Формальное включение норм международного договора во внутреннее право государства как называется

Обновлено: 07.12.2022

Международный договор – это соглашение, регулируемое международным правом, заключенное между государствами или другими субъектами международного права.

Понятие права международных договоров и его источники

Право международных договоров представляет собой отрасль международного права, состоящую из совокупности правовых норм, регулирующих отношения субъектов международного права по вопросам заключения, действия, изменения, отмены и действительности договоров.

Объектом права выступает сам международный договор, представляющий соглашение между субъектами международного права. Это основной источник международного права, через который реализуется одна из внешних функций государства. Именно поэтому право международных договоров является одной из ведущих отраслей международного права. Посредством международных договоров определяются взаимные права и обязанности в самых разных областях (экономике, политике, культуре, науке и т.д.). В основе любого международного соглашения лежит принцип – «договоры должны соблюдаться». Речь идет не просто о формальном исполнении, но и его качестве – добросовестности. Другим принципом, лежащим в основе права международных договоров, является принцип равенства сторон и принцип ответственности за нарушение договора.

Субъект международного прав обладает правоспособностью заключать договора международного характера. Кодификация права международных договоров представляет собой приведение норм международных соглашений в общую согласованную систему на основе общепризнанных принципов. Попытки кодифицировать международные нормы были предприняты еще Лигой Наций По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Возникновение и начальная деятельность Лиги Наций подробнее , но только после создания ООН удалось создать ряд универсальных договоров, являющихся сейчас источниками права международных договоров.

К источникам права международных договоров относятся:

  • Венская конвенция о праве международных договоров (1969 год): международный договор предстает как средство мирного взаимодействия между странами, независимо от их социально-политических различий; раскрываются основные вопросы договорного права, в том числе заключение, разрешение споров и т.д. Это основной источник права договоров;
  • Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 год): регламентация правопреемства, в основном при участии в многосторонних соглашениях;
  • Венская конвенция ООН о праве договоров между государствами и международными организациями (1986 год).

Готовые работы на аналогичную тему

Согласно Конституции РФ международные договора являются составной частью правовой системы России, поэтому если в международном договоре установлены иные правила, чем в законе РФ, то применяются нормы международного договора. Однако внесенные поправки в Конституцию, голосование по которым пройдет в 2020 году, предполагают внесение изменений в это положение. Так, решения международных органов, принятые на основании международных договоров РФ, если они вступают в противоречие с Конституцией РФ, не подлежат исполнению Российской Федерации. Таким образом, в ситуации спора, когда международные нормы расходятся с российскими, в случае если это может повлечь нарушение прав и свобод граждан или создать угрозу конституционному строю, международные нормы Россией исполняться не будут.

Международный договор: понятие, структура, классификация

Международный договор является письменным соглашением, которое регулируется международным правом и заключающийся между государствами или иными субъектами международного права. При этом важно отметить, что международный договор может составлять не один документ, а несколько связанных между собой, а также иметь вариации в конкретном названии. Это может быть договор, соглашение, декларация, конвенция, устав, протокол и т.д.

Существуют разные классификации международных договоров:

  • по объекту регулирования: экономические, политические, научные и т.д.;
  • по количеству участников: двусторонние и многосторонние;
  • по характеру регулирования: универсальные и региональные;
  • по способу присоединения: закрытые, открытые, полуоткрытые (с согласия участников);
  • по характеру представительных органов: межгосударственные, межправительственные, межведомственные;
  • по юридическому характеру: правомерные и неправомерные.

Существует своя градация в наименовании принимаемого международного акта, выработанная международной практикой. Так, наиболее значимые основополагающие акты принято называть договорами, они касаются наиболее важных сфер международных отношений. Соглашения касаются относительно менее значимых вопросов. Если стороны пытаются достичь морально-политическое взаимопонимание, то акт носит название пакта. Договоры, регулирующие деятельность международных организаций, носят название уставов. Дополнительные международные соглашения, вносящие поправки к основному договору, называются протоколами.

В структуру договора входит его название, состав участников, их права и обязанности. Договор начинается с преамбулы, в ней часто формулируется цель договора, далее следует основная часть, разделенная на статьи. В заключительной части называются условия вступления в силу и прекращения. Договор может включать приложения в качестве протоколов или дополнительных соглашений. Последний элемент структуры – подписи сторон.

Заключение международных договоров

Выражение согласия участия в договоре является его подписание. Подписание может быть условном, это означает, что в дальнейшем договор нуждается в последующем подтверждении государством или соответствующей организацией. Существует такое понятие как парафирование, что обозначает постраничное подписание текста представителями государств.

Третья стадия – ратификация. Она подразумевает утверждение договора высшим органом государственной власти. Это влечет обязательный характер договора для данного государства. Ратификации подлежат договора, если сами договаривающиеся стороны это предусмотрели. Кроме того, ратифицируют договора, затрагивающие такие вопросы, как территориальные разграничения между государствами, разграничение экономической зоны, права и свободы человека, по вопросам обороноспособности государства, в том числе разоружению, договоры о коллективной безопасности, участие в межгосударственных союзах.

Последняя стадия – регистрация и опубликование договора. Для регистрации международные договора отсылают в Секретариат ООН, так устанавливается преграда для создания тайных договоров и соглашений. Неопубликованные международные договоры не принимаются международными органами правосудия, потому невозможно ссылаться на них в спорах.

Имплемента́ция (международного права) — фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне, а также конкретный способ включения международно-правовых норм в национальную правовую систему. Главное требование имплементации — строгое следование целям и содержанию международного установления.

Способами имплементации являются:

- общая, частная или конкретная отсылка.

При инкорпорации международно-правовые нормы без каких-либо изменений дословно воспроизводятся в законах имплементирующего государства.
При трансформации происходит определенная переработка норм соответствующего международного договора при перенесении их в национальное законодательство (обычно это происходит ввиду необходимости учёта национальных правовых традиций и стандартов юридической техники).
В случае общей, частной или конкретной отсылки международно-правовые нормы непосредственно не включаются в текст закона, в последнем содержится лишь упоминание о них. Таким образом, при имплементации путем отсылки применение национальной правовой нормы становится невозможным без непосредственного обращения к первоисточнику — тексту соответствующего международного договора.

В ряде государств ратифицированные международные договоры автоматически становятся частью национального законодательства. Так, в соответствии с Конституцией РФ в РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Нормы международно-правовых актов, для того чтобы регулировать нутригосударственные отношения, должны войти в систему права этого государства, т.е. быть имплементированы во внутреннее право. Важным средством имплементации является трансформация, которая имеет несколько форм (прямая, опосредствованная и смешанная трансформация).

Прямая трансформация означает, что нормы заключенного и ратифицированного международного договора непосредственно обретают силу закона, а если государства об этом достигнут соглашения, то и силу, превосходящую закон.

Опосредствованная трансформация означает принятие законодательным органом специального нормативного правового акта, переводящего норму международного договора во внутригосударственную норму права.

Наиболее распространенной является смешанная трансформация, которая представляет собой сочетание элементов первых двух видов трансформации.

Другие механизмы взаимодействия международного и внутригосударственного права выглядит следующим образом:

— рецепция — нормы национального права текстуально повторяют нормы международного права, конкретизируют их, учитывая особенности социального строя государства;

— инкорпорация — включение норм международного права во внутригосударственное право;

— отсылка — во внутреннем акте государства может быть применена отсылка к международному акту (например, договору).

В первой половине ХХ века в правовой доктрине сформировались три основные точки зрения на проблему соотношения международного и внутреннего права: дуалистическая и две монистических. Основатели дуалистической концепции (Г. Трипель, Д. Анцилотти) рассматривали международное и внутригосударственное право в качестве двух различных и юридически равноправных правовых систем, источники которых не могут конкурировать друг с другом. Сторонники монистической концепции утверждали, что международное и внутригосударственное право не имеют между собой существенных различий и должны рассматриваться как проявление единой концепции права. По их мнению, право охватывает весь мир и включает в себя более узкие отдельные системы, расположенные в определенной иерархии. При этом одна группа монистов отстаивала точку зрения о приоритете внутригосударственных правовых норм над международными, а вторая обосновывала идею о том, что международное право является высшим правопорядком, существующим в мире, и что его действие, следовательно, «не может быть ограничено ни в каком направлении».

Развитие международных отношений в последующие десятилетия убедительно показало несостоятельность как монистической, так и дуалистической концепций в их первоначальном варианте.

Е. Т. Усенко говорит о трансформации как об «объективном явлении, выражающемся в различных способах осуществления международных обязательств государства посредством издания им национально-правовых актов». Он считает, что все виды трансформации в целом можно подразделить на два вида: генеральную и специальную. «Генеральная трансформация заключается в установлении государством в своем внутреннем праве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия. Специальная трансформация заключается в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально либо в виде положений, адаптированных к национальному праву, или путем законодательного выражения согласия на их применение иным способом».

С.В.Черниченко также подчеркивает, что «трансформация… происходит во всех случаях, когда внутригосударственное право приводится в соответствие с международным, даже и тогда, когда формулировки того или иного международного договора могут породить иллюзию о непосредственном применении его положений для регулирования внутригосударственных отношений». Он считает, что с точки зрения формы следует различать официальную (юридически оформленную) и неофициальную (не оформленную юридически) трансформацию, с точки зрения способа осуществления ¾ трансформацию автоматическую и неавтоматическую. А в зависимости от масштабов процесса он предлагает различать общую, частную и индивидуальную трансформацию.

Также выделляют такие виды трансформации, как инкорпорацию, легитимацию и отсылку. В первом случае речь идет о формальном «включении» норм международного договора во внутреннее право государства «посредством «включения» самого договора в его законодательство». Легитимация имеет место тогда, когда с целью обеспечения выполнения государством норм международного права или индивидуальных международно-правовых установок принимается особый внутригосударственный акт, который не повторяет все внешние признаки соответствующего международно-правового акта. В свою очередь отсылка, по его мнению, это использование согласно предписанию внутригосударственного права для урегулирования каких-либо внутригосударственных отношений правил, установленных международными договорами или обычаями.

Основополагающие постулаты теории трансформации:

1. Международное и внутригосударственное право представляют собой два различных правопорядка. Поэтому первое не может быть непосредственным регулятором отношений в сфере действия второго.

2. Для придания нормам международного права юридической силы внутри государства, они должны быть «трансформированы» в нормы национального права (другими словами, приобрести силу норм внутригосударственного права).

3. Процедура «трансформации» характерна для всех случаев и способов приведения в действие норм международного права внутри государства.

4. Проведение «трансформации» опосредуется изданием соответствующего «трансформационного» национально-правового акта.

Используемая в науке должна адекватно отражать характеризуемое ею явление. Само слово «трансформация» произошло от позднелатинского «transformatio», что означает «превращение». Такую же смысловую нагрузку слово «трансформация» несет и в настоящее время, и используется это слово именно в данном смысле. Трансформация превращение чего-нибудь во что-нибудь, преобразование. Если следовать такому пониманию термина, то нормы международного договора посредством т. н. трансформационных норм должны превратиться в нормы иного порядка, в нормы национального законодательства. И, как следствие этого, международный договор должен потерять свою «международность» и стать включенным в национальную правовую систему, а также стать источником национального законодательства. Термин «трансформация» не только не отражает существа процесса осуществления международно-правовых норм внутри государства, но и не дает четкого и цельного представления о его содержании. Одни ученые считают, что этим термином охватываются все способы приведения в действие норм международного права внутри страны, другие полагают, что трансформация это лишь один из способов осуществления международно-правовых норм в рамках внутригосударственного правопорядка.

Ученые, трактующие трансформацию в узком смысле этого слова, считают, что «отсылка национального закона к международному праву (международному договору) не вводит в национальное право новой национальной нормы, а лишь допускает применение международно-правовой нормы во внутригосударственном праве… Сторонники широкой трактовки термина «трансформация» полагают, что юридическая природа отсылки, как и любого другого способа осуществления нормы международного права внутри государства, заключается в придании международно-правовой норме силы нормы национального права.

Имплемента?ция (международного права) — фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне, а также конкретный способ включения международно-правовых норм в национальную правовую систему. Главное требование имплементации — строгое следование целям и содержанию международного установления.

Способами имплементации являются:

- общая, частная или конкретная отсылка.

При инкорпорации международно-правовые нормы без каких-либо изменений дословно воспроизводятся в законах имплементирующего государства.
При трансформации происходит определенная переработка норм соответствующего международного договора при перенесении их в национальное законодательство (обычно это происходит ввиду необходимости учёта национальных правовых традиций и стандартов юридической техники).
В случае общей, частной или конкретной отсылки международно-правовые нормы непосредственно не включаются в текст закона, в последнем содержится лишь упоминание о них. Таким образом, при имплементации путем отсылки применение национальной правовой нормы становится невозможным без непосредственного обращения к первоисточнику — тексту соответствующего международного договора.

В ряде государств ратифицированные международные договоры автоматически становятся частью национального законодательства. Так, в соответствии с Конституцией РФ в РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Нормы международно-правовых актов, для того чтобы регулировать внутригосударственные отношения, должны войти в систему права этого государства, т.е. быть имплементированы во внутреннее право. Важным средством имплементации является трансформация, которая имеет несколько форм (прямая, опосредствованная и смешанная трансформация).

Прямая трансформация означает, что нормы заключенного и ратифицированного международного договора непосредственно обретают силу закона, а если государства об этом достигнут соглашения, то и силу, превосходящую закон.

Опосредствованная трансформация означает принятие законодательным органом специального нормативного правового акта, переводящего норму международного договора во внутригосударственную норму права.

Наиболее распространенной является смешанная трансформация, которая представляет собой сочетание элементов первых двух видов трансформации.

Другие механизмы взаимодействия международного и внутригосударственного права выглядит следующим образом:

— рецепция — нормы национального права текстуально повторяют нормы международного права, конкретизируют их, учитывая особенности социального строя государства;

— инкорпорация — включение норм международного права во внутригосударственное право;

— отсылка — во внутреннем акте государства может быть применена отсылка к международному акту (например, договору).

В первой половине ХХ века в правовой доктрине сформировались три основные точки зрения на проблему соотношения международного и внутреннего права: дуалистическая и две монистических. Основатели дуалистической концепции (Г. Трипель, Д. Анцилотти) рассматривали международное и внутригосударственное право в качестве двух различных и юридически равноправных правовых систем, источники которых не могут конкурировать друг с другом. Сторонники монистической концепции утверждали, что международное и внутригосударственное право не имеют между собой существенных различий и должны рассматриваться как проявление единой концепции права. По их мнению, право охватывает весь мир и включает в себя более узкие отдельные системы, расположенные в определенной иерархии. При этом одна группа монистов отстаивала точку зрения о приоритете внутригосударственных правовых норм над международными, а вторая обосновывала идею о том, что международное право является высшим правопорядком, существующим в мире, и что его действие, следовательно, «не может быть ограничено ни в каком направлении».

Развитие международных отношений в последующие десятилетия убедительно показало несостоятельность как монистической, так и дуалистической концепций в их первоначальном варианте.

Е. Т. Усенко говорит о трансформации как об «объективном явлении, выражающемся в различных способах осуществления международных обязательств государства посредством издания им национально-правовых актов». Он считает, что все виды трансформации в целом можно подразделить на два вида: генеральную и специальную. «Генеральная трансформация заключается в установлении государством в своем внутреннем праве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия. Специальная трансформация заключается в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально либо в виде положений, адаптированных к национальному праву, или путем законодательного выражения согласия на их применение иным способом».

С.В.Черниченко также подчеркивает, что «трансформация… происходит во всех случаях, когда внутригосударственное право приводится в соответствие с международным, даже и тогда, когда формулировки того или иного международного договора могут породить иллюзию о непосредственном применении его положений для регулирования внутригосударственных отношений». Он считает, что с точки зрения формы следует различать официальную (юридически оформленную) и неофициальную (не оформленную юридически) трансформацию, с точки зрения способа осуществления ¾ трансформацию автоматическую и неавтоматическую. А в зависимости от масштабов процесса он предлагает различать общую, частную и индивидуальную трансформацию.

Также выделляют такие виды трансформации, как инкорпорацию, легитимацию и отсылку. В первом случае речь идет о формальном «включении» норм международного договора во внутреннее право государства «посредством «включения» самого договора в его законодательство». Легитимация имеет место тогда, когда с целью обеспечения выполнения государством норм международного права или индивидуальных международно-правовых установок принимается особый внутригосударственный акт, который не повторяет все внешние признаки соответствующего международно-правового акта. В свою очередь отсылка, по его мнению, это использование согласно предписанию внутригосударственного права для урегулирования каких-либо внутригосударственных отношений правил, установленных международными договорами или обычаями.

1. Международное и внутригосударственное право представляют собой два различных правопорядка. Поэтому первое не может быть непосредственным регулятором отношений в сфере действия второго.

2. Для придания нормам международного права юридической силы внутри государства, они должны быть «трансформированы» в нормы национального права (другими словами, приобрести силу норм внутригосударственного права).

3. Процедура «трансформации» характерна для всех случаев и способов приведения в действие норм международного права внутри государства.

4. Проведение «трансформации» опосредуется изданием соответствующего «трансформационного» национально-правового акта.

Используемая в науке должна адекватно отражать характеризуемое ею явление. Само слово «трансформация» произошло от позднелатинского «transformatio», что означает «превращение». Такую же смысловую нагрузку слово «трансформация» несет и в настоящее время, и используется это слово именно в данном смысле. Трансформация превращение чего-нибудь во что-нибудь, преобразование. Если следовать такому пониманию термина, то нормы международного договора посредством т. н. трансформационных норм должны превратиться в нормы иного порядка, в нормы национального законодательства. И, как следствие этого, международный договор должен потерять свою «международность» и стать включенным в национальную правовую систему, а также стать источником национального законодательства. Термин «трансформация» не только не отражает существа процесса осуществления международно-правовых норм внутри государства, но и не дает четкого и цельного представления о его содержании. Одни ученые считают, что этим термином охватываются все способы приведения в действие норм международного права внутри страны, другие полагают, что трансформация это лишь один из способов осуществления международно-правовых норм в рамках внутригосударственного правопорядка.

Ученые, трактующие трансформацию в узком смысле этого слова, считают, что «отсылка национального закона к международному праву (международному договору) не вводит в национальное право новой национальной нормы, а лишь допускает применение международно-правовой нормы во внутригосударственном праве… Сторонники широкой трактовки термина «трансформация» полагают, что юридическая природа отсылки, как и любого другого способа осуществления нормы международного права внутри государства, заключается в придании международно-правовой норме силы нормы национального права.

Вопрос о соотношении международного и внутригосударственного (национального) права - один из центральных в теории международного права. Особое значение вопрос о соотношении этих двух систем правового регулирования приобрел в наши дни ввиду бурного развития разнообразных форм международного сотрудничества, углубления процесса интернационализации жизни народов. Все эти факторы обусловливают необходимость широкого использования государствами международного права для согласования их действий не только в традиционных областях, но и в таких сферах, которые ранее были предметом их национально-правового регулирования.

  • Буржуазная наука в вопросе соотношения международного и внутригосударственного права выработала три основных направления:
    • одно дуалистическое;
    • два монистических.

    Суть дуализма заключается в том, что международное и внутригосударственное право рассматриваются как два различных правопорядка. Основоположником этого направления считается немецкий ученый Г. Трипель. Представителем дуалистической концепции являлся также Д. Анцилотти.
    Дуалисты не абсолютизируют независимость двух правопорядков, отмечая определенную связь международного права с внутригосударственным. Они даже подчеркивают, что, для того чтобы международное право могло выполнять свою задачу, оно постоянно должно обращаться за помощью к внутреннему праву.
    Суть монистических концепций, как это видно из их названия, состоит в признании единства обеих правовых систем. Международное и внутригосударственное право рассматриваются как части единой системы права. При этом одни из сторонников этих концепций исходят из примата (верховенства) внутригосударственного права, другие - из примата международного права.
    Теории примата внутригосударственного права получили распространение во второй половине XIX - начале XX в. главным образом в немецкой юридической литературе. Международное право рассматривалось как сумма внешнегосударственных прав различных государств, как "внешнее государственное право". Так, откровенно нигилистическую позицию по отношению к международному праву занимал А. Лассон, который утверждал, что "государство оставляет за собой свободу решать, соблюдать международное право или нет, в зависимости от того, диктуется ли это его интересами". В основу рассуждений сторонников примата внутригосударственного права были положены взгляды Гегеля.
    В настоящее время более распространена другая разновидность монистической концепции - примат международного права над внутригосударственным. Наиболее полно она развита в трудах Г. Кельзена. По его мнению, соотношение между международным правопорядком и национальными правопорядками "напоминает соотношение национального правопорядка и внутренних норм корпорации".
    Как сторонники примата внутригосударственного права над международным, так и сторонники верховенства международного права над внутригосударственным противопоставляют международное право государственному суверенитету. Если у сторонников примата внутригосударственного права такое противопоставление ведет к отрицанию международного права, то у сторонников примата международного права оно ведет к отрицанию суверенитета. Сторонники обоих монистических направлений допускают существование государственного суверенитета лишь в его абсолютном смысле, как независимость государств не только друг от друга, но и от норм международного права. В действительности же суверенитет не отрицает взаимозависимости государств, а означает неподчинение одного государства другому.
    В последние годы, однако, среди западных юристов-международников можно заметить тенденцию отхода от монистической концепции. Так, Я. Броунли утверждает, что эта "доктрина не соответствует правовым реальностям существования суверенных государств и низводит внутригосударственное право до положения пенсионера международного права".
    Получила распространение и теория так называемого умеренного монизма, которая воздерживается от последовательного, т.е. радикального, проведения примата международного права. Согласно этой концепции, во внутригосударственной сфере действует, прежде всего, внутригосударственное право независимо от его возможного противоречия международному праву. Индивид уступает своему государству только первое решение о том, в какой мере его внутригосударственное право согласуется с его международно-правовыми обязанностями.

    Советская доктрина международного права исходила из того, что международное право и право внутригосударственное представляют собой две относительно самостоятельные правовые системы, не подчиненные одна другой (Э.М. Аметистов, И.П. Блищенко, В.Г. Буткевич, А.С. Гавердовский, В.H. Дурденевский, Г.В. Игнатенко, Ф.И. Кожевников, Е.А. Коровин, А.М. Ладыженский, Д.Б. Левин, Л.А. Лунц, H.М. Минасян, H.В. Миронов, Р.А. Мюллерсон, Г.И. Тункин, Е.Т. Усенко, H.А. Ушаков, С.В. Черниченко, В.М. Шуршалов). Советская концепция международного права, используя положения дуалистической теории, обосновывала возможность согласованности обеих систем права. Такая возможность обусловливалась тем, что государства создают международное право, а не наоборот. Вступая в международные обязательства, государство учитывает свои национальные правовые нормы, возможность в случае необходимости их изменения в целях приспособления к принимаемым государством международным обязательствам.
    Если влияние норм внутригосударственного права на международное можно назвать первичным, так как каждое государство, участвующее в создании международного права, исходит из характера и возможностей своего внутреннего права, то в процессе взаимодействия уже существующих норм оно не может не признавать принцип преимущественного значения норм международного права. Этот принцип получил четкое выражение в ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой участник договора "не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора".
    Сегодня следование принципу примата норм международного права в процессе взаимодействия уже существующих норм двух различных систем выступает одной из правовых гарантий обеспечения мира, взаимовыгодного и нормального сотрудничества между государствами. Однако это не означает признания единства международного и национального права.
    Если международное право налагает обязательство на государство в целом, то национальное право определяет органы государства либо должностные лица, ответственные за обеспечение выполнения международных обязательств государства. Взаимодействие международного и внутригосударственного права происходит в виде их взаимного влияния друг на друга. Внутригосударственное право оказывает двоякое влияние на международное право.
    Во-первых, это влияние содержания норм национального права на содержание норм международного права. Такое влияние можно назвать материальным.
    Во-вторых, это влияние норм внутригосударственного права, касающихся порядка создания норм международного права (заключения международных договоров), на действительность норм международного права. Так как этот аспект влияния национального права на международное право имеет дело с нормами, касающимися процесса создания норм международного права, его иногда называют процессуальным влиянием.
    Это, прежде всего, принципы внешней политики государств, весьма часто закрепленные в их основных законах. Значительное воздействие на международное право оказали правовые принципы Великой французской буржуазной революции конца XVIII - начала XIX в. Под ее влиянием в международное право вошли, например, принципы уважения равноправия наций, невмешательства в их внутренние дела и др. На становление и развитие норм международного права оказывают влияние не только внешнеполитические принципы, но и конкретные нормы внутреннего права, регулирующие различные вопросы осуществления внешнеполитических функций государства.
    Наконец, ряд так называемых юридических максим (последующий закон отменяет предыдущий, специальный закон отменяет более общий, никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам, и др.), обеспечивающих внутреннюю согласованность правовых систем, появились первоначально во внутреннем праве (в римском праве, откуда они были заимствованы национальным правом буржуазных государств), а затем были восприняты международным правом.
    Тесное взаимодействие международного и внутригосударственного права при регулировании процесса заключения международных договоров обусловило возникновение нормы международного права, получившей отражение в ст. 46 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой нарушение определенных положений внутригосударственного права при известных обстоятельствах может повлечь за собой недействительность таких договоров.
    Объективные границы международного права отделяют сферу возможного действия международного права от сферы возможного действия внутригосударственного права. Они неизменны, пока существуют межгосударственные отношения как определенная категория общественных отношений. Разумеется, возможны, например, ситуации, когда развитие отношений между какими-либо государствами постепенно приводит к созданию федерации. В этих случаях на каком-то этапе данного процесса, еще до официального оформления создания федерации, мы можем столкнуться с довольно сложным переплетением межгосударственных и внутригосударственных отношений, причем практически отличать их друг от друга будет трудно.
    Государство, чтобы не допустить нарушения обязанностей, вытекающих для него из норм международного права или индивидуальных международно-правовых установок, либо реализовать свои права, вытекающие из таких норм или установок, должно либо принять новые нормы внутригосударственного права, либо изменить существующие, либо отменить их, либо, наконец, быть уверенным в том, что его внутреннее право вполне отвечает упомянутым нормам и что деятельность внутригосударственных органов, должностных лиц, организаций, граждан в порядке реализации соответствующих внутригосударственных норм будет находиться в русле реализации соответствующих международно-правовых норм, будет рассматриваться на международной арене как деятельность самого государства по реализации международно-правовых норм.
    Способы согласования внутригосударственного и международного права различны и зависят от права конкретного государства. При этом государства могут договориться об использовании определенных способов согласования. Но сущность этого процесса всегда одинакова: приведение государством своего внутреннего права в соответствие с международным с целью обеспечить выполнение предписаний, дозволений и запретов, установленных последним. Наименование указанного процесса в юридической литературе вызывает значительные разногласия. Пожалуй, наиболее распространенным термином для его обозначения является "трансформация", хотя иногда его употребляют в качестве наименования лишь одного из способов согласования международного и внутригосударственного права. Предлагаются также такие термины, как "рецепция", "национально-правовая имплементация" (Р.А. Мюллерсон). Каждый из этих терминов имеет свои недостатки.
    Термин "трансформация" может породить представление о том, что нормы международного права претерпевают какие-либо изменения и превращаются в нормы внутригосударственного права, хотя в действительности это не так: нормы международного права с момента их принятия действуют только в сфере межгосударственных отношений и ни во что не преобразуются; свою природу не меняют и изменить не могут, но во их исполнение, точнее, с целью обеспечить их осуществление государства, которые этими нормами связаны, принимают, если это необходимо, соответствующие внутригосударственные правовые нормы.
    Термин "рецепция", означающий заимствование, восприятие, также не совсем точен. Норма международного права, как таковая, не может быть воспринята внутригосударственным правом, стать его частью из-за различия объекта правового регулирования и круга субъектов, которым адресованы нормы международного и внутригосударственного права.
    Термин "имплементация" ассоциируется, прежде всего, с реализацией права, деятельностью, представляющей собой его осуществление. Когда говорят о национально-правовой имплементации международного права, это также в первую очередь наводит на мысль о том, что речь идет именно об осуществлении международного права. Однако в международно-правовой литературе об имплементации норм международного права нередко говорили в ином смысле, относя к ней не только реализацию этих норм, но и деятельность по созданию условий для их реализации (Э.М. Аметистов, А.С. Гавердовский, Р.А. Мюллерсон).
    Термин "национально-правовая имплементация" (Р.А. Мюллерсон) вряд ли адекватно отражает существо процесса согласования внутригосударственного и международного права с целью обеспечения осуществления последнего. В любом случае он охватывает и осуществление международного права, в то время как упомянутый процесс согласования никак нельзя отнести к собственно осуществлению международного права.
    Рассматривая проблему трансформации, нельзя обойти вниманием и такое довольно распространенное понятие, как обратная трансформация. Под ней принято понимать повторение в международных договорах формулировок, встречающихся во внутригосударственных актах. Если "прямая" трансформация, т.е. трансформация международного права во внутригосударственное, служит обеспечением осуществления международного права, то "обратная" трансформация служит обычно средством внедрения в международное право новых прогрессивных принципов и норм.
    С точки зрения формы, следует различать официальную трансформацию, юридически оформленную, происходящую в порядке, установленном законодательством соответствующего государства, и неофициальную, ad hoc, происходящую явочным порядком, по усмотрению каких-либо государственных органов.
    С точки зрения способа осуществления, можно различать автоматическую трансформацию и неавтоматическую, требующую принятия специального решения. Так, если законодательство государства предусматривает, что все международные договоры, в которых оно участвует, являются частью его внутреннего права (как, например, предусмотрено ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), то нормы любого международного договора, как только он вступает для данного государства в силу, автоматически трансформируются. Если же законодательство требует для придания договору силы закона, например, принятия специального парламентского акта, это будет уже неавтоматическая трансформация.

    • Наконец, с точки зрения юридической техники, можно выделить следующие виды трансформации:
      • инкорпорацию;
      • легитимацию;
      • отсылку.

      Инкорпорация - формальное "включение" норм международного договора во внутреннее право государства посредством "включения" самого договора в его законодательство. По существу, принимается новый закон или подзаконный акт, полностью внешне идентичный международному договору: повторяющий его название, структуру, формулировки и т.д.
      Легитимация - принятие особого внутригосударственного акта с целью обеспечения выполнения государством норм международного права. Такой внутригосударственный акт не повторяет все внешние признаки соответствующего международно-правового акта. Легитимация, в отличие от инкорпорации, представляет собой обычный процесс принятия внутригосударственного акта того или иного уровня, такой же, как в тех случаях, когда не требуется обеспечить выполнение каких-либо международно-правовых норм.
      Наибольшие сложности вызывает такой вид трансформации, как отсылка. Если какая-либо норма непосредственно адресуется государством участникам внутригосударственного отношения (или международного отношения немежгосударственного характера), она объективно не может быть международно-правовой: субъекты соответствующего отношения не являются участниками межгосударственного общения, и само это отношение не может стать межгосударственным.
      Отсылка составляет содержание трансформационной нормы, согласно которой правила и установки, являющиеся международно-правовыми, в определенных случаях начинают рассматриваться и как внутригосударственные. Внешне те же самые предписания, дозволения и запреты адресуются уже участникам других по своей природе отношений, становятся частью внутригосударственного права без инкорпорации в законодательство данного государства международно-правового акта, в котором они зафиксированы (если они содержатся и в таком акте), или без внесения каких-либо иных изменений в законодательство государства (если речь идет о международном обычае). Внутреннее право государства с помощью такого рода приема, как отсылка, обогащается новыми нормами, а законодательство остается без изменений. Разумеется, для того, чтобы это произошло, необходимо принятие внутригосударственного правового акта (чаще всего на уровне закона), содержащего отсылочную норму.

      Имплементация международных норм - это деятельность, осуществляемая странами, связанная с всесторонним, полным, своевременным воплощением в жизнь тех предписаний, которые обозначены нормами международного законодательства.

      Понятие и формы имплементации норм международного права

      Если говорить о таком понятии как “имплементация” буквально, то можно представить его как “претворение” или “внедрение”. Разработка термина была осуществлена на международном уровне, что повлекло его широкое применение в различных международных резолюциях, договорах и конвенциях. В широком правопонимании “имплементация международных норм” рассматривается в качестве процесса, связанного с деятельностью субъектов по соблюдению адресованных им правовых норм. Зачастую государства должны принять дополнительные нормы права, а также меры по организации, с целью полной и всесторонней реализации международно-правовых норм.

      По мнению И.И. Лукащука:

      “. реализация норм международного права является ответственной и сложной задачей, в сравнении с их принятием. Ее решение допустимо только при оптимальном механизме имплементации, который содержит организационные и правовые средства, направленные на использование международного права субъектами на национальном и международном уровнях, для того, чтобы воплотить предписания, обозначенные в международно-правовых нормах.”

      В подавляющем числе случаев рассматриваемый процесс имплементации предстает в качестве прерогативы суверенных стран, которые в этих целях используют свой правовой и организационный механизм.

      По мнению В. Я. Суворовой:

      “…понятие имплементации стоит рассматривать в качестве синонима понятия “реализации”, т.е. воплощения правовых норм в деятельности страны и иных субъектов.”

      С. В. Черниченко обозначает имплементацию в качестве термина, который отражает:

      “воздействие международно-правовых норм на отношения внутри государства через право, действующее внутри этого государства”.

      Готовые работы на аналогичную тему

      Позиция А. С. Гавердовского состоит в понимании данного термина как:

      “целенаправленной правовой и организационной деятельности стран, которая осуществляется самостоятельно, в коллективе или в пределах деятельности международных организаций, для того, чтобы своевременно и в полной мере реализовывать обязательства, принятые ими в соответствии с рамками международного права”.

      Нормы межударного права, как и нормы внутреннего права, должны реализовываться в определенной форме. Так существует несколько форм имплементации международных норм:

      1. Соблюдение. Такая форма относится исключительно к реализации норм-запретов, которые обязывают субъектов воздерживаться от совершения каких-либо действий, запрещенных нормами.
      2. Исполнение. В данном случае речь идет, напротив, об активной деятельности субъектов по реализации норм.
      3. Использование. Здесь не предусматривается конкретное действие или бездействие, а предоставляется выбор субъекту использовать норму или нет.
      4. Применение. Это особая форма имплементации международных норм, которая связана с организацией субъектами выполнения международных норм путем их принятия органами, а также с организацией ими же охраны и защиты прав от нарушений.

      Стоит подчеркнуть, что имплементация рассматривается в качестве одной из важных форм по взаимодействию норм и принципов национального и международного законодательства, права. Внутри страны имплементация обеспечивается деятельностью органов государственной власти, а также практической правоприменительной деятельностью. При этом последняя играет особую роль, так как именно она направлена на решение задач, связанных с адаптацией международных норм в изменяющихся условиях и обеспечением выбора нормы права, подлежащей применению.

      Способы имплементации международно-правовых норм

      К способам имплементации международных норм можно отнести:

      • адаптацию;
      • инкорпорацию;
      • трансформацию;
      • отсылку;
      • рецепцию и др.

      Инкорпорация. Она рассматривается как форма имплементации, когда международными нормами создаются определенные правоотношения, устанавливаются некие правила, в рамках которых страны распространяют обязательства в своей внутренней системе.

      Трансформация. Буквальная расшифровка данного термина звучит как “превращение”, что, собственно, и описывает данную теорию как процесс, связанный с изменением нормы права в ходе имплементации ее из международной во внутригосударственную. После трансформации может измениться структура нормы права, направленность, санкция и т.п.

      Отсылка. Этот способ имплементации состоит из указания на международно-правовой акт в национальном нормативно-правовом акте По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Нормативно-правовые акты в правовой системе Российской Федерации подробнее в качестве источника по регулированию правовых отношений. Отсылка может быть частной, конкретной или общей.

      Рецепция. Способ заключается в точном воспроизведении в актах, которые действуют внутри государства, международных правовых норм. Данный способ реализуется путем принятия в стране внутренних норм, направленных на то, чтобы международные положения были выполнены. В качестве примера рецепции можно привести ст. 357-359 Уголовного кодекса РФ (”Геноцид”, “Экоцид”, “Наемничество”). Эти статьи подлежали рецепции в российское законодательство из международно-правовых конвенций.

      Имплементация норм международного права в правовую систему РФ

      При интеграции и глобализации Российской Федерации По данной теме мы уже выполнили реферат Государственность России. подробнее на мировой арене, которая прослеживается на сегодняшний день, происходит укрепление дуализма международного и российского права путем их взаимного воздействия, а также путем регулирования правовыми предписаниями их правоотношений, что ведет к изменению внутригосударственных норм.

      Как уже было обозначено ранее, в настоящее время имплементация международных норм во внутреннее право происходит с применением способов инкорпорации, трансформации, отсылки или рецепции.

      Рассмотрев указанные способы, можно отметить, что системе права Российской Федерации присущ каждый из них в определенной степени.

      В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ По данной теме мы уже выполнили реферат Конституция РФ подробнее предусмотрены нормы, демонстрирующие инкорпорацию, путем установления приоритета международного права, признания общепризнанных международных принципов и норм, а также международных договоров частью системы российского права.

      Глава 2 Конституции РФ также свидетельствует о включении напрямую положений и норм, содержащихся первоначально во Всеобщей декларации прав человека, которая была принята10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН По данной теме мы уже выполнили реферат Генеральная Ассамблея ООН подробнее , в Основной Закон России По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Конституция - Основной Закон Российской Федерации подробнее . Такой процесс похож на трансформацию, так как смотрится незавершенным.

      Самым дискуссионным вопросом в теме, касающейся имплементации международных норм в систему права Российской Федерации, является использование инкорпорации. Предлагается обратиться к мнению авторитетных лиц, ученых, допускающих наличие в системе российского права международно-правовых норм:

      • Первая позиция, которая принадлежит С.А. Авакьяну, базируется на признании международно-правовых норм в качестве “возможных” источников конституционного российского права. Автор видит это целесообразным, поскольку вопрос о трансформации международных норм в конституционное право Российской Федерации по-прежнему остается открытым. Предполагается, что решив данную проблему, автоматически можно признать международные нормы источником права в России.
      • Вторая позиция, принадлежащая В.В. Ершову, состоит в представлении системы правовых форм в Российской Федерации в качестве единства международных и российских подсистем, где международные договоры, основополагающие принципы международного права, международные обычаи признаются как формы права.

      Несмотря на то, что приоритет международно-правовых договоров в Российской Федерации признан на законодательном и конституционном уровне, практика и теория считает общую, частную или конкретную отсылку к нормам международного договора единственным на сегодняшний день эффективным имплементационным способом. При этом данный способ не был трансформирован или инкорпорирован в систему российского права, а в международном праве существует как самостоятельный источник. Обращение к данному способу связано с недостаточностью и противоречивостью российского законодательства, а также всей системы права внутри государства в отношении международного права.

      Автор статьи

      Куприянов Денис Юрьевич

      Куприянов Денис Юрьевич

      Юрист частного права

      Страница автора

      Читайте также: