Что следует понимать под пилотным постановлением европейского суда по правам человека

Обновлено: 07.12.2022

В последнее время увеличилось количество разговоров об эффективности Европейского суда в контексте самой возможности исполнения решений ЕСПЧ. Катализатором стало известное дело ЮКОСа (выплата €1,866 млрд), с которым связывают появление в России механизма, позволяющего правительству обращаться в Конституционный суд с вопросом о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ. На самом деле дело ЮКОСА в ЕСПЧ было далеко не первым, с исполнением которого возникли сложности в России, но оно без сомнения стало причиной появления легального механизма для возможности неисполнения актов Европейского суда.

Надо отметить, что такая ситуация, однако, на сегодняшний день не приводит к серьезным проблемам для заявителей. Ситуации массового неисполнения решений ЕСПЧ нет. Если судить по сухим цифрам статистики, то можно говорить даже об увеличении в бюджете расходов на выплаты по постановлениям ЕСПЧ (с 500 млн. рублей в 2016 году до 1 млрд. Рублей в 2017 году). Поэтому можно дать утвердительный ответ на вопрос: Выплачивает ли Россия по искам ЕСПЧ?

Россия в большинстве случаев исполняет решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), связанные с денежной компенсаций и применением индивидуальных мер (в т.ч. пересмотром судебных актов (приговоров)), однако с трудом идет на принятие мер общего характера, то есть изменения законодательства и практики применения законов, ставших причиной для массового обращения в ЕСПЧ.

Все сказанное выше означает, что обжалование в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека) по-прежнему является эффективным механизмом для защиты нарушенных прав и законных интересов граждан и юридических лиц, в том случае если при рассмотрении дел в отношении них были нарушены нормы конвенции. Значение Европейского суда нельзя недооценивать.

Обязана ли россия исполнять решения ЕСПЧ? Порядок исполнения решений Европейского суда (ЕСПЧ)

Исполнение решений ЕСПЧ

Выплата присужденной компенсации

С выплатой присужденной Европейским судом денежной компенсации, как правило, в России проблем не возникает (за исключением нескольких дел, где ЕСПЧ значительно разошелся с Конституционным судом во взглядах). Аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде спустя три месяца с момента вступления решения ЕСПЧ в законную силу (это может произойти и раньше) направляет заявителю письмо с просьбой открыть личный счет в банке. На него перечисляется указанная в решении Европейского суда сумма. Если непосредственно заявитель не имеет возможности производить банковские операции (поскольку отбывает наказание в местах лишения свободы), за него по нотариальной доверенности это вправе сделать родственник или представитель.

Пересмотр дела

В соответствии с нормами действующего законодательства (ст. 392 ГПК, ст. 350 КАС РФ, ст. 311 АПК РФ), основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам является установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд.

Согласно абзацу второму п. 11 Постановления Пленума ВС от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вступившее в законную силу судебное постановление пересматривается по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление. Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменено или принято новое судебное постановление, производится судом, изменившим судебное постановление или принявшим новое судебное постановление.

Срок для подачи заявления о пересмотре дела – три месяца со дня вступления в силу соответствующего постановления Европейского Суда по правам человека.

К заявлению о пересмотре судебных актов по новым обстоятельствам должны быть приложены копии документов, подтверждающих новое обстоятельство. При этом если у заявителя нет перевода постановления ЕСПЧ на русский (такие постановления выносятся на французском или английском языках), то по ходатайству судья может обратиться с запросом в аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека о предоставлении текста неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, установившего нарушение РФ Конвенции и (или) Протоколов к ней.

Даже в том случае, если лицо, обратившееся с заявлением о пересмотре судебного акта в связи с установлением Европейским судом нарушения Конвенции, не приложило текст неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, на которое имеется ссылка в заявлении, либо текст постановления приложен на одном из официальных языков Совета Европы, то судья должен принять к производству заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта.

Суд рассматривает заявление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в судебном заседании. Стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению указанных заявления, представления.

По результатам рассмотрения суд выносит определение об удовлетворении заявления и отменен судебных постановлений или об отказе в пересмотре. В случае отмены судебного дело рассматривается судом по обычным правилам.

Таким образом механизм признания и исполнения решений ЕСПЧ известен и процедура его применения хорошо знакома нашим судам. Главное добиться признания Европейским судом нарушенных прав по такой статье Конвенции, которая дает большую вероятность для пересмотра именно Вашего дела.

Существует два типа актов, которые принимает Европейский суд по правам человека по жалобам: решения (Decisions) и постановления (Judgements).

Из этой статьи вы узнаете, в чём их различия, каковы их виды и значение.

В чём различия между решениями и постановлениями ЕСПЧ?

Решения ЕСПЧ

Первоначально жалоба, поступившая в ЕСПЧ, попадает к юристам Секретариата, которые оценивают её на корректность составления. Если жалоба соответствует требованиям, то производство по ней продолжается, и жалоба отправляется к судье.

Судья, в свою очередь оценивает жалобу — приемлема она или нет. Таким образом в результате этой процедуры признаются неприемлемыми около 90% жалоб. Мы писали об этом в статье «Почему 90% жалоб в ЕСПЧ оказываются в мусорной корзине».

Единоличный Судья может принять по жалобе только одно из следующих решений:

  • объявить жалобу полностью неприемлемой, то есть не соответствующей критериям приемлемости, сформулированным в статьях 34-35 Конвенции, в том числе в связи с выводом об отсутствии признаков нарушений прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, либо
  • исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел на одном из оснований, предусмотренных статьей 37 Конвенции, либо
  • передать жалобу на рассмотрение в Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека или в Палату Европейского Суда по правам человека.

Решения (Decisions) единоличного о признании жалобы неприемлемой или об исключении ее из списка подлежащих рассмотрению дел являются окончательными, то есть не могут быть обжалованы и пересмотрены по инициативе заявителя

Далее комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека, которому единоличный Судья передал жалобу или на рассмотрение которого жалоба была передана Секретариатом, минуя единоличного Судью, может в любое время единогласно принять свое решение (Decisions):

  • объявить жалобу полностью неприемлемой, то есть не соответствующей критериям приемлемости, сформулированным в статьях 34-35 Конвенции, в том числе в связи с выводом об отсутствии признаков нарушений прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, либо
  • исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел на одном из оснований, предусмотренных статьей 37 Конвенции.

Указанные выше Решения (Decisions) Комитета из трех Судей Европейского Суда также являются окончательными, то есть не могут быть обжалованы и пересмотрены по инициативе заявителя

В отличие от единоличного Судьи, Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека может объявить жалобу приемлемой (частично приемлемой), но только одновременно с вынесением по ней Постановления (Judgment) по существу. Объявить жалобу приемлемой (хотя бы в части) отдельным Решением (Decision) Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека не может.

Таким образом, решения европейского суда по правам человека — это акты, в которых указывается, будет жалоба рассматриваться дальше или нет.

Дело не разрешается по существу в решениях.

Как вы, вероятно, уже догадались, дело разрешается по существу именно в постановлениях европейского суда по правам человека.

Так, например, Палата Европейского Суда по правам человека может:

Как все предыдущие инстанции объявить жалобу полностью неприемлемой;

  • объявить жалобу полностью приемлемой или частично приемлемой (частично приемлемой, частично неприемлемой) отдельным Решением (Decision) по вопросам приемлемости жалобы, которое является окончательным, то есть не может быть обжаловано или пересмотрено, в связи с чем вступает в силу в момент принятия, а затем принять Постановление (Judgment) по существу жалобы в той части, в которой она объявлена приемлемой;
  • объявить жалобу полностью приемлемой или частично приемлемой (частично приемлемой, частично неприемлемой) и одновременно разрешить ее по существу в той части, которой она объявлена приемлемой с вынесением единого Постановления (Judgment).

Таким образом, в постановлениях дело разрешается по существу.

Что такое пилотное постановление ЕСПЧ?

Бывает, что в государстве есть некая системная, структурная проблема. Например, решения национальных судов систематически не исполняются годами. Или обвиняемые в совершении преступлений держаться в нечеловеческих условиях в СИЗО.

Когда в ЕСПЧ обращается заявитель, и судьи ЕСПЧ видят, что он обратился именно со структурной проблемой, то они могут начать процедуру пилотного постановления. То есть постановления, в котором будет говорится о структурной проблеме.

Впервые ЕСПЧ применил процедуру пилотного постановления в постановлении от 22 июня 2004 года в деле «Брониовски против Польши».

Возникает вопрос: в чём отличие пилотного постановления от «обычных» постановлений?

«Обычное» постановление касается конкретного дела, описанного в жалобе. Пилотное же постановление расширяет предмет жалобы и распространяет свои правовые последствия на неограниченный круг лиц.

В «обычном» постановлении европейского суда по правам человека говорится о нарушении или отсутствии нарушения Конвенции относительно только тех лиц, которые указаны в жалобе. Пилотное постановление призвано указать государству на системную проблему; проблему, которая может затронуть многих людей и даже юридических лиц.

Пример и значение пилотного постановления ЕСПЧ

15 января 2009 года ЕСПЧ издал постановление по делу «Бурдов против России №2» /(Burdov v. Russia (N 2)).

В нём заявитель Анатолий Бурдов жаловался на то, что решения российского суда в его пользу не исполняются.

То есть российские суде выносит решения в его пользу, но органы госвласти России не исполняют эти решения (5 решений). Речь шла о том, что Бурдов имеет право на социальные пособия как ликвидатор последствия Чернобыля, но ему эти пособия не платят. Суды подтверждают право на пособия, но ему продолжают не платить их.

По мнению заявителя, это нарушает статью 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство».

Россия всё же выплатила эти пособия и компенсировала их задержку. Но ЕСПЧ по трём решениям суда всё же решил, что задержка исполнения решений — это нарушение статьи 6 Конвенции. То есть суд встал на сторону Бурдова.

Это постановление было пилотным. ЕСПЧ указал, что:

  • практика состоит в повторяющемся неисполнении Государством [Россией] решений российских же судов;
  • у потерпевших нет эффективных средств правовой защиты.

ЕСПЧ рекомендовал России:

  • в течение полугода принять меры, чтобы потерпевшие могли эффективно защищаться в правовой сфере;
  • предоставить возмещение всем, кто подал жалобы в ЕСПЧ из-за неисполнения или неразумной задержки выплат, когда есть решения судов в России о том, что госорганы обязаны заплатить.

ЕСПЧ «заморозил» на год все подобные жалобы, поданные против России, чтобы Россия могла сама возместить ущерб заявителям.

Рассмотрим ещё одно значимое постановление.

Какое значение имеет постановление ЕСПЧ «Ананьев и другие против России»?

Постановление ЕСПЧ «Ананьев и другие против России» было принято 10 января 2012 года. В нём Европейский суд признал нарушение Россией статьи 3 «Запрещение пыток» и 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» Конвенции.

Суд указал, что при содержании в СИЗО у подследственных:

  • недостаточно пространства и спальных мест;
  • ограниченное поступление дневного света и свежего воздуха в камеры;
  • невозможность уединиться при использовании туалета.

Россия отреагировала на это постановление в виде принятия «Плана дальнейших действий по исполнению “пилотного” постановления европейского Суда по правам человек по жалобам №42525/07 и 60800/08 “Ананьев и другие против России”».

В плане говорится о необходимости улучшать условия содержания заключённых, об имплементации положений Конвенции в правовую систему России, о взвешенном подходе к избранию и продлению меры пресечения в виде заключения под стражу и т.д.

Кратко укажем, что указано в отчёте о принятых мерах в части создания надлежащих условий содержания под стражей:

  • создано и введено в эксплуатацию более 9,3 тыс мест для размещений заключённых под стражу;
  • создано 16 объектов жизнеобеспечения;
  • в 25 субъектах РФ построены новые следственные изоляторы;
  • увеличился средний размер санитарной площади на одного заключённого;
  • кабины-боксы больше не используются;
  • улучшилась санитарная ситуация: у заключённых есть спальные места, помещения проветриваются и отапливаются, есть достаточное количество дезинфицирующих, чистящих и моющих средств.

Таким образом, очевидно, что постановления ЕСПЧ не «повисают в воздухе». Россия готова принимать меры в соответствии с этими постановлениями.

Выводы

Есть два типа актов, принимаемых по жалобе: решения и постановления.

Решения – это процедурный акт. Решением оформляется вывод о приемлемости, неприемлемости или частичной приемлемости жалобы.

Дело разрешается по существу в постановлениях.

Есть пилотные постановления, которые принимаются, если ЕСПЧ видит системную проблему.

Россия прислушивается к выводам, изложенным в постановлениях ЕСПЧ.

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Более 20 лет, с весны 1998 года, граждане РФ имеют возможность обращаться за защитой своих прав в Европейский суд (ЕСПЧ). Это произошло после вступления нашей страны в Совет Европы и ратификации Европейской конвенции по правам человека.

История взаимоотношений РФ и ЕСПЧ всегда была достаточно непростой, учитывая постоянное присутствие России в числе стран с наибольшим количеством жалоб в их адрес. Но нельзя отрицать главное. Для многих граждан обращение в Европейский суд – единственная возможность добиться справедливости. Практически все решения российскими властями исполнены. И, наконец, многие изменения в национальном законодательстве обусловлены именно решениями Евросуда.

Участие России в ЕСПЧ играет значимую роль в совершенствовании нашей законодательной, правоохранительной и судебной систем. И даже тот факт, что сегодня есть «лазейка» для неисполнения решений Европейского суда, серьезно не сказывается на эффективности обращений в ЕСПЧ.

Важную информацию о деятельности ЕСПЧ можно получить на официальном сайте на русском языке. Здесь же публикуются наиболее значимые решения по делам против России. Но за всей полнотой информации следует обращаться на европейский интернет-ресурс ЕСПЧ (французский/английский языки).

Юрисдикция ЕСПЧ по отношению к России

Европейский суд по правам человека – надгосударственный судебный орган, который уполномочен рассматривать жалобы на нарушения Европейской конвенции (ЕКПЧ) и принимать по ним обязательные для исполнения решения. Обратиться в ЕСПЧ может любой человек, любое юридическое лицо и государство, если на национальном уровне исчерпаны все эффективные средства защиты прав.

Юрисдикция ЕСПЧ одинакова для всех стран Совета Европы постольку, поскольку все они являются участниками ЕКПЧ. Некоторые ограничения связаны только с тем, что не всеми странами ратифицированы все протоколы к Конвенции. Так, Россия до сих пор не ратифицировала протоколы 6 и 13 (отмена смертной казни), 12 (полный запрет дискриминации) и 16 (процедурные вопросы).

Решения Европейского суда по правам человека обязательны для исполнения Россией. Это обязательство вытекает из самого факта участия нашего государства в Совете Европы и ЕКПЧ.

Подчиняется ли Россия ЕСПЧ фактически? Да, подчиняется, учитывая, что практически все решения Евросуда исполнены.

Все страны, в том числе и Россия, взяли на себя обязательство исполнять волю ЕСПЧ на добровольной основе. Отсюда возникает логичный вопрос: а что будет, если этого не сделать? В деятельности Европейского суда до последнего времени был только один такой прецедент: решение 2004 года по делу «Херст против Великобритании» британскими властями не исполнено, несмотря на угрозы и давление со стороны Евросуда. Правда, на практике ни одно государство открыто не заявляло об отказе следовать вердикту ЕСПЧ. Как правило, попытки игнорировать решение проявляются в виде прямого или косвенного затягивания процесса исполнения – сроков-то ведь для этого не установлено. Что же касается возможных санкций, то они есть и заключаются в денежном штрафе и репутационных потерях. Но, повторим, пока до явного и открытого противостояния ЕСПЧ и Россиилибо другой страны, если не считать случай с Великобританией, дело не доходило.

Россия признает ЕСПЧ, его юрисдикцию и принимаемые решения. Если вердикт – не в пользу РФ, то возможными последствиями являются:

  • выплата заявителю денежной компенсации;
  • необходимость внесения изменений, дополнений в законы и в целом необходимость совершенствования национальной правовой системы;
  • право заявителя на пересмотр судебного решения, которое стало поводом для обращения в ЕСПЧ.

Выплачивает ли Россия по решениям ЕСПЧ? По данным Минюста РФ, в общей сложности за 20 лет страна выплатила около €200 млн., стабильно и в полном объеме закрывая все свои обязательства.

Исполнение решений ЕСПЧ сегодня

Вопрос о том, должна ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, практически никогда на высшем уровне не поднимался. Все шло своим чередом, и проблем с выплатами компенсаций не было. Но усложнение международной ситуации в связи с событиями на Украине и приостановка в начале 2015 года членства РФ в ПАСЕ, которая выбирает судей ЕСПЧ, сделали свое дело. Сначала появилась в обсуждениях тема, обязана ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, а потом – и о приостановлении участия в Страсбургском суде.

14 декабря 2015 года были внесены изменения в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». КС РФ получил право рассматривать вопрос о возможности или невозможности исполнения решения ЕСПЧ по жалобе против России с точки зрения высшей юридической силы Конституции РФ. Это стало переломным моментом в вопросе, признает ЕСПЧ Россия, не признает, в какой части, и на каком основании. Практически сразу же, в апреле 2016 года, Конституционный суд разрешил не исполнять решения ЕСПЧпо делу «Анчугов и Гладков против России» в части внесения изменений в законодательство и восстановления прав заявителя. Затем, спустя год, КС РФ было заблокировано решение ЕСПЧ по «делу ЮКОСа» в части выплаты компенсации в размере €1,866 млрд.

Какова ситуация на сегодняшний день? По-прежнему Россия обязана выполнять решения ЕСПЧ, однако Конституционный суд РФ вправе признать невозможным исполнение отельного решения Европейского суда в случае противоречия решения Конституции РФ. Юристы отмечают противоречивость такого подхода, и даже его опасность. Но факт остается фактом. Быстрого ответа ЕСПЧ на это не последовало, как нет внятной реакции и до сих пор.

Дело «Анчугов и Гладков против России» и «дело ЮКОСа» – это, конечно, значимые прецеденты. Но все-таки не стоит говорить о том, что Россия не исполняет решения ЕСПЧ. Учитывая количество удовлетворённых ЕСПЧ жалоб, исполненных решений и тех, которые исполняются сейчас, два дела – непоказательны. Вряд ли практика отмены решений ЕСПЧ Конституционным судом будет иметь массовый характер. Тем более что основание, по сути, только одно – противоречие Конституции РФ.

20-летняя история взаимоотношений России и ЕСПЧ наглядно показывает, что, несмотря на все сложности, два ключевых аспекта остаются неизменными: у россиян есть потребность в обращении в Европейский суд, и у таких обращений есть эффективность. Не стоит опасаться, что этот судебный механизм перестанет быть доступным – для этого нет весомых оснований. Как и не стоит бояться, что Россия перестанет массово исполнять решения ЕСПЧ. Все, что не исполняется, носит явный политический окрас. В сотрудничестве РФ и ЕСПЧ – намного больше пользы и возможностей, чем недостатков и разногласий. Это главное.

Судья Элен Келлер в особом мнении раскритиковала эту позицию, указав, что пилотное решение могло бы запустить реформу российского правосудия и позволило бы приостановить рассмотрение десятков аналогичных дел о недопуске лиц, помещенных под стражу, к их гражданским процессам


Эксперты «АГ» назвали постановление «промежуточным» и выразили надежду, что предупреждение Суда будет услышано российскими властями и меры по обеспечению прав гражданских истцов, находящихся под стражей, все-таки будут приняты.

Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу «Игранов и другие против России», объединяющее 9 жалоб от граждан по поводу невозможности присутствовать в судебных заседаниях по их гражданским делам. Суды первой и апелляционной инстанций отказались предоставить им такое право, сославшись на отсутствие в действующем законодательстве положений, предусматривающих участие лиц, находящихся под стражей, в судебных заседаниях по гражданскому судопроизводству. Заявители указали, что таким образом было нарушено их право на справедливое судебное разбирательство в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Правительство РФ в отзыве на жалобы признало нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в отношении 7 заявителей и предложило выплатить им компенсацию морального вреда в размере 1500 евро, а также компенсировать суммы понесенных ими судебных расходов. В связи с этим Правительство просило Суд исключить жалобы заявителей из списка к рассмотрению. Жалобы двух других заявителей – Хворостяного и Ресина, по мнению Правительства, должны быть признаны неприемлемыми в связи с нарушением ими 6-месячного срока для обращения в ЕСПЧ.

Трое заявителей – Кузнецов, Сиверков и Сулимов не ответили на предложение Правительства, а заявители Игранов, Жундо, Малыгин и Лупанский отказались от предложенных условий, заявив, что надлежащим возмещением нарушения их прав будет пересмотр их гражданских дел, что возможно только на основании решения Европейского Суда.

Рассматривая жалобы, ЕСПЧ отметил, что решение вопроса о возмещении ущерба, причиненного нарушением права на справедливое судебное разбирательство, будет различным для тех заявителей, кто не отреагировал на предложение Правительства, и для тех, кто выдвинул возражения против него. Суд пришел к выводу, что заявители Кузнецов, Сиверков и Сулимов, не ответив на предложение Правительства, понимали его суть и не возражали против него. Соответственно, выплата предложенной Правительством РФ суммы возмещения является адекватной для них. В связи с этим и основываясь на прецедентной практике, Суд пришел к выводу о том, что дальнейшее рассмотрение их жалоб не требуется.

Относительно возражений четырех других заявителей Суд согласился с их доводами и отметил, что уважение прав человека, как они определены в Конвенции и протоколах к ней, требует повторного рассмотрения их гражданских дел.

Также ЕСПЧ принял доводы заявителей Ресина и Хворостяного по поводу пропуска 6-месячного срока в связи с тем, что они поздно получили копии решений судов от администраций СИЗО. Суд подтвердил позицию о том, что 6-месячный срок должен исчисляться со дня предоставления копии окончательного судебного решения, следовательно, сроки подачи жалоб заявителями нарушены не были.

Европейский Суд отметил, что нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции присутствует в большом количестве рассмотренных ЕСПЧ дел против России. В частности, в прецедентном деле «Евдокимов и другие против России» содержавшиеся под стражей заявители не имели возможности присутствовать на слушаниях в ходе гражданского разбирательства, участниками которого являлись. ЕСПЧ пришел к выводу, что российские суды не провели надлежащей оценки характера гражданских требований с целью определения необходимости присутствия заявителей и не исследовали процедурных механизмов, позволяющих заявителям быть услышанными, тем самым лишая их эффективного представления своих прав. Также Суд постановил, что «существует недостаток российской правовой системы, в которой не предусматривается участие задержанных в гражданском судопроизводстве».

Европейский Суд пришел к выводу, что аналогичные нарушения имелись и в настоящем деле. Он указал, что участие в судебных заседаниях заявителей могло быть обеспечено путем принятия альтернативных процессуальных мер, например, с использованием средств видеосвязи, однако такие варианты не рассматривались судами. В результате заявители были лишены возможности эффективно представить свои интересы.

Суд также указал, что в ранее вынесенных постановлениях по нарушению п. 1 ст. 6 Конвенции перечислил вопросы, которые должны быть рассмотрены российскими судами с тем, чтобы обеспечить соблюдение прав лиц, находящихся под стражей, на справедливое судебное разбирательство.

Поскольку последнее постановление было принято менее двух лет назад, Суд принял решение воздержаться от применения процедуры вынесения пилотного решения, считая, что ранее данные рекомендации обеспечат надлежащее исполнение постановления по данному делу. Кроме того, отмечается, что за исполнением рекомендаций ЕСПЧ осуществляет надзор Комитет Министров Совета Европы.

По итогам разбирательства Европейский Суд постановил выплатить заявителям Игранову, Жундо, Хворостяному, Ресину, Малыгину и Лупанскому по 1500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Особое мнение по данному делу высказала судья ЕСПЧ Элен Келлер. Она напомнила о том, что для случаев, когда большая группа идентичных дел вытекает из одной и той же основной проблемы, Суд принял процедуру пилотного судебного разбирательства, которая позволяет четко определить существование структурных проблем, лежащих в основе нарушений, и указать конкретные меры или действия, которые должны быть приняты государством-ответчиком для их устранения.

В связи с этим судья Келлер не согласилась с выводами других судей ЕСПЧ о том, что нет необходимости в принятии пилотного решения. Применение этой процедуры, по мнению судьи, позволило бы приостановить разбирательство по десяткам аналогичных жалоб, направляемых в Страсбург, а главное – указало бы четкий временной срок, до которого российские власти должны были бы изменить законодательство и восстановить права всех затронутых имеющейся проблемой граждан.

Комментируя постановление, эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов отметил, что в нем Страсбургский суд был очень близок к тому, чтобы признать проблему системной и запустить реформу российского правосудия, но в итоге европейские судьи выдали «некое промежуточное решение».

Антон Рыжов обратил внимание на особое мнение судьи Келлер, подвергшей критике судей, которые поостереглись применить пилотную процедуру ст. 46 Конвенции в отношении России. Он отметил, что судья Келлер сама сформулировала некоторые варианты реформы, например, предложила законодательно распространить на гражданские дела, где одной из сторон является заключенный, институт видео-конференц-связи.

Партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева также указала, что Европейский Суд, фактически признав наличие системной проблемы в отношении подобной категории заявителей и отметив, что постановление по схожему вопросу уже было принято Судом, тем не менее воздержался от применения процедуры пилотного решения. Она выразила надежду на то, что предупреждение Суда будет услышано властями и меры по обеспечению прав истцов будут приняты.


Юрист правозащитной организации «Общественный вердикт» Эрнест Мезак, представляющий интересы заявителей жалобы в ЕСПЧ, указал, что в целом доволен решением Суда, однако с сожалением отметил, что размер присужденной гражданам компенсации морального вреда «оставляет желать лучшего».

9 апреля Европейский Суд по правам человека вынес пилотное Постановление по делу «Томов и другие против России» по жалобе шести заключенных на ненадлежащие условия транспортировки в места отбывания наказания.

Обстоятельства дела

Европейский Суд по правам человека предложил Правительству РФ обсудить проблемы этапирования заключенных

Напомним, что первая жалоба в интересах Алексея Томова, отбывающего наказание в исправительной колонии в Республике Коми, была подана в 2010 г. В ней указывались условия его перевозки из одной колонии в другую. Так, расстояние около 900 км удалось преодолеть лишь за двое суток. При этом вначале Томов и еще 9 заключенных около 20 часов содержались в большой камере вагонзака площадью 3,4 кв. м. Остальное время он и еще четверо человек содержались в малой камере площадью 2 кв. м. Тесноту усугубляло размещение заключенных в камерах вместе с личными вещами (у каждого были сумки общей массой до 50 кг).

Позднее данная жалоба была объединена с аналогичными обращениями, в том числе – от двух женщин. Так, Юлия Пунегова жаловалась на сильный холод в камере вагонзака; Наталью Костромину 7 раз перевозили в одном «стакане» вместе с другой заключенной, и общая продолжительность перевозки составила 8 часов.

Коммуницировав жалобу в январе 2014 г., ЕСПЧ запросил у российских властей скрываемую под грифом «ДСП» Инструкцию по служебной деятельности специальных подразделений УИС по конвоированию, утвержденную совместным приказом МВД и Минюста России 24 мая 2006 г. № 199дсп/369дсп, которую Верховный Суд РФ дважды отказался пересматривать по жалобам заключенных, посчитав, что «нормативный уровень заполняемости соответствует техническим характеристикам вагона и санитарным правилам и что нет никаких признаков пыток или бесчеловечного обращения».

Однако российские власти проигнорировали запрос Европейского Суда, подав при этом одностороннюю декларацию, в которой Томову были предложены 2000 евро компенсации за нарушение ст. 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ декларацию не одобрил.

Юрист правозащитной организации «Общественный вердикт» Эрнест Мезак, представляющий интересы заявителей, тогда рассказывал «АГ», что в конце 2015 – начале 2016 г. Томов вновь отправился в места заключения. При этом условия его этапирования оказались хуже, чем в 2010 г.

Коммуникация новой жалобы, поданной в июне 2016 г., заняла менее года, и на этот раз ЕСПЧ предложил Правительству РФ ответить на вопросы о наличии системной проблемы или структурном дефекте законодательства, требующих принятия пилотного постановления. Как отмечал Эрнест Мезак, пилотное постановление выгодно властям, так как «позволяет Правительству РФ сохранить лицо в условиях, когда Верховный Суд РФ с 2011 г. трижды признавал соответствующими российским международным обязательствам разработанные еще в ГУЛАГе и давно раскритикованные в Страсбурге нормативы наполнения тюремных транспортных средств».

Заявители пояснили Суду системность проблемы

В ноябре 2017 г. в ЕСПЧ были направлены замечания сторон с ответами на вопросы, заданные Судом при коммуникации жалобы (документ имеется в распоряжении «АГ»). В замечаниях заявителей уточняется, что основные конструктивные особенности вагонзаков остаются неизменными с 30-х гг. ХХ в. При этом отмечены некоторые улучшения технического оснащения подвижного состава: «Тверской вагоностроительный завод в 2015 г. объявил, что в вагонах “впервые используются системы обеззараживания воды и воздуха, двухконтурная система кондиционирования”, что нельзя не приветствовать».

Однако площадь для размещения одного заключенного при максимальной загруженности соответствующей камеры не увеличилась. Кроме того, внутри камер нет столика для приема пищи и, как правило, светильника, отсутствуют отсеки или ящики для размещения багажа.

По мнению заявителей, нарушения ст. 3 Конвенции обусловлены применением морально устаревших норм российского законодательства, которые приводят к необоснованной тесноте в камерах даже при низкой загрузке вагона. Также они обратили внимание Европейского Суда на следующие проблемы: лишение сна в ночное время в связи с необходимостью осмотра камеры при регулярной смене часовых; отсутствие постоянной возможности пользования туалетом в связи с наличием на железных дорогах больших санитарных зон, где стоянки могут длиться часами; невыдача постельного белья и достаточного количества горячей воды для приема пищи.

Кроме того, указывалось на проблему транспортировки заключенных в автозаках и распространенность использования одиночных камер для перевозки сразу двоих лиц. При этом подчеркивалась практика ЕСПЧ по данному вопросу, выраженная в постановлениях по делу «Гулиев против России», а также по делу «Худоёров против России». Последняя, однако, не получила должной оценки, так как заявитель ошибочно сообщил Суду завышенные в 2,5 раза данные о площади одиночных камер в автозаках, которая в действительности составляет всего 0,4 кв. м.

Таким образом, отмечается в замечаниях, российское законодательство, по сути, разрешает эксплуатацию одиночных камер автозаков площадью от 0,33 кв. м, а также многоместных камер, в которых на заключенного может выделяться не более 0,29 кв. м личного пространства. При этом согласно правилам стандартизации ПР 78.01.0024-2016 в российском законодательстве установлен максимальный размер личного пространства на заключенного, размещаемого в автозаке, – не более 0,68 кв. м в одиночной камере и не более 0,46 кв м. в многоместной с двумя скамьями. Также указано, что заявители не претерпели бы страданий от перевозок, если бы отбывали наказание в той части региона, где проживают их близкие родственники.

Нарушение ст. 13 Конвенции, полагают заявители, можно объяснить системной проблемой отсутствия судебного контроля за деятельностью органов исполнительной власти РФ: «Невозможно ждать эффективности от такого средства защиты до тех пор, пока ВС РФ допускает, что можно сколь угодно долго перевозить 12 заключенных в большой камере вагонзака площадью 3,1 кв. м и что это не противоречит международным обязательствам РФ».

В документе резюмируется, что ценность достоинства личности, которое защищает ст. 3 Конвенции, до сих пор не разделяется правоохранительными органами РФ. Моральный вред заявители оценили в размере от 5 тыс. до 30 тыс. евро.

В свою очередь Правительство РФ в своих замечаниях просило Суд не применять процедуру пилотного постановления. При этом оно указало, что в 2015 г. затратило свыше 1 млрд руб. на приобретение 26 новых вагонзаков. Кроме того, российская сторона подчеркнула, что по инициативе ФСИН России подготовлен проект поправок в Инструкцию, касающихся изменения норм посадки заключенных в камеры вагонзаков. Требования в отношении заявленного размера компенсации морального вреда правительство сочло чрезмерными и необоснованными.

Избежать пилотного постановления не удалось

Изучив материалы жалобы, ЕСПЧ признал, что условия перевозки заявителей были бесчеловечными и унижающими достоинство, что является нарушением ст. 3 Конвенции, и подчеркнул, что аналогичное нарушение было установлено им более чем в 50 случаях в разных регионах России. На условия содержания под стражей в 2018 г. в Суд было подано 540 жалоб, что свидетельствует о наличии структурной проблемы.

Учитывая обширность российской тюремной сети и то, что заключенные часто перевозятся на большие расстояния, проблемы, выявленные Судом, оказывают существенное влияние, в связи с чем требуются общие комплексные меры на национальном уровне.

При этом подчеркивается, что проблема нечеловеческих условий перевозки российских заключенных – вопрос значительной величины и сложности, в связи с чем Суд будет внимательно следить за соблюдением стандартов.

ЕСПЧ присудил 10 000 евро двум заключенным из Коми за бесчеловечные условия перевозок в одноместных камерах тюремных автомобилей

ЕСПЧ также раскритиковал российские суды за излишне формальный подход к рассмотрению таких жалоб. Неэффективность средств правовой защиты (ст. 13 Конвенции), по мнению Суда, обусловлена характером нормативной базы, устанавливающей нормативные условия перевозки заключенных, которая относится к документам «для служебного пользования». Кроме того, признано нарушение п. 1 ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции.

Как считает ЕСПЧ, рамки судебных разбирательств в российских судах в настоящее время не дают надлежащей возможности доказать утверждения о бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство условиях перевозки, а также предотвратить подобные нарушения или возместить связанный с этим ущерб.

В итоге заявителям была присуждена компенсация морального вреда в следующих размерах: двоим – по 5000 евро, еще двоим – по 3500 евро, остальным – по 1500 евро.

«Сумма компенсации оставляет желать лучшего»

Комментируя «АГ» данное постановление, Эрнест Мезак в целом оценил его положительно. Он отметил, что Европейский Суд указал российским властям на ключевые проблемы, порождающие огромное количество случаев перевозки заключенных в бесчеловечных условиях, а также на дефекты законодательства, разрешающего в том числе использование в автозаках камер типа «стакан», что подверглось особой критике Суда. «Несомненно, все рекомендации, указанные в пилотном постановлении, разумны, и российским властям так или иначе придется их исполнять. Возможно, потребует пересмотра позиция ВС РФ», – добавил он.

Эрнест Мезак напомнил, что из трех ранее вынесенных пилотных постановлений, касающихся неадекватных условий содержания заключенных, худо-бедно исполнены только два, а третье (по делу «Ананьев и другие против России») пока буксует. «Хотя, по моему мнению, проблему гуманизации условий перевозки разрешить проще, чем содержания в СИЗО», – добавил он.

С сожалением Эрнест Мезак отметил, что сумма компенсации, присужденной заявителям, оставляет желать лучшего – в пяти случаях она была занижена. «Адекватную компенсацию получила только Наталья Костромина, ставшая жертвой постыдной, несомненно, практики в сфере перевозок, – пояснил он. – В остальных случаях присужденную компенсацию считаю недостаточной – она меньше, чем присуждалась 10 лет назад, когда ЕСПЧ начал рассматривать жалобы на условия перевозки заключенных».

С чем это связано, добавил юрист, не совсем понятно. «Может быть, Суд “напугали” масштабом проблемы, так как в замечаниях по жалобе я привел расчеты количества нарушений ст. 3 Конвенции, ежегодно допускаемых в сфере перевозок, – по моим подсчетам, их получилось более 200 тыс.».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: