Борисова обратилась в суд с иском к кузьминой о признании доверенности недействительной

Обновлено: 05.12.2022

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.

при участии прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Ореховой В.С. к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании договоров дарения, купли-продажи недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности

по кассационной жалобе представителя Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., на решение Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власову Т.А., полагавшую, что жалобу следует удовлетворить, объяснения Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., и ее представителя Рассохина А.А., поддержавших доводы жалобы,

Орехова В.С. обратилась в суд с иском к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании недействительными договора дарения квартиры, расположенной по адресу: <. >, заключенного 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С., и договора купли-продажи указанной квартиры, заключенного 6 мая 2014 г. между Кондратьевой Л.С. и Родиным В.А., об истребовании указанной квартиры из чужого незаконного владения Родина В.А., о признании за Ореховой В.С. права собственности на квартиру.

В обоснование заявленных требований истец указала, что названное жилое помещение принадлежало ей на праве собственности.

С 2011 года Орехова В.С. неоднократно находилась на лечении с заболеваниями, связанными с нарушением мозгового кровообращения и в момент подписания договора дарения квартиры своей сестре Кондратьевой Л.С. в связи с наличием психического заболевания, обусловленного преклонным возрастом и цереброваскулярной болезнью, не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Воля на отчуждение квартиры у Ореховой В.С. отсутствовала, так как психическое заболевание не позволяло ей правильно формулировать правовые цели.

Ссылаясь на положения пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, истица полагала, что договор дарения квартиры от 17 марта 2014 г. является недействительной сделкой.

На основании пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации просила признать недействительным и договор купли-продажи квартиры от 6 мая 2014 г. в связи с отсутствием у продавца Кондратьевой Л.С. права отчуждать жилое помещение.

Просила также применить положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, истребовать квартиру из чужого незаконного владения настоящего собственника Родина В.А., признать за ней право собственности на жилое помещение.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части, признан недействительным договор дарения квартиры по адресу: <. >, заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С. 17 марта 2014 г. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., просит отменить решение суда первой инстанции полностью, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. в части отказа в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи недействительным, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, признании права собственности на квартиру.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 19 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что Родин В.А., покупатель по договору купли-продажи жилого помещения от 6 мая 2014 г., является добросовестным приобретателем, поскольку приобретал квартиру, подаренную Кондратьевой Л.С. сестрой Ореховой В.С., которая высказывала намерения продать квартиру и проживать вместе с сестрой в городе Бресте.

Кроме того, суд указал, что при приобретении квартиры Родин В.А., не имея специальных познаний в области психиатрии, не мог предположить, что при оформлении договора дарения в пользу своей сестры Кондратьевой Л.С., с которой даритель намерена была постоянно проживать, Орехова В.С. не понимала значения своих действий и не могла руководить ими.

Отменяя решение суда в части, суд апелляционной инстанции, принимая во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы, исходил из того, что на момент заключения договора дарения 17 марта 2014 г. Орехова В.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, а потому, применив положения части 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал недействительным договор дарения, заключенный 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С.

Вместе с тем, оставляя без изменения решение суда первой инстанции в остальной части, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что признание недействительным договора дарения не является основанием для удовлетворения иска Ореховой В.С. об истребовании имущества у добросовестного приобретателя спорной квартиры Родина А.В., поскольку в ходе рассмотрения дела не установлено наличие совокупности условий, предусмотренных пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что обстоятельства выбытия квартиры из владения Ореховой В.С. помимо ее воли в ходе судебного разбирательства подтверждения не нашли, поскольку сделка совершена с выражением Ореховой В.С. соответствующего этой сделке волеизъявления, но с пороком воли.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Выбытие имущества из владения собственника помимо его воли является основанием для истребования такого имущества от добросовестного приобретателя.

В силу пункта 1 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства.

Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость.

В соответствии со статьей 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (пункт 1).

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (пункт 2).

Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса (пункт 3).

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Следовательно, имущество, отчужденное первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя.

Как установлено судом и следует из материалов дела, жилое помещение, расположенное по адресу: <. >, принадлежало на праве собственности Ореховой В.С., <. >года рождения.

17 марта 2014 г. Орехова В.С. произвела отчуждение указанной квартиры по договору дарения, заключенному с сестрой Кондратьевой Л.С.

26 мая 2014 г. Орехова В.С. снята с регистрационного учета по месту жительства по адресу: <. >, в связи с переменой места жительства в Республику <. >.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 11 августа 2015 г. на момент заключения договора дарения от 17 марта 2014 г. и подписания заявления в Управление Росреестра по Санкт-Петербургу о переходе права собственности по состоянию на 17 марта 2014 г. Орехова В.С. в силу грубого интеллектуально-мнестического снижения (снижение памяти, нарушение внимания, дезориентировка, непродуктивность мышления) не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

На основании данного заключения суд апелляционной инстанции признал договор дарения от 17 марта 2014 г., заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С., недействительным на основании статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации. Указанный вывод никем из участников дела не оспаривается.

Таким образом, установлено, что Орехова В.С. на момент заключения договора дарения и подписания заявления о переходе права собственности была не способна понимать значение своих действий и руководить ими, а значит, заключение данного договора и отчуждение квартиры происходили помимо ее воли.

Суд апелляционной инстанции этого не учел и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации


Правом на передачу полномочий любому лицу от имени хозяйственного общества обладает генеральный директор. В случае, когда доверенным лицом совершаются сделки в ущерб интересам общества, их могут оспорить участники компании. Но что делать, если участники не согласны с фактом выдачи доверенности и передаче по ней определенного набора полномочий, может быть даже всех полномочий генерального директора? Могут ли они признать доверенность недействительной?

Фабула дела:

Акционер подал иск об оспаривании доверенности и законности действий генерального директора общества по передаче полномочий. В процессе своей деятельности генеральный директор был отстранен от должности на период предварительного следствия по возбужденному против него уголовному делу, но его членство в составе Совета директоров общества не было приостановлено или прекращено судом.

До даты решения суда об отстранении от должности генеральный директор выдал доверенность главному инженеру компании. Истец ссылался на то, что доверенность является сделкой с заинтересованностью, так как инженер являлся членом правления общества, и совершена без одобрения Совета директоров; действия генерального директора незаконны, так как он передал весь круг своих полномочий доверенному лицу.

Суд отказал в удовлетворении требований истца.

Судебный акт: решение АС Краснодарского края от 12.02.2018 по делу № А32-49651/2017.

Выводы суда:

1. Доверенностью предоставлены ограниченные права. Генеральный директор вправе выдавать от имени общества любые доверенности любым лицам, сам факт выдачи доверенности не нарушает интересов акционеров, так как не порождает для общества никаких обязательств и не лишает генерального директора его прав. Компетенция директора на выдачу доверенностей не ограничена уставом.

2. Сделкой с заинтересованностью признается та, в заключении которой есть интерес члена совета директоров (наблюдательного совета), единоличного (коллегиального) исполнительного органа, контролирующего лица. Заинтересованность возможна в сделках, которые носят двусторонний характер.

3. Доверенность является видом односторонней сделки, для совершения которой достаточно волеизъявления генерального директора. Она не попадает под признаки заинтересованности, в отношении нее не требуется соблюдать порядок одобрения.

4. Истец обязан доказать наличие признаков заинтересованности, нарушение порядка одобрения; факт нарушения прав и интересов общества и его акционеров, причинение убытков обществу.

Комментарии:

2) Суд правильно отметил, что доверенность сама по себе не порождает обязательств для общества. В случае, если представитель совершил сделку в ущерб интересам акционеров и эта сделка привела к появлению убытков у общества, ее можно оспорить как совершенную в нарушение полномочий.

3) Ссылка на то, что доверенность была выдана с несоблюдением процедуры, в данном случае не работает, так как такая сделка не требовала дополнительных предварительных согласований, кроме волеизъявления генерального директора.

4) Доверенность была выдана генеральным директором незадолго до момента отстранения его от выполнения полномочий на срок в несколько месяцев. Можно предположить, что директор, предвидя свое отстранение, передал полномочия другому лицу, сотруднику этой же компании и члену правления общества, то есть человеку, знакомому с деятельностью компании, на срок рассмотрения уголовного дела. В выдаче доверенности была необходимость, чтобы не останавливать работу компании и не лишать ее управления.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

Резолютивная часть решения объявлена 19 ноября 2020 г.

Решение в полном объеме изготовлено 22 декабря 2020 г.

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

Председательствующего судьи Бушмариной Н.В. (единолично)

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Стовбун К.А. рассмотрев в судебном заседании дело

по иску ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ПРИНТ" (125362 МОСКВА ГОРОД УЛИЦА СВОБОДЫ 31 СТР.1, ОГРН: 1027739297552, Дата присвоения ОГРН: 02.10.2002, ИНН: 7733038150)

к Атамуратовой Елене Николаевне

о признании доверенности недействительной,

от истца: Рыбкина Е.М. (доверенность от 03.06.2019г., документ об образовании)

от ответчика: Атамуратова Е.Н. по паспорту РФ, Давлетова Р.Р., Боголюбов И.С. (по одной дов. от 21.09.2020 г. в порядке передоверия по дов. от 21.09.2020, документы об образовании представлены),

Общество с ограниченной ответственностью «Принт» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Атамуратовой Елене Николаевне (далее – ответчик) о признании недействительной доверенности от 08.06.2020 № 77 АГ 371 2788, выданной на имя Атамуратова Адилбека Хаджимамедовича на основании ст. ст. 10 , 153 , 154 , 167 , 168 , 185 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Ответчик заявил ходатайство об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с подписанием искового заявления не уполномоченным лицом.

Рассмотрев ходатайство ответчика об оставлении искового заявления без рассмотрения, суд не находит оснований для его удовлетворения.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что исковое заявление не подписано или подписано лицом, не имеющим права подписывать его, либо лицом, должностное положение которого не указано.

В выписке из ЕГРЮЛ указано, что ООО «ВИКТОРИЯ» является управляющей организацией ООО «Принт», Генеральным директором ООО «ВИКТОРИЯ» является Николаева Л.М. Настоящее исковое заявление подписано Николаевой Л.М., таким образом, суд считает, что исковое заявление подписано уполномоченным лицом.

Ответчик исковые требования не признает по мотивам, изложенным в отзыве, указывает на то, что истец не представил доказательств, подтверждающих причинение обществу убытков, действиями ответчика.

Изучив все материалы дела, в том числе предмет и основание заявленного иска, исследовав и оценив все представленные по делу доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, суд считает, что в удовлетворении исковых требований следует отказать в связи со следующим.

Атамуратовой Еленой Николаевной 08.06.2020 на имя Атамуратова Адилбека Хаджимамедовича оформлена нотариальная доверенность № 77 АГ 371 2788. В доверенности указано, что, помимо прочего, Атамуратова Е.Н. доверяет Атамуратову А.Х. одобрение крупной и иных сделок, с правом отчуждения и/или обременения вышеуказанной доли в любом виде, в том числе, по договорам купли-продажи, кредитным договорам, договорам залога, договорам цессии, договорам займа и т.д.

По мнению истца, названная доверенность нарушает права других участников общества, поскольку содержит поручение о продаже доли или части доли ответчика в уставном капитале третьим лицам в нарушение установленного п. п. 4.5.2, 4.5.3, 8.1, 8.3, 8.7, 8.8, 8.9 Устава общества запрета на продажу, иное отчуждение долей третьим лицам.

Так, истец считает, что в соответствии с п. 8.9 Устава ООО «Принт» в редакции 2014г., продать или выйти с предложением о продаже доли может только лично (собственноручно учиняя подписи на документах, как пояснил представитель истца на вопрос суда в судебном заседании) участник общества – Атамуратова Е.Н., а не ее представитель по доверенности, такие полномочия не могут быть передоверены и должны реализовываться участником только лично.

В п. 8.9 Устава указано, что участники общества вправе воспользоваться преимущественным правом покупки доли или части доли в уставном капитале общества в течение 30 дней, с даты получения оферты обществом. Преимущественное право покупки доли участников общества в твердом размере 1 000 000 руб.

Кроме того, истец указывает, что согласно п. п. 4.5.2, 4.5.3 Устава общества, участник общества обязан выполнять требования Устава общества и решения его органов, принятых в рамках компетенции и в порядке, установленных Уставом общества, а также не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

При этом в качестве правового основания своих требований истец ссылается на ст. ст. 10 , 153 , 154 , 167 , 168 , 173 , 174 , 185 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из следующего.

В силу п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ требование признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки является одним из способов защиты гражданских прав. Право выбора конкретного способа такой защиты принадлежит истцу как заинтересованному лицу.

Истец обратился в суд с иском о признании доверенности недействительной, при этом требования о признании каких-либо сделок, совершенных на основании данной доверенности, истцом не заявлялись.

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно ст. 154 ГК РФ сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними (п. 1). Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (п. 2).

Исходя из смысла ст. 155 ГК РФ, односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами.

В соответствии со ст. 156 ГК РФ, к односторонним сделкам, соответственно, применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Статьей 185 ГК РФ установлено, что доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами (п. 1).

Согласно разъяснениям п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 №25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по смыслу ст. 153 ГК РФ при решении вопроса о правовой квалификации действий участника (участников) гражданского оборота в качестве сделки для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

В силу п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В п. 74 вышеуказанного Постановления указано, что также ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Вне зависимости от указанных обстоятельств законом может быть установлено, что такая сделка оспорима, а не ничтожна, или к ней должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки ( п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Сделка, условия которой противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.

Таким образом, доверенность является односторонней сделкой, в связи с чем к ней применяются общие правила, установленные для сделок такого рода, в том числе, положения ГК РФ о недействительности сделок, поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо волеизъявление лица, совершившего сделку, а также наличие полномочий на ее совершение.

В соответствии с п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе, повлекла неблагоприятные для него последствия.

По смыслу ст. 166 ГК РФ, ч. 1 ст. 4 АПК РФ с иском о признании недействительной ничтожной сделки может обратиться только заинтересованное лицо, то есть лицо, чьи субъективные права нарушаются оспариваемой сделкой.

Между тем, истцом не представлено доказательств того, что действующее корпоративное законодательство - Закон № 14-ФЗ либо Устав общества содержат ограничения (запреты) на выдачу участниками общества в соответствии со ст. 181.5 ГК РФ доверенностей другим лицам.

Более того, истцом не представлено и доказательств того, что выдача оспариваемой доверенности повлекла за собой причинение убытков обществу либо возникновение иных неблагоприятных для общества последствий.

Само по себе делегирование лицом на основании доверенности полномочий, реализация которых ограничена нормами закона или Устава не может являться достаточным основанием для признания доверенности недействительной.

Неблагоприятных последствий, вызванных именно выдачей доверенности, суд не установил.

Все возможные к совершению доверенным лицом действия, которые он может реализовать на основании выданной ему доверенности, в том числе, заключение каких-либо сделок, будут являться самостоятельными действиями и будут иметь место после подписания спорной доверенности, в связи с чем, не могут влечь недействительность оспоренной сделки (выдача доверенности) в самостоятельном порядке.

Ограничения, указанные истцом со ссылкой на Устав общества, не означают невозможности передачи полномочий участником общества по доверенности в полном объеме. Указываемые истцом положения означают лишь то, что лицо, уполномоченное спорной доверенностью для представительства перед третьими лицами, должно действовать с учетом тех ограничений, которые установлены данными положениями Устава.

В противном случае, общество своим Уставом в полном объеме дезавуирует действие норм Гражданского кодекса Российской Федерации (в частности, институт представительства), что является недопустимым ограничением в гражданском обороте.

Ссылка истца на то, что оспариваемая доверенность предоставляет представителю право действовать вопреки Уставу, судом не принимается, поскольку сама по себе доверенность не является сделкой по распоряжению имуществом ответчика или выдавшего эту доверенность лица, а также правами участника, его долями и т.д., в то время как лишение ответчика как участника общества права на представление его интересов представителем по доверенности как раз и нарушает его гражданские права на реализацию своих права и совершение своих действий через представителя.

Действующее законодательство не содержит запрета на совершение сделок по отчуждению имущества только непосредственно (лично) собственником отчуждаемого имущества.

Суд также полагает необходимым отметить, что то толкование положений Устава, которым по утверждению истца противоречит доверенность, предоставляя доверенному лицу право действовать от имени ответчика, в то время как, по мнению истца, эти действия должны быть совершены ответчиком лично, противоречит существу законодательного регулирования.

На недопустимость закрепления в Уставах обществ положений, противоречащих существу законодательного регулирования, включая правила, касающиеся ограничений на отчуждение доли, связанных с преимущественными правами, указано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 11.06.2020 №306-ЭС19-24912.

С учетом изложенного, суд считает, что правовых оснований для удовлетворения иска у суда не имеется.

Выдача доверенности в данном случае сама по себе ничьих прав не нарушает.

В случае совершения по спорной доверенности сделок и действий, противоречащих корпоративному законодательству и Уставу, они могут быть проверены на соответствие закону в самостоятельном порядке.

Расходы по оплате государственной пошлины по иску распределяются в порядке ст. 110 АПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 4 , 9 , 27 , 41 , 63-65 , 69 , 71 , 110 , 112 , 121 , 122 , 123 , 156 , 167-171 , 176 , 180 , 181 , 198 АПК РФ, суд

в удовлетворении иска отказать.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Петровой Ирины Владимировны к Ереминой Людмиле Ивановне, Житову Сергею Анатольевичу, Прокошевой Анастасии Анатольевне о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок

по кассационной жалобе Петровой И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Петрова И.В. обратилась в суд с иском к Ереминой Л.И., Житову С.А., Прокошевой А.А. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок. В обоснование исковых требований указала на то, что её брату Зюхину М.В. на праве собственности принадлежала квартира по адресу: _. 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. выдал доверенность на продажу квартиры на имя Ереминой Л.И. 18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключён договор купли-продажи, согласно которому право собственности на квартиру приобрёл Житов С.А. 25 июня 2013 г. он по договору купли-продажи продал квартиру Прокошевой А.А. С 26 марта 2013 г. по 12 марта 2014 г. Зюхин М.В. находился в розыске, сведений о его местонахождении не имелось. 12 марта 2014 г. сотрудниками полиции сообщено об обнаружении трупа Зюхина М.В. В связи со смертью брата истец унаследовала по закону его имущество. Поскольку Зюхин М.В. страдал психическим заболеванием, истец полагает, что в момент подписания доверенности на продажу своей квартиры он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации просит признать недействительными доверенность от 17 апреля 2013 г. и договор купли-продажи от 18 апреля 2013 г., применив положения о последствиях недействительности сделки, истребовать у Прокошевой А.А. квартиру.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. решение суда отменено в части применения последствий недействительности сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключённого 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А., прекращения права собственности Прокошевой А.А. на квартиру, включения квартиры в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В. и признания за Петровой И.В. права собственности на квартиру. По делу принято новое решение, которым отказано в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности сделки по выдаче Зюхиным М.В. доверенности в виде признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключённого 25 июня 2013 г. между Житовым С.А. и Прокошевой А.А. В остальной части решение первой инстанции оставлено без изменения.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Петровой И.В. судьёй Верховного Суда Российской Федерации 17 июня 2015 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 1 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. кассационная жалоба Петровой И.В. была удовлетворена, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26 декабря 2014 г. отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Вологодского областного суда от 25 апреля 2016 г. кассационная жалоба Прокошевой А.А., переданная с делом для проверки в кассационном порядке, удовлетворена, решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 9 декабря 2015 г. отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. исковые требования Петровой И.В. удовлетворены. Сделка по выдаче доверенности Зюхиным М.В. на имя Ереминой Л.И. от 17 апреля 2013 г. признана недействительной, применены последствия недействительности сделки, признан недействительным договор купли-продажи спорной квартиры от 18 апреля 2013 г., заключённый между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. Также признан недействительным договор купли-продажи квартиры от 25 июня 2013 г., заключённый между Житовым С.А. и Прокошевой А.А.; право собственности Прокошевой А.А. на квартиру прекращено; квартира включена в состав наследственного имущества после смерти Зюхина М.В.; право собственности на квартиру признано за Петровой И.В.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Петровой И.В. поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам, как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителя судьёй Верховного Суда Российской Федерации Киселёвым А.П. 28 ноября 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. от 6 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного акта суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 17 апреля 2013 г. Зюхиным М.В. выдана заверенная нотариусом доверенность на продажу принадлежавшей ему квартиры на имя Ереминой Л.И. с правом совершения всех необходимых действий для выполнения поручения (т. 1, л.д. 71, т. 3, л.д. 104-105).

18 апреля 2013 г. между Ереминой Л.И., действовавшей от имени Зюхина М.В., и Житовым С.А. заключён договор купли-продажи квартиры (т. 1, л.д. 29-30).

В соответствии с договором купли-продажи от 25 июня 2013 г. Житов С.А. продал указанную квартиру Прокошевой А.А. (т. 1, л.д. 31-32).

21 июля 2013 г. обнаружен труп Зюхина М.В.

Единственным наследником имущества Зюхина М.В. является его сестра Петрова И.В. (т. 1, л.д. 7, 35-36).

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы БУЗ Вологодской области "Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1" от 2 сентября 2014 г. степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими (т. 1, л.д. 1-4).

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями, предусмотренными статьями 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу об удовлетворении исковых требований, исходя из того, что на момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. не осознавал значение своих действий и не мог руководить ими, поскольку страдал психическим заболеванием, в связи с чем отсутствовала воля Зюхина М.В. на отчуждение принадлежавшей ему квартиры иному лицу.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции сослался на то, что недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Суду необходимо установить, была ли воля собственника на передачу имущества иному лицу. Учитывая заключение комиссионной судебно-психиатрической экспертизы о том, что на момент выдачи доверенности Зюхин М.В. не мог понимать значение своих действий и руководить ими, судебная коллегия заключила, что данное обстоятельство свидетельствует о пороке воли Зюхина М.В. при совершении сделки, но не о её отсутствии. Установив, что Зюхин М.В. ранее неоднократно предпринимал попытки продать свою квартиру с целью приобретения иного жилья меньшей площади по причине наличия задолженности по оплате коммунальных услуг (в 2013 году обращался с заявлением на имя главного врача БУЗ ВО "ВОПНД N 1" о выдаче справки для совершения купли-продажи, в марте 2013 г. подал заявление в ООО "ТК Городок" с просьбой о снятии с регистрационного учета и выдаче справки для продажи квартиры), суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, что исключает возможность его истребования от добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным статьёй 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Дав оценку имеющимся в материалах дела доказательствам, суд апелляционной инстанции установил, что Прокошева А.А. является добросовестным приобретателем, вселена в спорное жилое помещение, в связи с чем указал на отсутствие правовых оснований для удовлетворения иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оспариваемый судебный акт суда апелляционной инстанции принят с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать своё имущество из чужого незаконного владения.

Согласно пункту 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чём приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Как установлено судом, в момент выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. Зюхин М.В. страдал хроническим психическим расстройством, степень имевшихся у Зюхина М.В. психических изменений на дату выдачи доверенности от 17 апреля 2013 г. была выражена столь значительно, что по своему психическому состоянию он не мог понимать значение своих действий и руководить ими, не мог осознавать юридически значимые особенности сделки и прогнозировать ее последствия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершённая гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, вследствие чего сделка, совершённая гражданином, находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершённой по его воле.

Ссылки суда апелляционной инстанции о наличии у Зюхина М.В. воли на продажу принадлежащего ему имущества, выражающейся в его определённых целенаправленных действиях по продаже квартиры, при том что заключением комиссионной судебно-психиатрической экспертизы установлено, что Зюхин М.В. по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, являются ошибочными. Порок воли при совершении сделок может быть обусловлен как отсутствием воли, так и неправильным формированием её или несоответствием волеизъявления внутренней воле лица, заключающего сделку.

При указанных обстоятельствах имущество, отчуждённое первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя независимо от факта его вселения в спорное жилое помещение и других обстоятельств.

С учётом изложенного установление судом того обстоятельства, что Зюхин М.В., выдавая доверенность от 17 апреля 2013 г., по своему психическому состоянию не мог понимать значение своих действий и руководить ими, безусловно свидетельствует о выбытии квартиры из владения Зюхина М.В. помимо его воли, поскольку совершение данного юридического действия послужило основанием для последующего отчуждения принадлежавшей ему квартиры.

Между тем, при указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции этого не учёл и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения от отказе в удовлетворении иска Петровой И.В. у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. подлежит отмене, а решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г. - оставлению в силе.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 23 сентября 2016 г. отменить, оставить в силе решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 18 июля 2016 г.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Назаренко Т.Н.
Юрьев И.М.

Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ посчитала верным решение первой инстанции, которая признала доверенность и договоры купли-продажи квартиры недействительными.

В момент выдачи доверенности на продажу своей квартиры доверитель в силу психического заболевания не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Это безусловно свидетельствует о том, что недвижимость выбыла из владения первоначального собственника помимо его воли.

При таких обстоятельствах проданная квартира может быть истребована от добросовестного приобретателя независимо от факта его вселения в нее и других обстоятельств.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2014 г. N 4-КГ13-40 Суд отменил ранее принятые судебные акты по иску о признании недействительными доверенности, договора дарения квартиры и о применении последствий недействительности договора дарения, и направил дело на новое рассмотрение, так как был нарушен принцип равноправия сторон, поскольку доказательства, представленные истицей, были фактически проигнорированы судом, в то время как показания ответчика и свидетелей с его стороны, пояснивших в судебном заседании, что истица понимала суть сделки дарения квартиры, положены судом в основу решения без приведения мотивов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2014 г. N 4-КГ13-40 Суд отменил ранее принятые судебные акты по иску о признании недействительными доверенности, договора дарения квартиры и о применении последствий недействительности договора дарения, и направил дело на новое рассмотрение, так как был нарушен принцип равноправия сторон, поскольку доказательства, представленные истицей, были фактически проигнорированы судом, в то время как показания ответчика и свидетелей с его стороны, пояснивших в судебном заседании, что истица понимала суть сделки дарения квартиры, положены судом в основу решения без приведения мотивов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2014 г. N 4-КГ13-40

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Гетман Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 25 марта 2014 г. гражданское дело по иску Евсюковой Е.О. к Евсюкову О.Ф. о признании недействительными доверенности от 21 марта 2012 г., договора дарения квартиры от 27 марта 2012 г., применении последствий недействительности договора дарения

по кассационной жалобе Евсюковой Е.О. на решение Химкинского городского суда Московской области от 24 января 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 апреля 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Евсюковой Е.О. - Гачечиладзе Г.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения Евсюкова О.Ф. и его представителя Зыковой М.А., возражавших против удовлетворения жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Евсюкова Е.О. обратилась в суд с иском к Евсюкову О.Ф. (отец истца) о признании недействительными доверенности от 21 марта 2012 г., договора дарения квартиры от 27 марта 2012 г., применении последствий недействительности договора дарения. В обоснование иска Евсюкова Е.О. указала, что 25 февраля 2010 г. по договору купли-продажи на средства родителей она приобрела однокомнатную квартиру, находящуюся по адресу: . область, г. . кв. . 4. После расторжения брака родителей в 2010 году Евсюкова Е.О. проживала со своей матерью Евсюковой Л.А. в квартире, находящейся по адресу: . область, . кв. 1. После поступления истца в институт в сентябре 2011 года ответчик Евсюков О.Ф. потребовал, чтобы она проживала вместе с ним, за что обещал оплачивать ее учебу в институте. В марте 2012 года Евсюкова Е.О. решила поступить на годовые курсы по изучению корейского языка при университете в г. Сеуле (Южная Корея), а в дальнейшем продолжить учебу в Сеульском Национальном Университете. Ответчик предложил оплатить ее учебу в Корее, потребовав при этом оформить на него доверенность для представления интересов Евсюковой Е.О. как собственника квартиры в организациях коммунального хозяйства и государственных органах. 21 марта 2012 г., после того, как 19 марта 2012 г. Евсюковой Е.О. исполнилось 18 лет, Евсюков О.Ф. потребовал от дочери, чтобы она оформила доверенность на Ганеву Я.А. (сожительницу Евсюкова О.Ф.), поставив условие, что в противном случае он не будет оплачивать учебу дочери в г. Сеуле. При подписании 21 марта 2012 г. доверенности у нотариуса ответчик не дал Евсюковой Е.О. ознакомиться с текстом доверенности, нотариус не разъяснил смысл текста доверенности. В результате, не имея намерения подарить ответчику принадлежащую ей квартиру, находясь под влиянием обмана со стороны ответчика, заблуждаясь относительно природы сделки (доверенности) и вследствие стечения тяжелых финансовых обстоятельств, истец выдала Ганевой Я.А. доверенность на право дарения квартиры ответчику. 27 марта 2012 г. Ганева Я.А. от имени Евсюковой Е.О. заключила с Евсюковым О.Ф. договор дарения спорной квартиры. В дальнейшем Евсюков О.Ф. потребовал от дочери (истца по делу) освободить спорную квартиру, отказался от оплаты ее учебы за границей. Обратившись к нотариусу за разъяснением по поводу содержания выданной Ганевой Я.А. доверенности, истец, узнав о ее содержании, отменила доверенность, однако ответчик уже оформил квартиру в свою собственность. Вследствие действий ответчика истец лишилась единственного жилья, проживает в квартире своей матери. Данная квартира находится в залоге, является общим имуществом супругов, и ответчик имеет право произвести ее раздел. Ссылаясь на ст.ст. 166 , 167 , 178 , 179 ГК РФ, истец просила признать недействительными доверенность от 21 марта 2012 г. на имя Ганевой Я.А., договор дарения квартиры от 27 марта 2012 г., применить последствия недействительности договора дарения.

Решением Химкинского городского суда Московской области от 24 января 2012 г. в удовлетворении иска Евсюковой Е.О. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 апреля 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Евсюковой Е.О. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Евсюковой Е.О. 25 октября 2013 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 17 февраля 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены вынесенных судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании договора купли-продажи от 25 февраля 2010 г. Евсюковой Е.О. на праве собственности принадлежала однокомнатная квартира, находящаяся по адресу: . область, г. . кв. . 4.

21 марта 2012 г. Евсюкова Е.О. выдала доверенность, которой уполномочила Ганеву Я.А. подарить Евсюкову О.Ф. принадлежащую ей квартиру, находящуюся по адресу: область, г. . . кв. . 4, для чего предоставила Ганевой Я.А. право совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения. Доверенность была удостоверена временно исполняющей обязанности нотариуса Химкинского нотариального округа Московской области Резникова С.А. - Мартыновой Н.В.

27 марта 2012 г. Ганева Я.А., действуя по доверенности от имени Евсюковой Е.О., заключила с Евсюковым О.Ф. договор дарения указанной квартиры.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Евсюковой Е.О., суд первой инстанции признал установленным, что при выдаче доверенности воля истца была направлена на отчуждение принадлежащей ей квартиры. На момент подписания доверенности и впоследствии отсутствовало какое-либо заблуждение истца относительно природы сделки - договора дарения квартиры. Доказательств обратного суду не было представлено, равно как и доказательств, свидетельствующих о том, что при совершении сделки Евсюкова Е.О. действовала под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для истца условиях.

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции, дополнительно указав, что судебная коллегия не может принять в качестве основания для отмены решения суда довод Евсюковой Е.О. о том, что при оформлении оспариваемой доверенности нотариусом ей не был разъяснен смысл и значение доверенности, поскольку он опровергается показаниями нотариуса Мартыновой Н.В., а также содержанием выданной на руки Евсюковой Е.О. доверенности от 21 марта 2012 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что данные выводы судов первой и апелляционной инстанций не основаны на законе и сделаны без учета заявленных исковых требований и подлежащих применению к отношениям сторон норм материального и процессуального права.

Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений п. 1 ст. 178 ГК РФ, сделка может быть признана недействительной, если выраженная в ней воля участника сделки неправильно сложилась вследствие заблуждения, и поэтому сделка влечет иные, а не те, которые он имел в виду в действительности, правовые последствия, то есть волеизъявление участника сделки не соответствует его действительной воле. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

В обоснование иска Евсюкова Е.О. также ссылалась на положения ст. 179 ГК РФ о недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

Таким образом, по настоящему делу с учетом заявленных Евсюковой Е.О. исковых требований и их обоснованием ( ст.ст. 178 , 179 ГК РФ) юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством являлось выяснение вопроса о действительной воле сторон, совершающих сделку, с учетом цели договора и его правовых последствий.

Суд данное обстоятельство (соответствие действительной воли Евсюковой Е.О. ее волеизъявлению, выраженному в доверенности от 21 марта 2012 г., на дарение принадлежащей ей квартиры в пользу ответчика) фактически не выяснял, ограничившись лишь формальной оценкой содержания полномочий доверенного лица, изложенных в доверенности.

Между тем суду надлежало выяснить, сформировалась ли выраженная в сделке дарения квартиры воля Евсюковой Е.О. вследствие заблуждения, являлось ли заблуждение, на которое ссылалась истец, существенным в контексте положений п. 1 ст. 178 ГК РФ либо сделка была совершена в результате влияния обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

Евсюкова Е.О. приводила в обоснование иска и другие обстоятельства: доверенность на заключение договора дарения спорной квартиры от 21 марта 2012 г. была оформлена по инициативе отца Евсюковой Е.О. - Евсюкова О.Ф. в спешном порядке через два дня после наступления ее совершеннолетия (день рождения Евсюковой Е.О. . г.); доверенность выдана Ганевой Я.А., являвшейся на момент ее выдачи сожительницей ответчика; доверенность на отчуждение квартиры подписана Евсюковой Е.О. под влиянием и по принуждению отца, от которого она, не имея какого-либо источника дохода, полностью материально зависела, и который угрожал истцу отказать в оплате ее обучения в университете в Корее; в результате оспариваемых сделок Евсюкова Е.О. лишилась единственного жилья.

Судебная коллегия полагает, что выяснение этих обстоятельств имеет значение для правильного разрешения спора, поскольку ст. 179 ГК РФ допускает возможность признания недействительной сделки, совершенной под влиянием не только физического, но и психологического насилия.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие- либо из них не ссылались ( ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Обстоятельства, на которые Евсюкова Е.О. ссылалась в обоснование иска, суд не проверил, не определил в качестве имеющих значение для дела, они не вошли в предмет доказывания и, соответственно, остались без правовой оценки суда, что явилось следствием неправильного применения судом к отношениям сторон норм материального права и нарушения норм процессуального права о доказательствах и доказывании.

При рассмотрении настоящего гражданского дела судом были допущены и другие существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус обязан разъяснить сторонам смысл и значение представленного ими проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона.

На основании ст. 44 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате содержание нотариально удостоверяемой сделки, а также заявления и иных документов должно быть зачитано вслух участникам.

Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании была допрошена удостоверившая оспариваемую доверенность временно исполняющая обязанности нотариуса Химкинского нотариального округа Московской области Мартынова Н.В., которая пояснила, что сама она не разъясняла Евсюковой Е.О., какой документ та подписывает и какие правовые последствия могут возникнуть при подписании указанной доверенности. Эти обстоятельства истцу разъяснял сотрудник нотариуса (л.д. 110). Между тем каких-либо данных, свидетельствующих о том, что указанный сотрудник на момент оформления Евсюковой Е.О. оспариваемой доверенности обладал полномочиями по исполнению обязанностей нотариуса, в материалах дела не имеется.

Кроме того, из содержания текста оспариваемой доверенности от 21 марта 2012 г. не следует, что нотариус вслух зачитывал его, как этого требует закон, и такое указание о прочтении в самом тексте оспариваемой доверенности отсутствует (л.д. 40).

Нормы законодательства о нотариате судом при решении вопроса о признании недействительной доверенности применены не были и, соответственно, указанным обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, вопреки требованиям ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд правовой оценки не дал.

Часть 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации провозгласила равенство всех перед законом и судом. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Данные конституционные принципы предполагают наличие одинакового объема процессуальных прав субъектов спорных гражданских правоотношений.

По мнению Судебной коллегии, при рассмотрении настоящего дела принцип равноправия сторон в гражданском процессе был нарушен, поскольку доказательства, представленные Евсюковой Е.О., были фактически проигнорированы судом, в то время как показания ответчика Евсюкова О.Ф. и свидетелей с его стороны Евсюковой Г.П., Евсюковой Е.Ф., Ганевой Я.А., пояснивших в судебном заседании, как указано в решении суда, что Евсюкова Е.О. понимала суть сделки дарения квартиры, суд положил в основу решения без приведения мотивов.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Евсюковой Е.О., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковое заявление Евсюковой Е.О. о признании недействительными доверенности от 21 марта 2012 г., договора дарения квартиры от 27 марта 2012 г., применении последствий недействительности договора дарения в соответствии с требованиями закона и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 387 , 388 , 390 ГПК РФ, определила:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: