Доклад на тему языковые ошибки в судебных документах

Обновлено: 04.12.2022

Рассмотрение особенностей правовой природы юридического текста. Выявление специфических средств, приемов и правил; лексикология создания нормативно-правовых документов. Изучение словообразования и морфологии текста. Синтаксис юридических документов.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 20.11.2013
Размер файла 17,6 K

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Лингвистические ошибки в нормативно-правовых документах

Правовая природа юридического текста требует особой точности и тщательности в формулировке правовых предписаний, продуманности и логичности структуры документа, не допускает многозначности, расплывчатости, противоречивости его норм. В известных источниках [1] достаточно полно и детально описана законодательная и юридическая техника. Она тесно связана с организацией лексико-юридического материала, его синтаксической структурой и семантикой, направлена на внешнее изложение, призвана совершенствовать язык юридического документа, делать его более понятным, точным и грамотным.

Смысл (содержательная сторона) юридического текста появляется в результате прочтения. Есть текст, и есть интерпретатор, который наделяет этот текст смыслом. Но поскольку у интерпретаторов разные интеллектуальные возможности (образование, уровень культуры, в том числе и правовой), общей целью законодательной техники является достижение доступности текста правовых норм с точки зрения их смысла, что, впрочем, не должно идти в ущерб его юридической точности, искажать смысл закона. Внешнее изложение правового акта предполагает, что право воздействует на волю и сознание людей только с помощью языка. Именно язык служит средством передачи информации о содержании правовых предписаний, с его помощью мысль законодателя оформляется и становится пригодной для внешнего использования.

Между тем современное законодательство, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов и муниципальных образований, страдает множеством недостатков, в том числе и технического характера. Происходит отставание нормотворческой деятельности и появление лингвистических ошибок в текстах нормативно-правовых актов. Плохой текст правового акта, неточность его определений, терминов создают возможность для неправильного применения правовых норм. Таким образом, чтобы воля законодателя была доступной и ее смысл не расходился с текстовым оформлением, необходимы четкое изложение и ясная лингвистическая формулировка норм закона. Поэтому одним из условий успешной правотворческой деятельности является соблюдение системы определенных требований, предъявляемых к правовым актам. Именно знание и грамотное использование приемов юридической техники позволяет создавать качественно оформленные и удобные для восприятия юридические документы.

Как на федеральном, так и на региональном уровне разработаны положения о лингвистической экспертизе законодательных актов [2], которые определяют цели, задачи и порядок ее проведения и основные моменты, касающиеся использования лексических, грамматических, синтаксических и стилистических языковых средств. Немаловажной является работа над языком и стилем юридического документа на стадии не только его обсуждения и принятия, но и подготовки и написания. Наличие ошибок и недостатков объясняется как невероятной спешкой при подготовке юридических документов, так и отсутствием возможностей для их грамотной редакционной правки, поэтому необходима выработка четкой системы правил (лексических, грамматических, синтаксических) употребления языковых средств при написании юридических документов, строго соответствующей нормам современного русского литературного языка и способствующей соблюдению определенных требований к языку и тексту нормативно-правовых актов (единообразие, точность, ясность, последовательность в изложении правового материала и т.д.). Существуют электронные словари дефиниций российского законодательства (информационные правовые системы "Консультант Плюс", "Гарант"), определяющие термины (и их значения), существующие в российском законодательстве, правовые акты, которыми они введены. Все это должно облегчить работу законодателя по составлению нормативно-правовых текстов и восприятие подобных документов читателем.

Любой текст имеет языковую, логическую, грамматическую и графическую основы. Юридический текст, имеющий функционально-стилевую принадлежность, также есть соединение этих основ. И одной из важнейших задач является выработка правил совершенствования языка, стиля и логики права.

В тексте правового документа необходимо избегать всякой эмоциональной окраски. Это обусловлено его функционально-стилевой принадлежностью к официально-деловому стилю. Язык нормативно-правового акта должен быть нейтральным, чтобы не вызывать лишние эмоции и не отвлекать от сути заложенного в нем смысла. Исключаются торжественность, пафос, риторические вопросы, использование стилистических фигур. Для некоторых текстов (жалоба, дипломатические документы) характерна некоторая образность, однако недопустимо переступать разумные пределы, так как нейтральность языка прежде всего повышает эффективность толкования текста и реализации правовых норм.

В изложении юридической информации нужно соблюдать последовательность, смысловую завершенность, так как отсутствие логики, разрывы в последовательности содержания, перескакивание с одного предмета рассмотрения к другому и т. п. затрудняют ее интерпретацию, нарушают взаимосвязь и внутреннее единство правового материала.

Любая, даже самая минимальная неясность в оформлении юридического текста чревата появлением несогласованности и противоречий в его толковании. Точность (т.е. соответствие смыслового содержания текста той информации, которая кладется в его основу) предполагает употребление слов, словосочетаний в их прямом значении, не допускающем двусмысленности, произвольного толкования, искажающего смысл нормативно-правового документа и могущего повлиять на процесс реализации правовых норм. Ясность языка юридических текстов достигается за счет использования языковых средств (лексических, грамматических, синтаксических), широко употребляемых и легко воспринимаемых большей частью субъектов применения права [3], однако подобная доступность не должна идти в ущерб содержанию.

Язык законодательного акта отличается краткостью, так как основная его функция - передача предписания, приказа. Следовательно, необходимы максимально экономичные языковые средства, что создает благоприятные условия для понимания и применения закона.

Особенности языка юридических текстов касаются конкретных областей лингвистики.

Лексикология и словоупотребление.

Для обозначения определенных понятий в нормативных актах используются специальные термины двух видов: неюридические и юридические. Неюридические термины применяются для точного указания на реалии действительности из других (неюридических) сфер жизни человека. При употреблении специальной юридической терминологии необходимо соблюдать три принципа: единство терминологии[4] (недопустимо для обозначения одних и тех же понятий использовать разные термины); общепризнанность терминологии (используемые термины должны быть признаны наукой и практикой); устойчивость терминологии (нельзя вводить новые термины наряду с принятыми).

Правовой язык использует также иностранную терминологию (заимствования). Этот процесс неизбежен, так как в ряде случаев при написании юридического текста без этого невозможно обойтись (дипломатическая документация, правовые акты, основанные на нормах международного права и пр.), и связан с расширением международно-правового общения между государствами. Бoльшая часть заимствований - из латинского юридического языка, правовая система которого была тщательно отработана. В то же время злоупотребление иностранными словами либо неоправданное их употребление приводит к искажению смысла и делает текст сложным для понимания.

Употребление этнографизмов (слов и выражений, известных только в данной местности) в нормативных актах касается в основном регионального законодательства. В лингвистическом плане их использование является отступлением от норм литературного языка, недопустимым для языка юридических документов. Если же избежать этого нельзя, в тексте необходимы пояснения относительно значения подобных слов.

Неизбежны явления полисемии, синонимии и омонимии в юридических текстах, так как язык закона - одна из разновидностей русского литературного языка. Но употребление этих языковых средств не должно переходить в злоупотребление. Многозначность слова отражает реальный факт существования нескольких объектов действительности, обозначенных одним словом (объект, субъект, источник). И во избежание двусмысленного толкования, в целях правильного понимания значения в каждом конкретном случае нужно при использовании многозначных слов большее внимание уделять контексту. Синонимия (использование разных слов для передачи одного и того же содержания) в большинстве случаев позволяет пояснить или уточнить мысль автора. Однако неудачно выбранный синоним способен исказить смысл текста юридического документа. Недопустимо также употребление в одном тексте так называемых дублирующих терминов (ввоз/вывоз - экспорт/импорт, граждане/организации - физические лица/юридические лица и т.п.). В случае использования омонимов (слов, имеющих разные значения, но одинаковое написание или произношение) необходимо повышенное внимание к контексту, а при различии в произношении - графическое выделение (знак ударения).

Словообразование и морфология.

1. Употребление абстрактных имен существительных на -ие, -ние, -ость, -ство и др. (достоверность, опубликование, обнаружение, ответственность, привлечение). Абстрактный характер лексики служит определенному уровню обобщения высказываний в юридическом тексте. Наиболее часто встречающаяся ошибка - нагромождение в одной синтагме слов с абстрактным значением, что нежелательно, так как это затрудняет выявление смыслового содержания (особенно это касается нагромождения родительного падежа):

- …орган местного самоуправления, осуществляющий исполнительные и распорядительные функции в целях организации выполнения законов, иных нормативных актов органов государственной власти… [5]

2. Использование наименований должностных лиц мужского рода в единственном числе (председатель, директор, кандидат и пр.). Параллельные наименования женского рода имеют разговорную, даже сниженную стилистическую окраску, поэтому они категорически исключены в текстах нормативно-правовых актов.

3. Употребление отглагольных имен существительных и прилагательных (исполнение, нахождение, невыполнение, несоблюдение, важность, необходимость). Нецелесообразной представляется замена уже существующих имен существительных параллельными отглагольными формами (председатель суда - председательствующий суда).

Синтаксис нормативных документов.

В предложении в составе юридического текста должен соблюдаться преимущественно прямой порядок слов, что обусловлено возрастанием к концу предложения информационной роли порядка слов в письменной речи. Использование различного рода инверсий смещает смысловые акценты во фразе и искажает первоначальное значение. Например:

- Решение, принимаемое на местном уровне, может быть отменено …либо признано недействительным судом в установленном законодательством порядке [6]. (Употребление определения "недействительным" рядом со словом "судом" может привести к совершенно иной трактовке фразы: "недействительный суд" вместо "недействительное решение". Поэтому следует строить предложение так: Решение, принимаемое на местном уровне, может быть отменено … либо признано судом в установленном законом порядке недействительным.)

- …подотчетность районному Совету народных депутатов в пределах его полномочий органов местного самоуправления Новоусманского района… [7] (следует писать: …подотчетность органов местного самоуправления Новоусманского района районному Совету народных депутатов в пределах его полномочий…).юридический документ лексикология морфология

Следует избегать употребления как излишне коротких, так и очень длинных предложений. Увеличение количества слов в некоторых случаях до нескольких десятков значительно осложняет понимание текста, так как при чтении происходит потеря логического смысла. Напротив, слишком короткое предложение не позволяет выразить достаточно полно необходимую мысль автора, поэтому краткость не должна идти в ущерб смыслу.

Фразы должны быть несложной конструкции, без перегрузки их придаточными предложениями и различного рода осложнениями (причастные, деепричастные обороты, так называемые навязчивые фразы, разрушающие логический строй предложения и пр.). Недопустимы ошибки в употреблении соединительных или разъединительных союзов, знаков препинания; пропуски слов (…районный Совет народных депутатов временно возлагает исполнение обязанностей главы района одного из заместителей главы администрации района… - на одного из), неполные предложения, отрицательные конструкции (Решение о самороспуске принимается двумя третями голосов от избранного числа депутатов. Такое решение не может быть принято районным советом народных депутатов менее чем за год до окончания срока полномочий депутатов. - следует: Такое решение может быть принято районным советом народных депутатов не менее чем за год до окончания срока полномочий депутатов.).

Можно приводить массу примеров нарушений языковых норм (орфографических, лексических, морфологических, синтаксических) в правовых актах. Их наличие говорит о необходимости владения законодателем правилами и техникой юридического письма, так как это обеспечит наибольшую эффективность правовых норм в стадии интерпретации и реализации. Уровень совершенства, четкости и ясности закона в значительной степени зависит от уровня развития языковых норм. Языковое воплощение нормативного акта должно обеспечивать общедоступность и максимальные удобства для его изучения и применения. Для достижения высокого качества содержания и формы правового акта необходимо:

- выработать и законодательно закрепить систему лингвостилистических правил нормативно-правовых документов в соответствии с нормами русского языка;

- установить обязательную лингвистическую экспертизу нормативно-правовых актов на уровне субъектов Федерации и муниципальных образований (с привлечением специалистов - языковедов);

- для студентов юридических факультетов высших учебных заведений ввести изучение соответствующих дисциплин в виде курсов или спецкурсов (например, "Язык и право", "Законодательная техника", "Судебная лингвистика", "Стилистика деловой речи юриста" и пр. [8]).

- развивать изучение законодательной техники применительно к различным отраслям права с целью выявления специфических средств, приемов и правил создания нормативных документов.

Подобные документы

Понятие, функции и роль юридического перевода. Стилистическая характеристика, виды и требования к правовым документам. Адекватность перевода как основное условие воспроизведения функциональной направленности текста на материале брачного контракта.

дипломная работа [160,5 K], добавлен 25.02.2011

Понятие служебного документа. Вопрос об унификации служебных документов. Процесс создания трафаретных документов. Необходимость создания шаблонов документов. Проведение споров, дискуссий. Требования истинности, правильности, честности. Ошибки в тезисе.

контрольная работа [29,7 K], добавлен 28.03.2009

Анализ характера взаимодействия интонационных и синтаксических средств при структурировании читаемого информационного текста носителями английского языка. Стилистическое и жанровое варьирование техники чтения, взаимодействие двух суперсегментных уровней.

статья [23,5 K], добавлен 29.06.2013

Рассмотрение основных приемов перевода научного текста. Описание понятия, сущности и значимости предпереводческого анализа. Экстраллингвистическое определение особенностей специального текста. Анализ параллельных текстов в терминологическом плане.

дипломная работа [53,9 K], добавлен 25.04.2015

Проблемы и разновидности перевода юридического текста. Особенности профессии переводчика. Лингвокультурные факторы перевода юридического текста с учетом особенностей языковой культуры и механизмов социального кодирования русского и английского языков.

Юридическая техника представляет собой отрасль знаний о правилах ведения юридической работы и создания в ее процессе различного рода юридических документов. Данная область знаний раньше являлась частью теории государства и права. В настоящее время она выделяется в самостоятельную отрасль юридической науки, ориентированной на решение практических задач. Поэтому в рамках первого вопроса данной контрольной работы необходимо рассмотреть взаимосвязь юридической техники с другими дисциплинами и её положение в структуре теории государства и права.

Содержание

Введение
3
1 Юридическая техника в структуре теории государства и права
4
2 Языковые правила составления судебных актов
9
2.1 Лексические правила
11
2.2 Синтаксические правила
13
2.3 Стилистические правила
13
Заключение
16
Список использованных источников

Прикрепленные файлы: 1 файл

контрольная по юридической технике.docx

Они регламентируют выбор нужных слов и правильных по смыслу словосочетаний.

Юридический текст отличается использованием в нем специальной терминологии. Но как бы ни было насыщено решение (приговор) специальным содержанием, все же основу его должны составлять общеупотребительные слова. Судебный акт − не статья по праву. Он адресован участникам судебного процесса, и они должны его понимать без «юридического переводчика».

Однако здесь есть особенность: недопустимо употреблять слова с суффиксами, придающими эмоциональную окраску и подчеркивающими субъективную оценку составителей судебного акта («пьянка», «девчонка» и др.). Надо проводить разницу между общеупотребительной лексикой и разговорной, которой не место в судебных актах. Например, нельзя употреблять такие выражения, как «инвентаризационные органы», «льготируемые суммы».

Слова, используемые в судебных актах, в подавляющем большинстве случаев стилистически однотипные: книжные или нейтральные. Это, однако, не значит, что употребление синонимов недопустимо.

Иногда в показаниях участников процесса встречаются слова и словосочетания разговорные и даже просторечные, например «анонимка», «продал налево», «устроил пьянку». При составлении судебного акта этим словам надо подыскать близкие по смыслу слова и выражения, характерные для официального стиля: «анонимное письмо», «продал другому лицу», «компания распивала спиртные напитки» и т.п. Выбор слов должен соответствовать характеру юридического дела, чтобы не породить неясность и неточную передачу мысли6.

Слово, употребляемое в судебном акте, должно вписываться в систему слов, чтобы не выделяться своей окраской из общего контекста и не создавать нежелательного эффекта7.

Слово должно сочетаться с другими словами. Обычно это правило нарушается, когда судья хочет указать степень совершенного действия, состояния или наступивших последствий.

Нельзя придавать словам значение, которым они не обладают. Это считается грубой лексической ошибкой, свидетельствующей о недостаточно высоком уровне владения речью правоприменителем. В приговоре нельзя использовать неточные формулировки.

Нельзя допускать тавтологию, т.е. соединять слова, имеющие одинаковое или очень близкое лексическое значение. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна быть составлена в ясных, понятных выражениях.

Примеры тавтологических словосочетаний: «поселилась жить», «сам лично принял похищенные вещи», «вина доказана следующими доказательствами».

Не допустимы сокращения слов, неприемлемые в официальных документах. Например, если истцов несколько, то для краткости нельзя присваивать им порядковый номер и применять следующее сокращение: И-1, И-2 и т.д.

Специальные юридические термины должны употребляться в строгом соответствии с их смыслом. Все профессиональные юридические термины делятся на две группы:

1) пришедшие из обыденной речи, но получившие специальный смыл (например: «привод», «задержание», «допрос», «свидетель»);

2) выработанные юридической наукой («субъективная сторона», «состав преступления» и др.).

2.2 Синтаксические правила

Эта группа языковых правил составления судебных актов определяет соединение выбранных слов в предложении. Их не слишком много, но они имеют фундаментальный характер.

Все члены предложения должны быть согласованы между собой. В принципе, это правило является аксиомой, и многие судьи выполняют его без особого труда. Однако ошибки в судебных актах встречаются. Вот некоторые из них.

«Подсудимый вместе с женой вышли из дома».

«Приобщенная к делу справка и характеристика».

Не следует загромождать сложное предложение придаточными. Такое предложение трудно для понимания. Т. А. Антоненко считает, что в предложении нельзя делать более шести-семи ветвей. Однако для юридического языка и это чрезмерно8.

Допустимо использование устойчивых оборотов, парных ключевых слов. Это обеспечивает связанность текста и его логическую стройность.

В предложении следует использовать прямой порядок слов. Он таков: подлежащее предшествует сказуемому, определение − определяемому слову, дополнения следуют за управляющим словом, обстоятельства стоят по возможности ближе к тому слову, с которым они соотнесены по смыслу. Конечно, в ряде случаев возможен обратный порядок слов (например, «допрошенный по делу свидетель»), но он должен применяться обоснованно и не слишком часто.

2.3 Стилистические правила

Рассмотрим их применительно к структуре решения (приговора).

Вводная часть. Здесь большого стилевого разнообразия не наблюдается. Обычно эта часть состоит из распространенного предложения с несколькими рядами однородных членов и деепричастных оборотов. Суду надо в одном предложении уместить все необходимые данные. Вся вводная часть представляет собой своего рода стилевое клише. Однако правоприменитель испытывает серьезные затруднения, связанные с согласованием частей предложения.

Описательная часть. Хотя описательная часть составляется в более свободной форме и содержит описания и рассуждения, стиль ее все равно должен быть официально-деловым. Такому стилю свойственны краткость и четкость изложения, отсутствие эмоциональной окраски в словах и выражениях, использование формулировок, соответствующих тексту закона.

Решение (приговор) должно быть написано от третьего лица. Здесь во множестве встречаются конструкции с придаточными предложениями, причастными и деепричастными оборотами, которые, в принципе, позволяют экономно выражать мысли. Однако иногда этими выразительными средствами языка злоупотребляют.

Описательная часть должна быть по возможности краткой, но полной. Не следует загромождать судебный акт описанием обстоятельств, не имеющих никакого правового значения.

Мотивировочная часть может предваряться следующей формулировкой: «Исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей сторон, суд находит иск обоснованным и подлежащим удовлетворению». Стилистически она является самой сложной. Здесь в основном используются сложные предложения, в составе которых придаточные предложения выражают причинно- следственные зависимости. Правда, иногда в мотивировочной части можно встретить и уступительные выражения («хотя. » и т.д.), а также слова с модальным значением достоверности, реальности фактов. Это допустимо, поскольку закон требует от правоприменителя принимать решение на основе совокупности доказательств.

Резолютивная часть. Ее стиль отличается императивностью. Она представляет собой логический и юридический вывод из описательной и мотивировочной частей.

Эта часть судебного акта представляет собой обличенное в строгую юридическую форму сжатое предложение, в котором не должно быть ничего лишнего. Здесь каждое слово должно нести смысловую нагрузку.

Однако судья при формулировании этой части приговора испытывает большие затруднения: он должен сформулировать свой вывод не в отдельных, независимых друг от друга предложениях, а в пределах одного синтаксического оборота: «в совершении преступления, предусмотренного. ». Задача упрощается, когда совершено одно преступление. Но когда речь идет о целой цепи деяний, то одно их перечисление может занять не одну страницу.

Резолютивная часть характеризуется еще одной особенностью.

Решение суда оформляется не для искушенных правоведов или профессиональных практиков судебного процесса. Оно предназначено для «человека с улицы», поэтому для него важно сочетание строгого изложения правовой нормы с доступностью изложения. Поскольку эта часть содержит юридические последствия для участников процесса и первоначально усваивается ими на слух, она должна быть максимально ясной и понятной. Для этой цели судья должен пояснить или расшифровывать все юридические термины или дать их общеупотребительный эквивалент9.

Рассмотрев в рамках данной контрольной работы два теоретических вопроса, можно сделать следующие выводы:

− Юридическая техника является автономным разделом теории права. Однако вопрос, надо ли относить юридическую технику к юриспруденции, не сразу стал очевидным. Мнения ученых и специалистов по данному вопросу разделились. Большинство ученых согласны с тем, что в лоне теории права появилось относительно автономное научное направление − юридическая техника. На мой взгляд, юридическая техника представляет собой самостоятельное научное направление, не смотря на то, что данная дисциплина очень тесно связана с теорией права, так как имеет свой предмет, методологию и т.д.

− Языковые правила, используемые при написании судебных актов, можно разделить на три группы: лексические; синтаксические; стилистические. Вынесение и составление решения (приговора) − дело исключительно ответственное (речь идет о судьбе человека) и серьезное, а потому требует большого труда и сосредоточенности и соответственно соблюдения всех правил составления судебных актов.

Список использованных источников

1 Александров А. Н. Юридическая техника − судебная лингвистика − грамматика права / А. Н. Александров // Уголовное судопроизводство. − 2007. − № 2. – С. 3-6.

2 Батурина Н. А. Грамотность судебных актов в гражданском процессе / Н. А. Батурина // Юрист. − 2010. – С. 5 – 10.

3 Валеев Д. Х. Арбитражный процесс: Учебник / Д. Х. Валеев, М. Ю. Челышев. −М. : Статут, 2010. − 572 с.

4 Давыдова М. Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии / М. Л. Давыдова. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. – 318 с.

5 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М. : Норма : ИНФРА-М, 2011. – 496 с.

6 Кудрявцева Е. В. Как написать судебное решение / Е. В. Кудрявцева, Л. А. Прокудина. − 2-е изд., исправ. и доп. − М. : Издательство Юрайт, 2013. − 152 с.

7 Мильков А.В. Язык и стиль изложения судебных актов. Научно-методические рекомендации / А. В. Мильков, С. А. Параскевова. − Ессентуки, 2009. − 55 с.

8 Судаков Г. В. Язык арбитражного судопроизводства / Г. В. Судаков, Н. В. Матеров // Администратор суда. – 2012. − № 4. – С. 2-5.

1 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М., 2011. – С. 21.

2 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М., 2011. – С. 23.

3 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М., 2011. – С. 24.

4 Мильков А. В. Язык и стиль изложения судебных актов. Научно-методические рекомендации / А. В. Мильков, С. А. Параскевова. – Ессентуки., 2009. – С.13.

5 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М., 2011. – С. 468.

6 Кашанина Т. В. Юридическая техника: учебник / Т. В. Кашанина. – 2-е изд., пересмотр. – М., 2011. – С. 471.

7 Батурина Н. А. Грамотность судебных актов в гражданском процессе / Н. А. Батурина // Юрист. − 2010. – С.5.

8 Мильков А. В. Язык и стиль изложения судебных актов. Научно-методические рекомендации / А. В. Мильков. – Ессентуки., 2009. – С. 15.

9 Кудрявцева Е. В. Как написать судебное решение / Е. В. Кудрявцева. − 2-е изд., исправ. и доп. − М., 2013. – С. 57.

Юридическая техника представляет собой отрасль знаний о правилах ведения юридической работы и создания в ее процессе различного рода юридических документов. Данная область знаний раньше являлась частью теории государства и права. В настоящее время она выделяется в самостоятельную отрасль юридической науки, ориентированной на решение практических задач. Поэтому в рамках первого вопроса данной контрольной работы необходимо рассмотреть взаимосвязь юридической техники с другими дисциплинами и её положение в структуре теории государства и права.

Содержание

Введение
3
1 Юридическая техника в структуре теории государства и права
4
2 Языковые правила составления судебных актов
9
2.1 Лексические правила
11
2.2 Синтаксические правила
13
2.3 Стилистические правила
13
Заключение
16
Список использованных источников

Прикрепленные файлы: 1 файл

контрольная по юридической технике.docx

1 Юридическая техника в структуре теории государства и права

2 Языковые правила составления судебных актов

2.1 Лексические правила

2.2 Синтаксические правила

2.3 Стилистические правила

Список использованных источников

Юридическая техника представляет собой отрасль знаний о правилах ведения юридической работы и создания в ее процессе различного рода юридических документов. Данная область знаний раньше являлась частью теории государства и права. В настоящее время она выделяется в самостоятельную отрасль юридической науки, ориентированной на решение практических задач. Поэтому в рамках первого вопроса данной контрольной работы необходимо рассмотреть взаимосвязь юридической техники с другими дисциплинами и её положение в структуре теории государства и права.

Языковые правила составления судебных актов являются также предметом рассмотрения данной дисциплины. Нарушение языковых правил юридической техники не влечет отмену акта, однако неточно употребленное слово в судебном акте вызывает его непонимание, неопределенность в его толковании и может породить судебную ошибку, влекущую не только продолжение тяжбы, но иногда и драматические последствия. Судебный акт отражает авторитет государственной власти, поэтому должен составляться с учетом определенных языковых и стилистических особенностей. Грамотно написанный и правильно оформленный текст данного документа показывает уровень культуры органов власти и их уважение к гражданам.

1 Юридическая техника в структуре теории государства и права

И этот процесс уже начался: в политологическую науку постепенно «перетягиваются» многие вопросы, которые ранее были монополизированы теорией государства и права (например, вопросы о политических режимах, территориальном устройстве государства, правовом и социальном государствах, соотношении государства и гражданского общества).

Рисунок 1 – Структура теории государства и права

В западноевропейской науке этот процесс уже давно завершился. Юридические науки (куда включается и теория права) и науки политологические (где представлена и теория государства) − две самостоятельные группы социальных наук, каждая из которых имеет собственный предмет изучения.

Будущему юристу независимо от статуса теории права нужно знать ответы на множество вопросов. Мы будем исходить из существующего положения дел и рассматривать теорию государства и права как единую науку.

Итак, будучи в российской классификации юридических наук единой наукой, теория государства и права в то же время имеет относительно автономные части:

− антропология государства и антропология права (учение об их происхождении и эволюции);

− аксиология государства и аксиология права (учение о ценности государства и права);

− собственно теория государства и теория права;

− философия государства и философия права (дает наиболее общее (абстрактное) осмысление сущности государства и права);

− социология государства и социология права (изучает взаимосвязь государства и права с другими социальными явлениями);

− сравнительное государствоведение (политическая география) и сравнительное правоведение (юридическая география);

− футурология государства и футурология права (учение об их будущности) (рисунок 1).

Среди указанных частей теории государства и права наиболее развита теория права. Вот почему теория права занимает в ней центральное место.

Однако сама по себе теория права − очень обширная область знаний. И немудрено: ее развитие начали западноевропейские ученые еще в XIII в. Эстафету подхватили созданные в Западной Европе университеты, а затем и университеты всего мира. Знания, накопленные теорией права за столетия, теперь вполне поддаются классификации, и сделать это можно по-разному.

В теории права можно выделить, по крайней мере, три относительно автономных раздела:

− догма права (устоявшиеся положения, начала, основы действующего права). Сюда относятся знания о том, что есть нормы права, субъективные права и юридические обязанности, нормативные акты, индивидуальные предписания, т.е. то, что составляет нормальное развертывание юридической реальности, или материю права;

− юридическая техника (способы установления, опубликования, систематизации, толкования и реализации правовых норм, т.е. правила осуществления юридической деятельности);

− правовая конфликтология (учение о правовой патологии)2.

Вопрос, надо ли относить юридическую технику к юриспруденции, не сразу стал очевидным.

С законодательной техникой все обстояло проще. Никто не сомневался, что создание законов — сложный процесс, и здесь применяются практические навыки, выработанные человечеством, которые надо изучать и совершенствовать. Выдающийся немецкий ученый Р. Иеринг 100 лет назад посвятил этой проблематике самостоятельное исследование, назвав его «Юридическая техника».

Однако речь в книге все же шла только о способах создания законов, т.е. о законодательной технике. Правда, этому есть объяснение: на рубеже XIX−XX вв. теория права была не столь развита, и Р. Иеринг не выделял юридическую технику в качестве автономной части юридической науки. Он считал юридическую технику способом реализации теории права в деятельности юриста.

Французский ученый М. Ориу отрицал саму необходимость понятия юридической техники, поскольку она, по его мнению, неадекватна важности и значимости права как социального явления. В отождествлении права и техники он видел «опошление права». Думается, что М. Ориу, будучи выдающимся ученым, работами которого пользуются и наши современники, столь резко восставал против чуждого для юридической науки термина «техника», не отрицая все же важность исследования юридической наукой по крайней мере правил создания законов.

Ученые не сразу пришли к мысли о том, что мастерство в области юридической деятельности не ограничивается лишь законодательством. В отечественной литературе С. С. Алексеев впервые отошел от понимания терминов «законодательная техника» и «юридическая техника» как синонимичных. Помимо законодательной техники (в соответствии с его терминологией это «юридическая техника как таковая», т.е. правила выработки нормативных актов), он включил в данное понятие и технику расследования преступлений, и технику ведения юридических дел, составления процессуальных документов, т.е. правоприменительную технику. Он не сомневался, что данный раздел юридической науки относится к теории права.

Однако несколько лет спустя некоторые ученые высказывали мнение о том, что вопросы юридической техники не относятся к теории государства и права и не входят в ее предмет. Правда, эта точка зрения не получила поддержки в юридической литературе.

Между тем темп научных исследований по данной проблематике набирал обороты.

В 1999−2001 гг. под эгидой Нижегородской высшей школы Министерства внутренних дел РФ были проведены научные исследования по вопросам юридической техники. Проблему статуса юридической техники в системе юридических наук затронул В. М. Сырых. Согласно его точке зрения, законодательная (и юридическая) техника − это наука самостоятельная, имеющая прикладной характер. Она не входит в теорию права, поскольку предметом теории права является выработка общих закономерностей, касающихся государственно-правовых явлений, тогда как задача юридической техники − познание эмпирических закономерностей и внедрение теоретических знаний в практическую сферу, иначе − выработка путей их реализации.

Юридическая техника не входит и в число отраслевых наук, поскольку не имеет обособленного специфического предмета, т.е. совокупности закономерностей, не входящих в предмет традиционных отраслей правоведения. Место юридической техники, по мнению В. М. Сырых, в ряду таких прикладных наук, как криминалистика, криминология, судебная статистика и др3.

Однако в позиции В. М. Сырых есть несколько спорных моментов.

Во-первых, выработка теорией права общих закономерностей развития права возможна не только рациональным, логическим путем, но и на основе изучения фактов. Эмпирические закономерности тоже могут иметь общий характер. Почему же мы в таком случае должны их исключать из предмета теории права?

Во-вторых, теория права является наукой методологической, обращенной к отраслям права. В. М. Сырых утверждает то же самое, только применительно к законодательной технике (одного из видов юридической техники), поскольку она, дескать, призвана вооружить юристов научно обоснованными рациональными методами, т.е. тоже выполняет методологическую функцию. Но если теория права и юридическая техника выполняют задачу методологическою плана, почему их надо включать в разные части научного поля?

В-третьих, далеко не все теоретические выводы имеют только познавательный характер. Некоторые из них могут принести и практическую пользу. Например, в теории права утвердилось положение, согласно которому в иерархии источников права принципы и общепризнанные нормы международного права имеют высшую юридическую силу. И если при рассмотрении юридического казуса окажется, что нормы национального права им противоречат, то юридическое дело должно разрешаться на основе норм международного права. Таким образом, практическое использование теоретических выводов отнюдь не является основанием для их исключения из теории прав.

В-четвертых, многие правила ведения юридической работы уже традиционно «прописались» в теории права и в ее рамках интенсивно разрабатываются. Речь идет о том, как писать нормативные акты, где и когда их публиковать, как их учитывать и систематизировать, эффективно осуществлять их толкование и реализацию. И несмотря на то, что теоретические знания по этим вопросам могут быть использованы на практике, еще никто не высказывал предложения вывести эти вопросы за пределы предмета теории права.

Перегруппировка в системе теории права и автономизация в ней юридической техники направлены на то, чтобы более рационально и эффективно структурировать саму теорию права. Хотя если теория права будет эффективно развиваться и станет более детализированной и усложненной, возможно, от нее отпочкуются несколько самостоятельных наук: теория правотворчества, теория правоприменения, теория толкования, конфликтология и др.

Итак, большинство ученых согласны с тем, что в лоне теории права появилось относительно автономное научное направление − юридическая техника.

2 Языковые правила составления судебных актов

Судебный акт − это официальный документ органов государственной власти, который выносится судом с целью осуществления правосудия и судебного управления. Он реализуется в письменной форме и может быть представлен как отдельный документ или же быть частью протокола судебного заседания. Судебный акт является одним из многочисленных жанров официально-делового стиля, в частности законодательного (юридического) подстиля, и, с одной стороны, имеет характеристики, присущие любому официальному документу, с другой − отличается некоторой спецификой4.

К языку основных актов суда предъявляются особые требования. Даже если судебный акт по содержанию законный и обоснованный, но по форме не выдерживает никакой критики (неубедительный, неясный, неряшливо составленный, с описками, исправлениями и т.п.), он не имеет воспитательного и предупредительного значения, а также не прибавляет авторитета судье, готовившему решение, конкретному суду и правосудию в целом.

Вот некоторые выдержки из судебных актов, которые, мягко говоря, вызывают недоумение.

«Гражданин Белов произвел самовольный угон автомобиля не в корыстных целях, а по умственным соображениям».

«Вечером его труп был обнаружен купающимся в пруду»5.

Опытные работники суда обычно хорошо себе представляют, что можно и чего нельзя допускать в юридическом тексте: какие слова употреблять следует, а какие неуместны, как строить предложение, каким должен быть порядок слов и т.п. Но делают они это в основном интуитивно. Однако существуют технико-юридические правила использования языка при написании юридических, в частности правоприменительных, документов, и их научная разработка продолжается.

Языковые правила, используемые при написании судебных актов, можно разделить на три группы:

Цели работы – рассмотреть судебные ошибки и способы их устранения в гражданском процессе.
Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:
1. Исследовать литературу по проблеме исследования.
2. На основании теоретического анализа изучения проблемы, систематизировать знания о понятии и причинах судебных ошибок.
3. Систематизировать и обобщить существующие в специальной литературе научные подходы к данной проблеме.

Прикрепленные файлы: 1 файл

курсач.docx

«Судебные ошибки и способы их устранения в гражданском процессе» - одна из важных и актуальных тем на сегодняшний день.

Суд призван защищать права и свободы граждан, окончательно разрешать конфликты на основании законодательства. Судебные решения непосредственно влияют не только на судьбу конкретного человека, но и на будущее его семьи.

Вся процессуальная деятельность суда направлена на разрешение возникшего между сторонами конфликта. Но цели правосудия могут оказаться не достигнутыми, если при рассмотрении и разрешении дела встречаются судебные ошибки. Поэтому одна из задач правового регулирования процедуры осуществления правосудия заключается в том, чтобы установить эффективную систему юридических средств "устранения самых различных неисправностей и нарушений, которые в литературе и судебной практике именуются судебными ошибками". Природа судебных ошибок различна, поэтому исправление одних возможно только судами вышестоящих инстанций, устранение других возможно судом, их вынесшим.
По общему правилу, с момента вынесения судебный акт не может быть изменен судом, его вынесшим. Но на практике встречаются случаи, когда в судебных актах допускаются ошибки, которые вызваны не вопросами применяемого права и не вопросами факта (при наличии таких ошибок допускается проверка и пересмотр вынесенного судебного акта вышестоящим судом), а имеются некоторые недочеты, недостатки, которые не влияют на сущность вынесенного процессуального документа, но вместе с тем могут создать определенные препятствия при его исполнении(ст.328 ГПК РБ). Иными словами, при наличии указанных недостатков у судебного акта отсутствует такое качество, как полнота.

Актуальность исследования определила цель работы:

Цели работы – рассмотреть судебные ошибки и способы их устранения в гражданском процессе.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Исследовать литературу по проблеме исследования.
  2. На основании теоретического анализа изучения проблемы, систематизировать знания о понятии и причинах судебных ошибок.
  3. Систематизировать и обобщить существующие в специальной литературе научные подходы к данной проблеме.

Задачами работы являются: определение понятия судебной ошибки, изучение причин ее возникновения и пути устранения в деятельности суда их возникновения.

1. Понятие «судебные ошибки»

В юридической литературе и судебной практике существуют различные представления относительно понятия «ошибка судебного правоприменения».

В широком смысле любая ошибка суда – это судебная ошибка. Однако более распространено толкование понятия судебной ошибки в узком смысле: как осуждение невиновного. Другими словами, наиболее распространенным пониманием термина «судебная ошибка», является результат неправильно вынесенного по делу решения.

Под судебной ошибкой в литературе понимают любые непреднамеренные нарушения закона, недостатки, допущенные при возбуждении и расследовании уголовных дел, всякую неправильность в процессуальной деятельности, в том числе и в мыслительном процессе компетентного лица, носителя соответствующих прав и обязанностей[15; 182].

В любой области человеческой деятельности возможны ошибки. Опасность ошибок в судебной работе обусловлена как сложностями выяснения действительных взаимоотношений участвующих в деле лиц, так и сложностью правоприменения. Ежегодно публикуемая судебная статистика свидетельствует о том, что в кассационной инстанции отменяется и изменяется более 2%, а в надзорном порядке почти 3% от числа вынесенных решений. Таким образом, пять с лишним процентов судебных постановлений – это многие десятки тысяч гражданских дел, разрешенных неправильно. А каждое ошибочное решение означает, в конечном счете, что правосудие не осуществилось правомерно, либо вообще не осуществилось, что нарушенные или оспариваемые субъективные права и законные интересы граждан и организаций не защищены. Более того, в ряде случаев сам суд нарушает права заинтересованных лиц своим ошибочным решением. Естественно, что ошибки отрицательно влияют на авторитет не только конкретных судей, но и судебной власти в целом.

Число судебных ошибок в Беларуси имеет устойчивую тенденцию на протяжении многих лет. И при этом следует учитывать, что судебная статистика отражает не все реальные ошибки, а лишь выявленные в решениях районных и городских судов, которые устраняются вышестоящими судебными инстанциями. Ошибки бывают и в других судебных постановлениях (определения судов первой и кассационной инстанций, судебных приказах и постановлениях надзорных органов). Далеко не все ошибки устраняются кассационной и надзорной инстанциями.

Что же представляют собой судебные ошибки? Это понятие широко употребляется в судебной практике и юридической литературе, хотя не упоминается в Гражданском процессуальном кодексе.

Для понятия «судебные ошибки» характерны три момента:

1) они представляют собой нарушения юридических норм и свидетельствуют об отклонениях от целевых установок гражданского судопроизводства;

2) их допускают суды и судьи, управомоченные рассматривать и разрешать гражданские дела, пересматривать решения, определения, приказы и постановления;

3) все ошибки могут быть устранены правовыми средствами в гражданском процессуальном порядке[17;367].

Гражданский процессуальный закон, хотя и не употребляет термин «судебная ошибка», но:

а) устанавливает существенные признаки судебных ошибок;

б) определяет процессуальный порядок их выявления;

в) предписывает обязательное устранение обнаруженных нарушений;

г) закрепляет порядок устранения судебных ошибок;

д) регламентирует юридические последствия выявления ошибок.

Судебная ошибка по гражданскому делу есть не что иное, как несовпадение результата процессуальной деятельности суда с целевыми установками судопроизводства, закрепленными в нормах гражданско-процессуального права. Деятельность бывает неправильной потому, что не соответствует определенным целям и задачам. Судебная ошибка – это, прежде всего, не соответствующая целям и задачам правосудия деятельность судьи либо последствия такого действия. В этой связи не может не возникнуть вопрос о целевых установках судопроизводства. Для определения целенаправленности используют термины «задачи» и «цели», различая цели, достигаемые в судебном разбирательстве, и те, достижению которых судопроизводство способствует. В качестве задач выступают правильное и быстрое рассмотрение и разрешение дела. Специфика целей правосудия заключается в том, что они нормативно установлены, обращены к суду и подлежат реализации при рассмотрении и разрешении конкретных дел. Невыполнение указаний закона, установившего цели, неправомерно и служит основанием для применения соответствующих процессуальных санкций[10;126].

Рассмотрение и разрешение дела должно осуществляться с точным соблюдением процессуальной формы. Это означает, что:

  1. суд не должен нарушать процессуальные нормы;
  2. суд обеспечивает неуклонное соблюдение и использование процессуального закона всеми участниками судопроизводства;
  3. надлежащим образом воздействует на нарушителей , применяя к ним соответствующие правовые санкции[4;7].

Таким образом, значение целей в регулировании судопроизводства состоит в том, что они: заключают в себе идеальную модель правосудия, обусловливают комплекс правовых средств, предоставляемых в распоряжение суда, ориентируют всех участников процессуальной деятельности на достижении конечных результатов судопроизводства, определяют требования к судебной деятельности и ее актам. Нереализация целей и задач судопроизводства всегда представляет собой судебную ошибку и влечет соответствующие юридические последствия.

Содержание судебной ошибки предопределяет юридическую характеристику меры ее устранения. Как правило, такие нарушения не влекут процессуально-правовой ответственности и ликвидируются различными мерами процессуально-правовой защиты (путем отмены ошибочного акта, восстановления нарушенного положения и др.), которые направлены на организацию законного и обоснованного разбирательства дела. Каждая допущенная ошибка негативно влияет на интересы правосудия, отражается на качестве рассмотрения и разрешения дел, препятствует достижению целей судопроизводства.

При этом нарушения, допускаемые в судопроизводстве, могут ликвидироваться только правовыми средствами и лишь в процессуальном порядке.

Процессуальные ошибки бывают существенными или несущественными (формальными). Помимо этого судебные ошибки подразделяются на выявленные, установленные и латентные (скрытые). Латентные ошибки, естественно, не влекут ни отмену, ни изменение актов правосудия, но они существуют и отрицательно воздействуют на итоги и авторитет правосудия[12;10].

Объем понятия «судебная ошибка» несколько иной, ежели объем понятия «основание к отмене (изменению)», и включает все неправильности, допускаемые в процессе; любое нарушение юридических предписаний ошибочно независимо от порядка его исправления. Суть анализируемого понятия заключается в указании на неправильность, ошибочность того или иного акта или действия суда и не зависит от процессуальных последствий, которые оно влечет. Кроме того, упущения и недочеты, которые управомочен устранить допустивший их суд, являются разновидностью незаконности судебных постановлений. Если они не будут своевременно устранены, то приобретают качество оснований к отмене и изменению решений. Следовательно, любые непреднамеренные нарушения норм права независимо от их последствий следует признать судебными ошибками. Итак, понятие судебных ошибок включает следующие существенные признаки:

  1. совершаются субъектами процессуальной деятельности, управомоченными рассматривать и разрешать дела, пересматривать и исполнять судебные постановления;
  2. представляют собой несоблюдение целевых установок судопроизводства;
  3. являются нарушением требований, определяющих правомерность процессуальной деятельности и судебных актов;
  4. все ошибки объективно противоправны;
  5. устраняются правовыми средствами, которые реализуются в гражданском процессуальном порядке[15;182].

Итак, судебные ошибки многочисленны и разнообразны, но все они в конечном счете причинно связаны с личностью судей. Ошибки возникают либо из-за недостаточного профессионализма судей и судебных работников, либо из-за недобросовестного, халатного и даже преступного их отношения к делу. Условия совершения ошибок более многочисленны: сложность рассматриваемого дела, состояние нормативного материала, чрезмерная загруженность судей, неблагоприятные условия профессиональной деятельности и вообще их жизнедеятельности.

2. Причины судебных ошибок в гражданском судопроизводстве

Итак, судебные ошибки были, есть и, по-видимому, будут, так как природа судебных ошибок принципиально неустранима. В одних странах судебных ошибок больше, в других - меньше. Это зависит от многих факторов. Поэтому проблема сводится к поиску средств, приемов, методов, уменьшающих, насколько это возможно, количество судебных ошибок. Для этого необходимо выявлять и устранять причины их возникновения. Анализ причин судебных ошибок, принятие мер, направленных на их устранение, неизбежно повлекут за собой существенное сокращение числа судебных ошибок, а значит, существенно повысится эффективность судопроизводства.

Судебная ошибка может быть допущена только судом - государственным органом или должностным лицом. Ненадлежащее исполнение своих обязанностей другими участниками процесса представляют собой лишь причины допущения судебных ошибок. Распространенной причиной судебных ошибок является дача заведомо ложных показаний и непреднамеренная ошибка в свидетельских показаниях. Лжесвидетельство в отличии от добровольного заблуждения свидетеля уголовно наказуемо, но и непреднамеренная ошибка влекут за собой одно последствие - судебную ошибку[21;183].

Выявить и перечислить все судебные причины судебных ошибок невозможно. Самыми распространенными среди них являются непрофессионализм судей, некачественное предварительное расследование, несоблюдение норм материального и процессуального права, ненадлежащая кадровая политика, несовершенство и пробелы в законодательства и др.

Причины судебных ошибок в литературе обычно сводят к объективным и субъективным. Так, А.С. Грицанов все причины ошибок подразделял на две группы: причины, не связанные с личностью судьи (т.е. объективные), и причины субъективного характера. К первой группе он относил наличие подготовки к судебному заседанию, качество проведенного судебного разбирательства, совершенствование материальных законов и условия работы судей; ко второй - юридическую и профессиональную подготовку судьи, его профессиональные качества, уровень правосознания и общей культуры, психологическую подготовку[7;147].

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: