Что такое тезисы в суде

Обновлено: 07.12.2022

Тезисы– это краткое изложение основных положений доклада или научной статьи без системы доказательств и фактического материала.

Каждая книга, статья, доклад представляют собой цепь логически связанных утверждений, которые в тексте обычно сопровождаются обоснованиями, доказательствами, пояснениями, иллюстрациями. Если вычленить из текста основные утверждения или положения, получим то, что называют тезисами.

Тезисы, как никакая другая форма записи, позволяют обобщить материал, представить его суть в кратких формулировках, раскрывающих смысл всего произведения.

Если пункт плана называет вопрос, не раскрывая его содержания, то тезис дает ответ на этот вопрос, т.е. раскрывает его содержание. При составлении плана мы вдумываемся в содержание текста, но главное внимание направлено на порядок, последовательность, взаимосвязь высказываемых в нем мыслей. При составлении тезисов важен не только порядок изложения, но сами мысли, их содержание. Таким образом, тезисы более информативны.

Тезисы, которые содержат только категорические утверждения или отрицания чего-нибудь, называются простыми. Если тезисы содержат не только утверждения, но и обоснования высказываемых мыслей, они называются сложными.

Работа над тезисами требует, прежде всего, умения выделить главную информацию из исходного текста и передать содержание исходного текста кратко, обобщенно.

Рекомендации:

Тезисы лучше всего составлять, придерживаясь такой последовательности:

1. Внимательно прочитать текст.

2.Составить план текста.

3. Затем, читая в соответствии с планом фрагменты текста, выделить самое существенное, сжать его. Сжатие (сокращение) текста происходит за счет: а) исключения менее информативных частей текста, примеров, аналогий, уточнений, пояснений и т.п. ; б) замены сложных предложений простыми, нескольких простых предложений – одним сложным, перечисления однородных членов – обобщающим словом и т. п.

4. Разбить сжатый текст на смысловые блоки и выделить те из них, которые несут основную смысловую нагрузку. Попытаться вновь сократить до минимума, при этом не потеряв логику развертывания информации.

Корректно составленные тезисы вытекают один из другого. Первый тезис, открывающий запись, наиболее общий. Он в той или иной мере определяет содержание последующих. Назначение последнего тезиса, завершающего — подытожить все предыдущие.

Вредные советы: как разозлить судью

Говорить по делу, не задавать лишних вопросов, не ссориться с оппонентами, забыть о ссылках на Конституцию и собственных регалиях. И главное – хорошо подготовиться к процессу. Партнеры ведущих юридических фирм и известные адвокаты рассказали "Право.ru", как вести себя в зале суда, чтобы не навредить клиенту, какие юристы вызывают наибольшее уважение у судей и какие фразы ни при каких обстоятельствах не должны произноситься в ходе заседания.


Вадим Клювгант, адвокат, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы


Мы говорим не только словами, но и всем своим видом. Поэтому прежде всего адвокатам нельзя приходить в суд помятыми и неопрятными, одетыми, как на пляж, "горнолыжку" или в ночной клуб. Это не только недопустимый моветон и нарушение правил профессиональной этики, но и внятный сигнал не воспринимать всерьёз такого адвоката и всё, что он скажет.


К известному из трудов классиков мудрому правилу: "Говори не так, чтобы тебя можно было понять, а так, чтобы тебя нельзя было не понять", я бы добавил: говори только то, что нельзя не сказать именно в этот момент и по этому вопросу. Распространённое среди части коллег стремление в каждом выступлении по любому вопросу непременно сказать всё обо всём сильно вредит эффективности защиты, притупляет внимание слушателя и приводит к результату, противоположному искомому.


Ещё одно золотое правило: не задавай вопрос, если не уверен в содержании ответа, который получишь. Это важная составляющая священной заповеди "не навреди".


Судебные прения – единственная возможность системно и комплексно изложить позицию защиты на основе всего, что есть в деле и исследовано в суде. И тем самым законно воздействовать на формирование внутреннего убеждения суда до принятия решения по делу. Поэтому отказываться от участия в прениях нельзя ни при каких обстоятельствах, в том числе и в качестве протеста против судейского произвола. Напротив, в прениях нужно дать оценку и ему.


Анатолий Кучерена, адвокат, профессор, д. ю. н., член Общественной палаты РФ


Золотое правило – вести себя достойно, без повадок, свойственных человеку в быту. Судебный процесс – в некотором роде торжественное мероприятие, к которому готовятся – или во всяком случае должны готовиться – стороны.


Когда мы говорим о судебном процессе или следствии, то нельзя говорить прежде всего то, что может заставить суд усомниться в фактах, которые свидетельствуют о, к примеру, невиновности доверителя.


Говорить нужно чётко и исключительно применительно к предмету судебного заседания: искоренить вольности, связанные с риторическими, философскими размышлениями. Это, как правило, не идет на пользу – превращается в смех или хохму, в зависимости от ситуации. Судьи, как правило, всегда с уважением относятся к той стороне в процессе, которая старается не выходить за рамки предмета, того, что связано с конкретным делом.


Андрей Гривцов, адвокат, партнёр АБ "ЗКС"


"Прошу отложить судебное заседание, поскольку было недостаточно времени для подготовки к процессу"

Нельзя быть не готовым к процессу, а тем более говорить об этом. Подобная неготовность сразу бросается в глаза, характеризует юриста с непрофессиональной стороны, резко понижает уровень доверия как со стороны клиента, так и со стороны других участников процесса. Публичные утверждения о неготовности к процессу, просьбы отложить заседание по этому основанию всегда вызывают резкую реакцию у судьи, других участников процесса, которые при планировании своего рабочего графика исходят из того, что их коллеги не могут подвести и сорвать заседание.


Что делать: Готовиться, готовиться и еще раз готовиться. Тщательно изучать материалы дела, выписывать ключевые доказательства, составлять перечень вопросов для каждого свидетеля. Каковы бы ни были ваша скорость реакции на то, что происходит в судебном заседании, и общий теоретический уровень, без подготовки к конкретному процессу не обойтись. Методы подготовки могут быть различными и зависят от индивидуальных особенностей каждого юриста. Кто-то любит выписывать отдельные тезисы своих выступлений, кто-то пишет выступления целиком, кто-то держит все в голове. Но в любом случае ни один юрист, именующий себя профессионалом, не может проявить неподготовленность к процессу.


Нельзя недооценивать своих процессуальных оппонентов, думать о них пренебрежительно, а тем более говорить об этом в судебном заседании. Недооценка процессуального оппонента, недостаточное прогнозирование его доводов ведет к поражению, поскольку в какой-то момент вы окажетесь не готовы к ответу на внезапно использованный противником аргумент.


Что делать: Всегда исходить из того, что ваш процессуальный оппонент умнее вас, стараться оценивать доказательства по делу не только со своей позиции, но и с позиции противоположной стороны. В процессе подготовки к заседанию следует в какой-то момент постараться начать думать, как процессуальный оппонент, поставить себя на его место, придумать за него все возможные аргументы и эти же аргументы уже от себя разбить.


Нельзя проявлять неуважение к суду и оппонентам, переходить в споре на личности, употреблять любые выражения, которые хоть сколько-нибудь умаляют честь и достоинство другого лица. Этим, казалось бы, основополагающим правилом многие юристы пренебрегают, считая, что в процессуальном споре допустимы любые аргументы. Любое проявление неуважения к процессуальному противнику, а тем более к суду, не может не вызвать ответную реакцию, повлияв на объективность принятого по делу решения. Результатом станет не оценка ваших юридических аргументов, а оценка вашей личности, которая может сказаться и на судьбе клиента, что абсолютно недопустимо.


Что делать: Ответ на этот вопрос есть в законодательстве об адвокатуре: во всех случаях проявлять честь и достоинство, присущие профессии. Уверенно выдерживать и отстаивать собственную процессуальную позицию, не опускаясь до склок, скандалов, выкриков, оскорблений других участников процесса. Вести себя уважительно по отношению к суду и оппонентам, вселять в них уважение как к вам, так и к отстаиваемой вами позиции, никогда не забывая, что в дальнейшем любой участник процесса и даже судья может стать вашим клиентом. Кстати, подобные клиенты, которые обращаются к вам по результатам оценки вашей работы в другом процессе, являются лучшим признаком профессионального признания.


Анна Грищенкова, партнёр КИАП:


"Как я вам уже сказал. "

Да, иногда судья задает вопросы и уточнения по обстоятельствам, которые уже освещены юристом. Могут быть различные причины, зависящие как от юриста (недостаточно четко объяснил), так и от судьи (не услышал, не понял, забыл). Задача юриста – не демонстрировать суду свое превосходство и "ошибки" суда, а донести позицию клиента так, чтобы судья не только понял, но и запомнил.

Те юристы, которые сами выступают в роли арбитров в третейском разбирательстве, начинают с большим сочувствием и пониманием относиться к судьям государственных судов, перегруженным работой.


Никогда не надо перебивать судью.

Юристу может казаться, что он уже понял вопрос, и он может начать отвечать, не дослушав судью. Иногда бывает, что вопрос суда сложный, и юрист, перебивая, неосознанно надеется его избежать.


Следует внимательно и спокойно дослушать судью до конца – даже если вопрос или замечание растянулись на несколько минут. Ответить по возможности четко и кратко. Для этого до заседания необходимо продумать, о чем может спросить суд.


Наибольший эффект дает "двустороннее признание" – когда негативные вещи имеют обратные позитивные преимущества (как пример из рекламы – "наш ресторан маленький, но зато уютный"). Если речь идет о замечании суда, с которым юрист не согласен, начинать лучше со слов "да, и…" и дальше переходить к опровержению. В таком случае не будет возникать напряжения и конфликта между юристом и судьей.


Евгений Шестаков, управляющий партнер "Интеллект-С":


"Читайте мою жалобу, там все написано.У меня нет такой обязанности вам это давать/говорить.Вы вообще Гражданский кодекс читали?Вы точно профессиональный представитель?Это знает каждый студент!"

Процессуальное хамство – признак непрофессионализма. Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом. Такое поведение не демонстрирует знание процессуального права, а указывает на неадекватность стороны или на слабость правовой позиции и расчёт на то, что другая сторона не успеет подготовить контрдоводы.


Нельзя обращаться к арбитражному суду "Ваша честь", а также говорить "дОговор", "ходатАйство" – все это кровь из ушей, первичные признаки непрофессионализма.


Избегайте разговоров за жизнь и рассказа истории конфликта, "начиная с первобытно-общинного строя".


Глупо ссылаться на выступления Президента перед Федеральным собранием или на внешнюю политику: "Удовлетворяя иск американской компании, вы льёте воду на мельницу мирового империализма".


Марина Костина, адвокат ЮГ "Яковлев и Партнеры":


"Уважаемый суд, оппонент обманывает или вводит суд в заблуждение!"

Такая формулировка может быть оценена как голословное утверждение, а чем больше таких утверждений, тем меньше внимания суда к ним.


"Уважаемый суд, позиция оппонента противоречит представленным в материалах дела фактам".

Немаловажно будет назвать, каким именно, указав при этом листы дела, где они находятся. Подобное утверждение позволит оценить ваши доводы как более убедительные.


Максим Кульков, управляющий партнер "Кульков, Колотилов и партнёры":


Не надо обращаться к своим оппонентам, тем более спорить с ними.


Главный адресат всех ваших выступлений и реплик – это судья или председательствующий судья, если дело слушает коллегия. Именно до него надо донести всю необходимую информацию. Нет смысла доносить ее оппоненту, это даже вредно. Если он поймет вашу мысль, вряд ли раскается и признает иск или откажется от него. Оппонент начнет думать над контраргументом, держите его в неведении! Исключением может быть подавление хамства с противной стороны, но тогда вы должны быть уверены, что сделаете это лучше, чем судья.


Не следует чураться представителей другой стороны.


Знакомьтесь с ними, вступайте в контакт, хотя бы пока ждете начала слушания в коридоре суда. Они не ваши враги, они – такие же юристы, как вы, выполняющие свою работу. Во-первых, это поможет снять атмосферу агрессии в зале суда, что однозначно будет оценено судьями. Во-вторых, оппоненты могут рассказать вам много интересного и полезного для вашей позиции по делу.


Не надо лебезить перед судьями.

Многие думают, что, если встал на задние лапки, то получишь больше уважения со стороны суда. Это не так. Судьи не любят хамства и высокомерия, но уважают твердую, уверенную и спокойную позицию юриста. Бывают исключения, но это к психиатру.


Не стоит ни читать с листа, ни учить речь. Первый вариант скучен, второй – неубедителен.


Готовьте тезисы или скелет выступления как шпаргалку, но не более. Чем живее речь, тем больше убедительности. Лучше повторить позицию другими словами, которые будут легче всего восприниматься данным судьей исходя из его психологии.


Владимир Ефремов​, юрист, автор блога caselaw.today:


"Нам ничего не известно о фактических обстоятельствах дела, но мы ведь уже представили все необходимые доказательства".

Действительно, зачастую представленных доказательств бывает достаточно для рассмотрения дела, и суды транслируют формальный подход к их изучению, однако игнорирование представителем фактических обстоятельств, связанных с предметом спора, может сильно ослабить позицию, а при неоднозначности дела сыграть ключевую роль при принятии решения.


"В рамках исполнения договора были осуществлены услуги/работы, что прямо подтверждается представленными доказательствами, но на вопросы о технической составляющей и методах их выполнения смогут ответить только профильные специалисты". Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.


Сергей Гришанов, "Коблев и партнёры":


"Я, как соавтор закона такого-то, утверждаю, что при его написании имелось в виду . что, конечно, не могло быть известно моему оппоненту".

Подобная фраза абсолютно недопустима и, как правило, навлекает больший позор в случае проигрыша на ее автора. Правильной, или корректной, альтернативы пустой браваде, на мой взгляд, не существует. В процессе не стоит ссылаться на "богатую практику", а равно на ученые степени, звания, титулы и опыт, подчеркивающие снисходительное отношение к оппоненту.


Андрей Князев, управляющий партнёр "Князев и партнёры":


"Согласно статье . Конституции РФ. "

В юридических кругах сложилось, что ссылки на основной закон – моветон. Также не стоит цитировать статьи и комментарии к статьям развернуто: достаточно ссылок на конкретные статьи закона без их разъяснения суду.

Кроме того, не стоит повторять более двух раз даже основополагающие тезисы своей речи. Основные тезисы и мысли, которые вы хотите донести суду, все равно должны быть в письменном виде приобщены к делу (заявления, показания, ходатайства и т. д.)


Евгений Жилин, партнер QUORUS :


Не стоит умалять достоинство судьи, даже если он/она неправы. Судья – главный дирижер процесса, и юристу полезно это помнить.


Не стоит сомневаться в сказанном, даже если по сути это неверно. Иногда напор и уверенность в своей правоте помогают больше, чем точное цитирование законов и судебной практики.


Не стоит также припасать аргументы "на потом", лучше сразу обозначить всю палитру ходатайств и аргументов по делу. Тактика партизанской войны, как правило, не помогает в российском суде.

«Три кита» успешного судебного заседания

Успех судебного заседания во многом зависит от качества и глубины подготовки адвоката. Организация такой подготовки может быть построена по-разному, однако ключевыми составляющими результативного судебного заседания являются его «три кита»: тактический план процессуальных действий, подготовленные процессуальные документы и выступление. Об этом в своей колонке рассуждает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлия Боброва.

Три главных этапа

Проработка плана процессуальных действий является важнейшим этапом. Этот обычно небольшой по объему документ представляет собой пошаговый план действий при реализации всех возможных сценариев с учетом действий оппонентов и суда. В нем прогнозируются возможные процессуальные действия оппонентов и заранее продумываются ответные шаги, а также запасные ходы, если какие-то действия реализовать не получилось.

При подготовке плана мы продумываем наперед все возможные варианты развития ситуации, при этом важно «думать как противник», определяя ближайшую цель, которую преследует оппонент. Важно также выявить наиболее сильные стороны позиции оппонента и, соответственно, возможные слабые места своей позиции — все это влияет на тактику ведения процесса. В рамках данного плана мы также определяем, какие процессуальные документы будут подготовлены, а какие позиции будут заявлены устно. Кроме того, полезно составить список вопросов оппоненту, ответы на которые нам уже известны. Такие вопросы задаются не из любопытства, а чтобы «подсветить» суду определенные обстоятельства.

Вторая ключевая составляющая успешного судебного заседания — это процессуальные документы. Основные критерии документов при их подготовке: структурированность, логичность, лаконичность, соблюдение стилистики письма. Чтобы документ был структурированным, используются классические приемы: деление текста на части (вводная, описательная, мотивировочная, просительная, список приложений); деление текста на доводы (смысловые блоки), расположение их в определенной иерархии; правильная структура довода (правило IRAC и подобное), наличие заголовков, подзаголовков; ссылки на номера листов и томов дела; наличие выводов; подготовка приложений и проставление на них ссылок в тексте документа. С точки зрения правил изложения доводов я бы советовала руководствоваться правилом «лучше меньше, да лучше» и «не размывать» сильные доводы слабыми, писать по существу и избегать повторения доводов по тексту.

Третья составляющая успеха — это непосредственно само выступление в судебном заседании. В условиях существующей загрузки судей качество выступления отошло на второй план ввиду ограниченного времени, которое отводится на выступления адвокатов. Суд часто просит не повторяться, говорить короче и по существу. Однако обычно это связано с тем, что представители сторон в своих выступлениях зачитывают или пересказывают близко к тексту написанный процессуальный документ. Такое выступление не добавляет суду ясности в сути конфликта и не может заинтересовать его.

Написанный процессуальный документ преследует цель изложить правовую позицию последовательно и логично, со ссылками на нормы права и судебную практику, в то время как целью выступления является объяснение сути конфликта, существа нарушенного права и того, в каком виде должна быть предоставлена судебная защита.

Правильное выступление

С учетом ограничения по времени ключевыми достоинствами выступления являются его ясность и лаконичность, которых можно добиться только в случае тщательной подготовки. Как говорил Марк Твен: «Требуется более трех недель, чтобы подготовить хорошую речь экспромтом».

Как же подготовиться к выступлению? Во-первых, целесообразно готовить письменные тезисы, которые следует писать разговорным понятным языком с использованием жизненных примеров и аналогий.

Во-вторых, само выступление стоит отрепетировать. В идеале свою речь лучше проговаривать вслух перед зеркалом (в крайнем случае можно без зеркала, но обязательно вслух). Путем проговаривания вы лучше поймете, насколько правильно подана ваша история с учетом тактических задач, поймете, какие доводы звучат сложно, и сможете их упростить, услышите, где лучше привести пример или аналогию для облегчения восприятия. Когда содержание отработано, тогда уже можно заняться формой выступления и обратить внимание на громкость и глубину голоса, снизить темп речи.

Необходимо также помнить, что безупречно выстроенная заготовленная логика выступления может рухнуть в момент, когда суд перебьет вас на полуслове, задаст вопрос или попросит закончить выступление. И тут на помощь придут прописанные тезисы и подготовленные на их основе варианты выступления (подробный, краткий и др.), что позволит, не потеряв структуры речи, красиво, коротко и ясно закончить изложение позиции.

Ну и, конечно, плывя на «трех китах» по волнам судебного заседания, необходимо постоянно отслеживать реакцию суда и, находясь в позиции защиты судебного процесса, делать все возможное для разъяснения ситуации, фактов и доводов, представлять понятные таблицы и схемы, оперативно представлять доказательства и иными способами способствовать проведению полноценного, состязательного и законного судебного разбирательства.

В главе 4 уже рассматривалась структура аргументации, основами которой являются тезис, аргументы, демонстрация. Чтобы обеспечить логичность рассуждения, нужно помнить, что важным, центральным элементом доказательства является тезис – основная мысль, истинность которой надо доказать. В судебной речи тезис совпадает с позицией стороны. Могут быть тезисы частные: об отдельных обстоятельствах дела, о показаниях подсудимого и другие. Все они подчинены основному тезису. В качестве аргументов могут выступать факты или фактические данные; аксиомы; законы науки. Факты - основной вид аргумента, используемый юристами в судебной речи. К фактам относятся:

-данные о психофизиологических и других признаках субъектов правоотношения;

-информация, полученная от проверенных лиц;

-общие правовые положения.

Следует помнить, что не следует выхватывать отдельные факты, необходимо взять их целиком. Только в этом случае они станут сильной составляющей аргументирующей речи. Важно использовать всю совокупность фактов, относящихся к предмету речи говорящего. Иначе может возникнуть подозрение, что они подобраны специально, не отражают истинной картины обстоятельств рассматриваемого дела.

Аксиомы – наиболее очевидные, и поэтому не требующие доказательств, обобщения. Они подтверждаются длительной практикой использования в конкретной области человеческой деятельности. Разновидностью аксиом являются постулаты – это утверждения, принимаемые без доказательств в качестве исходного положения при любом рассуждении. Постулаты очевидны только для определенного круга исследователей, для конкретной области познания. Используя в рассуждении аксиомы, юрист должен знать о необходимости соответствия их требованиям непротиворечивости, независимости и полноты. Это означает, что каждая аксиома логически не выводится из других.

Законы науки – это внутренняя существенная необходимая связь явлений, которые отражают природу конкретного предмета, процесса.

В гражданском и уголовном процессах аргументы понимаются как судебные доказательства. Содержатся доказательства в показаниях, заключениях экспертов. Различают доказательства прямые и косвенные. Прямые – те, из которых можно сделать однозначный вывод о существовании (несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости. Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.

Какие требования предъявляются к аргументам? Какими качествами должны они обладать для того, чтобы убедить слушателей? Аргументы должны быть истинными, достоверными и не должны противоречить друг другу. Истинность их проверена практикой. Они должны быть достаточными для доказательства. Достаточность аргументов - это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. Риторика учит: доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Оратор не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции а) на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании; б) на доказательства, признанные судом недопустимыми; в) на доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сарры Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сарра принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Порховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать должников?»

Риторика рекомендует приводить вначале сильные аргументы, затем доказательства средней силы, в конце - один наиболее сильный аргумент. Следует избегать нисходящего порядка доказательств.

Процесс убеждения включает в себя, кроме тезиса и аргументов, демонстрацию. Демонстрация, или способ доказательства, - это форма логической связи между аргументами и тезисом. Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать - значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным. Завершить демонстрацию можно конструкциями: Из всего сказанного следует…; вот почему я считаю (лучше - утверждаю, убежден); таким образом; из всего сказанного можно сделать вывод и другими подобными.

В судебной речи могут быть следующие логические ошибки. Если оратор, сформулировав мысль, забывает о ней и непроизвольно переходит к принципиально другому положению, то происходит потеря тезиса. В результате выступающий может потерять исходную мысль. Случается и частичная или полная подмена тезиса. Это бывает в том случае, когда оратор, выдвинув определенное положение, обосновывает фактически другое. Нередко это случается, когда основная мысль не была сформулирована в начале выступления четко и определенно, и затем она поправляется или уточняется на протяжении всей речи.

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы недостоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называется основным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждений.

Итак, мы рассмотрели основные компоненты составляющие структуру аргументации. Можно представить некий алгоритм действий оратора при подготовке аргументирующей речи. 1. Четко сформулировать предмет своей речи. В первую очередь – это ясная и конкретная формулировка тезиса речи.

2. Оценка предмета речи. Оратор должен определить, как его предмет речи будет воспринят слушателями. Если трудно предусмотреть отношение аудитории к тезису, лучше использовать индуктивную стратегию аргументации. Другими словами, идти шаг за шагом от очевидных бесспорных положений к формулированию тезиса, который может быть назван полностью к концу рассуждения. Этим же путем можно пойти в случае изначально негативного отношения аудитории к обосновываемому предмету речи.

3. Работа с аргументами. Для того, чтобы речь приобрела убеждающую и воздействующую силу, оратор должен продумать порядок расположения аргументов. Этот этап работы представляет собой процесс научного (с точки зрения юриспруденции) и социально-психологического осмысления выделенных аргументов; поиск как рациональных, так и иррациональных (риторических, психологических) аргументов. К риторическим аргументам можно отнести: «доводы к человеку», и «доводы к аудитории». Это обращения к чувствам, к желаниям, интересам аудитории; высказывания, воздействующие на эмоции, волю слушателей.

Использование в речи риторических аргументов выполняет ряд функций. Использование их в отношении тезиса позволяет:

- усилить убедительность коммуникации по форме и психологическому воздействию на слушателей;

- развеять недоверие и сомнения слушателей, что впоследствии положительно повлияет на восприятии позиции говорящего;

- создать ситуацию доброжелательности во взаимодействии аудитории и оратора.

По отношению к аудитории риторические аргументы дают возможность юристам:

-образно объяснить и довести до слушателей сомнения, возражения, замечания говорящего;

- нейтрализовать или опровергнуть возражения оппонента.

2.2.Языковые средства, способствующие созданию логичности речи

Техника аргументации предполагает выбор оратором определенных речевых средств, которые содействуют четкому построению рассуждения, отражают логику развития мысли, обеспечивают смысловую связность речи. Будем придерживаться классификации, которую дала в своей книге «Профессиональная речь юриста» Н.Н.Ивакина. Рассмотрим языковые средства, которые способствуют созданию логичности речи судебного оратора.

Вопросительные высказывания. Вопросительные высказывания очень активно используются и несут особую функциональную и стилистическую нагрузку.

Логике рассуждения содействует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для передачи дальнейшей информации, отражающий последовательное движение мысли. Возьмем пример из речи прокурора И.В.Царева: «Учитывая противоречия в показаниях Васильченко, я должен поставить вопрос прямо: не оговаривает ли себя обвиняемый Васильченко? Что может скрываться за таким поведением: сначала полное признание своей вины, потом-полное ее отрицание, а затем-полупризнание. Следовательно, задача состоит в том, чтобы установить объективную истину по делу. Предположений, версий и догадок может быть множество, но истина всегда одна, всегда конкретна».

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов передается новая информация.

Вопросно-ответный ход как прием диалогизации речи. Об этом приеме вам уже известно. Посмотрим, как его можно использовать с целью построения диалога между оратором и его оппонентом и судебной аудиторией в целом.

Оратор имитирует беседу: задает вопрос и сам отвечает на него. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между оратором и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес присяжных заседателей к теме выступления. Например, из речи И.В.Царева: «Как нам поступить с противоречивыми показаниями Васильченко? Их можно не учитывать при общей оценке доказательств, поскольку по материалам дела можно сделать один вывод: вина Васильченко в совершенных преступлениях полностью доказана»."Должны ли мы помнить о происхождении фаларов, об их уникальности? Об их научной, исторической, эстетической ценности, об их особом значении для нас с Вами, для нашего народа? Не будет ли учет этих обстоятельств нарушением требований судейской объективности и беспристрастности? Нет! Мы не можем отрешиться от этих обстоятельств дела!" (Ю.А.Костанов)

Языковые средства связи. Функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями. Каждое последующее высказывание, присоединяясь к предыдущему при помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность всего текста речи. Такие специальные средствам связи были рассмотрены в Главе 4 параграф 2.3.

Мы можем проследить как с помощью языковых средств создается логичность в речи И. М. Кисенишского по делу Маркова. «Прежде всего, капитан Марков сам находился на мостике при выходе судна из порта и благополучно довел его до линии акватории порта, проложив для него дальнейший путь. Во-вторых, к моменту ухода с мостика с пунктом регулирования движения и капитаном пересекающегося судна была согласована и достигнута договоренность о том, что „Петр Васев" пропустит „На­химова", уступит ему дорогу. И наконец, самое главное - на мостике стоял на вахте опытный вахтенный помощник капитана - Чудновский, который должен был нести в это время штурманскую вахту и который, согласно ст. 402 „Устава службы на судах Министерства морского флота СССР" персо­нально отвечал за надлежащее несение на судне вахтенной службы, обеспечение безопасности судна и находящихся на нем людей и грузов. Вахтенный помощник капитана, согласно „Устава. ", является стар­шим по всей вахтенной службе судна».

Период.Среди сложных синтаксических конструкций особое место занимает период, который чаще всего состоит из главной и нескольких однородных придаточных частей. Период по интонации и по смыслу четко распадается на две части: первая, как правило, перечисляет отдельные явления и произносится все повышающимся тоном с постепенным нарастанием; затем заметная пауза; вторая часть является выводом, следствием и произносится со спадом интонации. Придаточные предложения первой части имеют обычно одинаковый порядок слов и одинаковые видо-временные формы глаголов-сказуемых. Предложения, построенные в виде периода, составляют речь периодическую, в отличие от речи обычной, отрывистой. Периодическая речь характеризуется плавностью, музыкальностью, ритмической стройностью. Со стороны содержания период отличается большой полнотой и законченностью выражения мысли, он развертывает и оформляет сложную аргументацию положения. Из-за этих качеств период особенно широко используется в ораторской речи. Части периода построены по принципу параллелизма: в них, как правило, повторяются союзы, союзные слова, повторяются и порядок слов и формы глаголов-сказуемых. Приведем некоторые примеры использования периода в судебной речи: 1) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела. 2) Действительно, если бы Андреева имела хоть чуточку женской души, если бы она в самом деле любила Пистолькорса и если бы она сколько-нибудь понимала и ценила сердце своего мужа, она бы весьма легко распутала свое положение. 3) Человек, по своему рождению, воспитанию и образованию чуждый розги; человек, глубоко чувствующий и понимающий ее позорное и унизительное значение; человек, который по своему образу мыслей, по своим убеждениям и чувствам не мог без сердечного содрогания видеть и слышать исполнение позорной экзекуции над другими, - этот человек сам должен был перенести на собственной коже всеподавляющее действие унизительного наказания. 4) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела.

Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал. Основная задача, которую выполняет период, - логическое аргументирование основной мысли с помощью различных вставных конструкций, уточняющими мысль[101].

Точность словоупотребления. Важным средством речевого воздействия на состав суда является точность словоупотребления, когда выступающий привлекает внимание суда к важным, с его точки зрения, явлениям. Точным использованием слов отличались речи А.Ф. Кони, К.К. Арсеньева, П.А. Александрова, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, Н.И. Холева. С.А Андреевский, например, в речи по делу Мироновича уточняет значение экспертизы, внесшей путаницу в материалы дела: «…Выступил профессор Сорокин. Экспертизу его называли блестящей: прилагательное это я готов принять только в одном смысле - экспертиза эта, как все блестящее, мешала смотреть и видеть. Вернее было бы назвать ее изобретательной». Анализируя материалы предварительного следствия, оратор обращает внимание на допущенные в них ошибки из-за неточного словоупотребления: «Биография Мироновича в обвинительном акте заканчивается следующими словами: он слыл и за человека, делавшего набеги на скопцов, проживающих в его участке, и к тому же за большого любителя женщин. «Большой любитель женщин… делает набеги на скопцов…». Можно подумать, что Миронович, как фанатик сластолюбия, искоренял скопцов за их равнодушие к женскому полу!… Но оказывается, что здесь говорится о взятках». Так адвокат Л. Е. Раппопорт в своей судебной речи поясняет понятие «добросовестный приобретатель»: «Это то лицо, которое не знало и не должно было знать, что оно приобретает имущество от лица, не правомочного совершать эти действия»[102].

Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто употребляет риторические вопросы.«Нам говорят ,что для совершения вот этого преступления подсудимые вступили в преступный сговор.Но уважаемый суд, о каком сговоре может идти речь, если подсудимые, как они пояснили, еще и друг друга толком не знали?». С помощью риторического вопроса оратор выражает отрицание противоположной позиции и апеллирует к суду. Кроме риторических вопросов-оценок, в судебных речах нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Их цель - помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт, например: «На вопрос о том, чем она может ему помочь, Тищенко сказал, что поможет, если умрет, и что Кубань-река большая, смоет все следы. Разве это не угроза убийством?». Риторический вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно-следственное значение; вместе с тем он заключает в себе элемент оценки. Это эмоциональная реакция оратора.

Таким образом, уверенное использование различных языковых средств, способствующих логике рассуждения, позволят оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

Тезисдоказательства - это суждение, истинность которого требуется доказать. Он является главным элементом доказательства и отвечает на вопрос: чтодоказывают? В судебно-следственной деятельности тезисами являются суждения об отдельных обстоятельствах события, содержащего признаки преступления (о личности преступника, о соучастниках, о мотивах и целях преступления, о местонахождении похищенных вещей, об отдельных действиях подо­зреваемого и т.д.). Тезис может быть сформулирован как в начале доказательства, так и в любой другой его момент. Тезис может формулироваться в виде категорического суждения: «Положение, которое я доказываю, состоит в следующем», «Передо мной стоит задача доказать», «Я глубоко убежден, что. » и т.п. Он может быть сформулирован и в виде вопроса: «Есть ли причинная связь между действиями обвиняемого и наступившими последствиями?»

Тезисы бывают основные и частные. Основной тезис - это положение, которому подчинено обоснование ряда других положений. Частный тезис - такое положение, которое становится тезисом лишь потому, что при его помощи доказывается основной тезис. Частный тезис, будучи доказанным, сам становится затем аргументом для обоснования основного тезиса.

В качестве обобщающего тезиса в обвинительном заключении следователя или в приговоре суда выступает ряд взаимосвязанных суждений, в которых излагаются все существенные обстоятельства, характеризующие с различных сторон единичное событие - преступление. Известный русский логик С. И. Поварнин сравнивал роль тезиса в доказательстве со значением фигуры «короля» в шахматной игре. Этой фигуре подчинен весь процесс игры. Аналогично и в доказательстве: главная цель всех рассуждений - тезис, его подтверждение или опровержение.

Аргументы- такие истинные суждения, с помощью которых подтверждается или опровергается тезис. Доказать тезис - значит привести суждения, которые были бы необходимыми и достаточными для обоснования истинности выдвинутого тезиса или его опровержения. Аргументы выполняют роль логического фундамента доказательства и отвечают на вопрос: с помощью чеговедется обоснование тезиса?

Аргументами могут быть: теоретические и эмпирические обобщения (законы науки, общие правовые положения, нормы права, определения в уголовном и уголовно-процессуальном кодексах, аксиомы - практически очевидные, не требующие доказательства положения), а также утверждения о фактах, истинность которых установлена.

Факт - это единичное явление или событие, имевшее место в действительности. Он является очень важным видом аргумента. Факты, или фактические данные, составляют основу всей системы доказательств по уголовному или гражданскому делу. К фактам относятся: наблюдаемое свидетелем поведение обвиняемого, оставленные на месте совершения преступления следы, зафиксированные результаты осмотра места совершения преступления, изъятые при обыске вещи и ценности, письменные документы, фотоснимки и другие данные. Но факты, прежде чем стать аргументами, должны быть правильно поняты. Один и тот же факт, взятый в различных отношениях и связях, может быть объяснен по-разному. Но в одном и том же отношении, в одно и то же время факт должен объясняться однозначно. Не следует произвольно выхватывать лишь нужные факты и забывать другие, нежелательные, не учитывать главных, существенных сторон. Всякая односторонность в отношении фактов ведет к непониманию их существа, осознанному или неосознанному их искажению.

Важным видом аргументов выступают законы науки. Законы науки - это истины особого порядка, выражающие внутренние, существенные, устойчивые, повторяющиеся, необходимые связи между явлениями и процессами. В качестве аргументов могут выступать законы физики, биологии и др. Например, закон сохранения массы вещества обосновывает положение, что ничто не исчезает бесследно.

В качестве аргументов могут использоваться аксиомы. Аксиомы - это положения, не требующие доказательств. Примером аксиомы в уголовном праве является презумпция невиновности: «Каждый предполагается невиновным, пока противное не будет доказано».

При доказательстве истинности или ложности какого-либо положения в качестве аргументов часто приводятся определения понятий. Определение является результатом глубокого познания предметов, отраженных в данном понятии; в нем раскрываются существенные признаки предметов. Поэтому ссылка на определение может оказаться достаточной для признания истинности положения, подпадающего под данное определение. Определение принимается за истину, не требующую доказательства.

В судебном доказывании в качестве аргументов выступают юридические законы. Например, при доказательстве того, что действия обвиняемого представляют собой вымогательство, необходимо привести в качестве оснований обоснованные факты, собранные по делу, и статью уголовного кодекса, описывающую состав вымогательства.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: