Что будет после страшного суда

Обновлено: 07.12.2022

Правда ли, что Страшный суд — выдумка средневековых богословов?

Нет, Церковь с первых веков своего существования верила в то, что наступит кончина времен, что каждый человек даст ответ за свои мысли, слова и поступки. Это отражено и в Ветхом Завете, и в Новом, где Бог именуется в том числе Судьей. Сам Иисус Христос в притчах и проповедях неоднократно говорит о неотвратимости и всеобщности Страшного Суда. В 381 году III Вселенский собор закрепил учение о воздаянии, о воскресении мертвых и о вечной жизни в Символе веры — задолго до наступления эпохи Средневековья.

После смерти праведники попадают в Рай, а грешники — в ад?

Это довольно распространенная формулировка, но с богословской точки зрения не совсем точная. Конечно, то, куда попадают души после расставания с телом, вполне можно назвать адом и раем. Однако в полном смысле адом и Раем они станут только после Страшного суда. Дело в том, что Рай — как место, где человек находился в абсолютной гармонии с Богом — был разрушен грехопадением Адама и Евы, и в рамках нынешнего мира, зараженного злом, его существование невозможно. Ад же, наоборот, был разрушен Христом, когда Спаситель перед собственным Воскресением вывел оттуда всех ожидавших Его. Поэтому Рай в полном смысле настанет только после окончательного обновления вселенной, а ад станет неотвратимой реальностью после Страшного суда, когда участь грешников решится окончательно.

Страшный Суд — событие, которое произойдет в будущем. Но люди ведь умирали раньше, умирают сейчас, будут умирать и дальше, пока существует мир. Что происходит с ними до всеобщего суда?

После того, как в теле прекращаются все биологические процессы, духовная составляющая человеческой природы — бессмертная душа — отделяется от него и покидает земной мир. Над ней совершается частный суд — она предстает перед Богом и держит перед Ним ответ. В результате души переходят в состояние «ожидания» — либо вечного блаженства, либо вечных мук.

Почему не все души попадают в рай, если Бог любит нас одинаково?

В православном понимании суд Божий — это констатация того, в каком состоянии предстала душа перед Создателем. Бог действительно любит в полной мере всех и каждого. Но человек, полюбивший беззаконие, сам отходит от Бога и отталкивает от себя Его благодать, то есть отвергает себя от рая. Проблема грешника не в том, что его куда-то не пустят или куда-то отправят — а в том, что где бы он не появился, он несет ад с собой.

Может ли душа не хотеть попасть в рай?

Да. Главная радость Рая — и до, и после Страшного суда — это Сам Бог. Если человек всю жизнь, пусть даже через лабиринты греха и страсти, шел к Нему, Его жаждал, то его душа будет в раю ликовать — оттого, что наконец обрела Того, Кого искала. Если же при жизни земной личность была равнодушна к Творцу, или вовсе относилась к Нему враждебно, то даже одно Его имя будет раздражать, причинять боль. Такая душа в Рай не захочет, хотя и может иметь много «формальных заслуг».

Почему последний суд называют Страшным?

Во-первых, дела и мысли каждого человека будут явлены другим, а у любого человека есть то, в чем страшно признаться даже самому себе. Во-вторых, после нашей кончины время, как мы его ощущаем сейчас, перестанет существовать, наступит вечность. А у нее есть одна особенность — тот, кто попадает в нее, должен окончательно определиться! Он может лишь совершенствоваться, но радикальных перемен с ним уже не происходит. И если человек окончательно утвердится во зле, то после наступления вечности он обречен на страдания, которым не будет конца — его собственные страсти вечно будут палить его, истончая душу, но не уничтожая ее полностью. Ну а в-третьих, и это самое важное, Страшный суд страшен тем, что на нем человек сам зачитает себе приговор, а Господь лишь утвердит его. Последний суд — это последний шанс посмотреть на Бога преданными любящими глазами. И многие этот шанс так и не используют.

Когда будет конец света и Страшный суд?

Различные спекуляции на эту тему пресек еще Христос, сказав, что о времени кончины мира знает только Бог Отец.

Что будет с телом после суда?

Перед Страшным судом люди воскреснут в собственных телах. Дело в том, что человек не может полноценно жить без тела, и в вечность должен войти целиком — как единство духовного и материального, души и тела. При этом новые тела будут абсолютно здоровыми, совершенными, ни в чем не нуждающимися. После суда тело постигнет та же участь, что и душу — праведники будут и внешне проявлять то состояние, в котором находятся, а вид грешников будет омерзителен. То есть даже самая красивая внешность будет каждой своей чертой выдавать тот бушующий ад и клубок противоречий, который находится внутри человека.

Правда ли, что будет два Страшных суда — для христиан, и для всех остальных?

Временами среди верующих возникают подобные взгляды, но для них нет оснований. Страшный суд будет один для всех. Есть и другое заблуждение, называемое ересью хилиазма. Ее сторонники утверждают, что сначала после апокалипсиса воскреснут праведники, будут царствовать на земле тысячу лет, и лишь после этого воскреснут все остальные и свершится последний суд. Православная традиция подобные воззрения полностью отрицает и настаивает на всеобщности Страшного суда. Однако надо понимать, что такие воззрения вытекают из вполне понятного стремления предупредить христиан, что их ответственность больше. С них больше спросится, потому что им было больше дано, и спросится не только за самих себя, но и за весь мир.

Что Священное Писание говорит о Страшном суде?

Всем нам должно явиться пред судилище Христово (2Кор 5:10);

О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк 13:32);

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. . Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. . И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф 25:31-34, 41, 46).

Добрый день. Я не знаю, что такое хилиазм, однако, неужели прямо не написано? что:
Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. (Иоан.5:24)
17 ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. 18 Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. (Иоан.3:17-18).
И если причитать Откровение Иоанна Богослова всю 20 главу, неужели прямо не написано? что:
4 И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет. 5 Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это - первое воскресение. 6 Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет. (Откровение 20:4-6)
Вот например, здесь написано:
52 и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли 53 и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим. (Матф.27:52-53)
Но это не могло быть первым воскресением, потому что, так или иначе, прямо написано
4 И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и царствовали со Христом тысячу лет. (Откровение 20:4)
То есть, здесь прямо написано, что в первом воскресении попали святые, которые претерпели гонения за Иисуса Христа, а во время распятия Иисуса Христа гонимых за Него не могло быть, вдобавок, Иисус еще не был воскрешен из мертвых.
Вот еще:
Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших, 16 потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; 17 потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. (1Фесс.4:15-17)
И еще:
1Кор.15:21-23 Ибо, как смерть через человека, [так] через человека и воскресение мертвых. 22 Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, 23 каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его.
То есть, можно сказать, что Христос уже воскрес, а Христовы воскреснут по Его пришествии.
И потом:
12 И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. 13 Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим. (Откровение 20:12-13)
Вот хорошо было бы, если священник даст комментарии к этим отрывку из священного писания.

А почему "но"? Есть изводы хилиастической ереси, а есть Писание. То, что Вы цитируете, к хилиазму отношения не имеет.

Мне не понятно. Если Христос уничтожил ад, то где будут вечные муки для грешников и кто их будет мучить? Причём написано, что они вместе с падшими ангелами будут вместе мучиться. Очень странно и непонятно. И за что вечно? Не перебор жестокости наказывать вечно? Вечные пытки только жестокие маньяки могут заслужить, а не простые грешники. И как могут радоваться в раю остальные, если будут знать, что кого-то в это время истязают? А если ещё и знакомых или родных?

Виктория, последний из заданных Вами вопросов: "И как могут радоваться в раю остальные, если будут знать, что кого-то в это время истязают? А если ещё и знакомых или родных?" — особенно важен, и при этом он совершенно естественен для каждого нормального человека: и, как видите, здесь этот важнейший и совершенно естественный и очевидный вопрос до сих пор остаётся без ответа — и это, пожалуй, не удивительно, потому что в Церкви этот вопрос стараются, насколько возможно, замалчивать и обходить стороной. Так что я полагаю, что здесь Вам на этот вопрос вряд ли ответят сколько-нибудь внятно и вразумительно.

Удивительно, что Вас не интересует, где будут после смерти праведные люди, если Адам разрушил Рай. Что касается вечных мук, то обращаю Ваше внимание на то, что "вечность" и "бесконечное время" - не синонимы.

страшные. страшные сказки для детей. и воскреснут 500 миллиардов умерших за всё время человечества и истлевшие их кости предстанут пред Судом Божьим.

Хотите - не верьте, ваше право. Но не лучше ли, скажем так, "подстраховаться"?

Хотите - не верьте, ваше право. Но не лучше ли, скажем так, "подстраховаться"?17

«Фома» работает только благодаря пожертвованиям читателей и попечителей. Сегодня нам особенно нужна ваша помощь. Даже небольшое, но ежемесячное пожертвование поможет планировать нашу работу и дальше рассказывать людям о Христе, Евангелии и православии.

В мировой религиозной традиции идея Страшного Суда распространена довольно широко. Христианство, которое говорит об ответе за свои поступки перед лицом Божьим в конце времен, на первый взгляд, исключением не является. И в сознании большинства верующих, и в представлении обывателей, и в искусстве утвердилась примерно такая картина: после кончины мира Всевышний воскресит все человечество, и каждый из нас получит воздаяние за те дела, которые были совершены нами в дни земной жизни.

Такова общеизвестная модель. Но если внимательно вчитаться в евангельский текст и глубже вникнуть в смысл наследия святых отцов, то станет понятно, что эта привычная и, в общем-то, верная схема на самом деле не такая уж и простая, как кажется. Более того, традиционная христианская эсхатология — учение о последних днях вселенной — в своем видении Страшного Суда является уникальной и сильно отличается от аналогичных представлений, которые существуют в рамках других религий.

Суть понимания Страшного Суда, каким его видели святые отцы Церкви, состоит в том, что конечная участь каждого из людей определяется не только Богом, но и человеком, а в основе этого процесса лежит не столько принцип «заработал — получай», сколько Божественная Любовь. Именно она делает Страшный Суд по-настоящему страшным.

В русском тексте Нового Завета эсхатологические отрывки изобилуют такими словами, как «суд», «судилище», «осуждение», «воздаяние» и им подобными. Поэтому в сознании того, кто читает Священное Писание, иногда возникает невольная аналогия с правоведческой литературой — очень уж похожи по своему контексту картины суда Божьего на привычные земные судебные разбирательства. Но стоит только открыть оригинальные греческие и еврейские тексты — и привычные русскоязычные фразы наполняются абсолютно новым непривычным содержанием.

Одним из главных понятий юриспруденции является справедливость — принцип, позволяющий держать в некоем балансе социальные силы, при необходимости наказывая плохих и поощряя хороших. Для обозначения этого термина в греческом языке используется слово «dikaiosyne». Оно же применяется и создателями Библии для указания на справедливость Божественную. В конечном итоге это привело к тому, что западное христианское мышление, до конца не избавившееся от языческого мировоззрения, поставило знак равенства между двумя справедливостями. Но еврейский текст не дает достаточного основания делать такие выводы.

Дело в том, что греческое «dikaiosyne» в ветхозаветных текстах употребляется для передачи еще более архаичного слова из языка древних израильтян — «tzedakah». Современный иврит под этим термином понимает обязательный для всех верующих иудеев вид благотворительности, который направлен, опять-таки, на достижение социальной справедливости — если ты богат, то должен разными способами помогать малоимущим.

Однако в более глубокую старину, еще до пришествия Христа, «tzedakah» служило синонимом таких понятий как «спасительная божественная благодать», «милость», «сострадание», «праведность», «любовь». И святые отцы, зная это, говорят о Божьей справедливости иначе, чем это делают, скажем, юристы или адвокаты.

В восточном богословии грех рассматривается как искажение изначального Божьего замысла о человеке и мире. Поэтому справедливость (если употреблять именно этот термин) мыслится здесь не в юридических, а, скорее, в медицинских категориях — как восстановление гармонии, которая была во вселенной до грехопадения дьявола и человека.

Окончательно такой возврат к первозданному состоянию мира произойдет в конце времен, когда Бог обновит все Свое творение. Весь космос станет тогда действительно настоящим, поскольку произойдет его бесповоротное возвращение к своему Создателю.

Церковная традиция говорит о неизменяемости Божьей. В том числе — и о такой неизменяемости, которая предполагает, что наш Творец всегда и одинаково любит всех вне зависимости от багажа злых дел, который каждый из нас накопил за годы жизни. Но что же человек?

С ним все сложнее — он и пал своевольно, и грех творит своевольно, и обратно к своему Господу прийти может исключительно по своей доброй воле. С грехом можно бороться и всю жизнь постепенно идти к свету, возвращая душе первозданное благодатное состояние. А можно — полностью отдаться греху, поработив себя ему и в итоге сделаться неспособным к принятию той любви, которая изольется на человека в Вечности.

На земле, в условиях падшего мира, мы можем часто не замечать ни участия Бога в нашей жизни, ни Его любви к нам. Когда же нынешнее бытие перестанет существовать, Божье присутствие станет настолько ощутимой реальностью, что даже те, кто не знал Его, или не хотел знать, войдут в нее и будут ее непосредственными участниками — хотят они того или нет. В этом факте и кроется весь трагизм Страшного Суда — душа каждого человека просветится светом Божества, и этот свет выявит все самые потаенные дела, чувства, мысли, эмоции и желания, которые скопились в сердце человека. Ведь оно и есть та самая книга, которая, согласно евангельскому сюжету, будет зачитана на Страшном Суде.

Обычно «последний суд над человечеством» в массовой культуре воспринимается как оглашение Богом вердикта: «Ты — направо, ты — налево. Решение обжалованию не подлежит». И бедные-несчастные люди, у которых за душой не оказалось добрых дел, уже не смогут обратиться с апелляцией. Однако, приведенные ниже слова преподобного Симеона Нового Богослова говорят совсем о другом:

«В будущей жизни христианин не будет испытываем на предмет того, отрекся ли он от всего мира ради любви Христовой, или раздал ли он свое имущество бедным, воздерживался ли он и соблюдал ли пост накануне праздников, или молился ли он, сокрушался ли и оплакивал ли свои грехи, или делал ли он что-либо еще доброе в своей жизни, но он будет тщательно испытан, имеет ли он со Христом сходство такое, как сын со своим отцом».

Прп. Симеон Новый Богослов. Слово 2. § 3

Конечно же, фраза святого Симеона не говорит о том, что добрые дела не нужны. Наоборот, они крайне важны, потому что только доброделание в сочетании с тяжелым трудом покаяния (то есть перестройки самого себя) позволяет человеку накопить положительный опыт уподобления Христу. Совершаемые же без духовной работы над собой, добрые дела не принесут никакой пользы. Равно как не может спасти человека и одно лишь покаянное оплакивание своих грехов, не сопряженное с делами милосердия, постом и молитвой.

Чем страшен Страшный Суд?

Фото Светланы Андреевой. Проект Так сказать

На последнем суде люди предстанут перед Христом. Кто-то выберет Его, кто-то от Него отречется. И в этой неописуемой по своему трагизму ситуации, в этот итоговый момент всей нашей истории, Бог лишь окончательно закрепит свободный выбор каждого из Своих детей.

Страшный Суд страшен тем, что на нем мы сами зачитываем себе приговор, а Господь лишь смиренно говорит: «Аминь! Да будет по делам и воле твоей!»

В художественной литературе наиболее драматично трагедия решающей встречи с Господом описана в последних главах книги К. С. Льюиса «Последняя битва», завершающей собою «Хроники Нарнии»:

«Когда они подходили к Аслану (образ Христа в романе — прим. Авт.), с каждым из них что-то случалось. Все глядели ему прямо в лицо; я не думаю, что у них был выбор — глядеть или нет. И когда они так смотрели, выражение их лиц ужасным образом менялось — появлялись страх и ненависть. На лицах говорящих зверей страх и ненависть удерживались долю секунды, и было видно, как они внезапно переставали быть говорящими и становились обычными животными. Все эти создания сворачивали направо (от него налево) и оказывались в его огромной черной тени, которая (как вы помните) лежала влево от дверного проема. Дети их никогда больше не видели, и я не знаю, что с ними стало. Но другие смотрели в лицо Аслана с любовью, хотя кое-кто и был испуган. Эти проходили в Дверь справа от Аслана. »

Льюис К. С. Хроники Нарнии. Последняя битва. Гл. 14

Апокалипсис является не только трагическим, но также и радостным вечным продолжением того изначального божественного замысла, который был прерван вмешательством сатаны и падением человека. Будет ли в этой Вечности место людям и демонам? Церковь говорит — да! Но поскольку отпадение вселенной от Бога стало следствием свободного выбора свободных существ, то и конечное будущее этих самых существ полностью зависит от их свободы. Той свободы, против которой не может пойти даже Сам Бог.

Чем страшен Страшный Суд?

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы.

Один из таких вопросов показался нам особенно важным и сложным — подобное непонимание возникает очень у многих людей, а дать ответ на него очень непросто: «Зачем Бог создал людей? Мы ведь все равно не оправдываем Его желаний: ненавидим друг друга, убиваем, осуждаем, плодим всевозможные грехи, причем часто сами не догадываемся, что грешим. Мы дошли до того, что создали ядерную бомбу — как апогей абсолютного разрушения. Праведников в мире очень мало (себя я к ним не причисляю), в рай попасть очень трудно (для этого надо трудиться над собой всю жизнь), в ад — невероятно легко. » (читать письмо).

Мы попросили ответить на это письмо постоянного автора журнала «Фома», психолога Александра Ткаченко и профессора богословия, иеромонаха Константина (Симона).

Ответ иеромонаха Константина (Симона):


В моей жизни, как и у автора письма, тоже был период духовных сомнений, когда я почувствовал, что нахожусь не на своем месте и что моя жизнь не доставляет мне радости. Когда я еще был католиком (Отец Константин в детстве был крещен в католичество, затем стал католическим священником, проректором Папского восточного института, а в 2015 году перешел в Православие и принял монашеский постриг в Высоко-Петровском монастыре г. Москвы. — прим. ред.) и жил в Риме, меня неоднократно приглашали в Россию читать лекции о католицизме и участвовать в дискуссиях. Как католик, я старался до конца отстаивать позицию католика, но в какой-то момент понял, что для меня это очень тяжело.

Зачем Богу наши мучения?

Дело в том, что на протяжении тридцати лет я много думал о православии — и во время одной из дискуссий понял, что чувствую себя на стороне православных, что преподаю и защищаю то, во что сам не верю. Я чувствовал себя лицемером, и от этого мне было очень грустно. Не так просто взять и круто поменять свою жизнь, всегда есть сомнения, действительно ли ты поступаешь правильно. Но я полностью положился на Господа — и Он открыл мне возможность принять православие и переехать в Россию.

Ситуации в нашей жизни, действительно, бывают очень сложные. Но безвыходных ситуаций не бывает. Важно понимать, что Господь дает нам только то, что нам по силам, а если человеку становится слишком трудно — Он обязательно дает какой-то выход, дает силы перенести эти трудности и страдания.

Но мне кажется, нельзя так много роптать на жизнь в XXI веке. Это не такой страшный период цивилизации. Все-таки мы живем не в Средневековье, когда люди умирали от чумы, не живем во время Второй мировой войны.

Автор письма говорит о том, что многим людям ненавистна их будничная жизнь: школа — университет — работа… Но ведь человек должен благодарить Бога за то, что у него есть возможность учиться и тем более — получать высшее образование! Должен быть благодарным за то, что в России есть возможность учиться бесплатно! Мои родные, особенно женщины, не могли посещать университет в Америке из-за очень высокой стоимости обучения. В нашей семье не было таких денег, чтобы отправлять девушек в университет. Тогда как в советской России высшее образование было бесплатным. Поэтому мне кажется, что мы часто преувеличиваем наши страдания.

Зачем нам нужны страдания? И главное — зачем наши страдания нужны Богу? Конечно, Он создал нас не для того, чтобы мы страдали. Намерение Бога не в том, чтобы всех нас проклинать и отправлять в ад, а в том, чтобы мы достигли духовного совершенства и чтобы наша земная жизнь стала подготовкой для вечного блаженства с Ним.

Зло и страдания в нашем мире созданы не Богом, а человеком, который Богу противится. Человек в результате первородного греха находится не в естественном состоянии, в котором был создан Богом, а в измененном. У человека есть свободная воля, и при этом он часто направляет ее к злу, сам создает сложности, страдает и заставляет страдать других, часто невинных, людей, сам делает мир жестоким.

В Библии слово «мир» встречается в двух значениях. С одной стороны, князем этого мира называют сатану, это мир тьмы и искушений. С другой стороны, Бог посылает в этот мир Своего Единородного Сына не для того, чтобы проклинать и казнить, а для того, чтобы этот мир спасти; это мир радости и блаженства.

Не стоит думать, что во время Второго пришествия Иисус Христос вернется и проклянет большую часть человечества. Этого нет ни в Евангелии, ни в пророчествах. Очень важно понимать, что Второе пришествие — это не весть об осуждении или проклятии. Первые христиане с нетерпением ждали Второго пришествия, хотели, чтобы Господь пришел как можно скорее и уничтожил зло и грех мира сего. Не отдельную греховную душу человека — а грех всего мира. Мы иногда называем последний суд Страшным и при этих словах испытываем неприятные ощущения. На самом же деле, последний суд — это не страх в привычном понимании этого слова. Это наша надежда, наше упование на то, что мы воссоединимся с Христом.

Рай только для христиан?

Есть люди, которые всю жизнь живут без Бога. Или исповедуют другие религии, не признающие Христа. Выходит, они не спасутся? Зачем тогда их создал Бог? Для нас это тайна. Мы не знаем, куда они попадут после смерти. Об этом знает только Бог. И только Бог знает, почему человек появился на свет в том или ином месте. Но у христианина нет права осуждать этих людей. Мы должны понимать, что сам человек не виноват, что воспитывался в неблагополучной семье, где научился только нецензурной речи, или что родился в Египте, в Африке, в Азии, что живет в другой системе координат. Нам важно помнить: кому много дано, от того больше и потребуется. Очевидно, на Страшном суде Господь потребует от нас намного больше, чем от буддиста, индуиста, язычника или от любого другого человека, который не знает ни Христа, ни Евангелия.

А если мы думаем, что люди, которые родились не христианами, заведомо попадут в ад — значит, мы хотим встать на место Бога, хотим сами судить людей. Точка зрения, что все нехристиане попадут в ад, потому что все они идолопоклонники, была особенно распространена среди христиан в Средневековье. Например, французский богослов и основатель кальвинизма Жан Кальвин, живший в XVI веке, считал, что одни люди предопределены Богом к погибели, а другие — к спасению, и таким образом делил людей на отверженных и избранных. А вот преподобный Иоанн Дамаскин говорил: «Бог все предвидит, но не все предопределяет», — то есть Бог хочет спасения всех людей, но оставляет и место для их свободной воли.

Фото Владимира Ештокина

Фото Владимира Ештокина

Поэтому христианин не может ни судить, ни превозносить себя над представителями другого мировоззрения или считать себя избранным. В каждом человеке мы должны видеть Образ Божий. Мы не знаем, что происходит в его душе, не знаем, как он относится к Богу и как Бог относится к нему. От людей, не исповедующих христианство, мы не можем ждать христианского совершенства, но также мы не должны и терять надежду, что рано или поздно человек обратится ко Христу.

Мы не можем осуждать человека даже тогда, когда он проклинает Христа, проклинает Евангелие, — хотя в таком случае он умышленно удаляется от Бога и совершает большой грех. В том числе, например, и представителей исламских экстремистских группировок, и террористов-смертников… Важно понять, что эти люди неправильно истолковали свое вероучение, потому что убийство для мусульманина — это тяжкий грех. Мы должны сочувствовать этим людям, которые дошли до такого духовного помрачения и считают, что убивать людей — добродетельно.

Но мы знаем также немало примеров, когда до духовного помрачения доходили люди, воспитанные в христианстве. Это и Сталин, и Ленин, которые родились в православии, это и Муссолини, и Гитлер, которые родились в католической традиции, и многие другие. Что мы можем сказать об этих людях? Конечно, они по собственной воле предали Христа и изменили своей вере. А все остальное — это тайна зла.

Не зря говорят, что душа человека — потемки. Мы не знаем, что было в душе у Гитлера, когда он убивал миллионы. Конечно, на его плечах лежат ужасные грехи. Известно, что Гитлер был очень трусливым человеком, вероятно, он отдавал приказы, но их исполнения он не видел. Когда Гитлер стал нацистом, христианином он уже давно не был, он был атеистом. Говорил иногда про Бога, но что-то языческое, не христианское.

За что страдают работяги?

Мы не можем ответить, почему одному человеку что-то в жизни дается легко, а другому нет, почему один работает в уютном офисе, а другой вынужден изнурять себя на заводе. Возможно, и то, и другое — это наши испытания, которые нам нужно пройти достойно: бедным не скатиться до пьянства, брани, ропота; богатым — до жадности, эгоизма и множества других пороков. Почему из-за других людей страдают невинные люди — мы тоже не знаем.

Действительно, есть люди, которые рождаются в страшных условиях, сталкиваются с нехорошими компаниями, ругаются, не ходят в церковь. Мне их очень жалко — но я их не сужу. Я могу молиться за них и надеяться, что Господь даст им силы бороться против этих искушений.

Но ведь никто не сказал, что заводские работяги, об одном из которых упоминает автор письма, — это люди, которых Господь за что-то покарал. Блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф 5:4), — вспоминаем мы слова Христа на каждой литургии. Возможно, страдания даны нам, чтобы мы усовершенствовались. А может быть, из-за того, что человек пострадал на земле, в конце пути его ждет рай?

А есть и такие примеры, когда человеку удается вырваться из среды, в которой он погряз, и стать лучше. Вспомните новомучеников! Нам и не вообразить, какие лишения они претерпевали, с какими искушениями боролись, в каком холоде и голоде работали, как им жилось в лагерях, в обществе других заключенных, я не говорю — грешников, но таких людей, у которых Бога не было. И они все-таки отдавали свою жизнь Христу, они духовно преодолевали эти мучения и продолжали жить как настоящие христиане.

Каждый христианин должен лечить болезненный мир, в котором он живет. Должен бороться с искушениями, молиться и причащаться, должен помогать своим ближним. Не только тем, кто вместе с ним ходит в храм, но и любому другому человеку, пусть даже и неверующему. Как помогать? Разными способами — и духовными, и материальными.

Как последователи христиан, которые жили в Римской империи и принимали мученическую смерть, мы должны помогать людям, которые не верят в Христа, в надежде на то, что они придут к вере.

На Страшном Суде Господь будет спрашивать нас не только о нашей духовной жизни, но и о наших делах: много ли мы помогали друг другу, посещали ли больных, бедных, страждущих, заключенных. В этих людях мы должны видеть собственного брата, Живого Бога, Самого Иисуса Христа.

Я тоже, как и автор письма, в свое время задавался подобными вопросами. Ответы на них я нашел, когда стал более внимательно читать Евангелие и размышлять над ним, познакомился с житиями святых, их поучениями и примерами того, как им удавалось бороться со злом этого мира. А еще — когда читал книги с беседами и проповедями нашего современника, митрополита Сурожского Антония. К нему с подобными вопросами обращалось очень много неверующих, сомневающихся людей — и он очень метко, очень точно на них отвечал.


В то же время мы знаем, что каждый человек имеет свой опыт общения с Богом: или опыт противления Богу, или следования Ему. От этого зависит, каково будет состояние каждого человека в момент Страшного Суда и далее.

Если не касаться людей, которые доживут до момента завершения земной истории и Страшного Суда, а говорить о тех, кто умер или умрёт до Второго Пришествия Господа, то можно выделить два этапа посмертной участи человека. Первый этап наступает непосредственно после смерти и будет продолжаться до Страшного Суда. Второй этап – то, что будет после Страшного Суда. Мы называем этот Суд Страшным, а в греческой традиции он назван Последним, потому что это будет последняя попытка Господа вытащить человека из состояния богопротивления. Тогда человеку будет дана последняя возможность окончательно определиться, на чьей он стороне – Бога или дьявола.

Если человек после своей смерти пребывал в богообщении, он в нём останется и после Страшного Суда. Невозможно представить, что он был с Богом, а потом вдруг за что-то будет ввергнут в ад. А вот обратная ситуация возможна, когда кто-то после смерти попадает в ад, но в силу молитв Церкви, действий других людей, которые о нём беспокоятся и заботятся, его ситуация может быть улучшена. Преподобный Марк Эфесский говорил как о достоверном предании о том, что святитель Григорий Двоеслов молился за императора Траяна – абсолютного язычника и гонителя христиан, и ангел возвестил ему, что его молитва Господом была услышана. В житии мученицы Феклы есть повествование о том, как она высвободила из ада одну женщину.

Святые отцы говорят как о вечности посмертных мучений, так и о возможности их сокращения или прекращения для конкретных людей. Мы знаем, что Бог есть Любовь, Абсолютная Благость, что Он любит каждое сотворённое существо, никому не желает гибели, не желает смерти грешника. Но в то же время нельзя отрицать, что сам грешник может не захотеть быть с Богом, может отказаться от этого дара. Говорит же преподобный Иоанн Дамаскин о том, что Господь и дьяволу желает всяческих благ, но тот сам не желает от Него их принять.

Мнение о том, что вечные муки однозначно закончатся для всех, в том числе и для дьявола, высказал христианский мыслитель Ориген. Но это мнение было осуждено Церковью. Потому что для того, чтобы быть с Богом, быть в общении с Ним, недостаточно одного действия Божия – нужны встречные действия со стороны другого разумного существа: человека, ангела или беса.

Может ли дьявол захотеть вернуться к Богу? Теоретически – может, практически – нет. Дело в том, что и в человеческую, и в ангельскую природу Бог заложил свободную волю, но ангелы и люди определялись со своей свободой в совершенно разных условиях. Волеизъявление ангелов – служить Богу или пойти за сатаной, определилось единожды и навсегда в момент их разделения.

Ангелы совершили свой акт волеизъявления совершенно свободно. Ставшие на сторону люцифера отпали от Бога окончательно. Они прекрасно понимали, против Кого восстают. Принимая предложение сатаны, падшие ангелы чётко осознавали свои действия и то, что их ждёт вне Бога. Именно потому, что их выбор был совершенно свободным, у них нет покаяния. И ныне их устраивает то состояние, которое они выбрали. Ангелы, которые остались с Богом, укрепились в добре. Те, что пошли за сатаной, укоренились во зле. Ни один из демонов не покаялся, ни один из Божиих Ангелов не согрешил. Поэтому мы говорим, что теоретически можно допустить, что дьявол может захотеть вернуться к Богу, ведь свободу воли Господь у него не отнимал, но практически сатана и все его слуги – бесы никогда не захотят блага от Господа. В таком случае говорить, что Бог спасёт и дьявола, вопреки его собственному желанию, не соответствует христианскому учению.

Человек определялся со своей свободой в совершенно иных условиях, нежели ангелы. Он был обманут дьяволом и потому совершил грехопадение. Дьявол предложил людям не бытие вне Бога (то, что выбрали бесы), а то самое, для чего Бог их создал, – достижение обожения («И сказал змей жене: нет, не умрете, но в день, в который вы вкусите их (плоды дерева познания добра и зла), вы будете как боги» Быт. 3, 4–5). Дьявол предложил первым людям достичь цели более лёгким путём, и человек на это повёлся. Он не стремился к тому состоянию богопротивления, в котором оказался. Он не шёл против Истины, а искал и ждал того, к чему он и был предназначен, рассчитывал получить обожение, но был обманут.

Отпав от Бога, Адам нарушил своё первозданное устроение. Он, по словам преподобного Максима Исповедника, устремился к наслаждению без утруждения и получил утруждение после наслаждения. В итоге этот сбитый порядок стал дальше транслироваться в веках из поколения в поколение.
Совершая грех, человек не столько желает конкретно сотворить некое зло (то, чем постоянно заняты бесы), сколько влечётся насилием страстей. Греховные страсти до такой степени господствуют над человеком, что он не может совладать с собой и поступить так, как считает правильным. Потом он кается или придумывает себе оправдания, но в любом случае страдает и мучается от своих неправильных поступков, пытается измениться. Затем снова грешит, и снова кается. Но в ангельском мире этого не происходит.

Поэтому так страшен грех хулы на Духа Святого, о котором Христос говорит, что только этот грех не простится ни в этом веке, ни в будущем. Хула на Духа Святого – это осознанное, намеренное противление Богу, когда человек прекрасно понимает, как надо поступать, чтобы быть с Господом и ныне, и в вечности. Тем не менее он нарочно, не по насилию страстей, а с холодным сердцем и трезвым разумом, совершает грех, подобно тому, как это сделал сатана.
Яркий пример хулы на Духа Святого – решение иудейских начальников убить Христа после того, как Господь совершил чудо, недоступное ни одному человеку, – воскресил Четверодневного Лазаря. Такое сознательное противление Истине, по образу сатаны, ведёт человека к вечной погибели. Но мы должны помнить, что точно сказать про каждого конкретного человека, насколько он исполнил эту сатанинскую меру, мы не можем. Апостол Павел пишет, что Церковь судит «своих», то есть христиан, а внешних судит Бог. Именно поэтому у нас есть «святцы» – список святых, но нет персонального списка находящихся в аду.

Точно так же мы не можем говорить о вхождении всех людей в жизнь вечную в Царстве Небесном по той причине, что не можем предсказать действие свободной воли каждого человека. Вдруг найдутся люди, которые не захотят быть с Богом? Мы должны стремиться к тому, чтобы в вечности оказаться с Богом, а не с дьяволом и его сторонниками, что есть самое страшное мучение, даже если бы оно носило временный характер, а тем более, если продлится в вечности.

Стра́шный Суд – послед­ний, все­об­щий Суд Божий над миром, кото­рый состо­ится при втором При­ше­ствии Гос­пода Иисуса Христа (при этом все мерт­вые люди вос­крес­нут, а живу­щие изме­нятся ( 1Кор.15:51-52 ), и каж­дому будет опре­де­лена вечная участь по его делам ( Мф.25:31-46 , 2Кор.5:10 ), словам ( Мф.12:36 ) и помыш­ле­ниям.

strashnyj sud - Страшный Суд

Святые Отцы гово­рили о том, что суще­ствует некая «память сердца», запе­чат­ле­ва­ю­щая все, всю нашу жизнь – и внут­рен­нюю, и внеш­нюю. И вот на Страш­ном Суде как бы рас­кро­ется эта книга, напи­сан­ная в глу­би­нах нашей души, и только тогда мы увидим какие мы есть в самом деле, а не какими нас рисо­вала наша вос­па­лен­ная гор­дыня. Тогда мы увидим, сколько раз бла­го­дать Божия при­зы­вала нас ко спа­се­нию, нака­зы­вала, мило­вала нас, и как упорно мы сопро­тив­ля­лись бла­го­дати и стре­ми­лись только к греху и стра­стям. Даже наши добрые дела мы увидим изъ­еден­ными, как чер­вями, лице­ме­рием, гор­ды­ней и тайным рас­че­том.

В то же время суд – это не только то, что будет после смерти. Суд совер­ша­ется нами каждую секунду нашей земной жизни. Страш­ный суд – это не судеб­ный про­цесс, а лишь окон­ча­тель­ная кон­ста­та­ция факта. Каждый из нас в тече­ние жизни духовно опре­де­ля­ется по отно­ше­нию к Богу.

Почему Страш­ный Суд назы­ва­ется Страш­ным?

Воз­ве­щая о Втором При­ше­ствии Мессии и после­ду­ю­щем за этим собы­тием все­об­щим Судом про­роки и апо­столы назы­вали этот «День» Днём Гос­под­ним, вели­ким и страш­ным ( Иоил.2:31 ).

Этот День назы­ва­ется также и Днём гнева Божия ( Рим.2:5 ). Стало быть, назва­ние «Страш­ный» закре­пи­лось за буду­щим Судом не потому, что Гос­подь пред­ста­нет перед оче­вид­цами в каком-то наро­чито гроз­ном виде. Он пред­ста­нет перед взором собрав­шихся в блеске Своей славы и вели­чия, как Могу­ще­ствен­ный и Спра­вед­ли­вый Судья. Это, конечно, вызо­вет у окру­жа­ю­щих страх, у кого-то — бла­го­го­вей­ный, а у кого-то — силь­ней­шую ото­ропь: «страшно впасть в руки Бога живаго!» ( Евр.10:31 ).

Ужас и бес­по­кой­ный трепет будут сопро­вож­дать греш­ни­ков и от знания того, что на этом Суде будут вскрыты, обна­ро­до­ваны, взве­шены все их грехи (причём не только совер­шён­ные поступки, но и остав­ши­еся не реа­ли­зо­ван­ными: тайные гре­хов­ные жела­ния, мысли и помыслы), и за каждый при­дётся дать ответ перед непод­куп­ным и нели­це­при­ят­ным Судьей.

Кроме того Страш­ный Суд будет про­ис­хо­дить пуб­лично, перед лицом всего мира: перед сонмом ангель­ских воинств, перед мил­ли­ар­дами людей, в том числе самыми близ­кими, род­ными. На этом послед­нем Суде греш­ник уже не сможет обма­нуть ни свою личную совесть, ни окру­жа­ю­щих, ни, разу­ме­ется, Все­ви­дя­щего Судью удоб­ными для него ого­вор­ками и оправ­да­ни­ями. Светом Боже­ствен­ной Правды, Светом Истины высве­тится всякий нерас­ка­ян­ный без­за­кон­ник, высве­тится каждое его пре­ступ­ле­ние, дей­ствие или без­дей­ствие.

Нака­за­ние, кото­рое после­дует в отно­ше­нии греш­ни­ков после Страш­ного Суда, будет длиться не какой-то огра­ни­чен­ный период, а про­тя­нется в веч­ность, так что сколько бы греш­ник ни мучился, впе­реди его будет ждать всё та же нескон­ча­е­мая веч­ность. Осо­зна­ние этого факта также будет сопря­жено с силь­ным стра­хом (см. подроб­нее: Вечны ли адские муки?).

В неко­то­рый город пришел корабль с неволь­ни­ками, а в городе том жила одна святая дева, весьма вни­мав­шая себе. Она, услы­шав, что пришел оный корабль, очень обра­до­ва­лась, ибо желала купить себе малень­кую девочку, и думала: возьму и вос­пи­таю её, как хочу, чтобы она вовсе не знала поро­ков мира сего. Она послала за хозя­и­ном корабля того и, при­звав его к себе, узнала, что у него есть две малень­кие девочки, именно такие, каких она желала, и тотчас с радо­стию отдала она цену за одну из них и взяла её к себе. Когда же хозяин корабля уда­лился из того места, где пре­бы­вала оная святая, и едва отошёл немного, встре­тила его одна блуд­ница, совер­шенно раз­врат­ная, и, увидев с ним другую девочку, захо­тела взять её; усло­вив­шись с ним, отдала цену, взяла девочку и ушла с ней. Видите ли тайну Божию?
Видите ли суд Божий? Кто может объ­яс­нить это? Итак, святая дева взяла ту малютку, вос­пи­тала её в страхе Божием, настав­ляя её на всякое благое дело, обучая её ино­че­скому житию и, кратко ска­зать, во всяком бла­го­уха­нии святых запо­ве­дей Божиих. Блуд­ница же, взявши ту несчаст­ную, сде­лала её ору­дием диа­вола. Ибо чему могла оная зараза научить её, как не погуб­ле­нию души своей? Итак, что мы можем ска­зать о страш­ной сей судьбе? Обе были малы, обе про­даны, не зная сами, куда идут, и одна ока­за­лась в руках Божиих, а другая впала в руки диа­вола. Можно ли ска­зать, что Бог равно взыщет как с одной, так и с другой? Как это воз­можно! Если обе впадут в блуд или в иной грех, можно ли ска­зать, что обе они под­верг­нутся одному суду, хотя и обе впали в одно и то же согре­ше­ние? Воз­можно ли это? Одна знала о суде, о цар­стве Божием, день и ночь поуча­лась в словах Божиих; другая же, несчаст­ная, нико­гда не видала и не слы­шала ничего доб­рого, но всегда, напро­тив, всё сквер­ное, всё диа­воль­ское: как же воз­можно, чтобы обе были судимы одним судом?
Итак, ника­кой чело­век не может знать судеб Божиих, но Он един ведает всё и может судить согре­ше­ние каж­дого, как Ему еди­ному известно.
прп. Авва Доро­фей

Мы все умрём, пред­ста­нем перед судом Божиим и узнаем о себе правду — кто-то из нас войдёт в бес­ко­неч­ную любовь, радость, мир и сво­боду Рая; для кого-то дверь, в кото­рую он отка­зы­вался войти всю жизнь, закро­ется навсе­гда. Не потому, что Бог его не любит, а потому, что всё, что любовь может сде­лать по отно­ше­нию к тем, кто закос­нел во зле, — это поло­жить злу предел, кото­рый самими злыми будет пере­жи­ваться как мука вечная.
Сергей Худиев

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: