Адвокат или судья что лучше

Обновлено: 25.11.2022

Ровно половина участников судебных дел считают, что суд несправедлив и судьи выносят все решения по блату.

Так думают те, кто проиграл. Победители тоже редко хвалят судей. Обычно они считают, что судьи получают огромную зарплату просто так и что разрешенное дело — заслуга не судьи, а адвокатов.

Я юрист, а моя мама — судья. Я знаю, что не каждому по силам выдержать нагрузку и ответственность, которая ложится на судей. В этой статье я расскажу, кто может стать судьей, за что судьи получают зарплату и привилегии и за какие фото в соцсетях судью могут лишить полномочий.

Теория и практика

У судебной системы в России не лучшая репутация: много пишут о необъективности судей, их зависимости от руководства, взятках и других проблемах. Мы расскажем только о формальной стороне вопроса: кто такой судья по закону.

Говоря о недостатках судов, нужно понимать, что Россия большая и каждый день здесь работают тысячи судей, которые рассматривают десятки тысяч дел. На этом фоне обязательно найдутся те, кто ведет себя плохо.

И еще: судьи — это люди. Если ваш ребенок получает юридическое образование, он тоже может стать судьей. Если, например, он стал судьей и берет взятку, то он — преступник. Не какой-то абстрактный судья, а конкретно ваш ребенок. Значит, так он воспитан. И наоборот: если ваш ребенок стал судьей и не взял взятку, а вел дела аккуратно и по закону, то внезапно он стал одним из тех людей, которые делают свою работу хорошо, и им хочется гордиться.

У каждого продажного судьи есть мама и папа, которые его так воспитали.

Но отложим в сторону морально-воспитательный вопрос. Что говорит о судье закон?

Кто такие судьи

Судья — это человек, которого государство наделило правом разрешать споры между компаниями, гражданами и представителями власти. Когда возникает конфликт и стороны не могут договориться, они могут задать вопросы суду: «Кто прав?» и «Что теперь делать?».

Судья работает на государственной должности, как, например, руководители фракций в Госдуме, федеральные министры и президент. Государственные должности созданы для исполнения функций государственных органов России. То есть судья — это представитель власти, он выносит приговоры и решения не от себя лично, а именем России.

Есть две категории судей: мировые и судьи федеральных судов. Мировой судья — это судья самого первого, низового звена системы судов. Он рассматривает простые гражданские, уголовные и административные дела. Как правило, это первая ступень в карьере судьи.

Остальные дела рассматривают судьи федеральных судов. Иногда их еще называют федеральными судьями, но в законе такого понятия нет. К федеральным судам относятся арбитражные суды, суды общей юрисдикции и военные суды.

Решение любого суда можно обжаловать в вышестоящий суд. Высший орган судебной власти — Верховный суд РФ — последняя инстанция для пересмотра дел в России.

Как стать судьей

Чтобы стать судьей, нужно получить юридическое образование, отработать минимум пять лет по специальности, сдать квалификационный экзамен и пройти конкурс.

Для вышестоящих судов требования еще выше, и попасть в них сложнее. Например, чтобы стать судьей конституционного суда, нужно иметь безупречную репутацию, признанную высокую квалификацию в области права и не менее 15 лет опыта работы по юридической специальности. Почти у всех судей конституционного суда есть ученая степень, десятки опубликованных работ, учебников и монографий.

Статистика: кто обычно становится судьей

Согласно социологическому исследованию профессии судьи, большинство судей пришли в профессию из судебных, следственных органов и прокуратуры.

Многие недовольны, что в судьи берут только своих: из секретарей или помощников судей. Но так везде: в банк часто приходят работать из другого банка, а в магазин — из другого магазина. Только работая в суде, можно узнать внутреннюю кухню и понять, чего ждать. А руководство может проверить деловые качества будущего судьи.

Средняя зарплата секретаря суда — 15 тысяч рублей до вычета налогов. Пока однокурсники нормально зарабатывают в юридических фирмах, секретарь суда за копейки пишет протоколы и успокаивает недовольных представителей. На этом этапе многие желающие сдаются.

Основные требования к кандидатам

Требования к претенденту на должность судьи зависят от того, в каком суде он будет осуществлять свои полномочия. Но есть и общие условия.

Возраст не менее 25 лет. Минимальный возраст судьи — 25 лет, а максимальный — 70.

Высшее юридическое образование. Это может быть как очная, так и заочная форма обучения, но уровень образования должен быть только «специалист» или «магистр». Диплома бакалавра недостаточно.

Опыт работы не менее 5 лет. Работать обязательно нужно в должности, которая требует высшего юридического образования. Можно быть преподавателем юридических дисциплин, юристом в консалтинговой фирме, адвокатом или нотариусом.

Дееспособность. Кандидат на должность судьи не может состоять на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере. Желающие стать судьей проходят обязательное медицинское освидетельствование.

Отсутствие судимости. Подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления в судьи не возьмут.

Помимо основных требований кандидат должен собрать кучу документов и сдать экзамен.

Этапы отбора кандидатов на должность судьи

Квалификационный экзамен. Экзамен на должность судьи похож на экзамен в вузе. Вместо преподавателя — комиссия по приему квалификационного экзамена на должность судьи. Она состоит из опытных судей и правоведов региона. Как правило, экзамен проводится раз в месяц.

В билете три вопроса по разным отраслям права, две задачи по судебной практике и письменное задание подготовить процессуальный документ, например решение или определение суда. Для кандидатов в арбитражные судьи и в суды общей юрисдикции вопросы разные.

Сдают не все. Например, в 2017 году в Санкт-Петербурге не сдал каждый третий претендент. Для тех, кому не повезло, следующая попытка разрешается только через полгода.

Конкурс на должность. Кроме экзамена кандидату в судьи нужно пройти конкурс на должность. Причем результаты экзамена действительны три года со дня сдачи. Это значит, что если не пройти конкурс за три года, все нужно начинать заново.

Квалификационная коллегия судей проверяет информацию о каждом кандидате и решает, кого из претендентов рекомендовать на должность судьи. По каждому претенденту коллегия направляет запросы в государственные органы — МВД , службу судебных приставов, налоговую и ФСБ . Причем органы проверяют всех членов семьи претендента на должность.

Ни у самого кандидата, ни у его близких родственников — мужа или жены, в том числе бывших, детей, матери, отца, братьев и сестер — не должно быть судимости, долгов по налогам, неоплаченных административных штрафов и сокрытого имущества. В судейском сообществе есть шутка о том, что судья должен быть сиротой. Потому что в большой семье больше шансов, что среди родственников найдутся нежелательные контакты — судимые, чиновники или неплательщики налогов.

Если все в порядке, кандидат получает заключение о даче рекомендации на должность судьи.

Мировых судей утверждает местное законодательное собрание.

После назначения судья приносит присягу и может начинать работать.

Привилегии судей

Государство предоставляет судьям достойную оплату труда, неприкосновенность и социальные гарантии. Эти преимущества не личная привилегия судей, а гарантия вынесения законных и справедливых судебных решений. А еще — плата за ту ответственность, которую они на себя берут.

Судья обязан лишить кого-то свободы, имущества, денег, общения с детьми, если этого требует закон. До 1996 года самым строгим наказанием за преступления была смертная казнь. То есть раньше судьи были вправе даже лишить кого-то жизни. Сейчас смертная казнь не назначается, хотя от этого ответственность судьи меньше не становится.

Неприкосновенность. Неприкосновенность — это защита судьи от задержания, обыска, привлечения к уголовной или административной ответственности.

Если бы судью можно было в общем порядке задержать или обыскать, судья оказался бы зависимым от органов и лиц, которые уполномочены на эти действия. В этом случае цель государства не установить личные привилегии судье, а отступить от общего порядка ради более значимых целей — вынесения законных и справедливых решений и приговоров.

Иммунитет распространяется не только на личность судьи, но и на его автомобиль, квартиру, рабочий кабинет, телефон и документы. Необоснованный арест может оказаться попыткой воздействия на судью. Поэтому государство предусмотрело особый порядок привлечения судей к ответственности.

Например, чтобы привлечь судью районного суда к уголовной ответственности, председатель Следственного комитета России должен запросить согласие квалификационной коллегии судей субъекта. В квалификационную коллегию входят представители президента, общественности и судов разных уровней. Только после согласия коллегии председатель следственного комитета может возбудить уголовное дело.

Еще судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, а в особых случаях — личную государственную охрану. Повод для предоставления охраны — опасная для жизни судьи ситуация, которая связана с профессиональной деятельностью. Например, поджог автомобиля или порча входной двери квартиры. В таких ситуациях полиция обеспечит судье охрану, а в особых случаях его могут переселить в другое место жительства, заменить документы и даже изменить внешность.

Судьям, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, государство предоставляет квартиру. Для этого специальная комиссия проверяет жилье судьи. Если количество квадратных метров на судью и членов семьи меньше общей учетной нормы субъекта РФ , судью поставят в очередь и компенсируют расходы по найму жилья до предоставления квартиры. Например, в Санкт-Петербурге на одного жильца в квартире должно приходиться не меньше 9 квадратных метров.

Поэтому судьи обычно занимают свои должности до ухода в отставку. Например, судья федерального суда вступает в должность бессрочно до достижения предельного возраста пребывания в должности. А председатель Конституционного суда России вообще возглавляет его с 1991 года.

Отставка и ежемесячное пожизненное содержание. По собственному желанию судья может уйти с должности в любое время и будет получать пенсию на общих основаниях. Но при стаже работы судьей 20 лет и возрасте 50 лет для женщин и 55 для мужчин судья получит право на ежемесячное пожизненное содержание. Это сумма, которая выплачивается судье каждый месяц после ухода в отставку. Она не облагается налогом.

Размер пожизненного содержания меньше средней зарплаты судьи — 80% от дохода на соответствующей должности.

Мантия и молоток. Судейская мантия — символ судебной власти. Судья обязан носить мантию в течение всего рабочего дня. Еще судье полагается форма — обувь и блузка или рубашка. А вот специальный деревянный молоток, который всегда под рукой у судей в телевизоре, на самом деле в России не используется.

На первый взгляд действительно кажется, что работа судьи — это мечта каждого. Но помимо привилегий у судей много ограничений.

Ограничения и сложности работы судьей

Судья имеет обязательства по отношению к государству и обществу. Все требования, которые применяются к действующим судьям, распространяются и на судей в отставке.

Нагрузка. Работа судьи подразумевает необходимость перерабатывать большой поток дел в ограниченный промежуток времени. В среднем каждый судья рассматривает 180 дел в месяц. Есть те, на кого приходится 10—20 дел в неделю, а у некоторых их больше 50. Обычно столько дел в неделю рассматривают судьи Москвы и Санкт-Петербурга.

50 дел в неделю означает, что каждый день судья выносит решения по десяти делам: 48 минут на одно дело при восьмичасовом рабочем дне. Но обычно дела затягиваются, кто-то опаздывает или нужно опросить свидетелей, поэтому задержки в суде — частое явление.

Писать решения и готовиться к делам приходится после окончания рабочего дня и в выходные. Каждый день приносят новые иски, которые, по закону, нужно проверить и принять за 5 дней.

У судей официально ненормированный рабочий день. Но уйти с работы пораньше не получится — судья должен всегда быть на месте. А вот задержаться до позднего вечера или выйти в выходной — обычное дело.

Судья работает не один. В аппарат судьи входят два человека — секретарь и помощник. Секретарь направляет повестки, пишет протокол и говорит: «Прошу всех встать!» на судебном заседании. Помощник готовит проекты простых судебных документов. За тем, чтобы аппарат делал свою работу качественно и вовремя, следит судья, а в случае ошибок отвечает за них.

Судебный процесс. Все сроки, связанные с рассмотрением дела, установлены законом и контролируются председателем суда и вышестоящими судами. У каждого суда есть сайт, где можно отследить движение каждого дела и ознакомиться с результатами рассмотрения. За этим следит помощник судьи. Если очередной этап дела не будет в срок зафиксирован на сайте, появится повод для жалоб. Но и без этого причин пожаловаться на судей много. Если стороне показалось, что судья оказывает противнику больше внимания, это уже повод обвинить во взятках.

Любая отмена решения вышестоящим судом и нарушение сроков — это брак в работе, минус в премии и в репутации судьи. Каждую неделю на совещании судей подробно разбираются все отмены и изменения решений. Иногда вышестоящие инстанции отправляют дело на новое рассмотрение в тот же суд, и все нужно начинать сначала. В профессии судьи очень жесткие дедлайны и контроль качества.

Репутация. Закон устанавливает правила поведения судьям не только в служебной деятельности, но и во внерабочее время, в том числе и после ухода в отставку. Согласно Кодексу судейской этики, судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи. Случаи безнравственного поведения судей и их детей быстро получают огласку.

Например, в 2011 году судью лишили полномочий за фотографии из соцсети. Летом 2018 года сыну судьи дали реальный срок за ДТП , несмотря на то, что все пострадавшие после получения компенсаций не имели претензий к виновнику и были согласны прекратить разбирательство. А в прошлом году двух судей арбитражного суда города Москвы задержали с поличным при получении взятки.

Запрет на свой бизнес. Во время работы и после ухода в отставку судья может заниматься только преподавательской, научной или творческой деятельностью. Например, нельзя быть юристом в коммерческой организации, предпринимателем или адвокатом. После отставки этот запрет сохраняется. Чтобы не потерять пожизненное содержание, работать можно только на госслужбе.

Гривцов Андрей

Не так давно на сайте «Адвокатской газеты» были опубликованы результаты исследования Института проблем правоприменения об источниках пополнения судейского корпуса РФ и роли аппарата судов.

Один из основных выводов, который читатель может сделать из данного доклада, – среди судей в настоящее время практически нет бывших адвокатов, а подавляющее большинство нынешних судей – это бывшие работники аппаратов судов. При этом, несмотря на то, что доклад датирован 2015 г. (в этом году была опубликована аналитическая записка), представляется, что ситуация глобально не изменилась. По моим наблюдениям, в основном судьями действительно работают женщины, которые ранее длительное время служили секретарями судебных заседаний и помощниками судей, то есть выходцы из судебной системы.

Исследователи Института проблем правоприменения подготовили доклад об источниках пополнения судейского корпуса и сообщили, что адвокатский опыт мешает получить рекомендации ККС

Хорошо это или плохо? Наверное, не то и не другое. В любом случае не судьи-бывшие секретари или помощники судей являются главной бедой нынешней судебной системы. Система в целом больна, причем тяжело, и болезнь, по моим ощущениям, прогрессирует с каждым годом. Основным проявлением этой болезни является отсутствие (опять же по моим ощущениям) у судей какой-либо истинной самостоятельности. Тот же факт, что среди судей практически нет бывших адвокатов, – просто одно из не столь значительных и, скорее всего, не самых страшных следствий этой болезни.

Мне представляется, что даже если в настоящее время кто-то очень могущественный, имеющий влияние на формирование кадрового судейского состава (кстати, не уверен, что этот кто-то будет из числа руководителей судейского корпуса, что опять же характеризует судебную систему не с лучшей стороны), издаст формальное или неформальное распоряжение о том, чтобы не менее определенного процента среди судей составляли бывшие адвокаты, это никак не улучшит качество отправляемого правосудия.

Вновь назначенные судьи из числа адвокатов просто растворятся среди других коллег, подстроятся под нынешний порядок и будут заниматься ровно тем же самым, чем и все другие судьи: делать все необходимое для выживания в системе. А для этого придется соответствовать базовым принципам, по которым система функционирует, то есть быть послушным, исполнительным, расторопным, но никак не самостоятельным и справедливым.

Именно по указанным принципам подстройки друг под друга и существующие правила функционирует любое человеческое общество, то есть если, например, человека, который не приемлет людоедства, поместить в общество, где такое людоедство приветствуется, он не сможет убедить всех остальных, что быть людоедом нехорошо, а, наоборот, будет сам вынужден стать людоедом, дабы не быть съеденным. Таким образом, вливание определенных людей, пусть и с принципиально отличными человеческими качествами, в существующую систему вряд ли решит имеющиеся в этой системе проблемы, поскольку для этого необходимо изменение базовых принципов ее работы.

Кстати, я далеко не уверен, что по каким-то своим человеческим или профессиональным качествам люди, работающие в настоящее время адвокатами, сильно отличаются от тех, кто является судьями, следователями или занимается любой другой юридической профессией. Общество в целом находится на том уровне развития, на котором находятся члены этого общества – люди.

Нужно признать, что в достаточно плохо развитом гражданском обществе не может быть такого, что какие-то одни юристы, выполняющие определенную функцию, гораздо человечнее, умнее, справедливее и профессиональнее, чем все остальные. Да нет же! Это те же самые юристы, примерно того же самого уровня нравственного и умственного развития, что и все остальные, отличающиеся от других лишь тем, что на них возложена несколько другая профессиональная работа.

В случае же перехода в разряд лиц, выполняющих иную профессиональную функцию, эти юристы, находясь на том же уровне общественного развития, просто со временем подстроятся под новую систему с ее ценностями, недостатками и достоинствами. Именно поэтому, когда я слышу о каких-то более человечных или профессиональных адвокатах, которые никогда не работали в правоохранительных органах, мне хочется спросить: а что, разве человечность или профессионализм определяются только опытом работы в той или иной должности, а не конкретными человеческими и профессиональными качествами каждого конкретного юриста?

Переходя к ответу на вопросы, поставленные в заглавии данной публикации, начну с моего субъективного отношения к профессии судьи. Принято считать, что работа судьей – вершина юридической профессии, и что каждый юрист должен стремиться к тому, чтобы когда-нибудь достичь этой профессиональной вершины.

Так вот, так уж сложилось, что сам я так никогда не считал ни в начале своей юридической карьеры, ни сейчас. На мой взгляд, работа судьи всегда должна быть связана не с противостоянием той или иной стороне (хотя в настоящее время очень часто это именно противостояние), а с нейтральной позицией и холодной оценкой спорной юридической ситуации. Видимо, в силу особенности характера мне в юриспруденции всегда нравились именно противостояние и процессуальная борьба с противоположной стороной, а нейтральная оценка и необходимость выбора из двух сформированных другими позиций никогда не привлекали. Именно поэтому я всегда любил работу следователя, который является ярким представителем и апологетом стороны обвинения, а после определенного разочарования в этой профессии полюбил работу защитника. Кроме того, мне всегда казалось, что для того, чтобы осуществлять выбор за других людей и принимать решения, которые изменяют чужую судьбу, нужно быть настолько умнее и по-человечески лучше тех людей, на чью судьбу ты влияешь, что я данному высокому критерию не соответствовал. Безусловно, кто-то скажет, что и принимаемые следователем решения влияют на судьбы других людей, но здесь я почему-то успокаивал себя тем, что данные решения все же не носят, в отличие от решений судьи, окончательного характера и могут быть поправлены теми же прокурорами и судьями.

Но в данном случае речь идет о моем субъективном критерии отношения к профессии судьи, хотя нельзя исключить, что кто-то еще из адвокатов придерживается схожей позиции. Что касается других причин, ограничивающих число адвокатов, желающих идти работать в суд, то надо признать, что их не так мало.

1. Работы у судей очень много, и в силу большой загруженности по делам (в особенности в больших городах) график работы является ненормированным. У адвокатов работы, как правило, тоже много, но они хотя бы ее объем могут варьировать, не принимая на себя те или иные поручения, а вот судья отказаться от дела фактически не может.

2. Плата судей за работу является, хотя и в целом достойной, но все же адвокаты, во всяком случае успешные, в большинстве своем (опять же в особенности в больших городах) зарабатывают значительно больше.

3. Работа адвоката гораздо свободнее работы судьи, у нас нет начальников, совещаний, обязательных отчетов, нет необходимости обязательно приходить на рабочее место к конкретному времени. С такой свободой, если ты ее однажды вкусил, очень трудно расстаться. Безусловно, есть в ней и минусы, связанные с проявляющейся у некоторых людей свободных профессий ленью, но плюсов, по моим оценкам, все же больше.

4. Ограниченность свободы судей заключается не только в наличии формального распорядка дня и принципов трудовой деятельности, но и в отсутствии достаточной самостоятельности при принятии решений по конкретным делам. Во всяком случае, я слышал от знакомых судей очень много историй о том, что каждое решение, в особенности об оправдании, изменении меры пресечения, назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ, им приходится согласовывать с председателем суда и вышестоящей судебной инстанцией. В нынешних же условиях судьи просто боятся принимать самостоятельные решения.

В таких условиях, на мой взгляд, вообще теряется весь истинный смысл работы судьи: ты формально в силу закона принимаешь решения сам, и тебе должны платить зарплату за это, но по факту ты никакие решения не принимаешь и можешь проявить свое судейское усмотрение только в каких-то незначительных вещах. Мне кажется, что основное, за что судьи могут любить свою работу, – это ощущение власти над другими людьми, но в нынешней системе оно теряется, поскольку ты сам по себе чью-либо судьбу не определяешь, а являешься лишь оформителем карательных установок, которые исходят от проводимой государством политики. Чувствовать власть в таких условиях могут лишь люди с весьма своеобразным отношением к жизни, склонные к получению наслаждения от причинения боли и страданий другим. По моим субъективным ощущениям, большинство судей, с которыми мне доводилось взаимодействовать, все же не мучители и не палачи по натуре и возложенную на них нынешней системой карательную функцию осуществляют без видимого удовольствия.

5. Судьи регулярно подвергаются различным проверкам; существующие формальные и неформальные правила накладывают на них множество ограничений в частной жизни. Например, по каким-то неведомым причинам ограничен выезд судей в определенные страны, они не могут вступать в брак с некоторыми категориями граждан (почему-то в разряд подобных «запретных» спутников жизни попали и адвокаты), не могут иметь родственников за границей и с судимостями, обязаны регулярно заполнять сложные декларации о доходах и расходах. Все эти формальные ограничения при этом почему-то не мешают отдельным судьям вести откровенно неразборчивую частную жизнь (вспомним, например, знаменитое видео с председателем одного из судов и голой женщиной на заправке), жить явно не по средствам, селиться в дорогих домах, иметь состоятельных родственников, которые почему-то внезапно стали миллионерами в очень юном возрасте, то есть создается впечатление, что весь этот формализм вводится для рядовой судейской пехоты, а избранные могут жить иначе и им за это ничего не бывает.

6. Для того чтобы стать судьей, необходимо пройти весьма сложный экзамен и прочие бюрократические процедуры, к чему также далеко не все готовы. При этом зачастую причиной отказа в приеме является не несоответствие профессиональным критериям, а ничем не регламентированное усмотрение некоего чиновника или группы чиновников, которые и решают, кто достоин стать судьей, а кто нет. Так уж случается, что в отношении адвокатов это ничем не регламентированное усмотрение в виде запрета на допуск в судьи проявляется особенно часто.

Относительно ответа на вопрос о том, почему нынешняя судебная система не хочет принимать в свои ряды бывших адвокатов, необходимо отметить, что рационального объяснения я этому не нахожу. Объяснение, связанное с тем, что по роду своей деятельности адвокаты обрастают какими-то опасными связями, мне адекватным не кажется. Теми или иными связями и кругом общения обрастает любой юрист, и чем опасен круг общения именно адвокатов, которые взаимодействует в основном как раз с судьями и иными представителями государства, мне не понятно.

Представляется, что лица, имеющие отношение к формированию кадрового судейского состава, опасаются, что бывшие адвокаты в силу свободы своей предыдущей профессии будут тяжелее встраиваться в существующую в нынешних судах систему координат, связанную с необходимостью неукоснительного соблюдения руководящих указаний и выкорчевыванием у судей собственного мнения по всем разрешаемым ими принципиальным вопросам. Впрочем, это моя субъективная оценка принципов построения судейского корпуса, и не исключено, что лица, участвующие в таком формировании, руководствуются совсем иными, тайными и не объясняемыми нам, рядовым гражданам, критериями.

Как же со всем этим поступать и как сделать так, чтобы суд в России стал справедливым, честным, открытым и понятным для всех граждан? Наверное, полноценный, подробный и мотивированный ответ на этот вопрос смогут дать скорее политик или социолог, а меня ни та, ни другая профессии никогда не привлекали. Вместе с тем представляется, что основными шагами на пути к этому должны стать предоставление судьям свободы в принятии решений и снятие ограничений в отношении проявления судейского усмотрения.

Способны ли нынешние судьи стать полностью свободными в принимаемых решениях или для этого необходима некая тотальная люстрация существующего судейского корпуса? Мне почему-то кажется, что проблема скорее может быть разрешена не путем полной люстрации всех судей, а изменением базовых установок судебной системы. Во всяком случае большинство судей, с которыми мне доводилось взаимодействовать в своей работе, не производили впечатления людей, способных выполнять лишь функцию палача или ориентированных лишь на негативные человеческие установки. Это обычные люди, такие же, как и все остальные, живущие в нашем обществе. И испортил этих людей не квартирный вопрос, как когда-то писал классик, а существующие принципы функционирования системы управления обществом и государством, принципы управления судебной системой как частью общей системы управления.

Лично мне очень хочется, чтобы решения судей, которые будут работать в новой судебной системе, были субъективными, произвольными и пусть даже иногда неправильными, но это были их собственные решения, основанные на их собственных знаниях, профессионализме, опыте и понимании жизни. Именно реальная самостоятельность позволит возвысить статус судьи, сделать судейскую профессию по-настоящему престижной и уважаемой, и тогда, возможно, круг адвокатов, желающих когда-нибудь стать судьями, существенно увеличится. Пока же, надо признать, их число крайне невелико.


Экс-заместитель председателя КС Тамара Морщакова отметила, что профессиональный отбор на судейские должности сейчас невозможен из-за замены объективных конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности, в том числе в связи с осуществлением кандидатом в прошлом адвокатской деятельности. По ее словам, это объясняется стремлением к управлению судейским корпусом, для чего нужны послушные судьи. Советник ФПА Елена Авакян подчеркнула, что слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса.

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге опубликовал аналитическую записку «Источники пополнения судейского корпуса РФ и роль аппарата судов». В работе представлен анализ профессионального и социального состава кандидатов на должность судьи, выявлены закономерности при рассмотрении кандидатур квалификационными коллегиями судей и дана оценка того, как модель назначения судей, сформировавшаяся в России, влияет на судебную систему. Источниками данных стали указы Президента о назначении судей, опросы судей, проведенные институтом, и заключения ККС о рассмотрении кандидатов на судебные должности в 2014–2015 гг.

Согласно результатам анализа заключений, из 959 рассмотренных кандидатур рекомендации ККС получили 59,1%. Исследователи обращают внимание на то, что положительное решение коллегии тесно связано с поддержкой председателя суда. По их мнению, это объясняется тем, что, хотя согласно п. 7 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества в состав квалификационных коллегий не могут быть избраны председатели судов и их заместители, ст. 21 этого закона позволяет председателям участвовать в заседаниях и влиять на решение ККС.

Было установлено, что почти все кандидаты, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель, получили рекомендации на должность. Напротив, более половины из тех, кого не поддержал председатель суда, не получили рекомендации.


В записке отмечено, что на решение ККС влияет также опыт работы кандидата: преимущество в отборе имеют кандидаты с опытом работы в аппарате суда и прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и других госорганов равен 50%, еще меньше шансов у представителей негосударственного сектора.

Исследователи выявили, что около половины кандидатов начали свою карьеру в аппарате суда, не имея другого профессионального опыта после вуза. Наиболее типичная карьера кандидата в судьи – работа в должности секретаря суда или секретаря судебного заседания, затем переход на должность помощника судьи и далее в судьи. Для значительного числа кандидатов в судьи, начинавших карьеру не в аппарате суда, работа в должности помощника судьи становится необходимым карьерным шагом перед подачей заявления на должность судьи. Доля кандидатов, подающих заявления на должность судьи напрямую из другой профессиональной сферы, невелика.


Адвокат АП Владимирской области

Преимущество при отборе отдается кандидатам из аппарата суда, поскольку, во-первых, секретари и помощники знают «кухню» судебного делопроизводства и обладают навыками работы по «типовым» делам. Во-вторых, при крайне низкой заработной плате секретарей и помощников кадровая политика, которая наглядно демонстрирует возможности сотруднику аппарата стать судьей,позволяет избежать дефицита «аппаратных» кадров и удерживает судебную систему в работоспособном состоянии. В-третьих, сотрудник аппарата знаком тем, кто подбирает кадры, в отличие от «человека с улицы». В-четвертых, сотрудники аппарата судов и правоохранительных органов скорее оцениваются теми, кто подбирает кадры, как «свои» и «системные», чем адвокаты и юристы из частного сектора.

Основной опыт работы Число кандидатов Группировка Число кандидатов %
Аппарат суда 628 Только аппарат суда 466 48,5
Преимущественно аппарат суда 162 17
Прокурор 33 Прокуратура 119 12,4
Следователь прокуратуры 26
Аппарат прокурора 60
Следователь МВД 27 Другие правоохранительные органы 46 4,8
Полицейский 4
Оперативный уполномоченный 4
Сотрудник полиции 3
Дознаватель 3
Судебный пристав 5
Адвокат 21 Негосударственный сектор 106 11
Юрисконсульт коммерческого предприятия 71
Преподаватель вуза 13
Юрисконсульт некоммерческой организации 1
Юрист в органах государственной власти 56 Государственные органы 60 6,3
Специалист в органах государственной власти 4
ВСЕГО 959 100

«Преимущество трудового опыта в государственных организациях заключается в том, что кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе – то есть дисциплину и умение работать в иерархизированных структурах», – делают вывод исследователи. При этом, поясняя, почему опыт работы в негосударственном секторе является наименее желательным, они указали: «Адвокатский опыт скорее рассматривается как противопоказание к получению рекомендации ККС. В интервью судьи неоднократно говорили о том, что адвокаты в ходе своей профессиональной деятельности “обрастают нежелательными связями” и, следовательно, будучи назначенными на должность судьи, могут быть уязвимы к внешнему давлению».


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса. Адвокаты – соль юридической профессии. Во всем цивилизованном мире судьи, адвокаты и прокуроры составляют единую профессию, и без адвокатуры нет отправления правосудия. На мой взгляд, подобные высказывания со стороны судей недопустимы и могут вызывать только недоумение.

Согласно результатам исследования, структура судейского корпуса претерпела существенные изменения за последние 20 лет.



Адвокат АП Владимирской области

Профессиональный опыт кандидата на должность судьи существенно влияет на две вещи. Во-первых, это ценностные установки. В зависимости от того, какие правовые ценности исповедует правоприменитель, он погружает рассматриваемую им ситуацию в разный правовой контекст. Например, это может быть контекст «вульгарного нормативизма», когда закон рассматривается как всеобъемлющая инструкция, а если в ней чего-то нет – тем хуже для вас. Совсем другой контекст – это «конституционализм в действии» и стандарты справедливого правосудия, задаваемые практикой ЕСПЧ. Правовые ценности влияют и на оценку доказательств: если один правоприменитель следует презумпции невиновности, а другой – презумпции достоверности материалов предварительного следствия, у каждого из них будет свое понимание правосудия и того, «как надо» его отправлять. Во-вторых, профессиональный опыт кандидата влияет на его техническую подготовку, которая, образно говоря, заключается в том, как провести дело процессуально через судебный «конвейер» и «отписать» решение так, чтобы его не отменили.

Исследователи установили, что возраст кандидатов варьируется от 26 до 59 лет. Возраст 90% кандидатов не превышает 42 лет.

Кроме того, было выявлено, что качество продемонстрированных на экзамене знаний не влияет на результаты отбора: «и троечники, и отличники имеют примерно равные шансы получить рекомендацию ККС». Определяющим фактором будет выбор председателя.

Анализ заключений ККС позволил исследователям обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Указание на справедливость кандидата – три раза. Отсюда был сделан вывод: сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность.

В докладе указано, что профессиональный профиль типичного кандидата на должность судьи свидетельствует о том, что в России формируется карьерная модель судьи по континентальному образцу: молодой специалист, начав работу в судебной системе сразу после окончания вуза, постепенно продвигается к судейской должности и достигает ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Специфической чертой модели является то, что карьеру в аппарате суда может начать любой выпускник вуза независимо от качества полученного образования, а экзаменационный фильтр появляется только накануне назначения на должность.


Заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Исследования института свидетельствуют о том, что состояние судейского корпуса катастрофично, хотя и упрощает задачи внешнего и внутреннего управления в судебной системе. Винить в этом судей нельзя, как и требовать от них героизма в защите ценностей справедливого правосудия.

Из результатов исследования следует, что идет явный отрицательный кадровый отбор, который обеспечивают реальные наниматели – члены ККС, зависящие от судейской бюрократии, и председатели судов. Притом что даже их благие кадровые пожелания при рекомендации кандидатов часто не проходят из-за засилья представителей исполнительной власти при решении вопроса в администрации Президента. Процесс рассмотрения там непрозрачен, а потому проходящие процедуру назначения судьей остаются неосведомленными и лишены возможностей возражения и обжалования.

СПЧ неоднократно представлял рекомендации по изменению этих процедур в соответствии с общемировыми практиками, чтобы был обеспечен профессиональный, а не бюрократический отбор на судейские должности. Пока же это исключено из-за отсутствия объективного конкурса на должность судьи, замены конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности – часто по надуманным основаниям, якобы направленным на борьбу с коррупцией, которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности. Такие явно неправовые практики к жизни вызывает стремление к управлению судейским корпусом. Для этого нужны послушные судьи, а не самостоятельно мыслящие и ориентированные на идеалы справедливого правосудия. Такой судья может забыть о своей главной функции – судебном контроле за правовым содержанием законов, соблюдением прав человека как высшей ценности, тем более в случаях, когда они нарушаются публичными инстанциями, в том числе правоохранительными органами. Такой судья не станет противоречить нормотворцу и правоприменителю, а будет одобрять, легитимировать получаемое от них и оспариваемое гражданами «давальческое сырье» – нарушающие закон и справедливость процедуры, решения и действия представителей власти. Это простой для судьи и судебной системы в целом способ самосохранения и развития судейской карьеры, получения финансовых ресурсов на оснащение судов и заработную плату сотрудников. Это важно не только для поддержания высокого уровня доходов судей – известно, что дешевое правосудие дорого обходится обществу. Вот только при сложившемся облике судейского сословия оказывается недостижимой конституционная задача правосудия – обеспечивать признание и защиту прав личности в ее взаимоотношениях с законодательными, исполнительными и правоохранительными структурами власти.

По просьбе «АГ» Арина Дмитриева, одна из авторов аналитической записки, суммировала статистические сведения для подготовки «портретов» кандидата на должность судьи.


Также на основе статистических данных, предоставленных Ариной Дмитриевой, был подготовлен «портрет» действующего судьи.


В завершение авторы исследования сделали вывод, что в целях повышения авторитета судьи необходимо привлекать кандидатов с широким профессиональным опытом, а для повышения независимости судей следует ограничить роль председателя в процессе отбора и назначения судей.


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Отбор у нас зависит во многом от председателей судов, которые должны быть первыми среди равных, но на самом деле являются управляющими менеджерами. Рекомендация председателя является часто определяющей при выборе судей. При этом, понятно, он выбирает кадры из проверенных им людей, однако подобный отбор приводит к деградации профессии.

Судья – это человек, который может судить о жизни, опираясь не только на законы, но и на свой житейский опыт, поскольку знание норм позволяет квалифицировать отношения, а знание жизни помогает разобраться в их сути. Поэтому судья должен быть существенно старше 25 лет и обязательно должен иметь разносторонний опыт. В глазах подсудимого судья должен быть человеком, имеющим право выносить суждение о нем не только потому, что государство его управомочило, а в силу жизненного опыта и лимита уважения, заложенного при назначении его на должность. Тогда будет меньше обжалований, социального недовольства, пренебрежения и недоверия общества – и в этом цель, потому что наши судьи выносят решение именем Российской Федерации, сувереном которой является народ. Думаю, именно в этом русле должны быть изменены правила набора судей.

Судьи часто говорят, что повышение требований к кандидатам повлечет за собой проблему с комплектацией судейского корпуса. Но, на мой взгляд, людей, которые соответствуют этим требованиям, уже сейчас достаточно в адвокатуре и прокуратуре – необходимо лишь «открыть им двери», не опасаясь их привычки к самостоятельности и независимости, поскольку они всегда идут рука об руку с высокой квалификацией. Я убеждена, что это те качества, которые способны «оздоровить» отечественную судебную систему.

Текст: Оксана Оноприенко
Инфографика: Юлия Богатырева, Андрей Тронин


Экс-заместитель председателя КС Тамара Морщакова отметила, что профессиональный отбор на судейские должности сейчас невозможен из-за замены объективных конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности, в том числе в связи с осуществлением кандидатом в прошлом адвокатской деятельности. По ее словам, это объясняется стремлением к управлению судейским корпусом, для чего нужны послушные судьи. Советник ФПА Елена Авакян подчеркнула, что слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса.

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге опубликовал аналитическую записку «Источники пополнения судейского корпуса РФ и роль аппарата судов». В работе представлен анализ профессионального и социального состава кандидатов на должность судьи, выявлены закономерности при рассмотрении кандидатур квалификационными коллегиями судей и дана оценка того, как модель назначения судей, сформировавшаяся в России, влияет на судебную систему. Источниками данных стали указы Президента о назначении судей, опросы судей, проведенные институтом, и заключения ККС о рассмотрении кандидатов на судебные должности в 2014–2015 гг.

Согласно результатам анализа заключений, из 959 рассмотренных кандидатур рекомендации ККС получили 59,1%. Исследователи обращают внимание на то, что положительное решение коллегии тесно связано с поддержкой председателя суда. По их мнению, это объясняется тем, что, хотя согласно п. 7 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества в состав квалификационных коллегий не могут быть избраны председатели судов и их заместители, ст. 21 этого закона позволяет председателям участвовать в заседаниях и влиять на решение ККС.

Было установлено, что почти все кандидаты, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель, получили рекомендации на должность. Напротив, более половины из тех, кого не поддержал председатель суда, не получили рекомендации.


В записке отмечено, что на решение ККС влияет также опыт работы кандидата: преимущество в отборе имеют кандидаты с опытом работы в аппарате суда и прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и других госорганов равен 50%, еще меньше шансов у представителей негосударственного сектора.

Исследователи выявили, что около половины кандидатов начали свою карьеру в аппарате суда, не имея другого профессионального опыта после вуза. Наиболее типичная карьера кандидата в судьи – работа в должности секретаря суда или секретаря судебного заседания, затем переход на должность помощника судьи и далее в судьи. Для значительного числа кандидатов в судьи, начинавших карьеру не в аппарате суда, работа в должности помощника судьи становится необходимым карьерным шагом перед подачей заявления на должность судьи. Доля кандидатов, подающих заявления на должность судьи напрямую из другой профессиональной сферы, невелика.


Адвокат АП Владимирской области

Преимущество при отборе отдается кандидатам из аппарата суда, поскольку, во-первых, секретари и помощники знают «кухню» судебного делопроизводства и обладают навыками работы по «типовым» делам. Во-вторых, при крайне низкой заработной плате секретарей и помощников кадровая политика, которая наглядно демонстрирует возможности сотруднику аппарата стать судьей,позволяет избежать дефицита «аппаратных» кадров и удерживает судебную систему в работоспособном состоянии. В-третьих, сотрудник аппарата знаком тем, кто подбирает кадры, в отличие от «человека с улицы». В-четвертых, сотрудники аппарата судов и правоохранительных органов скорее оцениваются теми, кто подбирает кадры, как «свои» и «системные», чем адвокаты и юристы из частного сектора.

Основной опыт работы Число кандидатов Группировка Число кандидатов %
Аппарат суда 628 Только аппарат суда 466 48,5
Преимущественно аппарат суда 162 17
Прокурор 33 Прокуратура 119 12,4
Следователь прокуратуры 26
Аппарат прокурора 60
Следователь МВД 27 Другие правоохранительные органы 46 4,8
Полицейский 4
Оперативный уполномоченный 4
Сотрудник полиции 3
Дознаватель 3
Судебный пристав 5
Адвокат 21 Негосударственный сектор 106 11
Юрисконсульт коммерческого предприятия 71
Преподаватель вуза 13
Юрисконсульт некоммерческой организации 1
Юрист в органах государственной власти 56 Государственные органы 60 6,3
Специалист в органах государственной власти 4
ВСЕГО 959 100

«Преимущество трудового опыта в государственных организациях заключается в том, что кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе – то есть дисциплину и умение работать в иерархизированных структурах», – делают вывод исследователи. При этом, поясняя, почему опыт работы в негосударственном секторе является наименее желательным, они указали: «Адвокатский опыт скорее рассматривается как противопоказание к получению рекомендации ККС. В интервью судьи неоднократно говорили о том, что адвокаты в ходе своей профессиональной деятельности “обрастают нежелательными связями” и, следовательно, будучи назначенными на должность судьи, могут быть уязвимы к внешнему давлению».


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса. Адвокаты – соль юридической профессии. Во всем цивилизованном мире судьи, адвокаты и прокуроры составляют единую профессию, и без адвокатуры нет отправления правосудия. На мой взгляд, подобные высказывания со стороны судей недопустимы и могут вызывать только недоумение.

Согласно результатам исследования, структура судейского корпуса претерпела существенные изменения за последние 20 лет.



Адвокат АП Владимирской области

Профессиональный опыт кандидата на должность судьи существенно влияет на две вещи. Во-первых, это ценностные установки. В зависимости от того, какие правовые ценности исповедует правоприменитель, он погружает рассматриваемую им ситуацию в разный правовой контекст. Например, это может быть контекст «вульгарного нормативизма», когда закон рассматривается как всеобъемлющая инструкция, а если в ней чего-то нет – тем хуже для вас. Совсем другой контекст – это «конституционализм в действии» и стандарты справедливого правосудия, задаваемые практикой ЕСПЧ. Правовые ценности влияют и на оценку доказательств: если один правоприменитель следует презумпции невиновности, а другой – презумпции достоверности материалов предварительного следствия, у каждого из них будет свое понимание правосудия и того, «как надо» его отправлять. Во-вторых, профессиональный опыт кандидата влияет на его техническую подготовку, которая, образно говоря, заключается в том, как провести дело процессуально через судебный «конвейер» и «отписать» решение так, чтобы его не отменили.

Исследователи установили, что возраст кандидатов варьируется от 26 до 59 лет. Возраст 90% кандидатов не превышает 42 лет.

Кроме того, было выявлено, что качество продемонстрированных на экзамене знаний не влияет на результаты отбора: «и троечники, и отличники имеют примерно равные шансы получить рекомендацию ККС». Определяющим фактором будет выбор председателя.

Анализ заключений ККС позволил исследователям обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Указание на справедливость кандидата – три раза. Отсюда был сделан вывод: сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность.

В докладе указано, что профессиональный профиль типичного кандидата на должность судьи свидетельствует о том, что в России формируется карьерная модель судьи по континентальному образцу: молодой специалист, начав работу в судебной системе сразу после окончания вуза, постепенно продвигается к судейской должности и достигает ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Специфической чертой модели является то, что карьеру в аппарате суда может начать любой выпускник вуза независимо от качества полученного образования, а экзаменационный фильтр появляется только накануне назначения на должность.


Заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Исследования института свидетельствуют о том, что состояние судейского корпуса катастрофично, хотя и упрощает задачи внешнего и внутреннего управления в судебной системе. Винить в этом судей нельзя, как и требовать от них героизма в защите ценностей справедливого правосудия.

Из результатов исследования следует, что идет явный отрицательный кадровый отбор, который обеспечивают реальные наниматели – члены ККС, зависящие от судейской бюрократии, и председатели судов. Притом что даже их благие кадровые пожелания при рекомендации кандидатов часто не проходят из-за засилья представителей исполнительной власти при решении вопроса в администрации Президента. Процесс рассмотрения там непрозрачен, а потому проходящие процедуру назначения судьей остаются неосведомленными и лишены возможностей возражения и обжалования.

СПЧ неоднократно представлял рекомендации по изменению этих процедур в соответствии с общемировыми практиками, чтобы был обеспечен профессиональный, а не бюрократический отбор на судейские должности. Пока же это исключено из-за отсутствия объективного конкурса на должность судьи, замены конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности – часто по надуманным основаниям, якобы направленным на борьбу с коррупцией, которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности. Такие явно неправовые практики к жизни вызывает стремление к управлению судейским корпусом. Для этого нужны послушные судьи, а не самостоятельно мыслящие и ориентированные на идеалы справедливого правосудия. Такой судья может забыть о своей главной функции – судебном контроле за правовым содержанием законов, соблюдением прав человека как высшей ценности, тем более в случаях, когда они нарушаются публичными инстанциями, в том числе правоохранительными органами. Такой судья не станет противоречить нормотворцу и правоприменителю, а будет одобрять, легитимировать получаемое от них и оспариваемое гражданами «давальческое сырье» – нарушающие закон и справедливость процедуры, решения и действия представителей власти. Это простой для судьи и судебной системы в целом способ самосохранения и развития судейской карьеры, получения финансовых ресурсов на оснащение судов и заработную плату сотрудников. Это важно не только для поддержания высокого уровня доходов судей – известно, что дешевое правосудие дорого обходится обществу. Вот только при сложившемся облике судейского сословия оказывается недостижимой конституционная задача правосудия – обеспечивать признание и защиту прав личности в ее взаимоотношениях с законодательными, исполнительными и правоохранительными структурами власти.

По просьбе «АГ» Арина Дмитриева, одна из авторов аналитической записки, суммировала статистические сведения для подготовки «портретов» кандидата на должность судьи.


Также на основе статистических данных, предоставленных Ариной Дмитриевой, был подготовлен «портрет» действующего судьи.


В завершение авторы исследования сделали вывод, что в целях повышения авторитета судьи необходимо привлекать кандидатов с широким профессиональным опытом, а для повышения независимости судей следует ограничить роль председателя в процессе отбора и назначения судей.


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Отбор у нас зависит во многом от председателей судов, которые должны быть первыми среди равных, но на самом деле являются управляющими менеджерами. Рекомендация председателя является часто определяющей при выборе судей. При этом, понятно, он выбирает кадры из проверенных им людей, однако подобный отбор приводит к деградации профессии.

Судья – это человек, который может судить о жизни, опираясь не только на законы, но и на свой житейский опыт, поскольку знание норм позволяет квалифицировать отношения, а знание жизни помогает разобраться в их сути. Поэтому судья должен быть существенно старше 25 лет и обязательно должен иметь разносторонний опыт. В глазах подсудимого судья должен быть человеком, имеющим право выносить суждение о нем не только потому, что государство его управомочило, а в силу жизненного опыта и лимита уважения, заложенного при назначении его на должность. Тогда будет меньше обжалований, социального недовольства, пренебрежения и недоверия общества – и в этом цель, потому что наши судьи выносят решение именем Российской Федерации, сувереном которой является народ. Думаю, именно в этом русле должны быть изменены правила набора судей.

Судьи часто говорят, что повышение требований к кандидатам повлечет за собой проблему с комплектацией судейского корпуса. Но, на мой взгляд, людей, которые соответствуют этим требованиям, уже сейчас достаточно в адвокатуре и прокуратуре – необходимо лишь «открыть им двери», не опасаясь их привычки к самостоятельности и независимости, поскольку они всегда идут рука об руку с высокой квалификацией. Я убеждена, что это те качества, которые способны «оздоровить» отечественную судебную систему.

Текст: Оксана Оноприенко
Инфографика: Юлия Богатырева, Андрей Тронин

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: