности будут служить полная или частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

На наш взгляд, не стоит полностью отказываться от конструкции ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Вместе с тем желательно изменение п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации таким образом, чтобы им охватывались, во-первых, все случаи незаконного задержания, заключения под стражу и содержания под стражей (ст. 301 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Во-вторых, применение принудительных мер медицинского характера (ст. ст. 21 и 99 Уголовного кодекса Российской Федерации) явно затрагивает конституционное право на личную неприкосновенность. Поэтому исключение такого вида мер принуждения из списка установленных п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации неоправданно. Такое положение должно быть исправлено законодателем, а случаи незаконного применения принудительных мер медицинского характера включены в перечень противоправных действий, гражданско-правовая ответственность за которые наступает независимо от вины должностных лиц правоохранительных органов и суда.

Что касается положений гл. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, то она прямо отсылает нас к Гражданскому кодексу Российской Федерации, который, в свою очередь, в ст. 1070 уточняет, что вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается в порядке, установленном законом. Отдельного федерального закона, регламентирующего только порядок возмещения вреда, в нашей стране до сих пор нет.

Возмещение имущественного и морального вреда согласно ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации производится независимо от вины должностных лиц, что, по мнению Б.Т. Безлепкина и его сторонников, нетипично для наступления гражданско-правовой ответственности. Однако действующие законодательные акты Российской Федерации позволяют в этом усомниться.

Для наступления гражданско-правовой ответственности в рассматриваемом нами случае не имеет значения: причинен ли вред в результате виновных или безвиновных нарушений уголовно-процессуальных норм или действиями, совершенными в точном соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона, также не является определяющим, какова правовая природа возникшего деликтного отношения.

Итак, рассмотрев условия и порядок возмещения вреда по нормам данного специального деликта, можно сделать вывод о том, что применение п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в целом не вызывает сложностей у суда. Внесение отмеченных нами изменений действующее законодательство в большей мере послужило бы интересам государства, призванного защищать права граждан, а законодательное урегулирование порядка возмещения лишь упростило бы этот процесс.

В заключение необходимо отметить, что ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает и личную ответственность судьи за совершение незаконных действий, предусмотренных данным деликтом. В случае если его вина подтверждена вступившим в законную силу приговором суда, Российская Федерация, возместив вред, имеет право регресса к судье.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Общеизвестно, что от законного, обоснованного, мотивированного решения суда зависит как минимум отношение к правосудию в государстве и развитие гражданского общества в целом, а как максимум - судьба и жизнь гражданина. К сожалению, на практике нередки случаи проявления различного рода судебных ошибок. В связи с этим имеет смысл затронуть проблему такой разновидности ответственности суда, как гражданско-правовая, и получить ответы на ряд вопросов, и в частности - имеет ли гражданин право на судебную защиту от незаконных действий суда, в том числе путем возмещения причиненного вреда, и каковы механизмы реализации данного института.

В русском дореволюционном правоведении вопрос о гражданско-правовой ответственности "чинов судебного ведомства" обсуждался неоднократно. Многие юристы выступали за установление надежных гарантий защиты интересов пострадавших посредством введения исков к судьям, поскольку принцип государственного возмещения ущерба, нанесенного жертвам необоснованного уголовного преследования, не получил в России специального законодательного признания. Ответственность должностных лиц, в том числе судей, по искам граждан, потерпевших от их служебных действий, была введена еще Петром I, который позволил последним "в партикулярных обидах бить челом" на должностных лиц и "искать с них судом, где надлежит" . Таким образом, судьи, умышленно или неосмотрительно постановившие приговор о наказании невиновного, были обязаны возвратить его из ссылки за свой счет, заплатить ему за уголовное наказание от 100 до 600 рублей, а за исправительное от 10 до 60 рублей, возместить ему убытки, обеспечить в необходимом случае содержание ему и семейству <**>. Однако после смерти Петра этот порядок был отменен.

См.: Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: Генезис, сущность, тенденции развития: Дис. . докт. юрид. наук. М., 1995.
<**>Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. 1896. С. 565.

В современной России чрезвычайно сложно привлечь судью к ответственности (причем не только гражданской, но и дисциплинарной и уголовной), хотя в общественном сознании ошибки и профессиональная некомпетентность судейского корпуса стали привычной нормой жизни. Нынешнее законодательство, а именно Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" , Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" <**>и другие нормативные акты не предусматривают специальные нормы касательно данного института. Законодатель не определил своего отношения к понятиям "профессиональная ошибка", "судебная ошибка". Отсутствует ясность в вопросе о том, какие профессиональные ошибки влекут ответственность и кто должен быть ответчиком - государство или судьи. В этой связи уместно вспомнить положение п. 5.2 Европейской хартии о статусе судей, принятой Советом Европы, который предусматривает, что, когда ущерб явился результатом грубого нарушения судьей норм, регламентирующих его деятельность, государство может потребовать от него возмещение убытков в судебном порядке <***>. Требование наличия грубой ошибки, судебный характер возмещения ущерба представляет собой значительные гарантии избежания обхода процедуры. Дополнительную гарантию составляет предварительное согласие на принятие дела к производству компетентным судебным органом.

См.: Российская газета. N 170. 29.07.1992.
<**>См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 1.
<***>Бойцова Л.В. Журнал российского права. N 9 (сентябрь). 2001.

Гражданский кодекс РФ (далее - ГК) в ст. 1070 устанавливает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Причем ГК особо подчеркивает необходимость возмещения такого вреда в полном объеме (п. 1 ст. 1070 ГК), включая и необходимость возмещения морального вреда (ст. 1100 ГК).

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 5. Ст. 410.

По общему правилу, гражданско-правовая ответственность наступает при наличии следующих условий: наличие вреда, вины, противоправности, причинно-следственной связи. Но при этом можно выделить ряд особенностей гражданско-правовой ответственности суда:

  • гражданско-правовая ответственность возникает вне зависимости от вины;
  • "причинитель вреда" и субъект ответственности не совпадают, так как согласно ст. 1071 ГК от имени казны выступают финансовые органы (а именно Министерство финансов РФ), которые и являются ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного судом, причем, поскольку Министерство финансов в судах представляет казну России, в решениях судам следует указывать, что сумма возмещения взыскивается за счет казны, а не за счет имущества и денежных средств, переданных Министерству финансов РФ как федеральному органу исполнительной власти в оперативное управление;
  • в соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, причем под "осуществлением правосудия", по мнению Конституционного Суда РФ, следует понимать не все судопроизводство, а лишь ту его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению дела по существу.

На практике при применении положений ст. 1070 ГК возникает ряд вопросов, проблем, препятствий. Так, суды автоматически отклоняют иски граждан о возмещении государством ущерба, причиненного в результате незаконного наложения судом ареста на их счета в банке, незаконного взыскания государственной пошлины, продолжительных отсрочек рассмотрения их гражданских дел в суде и т.д. При этом суды ссылаются на то, что ч. 2 ст. 1070 ГК обусловливает ответственность судьи, а Уголовный кодекс РФ предусматривает в качестве оснований такой ответственности только очень серьезные заведомо умышленные нарушения. Часть 2 ст. 1070 ГК фактически лишает пострадавших возможности получить компенсацию и путем предъявления исков к судьям в общегражданском порядке. Тем самым не только серьезно ограничивается конституционный принцип ответственности государства (ст. 53 Конституции РФ), но и нарушается конституционный принцип доступа к средствам правовой защиты (ст. 46 Конституции РФ). Ни в одном современном демократическом государстве нет такого жесткого условия для привлечения государства к ответственности, как вынесение обвинительного приговора в отношении судьи. Часть 2 ст. 1070 ГК исключает возможность прямого действия ст. 53 Конституции РФ, общих положений ГК и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении соответствующих исков о возмещении вреда, причиненного в процессе гражданского судопроизводства.

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 20. Ст. 2143.

Или другой вопрос: подлежит ли перечень, закрепленный в п. 1 ст. 1070 ГК, расширительному толкованию? Например, возможно ли возместить моральный вред, причиненный незаконным задержанием? Исходя из смысла данной статьи, перечень случаев, при наступлении которых возникает ответственность суда, исчерпывающий. Это послужило основанием для обращения в Конституционный Суд РФ , который пришел к выводу, что в целях реализации конституционных норм граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого, тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения, а значит, вред подлежит возмещению в полном объеме.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О.

Или, например, только ли при установлении вины судьи приговором суда следует возмещать вред? Отвечая на данный вопрос, Конституционный Суд РФ указал , что в случаях противоправного поведения судьи, выразившегося в принятии им незаконного судебного акта по вопросам, не определяющим материально-правовое положение сторон, либо не выраженного в судебном акте, его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением, а значит, вред должен быть возмещен.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 43-О.

В то же время Конституционный Суд РФ в одном из своих решений, признав ст. 1070 ГК конституционной, определил границы действия ее положений : данная норма применима и в случае привлечения судьи к уголовной ответственности по ст. 305 ("Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта") или по ст. 293 ("Халатность") Уголовного кодекса РФ <**>, что, в свою очередь, должно служить дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П.
<**>См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954.

Все это лишь некоторые проблемы, возникающие при изучении данного института, однако существует еще много вопросов, в частности разработка и внедрение механизма страхования судей на предмет совершения судебных ошибок или же возможность привлечения к гражданско-правовой ответственности судей высших судов или теория регрессной ответственности судей перед государством и обществом в целом. Для полной ясности картины реализации и возможного дальнейшего развития института гражданско-правовой ответственности судейского корпуса необходимо обратиться к зарубежному опыту. Так, во Франции в соответствии с Кодексом судоустройства государство возмещает ущерб, причиненный в результате неправильной деятельности по осуществлению правосудия, однако эта ответственность наступает, когда судья или коллегиальный орган, деятельность которых обжаловал потерпевший, совершили грубую ошибку или отказали в правосудии. Ответственность судей за личную профессиональную ошибку регулируется законодательством о статусе магистратуры и особыми законами в отношении судей специальных судов. Согласно ст. 1 Органического закона 79-43 от 18 января 1979 года, внесшего изменения в статус судей, судья персонально ответственен за свои действия, но государство гарантирует возмещение ущерба, причиненного ошибками судей, сохраняя за собой право предъявления регрессного иска.

В Нидерландах возможно привлечение к гражданской ответственности только за отказ в доступе к правосудию. С тем чтобы избежать слишком детального воздействия на прецедентное право, судьи при разрешении исков сознательно руководствуются неконкретными критериями: оспариваемое решение по своему содержанию и способу вынесения должно быть столь явно неправомерным, что может рассматриваться как произвол, небрежность или правонарушение, заключающееся в использовании своих законных прав незаконным путем.

В Италии действует Закон 1988 г. "Об ответственности магистратов", однако ответственность ограничена жесткими условиями.

В Новой Зеландии запрещено предъявление иска к судье, за исключением случаев, когда он превысил юрисдикцию или действовал в отсутствие юрисдикции. Несмотря на наличие средств правовой защиты, они никогда не использовались в новозеландских судах в целях возмещения ущерба за незаконный арест.

Условием поддержания в обществе баланса частных и публичных интересов выступает прежде всего строгое и неуклонное соблюдение конституционных норм. Пока режим ответственности государства за акты представителей власти, в том числе и судебной, устанавливается лишь нормами Гражданского кодекса РФ (далее - ГК) и ограничен жесткими условиями, интересы граждан не будут защищаться в достаточной мере эффективно. В связи с вышеизложенным необходимо согласиться с предложением Л.В. Бойцовой о скорейшем законодательном закреплении данного института, например, в форме Федерального закона "Об ответственности за ущерб, причиненный гражданам неправомерными действиями (решениями) государственных органов и должностных лиц при исполнении служебных обязанностей в сфере правовой ответственности государства и судей" и определить тем самым пределы и условия гражданско-правовой ответственности государства и представителей судебной власти. Ну а пока для максимальной защиты сторон от неправомерных действий (бездействия) суда необходимо дополнить перечень наступления ответственности п. 1 ст. 1070 ГК словами "и иного, сходного по фактическому содержанию, действия", а также последнее предложение п. 2 ст. 1070 ГК дополнить словами "и иным судебным решением".

Бойцова Л.В. Там же.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Вы часто рассказываете изумительные истории о том, как суды принимают незаконные решения и их потом отменяют.

А несет ли судья ответственность за свое решение? И можно ли его оштрафовать?

Судья принимает решение на основании своего убеждения и не должен отвечать, если его мнение не сходится с вышестоящим судом. Поэтому по закону судью нельзя привлечь к ответственности за принятое решение.

Верховный суд добавляет: судью нельзя наказывать и за допущенную судебную ошибку, из-за которой был принят неправильный судебный акт, — п. 2 ВС от 14.04.2016 № 13. То есть даже если судья принял решение, противоречащее закону, его все равно не накажут.

Но судья ответит, если нарушил сам процесс принятия решения. В некоторых случаях за такие нарушения можно потребовать денежную компенсацию. При этом деньги надо требовать не с судьи и не с суда, в котором он работает, а с государства. Давайте рассмотрим все подробнее.

Уголовная ответственность судьи

Если судья знал, что принимает заведомо незаконное решение, то его могут привлечь к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ . За это положен штраф — до 300 000 рублей. Штраф выплачивается государству, а не пострадавшему. Еще могут привлечь к принудительным работам на срок до 4 лет или лишить свободы на тот же срок. Возбуждение уголовного дела на судью — это исключительный случай, решение об этом принимают председатель следственного комитета и специальный орган — Квалификационная коллегия судей.

Вот в 2018 году судья из Волгоградской области принял решение без проведения судебного заседания. Не вызывал в суд обвиняемого, его адвоката, прокурора, а просто составил фальшивый протокол, в котором указал, что заседание было и все участники процесса на нем присутствовали. Судью оштрафовали на 200 тысяч рублей. Правда, потом освободили от наказания по амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне.

Заявить о том, что судья принял заведомо незаконное решение, может любой потерпевший, то есть тот, чьи права это решение нарушило. Для этого достаточно написать письмо в любой правоохранительный орган, занимающийся борьбой с коррупцией: в следственный комитет, прокуратуру или ФСБ .

За заведомо ложный донос тоже предусмотрена уголовная ответственность по ст. 306 УК РФ .

Компенсация морального вреда

Если судья принял решение по уголовному делу, а его потом отменили, то несправедливо осужденный получит право на компенсацию неполученных доходов и морального вреда.

Заявление о такой компенсации можно подать в суд, прекративший уголовное дело, или в суд по месту жительства заявителя. Есть детальное разъяснение Верховного суда о получении компенсации.

Например, в 2017 году по решению суда москвича посадили под домашний арест: он не мог выходить из своего дома и пользоваться интернетом. Прошло 6 месяцев, и уголовное дело прекратили, признав мужчину невиновным. Он потребовал компенсировать 4 млн рублей морального вреда. Суд, правда, компенсировал только 50 тысяч.

За незаконный судебный вердикт можно также требовать компенсации в Европейском суде по правам человека. Как подать заявление о компенсации, подробно рассказано на сайте суда.

Потребовать компенсации в Европейском суде можно не только по уголовным делам. Например, одному гражданину РФ запретили в течение 5 лет выезжать за границу, потому что до увольнения у него был доступ к государственной тайне. Мужчина безуспешно пытался обжаловать отказ в российских судах, а потом обратился в Европейский суд и отсудил у государства 5 тысяч евро.

Замечание, выговор и увольнение судьи

Судья лично отвечает за нарушение правил рассмотрения дел. Еще он обязан соблюдать кодекс судейской этики. На мелкое нарушение никто не обратит внимания, но за существенный проступок судья может получить замечание, выговор и даже досрочное прекращение полномочий: ст. 12.1 закона о статусе судей.

Замечание — это самый легкий вид наказания. Если в течение года судья уже получал замечание или если за проступок замечания явно недостаточно, то выносят предупреждение.

Например, по правилам в ходе заседаний судья сначала должен предложить разрешить спор миром. Если он этого не сделает, вряд ли он получит замечание: это мелкое нарушение процесса. Все понимают, что оно почти наверняка не повлияет на исход дела. Но вот если судья не вызвал ответчика в суд, то он однозначно нарушил его права. Судье Советского районного суда Брянска в 2018 году за такой проступок вынесли замечание. Другой пример: судья Нижегородского районного суда получил предупреждение за частую отмену его определений о возврате исков.

А вот за то, что судья обращается к сторонам спора, используя нецензурную лексику, его могут и уволить — так случилось в 2018 году в Краснодаре. Еще одного судью уволили в 2017 году за то, что он не хотел передавать в вышестоящий суд жалобу на свое решение.

В сентябре 2019 года введут новое наказание для судей — понижение в квалификационном классе. Чем выше класс, тем более важную должность может занимать судья. Например, судья с 5 классом может быть председателем районного суда, а с 4 — возглавлять вышестоящий областной суд.

Кто принимает решение

Решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности принимает Квалификационная коллегия судей. Жаловаться надо в коллегию региона, где работает судья. Контакты нужной коллегии можно узнать на сайте Высшей квалификационной коллегии судей.

Жалобу составляют в свободной форме, но в ней должны быть указаны личные данные: фамилия, имя, отчество лица, подающего жалобу, его почтовый адрес, описание допущенного судьей нарушения, подпись и дата подачи. Анонимную жалобу не примут.

Если судья затягивает сроки

В России действует закон о компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства. Его применяют, когда судья слишком долго принимает решение или когда принятое им решение многократно отменялось и направлялось обратно на доработку.

Максимальный срок рассмотрения гражданского дела — 2 месяца. В арбитражном суде — 3 месяца. Но часто этот срок возобновляется из-за вступления в дело новых лиц или, наоборот, приостанавливается — например, из-за назначения экспертизы. Срок могут продлить в связи с особой сложностью дела. Поэтому обоснованность превышения сроков оценивают каждый раз индивидуально. Участник процесса, который сам же его и затягивал, теряет право на компенсацию.

К примеру, в ноябре 2015 года один предприниматель из Москвы попытался через суд вернуть свое полиграфическое оборудование. Дело было несложным, но арбитражный суд рассматривал его больше года. Все это время предприниматель не мог полноценно вести свой бизнес. В сентябре 2017 года истец выиграл дело, но на этом не остановился: в январе 2018 года он дополнительно взыскал с Министерства финансов 40 тысяч рублей за то, что суд долго рассматривал его иск.

Расписать все подробности судебного процесса в одном ответе невозможно. У нас есть целая серия статей, которые помогут вам в суде:

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Загрузка

Виктор Панин

Я Панин Виктор Иванович, житель г. Волгограда с 2015 г. по настоящее время доказываю что судьи Ворошиловского и Кировского районов г. Волгограда Рыков Д.Ю. 15.10.2015 г. , 3.12.2015 г. , в феврале 2016 г., а затем 12.03.2019 г. и Сорокина Л.В. 7.11.2016 г. и 13.05.2019 г. , при рассмотрении моих Исков к ПФР и Волгоградскому ВОАО "ХИМПРОМ", совершили в судах преступления, которые судьи апелляционной инстанции утвердили. На апелляции назначались одни и те же судьи и председательствующие Волгоградского областного суда, которые так же указывали что государство не продумало механизма перерасчёта пенсии по вредным условиям труда. До апелляции требовал привлечь к уголовной ответственности негодяев судей, а Органы СУ СК Р по области пишут мне уведомления что произведена фальсификация законных документов "ХИМПРОМ" , но мер к преступникам не принимает , полиция пишет Постановления о том , что совершены преступления, квалифицируемые ч.1 ст. 327 УК РФ, но яко бы срок давности истек, не применяя ч.2 ст. 327 УК РФ , а выдав мне на руки Постановление, предлагает подать в суд заявление на пересмотры незаконных судебных актов,. Однако те же преступники судьи принимают мои заявления и опять отказывают . Для них не существует Законов РФ, они предают свою присягу судьи, по сути став предателями РФ , под гербом которой они объявляют незаконные, уже Определения. И опять назначается из числа судей апелляции, председательствующий который и пишет , что государство не продумало механизма применения вредного труда для перерасчёта пенсии.
Теперь уже полиция Кировского района Волгограда и СУ СК Волгоградской области настолько заврались , что пишут на мои заявления, - "Прекращаем с Вами переписку!". Преступники судьи прикрыли преступные действия работника ПФР и работника "ХИМПРОМ", преступники руководители из следственных органов прикрыли судей, а заодно и совершённые преступления, теперь уже все прикрывают работников полиции, которые в течении 2019 г. устраивали волокиту, перед прокуратурой Кировского района отписывались постановлениями, которые она постоянно отменяла! Кто ответит за преступления органов власти и юстиции? Судебную систему в Волгограде необходимо мести хорошей метлой, потому что Председатели судов не реагируют на Заявления о преступлениях подчинённых судей!

Сазонов Всеволод

Непрекращающееся уже много лет реформирование российской судебной системы, к сожалению, не дает ожидаемых обществом результатов. Девиантное поведение судей, вынесение заведомо неправосудных решений, явная зависимость судейского корпуса от исполнительной власти, низкая профессиональная квалификация – эти наболевшие темы постоянно обсуждаются в СМИ. Более того, в России уже созданы и работают правозащитные организации по противодействию именно судебному произволу!

Каким образом и за какие деяния может быть привлечен к ответственности судья в Российской Федерации? Законодательством предусмотрена дисциплинарная, уголовная и процессуальная ответственность судей.

Дисциплинарная ответственность
Согласно ст. 12.1 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» дисциплинарное взыскание может быть выражено в форме замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи. Налагается взыскание за совершение при исполнении служебных обязанностей или во внеслужебной деятельности виновного действия (бездействия), в результате которого были нарушены положения вышеупомянутого Федерального закона и (или) Кодекса судейской этики, что повлекло за собой умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

Однако четкий перечень деяний, за которые может быть наложено дисциплинарное взыскание, отсутствует. Непонятно также, каким образом можно измерить «умаление авторитета судебной власти» и «ущерб репутации судьи».

В этом же законе указано, что решение о наложении на судью (за исключением судьи КС РФ) дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей. То есть судью можно привлечь к дисциплинарной ответственности лишь с согласия его же коллег – судей. Нетрудно догадаться, что корпоративная солидарность судей практически в 100% случаев не позволит вынести справедливое решение. И, как показывает практика, случаи применения в качестве наказания за серьезные проступки досрочного прекращения полномочий судьи крайне редки.

Жалобы на совершение судьей дисциплинарного проступка, поступившие от граждан в квалификационную коллегию судей, проверяются коллегией самостоятельно. Однако, как правило, коллегия, направляет эти сведения для проверки председателю соответствующего суда, а себя лишней работой не утруждает.

Уголовная ответственность
Порядок привлечения судей к уголовной ответственности установлен ст. 16 Закона о статусе судей и ст. 448 УПК РФ, согласно которым решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи (либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу) принимается только Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии, состоящей из трех судей вышестоящего суда, и с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего уровня. Или же – с согласия КС РФ в отношении судьи КС РФ.

За вынесение заведомо неправосудного судебного акта согласно ст. 305 УК РФ предусматривается наказание «штрафом в размере до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо лишением свободы на срок до 4 лет». Неправосудное решение, «связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет».

Однако, обратившись к статистике уголовных дел, мы увидим, что данная статья применяется крайне редко, оставаясь по сути декларативной.

Статья 305 УК РФ – не единственная, по которой возможно привлечение судьи к уголовной ответственности за преступления, совершаемые при отправлении правосудия. В данном случае можно насчитать около двух десятков составов: «Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий», «Получение взятки» и «Посредничество во взяточничестве», «Служебный подлог», «Халатность» и др. Однако на практике дела по привлечению судей к уголовной ответственности можно пересчитать по пальцам – они крайне редки и уникальны.

Например, нашумевшее дело 2007 г. о привлечении судьи Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила Александра Деменко к уголовной ответственности за «вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта». Судья принял решение о восстановлении в руководящих должностях лиц, не имеющих никакого отношения к Группе компаний «Оборонснабсбыт», и тем самым действовал в интересах рейдеров. Вынесенный по делу приговор практически беспрецедентен для российского правосудия: Деменко был приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Трудно найти в судебной практике последних лет аналогичное дело. И дело тут вовсе не в кристальной честности судейского корпуса.

Процессуальная ответственность
К сожалению, процессуальная ответственность судей при отправлении правосудия практически не имеет нормативного отражения и закрепления.

Согласно ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод, законных интересов граждан и иных субъектов. Однако суды достаточно часто допускают процессуальные нарушения, негативно отражающиеся на правах участников судебного разбирательства.

В случае если лицо, участвующее в деле, пропустит срок на подачу кассационной жалобы, то права на совершение данного процессуального действия у него не будет, исковое заявление, поданное с нарушением требований ГПК РФ, будет возвращено заявителю – так действуют процессуальные санкции.

Ответственность же судей в ГПК закреплена только в двух нормах: отвод судьи (ст. 16 ГПК РФ) и отмена решения (ст. 364 ГПК РФ). На самом деле существует гораздо больше виновных действий судей, за которые они, как правило, не несут никакой ответственности на сегодняшний день. От этих действий страдают граждане – стороны гражданского процесса – и несут реальные материальные убытки. Это такие действия (бездействие) судей, как незаконное наложение ареста на имущество и счета граждан, постоянное нарушение сроков судебного разбирательства (ставшее практически нормой для судов!), необоснованная задержка в высылке или вручении лицу процессуальных документов, которая приводит к пропуску сроков обжалования. По сути, все эти действия судей – нарушение конституционного права гражданина на справедливое судебное разбирательство. И те граждане, которые так или иначе сталкивались с правосудием, знают, что такого рода нарушения закона происходят практически во всех судах и не воспринимаются как нечто из ряда вон выходящее.

Вывод из вышесказанного сделать нетрудно. Действующим законодательством для судей установлены неоправданно завышенные гарантии неприкосновенности, создающие условия для безответственности и безнаказанности при низком профессионализме и высоком уровне коррумпированности судейского корпуса. Обращения граждан по поводу нарушения судьями закона – это стук в глухую стену, так как привлечение судьи к ответственности – прерогатива его руководства, с которым судья, как правило, находится в хороших отношениях.

Британская судебная система
Если говорить о настоящей независимости и власти судейского корпуса, то нужно посмотреть на судебную систему Великобритании. Независимость английских судей – это не полученная от законодателей привилегия, а результат компромисса между судьями и Парламентом, достигнутого еще в XVII–XVIII вв. Судьи высших судов (Судебный комитет палаты лордов, Апелляционный суд, Высокий суд, суд Короны) являются также и создателями права: вынося решение прецедентного значения, имеющее впоследствии силу нормативно-правового акта.

Данная модель сложилась исторически, начиная с принятия в 1701 г. «Акта о дальнейшем ограничении власти монарха и наилучшей охране прав и свобод подданных», который является одной из частей британской конституции – наряду с «Хабеас корпус актом» 1679 г. и Биллем о правах 1689 г.
До принятия Акта 1701 г. назначение и смещение судей согласно Биллю о правах происходило по воле монарха. Акт 1701 г. провозгласил несменяемость судей. Снятие с должности совершившего проступок судьи стало возможным лишь по решению обеих палат парламента. Тем не менее судьи могли быть смещены с должности после смерти правящего монарха. Закон 1720 г. закрепил невозможность такого смещения в течение первых шести месяцев после смены короля. А Закон 1761 г. постановил, что полномочия судей остаются в полной силе, несмотря на смену правящего монарха. Пожизненность судебных полномочий была ограничена только Актом о судейских пенсиях 1959 г., установившим их прекращение в возрасте 75 лет.

Обращение обеих палат к Короне с целью снятия с должности того или иного судьи инициируется ходатайством о проведении расследования. Процедура инициируется в Палате Общин и, набрав определенное количество голосов, переходит в Палату Лордов, где и происходит само слушание дела о снятии с судьи полномочий. Ходатайство может быть основано на заявлении ущемленного судьей лица, на докладе специальной судейской ревизионной комиссии или на расследовании члена парламента.

Основанием для снятия с должности обычно являются либо нарушение судьей морального принципа «безупречного поведения», либо грубые ошибки в отправлении им правосудия.

Смысл требования «безупречного поведения» раскрывается в ряде дел об освобождении судей от своих полномочий. Например, в 1805 г. судье Роберту Джонсону было предъявлено уголовное обвинение в клевете на высокопоставленных государственных лиц. Выяснилось, что он печатал про них оскорбительные грубые статьи, подписываясь несуществующим именем. В статьях чиновники характеризовались, как «окунувший свои грязные руки в фонтан правосудия» и «кормилец овец».

В деле сэра Джонаха Баррингтона от 1830 г. «небезупречность» судейского поведения проявлялась в распоряжении денежными средствами, поступающими в суд. И удивителен тот факт, что, начиная с 1700 г. в Великобритании, по некоторым данным, ни один судья помимо сэра Баррингтона не был уличен в коррупционной деятельности.

А в делах судьи Грэнтема (1906 и 1911 гг.) вопрос заключался в политической предвзятости в пользу консерваторов.

Таким образом, в Великобритании закреплен принцип, согласно которому с судьи снимаются полномочия только в случаях «измены принципам чести и правосудия», за исключением его некомпетентности по состоянию психического и физического здоровья.

В Великобритании никто не вправе указывать судье, какое решение тот должен принять. Судья имеет право консультироваться со своими коллегами, однако решение принимает исключительно исходя из внутреннего убеждения. Только апелляционный суд может изменить его решение.

Как в большинстве других стран, судья в Англии не имеет права заниматься политической деятельностью, иметь дополнительные доходы, за исключением гонораров за литературные труды. Впрочем, вопрос дополнительных доходов для английских судей не актуален, даже районный судья получает годовое жалованье, сопоставимое с зарплатой министра. А например, годовое жалованье лорда Верховного судьи составляет 239 845 фунтов стерлингов. Оклад премьер-министра Великобритании – 142 500 фунтов, а средний оклад британца – 25 000.

Немаловажно, что самой природой английской демократии предусмотрена ответственность судей перед гражданским обществом. Хотя данный вид ответственности не носит формального характера, она реально существует в виде обсуждения действий судей в прессе представителями общественных организаций и движений. Можно сказать, что это так называемый «суд общественности».

Подводя итоги, стоит резюмировать, что законодательство и правоприменительная практика в сфере ответственности судей в Российской Федерации требуют серьезной доработки или даже реформирования.

Хотя Россия взяла за основу европейскую модель правового демократического государства, во внимание не были приняты особенности исторического и культурного развития нашей страны. Поэтому та система сдержек и противовесов, которая исправно работает в Европе, ведет себя совсем иначе в российских условиях.

Даже в Советском Союзе должность судьи была выборная. Судья избирался на районном уровне, при этом за избирателями оставалось право отзыва судьи. И на данный момент представляется разумным возвращение к подобной практике. Необходимо упразднить бессрочность занимаемых судебных должностей и предоставить населению административно-территориальных образований право выбора судей.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: