Электроэнергия это товар или услуга судебная практика

Обновлено: 06.10.2022

При обращении в суд за взысканием платы за передачу электрической энергии в отсутствие заключенного договора в Москве необходимо предоставить в суд документы, подтверждающие следующие факты:

  • Смежность сетей территориальной и котловой сетевой организации по спорным точкам поставки электрической энергии.

Согласно пункту 124 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 (далее – Основные положения), при заключении договора энергоснабжения сбытовая организация обязана обратиться в сетевую организацию для заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии в интересах нового потребителя.

В процессе передачи электрической энергии может участвовать несколько сетевых компаний, соответственно, отношения по передаче электрической энергии должны быть урегулированы с каждой из них.

На территории Москвы действует экономическая модель «котел сверху», под который понимается, что «котловая сетевая организация» аккумулирует денежные средства, поступающие от заказчиков в оплату услуг, по единому котловому тарифу (держателем котла) (Определение ВС РФ № 304-ЭС15-5139 от 26.10.2015 по делу А27-18141/2013). Далее котловая сетевая организация оплачивает услуги территориальных сетевых компаний (далее – ТСО) на основании индивидуального тарифа.

Таким образом, сбытовая организация должна обратиться к котловой сетевой организации, которая в свою очередь должна урегулировать отношения по передаче электрической энергии со всеми ТСО, чьи сети участвуют в процессе передачи электрической энергии.

Соответственно, оплата услуг по передаче электрической энергии идет следующим образом: потребитель – сбытовая организация – котловая сетевая организация – ТСО.

Для расчетов между котловыми сетевыми организациями и ТСО устанавливаются индивидуальные тарифы. Индивидуальный тариф может быть установлен для ТСО одновременно с двумя сетевыми котловыми организациями.

Представим следующую ситуацию: потребитель заключил договор энергоснабжения со сбытовой компаний, но та не заключила договор на передачу электрической энергии ни с одной из котловых сетевых организаций. Соответственно, ни одна из котловых сетевых организаций не урегулировала отношения по передаче электрической энергии с ТСО. ТСО оказала услуги по передаче электрической энергии в отсутствие заключенного договора.

Судебная практика сложилась таким образом, что при неоплате услуг, оказанных ТСО, иск должен быть предъявлен к котловой сетевой организации.

Возникает вопрос, к какой из двух сетевых котловых организаций необходимо обращаться ТСО за взысканием платы?

В одном деле (А40‑138715/15) выяснилось, что ТСО не смогла определиться с надлежащим ответчиком, и при идентичных обстоятельствах, обращалась в разные месяца то к одной, то к другой котловой сетевой организации. Такая неопределенность отрицательно сказывается на стабильности гражданского оборота.

Считаем, что при определении надлежащего ответчика можно руководствоваться следующей логикой.

В соответствии с частью 4 статьи 41 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее - ФЗ «Об электроэнергетике») сетевые компании обязаны урегулировать отношения, связанные с передачей электрической энергии, с иными сетевыми компаниями, электрические сети которых имеют последовательное взаимное соединение и используются для поставок электрической энергии соответствующему потребителю электрической энергии.

В пункте 8 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861 (далее – Правила) указано, что в целях обеспечения исполнения своих обязательств перед потребителями услуг, сетевая организация заключает договоры с иными сетевыми организациями, имеющими технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства, с использованием которых данная сетевая организация оказывает услуги по передаче электрической энергии (далее - смежные сетевые организации).

Пунктом 34 Правил установлено, что по договору между смежными сетевыми организациями одна сторона договора обязуется предоставлять другой стороне услуги по передаче электрической энергии с использованием принадлежащих ей на праве собственности или на ином законном основании объектов электросетевого хозяйства, а другая сторона обязуется оплачивать эти услуги и (или) осуществлять встречное предоставление услуг по передаче электрической энергии. Услуга предоставляется в пределах величины присоединенной (заявленной) мощности в соответствующей точке технологического присоединения объектов электросетевого хозяйства одной сетевой организации к объектам другой сетевой организации.

Таким образом, можно сделать вывод, что ответчиком в рассматриваемой ситуации будет являться смежная котловая сетевая организация, к сетям которой непосредственно или опосредованно подключены спорные потребители.

Аналогичную позицию занял Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 19.01.2017 по делу А40-144082/15. На странице 9 комментируемого судебного акта указано, что в случае отсутствия признаков смежности сетей истца (территориальной сетевой организации) и ответчика (котловой организации) и, как следствие, отсутствие перетока электроэнергии, функцию централизованных расчетов с истцом (котлодержателя) ответчик может выполнять только при наличии договорных отношений с истцом, а также при наличии договоров со сбытовой организацией или потребителями на оказание таких услуг и их оплату.

В постановлениях Арбитражного суда Московского округа по делам А40-181219/15 от 20.01.2017, А40-181221/15 от 23.01.2017, А40-143833/15 от 14.02.2017 суд поддержал аналогичную позицию.

С учетом вышесказанного, для определения надлежащего ответчика в предмет доказывания по спорам о взыскании фактической услуги, в отсутствии заключенного договора, при наличии нескольких котловых сетевых организаций входит рассмотрение вопроса смежности между ТСО и котловой сетевой организацией.

Смежность необходимо установить не «в общем», а доказать, что электрическая энергия, поступающая именно в спорные точки поставки, идет через смежные сети территориальной сетевой организации и котловой сетевой организации. Для этого ТСО необходимо определить конкретный перечень точек поставки, по которым была оказана услуга по передаче электрической энергии.

  • Право владения имуществом, с помощью которого оказывалась услуга по передаче.

Владение на праве собственности или на ином законном основании объектами электросетевого хозяйства, с использованием которых такие организации оказывают услуги по передаче электрической энергии, является определяющим признаком сетевой организации (пункт 2 Правил).

Влияние факта владения имуществом, с использованием которого оказывались услуги по передаче электрической энергии, на доказанность оказания сетевой организацией таких услуг прямо подтверждается правовой позицией Президиума ВАС РФ по делу № А76‑10850/2011, сформулированной в постановлении Президиума ВАС РФ от 12.02.2013 № 12435/12.

В соответствии с изложенным, в рассматриваемых спорах установление факта владения имуществом, с использованием которого такие услуги оказывались, является существенным.

  • Наличие обязательств перед конечными потребителями.

Из части 4 статьи 41 ФЗ «Об электроэнергетике» следует, что обязательства урегулировать отношения возникают только в силу наличия обязательств перед потребителями электрической энергии.

В соответствии с абзацем 10 пункта 2 Правил под точкой поставки подразумевается место исполнения обязательств по договору об оказании услуг по передаче электрической энергии, используемое для определения объема взаимных обязательств сторон по договору, расположенное на границе балансовой принадлежности энергопринимающих устройств, определенной в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей.

Согласно пункту 36 Основных положений, документами, подтверждающими технологическое присоединение в установленном порядке к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств, являются акт о технологическом присоединении и (или) акт РБП.

Таким образом, чтобы подтвердить наличие обязательств перед потребителями, ТСО должна предоставить в судебное заседание по каждой точке поставки в отношении каждого потребителя документ, подтверждающий наличие технологического присоединения.

В соответствии с пунктом 159 Основных положений собственник энергопринимающих устройств обеспечивает снятие показаний такого прибора учета и предоставление его показаний другой стороне договора и является лицом, ответственным за снятие показаний прибора учета.

Согласно пункту 165 Основных положений, снятие показаний расчетного прибора учета оформляется актом снятия показаний расчетного прибора учета и подписывается лицом, ответственным за снятие показаний прибора учета (собственником), а также представителями сетевой организации и (или) гарантирующего поставщика (энергосбытовой, энергоснабжающей организацией) в случае, если в соответствии с условиями договора ими осуществляется совместное снятие показаний расчетного прибора учета.

Таким образом, в качестве документа, подтверждающего объем, необходимо предоставить акт снятия показаний прибора учета.

  • Наличие договора, обеспечивающего продажу электрической энергии.

Потребление электрической энергии в отсутствие договора, обеспечивающего продажу электрической энергии (мощности) признается бездоговорным. В соответствии с пунктами 2, 84, 151, 152, 154, 156, 167, 192 Основных положений бездоговорное потребление ТСО взыскивает самостоятельно с конечного потребителя.

Таким образом, взыскание фактической услуги возможно только в случае, если потребление электрической энергии не является бездоговорным.

Дополнительно отмечаем, что в иске может быть отказано, в случае, если взыскание денежных средств противоречит тарифному решению. Тема взаимосвязи тарифного решения и права на получение платы за оказанные услуги является очень интересной и судебная практика, на мой взгляд, не выработала какого-либо однозначного подхода к этому вопросу. Поэтому считаю, что данный вопрос надо рассматривать отдельно.

Таким образом, взыскание платы ТСО при отсутствии заключенного договора на передачу электрической энергии возможно, однако, потребует от истца предоставления достаточно объемного перечня документов.

Резолютивная часть определения объявлена 4 августа 2016 г.

Определение изготовлено в полном объеме 11 августа 2016 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - судьи Самуйлова С.В., судей Кирейковой Г.Г. и Разумова И.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Межрегионэнергосбыт" (г. Москва, далее - сбытовая компания)

на решение Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015 (судья Агафонова Е.Ю.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 (судьи Солопова А.А., Верстова М.Е., Лаптева О.Н.), постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2016 (судьи Малюшин А.А., Дзюба Д.И., Чалбышева И.В.) по делу N А40-16891/2015

по иску публичного акционерного общества "МРСК Волги" в лице филиала "Самарские распределительные сети" (г. Самара, далее - сетевая компания) к сбытовой компании о взыскании задолженности по оплате услуг по передаче электрической энергии.

В заседании приняли участие представители:

от сбытовой компании - Мамонтов С.А., Небасуй М.Н., Нефедов Д.В.,

от сетевой компании - Жданов А.Н.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 17.06.2016 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия

из судебных актов и материалов дела следует, что энергопринимающие устройства общества с ограниченной ответственностью "Газпром трансгаз Самара" (далее - потребитель) непосредственно присоединены к объектам электросетевого хозяйства общества с ограниченной ответственностью "Газпром энерго" (далее - общество "Газпром энерго"). Сети последнего присоединены к сетям сетевой компании. Потребитель состоит в договорных отношениях по энергоснабжению со сбытовой компанией.

19.02.2014 сетевая компания (исполнитель) и сбытовая компания (заказчик) заключили договор N 1450-000796, согласно которому исполнитель обязался оказать услуги по передаче электроэнергии до точек поставки заказчика, действующего в интересах потребителя, а заказчик - оплатить оказанные услуги. По условиям договора фактический объем электрической энергии определяется исполнителем и заказчиком по состоянию на первое число месяца, следующего за расчетным, на основании схемы расчета и данных, предоставленных в акте данных результатов измерений по каждому присоединению. Окончательный расчет за услуги по передаче электроэнергии производится до двадцатого числа месяца, следующего за расчетным.

В приложении к договору стороны согласовали точки поставки электроэнергии, указав их местонахождение на границе балансовой принадлежности сетей общества "Газпром энерго" и сетевой компании. Там же установлены приборы учета электроэнергии.

Во исполнение условий договора с октября по декабрь 2014 года сетевая компания осуществляла передачу электроэнергии до точек поставки, обозначенных сторонами в договоре, подтвердив факт и объем услуг данными приборов учета и актами об оказании услуг. По расчету сетевой компании, стоимость этих услуг составила 66 001 276,59 руб.

Далее энергопринимающих устройств потребителя электроэнергию передавалась по сетям общества "Газпром энерго".

В счет оплаты услуг сбытовая компания перечислила сетевой компании 65 350 460,12 руб.

Имеющаяся, по мнению сетевой компании, задолженность в размере 650 816,47 руб., явилась поводом для обращения с иском по настоящему делу.

Разногласия сторон по существу сводились к определению точек поставки, в которых надлежит измерять объем услуг по передаче электроэнергии.

Сетевая компания полагала, что необходимо руководствоваться договором, где точки поставки определены на границе сетей сетевой компании и общества "Газпром энерго". Договор не противоречит законодательству об энергоснабжении, поскольку в нем учитываются особенности оказания услуг обществу "Газпром трансгаз Самара" как монопотребителю. В отношении лиц, преимущественно пользующихся услугами сетевой организации, к которой присоединены их энергопринимающие устройства (монопотребители), специальное правовое регулирование.

По мнению сбытовой компании, вне зависимости от условий договора точки поставки определяются императивно и находятся на границе балансовой принадлежности последней из сетевых компаний, участвующих в передаче электроэнергии до потребителя и энергопринимающих устройств этого потребителя. Сетевая компания знала, в отношении какого лица заключался договор, и как профессиональный участник рынка электроэнергетики должна была правильно установить точки поставки. В отсутствие непосредственного присоединения ее сетей к энергопринимающим устройствам потребителя сетевая компания должна была урегулировать вопрос о передаче электроэнергии со смежными сетевыми организациями. Следовательно, объем обязательств (услуг) сетевой компании должен определяться в точках поставки, расположенных на границе смежных объектов электроэнергетики обществ "Газпром трансгаз Самара" и "Газпром энерго". Ввиду отсутствия в этих точках приборов учета электроэнергии сбытовая компания определила ее объем расчетным путем. Разница в стоимостях услуг, исчисленных от разного объема переданной электроэнергии, составила цену иска.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 28.09.2015 и от 12.02.2016, иск удовлетворен. Суды исходили из того, что объем оказанных услуг должен определяться в точках поставки, согласованных сторонами в договоре N 1450-000796. Потребитель в спорных точках поставки получал электроэнергию в необходимом ему объеме, претензий к количеству и качеству электроэнергии не имелось. Приняв во внимание статус общества "Газпром энерго" как монопотребителя, суды признали условия договора соответствующими законодательству.

Суды руководствовались статьями 11, 12, 307, 309, 310, 314, 395, 539, 544, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статьей 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), пунктами 15(4), 42 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861), пунктом 81 и приложением N 3 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178 (далее - Основы ценообразования).

Заявитель указал, что объем услуг по передаче электроэнергии и объем потребления электроэнергии (полезный отпуск) являются равными величинами, измеряемыми в одном и том же месте - в точке поставки. Точка поставки не может устанавливаться произвольно. В силу нормативного регулирования она должна находиться на границе балансовой принадлежности энергопринимающих устройств потребителя и объектов электросетевого хозяйства последней из цепи сетевых организаций, участвующих в передаче электроэнергии. Эта граница определяется в акте разграничения балансовой принадлежности сетей смежных субъектов электроэнергетики. Нахождение прибора учета электроэнергии за пределами точки поставки обязывает потребителя услуг оплатить их в объеме, определенном по прибору учета с уменьшением на количество нормативных потерь на участке сети, расположенном от прибора учета до точки поставки. Именно в этом порядке сбытовая компания оплатила услуги.

Сетевая компания в отзыве настаивала на законности и обоснованности судебных актов, указав, что оказала услуги в объеме, предусмотренном договором.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Законность судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Организация экономических отношений в сфере электроэнергетики строится на принципах соблюдения баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии; обеспечения недискриминационных и стабильных условий для осуществления предпринимательской деятельности в сфере электроэнергетики, государственного регулирования деятельности субъектов электроэнергетики (статья 6 Закона об электроэнергетике).

Правоотношения субъектов электроэнергетики урегулированы законодательством таким образом, что потребители (покупатели) приобретают и оплачивают как электроэнергию, так и весь комплекс услуг, связанный с ее обращением, в том числе услуги по ее передаче (пункт 2 статьи 37 Закона об электроэнергетике, пункты 6, 27 - 30, 40 - 43, 78 Основных положений N 442, пункты 69, 73 Основ ценообразования).

Обязательства потребителя услуг определяются в размере стоимости оказанных услуг, которая рассчитывается исходя из объема оказанных услуг по передаче электроэнергии и тарифа на эти услуги. При расчете по одноставочному тарифу объем услуг признается равным объему потребления электроэнергии, по двухставочному - равным объему электропотребления и потребления электрической мощности (пункт 15(1) Правил N 861).

Объем потребления электроэнергии и мощности устанавливается в точках поставки, являющихся местом исполнения обязательств смежных субъектов электроэнергетики (пункт 2 Правил N 442, пункт 2 Правил N 861).

Принцип недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии предусматривает равные условия предоставления указанных услуг их потребителям, расположенным в одном регионе и принадлежащим к одной группе (категории), и равные тарифы (пункты 3, 42 Правил N 861). Реализация этого принципа осуществляется через котловую экономическую модель, в рамках которой потребитель услуг вступает в правоотношения с одной из сетевых организаций ("котлодержателем") вне зависимости от того, сколько сетевых организаций фактически задействовано в передаче электроэнергии до этого потребителя. При модели "котел снизу" услуги оплачиваются сетевой организации, к которой присоединены энергопринимающие устройства потребителя, при модели "котел сверху" - одной из сетевых организаций, участвующих в котловой модели, определенной регулирующим органом. Впоследствии денежные средства, оплаченные потребителями по единому (котловому) тарифу, распределяются между участвовавшими в оказании услуг сетевыми организациями по индивидуальным тарифам, установленным для пар смежных сетевых организаций (пункты 8, 34 - 42 Правил N 861, пункт 49 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2).

В то же время 03.04.2013 распоряжением Правительства Российской Федерации от N 511-р утверждена стратегия развития электросетевого комплекса Российской Федерации, предусматривающая меры по противодействию дестабилизации тарифной системы, вызванной перекладыванием монопотребителями затрат по поддержанию своей инфраструктуры на всех потребителей региона путем создания моносетей - территориальных сетевых организаций, обслуживающих преимущественно одного промышленного потребителя и созданных на его базе. Стратегия предусматривает установление такого правового регулирования, при котором в 2013-2014 годах из "котлового" тарифа будут исключены расходы моносетей.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.2014 N 179 определены критерии отнесения территориальных сетевых организаций к моносетям и внесены изменения в Правила N 861 и Основы ценообразования, согласно которым потребителям услуг гарантированы равные котловые тарифы, а моносети выведены из котловой модели оплаты услуг. Монопотребитель, энергопринимающие устройства которого присоединены к моносетям, должен оплачивать услуги по передаче электроэнергии моносети по установленному для нее тарифу. Если для передачи электроэнергии этому потребителю используются также территориальные сетевые организации, то их услуги оплачиваются потребителем этим сетевым организациям по единому котловому тарифу (пункт 15(4) Правил N 861, пункт 81 Основ ценообразования).

Таким образом, в рамках котловой модели оплаты услуг потребитель заказывает "доставку" электроэнергии до своего энергопринимающего устройства у одного исполнителя, который осуществляет транспортировку энергоресурса как самостоятельно, так и с привлечением иных сетевых организаций, однако исполнитель отвечает перед потребителем за действия всех соисполнителей как за свои собственные. В этом случае местом исполнения обязательств сетевой организации по оказанию услуг будет являться точка поставки, расположенная на границе балансовой принадлежности энергопринимающего устройства потребителя и сетей последней из сетевых организаций, задействованных в передаче электроэнергии, либо точка присоединения энергопринимающего устройства потребителя электроэнергии к бесхозяйной сети или объекту электросетевого хозяйства лица, не оказывающего услуг по передаче электрической энергии (пункты 2, 5 Правил N 861).

Вне рамок котловой модели каждая сетевая организация из тех, сети которых последовательно задействованы в передаче электроэнергии до конечного потребителя, участвует правоотношениях с потребителем самостоятельно в пределах своего участка сетей. Следовательно, объем услуг промежуточных сетевых организаций, участвующих в цепи передач, должен определяется в месте присоединения смежных сетей. Там же в данном случае будет находиться точка поставки услуг. Оплата услуг осуществляется по тарифам, установленным для каждой сетевой организации, за объем, оказанный каждой из них.

В спорный период общество "Газпром энерго" являлось моносетевой организацией, общество "Газпром трансгаз Самара" - монопотребителем. Передача электроэнергии до потребителя осуществлялась последовательно с использованием объектов электросетевого хозяйства сетевой компании (участника котловой модели) и посредством оборудования моносетевой организации. Сетевая компания ни в силу закона, ни по условиям договора не была обязана транспортировать электроэнергию непосредственно до энергопринимающих устройств потребителя. Факт и объем перетока электроэнергии из сетей сетевой компании в сети общества "Газпром энерго" зафиксирован приборами учета и не оспаривался в суде. При таких обстоятельствах у судов не было оснований полагать, что объем услуг сетевой компании должен определяться на границе энергопринимающих устройств потребителя и общества "Газпром энерго", и отказывать в удовлетворении иска.

Вопреки доводам заявителя, взаиморасчеты сбытовой компании с потребителем по стоимости услуг, произведенные по правилам, отличным нормативно установленных, не являются основанием для отказа в удовлетворении иска.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает, что иск удовлетворен правомерно, оснований для отмены или изменения решения от 22.04.2015, постановлений от 28.09.2015 и от 12.02.2016 по делу N А40-16891/2015 не имеется.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2016 по делу N А40-16891/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Судебная практика и законодательство

Доводы заявителя об изменении в 2014 году законодательной модели нормативного регулирования спорных отношений и об установлении регулирующим органом в 2013 году с учетом изменившегося впоследствии порядка формирования тарифа рассматривался судами и мотивированно отклонен со ссылкой на недоказанность указанных обстоятельства материалами дела. Судом округа также дана правильная оценка ссылке заявителя на определение Верховного Суда Российской Федерации от 11.08.2016 как определяющее порядок расчетов между смежными сетевыми организациями.

Выводы обжалуемых судебных акты совпадают с правовой позицией Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации по аналогичному спору между теми же сторонами за декабрь 2014 года, изложенной в определении от 11.08.2016 N 305-ЭС16-3763.

Резолютивная часть определения объявлена 15 августа 2016 г.

Определение изготовлено в полном объеме 22 августа 2016 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Самуйлова С.В.,

судей Букиной И.А. и Разумова И.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы акционерного общества "Торговый центр" (г. Волгоград; далее - общество "Торговый центр") от 25.03.2016 и общества с ограниченной ответственностью "МегаВольтАмпер- Энергобаланс" (г. Волгоград; далее - сбытовая компания) от 25.03.2016

на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2015 (судьи Жевак И.И., Борисова Т.С., Шалкин В.Б.) и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.01.2016 (судьи Федорова Т.Н., Филимонов С.А., Махмутова Г.Н.) по делу Арбитражного суда Волгоградской области N А12-6570/2015

по иску открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга" (г. Ростов-на-Дону; далее - сетевая компания) к сбытовой компании о взыскании задолженности по оплате услуг по передаче электрической энергии и процентов за пользование чужими денежными средствами,

с участием третьих лиц: общества "Торговый центр", муниципального унитарного предприятия "Метроэлектротранс" города Волгограда (далее - предприятие), общества с ограниченной ответственностью "Горстрой-Альянс" (г. Волгоград, далее - общество), комитета тарифного регулирования Волгоградской области (далее - комитет).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества "Торговый центр" - Сторожев И.А.,

от сбытовой компании - Пономарев В.Г.,

от сетевой компании - Бондаренко В.А., Бурдинский П.А., Караханян Г.Д., Московцев П.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 19.07.2016 о передаче кассационных жалоб вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия

как следует из судебных актов и материалов дела, сбытовая компания (заказчик) в интересах своих потребителей (в том числе общества "Торговый центр") заключила с сетевой компанией (исполнителем) договор от 11.02.2011 N 3470110112, по условиям которого исполнитель обязался передать электроэнергию в точки поставки, согласованные сторонами в приложении к договору, подтвердив факт и объем оказанных услуг ведомостями об объемах переданной электроэнергии и актами об оказании услуг за каждый расчетный период (один календарный месяц), а заказчик - ежемесячно до 18 числа месяца, следующего за расчетным, оплачивать оказанные услуги.

В приложении к договору для точек поставки электроэнергии обществу "Торговый центр" указан уровень напряжения "СН-2".

Электроэнергия до энергопринимающих устройств общества "Торговый центр" передается через подстанции "Советская" и "Центральная" и электросети общества и предприятия.

Подстанции "Советская" и "Центральная" принадлежат сетевой компании. На них происходит понижение (трансформация) напряжения: на подстанции "Советская" со 110 до 35 и до 6 киловольт (с высокого напряжения (ВН) на средние (СН I) и (СН II), на подстанции "Центральная" - со 110 до 6 киловольт.

Энергопринимающие устройства общества и предприятия присоединены к подстанциям "Советская" и "Центральная". Фактический уровень напряжения в точке присоединения составляет 6 киловольт. В то же время граница балансовой принадлежности сетевой компании и указанных лиц установлена на контактах в местах присоединения ошиновки шинных разъединителей ячеек 6 киловольт к трансферным системам шин подстанции, на неподвижном контакте шинных разъединителей в ячейках подстанции.

Общество и предприятие не оказывали услуги по передаче электрической энергии. Трансформации электроэнергии в их сетях не происходила.

Энергопринимающие устройства общества "Торговый центр" подключены к сетям общества и предприятия.

Во исполнение своих обязательств сетевая компания с сентября 2014 года по февраль 2015 года включительно оказала сбытовой компании услуги по передаче электроэнергии до точек поставки общества "Торговый центр" и потребовала их оплатить.

Разногласия сторон возникли по поводу тарифа, подлежащего применению в расчетах за услуги по передаче электроэнергии. Стороны ссылались на пункт 15(2) Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 в редакции постановления от 31.07.2014 г. N 740, далее - Правила N 861).

По мнению сетевой компании, основанном на части 5 пункта 15(2) Правил N 861, а также на условиях договора о согласованном уровне напряжения, подлежал применению тариф, установленный для уровня напряжения СН II.

Сбытовая компания настаивала на недопустимости произвольного указания сторонами уровня напряжения, полагала возможным одновременное применение частей 3 и 5 пункта 15(2) Правил N 861 и оплатила услуги по тарифу, установленному для ВН.

Разногласия в расчетах на сумму 12 391 942,76 руб. составили цену иска.

Кроме того, сетевая компания потребовала взыскать со сбытовой проценты за пользование чужими денежными средствами с 19.01.2015 по 25.03.2015 в размере 149 372,68 руб. и с 26.03.2015 до погашения задолженности.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 26.06.2015 (судья Сурков А.В.) в удовлетворении иска отказано. Суд первой инстанции исходил из возможности одновременного применения частей 3 и 5 пункта 15(2) Правил N 861 к определению уровня напряжения, на котором подключены энергопринимающие устройства общества "Торговый центр". Суд пришел к выводу о том, что условия присоединения общества и предприятия, не оказывающих услуги по передаче электроэнергии, позволяли им оплачивать услуги сетевой компании по тарифу, предусмотренному для уровня, соответствующего значению питающего (высшего) напряжения трансформаторных подстанций. Оснований для применения иного тарифа в отношении опосредованно присоединенного лица не имеется. Обязательства сбытовой компании по оплате услуг равны обязательствам потребителя.

Суд первой инстанции руководствовался статьями 309, 310, 314, частью 426, пунктом 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пунктом 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), пунктами 4, 12, 15(2) Правил N 861.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2015, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 26.01.2016, решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен. Исходя из буквального толкования пункта 15(2) Правил N 861, суды пришли к выводу о невозможности одновременного применения разных частей этого пункта к одному потребителю. При расчете стоимости услуг для общества "Торговый центр" тариф определяется уровнем напряжения, на котором подключены объекты лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации, то есть СН-2.

Выводы судов основываются также на обязанности сторон руководствоваться в применении тарифа условиями договора о согласованном уровне напряжения.

Суды руководствовались статьей 395, пунктом 4 статьи 421, пунктом 1 статьи 422, пунктом 1 статьи 424, пунктом 4 статьи 426 ГК РФ, статьей 3, пунктом 4 статьи 23.1, пунктом 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике, статьей 6 Федерального закона от 26.03.2003 N 36-ФЗ, статьями 4 и 6 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях", пунктами 2, 15 - 15(2), 46 - 48 Правил N 861, пунктом 35 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике и пунктом 81 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178), пунктами 27, 44 - 46 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке (утверждены приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2), а также приняли во внимание постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.05.2007 N 16260/06.

В кассационных жалобах, поданных в Верховный Суд Российской Федерации, сбытовая компания и общество "Торговый центр" просили постановления суда апелляционной инстанции и суда округа отменить, ссылаясь на нарушение судами норм права.

По мнению заявителей, при определении расчетного уровня напряжения в целях правильного применения тарифа должны одновременно учитываться условия, установленные как в части третьей, так и в части пятой пункта 15(2) Правил N 861, то есть сбытовая компания должна оплачивать услуги по передаче электроэнергии по тарифу, установленному для значения питающего напряжения подстанции, к которой потребитель присоединен опосредованно, вне зависимости от того, на каком уровне напряжения фактически подключены энергопринимающие объекты потребителя - общества "Торговый центр".

Сетевая компания в отзыве просила оставить судебные акты в силе.

В судебном заседании представители заявителей и истца поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее. Представители предприятия, общества и комитета в судебное заседание не прибыли, отзыв не представили.

Законность обжалованных судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационных жалобах, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, судебная коллегия считает, что кассационные жалобы подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Оказание услуг по передаче электроэнергии осуществляется на основании договора возмездного оказания услуг, содержание условий которого может предписываться законом или иными правовыми актами. В силу публичного характера этого договора при его заключении и исполнении для сторон обязательны издаваемые Правительством Российской Федерации правила со дня их вступления в силу. Если иное не установлено нормативными документами, эти правила распространяются также на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (пункт 4 статьи 421, пункт 4 статьи 426 ГК РФ, пункт 1 статьи 21, пункт 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике, статья 6 Федерального закона от 26.03.2003 N 36-ФЗ "Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике", пункт 9 Правил N 861).

В соответствии со статьями 424, 779, 781 ГК РФ заказчик услуг обязан их оплатить в порядке, который указан в договоре возмездного оказания услуг. В предусмотренных законом случаях применяются тарифы, устанавливаемые уполномоченными на то государственными органами.

Из пункта 15(1) Правил N 861 следует, что обязательства потребителя услуг определяются в размере их стоимости, которая рассчитывается исходя из тарифа на услуги по передаче электроэнергии и объема услуг. Объем обязательств энергосбытовой компании, действующей в интересах обслуживаемого ей по договору энергоснабжения потребителя, по оплате ей услуг по передаче электроэнергии аналогичен объему обязательств этого потребителя.

В силу естественно-монопольного характера деятельности электросетевых организаций условия о цене услуг по передаче электроэнергии в значительной степени предписывается нормативными правовыми актами, регулирующими ценообразование в этой сфере. Тарифы устанавливаются в соответствии с целями и принципами государственного регулирования с учетом правил функционирования рынков электроэнергии (пункт 1 статьи 424 ГК РФ, статьи 4 и 6 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях", статья 23, пункт 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике, пункты 6, 46, 48 Правил N 861, подпункт 3 пункта 3, пункт 4 Основ ценообразования).

В соответствии с пунктом 35 Правил N 1178 тарифы подлежат применению в соответствии с решениями регулирующих органов, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных нормативными правовыми актами в области электроэнергетики.

Законодательством (пунктами 44, 48 Методических указаний) предусмотрена дифференциация ставки тарифа на услуги по передаче электроэнергии в зависимости от уровня напряжения в точке подключения потребителя к электросети сетевой организации:

- на высоком напряжении: (ВН) 110 кВ и выше;

- на среднем первом напряжении: (СН I) 35 кВ;

- на среднем втором напряжении: (СН II) 20-1 кВ;

- на низком напряжении: (НН) 0,4 кВ и ниже.

При расчете тарифов во внимание принимается стоимость работ, выполняемых сетевой организацией, эксплуатирующей на законных основаниях электрические сети и/или устройства преобразования электрической энергии. Сети, эксплуатируемые самими потребителями, при расчете тарифов не учитываются (пункт 15 Основ ценообразования, пункты 43, 46, 47 Методических указаний).

Объем взаимных обязательств сторон по договору об оказании услуг по передаче электроэнергии измеряется в точке поставки, расположенной на границе балансовой принадлежности энергопринимающих устройств, определенной в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей (пункт 2 Правил N 861).

Порядок определения уровня напряжения в отношении каждой точки поставки для расчета и применения тарифов при различных вариантах присоединения (подключения) энергопринимающих устройств потребителей к объектам электросетевого хозяйства сетевых организаций установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 31.07.2014 N 740, в котором по-новому изложен пункт 15(2) Правил N 861.

Из абзаца 3 пункта 15(2) Правил N 861 следует, что, если граница раздела балансовой принадлежности объектов электросетевого хозяйства сетевой организации и энергопринимающих устройств потребителя электроэнергии установлена в трансформаторной подстанции, то принимается уровень напряжения, соответствующий значению питающего (высшего) напряжения указанной трансформаторной подстанции. Этот же пункт корреспондирует правилу, установленному в пункте 45 Методических указаний и описывающему варианты определения границы балансовой принадлежности сетей сторон.

В абзаце 5 пункта 15(2) Правил N 861 установлено правило определения уровня напряжения в отношении опосредованно присоединенных потребителей. В этом случае принимается уровень напряжения, на котором подключены объекты несетевых организаций (лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, или бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства) к объектам электросетевого хозяйства сетевой организации.

По смыслу пункта 15(2) Правил N 861 не исключено применение одновременно абзацев 3 и 5 данного пункта в случае одновременного наличия нескольких факторов, влияющих на определение уровня напряжения в отношении каждой точки поставки (решение Верховного Суда РФ от 10.02.2016 N АКПИ15-1377).

Таким образом, нормативные предписания, установленные пунктом 15(2) Правил N 861, обязательны для сетевой и сбытовой компаний вне зависимости от условий заключенного между ними договора. Энергопринимающие устройства общества "Торговый центр" подключены к объектам предприятия и общества (несетевых организаций), которые в свою очередь подключены к трансформаторной подстанции сетевой компании способом, позволяющим оплачивать услуги по передаче электроэнергии по тарифу, предусмотренному для уровня питающего напряжения подстанции (ВН). В силу абзацев 3 и 5 пункта 15(2) Правил N 861 общество "Торговый центр" и, как следствие, сбытовая компания, действующая в его интересах, должны оплачивать услуги сетевой организации по тарифу, предусмотренному для питающего напряжения указанной трансформаторной подстанции.

Порядок определения уровня напряжения в отношении опосредованно присоединенных потребителей установлен в июле и вступил в силу в августе 2014 года. Тариф на 2014 год утвержден без учета этого порядка. В связи с регулируемым характером деятельности сетевой компании и во исполнение правила о том, что тариф должен применяться в соответствии с правилами его формирования, указанный порядок подлежит применению в ценообразовании со дня его вступления в силу, а в расчетах за услуги - со следующего периода регулирования, то есть с 01.01.2015. Вывод об ином вносит дисбаланс в тарифное решение, что противоречит общим принципам организации экономических отношений и основам государственной политики в сфере электроэнергетики.

При формировании тарифа на 2015 год сетевая компания с учетом изменившегося законодательства имела возможность представить в регулирующий орган достоверную и исчерпывающую информацию по уровням напряжения, учитываемым в расчетах с потребителями, и защитить свои интересы по получению необходимой валовой выручки.

Требования сетевой компании частично касались 2014 года. Оснований для отказа в их удовлетворении не имеется. В то же время требования, касающиеся 2015 года, удовлетворению не подлежали.

Вопреки доводам сетевой компании и выводам судов, уровень напряжения не может определяться соглашением сторон. Эта величина объективно зависит от условий технологического присоединения энергопринимающих устройства потребителя к сетям сетевой организации (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015). Кроме того, правила определения уровня напряжения, учитываемого для установления подлежащего применению тарифа, предписываются также императивными нормами законодательства.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ решение от 26.06.2015, постановления от 24.09.2015 и от 26.01.2016 по делу N А12-6570/2015 подлежат отмене. Ввиду того, что для принятия решения по существу спора необходима оценка доказательств и установление обстоятельств, связанных с расчетом взыскиваемой суммы, судебные акты отменяются в полном объеме и дело направляется на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Резолютивная часть определения объявлена 21 декабря 2017 г.

Определение изготовлено в полном объеме 28 декабря 2017 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Самуйлова С.В.,

судей Букиной И.А. и Разумова И.В. -

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги" (далее ПАО "МРСК")

на решение Арбитражного суда Пензенской области от 01.07.2016 (судья Бочкова Е.Н.), постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 (судьи Пышкина Н.Ю., Балакирева Е.М., Терентьев Е.А.) и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23.05.2017 (судьи Сибгатуллин Э.Т., Махмутова Г.Н., Хайбулов А.А.) по делу N А49-4064/2016

по иску закрытого акционерного общества "Пензенская горэлектросеть" к ПАО "МРСК" о взыскании задолженности, процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойки,

с участием третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью "Маяк-Энергосервис", общества с ограниченной ответственностью "ТНС энерго Пенза".

В заседании приняли участие представители:

ПАО "МРСК" - Горбачев А.В., Горбачева М.Н., Корнеева И.Н., Панфилов Р.А.,

общества "Пензенская горэлектросеть" - Елисеева С.Е., Ольшевская С.Б.,

общества "Маяк-Энергосервис" - Гавриленков Д.М., Жарков О.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 24.11.2017 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия

из судебных актов и материалов дела следует, что в 2014 году общества "Маяк-Энергосервис" и "ТНС энерго Пенза" (далее - поставщики электроэнергии) поставляли электроэнергию потребителям в городе Пензе и оплачивали услуги по ее передаче ПАО "МРСК".

ПАО "МРСК" и общество "Пензенская горэлектросеть" там же и в тот же период оказывали услуги по передаче электроэнергии, являясь смежными сетевыми организациями. В регионе действовала котловая модель расчетов за электроэнергию по принципу "котел сверху", где ПАО "МРСК" являлось "котлодержателем", получало плату за услуги по передаче электроэнергии, оказанные всеми электросетевыми организациями региона, по единому (котловому) тарифу и впоследствии распределяло котловую выручку, используя в расчетах индивидуальные тарифы, утвержденные для пар смежных сетевых организаций приказом Управления по регулированию тарифов и энергосбережению Пензенской области от 18.12.2013 N 117.

Правоотношения между ПАО "МРСК" и обществом "Пензенская горэлектросеть" урегулированы по различным точкам поставки договорами от 01.01.2005 и от 09.10.2013.

До января 2014 года энергопринимающие устройства потребителей - открытых акционерных обществ "Электромеханика" и "Пензенский тепличный комбинат" (включая принадлежащие им объекты электросетевого хозяйства) были присоединены непосредственно к сетям ПАО "МРСК".

01.01.2014 во исполнение договора, заключенного 02.12.2013 между обществами "Пензенская горэлектросеть" и "Электромеханика", последнее передало в аренду на год обществу "Пензенская горэлектросеть" объекты своего электросетевого хозяйства - кабельные линии напряжением 6 кВ. Технологическое присоединение энергопринимающих устройств потребителя к сети истца оформлено актом разграничения балансовой принадлежности и ответственности за эксплуатацию электроустановок.

Аналогичным образом общество "Пензенская горэлектросеть" по договору от 31.12.2013 получило в тот же день в аренду на 11 месяцев объекты электросетевого хозяйства общества "Пензенский тепличный комбинат" - кабельные линии и ячейки трансформаторных подстанций.

В результате указанных действий энергопринимающие устройства обществ "Электромеханика" и "Пензенский тепличный комбинат", а также прочих потребителей, ранее получавших электроэнергию через электросетевое хозяйство указанных лиц (обществ "Тандер", "ВолгаТелеком", "Фобус" и других лиц), оказались присоединенными к сетям общества "Пензенская горэлектросеть", а сети последнего - к сетям ПАО "МРСК".

С момента передачи сетей в аренду поставщики электроэнергии согласовали с потребителями и ПАО "МРСК" в договорах энергоснабжения и оказания услуг по передаче электроэнергии новые точки поставки, переместив их к энергопринимающим устройствам.

Правоотношения по передаче электроэнергии через объекты электросетевого хозяйства, переданные в аренду обществу "Пензенская горэлектросеть", смежные сетевые организации не урегулировали.

В августе - декабре 2014 года через сети, арендованные обществом "Пензенская горэлектросеть", осуществлялся переток электроэнергии до конечных потребителей в размере 3 965 184 кВт ч. Поставщики электроэнергии получили от потребителей плату за энергоснабжение и перечислили в адрес ПАО "МРСК" плату за услуги по передаче электроэнергии по новым точкам поставки.

Общество "Пензенская горэлектросеть" потребовало у ПАО "МРСК" оплатить услуги по передаче электроэнергии, оказанные по арендованным сетям, рассчитав их стоимость по индивидуальному тарифу, установленному для этой пары смежных сетевых организаций.

ПАО "МРСК" оплатило услуги общества "Пензенская горэлектросеть", оказанные в рамках договоров, и отказалось выполнить требования общества "Пензенская горэлектросеть" в большем объеме, мотивировав отказ помимо прочего тем, что тариф на услуги по передаче электроэнергии по арендованным сетям не устанавливался и, как следствие, при указанных обстоятельствах истец не вправе рассчитывать на получение из котловой выручки денежных средств сверх того, что было определено тарифным решением.

Отказ ПАО "МРСК" оплатить услуги общества "Пензенская горэлектросеть" послужил последнему поводом для обращения в суд с иском по настоящему делу.

Решением Арбитражного суда Пензенской области, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 24.01.2017 и от 23.05.2017 соответственно, иск удовлетворен: с ПАО "МРСК" в пользу общества "Пензенская горэлектросеть" взыскана стоимость оказанных услуг в размере 3 780 565,03 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами - 378 177,83 руб., а также неустойка в сумме 632 081,39 руб. за период с 05.12.2015 по 28.06.2016 с продолжением начисления по день фактического исполнения обязательства.

Суды исходили из того, что ПАО "МРСК" передавало электроэнергию через электросети, арендованные обществом "Пензенская горэлектросеть", а значит пользовалось услугами последнего и как котлодержатель обязано их оплатить. Отсутствие договора на оказание услуг по арендованным сетям и учета этих услуг в тарифном решении значения не имеют. Оплата должна производиться по индивидуальному тарифу, так как он один для всех точек поставки и устанавливается на год. Отказ от оплаты спорных услуг повлек неосновательное обогащение на стороне ПАО "МРСК", так как потребители оплатили котлодержателю по единому (котловому) тарифу услуги всех сетевых организаций, в том числе и истца.

Суды руководствовались статьями 330, 395, 401, 424, 779, 781, 1102, 1105, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ); пунктом 4 статьи 23.1, статьей 26 Федерального закона "Об электроэнергетике" от 26.03.2003 N 35-ФЗ (далее - Закон об электроэнергетике); пунктами 2, 8, 14, 15(1), 34, 41, 42 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861); пунктом 7 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике и пунктами 3, 81 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178 (далее - Правила регулирования тарифов и Основы ценообразования соответственно); пунктом 52 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2 (далее - Методические указания N 20-э/2).

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, ПАО "МРСК" просило судебные акты отменить, ссылаясь помимо прочего на неприменение судами положений пункта 2 статьи 23, статьи 23.2 Закона об электроэнергетике, пунктов 7, 64 Основ ценообразования N 1178, пунктов 7, 22, 23, 31 Правил регулирования тарифов, пунктов 43, 44, 47 - 49, 52 Методических указаний N 20-э/2.

Доводы заявителя сводились к отсутствию у сетевой организации права на оплату передачи электроэнергии, осуществленную с помощью объектов электросетевого хозяйства, которые она приобрела по своей воле после принятия тарифного решения и которые не были учтены при установлении тарифа. Заявитель полагал, что вывод судов об обратном противоречит принципам и нормам государственного регулирования цен на услуги по передаче электроэнергии, в основе которых экспертная оценка экономической обоснованности затрат на производственную деятельность, зависящих от состава объектов электросетевого хозяйства, и объемов оказываемых услуг. Правила взаиморасчетов в рамках котловой экономической модели не позволяют сетевым организациям способствовать своими действиями получению денежных средств сверх того, что было утверждено для них при принятии тарифного решения.

Общества "Пензенская горэлектросеть", "Маяк-Энергосервис" и "ТНС энерго Пенза" в отзывах просили судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании представители заявителя поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, представители истца и общества "Маяк- Энергосервис" настаивали на законности и обоснованности обжалованных судебных актов.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Взаиморасчеты потребителей услуг по передаче электроэнергии с сетевыми организациями основываются на принципах недискриминационного доступа к этим услугам, государственного ценового регулирования этой деятельности, соблюдения баланса экономических интересов субъектов электроэнергетики и потребителей электроэнергии (статьи 6, 20, 23 пункт 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике).

Цены на услуги по передаче электроэнергии, оказываемые по сетям территориальной сетевой организации, устанавливаются на период регулирования (как правило, не менее чем на календарный год) исходя из плановых величин, характеризующих затраты на содержание и эксплуатацию объектов электросетевого хозяйства, которыми сетевая организация будет на законном основании владеть и использовать в своей деятельности в регулируемом периоде, и объем перетока электроэнергии через эти объекты (раздел III Основ ценообразования).

Тариф устанавливается по инициативе сетевой организации, при ее непосредственном участии и на основании представляемых ею материалов, что позволяет сетевой организации своевременно отстаивать свои права и знать о принятом решении (пункты 12, 25 Правил регулирования тарифов).

Обоснованность экономических величин, предложенных сетевой организацией, проверяется экспертным путем (пункт 23 Правил регулирования тарифов).

В условиях котловой модели взаиморасчетов по принципу "котел сверху" все потребители, относящиеся к одной группе, оплачивают котлодержателю услуги по передаче электроэнергии по единому (котловому) тарифу. За счет этого котлодержатель собирает необходимую валовую выручку сетевых организаций, входящих в "котел", и распределяет ее между смежными сетевыми организациями через индивидуальные тарифы, обеспечивая тем самым необходимую валовую выручку каждой из сетевых организаций для покрытия их производственных издержек и формирования прибыли (пункт 3 Основ ценообразования, пункты 49, 52 Методических указаний N 20-э/2).

Таким образом, решение органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов об установлении тарифа (тарифное решение), включающее как котловой, так и индивидуальные тарифы, учитывает экономически обоснованные интересы всех электросетевых организаций, входящих в "котел". В силу нормативного характера тарифного решения оно обязательно для смежных сетевых организаций, а в силу пункта 35 Правил регулирования тарифов оно должно применяться в расчетах по тем же правилам, по которым устанавливался тариф.

Подлежащие судебной защите разумные ожидания сетевых организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, сводятся к получению той необходимой валовой выручки и тем способом (то есть посредством использования тех объектов электросетевого хозяйства), которые оценены и признаны экономически обоснованными при утверждении тарифа.

В условиях взаиморасчетов в рамках котловой модели несоблюдение этого правила и использование сетевой организацией по своей воле дополнительных объектов электросетевого хозяйства, не учтенных в тарифном решении, с требованием об оплате дополнительного объема услуг может повлечь дисбаланс в распределении котловой выручки и, как следствие, нарушение прав прочих участников котловой модели.

Использование сетевой организацией дополнительных объектов электросетевого хозяйства (в том числе посредством аренды) после утверждения тарифа само по себе не является противозаконным. Однако, сетевая организация как профессиональный участник рынка электроэнергетики должна соотносить экономические последствия своих действий с правилами взаиморасчетов за услуги по передаче электроэнергии, так как свобода ее деятельности ограничена государственным регулированием, и не должна нарушать права иных участников котловой модели. Риск наступления неблагоприятных последствий экономических решений сетевой организации, своей волей принявшей в пользование дополнительные сети, должен лежать на этом лице.

Общество "Пензенская горэлектросеть" требовало оплаты услуг по передаче электроэнергии по электросетям, не учтенным в тарифном решении. Решение об аренде сетей принимал истец. Объективных причин, понудивших его арендовать и использовать дополнительные сети, не установлено. Экономическая обоснованность использования дополнительных сетей регулирующим органом не проверялась. Последствием действий общества "Пензенская горэлектросеть" явилось увеличение нагрузки на котловую выручку без очевидных дополнительных источников ее пополнения и перераспределение этой выручки в свою пользу вопреки принятому тарифному решению.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что выводы судов об удовлетворении иска противоречат сути законодательного регулирования взаиморасчетов смежных сетевых организаций и указанным правовым нормам.

Последствия хозяйственного решения общества "Пензенская горэлектросеть" (убытки, в виде недополучения ожидаемой прибыли; последующая оценка регулирующим органом обоснованности убытков) относятся к рискам истца. Переложение этого риска на иных лиц, не участвовавших в принятии этого решения, противоречило бы пункту 1 статьи 2 ГК РФ. В связи с этим, вопреки доводам общества "Пензенская горэлектросеть", именно оно, а не ПАО "МРСК" должно обращаться в регулирующий орган с требованием об учете убытков и их компенсации в последующих периодах регулирования (пункт 7 Основ ценообразования, пункт 20 Методических указаний N 20-э/2).

Действуя разумно, профессионально и осмотрительно, общество "Пензенская горэлектросеть" не было лишено правовой возможности до начала установления тарифа на 2014 год заключить договор аренды со сроком пользования сетями с января 2014 года. Пройдя своевременно установленную процедуру утверждения тарифа с учетом предстоящей аренды, истец получил бы законные основания для оплаты своих услуг.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ПАО "МРСК" в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ решение от 01.07.2016, а также постановления от 24.01.2017 и от 23.05.2017 по делу N А49-4064/2016 подлежат отмене с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении иска.

Руководствуясь статьями 291.11 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Арбитражного суда Пензенской области от 01.07.2016, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23.05.2017 по делу N А49-4064/2016 отменить, в удовлетворении иска отказать. Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: