Формальный судебный процесс это

Обновлено: 29.09.2022

Беспристрастность суда – одно из фундаментальных условий справедливого судебного разбирательства, которое является сущностным свойством судебной власти. Это условие закреплено нормативно.

Каждый имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических права, п. 1ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Конституция РФ предполагает запрет какого-либо влияния на судью при осуществлении правосудия, провозглашая его независимость и беспристрастность (ч. 1 ст. 120).

Закон о статусе судей призывает судью избегать всего, что могло бы вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (п. 2 ст. 3).

АПК предусматривает, что справедливое разбирательство беспристрастным судом относится к задачам судопроизводства. Суд сохраняет беспристрастность для обеспечения состязательности процесса (п. 3 ст. 2, ч. 3 ст. 9).

В ГПК РФ беспристрастность предусмотрена как условие осуществления судом своих функций (ч. 2 ст. 12).

Действующий Кодекс судейской этики требует от судьи способствовать поддержанию уверенности общества и участников процесса в беспристрастности его и органов судебной власти. В целях объективного рассмотрения дела судья должен стремиться к исключению каких-либо сомнений в его беспристрастности (ст. 9).

Когда закон допускает отвод всего суда

Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо есть иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности (п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК, п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК). Для отвода достаточно обоснованных сомнений в беспристрастности. Заявителю нужно представить лишь косвенные, а не прямые доказательства, вызывающие такие сомнения.

При определенных обстоятельствах могут возникнуть сомнения в беспристрастности всех судей конкретного суда, в том числе не участвующих в рассмотрении дела. Но ни АПК, ни ГПК не предусматривают возможности заявления отвода всему суду. Закон допускает передачу дела в другой суд лишь в случае, если невозможно сформировать новый состав суда для рассмотрения дела в связи с удовлетворением самоотводов и отводов (ч. 3 ст. 26 АПК, ст. 21 ГПК).

Если буквально толковать закон, то чтобы удовлетворить заявление об отводе всего суда, нужно последовательно удовлетворить отвод или самоотвод в отношении каждого судьи этого суда по отдельности. Очевидно, что такой формальный подход существенно нарушает принцип процессуальной экономии, однако суды активно его используют при мотивировке отказов в отводе всего суда. Такая позиция представляется недопустимой. Она может нарушить права участников процесса на рассмотрение дела беспристрастным судом при наличии реальных обоснованных сомнений в его незаинтересованности.

Случаи, когда арбитражные суды отказывают в отводе всего суда

Арбитражные суды отказывают в отводе всего суда в подавляющем большинстве случаев. Это происходит как в ситуациях, когда заявитель не обосновал ходатайство объективными обстоятельствами (например, ссылается на недоверие ко всей судебной власти округа) (определение АС Удмуртской Республики от 25.06.2015 по делу № А71-3282/2015)), так и при указании более весомых мотивов для отвода.

Формальным мотивом отказов часто становится указание на то, что отвод всем судьям суда не предусмотрен действующим законодательством (ст. 25 АПК). По закону отвод можно заявить лишь конкретному судье (нескольким судьям или составу суда при коллегиальном рассмотрении), рассматривающему дело. Подобный формальный подход реализуется арбитражными судами при разрешении отводов, заявленных по самым различным основаниям.

Представитель одной из сторон раньше был судьей. В одном из дел недоверие ко всем судьям было обосновано тем, что руководитель ответчика (юридической компании) в прошлом являлся судьей данного арбитражного суда. Он неоднократно заявлял о наличии у него возможности разрешать все судебные дела в указанном суде в свою пользу. Однако председатель состава, рассматривая заявление об отводе, сочла эти обстоятельства недостаточными, чтобы сомневаться в беспристрастности любого судьи суда (определение АС Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 14.10.2016 по делу № А75-4243/2016).

Заявитель не доверяет суду. Чаще всего на практике заявляются отводы всего суда, связанные с субъективным недоверием заявителя к суду. В этих случаях суды с высокой вероятностью откажут в отводе.

Например, в одном из дел заявитель указал, что всего из состава суда невозможно сформировать тройку судей, которым бы доверял заявитель, а ранее все рассмотренные с его участием дела разбирались неправильно (определение Третьего ААС от 09.02.2016 по делу № А33-7549/2015).

В другом деле заявитель ссылался на необъективность судей и формальное рассмотрение ими ранее заявленных отводов (определение АС Ульяновской области от 02.02.2017 по делу № А72-1160/2017).

Встречаются и ситуации, когда отвод всему суду заявляется из-за опасений, что проигранный ранее спор, рассмотренный в этом суде, повлияет на решения судей этого суда по текущим спорам. Ведь судьи одного суда являются "коллегами и просто хорошими друзьями" и не станут подвергать сомнению решения друг друга (определение АС Челябинской области от 06.03.2017 по делу № А76-31051/2016).

У оппонента в споре есть властные полномочия. Ещё один популярный вариант обоснования отвода всех судей - наличие у противоположной стороны спора властных полномочий или иной возможности влиять на суд.

У суда есть отношения с участником процесса. Сомнения в беспристрастности возникают также в случаях, когда между судом и участником процесса существуют (или имели место в прошлом) правоотношения различного рода.

Например, между судом и истцом есть отношения по выполнению государственных контрактов. Кроме того, единственный участник истца оказывает услуги по питанию сотрудников суда, а ответчик ранее являлся сотрудником суда (определение АС Пермского края от 23.05.2018 по делу № А50-8476/2018).

Другой пример - суд является потребителем коммунальных услуг холодного водоснабжения и водоотведения, предоставляемых лицом, участвующим в деле (определения АС Хабаровского края от 09.08.2017 по делу № А73-6994/2015, АС Дальневосточного округа от 06.11.2018 по делу № А73-14687/2015).

Есть сомнения в беспристрастности председателя суда. Отдельного внимания заслуживает фигура председателя суда, который, по мнению лиц, участвующих в деле, имеет влияние на судей в силу служебного подчинения.

Стороны заявляют отвод всех судей суда, когда один из представителей должника являлся родственником председателя суда (определение АС Республики Коми от 01.02.2019 по делу № А29-13549/2018).

В другом деле председатель суда в определении о продлении срока рассмотрения дела указал круг вопросов, подлежащих выяснению при рассмотрении дела. По мнению заявителя отвода это является давлением, от которого не застрахован ни один из судей арбитражного суда (определение АС Еврейской автономной области от 10.10.2011 по делу № А16-547/2011).

Еще пример. Председатель суда оставил без удовлетворения жалобу на действия судьи в рамках одного из взаимосвязанных дел. В ответе на жалобу он изложил свою позицию, в связи с чем на судей оказывается давление при принятии решений по связанным делам (определение АС Республики Татарстан от 28.01.2019 по делу № А65-14627/2017).

Наконец, участники дела могут заподозрить суд в предвзятости в случае, если с ним связаны обстоятельства, имеющие значение для дела. Так, при рассмотрении требования налогового органа к Управлению Федерального казначейства о признании незаконным возврата исполнительного листа последнее заявило отвод всем судьям. Рассмотрение требования непосредственно затрагивает интересы арбитражного суда, выдавшего исполнительный лист на бланке, утратившем силу (определение АС Республики Тыва от 19.03.2015 по делу № А69-341/2015).

Несмотря на разнообразное обоснование ходатайств об отводе всего суда, при отказе в их удовлетворении во всех приведенных делах суды сослались, помимо прочего, на отсутствие процессуальной возможности для одновременного отвода всех судей.

Отвод всего суда может иметь место и без соответствующего заявления участников процесса

Случаи, когда арбитражный суд был отведен в полном составе

Отвод всех судей арбитражного суда хоть и редко, но встречается в судебной практике. Когда суды удовлетворяют заявления об отводе, они констатируют невозможность сформировать состав суда, так как решение, вынесенное любым судьей соответствующего суда, будет выглядеть предвзято со стороны общества или участников процесса.

Пример № 2. Председатель суда учел государственные контакты между судом и должником. Он обратился в ВАС РФ, который в целях сохранения объективности и беспристрастности предложил передать дело на рассмотрение другого суда. Суд первой инстанции, передавая дело, сослался на п. 5 ч. 2 ст. 39 АПК. Апелляционный суд поддержал решение, указав на невозможность сформировать состав суда для рассмотрения дела (постановление 14 ААС от 15.02.2010 по делу № А52-1244/2009).

Пример № 3. Один из судей инициировал проверку, по результатам которой прокурор обратился в суд. Несмотря на то, что судья не участвовал в рассмотрении этого дела, но был судьей этого суда, судья заявила самоотвод. Заместитель председателя суда удовлетворил самоотвод и указал, что в данном случае невозможно сформировать новый состав суда, поскольку проведение проверки по обращению судьи может вызвать сомнение в беспристрастности всех судей суда (определение АС Республики Карелия от 16.01.2019 по делу № А26-12971/2018).

Практика по отводам всего суда в СОЮ

Суды общей юрисдикции более лояльны к удовлетворению заявлений об отводе всего суда.

Случаи, когда суд удовлетворил заявление об отводе суда:
- в деле участвует любой судья суда или председатель суда (определения Красноярского краевого суда от 24.05.2017 по делу № 33а-6636/2017, Тверского областного суда от 01.02.2018 по делу № 33-435/2018);
- судьи находятся в служебных отношениях с участником процесса. Например, в одном из дел основанием для передачи дела в другой суд стало то, что истец являлся начальником отдела обеспечения судопроизводства суда (определение Свердловского областного суда от 08.05.2018 по делу № 33-7939/2018);
- есть родственная или супружеская связь между лицом, участвующим в деле, и любым из судьей (в том числе не рассматривающим дело) или председателем суда (определения Свердловского областного суда от 12.02.2014 по делу № 33-1699/2014, Тамбовского областного суда от 16.12.2013 по делу № 33-3614/2013, от 28.11.2012 по делу № 33-3287/2012).

Такой подход в наибольшей степени отвечает принципу беспристрастности в объективном смысле, поскольку позволяет исключить разрешение дела лицом, которое потенциально может быть заинтересовано в его исходе.

Подход ЕСПЧ к отводу всего суда

Европейский суд рассматривает беспристрастность в двух аспектах: объективном и субъективном.

Субъективная беспристрастность предполагает, что у судьи при рассмотрении дела отсутствует всякая заинтересованность и личное предубеждение. При этом личная беспристрастность предполагается, пока не доказано иное.

Беспристрастность в объективном смысле подразумевает наличие достаточных гарантий, исключающих какие-либо сомнения по этому поводу. Необходимость соблюдения такого требования объясняется доверием общества как к судье в конкретном деле, так и к судебной системе в целом. Как отмечает Европейский суд, "в этом отношении даже видимость может иметь значение".

Этот подход сформулирован и последовательно применяется Европейским судом, в том числе в делах по жалобам против Российской Федерации (в частности, в постановлениях от 03.02.2011 по делу "Игорь Кабанов против Российской Федерации", от 09.01.2018 по делу "Ревтюк против Российской Федерации").

В деле "Игорь Кабанов против Российской Федерации" Европейский суд разобрал ситуацию, в которой был заявлен отвод всему суду. Основанием стало то, что дисциплинарное разбирательство в отношении заявителя (адвоката) было инициировано председателем суда, в связи с чем объективность любого судьи вызывала у заявителя сомнения. Ходатайство было возвращено заявителю со ссылкой на то, что гражданским процессуальным законодательством допускается отвод конкретным судьям, назначенным для рассмотрения дела, а не всем судьям одновременно.

В Европейском суде представители Российской Федерации поддержали указанные основания для отказа в отводе всего суда, сославшись также на то, что оказание председателем суда давления на судей, участвовавших в разбирательствах, не подтверждено фактическими обстоятельствами. Однако Европейский суд увидел в позиции властей нарушение прав заявителя и пришел к выводу, что для отвода всего суда в связи с сомнениями в его беспристрастности не нужно последовательно заявлять отвод каждому из судей этого суда.

Как позиция Европейского суда повлияла на практику ВС РФ и КС РФ

Высшие суды РФ поддержали подход Европейского суда, допускающий отвод сразу всех судей соответствующего суда по большей части в области уголовного процесса. Однако допустимость отвода сразу всего состава суда касается базовых юридических категорий, является универсальной и может использоваться при разрешении вопроса об отводе всего состава суда независимо от вида судебного производства.

Конституционный суд рассуждал на тему изменения территориальной подсудности в рамках уголовного судопроизводства. Он пришел к выводу, что невозможность заявления отвода всему суду приводит к нарушению ст. 46 Конституции. Изменение подсудности лишь после последовательного удовлетворения заявлений об отводе либо о самоотводе каждого из судей с учетом значительного числа судей в штате суда ведет к несоблюдению процессуальной экономии и создает препятствия для доступа к правосудию в разумный срок без неоправданной задержки (постановление КС РФ от 09.11.2018 № 39-П).

Однако мнение ВС РФ и выводы КС РФ разделяют не все. Арбитражный суд может отклонить ссылку на позиции высших инстанций на основании того, что приведенные правовые подходы сформированы не в отношении норм арбитражного процессуального законодательства (определение АС Амурской области от 05.12.2018 по делу № А04-4558/20160, определение АС Республики Коми от 01.02.2019 по делу № А29-13549/2018).

Последствия различий в подходах об отводе всего суда в арбитражных судах и сою

С упразднением ВАС РФ взят курс на сближение гражданского и арбитражного процессов.

В Концепции единого ГПК РФ, помимо прочего, отмечено, что повышение эффективности российского судопроизводства осуществляется за счет унификации гражданского и арбитражного процессуального законодательства. В аспекте рассматриваемого вопроса ключевое значение имеет ещё один посыл разработчиков Концепции: процессуальное право не должно иметь различий по отношениям, регулируемым одним "материальным" правом, поскольку иное ставит в неравное положение субъектов данных отношений.

КС РФ разъяснил, что в силу универсальности права на судебную защиту позиции, выраженные в отношении ГПК РФ, являются общеобязательными и распространяются в полной мере на нормы АПК РФ, которыми регулируются сходные отношения. КС РФ подчеркнул, что в противном случае участвующие в арбитражном процессе лица были бы поставлены в неравное положение по сравнению с теми лицами, чьи аналогичные права и обязанности предусмотрены ГПК РФ (постановление КС РФ от 12.07.2018 № 31-П).

Ранее КС РФ также отмечал единую природу процессуальных институтов отвода и самоотвода судьи, подчеркивая, что они являются общепринятыми в правовом государстве и введены в РФ применительно ко всем видам судопроизводства и ко всем судам, в том числе арбитражным (постановление КС РФ от 25.03.2008 № 6-П).

Поэтому нельзя считать обоснованным различное решение судами в гражданском и арбитражном процессах вопроса о возможности отвода всего суда, основанной на категории беспристрастности, базовой и единой для всех видов судопроизводства.

В какой суд направят дело в случае отвода всего суда

АС Псковской области учел мнение ВАС РФ, рекомендовавшего передать дело в АС Новгородской области (постановление Четырнадцатого ААС от 15.02.2010 по делу № А52-1244/2009).

АС Республики Карелия направил дело на рассмотрение в АС Московской области (определение АС Республики Карелия от 16.01.2019 по делу № А26-12971/2018). В этом случае прослеживается аналогия с нормой АПК РФ о подсудности споров, в которых участвует арбитражный суд, уполномоченный рассматривать дело.

В отдельных случаях арбитражные суды, отказывая в отводе и передаче дела, делали парадоксальные выводы. Например, передача дела осуществляется вышестоящим судом в суд той же компетенции, который является наиболее близким по своему месту расположения (определения АС Республики Бурятия от 09.12.2016 по делу № А10-6565/2014, от 15.12.2016 по делу № А10-7217/2015, от 16.12.2016 по делу № А10-1879/2016). Правовое основание для подобных выводов в АПК РФ отсутствует.

Порядок рассмотрения отвода всему суду

При рассмотрении заявлений об отводе всего суда арбитражные суды применяют по аналогии нормы АПК. Заявление рассматривает председатель суда, его заместитель или председатель судебного состава (абз. 2 ч. 3 ст. 25).

Иной порядок предусматривает ГПК: если рассмотрение дела судом общей юрисдикции, которому оно подсудно, становится невозможным, решение вопроса о его передаче в другой суд возлагается на вышестоящий суд (п. 4 ч. 2 ст. 33).

Применяемый в арбитражном процессе порядок не способен исключить сомнения в беспристрастности суда, поскольку не гарантирует объективность лица, рассматривающего заявление об отводе. В связи с этим встречаются безуспешные попытки заявить отвод председателю суда или иному лицу, рассматривающему такое заявление (определения ФАС Северо-Кавказского округа от 26.06.2014 по делу № А53-14834/2011, АС Республики Татарстан от 28.01.2019 по делу № А65-14627/2017, АС Ульяновской области от 02.02.2017 по делу № А72-1160/2017).

Схожий вопрос рассматривался КС РФ ранее в отношении подсудности споров, в которых в качестве стороны участвует сам арбитражный суд, который должен рассматривать дело. КС РФ подчеркнул, что сама по себе передача дела в другой суд необходима. Для этого закон должен закреплять процессуальный механизм, в том числе уровень и территориальное расположение суда для передачи дела, а также судебную инстанцию, которая могла бы подтвердить наличие оснований для передачи дела (определение КС РФ от 02.03.2006 № 22-О).

Вскоре после этого в АПК РФ была определена исключительная подсудность споров с участием арбитражного суда: все иски по таким спорам предъявляются в Арбитражный суд Московской области, а если в деле участвует суд, расположенный на территории Московского судебного округа, – в Арбитражный суд Тверской области (часть 3.1 статьи 38 АПК РФ). Тем самым законодатель исключил возможность рассмотрения дела заинтересованным в его исходе субъектом и однозначно решил вопрос, схожий с возникающим при рассмотрении заявления об отводе всего суда.

Таким образом, главной проблемой в аспекте отвода всех судей суда является не столько сложившаяся негативная практика арбитражных судов, сколько нехватка надлежащей процессуальной регламентации.

Суд указал, что формальный судебный спор характеризуется в том числе минимальным набором доказательств, представленных одной стороной спора, и пассивной позицией другой стороны в опровержении этих доказательств


По мнению одного из экспертов «АГ», рассматриваемый спор интересен двумя аспектами: после подробного анализа природы конкуренции требований кредиторов в банкротстве ВС дал понятный алгоритм участия в них и решил не выходить за пределы принципа правовой определенности, отказав в удовлетворении кассационной жалобы. Другая отметила, что выводы Верховного Суда, безусловно, имеют значение для последующей практики.

8 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС17-2261(8) по делу об обжаловании кредитором организации-банкрота судебного определения о возврате последним денежной суммы конкурирующему кредитору.

В октябре 2018 г. в рамках банкротства ООО «Научно-исследовательский и проектный институт по строительству и эксплуатации объектов топливно-энергетического комплекса» Арбитражный суд г. Москвы признал недействительной сделкой списание с расчетного счета должника в пользу ООО «РусИнжиниринг» 62 млн руб. в декабре 2015 г. Своим определением от 31 октября суд обязал общество возвратить эту денежную сумму в конкурсную массу должника и восстановил его требование к институту на ту же сумму.

Судебный акт послужил поводом для банкротства «РусИнжиниринг» (дело № А40-5741/2019), впоследствии в реестр требований его кредиторов было включено требование общества «НИПИСтройТЭК» на сумму в 62 млн руб. Далее в реестр вошло ООО «СитиЛайн», которое обратилось в арбитражный апелляционный суд с жалобой на определение от 31 октября 2018 г. и ходатайством о восстановлении срока на его обжалование. По мнению «СитиЛайн», «РусИнжиниринг» вернуло «НИПИСтройТЭК» 27 млн руб., следовательно, эта сумма подлежала исключению из реестра требований кредиторов.

Апелляция вернула жалобу заявителю, в дальнейшем окружной суд поддержал это решение. Обе инстанции сочли, что оспариваемое определение не затрагивает непосредственно права и обязанности общества «СитиЛайн», поэтому оно не вправе обжаловать этот судебный акт.

В кассационной жалобе в Верховный Суд «СитиЛайн» указало, что оно вправе обжаловать судебный акт, на основании которого требования конкурирующего с ним кредитора включены в реестр. Впоследствии общество уступило свои требования к должнику Владимиру Дурневу, поэтому в деле произошла процессуальная замена кредитора организации-банкрота.

После изучения материалов дела № А40-240735/2015 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что законодательство о банкротстве уделяет особое внимание доказанности обоснованности требований, подлежащих включению в реестр требований должника. «Одним из правовых механизмов, позволяющих проверить обоснованность требований кредитора, является предоставление возможности конкурирующим с ним кредиторам, не имевшим возможности ранее участвовать в судебном процессе по объективным причинам, однократно и консолидированно выдвигать возражения против законности и обоснованности судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование. Тем самым решается задача исключения из реестра требований, основанных на искусственно инициированном судебном споре, в котором обе стороны, будучи так или иначе связанными между собой, по сути, заинтересованы в одном и том же исходе дела и обращаются в суд лишь для формального соблюдения требований п. 1 ст. 71 и п. 1 ст. 100 Закона о банкротстве с целью получения внешне безупречного судебного акта для включения в реестр требований кредиторов», – отмечено в определении.

Верховный Суд пояснил, что формальный судебный спор характеризуется, как правило, минимальным набором доказательств, представленных одной стороной спора; пассивной позицией другой стороны в опровержении этих доказательств; признанием иска или обстоятельств дела; неявкой представителей в судебное заседание; отсутствием попыток со стороны проигравшей стороны обжаловать судебный акт и т.п. Активная же позиция конкурирующих кредиторов по опровержению доказательств, положенных в основу судебного акта; по предоставлению новых доказательств; по выдвижению новых доводов, иначе интерпретирующих позицию, ранее подтвержденную в суде, напротив, превращает судебный спор в реальный и восполняет недостатки процессуального поведения сторон формального спора.

«Тот факт, что требование общества “РусИнжиниринг” к институту носит реституционный характер и установлено в результате признания сделки недействительной в деле о банкротстве последнего, не лишает кредитора, конкурирующего с обществом “РусИнжиниринг”, права обжалования судебного акта, подтвердившего обоснованность требований последнего. В связи с этим Судебная коллегия не может согласиться с выводами апелляционного и окружного судов об обратном: п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 распространяется в полной мере и на данную ситуацию. Нет оснований и для вывода о том, что состоявшаяся проверка судебных актов в порядке кассационного судопроизводства препятствует конкурсным кредиторам в реализации их права на обжалование судебного акта. В том случае, если доводы конкурсного кредитора требуют оценки доказательств и установления обстоятельств спора, его жалоба должна быть рассмотрена в суде той инстанции, полномочной на совершение этих действий. По аналогии со ст. 42 АПК РФ жалоба конкурирующего кредитора подлежит рассмотрению применительно к правилам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам», – отметил Суд.

Высшая судебная инстанция добавила, что право обжалования судебного акта должно использоваться конкурсным кредитором для исключения из конкурсной массы сомнительных требований. В противном случае реализация права будет носить формальный характер, что повлечет искусственное затягивание судебных процедур, увеличит судебные издержки и тем самым нарушит права и законные интересы иных участников дела о банкротстве. Соответственно, подобное процессуальное поведение кредитора не может рассматриваться судом как добросовестное.

В рассматриваемом случае судебный спор о недействительности сделки инициирован конкурсным управляющим института, преследующим цель возврата в конкурсную массу института неправомерно перечисленных денежных средств; обе стороны спора занимали активные процессуальные позиции, предоставляя доказательства и опровергая позиции друг друга; судебные акты последовательно обжаловались и дело рассмотрено дважды судами трех инстанций.

В связи с этим Верховный Суд указал на отсутствие оснований полагать, что судебный спор носил формальный характер, и выявил подобные признаки формальности в действиях самого заявителя, поскольку доводы его жалобы сводились к тем же аргументам, которые ранее уже заявлялись в арбитражных судах различных инстанций и получили судебную оценку.

ВС отметил, что дело о банкротстве общества «РусИнжиниринг» было возбуждено на основании заявления института, подтвержденного определением от 31 октября 2018 г. О содержании этого судебного определения и результатах его обжалования в апелляционном и кассационном порядке общество «СитиЛайн» могло узнать из открытых источников, равно как и ознакомиться с материалами дела. Заявитель подал апелляционную жалобу спустя четыре месяца, что явно превышает время, необходимое для ознакомления с материалами дела и подготовки по ним собственной позиции. При этом «СитиЛайн» не представило убедительных аргументов, объясняющих причины столь длительного промедления с обжалованием судебного акта. Таким образом, ВС отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5, адвокат Вячеслав Голенев полагает, что рассматриваемый спор интересен двумя аспектами. «Во-первых, ВС подробно проанализировал природу конкуренции требований кредиторов в банкротстве и дал понятный алгоритм участия в них со ссылкой на п. 26 Постановления ВАС РФ № 35. Действительно, любой новый кредитор не лишен права оспаривать как в том же деле о банкротстве должника, так и в ином деле о банкротстве (одного из кредиторов этого должника или должников этого должника) состоявшиеся судебные акты в учетом принципа относительности судебных актов в банкротстве и противопоставления интересов друг другу (конкурсный принцип)», – отметил он.

Во-вторых, по мнению эксперта, отказ кассатору в удовлетворении его жалобы занимателен тем, что его позиция фактически уже многократно рассматривалась разными судами в разных делах, и фактически ВС РФ решил не выходить за пределы принципа правовой определенности. «По сути, Верховный Суд “наказал” кассатора за “процессуальный формализм” (многократный повтор одних и тех же доводов без их обоснования по существу) и медлительность (узнав о спорном акте, лицо промедлило с его обжалованием на 4 месяца), а также применил к нему эстоппель (ссылка на договор, который лицо не представляет, свидетельствует о противоречивом поведении). Об этом следует помнить любому участнику обособленного спора в деле о банкротстве: за медлительность и неактивность суд может и отказать в рассмотрении доводов по существу, сославшись лишь на несовершение либо несвоевременное совершение определенных процессуальных действий самой стороной дела (спора)», – убежден Вячеслав Голенев.

Юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Дарья Соломатина считает, что выводы ВС РФ, безусловно, имеют значение для последующей практики. «В первую очередь это касается четкого выделения судом критериев формального судебного спора. Анализируя оспариваемый кассатором судебный акт, Верховный Суд аккумулировал ряд признаков, которые могут свидетельствовать о номинальности процесса и должны приниматься во внимание судами. Высшая судебная инстанция также указала на то, какие действия лиц, участвующих в деле, могут способствовать восполнению упущений такого “искусственного процесса”. Вторым не менее важным новшеством, отраженным судом в рассматриваемом определении, стал подробный анализ прав конкурирующего кредитора на обжалование судебных актов, прямо или косвенно затрагивающих его интересы в деле. Суд определил рамки такого обжалования в части целей, сроков и отдельных процедурных моментов», – пояснила эксперт.

По мнению юриста, конкретные выводы Суда по делу затронули вопрос осведомленности кредитора, включенного в реестр, о взаимосвязанных банкротных процедурах. «ВС РФ посчитал, что поскольку оспаривание сделки в рамках банкротства одного контрагента стало основанием для возбуждения дела о банкротстве второго контрагента по сделке, то инициирование процесса ООО “СитиЛайн” по включению в реестр требований кредиторов ООО “РусИнжиниринг” явилось для общества началом течения срока по обжалованию акта – основанием в рамках первого банкротного дела. Такая позиция Верховного Суда представляется небесспорной, поскольку он предлагает исчислять срок на обжалование судебных актов для лица, прямо не участвующего в деле, с момента принятия его заявления о включении в реестр по взаимосвязанному банкротству», - отметила Дарья Соломатина.

Она добавила, что, с одной стороны, закон не предоставляет право на обжалование судебных актов по результатам рассмотрения обособленных споров об оспаривании сделки в ином деле о банкротстве отдельным кредиторам ответчика, также находящимся в процедуре банкротства. «С другой стороны, право на заявление возражений в отношении требований других лиц (в том числе право на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование) возникает у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом», – убеждена юрист.


По мнению экспертов, проблема формального подхода к рассматриваемым делам со стороны осуществляющего конституционный контроль органа является одной из самых насущных на сегодняшний день. При этом наличие особых мнений по этому вопросу говорит о том, что некоторые судьи считают необходимым в большей степени исходить из существа, чем из формы спора.

Общероссийская общественная организация инвалидов – Российская ассоциация незрячих студентов и специалистов пыталась оспорить конституционность ряда положений Закона о выборах депутатов Госдумы, которые, по мнению заявителей, не позволяют незрячим избирателям реализовать свое право на поддержку выдвижения кандидатов на выборах депутатов.

До обращения в КС РФ общество подавало в ВС РФ административное исковое заявление о признании недействующим постановления ЦИК РФ «О вопросах, связанных с оформлением, приемом и проверкой подписных листов с подписями избирателей, собранными в поддержку выдвижения федеральных списков кандидатов в депутаты Госдумы РФ седьмого созыва», в соответствии с которым подписи членов ассоциации в пользу политической партии были признаны недостоверными, поскольку они были сделаны не собственноручно, а с помощью факсимиле.

Однако исковое заявление было возвращено Обществу инвалидов. Также ВС РФ было оставлено без удовлетворения тождественное требование партии «Партия Великое Отечество». По мнению заявителей, нормативное регулирование, на основании которого подписи незрячих избирателей в подписных листах признаны недостоверными, является дискриминационным по отношению к ним, ущемляя их конституционные права.

КС РФ отказал в рассмотрении жалобы, подчеркнув, что граждане или объединения имеют право подавать жалобы на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, только если этот оспариваемый закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.

Из определения суда следует, что приведенные в жалобе доводы, рассматриваемые с учетом копий судебных постановлений, представленных в подтверждение наличия конкретного дела, в котором судом применены оспариваемые законоположения, свидетельствуют о том, что ассоциация оспаривает конституционность положений Закона о выборах депутатов «вне связи с какими-либо конкретными фактами нарушения прав участников общественного объединения, являвшимися предметом исследования судов и получившими правовую оценку на основании оспариваемых законоположений, т.е. в порядке абстрактного нормоконтроля».

По мнению руководителя конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, адвоката Дмитрия Кравченко, данное определение в целом находится в русле последней практики КС РФ. «КС РФ максимально узко относится к категории конкретного дела. Целым рядом недавних решений он довольно четко установил, что обжалование нормы в административно-правовом порядке конкретным делом не является», – объяснил он.

Однако два судьи не согласились с позицией КС РФ, представив по данному делу свои особые мнения.

Судья КС РФ Николай Бондарь указал на то, что субсидиарный характер конституционного правосудия не предполагает ограничительного толкования его компетенционных возможностей. Он напомнил, что, закрепляя право граждан на обращение в КС РФ с жалобой на нарушение конституционных прав законом, ни Конституция РФ, ни Закон о Конституционном Суде РФ не определяют требования к конкретному делу, при рассмотрении которого должно иметь место судебное применение закона. Также не определяются конкретные признаки, свидетельствующие, что такое правоприменение состоялось.

Николай Бондарь уверен, что для лиц, чьи правовые интересы были затронуты обжалованием нормативного правового акта в порядке административного судопроизводства и для которых судебным актом подтверждена невозможность рассмотрения в аналогичном порядке тех же требований, в удовлетворении которых ранее было отказано, должны быть обеспечены не меньшие возможности конституционно-судебной защиты их прав и свобод, чем для административного истца, чье заявление об обжаловании нормативного правового акта было рассмотрено судом по существу.

По мнению судьи, обращение заявителя как в ВС РФ, так и в КС РФ было обусловлено не абстрактно-отвлеченным, а вполне конкретным правовым интересом, связанным с обеспечением полноценной, на равных основаниях реализации членами ассоциации избирательных прав на выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ седьмого созыва.

Николай Бондарь также указал, что вопрос о собственноручном внесении избирателем подписи в подписной лист ранее рассматривался КС РФ и в Определении от 5 ноября 1998 г. № 166-О было указано на пробельность законодательства, устранение которой является прерогативой законодателя.

По мнению еще одного судьи КС РФ, Александра Кокотова, решение ВС РФ о возвращении Ассоциации инвалидов ее обращения определено тем, что ранее было принято к рассмотрению (а затем и разрешено по существу) аналогичное обращение партии «Партия Великое Отечество», это позволяет утверждать, что ассоциация инвалидов имела право в обоснование применения данных положений в конкретном судебном деле с ее участием ссылаться на вступившее в законную силу решение ВС РФ, вынесенное в отношении этой политической партии. Тем более что партия и ассоциация, как это следует из материалов дела, осуществляли совместную деятельность в ходе избирательной кампании по сбору подписей избирателей и нарушение своих прав и прав своих членов в ходе такой деятельности связывают с одними и теми же правоприменительными действиями и решениями органов власти.

Также он выразил надежду, что федеральный законодатель, не дожидаясь конституционно-судебного разрешения поставленной заявителем проблемы, предусмотрит в избирательном законодательстве меры, позволяющие незрячим избирателям, да и иным категориям инвалидов, неспособных по состоянию здоровья ставить собственноручную подпись в подписных листах, полноценно участвовать в поддержке выдвижения кандидатов в депутаты.

Комментируя определение, адвокат Дмитрий Кравченко указал: наличие приведенных особых мнений свидетельствует о том, что не все разделяют формальный подход к конкретным делам и что некоторые судьи считают необходимым в большей степени исходить из существа, чем из формы спора. «Интересно прямое указание уважаемым судьей Н.С. Бондарем на почти 20-летнее неисполнение законодателем Определения КС РФ от 1998 г. № 166-О, принятого по запросу ВС Удмуртской Республики в связи с находившимся в его производстве делом по жалобе Ижевской городской общественной организации инвалидов, что, конечно, еще раз подтверждает неидеальность механизма исполнения решений КС РФ», – заключил он.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев также обозначил проблему формального подхода, которым, по его мнению, «грешат» как федеральные суды, так и КС РФ. «Зачастую очень трудно понять все существующие у КС РФ критерии, которыми он руководствуется при решении вопроса о принятии жалобы к производству», – считает эксперт.

По его словам, судьи в особых мнениях обратили внимание на два важных момента. Во-первых, необходимо учитывать (в конкретном деле), является ли для заявителя конституционное правосудие единственным и последним средством правовой защиты. Во-вторых, в обращениях в КС РФ (в отличие от обращений в общефедеральные суды) есть два аспекта – частный и публичный интерес. «Именно по этой причине КС РФ должен избегать формального подхода при решении вопроса о приемлемости жалоб граждан», – добавил адвокат.

28 ноября 2018 г. был принят Федеральный закон № 451-ФЗ, который вносит ряд крупных поправок в процессуальное законодательство. Изменения настолько значительные, что юристы уже прозвали закон «процессуальной революцией». 5 самых важных аспектов процессуальной реформы рассмотрим в этой статье.

Представительство в арбитражных судах

Принятый закон № 451-ФЗ вносит изменения в Арбитражный процессуальный кодекс, а именно в ч. 3 ст. 59. Согласно новой редакции этой статьи представлять интересы стороны в арбитражном процессе смогут только адвокаты и иные лица, которые имеют высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности. Также в новой редакции перечислены те, на кого требование о высшем юридическом образовании не распространяется. К ним относятся арбитражные управляющие, патентные поверенные, представители профсоюзов.

Стоит отметить, что перечень не является закрытым. К законным представителям, например, к руководителю организации, требование о наличии юридического образования или ученой степени также предъявляться не будут.

Представительство в судах общей юрисдикции

Аналогичное требование к представителям теперь будет предъявляться и в гражданском процессе (новая редакция ст. 49 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что норма о профессиональном представительстве не новшество для России. Ранее такая практика уже была применена в Кодексе административного судопроизводства (КАС), где представителями могут являться только лица, имеющие высшее юридическое образование. Нормы КАС о представительстве также планируют дополнить лицами, имеющими ученую степень по юридической специальности, чтобы расширить круг представителей.

Если ранее в арбитражном суде представителями в большей части и были юристы, то, что касается гражданского процесса, такая норма сделала бы судопроизводство менее доступным для граждан. Поэтому, законодатель, учитывая особенность разбирательств по гражданским делам, предъявляет требование к профессиональному представительству только начиная с кассационной инстанции. Мировых и районных судов нововведения по представительству не коснутся.

Подведомственность = компетенция. Подсудность

Ранее разграничивая полномочия судов и относя дело к тому или иному процессу, мы говорили о подведомственности. Принятый закон № 451-ФЗ исключил из законодательства этот термин, заменив его термином «компетенция». Сама же компетенция судов общей юрисдикции и арбитражных судов осталась неизменной. Изменения претерпел Кодекс административного судопроизводства, который дополнили двумя новыми категориями дел:

  • дела о признании информации, размещенной в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информацией, распространение которой в РФ запрещено.
  • дела о признании информационных материалов экстремистскими (п.п. 2.2, 2.3 ч. 3 ст. 1 КАС РФ).

Во-первых, мировые суды теперь смогут рассматривать дела по имущественным спорам в сфере защиты прав потребителей при цене иска до 100 000 рублей.

Во-вторых, наконец-то оптимально решен вопрос с неподсудными делами, по которым суд уже начал производство. Ранее лицо, обратившееся не в тот суд, было вынуждено заново подавать документы в надлежащий суд, теряя при этом время. Теперь при неверной подаче документов в суд, которому дело неподсудно, если суд уже начал производство, он самостоятельно может передать дело по подсудности в соответствующий суд. Такая норма будет закреплена в ст. 39 АПК РФ и в ст. 33 ГПК РФ.

В-третьих, суд общей юрисдикции может теперь уже будучи в процессе переходить из одной процедуры в другую, в случае если такой переход будет необходим. Например, если в ходе дела суд установит, что дело, рассматриваемое в порядке гражданского судопроизводства, должно быть рассмотрено в административном порядке, то суд выносит определение о переходе к рассмотрению дела по правилам административного судопроизводства. Сторонам никаких дополнительных действий предпринимать не придется. Такие изменения будут отражены в новых редакциях ст. 33.1 ГПК РФ и ст. 16.1КАС РФ.

Что касается административного и гражданского судопроизводства, также необходимо отметить, что если в одном заявлении указаны требования, которые относятся к различным видам производства и разделить их не представляется возможным, то по общему правилу дело будет рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. Если разделить требования возможно, то суд будет принимать решение по рассмотрению этих требований в рамках отдельных судопроизводств.

Упрощенное производство. Новые границы

Согласно действующей редакции ст. 227 АПК РФ в порядке упрощенного производства могут быть рассмотрены дела, если цена иска не превышает для юрлиц 500 000 руб., для ИП — 250 000 руб.

Принятый закон № 451-ФЗ устанавливает новые границы для рассмотрения дел в арбитражном процессе в порядке упрощенного производства. Суммы увеличены, теперь для юрлиц это 800 000 руб., а для ИП — 400 000 руб. Кстати, в процессе обсуждения законопроекта суммы хотели увеличить значительней, для гражданского процесса до 500 000 рублей, а для арбитражного — до 1 млн руб. Вместе с тем, для гражданских дел сумма упрощенного производства осталась прежней — 100 000 руб.

Помимо прочего, изменения ограничений по сумам затронули и приказное производство. Теперь и в гражданском процессе, и в арбитражном сумма приказного производства единая — в пределах 500 000 руб.

Новые апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции

По опыту системы арбитражных судов, суды общей юрисдикции постигла масштабная реформа, которая влечет за собой создание новых пяти апелляционных и девяти кассационных судов общей юрисдикции. При том, что новые суды разделены на судебные округа, которые не будут территориально совпадать с субъектами РФ. В структуру каждого нового суда будет входить президиум и три коллегии: по гражданским делам, по административным делам и по уголовным делам.

В настоящий момент в одном суде может совмещаться несколько инстанции, что снижает качество и независимость судопроизводства, по мнению законодателей. В виду этого система судов общей юрисдикции изменится, и по своей иерархии будет напоминать систему арбитражах судов.

То есть теперь, если дело начато в мировом суде, апелляция, как и ранее, будет проходить в районном, а вот кассация теперь будет не в президиуме областного суда, а в новом кассационном суде (например, для Ростовской области кассация будет располагаться в городе Краснодаре, четвертый кассационный суд общей юрисдикции). А если, например, дело начато по первой инстанции в областном суде, то апелляция будет не в судебной коллегии Верховного Суда, как ранее, а в новом апелляционном суде (так, для Ростовской области это третий апелляционный суд общей юрисдикции в городе Сочи).

Такое реформирование системы судов общей юрисдикции должно повысить независимость и самостоятельность судебных инстанций, которые осуществляют пересмотр судебных актов.

Создание новых апелляционных и кассационных судов закреплено в Федеральном конституционном законе от 29.07. 2018 № 1-ФКЗ«О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации».

Как быть с жалобами, которые были поданы до начала работы новых апелляционных и кассационных судов? Они будут рассмотрены прежними судами, в которые были поданы соответствующие жалобы (ст. 7 Закона № 1-ФКЗ)

Кроме того, еще одно важное изменение в кассации, о котором стоит упомянуть. С началом работы новых судов, в кассационной инстанции заработает принцип «полной кассации». Что это значит? Ранее, при подаче кассационной жалобы судья единолично рассматривал ее на наличие оснований подачи такой жалобы. И только если основания, по усмотрению судьи, были обоснованы, жалоба передавалась на коллегиальное рассмотрение. То есть судья сам единолично выбирал жалобы. Теперь же судья единолично проверяет жалобу только по формальным основаниям и если формально жалоба подходит, то такую жалобу коллегиально рассмотрят в судебном заседании.

Что еще важно знать в связи с реформой

Ранее планировалась, что принятые нормативно-правовые акты, вносящие изменения в процессуальные кодексы, вступят в силу 1 октября 2019 г. В дальнейшем день вступления в силу изменили и обозначили днем начала работы новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции. Однако и этот день пока неизвестен. Пленум Верховного Суда РФ должен установить дату работы новых судов, но не позднее 1 октября 2019 г.

Какие еще изменения принесла процессуальная реформа?

  • исполнительный лист в гражданском и арбитражном процессах будут выдавать теперь только по ходатайству взыскателя;
  • в отношении должников в исполнительных документах должно быть указано больше сведений:
  1. для организации — наименование, адрес места нахождения, ИНН и ОГРН;
  2. для физических лиц — ФИО, адрес, дата и место рождения, место работы и на выбор: СНИЛС, ИНН, паспортные данные, ОГРНИП, реквизиты водительского удостоверения, свидетельство о регистрации транспортного средства;
  • теперь в арбитражном процессе заявление на отвод судьи будет рассматривать сам судья, на которого заявлен отвод. В настоящий момент такое заявление рассматривает председатель состава или председатель арбитражного суда.

Наиболее спорным моментом процессуальной реформы был отказ от мотивировочной части по большинству судебных решений по гражданским делам. Вместе с тем мотивировка осталась неизменной.

Также законодатели хотели изменить порядок извещения сторон по гражданским делам, возложив на стороны ответственность по самостоятельному отслеживанию хода дела, если сторонам уже было ранее направлено определение о принятия искового заявления к производству. Но и это положение в закон не вошло.

ВС пресек формальный подход в споре о недействительности завещания

Можно ли из-за неточности в фамилии наследника признать завещание недействительным? Как поступить, если завещатель перед смертью долго болел и принимал сильнодействующие препараты? Должен ли суд отреагировать на то, что на словах умерший обещал оставить все имущество другому лицу? Со всеми этими вопросами разбирался Верховный суд.

Игорь Блинов* с 2012 года часто болел, а в 2015 году его состояние здоровья резко ухудшилось. Он завещал 6 мая 2015 года все свое имущество Нине Блиновой*, а через два дня зарегистрировал с ней брак. 19 ноября 2015 года Блинов умер.

Его бывшая супруга, Лариса Блинова*, решила оспорить это завещание в пользу их общего несовершеннолетнего сына. Она ссылалась на то, что из-за болезни и приёма сильнодействующих медицинских препаратов её бывший муж на момент составления завещания не мог понимать значения своих действий и руководить ими. Кроме того, 6 мая Нина Блинова была еще Николаевой – она изменила фамилию только спустя четыре дня после составления завещания (8 мая 2015 года). Лариса Блинова объяснила, что оспариваемое завещание влияет на размер имущества ее несовершеннолетнего сына, поскольку объём его прав на наследство сократился до обязательной доли.

Гиагинский районный суд Республики Адыгея по ходатайству представителя истца назначил комплексную судебно-посмертную психолого-психиатрическую экспертизу. Согласно заключению комиссии экспертов, назначенные Блинову препараты не обладают психотропными эффектами и не могут привести к каким-либо психическим расстройствам, а соответственно, повлиять на свободу волеизъявления, способность правильно воспринимать окружающую действительность и понимать характер и значение своих действий. Поэтому суд отказал Ларисе Блиновой в иске.

ИСТЕЦ: Лариса Блинова*

ОТВЕТЧИК: Нина Блинова*

СУД: Верховный суд РФ

ДЕТАЛИ ДЕЛА: Заявительница оспаривает завещание из-за неточности фамилии, указанной в нем

РЕШЕНИЕ: Отказ в удовлетворении иска

Верховный суд Республики Адыгея отменил решение суда первой инстанции и принял новое, которым удовлетворил исковые требования Ларисы Блиновой. Он указал, что на момент составления завещания Нина Николаева не состояла в браке с Игорем Блиновым и не носила фамилию "Блинова". Эту же фамилию носит бывшая жена наследодателя, но её имя и отчество не совпадают с данными, указанными в завещании. Приняв во внимание неточность в указании фамилии, имени и отчества лица, которому завещано имущество, суд второй инстанции пришёл к выводу: ошибка в завещании влияет на понимание волеизъявления наследодателя, что, в свою очередь, влечёт за собой недействительность завещания. Кроме того, суд принял во внимание показания Ларисы Блиновой, согласно которым умерший имел намерение оставить всё своё имущество их общему сыну.

Верховный суд обратил внимание, что апелляция не дала правовую оценку и никак не опровергла выводы суда первой инстанции. Из показаний Нины следовало, что она проживала с Блиновым с 2012 года и на момент составления завещания они уже подали заявление в ЗАГС. Указав в завещании фамилию "Блинова", а не "Николаева", завещатель при этом правильно указал имя, отчество и дату рождения своей будущей жены. На момент открытия наследства наследница уже была Блиновой. Поэтому ВС не нашел оснований сомневаться в том, что Нина Николаева и Нина Блинова – это одно и то же лицо. В итоге ВС отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 24-КГ 17-22).


"ВС абсолютно логично и обоснованно отменил определение апелляционной инстанции. Апелляция подошла к рассмотрению дела чрезвычайно формально, но рациональный подход должен был победить. Ошибки в фамилии наследника можно было избежать, если бы нотариус в момент составления завещания тщательнее разъяснил наследодателю положения закона. Однако этого сделано не было".

Управляющий партнёр ЮК "Варшавский и партнеры" Владислав Варшавский

"Главным при составлении завещания является достоверность волеизъявления наследодателя. Он должен понимать значение своих действий и руководить ими. Как правильно определил ВС, неточность в указании фамилии, имени и отчества лица, которому завещано имущество, не влечет за собой недействительность завещания, – ведь это не влияет на понимание воли умершего", – считает адвокат, партнёр АБ "Казаков и партнеры" Наталья Бокова. "Позиция ВС в полной мере соответствуют постановлению Пленума № 9. Согласно нему, отдельные нарушения порядка составления завещания, его подписания или удостоверения, например, отсутствие или неверное указание времени и места совершения завещания, исправления и описки, не могут служить основанием недействительности завещания. В случае неясности буквального смысла он устанавливается путем сопоставления этого положения с другими положениями и смыслом завещания в целом", – заявила адвокат, руководитель проектов КА "Регионсервис" Кристина Ефимова.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: