Гражданско правовая ответственность органов государственной власти

Обновлено: 25.11.2022

1. Гражданско-правовая ответственность — это обеспеченное государственным принуждением возложение предусмотренных законом или договором лишений имущественного характера на лицо, совершившее неправомерное действие.

Применение мер ответственности есть применение санкции — возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения, применяемое к правонарушителю, понуждающее его к определенному поведению и явно для него нежелательное. Вместе с тем не всякая санкция есть мера ответственности. Так, удержание вещи, подлежащей передаче должнику ( ст. 359 ГК), есть санкция, но не ответственность. Принуждение к исполнению обязательства есть санкция, но не ответственность. Санкция — род, мера ответственности — вид.

Значение. Существование норм об ответственности и применение (угроза применения) этих норм призваны способствовать предупреждению неправомерного поведения, восстановлению положения, существовавшего до правонарушения. Кроме того, применение мер ответственности свидетельствует об осуждении неправомерного поведения; ответственность — гражданское наказание.

2. Ответственность в гражданском праве обладает специфическими чертами, которые, с одной стороны, позволяют отличать ее от иной правовой ответственности (административно-правовой, уголовно-правовой и т.д.). С другой стороны, благодаря указанию этих черт становится возможным отграничить меры ответственности от других гражданско-правовых санкций.

К таким специфическим чертам относятся следующие.

1. Это всегда имущественная ответственность.

В гражданском праве недопустимо воздействие на личность правонарушителя (лишение свободы, задержание и т.п.). Меры ответственности в гражданском праве всегда затрагивают имущественную сферу правонарушителя. Их применение предполагает возложение дополнительного имущественного обременения (обязанности) либо лишение имущественного права.

2. Как и любая правовая ответственность, она обеспечивается принуждением. Но если чаще всего ответственность немыслима без принуждения, то в гражданском праве в одних случаях к правонарушителю применяются меры принуждения (например, по решению суда взыскивается неустойка), а в других случаях существует лишь угроза применения таких мер. Правонарушитель может и добровольно возложить на себя какие-либо лишения (например, возместить убытки, причиненные нарушением обязательства).

3. Гражданское право основывается на необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав ( п. 1 ст. 1 ГК). Меры ответственности направлены на возмещение затрат (потерь) потерпевшего. Таким образом, меры ответственности в гражданском праве характеризуются компенсационной (восстановительной) функцией. Но не во всех случаях происходит именно компенсация — восстановление положения, существовавшего до правонарушения, бывает ограниченная ответственность (об этом далее).

Кроме того, необходимо учитывать, что главной функцией любой правовой ответственности является штрафная. Она (ответственность) направлена на то, чтобы обеспечить предупреждение (превенцию) новых правонарушений. Большинство гражданско-правовых мер ответственности органически сочетают штрафную и компенсационную (восстановительную) функции. К ним относятся возмещение правонарушителем убытков, уплата многих неустоек и т.д.

При таком подходе меры гражданско-правовой ответственности предстают как одновременно (и «на равных») сочетающие в себе направленность на восстановление положения, существовавшего до правонарушения (компенсационная функция), и на превенцию правонарушений (штрафная функция). И кроме того, наличие штрафной функции означает, что такие меры представляют собой меры наказания.

4. Ответственность в гражданском праве — это ответственность участников правоотношения друг перед другом (должника перед кредитором, причинителя вреда перед потерпевшим). Строится она на началах юридического равенства: нет власти и подчинения; каждый участник правоотношения отвечает за допущенное им правонарушение перед другим участником.

Ответственность участников гражданского правоотношения перед государством (публично-правовая ответственность) возможна лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом (например, ст. 169 ГК).

В большинстве других отраслей права, напротив, ответственность перед государством является общим правилом.

5. Правовая ответственность всегда нормативно обоснована. Законом предусматриваются юридические факты, порождающие охранительное правоотношение, формы и способы защиты субъективных прав и т.д.

В гражданском праве в установлении и применении мер ответственности в какой-то мере действует принцип диспозитивности. Например, можно установить неустойку за неисполнение обязательства; если закон не запрещает, то размер неустойки, установленной законом, может быть увеличен по соглашению сторон, потерпевший по своему усмотрению может требовать или не требовать от правонарушителя возмещения вреда и т.д. Однако охранительные нормы гражданского права дают меньше простора диспозитивности, нежели нормы регулятивные. Так, способы защиты гражданских прав предусматриваются только законом ( ст. 12 ГК), как и формы защиты ( ст. ст. 11 , 14 ГК).

Недопустимо заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ( п. 4 ст. 401 ГК).

6. В гражданском праве к ответственности привлекаются не только граждане (физические лица), но и организации (юридические лица), а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

7. В гражданском праве вина правонарушителя предполагается. Поэтому бремя доказывания отсутствия вины лежит на правонарушителе.

В некоторых случаях закон предусматривает наступление ответственности и без вины правонарушителя, а также ответственности за чужую вину.

Как и всякая другая правовая ответственность, гражданско-правовая ответственность характеризуется тем, что она представляет собой негативную реакцию государства на правонарушение; поведение правонарушителя осуждается.

3. Гражданско-правовая ответственность реализуется в рамках охранительных правоотношений.

Основаниями возникновения таких правоотношений являются правонарушения.

Субъектами охранительного правоотношения являются кредитор и должник, потерпевший и причинитель вреда.

Кредитор и потерпевший имеют права требования (они управомоченные лица). Должник и причинитель вреда — лица, несущие обязанности, они привлекаются к ответственности.

Управомоченным лицом в охранительном правоотношении может быть любой субъект гражданского права: физические лица, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

В составе правосубъектности принято выделять такой элемент, как деликтоспособность, т.е. способность нести ответственность за совершенное гражданское правонарушение. Все субъекты гражданского права, за исключением физических лиц, всегда деликтоспособны, т.е. в случае совершения правонарушения могут быть привлечены к ответственности. Граждане же становятся деликтоспособными с достижением 14-летнего возраста. Они несут имущественную ответственность по сделкам; на общих основаниях отвечают за причиненный вред (соответственно п. 3 ст. 26 и п. 1 ст. 1074 ГК). Однако в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет имущества, достаточного для возмещения вреда, то вред полностью или в недостающей части возмещают законные представители несовершеннолетнего, если они не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 2 ст. 1074 ГК). Такая дополнительная ответственность именуется субсидиарной.

Лица, не достигшие 14 лет, неделиктоспособны. За их действия-правонарушения отвечают их законные представители, если не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 3 ст. 28 , ст. 1073 ГК). Неделиктоспособными являются также граждане, признанные недееспособными. Вред, причиненный такими гражданами, возмещается их опекунами или организациями, обязанными осуществлять за такими гражданами надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 1 ст. 1076 ГК).

Неделиктоспособным является также гражданин, хотя и дееспособный, однако совершивший правонарушение в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими.

Гражданин, ограниченный в дееспособности, деликтоспособен: он несет ответственность по сделкам и за причиненный вред ( п. 1 ст. 30 ГК).

Содержанием охранительного правоотношения является право кредитора, потерпевшего требовать от должника, причинителя вреда восстановления нарушенного права и соответствующая обязанность должника, причинителя вреда.

Правоотношение является имущественным, относительным, простым по структуре содержания (односторонне обязывающим).


В статье рассматриваются особенности гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами и их должностными лицами, в различных сферах государственной деятельности.

Ключевые слова: вред, гражданско-правовая ответственность, государственные органы, должностное лицо, деликтивная ответственность.

В настоящее время вопросы, связанные с гражданско-правовой ответственностью, являются одними из наиболее востребованных в области гражданского права. Среди внедоговорной ответственности законодателем выделены специальные деликты, одним из которых является ответственность за вред, причиненных государственными органами и их должностными лицами. Реализуя возложенные на них функции, государственные органы и их должностные лица могут причинить физический и моральный вред гражданам, а также имущественный вред юридическим лицам, что вызывает гражданско-правовую ответственность и необходимость возмещения такого вреда [5, с. 90–97].

Ответственность за такой вред, относится к числу специальных случаев деликтной ответственности и регулируется нормами ст. 1069 ГК РФ [2]. Стоит отметить, что указанная статья сформулирована с учетом требований ст. 33 и ст. 53 Конституции РФ, а также ст. 16 ГК РФ [1]. То есть ранее действовавшая норма (п. 1 ст. 127 Основ Гражданского законодательства) предусматривала ответственность за вред, причиненный только противоправными действиями государственных органов и их должностных лиц.

Для наступления ответственности в соответствии со ст. 1069 ГК РФ должностное лицо должно причинить вред только при исполнении своих обязанностей, то есть за счет казны подлежит возмещению вред, причиненный должностным лицом при осуществлении деятельности, входящей в круг его должностных полномочий.

Специфика исследуемых правоотношений состоит в том, что к ним применяются одновременно и общие условия деликтной ответственности, и специальные условия, которые установлены законом. Ответственность всегда наступает за правонарушение, состав которого и дает основание для применения ответственности.

Следует отметить, что деликтные обязательства из причинения вреда в гражданском праве имеют четко определенные функции: компенсационную, карательную и предупредительную. Указанные функции представляют собой основные формы воздействия норм о деликтных обязательствах на общественные отношения. Основной, признается компенсационная функция, поскольку обязательства из причинения вреда предполагают полное восстановление как нарушенной имущественной, так и личной сферы потерпевшего. Что же касается карательной функции, то в действующем гражданском законодательстве она постепенно отходит на второй план и утрачивает свое значение, при этом сфера безвиновной ответственности постепенно расширяется.

Из смысла ст. 1069 ГК РФ следует, что за исключением вреда, который является основанием возникновения деликтного обязательства, существуют и другие условия возникновения ответственности за возмещение вреда имущественным, либо неимущественным правам: таковыми выступают причинно-следственная связь между поведением причинителя вреда и возникшим вредом, а также вина причинителя, которая презюмируется в гражданском законодательстве. Перечисленные условия признаются общими, так как их наличие необходимо во всех случаях, если иное не установлено законом. По общему правилу, следующему из п. 2 ст. 1064 ГК РФ [2], вред подлежит возмещению при наличии вины причинителя. В числе специальных условий деликтной ответственности следует назвать правовой статус причинителя вреда и характер его деятельности.

Охарактеризуем указанные условия. Первое и основное условие возмещения вреда, причиненного государственными органами и их должностными лицами, — это само наличие причиненного вреда, т. е. если вред не наступил, следовательно, и нечего возмещать. Вред по общепризнанной классификации может быть материальным и моральным. Вред может наступить в результате действия или бездействия государственных органов или их должностных лиц, при этом они должны носить противоправный характер и нарушать субъективное право потерпевшего лица. Противоправные действие и бездействие отличаются друг от друга следующим: действие будет считаться противоправным в случае, если оно нарушает запрет; а бездействие — если должностным лицом добровольно не исполняется обязанность, предусмотренная нормой права. В рамках рассматриваемых правоотношений результатом действия или бездействия должен быть единый результат — причинение вреда потерпевшему [6, с.86–88].

Установление причинной связи между противоправным поведением и наступившим вредом является довольно сложным процессом, осуществляемым судебными органами. Установление причинной связи производится посредством определения времени наступления вреда, это должно быть время после неправомерного поведения, а также установления зависимости неправомерного поведения и наступившего вреда, т. е. того, что неправомерные действия породили наступивший вред. Исследователи указывают на сложность установления причинной связи, вызванную самой структурой построения органов государственной власти, вред при этом может явиться результатом противоправного поведения нескольких государственных органов или должностных лиц [7, с. 88–90].

Таким образом, для привлечения к гражданско-правовой ответственности государственных органов и их должностных лиц необходимо наличие состава правонарушения. Отсутствие одного из вышеназванных элементов состава правонарушения влечет за собой отказ суда в удовлетворении требования о возмещении вреда.

К специальным условиям наступления гражданско-правовой ответственности за вред наряду с иными специальными условиями (незаконный отказ в регистрации прав, бездействие судебных приставов-исполнителей и др.) также отнесены действия государственных органов и их должностных лиц, выраженные в форме акта власти, имеющего, как правило, характер предписания. Судебные органы обращают внимание на то, что акт, подлежащий обязательному исполнению, должен совершаться должностным лицом, а не любым работником соответствующего государственного органа [8, с. 240–243].

Также немаловажным моментом при рассмотрении особенностей гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами и их должностными лицами является вопрос установления надлежащего ответчика по судебным искам в порядке ст. 1069 ГК РФ. Обратимся к одному из судебных постановлений, согласно которому должник в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов либо их должностных лиц — это непосредственно публично-правовое образование, но никак не его органы или же должностные лица [3]. Иными словами, в процессе возмещения вреда по основаниям, предусмотренным в ст. 1069 ГК РФ, ответчиком будет являться главный распорядитель средств соответствующего бюджета, представленный от публично-правового образования.

На основании вышеизложенного, особенности гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, заключаются в следующем:

− вред причинен физическому или юридическому лицу в результате противоправного деяния причинителя вреда;

− учитываются противоправные деяния не любого работника государственных органов и органов местного самоуправления, а только должностных лиц;

− вред причинен государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами в сфере властно-административных отношений;

− вред подлежит возмещению, только в том случае, если причинен должностным лицом при осуществлении деятельности, входящей в круг его должностных полномочий;

− причинно-следственная связь между поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

− вина причинителя вреда [4, с. 310–315].

Подводя итог вышеизложенному, в заключение необходимо сказать о том, что:

  1. Сегодня суды крайне неохотно принимают решения о возмещении упущенной выгоды, мотивируя это слабой доказательственной базой, представляемой потерпевшими. Полагаем, что в целях усиления правовой защиты потерпевших, исходя из того, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а незаконное лишение свободы является наряду с причинением вреда жизни и здоровью являются одними из самых серьезных правонарушений, было бы правомерным предусмотреть в ст. 1069, п. 1 ст. 1070 ГК РФ выплату компенсации потерпевшему сверх причинения вреда. Внесение данных изменений позволит усовершенствовать механизм правоприменения института возмещения вреда, причиненного органами государственной власти и местного самоуправления;
  2. Одна из новелл гражданского законодательства (ст. 16.1 ГК РФ) связана с установлением норм о возмещении вреда, который был причинен законными действиями государственных органов, органов местного самоуправления и должностными лицами. Данной нормой предусматривается новое направление деликтных обязательств, что объясняется возможностью компенсации ущерба как личности, так и имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, если этот вред был нанесен правомерными действиями органов публичной власти, а также их должностными лицами. Данное положение об обязательстве возместить вред распространяется и на других лиц, если государством делегированы им властные полномочия. Однако ГК РФ не содержит четкого перечня и понятия субъектов, вред, причиненный которыми подлежит в соответствии с указанной статьей компенсации, в связи с этим, во избежание возникновения коллизий в судебной практике, ст. 16.1 нуждается в дополнении.
  1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон от 26.01.1996 № 1 4-ФЗ//Собр. законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  3. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 апреля 2017 г. № Ф01–1560 / 17 по делу № А17–2501/2016 // СПС Консультант.
  4. Андреев Ю. Н. Ответственность государства за причинение вреда: цивилистические аспекты. — СПб. Юридический центр «Пресс», 2013. — 472 с.
  5. Бабаков В. А. Участие государства в гражданских правоотношениях // Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки. — 2015. — Том 157, кн. 6. — С. 90–97.
  6. Бочаров А. Н. Соотношение компенсации морального вреда и компенсации ущерба, причиненного правомерными действиями: общетеоретические вопросы // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2018. — № 8 (99). — С. 86–88.
  7. Голубцова Ю. А. Соотношение вины и противоправного поведения в гражданском праве // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 5: Юриспруд, 2015. — № 2 (27). — С. 88–95.
  8. Пальчикова С. И., Саркисян С. М. Ответственность государства за причинение вреда // Сборник статей и тезисов докладов II региональной научно-практической конференции, посвященной Дню Конституции Российской Федерации. — 2017. — С. 238–245.

Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, вред, гражданско-правовая ответственность, орган, должностное лицо, лицо, местное самоуправление, возмещение вреда, причинение вреда, гражданское законодательство.


Понятие «государство», как явления цивилизованного, исторического, развивающегося, возникает вследствие необходимости регулирования отношений между людьми.

С далеких времен и по сей день, население недовольно работой чиновников, это отметил В.К. Плеве в докладной записке «О прошлом и настоящем русской администрации», написанной Э. Берендтсом в 1904 г. министру внутренних дел [6]. Малограмотность граждан лишь способствует безответственности должностных лиц, потому как, именно это дает возможность чиновникам трактовать нормативно-правовые акты, подчиняя личным интересам.

Основываясь на ст. 53 Конституции Российской Федерации [1], каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями/бездействием органов государственной власти или их должностными лицами.

Руководствуясь ст. 45 ч. 1 Конституции РФ: каждому человеку и гражданину гарантируется защита его прав и свобод. Таким образом, гражданин, считающий, что ответственным должностным лицом было допущено какое-либо нарушение, он вправе обратиться с соответствующим заявлением в прокуратуру. При этом, обращение должно быть произведено именно в район, в котором находится место исполнения обязанностей чиновника, поскольку это и будет являться местом совершения правонарушения [8].

Впервые, ответственность высших властных чинов по искам граждан, пострадавших от их действий либо бездействия, была введена еще при правлении Петра I. Пострадавшим позволялось «в партикулярных обидах бить челом» на должностных лиц и «искать с них судом, где надлежит» [7]. В последующем, правовая ответственность государства, начиная с первой половины XIX века, исследовалась в трудах научных деятелей, но, к сожалению, этот вопрос и в наше время не нашел своего решения в рамках права.

Теория гражданско-правовой ответственности государства берет свое начало в работах научных деятелей, исследующих [5]:

 общие проблемы гражданской правосубъектности государства (С.Н. Братусь, М.И. Брагинский, А.В. Венедиктов. П.П. Виткявичюс и др.);

 ответственность государства за причинение вреда (О.А. Красавчиков, А.П. Кун, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев, А.Л. Маковский, В.Т. Нор и др.).

Невозможно не отметить вклад в разработку теории ответственности государства таких юристов, как А. Книрим, М.В. Гессен, Б.А. Кистяковский, В. Гаген.

В большей или меньшей степени вопросы деликтоспособности государства и гражданской правосубъектности затрагиваются в работах современных исследователей: А.П. Гринкевича, О.Г. Бартковой, В.Г. Голубцова, Л.В. Бойцовой, А. Головизнина.

Безусловно, правонарушение — это юридический факт, неразрывно связанный с охранительным правоотношением, при котором к ответственному лицу применяются определенные меры пресечения, ответственности. Именно ответственность — одна из основных юридических категорий, широко используемых в правоприменительной практике. В свою очередь, гражданско-правовая ответственность — это своего рода реакция на правонарушение, то есть, как правило, виновное действие либо бездействие субъекта, противоречащее установленному правопорядку и нарушающее субъективные права других участников гражданских правоотношений.

Проблема гражданско-правовой ответственности государства, в сущности, тесно связана с определением его статуса как участника гражданско-правовых отношений. Без всякого сомнения, действующее гражданское законодательство исходит из принципа множественности субъектов, имеющих статус «государства». К ним отнесены [3. ст.124] Российская Федерация и ее субъекты (составляющие вместе с муниципальными образованиями категорию «публично-правовых образований»). Каждый из этих публично-правовых субъектов является самостоятельным собственником своего имущества [3. ст. 212, 214, 215]. В связи с этим, несомненно, исключается и его имущественная ответственность по обязательствам других публично-правовых образований [3. ст.126]. Данное положение предопределяет как необходимость участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях, так и выступление в них на равных началах с другими, частными собственниками — гражданами и юридическими лицами, являющимися обычными субъектами гражданского права. Данное равенство также составляет один из основополагающих частноправовых принципов, которые определяют гражданско-правовой статус государства, а также других публично-правовых образований в российском правопорядке. Участвуя в гражданских правоотношениях, государство, в сущности, остается публично-правовым образованием с присущими ему властными полномочиями, деятельность которого направлена на достижение публичных целей. Это в определенной мере подтверждается позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, который в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 производит анализ имущественной ответственности государства, в том числе иных публично-правовых образований и органов власти. Используя формулировку «ответственность публично-правового образования» и подтверждая тем самым, что даже в частноправовых отношениях, сопровождающихся причинением вреда, государство остается публичным по своей природе субъектом права [9].

Правила возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий/бездействия органов государственной власти, местного самоуправления либо должностными лицами этих органов, в частности издания ненормативных актов этих органов, не соответствующих законодательству РФ, закреплены в ст.16, 1069 ГК РФ. Данные правовые нормы, по отношению к ст.1064 ГК РФ, выступают в качестве специальных и имеют общий характер для деликтных обязательств. В свою очередь, для наступления деликтной ответственности, необходимо установить факт наличия состава гражданского правонарушения, что является наиболее сложным условием. Ненормативные акты, принятые органами власти и местного самоуправления, в основном, принимаются по организационно-распорядительным вопросам, и носят индивидуально-разовый, определенный характер.

Вообще, принцип возмещения вреда в результате противоправных действий основан на понятии «Генеральный деликт» при котором причинение вреда другому лицу считается противоправным а лицо, совершившее правонарушение виновным до тех пор, пока не будет доказано обратного. Лицо, причинившее вред, обязано его возместить, если не докажет, что было управомочено на его причинение.

Что касается ненормативных актов, здесь действует следующий принцип: каждое действие/бездействие органов государственной власти и местного самоуправления основано на законе и вред, причиненный их должностными лицами, правомерен, следовательно, возмещению не подлежит, конечно, за исключением случаев, когда доказано обратное. Поэтому, заявить о возмещении вреда возможно только лишь признав незаконным акт, вынесенный органами государственной власти и местного самоуправления.

В результате проведенного исследования были сделаны следующие выводы.

Под актом власти, причиняющим вред частным лицам, следует понимать фактические действия должностных лиц. Это, так называемые действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей, индивидуальные правовые предписания, нормативные правовые акты. Вред должен быть причинен должностным лицом, которое обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей. Но субъектом ответственности выступает именно государство, а не должностное лицо. Такое положение вытекает из публично-правовой сути отношений, возникающих между государством и должностным лицом.

Однако, обязательства вследствие причинения вреда органами публичной власти — это особая разновидность деликтных обязательств, по субъектному составу.

Нормативно-правовые акты, содержащие положения о гражданско-правовой ответственности, прогрессирует. Это связано с развитием общества, с появлением новых взаимоотношений: между гражданами, юридическими лицами и публичной властью. И, к сожалению, здесь, законодательство не успевает за развитием правоотношений в обществе. В частности, ст.1070 ГК РФ предусматривает возможность возмещения вреда гражданину за счет соответствующей казны, в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, практически реализовать указанное выше, крайне затруднительно.

Гражданским кодексом РФ установлено право на компенсацию морального вреда (ст.151, 1099-1101 ГК РФ), вместе с тем, и здесь существует ряд проблем. Стоит отметить, что размер компенсации определяется судом и зависит от степени вины и характера физических и нравственных страданий потерпевшего следующих критериев:

Получается, возникает потребность в законодательном закреплении четких критериев определения размера компенсации морального вреда [10.]. В то же время, многие юристы, а также представители органов публичной власти, обращают особое внимание на необходимость повысить ответственность должностных лиц за проступки.

Далее стоит отметить, что деятельность органов государственной власти и местного самоуправления направлена на решение организационных и хозяйственных вопросов, основная их функция — это административное управление. Следовательно, возмещение вреда при осуществлении организационной, хозяйственной, технической деятельности, происходит в соответствии со ст. 1068 ГК. В случае же осуществления деятельности в области административно правового управления, необходимо руководствоваться ст.1069 ГК РФ.

Иными словами, статья 1069 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами. В данном случае на поверхность всплывают две проблемы: определение статуса государства как участника гражданско-правовых отношений и отсутствие в законодательстве единого понятия должностного лица.

Таким образом, можно прийти к выводу, что на сегодняшний день, существует необходимость совершенствования законодательства в области гражданско-правового регулирования вопросов, касающихся возмещения вреда, причиненного действиями/бездействием органов власти и местного самоуправления. В противном случае, отсутствие каких-либо изменений действующего законодательства по выявленным проблемам приведет к фактическому нивелированию декларированной законодательно персональной административной ответственности должностных лиц.

Основные термины (генерируются автоматически): местное самоуправление, ГК РФ, государственная власть, лицо, должностное лицо, причинение вреда, бездействие органов, действие, публичная власть, Российская Федерация.


В статье проанализированы особенности гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов и их должностными лицами, обосновывается вывод о том, что вина не является обязательным условием наступления гражданско-правовой ответственности, а оказывает влияние лишь на определение размера возмещения вреда.

Ключевые слова: вина, вред, возмещение вреда, гражданско-правовая ответственность, деликт, деликтная ответственность, компенсация вреда, моральный вред, органы государственной власти, противоправное деяние, правомерное деяние, ущерб, упущенная выгода, условия наступления гражданско-правовой ответственности.

The article analyzes the features of civil liability for harm caused by illegal actions of state bodies and their officials, substantiates the conclusion that guilt is not a prerequisite for the onset of civil liability, but only affects the determination of the amount of compensation for harm.

Keywords: guilt, harm, compensation for harm, civil liability, tort, tort liability, compensation for harm, moral harm, public authorities, unlawful act, lawful act, damage, lost profits, conditions for the onset of civil liability.

Государство и государственная власть любой страны стремиться к достижению правопорядка на своей территории. В тоже время, реалии жизни позволяют сказать, что государство не может гарантировать абсолютную правомерность действий своих органов и должностных лиц, на которых возложено исполнение государственных полномочий. В свете этого, государство стремиться к снижению указанного уровня нарушений, для поддержания необходимого уровня социальной справедливости. Одним из способов достижения данной цели является механизм защиты прав граждан и юридических лиц от вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и должностных лиц.

Как показывает практика, на сегодняшний момент для восстановления нарушенных прав весьма эффективен механизм привлечения государственных органов и должностных лиц к гражданско-правовой ответственности.

Правовым основанием привлечения государственных органов и должностных лиц к гражданско-правовой ответственности служат положения Гражданского кодекса РФ. Так, в ст. 1069 ГК РФ указаны общие основания деликтной ответственности органов государственной власти. Для привлечения публично-правового органа или должностного лица к ответственности необходимо наличие следующих условий:

− противоправность действий государственного органа или должностного лица;

− наличие причинно-следственной связи между противоправным действием и наступившим вредом;

− вина государственного органа или должностного лица.

Стоит отметить, что в ГК РФ вина и причинно-следственная связь в отношении государственного органа или должностного лица презюмирована.

Рассматривая состав вреда, который могут причинить своими действиями или бездействием органы госвласти и их должностные лица, необходимо ответить, что сюда включается:

− прямой ущерб: уничтожение или повреждение имущества;

− утрата или снижение трудоспособности потерпевшего;

− иные убытки (к ним следует относить траты на уход, оплата санаторно-курортного лечения, изготовление протезов, покупка специальных реабилитационных устройств и т. п.);

− компенсация физических и нравственных страданий.

Как справедливо отметил А. А. Рудат: «Вред — это не только утрата или уменьшение того, что есть, но и неприятие того, что может перерасти в собственность, духовно обогатить человека, повысить его общий образовательный и профессиональный уровень. Неудобное состояние человека, вызванное физическими или психическими страданиями, также является вредом, называемым моральным вредом» [2].

Стоит отметить, что возмещение вреда, возникшего вследствие гражданско-правового нарушения, порождает массу проблем, и это связано в первую очередь с компенсационным характером гражданско-правовой ответственности. В научном сообществе ведутся оживленные дискуссии по поводу условий наступления гражданско-правовой ответственности. Дополнительные импульсы к данному обсуждению дают судебные органы, которые неоднозначно толкуют указанный вопрос. Думается, что еще одним мотивом возникающих проблем являются существенные отличия гражданско-правовой ответственности от иных видов ответственности. В первую очередь, что связано с основной целью гражданско-правовой ответственности — наиполнейшее восстановление нарушенного права.

Гражданско-правовая ответственность государства за причинение вреда органами власти и должностными лицами, вне зависимости от наличия вины, является важнейшей основой компенсационного законодательства.

При рассмотрении дела в суде, если выясняется, что акт органа власти неправомерен и причиняет вред, суд не выясняет вопрос вины и не исследует вопрос невиновности государственного органа или должностного лица. Таким образом, указанная в ст. 1070 ГК РФ ответственность наступает независимо от наличия и формы вины. На первый план здесь выходит вопрос противоправности деяния и последующий вред, в тоже время процесс доказывания правомерности властного акта приобретает все более казуистичные формы.

При мотивировке судебных актов суды используют такие категории как «исполнение служебных обязанностей», «превышение служебных обязанностей», «злоупотребление служебными полномочиями». В данных категориях отражаются сложности квалификации действий властных органов и должностных лиц. Важное значение здесь имеет и формальный подход, призванный упростить и классифицировать возникающие неочевидные ситуации. В тоже время, в позициях Конституционного Суда РФ данное стремление не находит поддержки. В качестве примера можно привести Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 1049-О. Из него следует, что при решении вопроса о наличии основания для возмещения вреда, причиненного гражданину применением принудительных мер для обеспечения производства по административному делу, суд должен оценить законность действий (бездействия) государственного органа или должностного лица. не только с точки зрения соблюдения пределов, предусмотренных им законом (то есть формально определенными) полномочиями, но и с точки зрения обоснованности таких действий, т. е. их соответствия конституционным требованиям справедливости, соразмерности и правовое обеспечение [3].

Кроме того, суды должны оценить законность действий не только должностного лица, которое непосредственно применило, в частности, меры принуждения в отношении потерпевшего, но и других должностных лиц, деятельность которых привела к применению этой меры. Кроме того, суд должен убедиться, что временная мера, выбранная для правонарушителя в конкретной ситуации, была единственно возможной.

Эта позиция заслуживает безоговорочного признания и может повлиять на эффективность защиты прав потерпевших от незаконного использования «промежуточных» принудительных мер на формальных основаниях, понимаемых необоснованно узко.

При правильном применении формального подхода к оценке противоправности мер принуждения защита прав потерпевшего также может показаться эффективной.

В целом анализ действующего законодательства показывает, что вина не является безусловным и обязательным условием наступления гражданской ответственности. Вина является условием ответственности только в том случае, если это конкретно указано в законе, а не наоборот. Например, п. 9 ст. 8.1 ГК РФ указывает на наличие вины как необходимое условие наступления ответственности. Аналогичные правила содержатся в п. 7 ст. 51 ГК РФ, п. 1 ст. 53.1 ГК РФ, п. 3 ст. 230 ГК РФ, ст. 1073 ГК РФ, п. 2 ст. 1074 ГК РФ, ст. 1076 ГК РФ и др.

Изучение ст.ст. 1068–1070, п. 1 ст. 1074, ст. 1077, 1079 и т. д. показывает, что ответственность по рассматриваемому вопросу возникает без вины. Таким образом, отсутствие особого указания на вину в законе приводит к тому, что ответственность должна наступать без вины.

Логика таких рассуждений нарушается правилом, установленным в ст. 401 ГК РФ, которая допускает возможность ответственности только при наличии вины. Исходя из этого, совокупное толкование вышеуказанных норм показывает, что как в случае, когда специальная норма предусматривает ответственность за вину, так и в случае, когда специальная норма не предусматривает ответственность за вину, вина является общим условием ответственности [1]. Но логика законодателя в этом случае нарушается, так как возникает вопрос: если ответственность наступает только за вину, почему законодатель вновь подчеркивает наличие вины в определенных специальных составах? Думается, что ответ заключается в приоритете специальных правил над общим правилом, установленным в ст. 401 ГК РФ. Несомненно, что в случае коллизии между общим и специальным правилом применяется специальное правило.

Возвращаясь к анализу п. 2 ст. 1064 ГК РФ, следует подчеркнуть, что буквальное толкование формулировки, предложенной законодателем, показывает, что авторы закона не говорят об освобождении от ответственности в связи с отсутствие вины, но указывают на возможность освобождения от обязанности возмещения вреда. Здесь следует отметить, что гражданская ответственность и возмещение вреда рассматриваются как разные понятия, где возмещение вреда является одной из составных частей ответственности, которая, в отличие от ответственности, выполняет только две функции, основная из которых компенсационная. Основная цель возмещения ущерба — восполнить и восстановить все, что было потеряно.

Таким образом, становится очевидной точка зрения, согласно которой наличие вины не является необходимым условием гражданской ответственности, однако является фактором, влияющим на определение размера возмещения вреда (вплоть до отказа в возмещении). Этот вывод подтверждается анализом ряда статей Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, ст. 151 ГК РФ предусматривает необходимость учета степени вины причинителя вреда при определении размера компенсации морального вреда. Статья 404, п. 2 ст. 1081 и ст. 1083 ГК РФ связывают размер компенсации как со степенью вины причинителя вреда, так и со степенью вины лица, которому причинен вред.

Итак, исходя из общей цели гражданской ответственности, установленной государством, возникающей в результате причинения вреда (наиболее полной компенсации вреда), условиями наступления гражданской ответственности государственных органов являются наличие вреда и акт субъекта (независимо от их характера — законный и незаконный).

1. Пурге А. Р. Правовая характеристика гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правоохранительными и судебными органами // Административное и муниципальное право. 2017.- № 8 (116). С. 19

2. Рудат А. А., Самодуров Д. И. Сущность гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Вестник Международного института экономики и права. 2017. № 2 (27). С. 48

Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, гражданско-правовая ответственность, должностное лицо, вина, возмещение вреда, государственный орган, гражданская ответственность, наличие вины, вред, лицо.

1. Гражданско-правовая ответственность — это обеспеченное государственным принуждением возложение предусмотренных законом или договором лишений имущественного характера на лицо, совершившее неправомерное действие.

Применение мер ответственности есть применение санкции — возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения, применяемое к правонарушителю, понуждающее его к определенному поведению и явно для него нежелательное. Вместе с тем не всякая санкция есть мера ответственности. Так, удержание вещи, подлежащей передаче должнику ( ст. 359 ГК), есть санкция, но не ответственность. Принуждение к исполнению обязательства есть санкция, но не ответственность. Санкция — род, мера ответственности — вид.

Значение. Существование норм об ответственности и применение (угроза применения) этих норм призваны способствовать предупреждению неправомерного поведения, восстановлению положения, существовавшего до правонарушения. Кроме того, применение мер ответственности свидетельствует об осуждении неправомерного поведения; ответственность — гражданское наказание.

2. Ответственность в гражданском праве обладает специфическими чертами, которые, с одной стороны, позволяют отличать ее от иной правовой ответственности (административно-правовой, уголовно-правовой и т.д.). С другой стороны, благодаря указанию этих черт становится возможным отграничить меры ответственности от других гражданско-правовых санкций.

К таким специфическим чертам относятся следующие.

1. Это всегда имущественная ответственность.

В гражданском праве недопустимо воздействие на личность правонарушителя (лишение свободы, задержание и т.п.). Меры ответственности в гражданском праве всегда затрагивают имущественную сферу правонарушителя. Их применение предполагает возложение дополнительного имущественного обременения (обязанности) либо лишение имущественного права.

2. Как и любая правовая ответственность, она обеспечивается принуждением. Но если чаще всего ответственность немыслима без принуждения, то в гражданском праве в одних случаях к правонарушителю применяются меры принуждения (например, по решению суда взыскивается неустойка), а в других случаях существует лишь угроза применения таких мер. Правонарушитель может и добровольно возложить на себя какие-либо лишения (например, возместить убытки, причиненные нарушением обязательства).

3. Гражданское право основывается на необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав ( п. 1 ст. 1 ГК). Меры ответственности направлены на возмещение затрат (потерь) потерпевшего. Таким образом, меры ответственности в гражданском праве характеризуются компенсационной (восстановительной) функцией. Но не во всех случаях происходит именно компенсация — восстановление положения, существовавшего до правонарушения, бывает ограниченная ответственность (об этом далее).

Кроме того, необходимо учитывать, что главной функцией любой правовой ответственности является штрафная. Она (ответственность) направлена на то, чтобы обеспечить предупреждение (превенцию) новых правонарушений. Большинство гражданско-правовых мер ответственности органически сочетают штрафную и компенсационную (восстановительную) функции. К ним относятся возмещение правонарушителем убытков, уплата многих неустоек и т.д.

При таком подходе меры гражданско-правовой ответственности предстают как одновременно (и «на равных») сочетающие в себе направленность на восстановление положения, существовавшего до правонарушения (компенсационная функция), и на превенцию правонарушений (штрафная функция). И кроме того, наличие штрафной функции означает, что такие меры представляют собой меры наказания.

4. Ответственность в гражданском праве — это ответственность участников правоотношения друг перед другом (должника перед кредитором, причинителя вреда перед потерпевшим). Строится она на началах юридического равенства: нет власти и подчинения; каждый участник правоотношения отвечает за допущенное им правонарушение перед другим участником.

Ответственность участников гражданского правоотношения перед государством (публично-правовая ответственность) возможна лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом (например, ст. 169 ГК).

В большинстве других отраслей права, напротив, ответственность перед государством является общим правилом.

5. Правовая ответственность всегда нормативно обоснована. Законом предусматриваются юридические факты, порождающие охранительное правоотношение, формы и способы защиты субъективных прав и т.д.

В гражданском праве в установлении и применении мер ответственности в какой-то мере действует принцип диспозитивности. Например, можно установить неустойку за неисполнение обязательства; если закон не запрещает, то размер неустойки, установленной законом, может быть увеличен по соглашению сторон, потерпевший по своему усмотрению может требовать или не требовать от правонарушителя возмещения вреда и т.д. Однако охранительные нормы гражданского права дают меньше простора диспозитивности, нежели нормы регулятивные. Так, способы защиты гражданских прав предусматриваются только законом ( ст. 12 ГК), как и формы защиты ( ст. ст. 11 , 14 ГК).

Недопустимо заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ( п. 4 ст. 401 ГК).

6. В гражданском праве к ответственности привлекаются не только граждане (физические лица), но и организации (юридические лица), а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

7. В гражданском праве вина правонарушителя предполагается. Поэтому бремя доказывания отсутствия вины лежит на правонарушителе.

В некоторых случаях закон предусматривает наступление ответственности и без вины правонарушителя, а также ответственности за чужую вину.

Как и всякая другая правовая ответственность, гражданско-правовая ответственность характеризуется тем, что она представляет собой негативную реакцию государства на правонарушение; поведение правонарушителя осуждается.

3. Гражданско-правовая ответственность реализуется в рамках охранительных правоотношений.

Основаниями возникновения таких правоотношений являются правонарушения.

Субъектами охранительного правоотношения являются кредитор и должник, потерпевший и причинитель вреда.

Кредитор и потерпевший имеют права требования (они управомоченные лица). Должник и причинитель вреда — лица, несущие обязанности, они привлекаются к ответственности.

Управомоченным лицом в охранительном правоотношении может быть любой субъект гражданского права: физические лица, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

В составе правосубъектности принято выделять такой элемент, как деликтоспособность, т.е. способность нести ответственность за совершенное гражданское правонарушение. Все субъекты гражданского права, за исключением физических лиц, всегда деликтоспособны, т.е. в случае совершения правонарушения могут быть привлечены к ответственности. Граждане же становятся деликтоспособными с достижением 14-летнего возраста. Они несут имущественную ответственность по сделкам; на общих основаниях отвечают за причиненный вред (соответственно п. 3 ст. 26 и п. 1 ст. 1074 ГК). Однако в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет имущества, достаточного для возмещения вреда, то вред полностью или в недостающей части возмещают законные представители несовершеннолетнего, если они не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 2 ст. 1074 ГК). Такая дополнительная ответственность именуется субсидиарной.

Лица, не достигшие 14 лет, неделиктоспособны. За их действия-правонарушения отвечают их законные представители, если не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 3 ст. 28 , ст. 1073 ГК). Неделиктоспособными являются также граждане, признанные недееспособными. Вред, причиненный такими гражданами, возмещается их опекунами или организациями, обязанными осуществлять за такими гражданами надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине ( п. 1 ст. 1076 ГК).

Неделиктоспособным является также гражданин, хотя и дееспособный, однако совершивший правонарушение в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими.

Гражданин, ограниченный в дееспособности, деликтоспособен: он несет ответственность по сделкам и за причиненный вред ( п. 1 ст. 30 ГК).

Содержанием охранительного правоотношения является право кредитора, потерпевшего требовать от должника, причинителя вреда восстановления нарушенного права и соответствующая обязанность должника, причинителя вреда.

Правоотношение является имущественным, относительным, простым по структуре содержания (односторонне обязывающим).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: