Адвокат как субъект доказывания в уголовном судопроизводстве

Обновлено: 07.12.2022

Уголовно-процессуальное законодательство не употребляет понятия "субъекты доказывания", рассматривая лишь перечень всех участников уголовного судопроизводства в одноименном разделе УПК РФ. Несомненно, понятие субъекта доказывания непосредственно связано с его процессуальным положением и осуществляемыми полномочиями. Тем не менее выяснение этого вопроса важно как с теоретических, так и с практических позиций, поскольку четкое определение субъектов доказывания в законе, их функций и полномочий может расставить точки над "i" в развернувшейся в литературе дискуссии по поводу отнесения адвоката-защитника к субъектам доказывания.

Правовые основы участия защитника в уголовном судопроизводстве определяются нормами международного права, конституционной гарантией каждого гражданина получать квалифицированную юридическую помощь, уголовно-процессуальным законодательством, Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", этическими нормами, регламентированными Кодексом об адвокатской этике.

Согласно ст. 49 УПК РФ защитник - это лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Часть 2 ст. 53 УПК РФ предоставляет защитнику право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, посредством получения предметов, документов, иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций.

Представляется, что именно данная норма послужила возникновению развернувшейся в настоящее время в юридической печати дискуссии по поводу признания либо непризнания сведений, собранных адвокатом, надлежащими доказательствами.

Анализ изложенных в литературе взглядов показывает, что мнения как практиков, так и теоретиков по этому вопросу разделились.

Существует точка зрения, согласно которой сведения, собранные адвокатом, признаются доказательствами и отвечают предъявляемым к ним требованиям .

См.: Мартынчик Е.Г. Правовые основы адвокатского расследования: состояние и перспективы (к разработке концепции и модели) // Адвокатская практика. 2003. N 6. С. 21 - 29; Паршуткин В.В. Опрос адвокатом лиц с их согласия // Возможности защиты в рамках нового УПК России: Материалы науч.-практ. конф. адвокатов / Под ред. Г.М. Резника и Е.Ю. Львовой. М., 2004. С. 62 - 71.

Иной точки зрения придерживаются авторы, утверждающие, что сведения, собранные защитником, доказательствами являться не могут в силу того, что не отвечают требованию допустимости .

См.: Канищева А. Адвокат идет по следу // Домашний адвокат. 2002. N 14; Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-процессуальному законодательству: Практическое пособие. М., 2004; Маслов И. Адвокатское расследование // Законность. 2004. N 10. С. 34 - 38; Калиновский К.Б. О праве адвоката собирать доказательства в российском уголовном процессе // Криминалистический семинар. Вып. 3 / Отв. ред. В.В. Новик. СПб., 2000; и др.

Некоторые ученые вообще приходят к выводу, что новое уголовно-процессуальное законодательство революции в сложившемся доказательственном праве не произвело, и декларирование права адвоката собирать и представлять доказательства не внесло существенных изменений в прежнее правовое положение адвоката как субъекта доказывания .

См.: Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. N 7; Камышин В.А. Защитник как субъект собирания доказательств: желаемое и действительное // Вестник ОГУ. 2005. N 3. С. 61 - 64; Икалов И.А. Роль защитника в процессе доказывания, при производстве расследования по уголовному делу // Закон и право. 2004. N 11. С. 19 - 22.

Действительно, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не разрушил инквизиционной модели уголовного судопроизводства и не закрепил полную состязательность, тем более на досудебных стадиях. Но, полагаем, разработчики данного Кодекса сделали значительный шаг вперед для ее развития, в частности, закрепив за адвокатом рассматриваемое право.

В УПК РСФСР 1960 г. (ст. 51) право защитника представлять доказательства было только декларировано, поскольку не предусматривалось каких-либо возможностей по их самостоятельному собиранию. В соответствии с Положением об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. (ст. 15) адвокат имел только право запрашивать из государственных и общественных организаций через юридические консультации справки, характеристики и иные документы.

Однако следует согласиться с тем, что в УПК РФ 2001 г. законодатель не создал необходимого механизма осуществления защитником своих полномочий по собиранию и представлению доказательств, в результате чего возникает множество юридических коллизий в процессе правоприменения.

В частности, определив для защитника способы собирания доказательств - получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия; истребование документов от органов государственной власти и организаций, законодатель не регламентирует четкую процедуру этих действий и закрепления доказательств, а также порядок передачи их следователю и критерии оценки.

В противоречие с рассматриваемым правом адвоката вступает и определение доказательств, данное законодателем. Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу признаются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Как видим, адвокат не входит в круг субъектов, устанавливающих с помощью доказательств обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Тем не менее представляется, что адвокат-защитник является субъектом доказывания, поскольку участвует в собирании, проверке и оценке доказательств в порядке, установленном законом.

В связи с тем что в ч. 3 ст. 86 УПК РФ законодателем прямо указано, что защитник вправе собирать доказательства, очевидно, что это может означать только одно - после представления им сведений, относящихся к предмету доказывания, следователь, лицо, производящее дознание, прокурор обязаны приобщить таковые к делу в качестве доказательств, придав им свойство допустимости.

Наш вывод подтверждается тем, что теория доказательств в уголовном процессе основывается на таких критериях допустимости доказательства, как:

  1. Собирать доказательства может только надлежащий субъект доказывания.

Во-первых, п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, ч. 3 ст. 86 УПК РФ прямо наделяют адвоката правом собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи.

Собирание и представление, как известно, являются элементами доказывания. Не вызывает сомнения и то, что адвокат осуществляет проверку и оценку доказательств, собранных и стороной обвинения, и стороной защиты. В рамках выполнения функции защиты адвокат проверяет и оценивает имеющиеся у него сведения с тем, чтобы не навредить положению своего доверителя.

К тому же закон позволяет адвокату приносить жалобы, заявлять ходатайства, в том числе и об исключении из числа доказательств, полученных, по его мнению, с нарушением закона, т.е. критически оценивать сведения, полученные стороной обвинения. Все это подтверждает, что адвокат участвует в процессе доказывания, реализуя все предусмотренные доказательственным правом элементы доказывания.

Полагаем, адвокат является субъектом доказывания, если:

  • принял на себя защиту и допущен к участию в уголовном деле в качестве защитника либо назначен в качестве защитника в порядке ч. 2 ст. 50 УПК РФ;
  • отсутствуют основания, исключающие участие защитника в производстве по уголовному делу (ст. ст. 62, 72 УПК РФ).
  1. Доказательство должно быть облечено в соответствующую процессуальную форму, т.е. содержаться в надлежащем источнике.

Источником доказательств, собираемых защитником, являются предусмотренные п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ "иные документы".

В соответствии с ч. 1 ст. 84 УПК РФ "иные документы" допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Другими словами, документы являются доказательствами, когда их содержание имеет значение для дела. К ним относятся объяснения лиц, справки, характеристики и другие документы, полученные защитником от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций.

Чтобы иметь доказательственное значение, документ должен отвечать определенным требованиям:

  • сведения, изложенные в документе, должны иметь значение для дела;
  • содержание официального документа, исходящего от лица (организации), должно соответствовать их компетенции и содержать необходимые реквизиты;
  • документ, исходящий от гражданина, должен содержать сведения о нем и об источнике его осведомленности;
  • должна быть соблюдена процедура процессуального приобщения данного документа к материалам дела (запрос, сопроводительное письмо, соблюден порядок истребования, изъятия документа) .

Если документы отвечают указанным требованиям, они являются доказательствами.

В силу специфики деятельности адвоката-защитника, его основной функции документы, представляемые им, однозначно имеют значение для дела, поскольку собираются и представляются в связи с доказыванием невиновности либо для смягчения вины подзащитного, а также обстоятельств, влекущих освобождение от уголовной ответственности или наказания, и др.

Практикой уже давно выработана процедура приобщения к материалам дела документов в качестве доказательств. Нами уже упоминалось, что еще Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. (ст. 15) предоставляло право адвокату запрашивать из государственных и общественных организаций через юридические консультации справки, характеристики и иные документы. Эти документы с соответствующим ходатайством направлялись адвокатом следователю. Так же это происходит и в настоящее время.

Если необходимые требования соблюдены, у следователя нет никаких оснований для отклонения такого ходатайства. Если же возникают сомнения в подлинности представляемых адвокатом документов, у следователя имеется возможность произвести необходимые следственные действия в рамках проверки доброкачественности их как доказательств (произвести допрос лица, выдавшего документ, назначить соответствующую экспертизу и проч.).

  1. Доказательство должно быть получено в результате процессуального действия, предусмотренного законом в качестве способа получения доказательств.

Доказательства не могут быть получены в результате действий, не указанных в законе.

Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе производства следственных и иных процессуальных действий. Разумеется, адвокат не может собирать доказательства путем самостоятельного производства следственных действий.

Однако он вправе в соответствии с законом производить иные процессуальные действия - получать объяснения от лиц с их согласия; истребовать справки, характеристики, иные документы от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Именно с их помощью защитник как субъект уголовного процесса и, подчеркнем, уголовно-процессуального доказывания и осуществляет свою доказательственную деятельность.

Это подтверждается и п. 32 ст. 5 УПК РФ, определяющим "процессуальное действие" как следственное, судебное или иное действие, предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством. В ч. 3 ст. 86 УПК РФ прямо указываются вышеназванные процессуальные действия в качестве способов собирания доказательств.

Таким образом, доказательства, собираемые и представляемые защитником, отвечают требованию допустимости.

Представляется, что закон все же дал новый толчок к определению статуса адвоката-защитника как субъекта уголовно-процессуального доказывания.

Однако, на наш взгляд, наделение защитника правом собирать доказательства не подкрепляется соответствующими гарантиями, позволяющими ему реализовать это право. Поэтому в настоящее время на основании комплексного изучения указанной проблемы необходимо разработать научно обоснованные предложения по совершенствованию законодательства, регламентирующего деятельность защитника в процессе доказывания при расследовании уголовных дел, а также рекомендации защитникам-адвокатам по собиранию, фиксации и представлению доказательств на досудебных стадиях уголовного процесса.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Аннотация. В данной статье рассматриваются вопросы участия адвоката-защитника в процессе доказывания по уголовным делам, а также способы, посредством которых оно осуществляется. Анализируется факторы, позволяющие считать адвоката-защитника полноценным участником, участвующим в сборе и оценке доказательств в уголовно-процессуальном доказывании.

Abstract. This Article deals with the participation of defense counsel in the course of evidence in criminal cases, as well as ways in which it is carried out. Analyzes factors so we can say that advocate - full member involved in the collection and evaluation evidence in criminal procedure evidence.

Ключевые слова: уголовный процесс; процесс доказывания; адвокат-защитник; законодательство; институт адвокатуры; профессиональные права адвоката; доказывание; оценка доказательств; доказательство; ходатайство.

Keywords: criminal process; process of proof; defense attorney (lawyer); legislation; institute of advocacy; professional privileges of the advocate-defender; evidence; assessment of evidence; evidence collection; petition.

Конституцией РФ (ст.48 гл.2) закреплено право каждого гражданина с определенного момента пользоваться помощью адвоката (защитника). Правовое обеспечение адвокатской деятельности закреплено как в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (УПК РФ), так и в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Федеральный Закон об адвокатуре). Нормативные акты в своей совокупности определили правомочия адвоката в уголовном судопроизводстве.

Одной из характеристик современного российского уголовно-процессуального права, что вытекает из толкования ч.3 ст. 15 УПК РФ, является тот фактор, что суду во исполнение принципа состязательности сторон надлежит создавать такие условия, при которых стороны судопроизводства могут реализовать присущие им права и осуществлять процессуальные обязанности

Адвокат в рамках уголовного судопроизводства выступает в качестве защитника (ч.2 ст. 49 УПК РФ) то есть, в соответствии с. ч. 1 ст. 49 УПК РФ, осуществляет защиту прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках производства по уголовному делу.

Данное направление деятельности адвоката-защитительная, является приоритетным в уголовном судопроизводстве.

Так, по мнению И.А. Насоновой задачей защиты в уголовном судопроизводстве является деятельность по отстаиванию прав, свобод и законных интересов участвующих в уголовно-процессуальной деятельности и иных заинтересованных лиц [4; С.167].

М.О. Баев также придерживается той точки зрения, что «из всех участников уголовного судопроизводства лишь один выполняет обязанности по защите как свой постоянный профессиональный долг, как свою процессуальную функцию. Это – адвокат-защитник обвиняемого (подозреваемого), для которого осуществление защиты по уголовным делам есть единственная цель и смысл его участия в судопроизводстве» [1; С.14].

Мы согласимся с мнениями И.А. Насоновой и М.О. Баева, ведь в первую очередь адвокат призван защищать, а не представлять интересы подзащитного, что подтверждается ст. 1 Федерального Закона об адвокатуре.

Стоит отметить и тот факт, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, а значит не имеет такой цели, как извлечение прибыли. В обязанности адвоката согласно п.4 ст.7 Федерального Закона об адвокатуре входит соблюдение кодекса профессиональной этики, адвокаты осуществляют свою деятельность исходя из моральных и нравственных принципов.

Согласно нормам вышеуказанной ст. 49 УПК РФ, в структуру функций адвоката входит также оказание квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу. Рассмотрим особенности участия адвоката-защитника в отдельных составляющих процесса доказывания в уголовном судопроизводстве.

Доказывание является ключевой составляющей как досудебного, так и судебного производства по уголовному делу. Зачастую, именно результат процедур доказывания определяет характер исхода производства.

Законодатель предоставил право защитнику собирать доказательства в порядке, установленном ч.3 ст. 86 УПК РФ.

Справедливо, по нашему мнению, отмечает П.А. Лупинская, что сведения приобретут статус доказательств только лишь после того, как они будут признаны лицами, ведущими судопроизводство [3; С.254]. Собранные сведения, относящиеся к делу, защитник представляет посредством ходатайства дознавателю, следователю, прокурору или суду для закрепления их в уголовном деле.

Мы согласимся с таким мнением, таким образом, защитник собирает и предоставляет сведения, а не доказательства. Процессуальную форму в виде доказательств сведения приобретут после их оценки.

Несмотря на то, что адвокат-защитник принимает полноценное участие в уголовном судопроизводстве на каждом из этапов процесса доказывания, уголовно-процессуальное законодательство не рассматривает его в качестве полноправного субъекта оценки доказательств.

Адвокат не обладает какими-либо властными полномочиями, которые он мог бы реализовать в целях доказывания; результаты деятельности адвоката в рамках оценки доказательств могут быть выражены только в форме ходатайств, которые, в свою очередь, в некоторых случаях могут повлиять на исход рассмотрения уголовного дела.

Как отмечает Е.Б. Смагоринская, адвоката следует рассматривать в качестве субъекта доказывания в рамках досудебного производства не только по причине наличия у него права участвовать в формировании доказательственной базы, но, главным образом, вследствие присущей ему возможности участвовать в проверке и оценке доказательств [5; С.10].

Рассмотрим участие адвоката-защитника в проверке собранных сведений, а в последствии представление их на оценку как доказательства. Участие может быть реализовано посредством сопоставления собранной информации между собой, оценки достоверности источника информации, получения дополнительной, детализирующей информации.

На этапе проверки информации в целях получения необходимых дополнительных сведений адвокатом могут применяться те же способы, что применяются в собирании доказательств.

Таким образом, адвокат-защитник проводит заочно ту же оценку собранных им сведений и определяет их относимость, допустимость и достоверность, что и дознаватель, следователь, прокурор и суд, согласно ст. 87 УПК РФ.

Ключевым в определении адвоката-защитника как участника процесса доказывания является то, что защитник уполномочен заявлять ходатайства и отводы в соответствии с п.8 ч.1 ст. 53 УПК РФ, а также участвовать в прениях как представитель стороны (ст. 292 УПК РФ).

Учитывая изложенное, а также проведенный анализ норм современного уголовно-процессуального законодательства позволяют нам рассматривать защитника в качестве участника процесса оценки доказательств.

Однако существует и другое мнение, которое не относит адвокатов к субъектам доказывания.

Так, А.В. Кудрявцева считает, что «субъектами доказывания являются только те лица, на которых, лежит обязанность по собиранию, проверке и оценке доказательств для принятия властных решений. К таким лицам следует относить следователя, дознавателя, прокурора и суд» [2; С.175].

Мы не согласимся с мнением А.В. Кудрявцевой, для этого проведем анализ. Как мы уже говорили ранее, адвокат-защитник вправе собирать доказательства согласно ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Законодатель закрепляет именно право за ним, а не обязанность, которая является ключевой у А.В. Кудрявцевой. Однако ст. 7 Федерального Закона об адвокатуре обязывает адвоката честно, разумно, и добросовестно отстаивать права и законные интересы лиц, обратившихся к нему, всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию — в этом заключается профессиональная обязанность адвоката-защитника.

Перед адвокатом не стоит выбор собирать или не собирать доказательства, иначе будет нарушено конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, опровержено определение защитника, закрепленное в ст.49 УПК РФ, как лицо, осуществляющее в установленном порядке защиту прав и интересов и как следствие — нарушена состязательность сторон.

Таким образом мы считаем, что адвокат является полноценным субъектом доказывания в уголовном судопроизводстве.

Список литературы:

1. Баев М.О. Тактические основы деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве России (теория и практика): Автореф. Воронеж, 2005. С. 14.

2. Кудрявцева А.В. Теория доказывания в юридическом процессе. Челябинск: Полиграф-Мастер, 2006. С.175.

3. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / П.А. Лупинская. - М.: Норма, 2009. С. 254.

4. Насонова И.А. Уголовно-процессуальное понятие защиты // Пробелы в российском законодательстве, 2015. № 3. С. 167.

5. Cмагоринская Е.Б. Участие адвоката в доказывании в досудебном уголовном производстве: автореферат дис. . кандидата юридических наук: 12.00.09 / Волгогр. акад. МВД России. – Волгоград, 2004. С. 10.


По итогам дискуссии принято решение о необходимости определить единую терминологию, используемую в уголовно-процессуальном законе в отношении доказательств и ряда других понятий, и продолжить обсуждение на одном из следующих заседаний Научно-консультативного совета ФПА РФ (НКС).

В заседании приняли участие президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, председатель НКС ФПА РФ, первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, заместитель председателя НКС ФПА РФ, заведующий кафедрой криминологии и уголовно-исполнительного права МГЮА имени О.Е. Кутафина Игорь Мацкевич, вице-президенты ФПА РФ Геннадий Шаров и Генри Резник, вице-президент ФПА РФ, заведующая кафедрой адвокатуры МГЮА имени О.Е. Кутафина Светлана Володина, советник ФПА РФ, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Пастухов, вице-президент АП г. Москвы Николай Кипнис, другие члены НКС.

В начале заседания решено было обсудить вопрос развития науки об адвокатуре. Члены НКС ФПА РФ отметили, что в целях совершенствования научного подхода к разрешению сложных проблем теории и практики адвокатуры необходимо привлекать к исследованиям не только подготовленных специалистов, но и защитившихся молодых ученых. Для этого, по мнению большинства членов НКС, требуется увеличение числа диссертаций по темам, непосредственно связанным с адвокатской деятельностью.

По второму вопросу разгорелась дискуссия о роли адвоката как субъекта доказывания в уголовном процессе. C докладом выступил заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, член Совета АП Санкт-Петербурга, председатель Балтийской коллегии адвокатов имени А. Собчака Юрий Новолодский. Он полагает, что в настоящее время основной задачей адвокатуры должно стать повышение эффективности защиты.

Докладчик отметил, что Конституцией РФ и положениями УПК РФ для практической реализации своих задач в области доказывания стороны обвинения и защиты наделяются равным набором процессуальных прав, из чего следует, что адвокат является полноправным субъектом доказывания. По мнению Юрия Новолодского, адвокат не только вправе, но и обязан собирать доказательства по делу, поскольку, если усилиям стороны обвинения по формированию у судьи внутреннего убеждения, выгодного для интересов обвинения, не будет противопоставлена равносильная профессиональная деятельность защитника, обеспечивающая интересы участников процесса со стороны защиты, говорить о практической реализации конституционного принципа состязательности и равноправия сторон будет невозможно.

Иную точку зрения высказал в своем выступлении вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник. Он обратил внимание, что существует юридическое и фактическое бремя доказывания. Генри Резник напомнил, что Конституцией РФ юридическая обязанность по доказыванию возлагается на сторону обвинения. Адвокат же является представителем, на которого не может быть возложена юридическая обязанность по доказыванию. При этом, продолжил Генри Резник, фактическое бремя доказывания несет любой участник уголовного судопроизводства, который утверждает какой-либо факт. Это фактическое бремя может переходить с одной стороны на другую в течение процесса несколько раз. Таким образом, по мнению Генри Резника, адвокат не является субъектом обязанности доказывания, являясь при этом, как и любой участник уголовного судопроизводства, субъектом доказывания в целом.

Новолодский Юрий

Автор настоящей статьи раскрывает все аспекты профессиональной деятельности адвоката-защитника как полноценного субъекта уголовно-процессуального доказывания по сбору, обработке и представлению правоприменителям (прежде всего – судьям) доказательственной информации. Он считает необходимой существенную активизацию этой деятельности, рассматривая ее как реальный резерв повышения качества уголовной защиты.

Современная доктрина уголовного судопроизводства базируется на идее сформирования в установленном законом порядке внутреннего убеждения судей, определяющего исход уголовного дела. Условно эту распространенную во всем мире модель организации уголовного правосудия можно назвать «концепцией внутреннего убеждения судей». Это убеждение формируется совокупными (разнонаправленными) усилиями представителей состязающихся сторон уголовного процесса.

Купив номер, вы получаете доступ к полной версии как этой статьи, так и всех материалов этого выпуска на сайте. Кроме того, вы получите возможность просмотреть его PDF-версию в вашем личном кабинете.

Макаров Сергей

Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

В отсутствие стандартизированного порядка проведения опроса и шаблонов документов, которыми факт проведения и содержание опроса могут фиксироваться

Трубецкой Никита

Онучин Александр

Сасов Константин

Кудряшова Анна

Рубинштейн Евгений

Юридико-технические (бездоказательные) сведения

Властные акты должностных лиц следственных и оперативных органов

Категории сведений, содержащихся в материалах уголовного дела

Работа защитников с фактами, содержащимися в материалах уголовных дел

Протоколы следственных действий и судебного заседания

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
© 2017—2022 «Адвокатская газета»

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. При воспроизведении материалов необходима ссылка на источник публикации – «Адвокатскую газету». Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.

Редакция «Адвокатской газеты» не предоставляет юридические консультации, контакты адвокатов и материалы дел.

Метка * означает упоминание лиц, внесенных в реестр иностранных агентов.
Метка ** означает упоминание организации, запрещенной в РФ.

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

Чеботарева И.Н., кандидат юридических наук, доцент, кафедра уголовного процесса и криминалистики Курского государственного технического университета.

Адвокат - активный участник уголовного процесса. Однако до настоящего времени в юридической науке дискуссионным остается вопрос об объеме полномочий адвоката-защитника в уголовно-процессуальном доказывании.

Ключевые слова: адвокат-защитник, уголовно-процессуальное доказывание.

Advocate is an active participant of criminal procedure. However the issue of volume of powers of advocate-defender in criminal-procedure proving remains controversial up to now.

Key words: advocate-defender, criminal-procedure proving.

В современной юридической литературе уже давно не отрицается тот факт, что адвокат-защитник является субъектом доказывания, так как он наделен широкими правами по участию в доказывании. Следует согласиться с мнением Л.Д. Кокорева, который считал, что адвокатов, выполняющих в процессе обязанности защитника, следует выделить в особую группу субъектов доказывания, ибо на них возлагаются особые обязанности по участию в доказывании, невыполнение которых может повлечь определенные меры воздействия . Особая роль в доказывании адвоката-защитника обусловлена прежде всего тем, что он (так же как и дознаватель, следователь, прокурор, суд) является профессиональным участником процесса, обладающим специальными юридическими знаниями, его статус и деятельность регулируются также специальным законом - Законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", его деятельность подчинена своду обязательных этических правил, закрепленных в Кодексе профессиональной этики адвоката.

См.: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж, 1973. С. 223 - 226.

В деятельности адвоката-защитника по участию в доказывании есть определенные особенности.

Как следует из принципа презумпции невиновности, подозреваемый, обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 14 УПК РФ), впрочем, как и любые другие обстоятельства, в силу того, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на тот факт, что в ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве (УПК РСФСР 1960 г.) на защитника возлагалась обязанность использовать все допустимые средства и способы защиты с тем, чтобы выяснить обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность. УПК РФ, как верно замечает З.В. Макарова, почти не использует термины "обязан", "обязанности", а употребляет термины "полномочия", "уполномочен" в отношении участников уголовного судопроизводства - государственных органов и должностных лиц, а также защитника и термин "право" - в отношении всех других участников уголовного судопроизводства . В этой связи З.В. Макарова делает вывод, что поскольку на стороне защиты только в отношении защитника законодатель пользуется термином "полномочия", то полномочия защитника, как и полномочия должностных лиц и органов, одновременно являются и его обязанностями. С этим утверждением можно согласиться в контексте ст. 6 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре", специально регулирующей деятельность адвокатов по оказанию юридической помощи, в том числе и в уголовном судопроизводстве. В соответствии с ней адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами и способами. Следовательно, адвокат-защитник обязан защищать права и законные интересы доверителя, в том числе и участвуя в доказывании по уголовному делу, поскольку доказывание является сердцевиной всей уголовно-процессуальной деятельности.

См.: Макарова З.В. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых. СПб., 2008. С. 202 - 203.

Ошибка законодателя в данном случае не отменяет нравственного требования активности адвоката, вытекающего из содержания его профессионального долга. Адвокат остается субъектом обязанности доказывания выдвигаемого тезиса, что составляет основу принципа состязательности как в гражданском, так и в уголовном и других видах судопроизводства .

См.: Бойков А.Д. Основы профессиональной этики адвоката // Этика адвоката. М., 2007. С. 45 - 46.

Но данный вопрос нельзя рассматривать в отрыве от содержательной трактовки самого понятия обязанности доказывания, лежащей на стороне обвинения. Представляется, что бремя доказывания (onus probandi) - общее понятие по отношению к бремени доказывания обвинения - обязанности доказывания обвинения со всеми вытекающими последствиями в случае ее неисполнения. УПК РФ не возлагает на защитника бремя доказывания защиты.

Вряд ли можно отрицать тот факт, что пассивность защитника в процессе доказывания может влечь неблагоприятные для подзащитного (подозреваемого, обвиняемого) последствия. Как верно отмечает З.В. Макарова, если адвокат ведет себя пассивно в уголовном процессе, не использует все не запрещенные законом средства и способы защиты, не собирает и не представляет сведения в пользу своего подзащитного, не опровергает доводы стороны обвинения, он тем самым способствует наступлению неблагоприятных последствий для обвиняемого, тем более в условиях, когда роль суда по УПК не является столь активной. Реформирование российского уголовного судопроизводства (переход от розыскного к состязательному процессу) снизило активность суда и повысило роль сторон в участии в доказывании. Поэтому мнение о том, что защитник лишь вправе участвовать в доказывании, представляется ошибочным, это его обязанность.

В силу действия принципа презумпции невиновности перед защитником не стоит задачи установить подлинные обстоятельства дела, его цель может заключаться не в опровержении аргументов обвинения, а в том, чтобы посеять сомнения в их достаточности для выводов о виновности его подзащитного . Если защитник положительно не доказал невиновность своего подзащитного, то это вовсе не означает, что доказана его виновность. При недостаточности доказательств, обосновывающих версию обвинения, тезис "не виновен" доказывается путем указания на необоснованность тезиса "виновен", выдвинутого обвинением, поскольку все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК РФ).

См.: Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 48.

Деятельность адвоката односторонняя. Он в отличие от органов предварительного расследования вправе собирать только ту информацию, имеющую доказательственное значение, которая необходима ему для отстаивания позиции защиты, а не подтверждает всю совокупность необходимых для установления обстоятельств по уголовному делу. Прав А.Д. Бойков, когда утверждает, что защитник не должен выявлять данные, изобличающие подзащитного, оценивать же он вынужден все имеющие значение для дела доказательства, иначе защита будет предвзятой, неполноценной, а значит, неэффективной . Деятельность защитника в процессе доказывания определена указанной в законе целью - защита прав и интересов подозреваемых и обвиняемых, оказание им юридической помощи (ч. 1 ст. 49 УПК РФ). Установление объективной картины расследуемого деяния - дело обвинения. Если защитник, как и обвинитель, будет стремиться к установлению истины, то в процессе появится второй обвинитель, а институт защиты будет разрушен .

См.: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. С. 110.
См.: Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 48.

Вся деятельность защитника по участию в доказывании должна быть сообразна той позиции защиты, которая согласована с подзащитным, поскольку адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя (п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре").

Защитник сам решает, когда предъявлять следователю (дознавателю) или суду те или иные полученные им предметы и документы, заявлять ходатайства, руководствуясь при этом собственными тактическими соображениями, обусловленными согласованной с подзащитным позицией защиты. Спорным видится мнение профессора В.М. Быкова, который считает, что непредставление стороной защиты собранных материалов дознавателю или следователю нарушает принцип равенства сторон в уголовном судопроизводстве, так как дознаватель и следователь знакомят обвиняемого и его защитника со всеми собранными по уголовному делу доказательствами, а защитник, имея в своем распоряжении новые сведения, документы и предметы, их дознавателю не представляет, тем самым лишает его возможности своевременно еще до суда исследовать, проверить и оценить их доказательственную ценность . Равенство сторон, о котором говорит профессор, является составной частью той пресловутой состязательности, которую разработчики УПК РФ провозгласили, но механизма действительного равенства прав сторон не создали, поскольку это требовало перестройки предварительного расследования из розыскного в состязательный. Поэтому на современном этапе защитник, как и прежде, остается ходатаем перед следователем и дознавателем. О том, что следователь может отказать в удовлетворении любого ходатайства, причем нередко абсолютно немотивированно, писалось уже неоднократно . В судебном производстве стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании (ст. 244 УПК РФ). Защитник имеет гораздо больше гарантий равноправия со стороной обвинения по предоставлению доказательств, например, представленный в суд свидетель должен быть обязательно допрошен (ч. 4 ст. 271 УПК РФ).

См.: Быков В.М. Проблемы участия защитника в собирании доказательств // Российская юстиция. 2007. N 9.
См.: Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. N 7. С. 51; Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. Воронеж, 2000. С. 79; Гриненко А. Псевдомотивированный отказ в удовлетворении ходатайств на предварительном следствии // Уголовное право. 2000. N 4. С. 46; Паршуткин В.В. Опрос адвокатом лиц с их согласия // Материалы научно-практической конференции адвокатов, проведенной Адвокатской палатой г. Москвы при содействии Коллегии адвокатов "Львова и Партнеры". М., 2004. С. 62 - 67.

Адвокат не связан жесткими правилами относительно места поиска сведений, имеющих доказательственное значение, источников их получения, поскольку эта деятельность адвоката является непроцессуальной (не урегулированной нормами уголовно-процессуального законодательства), в отличие от доказывания, осуществляемого органами и лицами, ведущими производство по уголовному делу, которое строго регламентировано нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ. Он вправе искать и получать в свое распоряжение такие сведения любыми способами и средствами, за исключением запрещенных законом. Можно выделить следующие средства участия защитника в доказывании: 1) получение предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ); 2) опрос лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ); 3) истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии (п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ); 4) привлечение к участию в деле специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 80 УПК РФ); 5) заявление ходатайств (о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела; о признании доказательства недопустимым и его исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве; об истребовании дополнительных доказательств в судебном производстве и др.) (п. 8 ч. 1 ст. 53, ст. 119, ч. ч. 3, 4 ст. 88, ч. ч. 5, 7, 8 ст. 234, ст. 235 УПК РФ).

Для того чтобы полученная защитником непроцессуальным образом информация стала доказательством по уголовному делу, он должен заявить соответствующее ходатайство, которое должно быть удовлетворено лицом (органом), ведущим производство по делу.

Таким образом, адвокат-защитник является особым субъектом доказывания, что обусловлено прежде всего его профессионализмом. Он является активным субъектом доказывания, для которого участие в доказывании является обязанностью по отношению к правам его доверителя, осуществляется эта деятельность исключительно в целях защиты прав и интересов подзащитных. Значение активной роли защитника по участию в доказывании возрастает с утверждением состязательной формы уголовного судопроизводства. Правомочие адвоката-защитника по участию в доказывании используется им достаточно гибко и имеет свои особенности.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: