Доказательство оплаты в суде

Обновлено: 28.11.2022

Является ли расходный кассовый ордер достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были понесены? Правомерно ли отнесение сумм НДФЛ, а также страховых взносов, начисленных на вознаграждение представителя, к судебным расходам? Обязана ли сторона, доказывая реальность судебных расходов, представить суду доказательства уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя? Рассмотрим некоторые важные проблемные вопросы, связанные с подтверждением и взысканием судебных расходов.

Расчеты с представителем наличными денежными средствами

В судебной практике нередко встречаются случаи, когда сторона, заявившая о распределении судебных расходов в качестве подтверждения таковых представляет кассовый ордер, подтверждающий расчеты с представителем наличными денежными средствами.

Как известно, подобные кассовые ордера нетрудно изготовить в любой момент и в любом количестве. Следовательно, стороне, возражающей против взыскания судебных расходов, необходимо обратить внимание на следующие моменты.

В расходном кассовом ордере должны быть указаны реквизиты договора об оказании юридических услуг. В противном случае суды отказывают в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов, поскольку в отсутствие реквизитов договора нельзя сделать однозначный вывод об основании выплаты (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г. № 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 сентября 2017 г. № Ф05-13032/2017 по делу № А40-230282/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. по делу № А40-226005/2016).

Необходимо установить, был ли учтен ордер в кассовой книге заявителя. Порядок ведения кассовых расчетов установлен Указанием Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У (далее – Указание Банка России). Согласно п. 4.6 Указания Банка России юридическое лицо обязано учитывать выдаваемые из кассы наличные денежные в кассовой книге по унифицированной форме 0310004 (утв. постановлением Госкомстата от 18 августа 1998 г. № 88). Указание Банка России также предусматривает, что записи в кассовой книге осуществляются по каждому приходному и расходному кассовым ордерам. В конце рабочего дня кассир сверяет фактическую сумму наличных денег в кассе с данными кассовых документов и заверяет записи в кассовой книге.

Соответственно резонно заявить, что расходный кассовый ордер не является достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были реально понесены. Заявитель должен подтвердить, что сумма, указанная в расходном кассовом ордере, была принята к учету, а именно, представить кассовую книгу. Отметим, что в ряде дел суды пришли к аналогичным выводам и отказали в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов в связи с отсутствием кассовой книги (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. по делу № А40-226005/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г. № 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г. № 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10 марта 2015 г. № Ф06-21284/2013 по делу № А72-16963/2013).

Кроме того, не исключено, что сторона по делу, представившая кассовый ордер, в действительности вообще не ведет кассовые операции.

В этом случае сторона, возражающая против взыскания расходов, может заявить о необходимости предоставить следующие документы, подтверждающие ведение юридическим лицом или ИП кассовых операций и наличие кассы:

  1. сведения из налогового органа о регистрации ККТ в реестре ККТ в порядке, установленном Федеральным законом от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации" (далее –Закон № 54-ФЗ);
  2. в случае если стороной по делу является юридическое лицо или ИП, которые в силу ст. 2 Закона № 54-ФЗ могут производить кассовые расчеты без применения ККТ – документ об утверждении лимита кассы. Согласно п. 2 Указания Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У для ведения кассовых операций юридическое лицо распорядительным документом устанавливает максимально допустимую сумму наличных денег, которая может храниться в месте для проведения кассовых операций. Таким образом, доказательством наличия кассы у юридического лица может являться документ об утверждении лимита кассы (учетная политика, иной документ).

Совершение кассовых операций в нарушение запрета на расход денежных средств из кассы не является основанием для отказа в удовлетворении заявления о распределении судебных расходов. К такому выводу пришел суд в деле № А45-28598/2017. В данном деле заявитель выдал денежные средства из кассы представителю и оформил кассовый ордер несмотря на постановление судебного пристава об аресте кассы и запрете на совершение кассовых операций. Суд пришел к выводу, что нарушение такого запрета влечет иные правовые последствия (административная и иная ответственность), но не является основанием для освобождения от возмещения судебных расходов (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2019 г. по делу № А45-28598/2017).

В практике также имеются случаи, когда заявитель в качестве доказательства судебных расходов представляет не расходный кассовый ордер, удостоверяющий выдачу заявителем денежных средств представителю, а приходный кассовый ордер, подтверждающий внесение денежных средств в кассу представителя.

Суды исходят из того, что доказательством несения расходов на услуги представителей в наличной форме являются оформленные в установленном законом порядке расходные кассовые ордера (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2018 г. № 09АП-35054/2018 по делу № А40-764/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 апреля 2019 г. № Ф05-4250/2019 по делу № А40-191088/2017). В ряде дел суды отметили, что квитанция к приходному кассовому ордеру (либо приходный кассовый ордер) подтверждает получение денежных средств представителем, а не расходование денежных средств стороной по делу. Приходный кассовый ордер (квитанция к ордеру) не является доказательством судебных расходов, поскольку не подтверждает внесение денежных средств в кассу представителя именно заявителем по делу (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 октября 2018 г. № 09АП-45355/2018 по делу № А40-134591/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2017 г. № Ф05-2543/2017 по делу № А40-108205/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 09АП-66509/2016-ГК по делу № А40-124278/16, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г. № 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17). Данный документ не позволяет установить, получены ли денежные средства от заявителя, либо от какого-либо иного лица.

Удержание и уплата НДФЛ

В силу ст. 226 Налогового кодекса юридические лица и ИП, заключившие договор об оказании юридических услуг с физическим лицом, как налоговые агенты, обязаны исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ, начисленную на вознаграждение, подлежащее выплате представителю. В судебной практике имеются случаи, когда суды отказывали во взыскании судебных расходов в части суммы НДФЛ, удержанной и уплаченной заказчиком юридических услуг за представителя – физического лица (постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 июля 2016 г. № Ф05-9196/2016 по делу № А41-495/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2017 г. № 09АП-10023/2017ГК, № 09АП-10024/2017ГК по делу № А40-71278/16).

Уплата НДФЛ как доказательство несения судебных расходов

В судебной практике в ряде случаев стороны, возражающие против взыскания судебных расходов заявляли довод о том, что заявитель не доказал, что судебные расходы были реально понесены, поскольку не представил доказательств уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя.

В настоящее время есть практика, где суды отклоняют доводы сторон об отсутствии доказательств об уплате НДФЛ, признавая, что возмещение фактически понесенных стороной, выигравшей спор, судебных расходов не может быть поставлено в зависимость от выполнения данной стороной каких-либо налоговых обязанностей (постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2018 г. № Ф05-17913/2018 по делу № А41-96952/17). Суды приходят к выводу о том, что неисполнение заявителем обязанностей налогового агента не свидетельствует об отсутствии судебных расходов (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2019 г. по делу № А33-15189/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 декабря 2017 г. № Ф07-14066/2017 по делу № А21-10794/2014).

Подборка наиболее важных документов по запросу Доказательство оплаты госпошлины в суд (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Доказательство оплаты госпошлины в суд

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 333.18 "Порядок и сроки уплаты государственной пошлины" главы 25.3 "Государственная пошлина" НК РФ
(Юридическая компания "TAXOLOGY") Суд оставил без движения кассационную жалобу заявителя, поскольку не принял в качестве надлежащего доказательства уплаты государственной пошлины представленное в суд платежное поручение: в нарушение требований п. 3 ст. 333.18 НК РФ заявитель представил в суд копию платежного поручения без номера, без указания в нем счета и банка плательщика, без отметок о виде платежа, о дате поступления платежного поручения в банк плательщика и о дате списания денежных средств со счета.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 45 "Исполнение обязанности по уплате налога, сбора, страховых взносов" НК РФ
(Юридическая компания "TAXOLOGY") Перечисление денежных средств в счет уплаты государственной пошлины на депозитный счет суда вместо счета Управления Федерального казначейства в силу подп. 4 п. 4 ст. 45 НК РФ не может являться надлежащим доказательством уплаты государственной пошлины, поскольку депозитный счет суда не предназначен для уплаты государственных пошлин.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Доказательство оплаты госпошлины в суд

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по судебной практике. Расчеты 1.2. Вывод из судебной практики: Платежное поручение об оплате государственной пошлины, поступившее в суд в электронном виде, не является надлежащим доказательством исполнения обязанности по оплате госпошлины, если к моменту рассмотрения дела в суде не представлен оригинал документа.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Оптимизация гражданского процессуального законодательства в направлении обеспечения баланса специализации и унификации процессуального права
(Потапенко Е.Г.)
("Вестник гражданского процесса", 2021, N 3) Институт судебных расходов (гл. 7 ГПК РФ) включает в себя достаточно большое количество отсылочных норм к налоговому законодательству. Однако и здесь можно выявить некоторые дефекты построения процессуально-правовых комплексов. Статья 92 в ч. 1 содержит отсылочную норму относительно порядка и оснований доплаты государственной пошлины. Однако в ч. 2 установлено одно основание для доплаты в виде увеличения размера исковых требований. Согласно данной части при увеличении размера исковых требований рассмотрение дела продолжается после представления истцом доказательств уплаты государственной пошлины или разрешения судом вопроса об отсрочке, о рассрочке уплаты государственной пошлины или об освобождении от уплаты государственной пошлины, уменьшении ее размера в соответствии со ст. 90 ГПК РФ. Исходя из положения ч. 2 ст. 92 ГПК РФ неосуществление истцом обязанности по доплате государственной пошлины препятствует рассмотрению исковых требований в увеличенном размере. Но данная специальная норма вступает в противоречие с другой специальной нормой, расположенной в налоговом законодательстве. Согласно п. 10 ч. 1 ст. 333.20 НК РФ при увеличении истцом размера исковых требований недостающая сумма государственной пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска в срок, установленный подп. 2 п. 1 ст. 333.18 НК РФ (в 10-дневный срок со дня вступления в законную силу решения суда). В результате одновременного действия двух частично противоречащих специальных норм возникает неразрешимая их конкуренция. С одной стороны, ГПК РФ закрепляет негативное правовое последствие неисполнения обязанности по доплате госпошлины, с другой - НК РФ не только не предусматривает указанных правовых последствий, но и устанавливает такой срок доплаты, при котором действие нормы ч. 2 ст. 92 ГПК РФ полностью исключается. В практике реализации указанных норм при разрешении их конкуренции предпочтение отдается нормам налогового законодательства, что, на наш взгляд, правильно. Так, в одном из Апелляционных определений, отменяющем действия суда первой инстанции по возвращению заявления об увеличении размера исковых требований, вышестоящий суд разъясняет, что суду следовало исходить из того, что поскольку первоначальное исковое заявление уже принято к производству с оплаченной истцом госпошлиной, заявление об увеличении размера исковых требований подано на стадии судебного разбирательства, то вопрос о взыскании государственной пошлины может быть решен при распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением дела, при вынесении решения . Как показывает анализ судебной практики, проигравшая сторона при подаче жалобы на состоявшееся не в ее пользу решение часто ссылается на норму ч. 2 ст. 92 ГПК РФ и указывает на невозможность рассмотрения судом первой инстанции увеличенных исковых требований. При этом часто вышестоящие суды признают подобные действия суда первой инстанции нарушением норм процессуального права, хотя несущественным. В ряде случаев вышестоящие суды указывают на отсутствие нарушения со ссылками на нормы налогового законодательства. Однако на практике встречается и другой вариант разрешения коллизии указанных норм. Так, например, при рассмотрении дела в качестве суда первой инстанции Свердловский областной суд отказал в принятии к рассмотрению заявления об увеличении требований, так как истец не представил суду доказательств доплаты госпошлины за подачу таких требований. Ходатайств об отсрочке, о рассрочке уплаты государственной пошлины или об уменьшении ее размера истцом не заявлено, соответственно, по мнению суда, до рассмотрения заявления истец должен был представить документ о доплате госпошлины . Выборочное правоприменение при разрешении коллизии указанных специальных норм препятствует стабильности правового регулирования, истец надеется только лишь на мнение суда о предпочтительном действии одной из конкурирующих норм. Данную коллизию следует устранить.

Нормативные акты: Доказательство оплаты госпошлины в суд

10 лет назад купили дом. Все документы на руках. Имеется договор купли-продажи, заверенный нотариусом. Бывший хозяин подал на нас в суд, заявив, что мы не отдали ему деньги. Как нам доказать, что мы отдали деньги?

Прежде всего, необходимо исходить из условий договора, удостоверенного нотариусом, буквально из его текста, в который, как правило, включается положение о том, что цена недвижимости уплачена до подписания договора. В этом случае достаточным доказательством будет такая фраза, поскольку под ней подписался продавец, т.е. он тем самым подтвердил получение денег. В ином случае при отсутствии расписки продавца в получении денег также следует исходить из того, как обусловили в договоре стороны порядок расчетов. Поскольку из вопроса неясно, что именно написано в договоре в отношении порядка уплаты денег, то дать более конкретные рекомендации не представляется возможным.

Вместе с тем следует иметь в виду, что если договором предусмотрена уплата цены договора до его подписания, или сразу после подписания, или в определенный срок после его подписания, или после его государственной регистрации, то вероятно предположить, что с такого момента или со дня, когда цена договора подлежала уплате, истек трехлетний срок исковой давности с учетом того, что договор был заключен много лет назад. С истечением срока исковой давности прекращается право на защиту, однако о пропуске срока необходимо заявить в суде.

Так, согласно ст. 195 Гражданского кодекса РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Согласно п. 1 ст. 196, п. 1 ст. 200 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Например, если срок оплаты по договору привязан к наступлению определенного события или в определенный срок, число, месяц, год после наступления такого события, скажем, государственной регистрации права собственности покупателя на недвижимость, то продавец должен был узнать о нарушении своего права, т.е. о неуплате денег, в момент такого события (на следующий день после государственной регистрации) или в день, когда по истечении обусловленного срока после наступления такого события деньги не поступили ему на счет или не были ему переданы.

В соответствие с п. 2 ст. 200 ГК РФ по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Например, если плата по договору подлежала внесению в определенный договором день или по истечении определенного количества дней, недель, месяцев, лет с момента подписания, нотариального удостоверения или государственной регистрации договора, то срок исковой давности начинается со следующего дня после крайнего дня уплаты либо соответственно после последнего дня последних недели, месяца, года, по завершении которых договор подлежал оплате.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Таким образом, независимо от уплаты или неуплаты денег по договору при истечении срока исковой давности, о чем необходимо заявить суду до вынесения решения, судом может быть отказано в иске о взыскании неполученного по договору лишь на этом единственном основании.

В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца, т.е. продавца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев вышеуказанного трехлетнего срока давности (ст. 205 ГК РФ).

Кроме этого, в качестве доказательств по делу в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, в подтверждение передачи продавцу денежных средств в оплату договора допустимы иные письменные доказательства: расписки, переписка, акты приема-передачи, другие документы, а также свидетельские показания того же нотариуса, его сотрудников, иных очевидцев передачи денег или иных обстоятельств, свидетельствующих о получении денег продавцом (возможно, продавец сразу после сделки сделал вклад в банк на свое имя или своих родственников на большую сумму или приобрел дорогостоящее имущество для себя или близких родственников, не имея при этом подтвержденного дохода, сопоставимого с размером такого вклада или стоимости приобретенного имущества, и т.п.) (ст. 55, 57, 68, 69, 71 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Полезное для многих граждан решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она по жалобе гражданина изучала вынесенные ранее решения судов по делу о долговой расписке.


Расписка оказалась единственным доказательством, что человек дал в долг деньги другому человеку, а тот вернуть средства так и не собрался. В итоге обиженному заимодавцу местные суды отказали. Как правильно по закону поступать в подобных ситуациях, и растолковал Верховный суд.

Трудно найти человека, который бы никогда в жизни не давал деньги в долг. Не секрет, что многие из тех, кто пошел навстречу и ссудил родственнику, соседу или знакомому деньги, потом месяцами или годами безнадежно ждут, что должник вспомнит про них. Именно поэтому ситуация, которую разобрал Верховный суд, может быть интересна многим.

Все началось с того, что некая гражданка обратилась в суд с иском к знакомой. Истица попросила взыскать с женщины деньги по договору займа и проценты за пользование чужими средствами. Гражданке суды первой инстанции и апелляции отказали. В райсуде женщина рассказала, что в подтверждение договоров займа и их условий у нее на руках остались расписки.

Из содержания расписок следует, что 20 марта 2008 года ее знакомая взяла у нее 200 000 рублей под 4 процента в месяц на неопределенный срок. При этом обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. Спустя полгода, уже осенью, дама снова взяла у нее деньги - теперь 100 000 рублей под те же 4 процента, и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Но благие намерения сторон так и не стали реальностью. Ситуация с долгом, к сожалению, оказалась стандартной - кредитор просила вернуть ей деньги, ну а должница - обещала сделать это. Так прошли все оговоренные и не оговоренные сроки.

Но взятые на время деньги так и не вернулись к той, что ссудила их однажды своей знакомой. В конце концов, женщине пришлось обращаться в суд. В своей победе в судебном заседании истица не сомневалась - ведь у нее на руках была расписка должницы. Да и та не отказывалась.

Каково же было удивление истицы, когда местные суды с доводами женщины не согласились и приняли прямо противоположное решение.

Отказывая гражданке в удовлетворении ее иска, суды исходили из того, что между дамами не был заключен договор займа. А имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит "сведений о заимодавце и обязательства гражданки по возврату указанных в расписке сумм".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила отказы местных судов и признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

В разъяснении своих доводов Судебная коллегия Верховного Суда заявила вот что:

В статье 807 Гражданского кодекса РФ сказано следующее: по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками. А заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно статьям 161, 808 того же Гражданского кодекса договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Ну а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или другой документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, подчеркивает Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Как записано в пункте 1 статьи 160 опять-таки Гражданского кодекса, сделка в письменной форме должна быть совершена "путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами".

По пункту статьи 162 Гражданского кодекса РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Исходя из сказанного, Верховный суд подчеркивает - передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заметила, что из материалов дела следует - при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом.

Суд еще раз обратил внимание на то, что должница со своим долгом вообще то была согласна. А фактически выражала лишь несогласие в суде только с начисленными процентами. Но обстоятельства, имеющие очень важное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований закона (ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ) никакой оценки обоих судов не получили.

Кроме того, подчеркнул Верховный суд, местными судами не было учтено, что по смыслу статьи 408 Гражданского кодекса нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка местного суда на то, что истцом в судебном заседании не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в подтверждение своего иска, является, по мнению Верховного суда, несостоятельной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда еще раз подчеркнула - дело в том, что обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчице. И на этот важный момент так же не было обращено внимание местных судов.

Поэтому Верховный суд в своем решении отменил принятые раньше вердикты местных судов и велел пересмотреть дело о долговой расписке, но с учетом своих разъяснений.

ВС разрешил подтверждать судрасходы копиями документов

Судрасходы взыскивают с проигравшей стороны - для этого надо подтвердить траты. Можно ли сделать это, приложив не оригиналы, а копии платежных документов? Апелляционная инстанция дала отрицательный ответ, однако дело попало на пересмотр в коллегию по гражданским спорам Верховного суда. Там разобрались, будет ли копия документа в этом случае считаться надлежащим доказательством.

Татьяна Ахмедова* подала в суд на Римму Чеканову* - она добивалась возмещения ущерба от преступления по ч.1 ст. 112 УК (приченение средней тяжести вреда здоровью), компенсации морального вреда и расходов на лечение. В материальный ущерб входило 200000 расходов на представителя, впоследствии сумма увеличилась еще на 30000 руб. из-за участия в гражданском деле адвоката.

В первой инстанции исковые требования частично удовлетворили. При этом суд пришел к выводу, что истица доказала расходы на представителя полностью, и обязал Чеканову компенсировать запрошенные 230000 руб.

Но апелляция частично отменила решение. Там заключили, что Ахмедова не доказала оплата услуг представителя на сумму 200000 руб. в рамках уголовного дела относится к процессуальным издержками и рассматриваются по УПК, а не в гражданском судопроизводстве. Производство во делу в этой части прекратили.

Апелляция оставила в силе решение первой инстанции о взыскании морального вреда, отметил ВС, следовательно сами требования заявительницы о возмещении расходов на представителя были обоснованными. Ахмедова пользовалась услугами представителя и в первой инстанции, и в апелляции, и ответчица этого не оспаривала, а в деле есть копии платежных документов.

По ч.2 ст. 71 ГПК письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии, напомнил ВС. При этом подлинники нужны тогда, когда обстоятельства дела по закону нельзя подтвердить иначе, или когда представленные копии различаются по содержанию.

"Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов", - отметил ВС. Однако все это не учли в апелляции.

ВС привел и другой аргумент: одно то, что подтверждающих расходы документов нет, еще не говорит о том, что судрасходы взыскать не получится.

Само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на представителя и не может служить основанием для отказа во взыскании этих расходов в разумных пределах - поскольку адвокат, с которым было заключено соглашение, действительно участвовал в разбирательстве, указали в гражданской коллегии.

В итоге ВС счел отказ в компенсации расходов на адвоката неправомерным и отправил дело в части взыскания расходов на представителя на новое рассмотрение в апелляцию.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: