Значение и перспективы совершенствования стадии возбуждения уголовного дела российский судья

Обновлено: 16.08.2022

На протяжении многих лет в кругу отечественных процессуалистов и практиков обсуждается вопрос об упразднении такого института уголовного судопроизводства, как стадия возбуждения уголовного дела. Принятие такого решения обусловлено трудностями, возникающими на практике при расследовании уголовных дел.

Ныне действующий министр внутренних дел Колокольцев предпринял попытку проведения т.н. «второй волны» реформы МВД России. Составлена «дорожная карта» реформы МВД России, в которой закреплены основополагающие положения, касающиеся реформы. В их числе и упразднение института уголовного судопроизводства – стадии возбуждения уголовного дела. В свете этих событий представляется целесообразным осветить мнения учёных и практиков по данному вопросу и в конечном итоге прийти к умозаключению о возможности в отечественных уголовно-процессуальных реалиях отказаться от рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства.

Возбуждение уголовного дела является важной мерой реагирования государства на подготавливаемые, совершаемые и совершённые общественно опасные деяния. Но помимо важности и ценности данной меры реагирования она должна быть также и эффективной, т.е. при минимальной затрате времени, а также сил и средств государства, должно проводиться качественное расследование преступлений.

Согласно положениям, содержащимся в «дорожной карте», предлагается такая схема, когда производится регистрация заявления, последующий сбор доказательств путём производства следственных действий, задержание подозреваемого, избрание меры пресечения и расследование. На данный момент подобная схема представляется весьма приемлемой.

Как отмечает Гаврилов Б.Я., наиболее ярко негативные последствия данной стадии проявились в то время, когда уголовные дела возбуждались с согласия прокурора. Действительно, как свидетельствуют практические работники органов предварительного расследования, в то время это значительно затрудняло работу.

Также, Гаврилов Б.Я. отмечает, что в практике органов предварительного расследования существует ещё один негативный момент. До возбуждения уголовного дела следователь не имеет права произвести допрос потерпевшего, однако сотрудники органа дознания могут опросить его об обстоятельствах уголовного дела. Но в последующем следователь вынужден вызвать это лицо, признать его потерпевшим (конечно если уголовное дело возбуждено) и допросить его. В сознании современного отечественного юриста сведующего в этой сфере данное положение вещей как мне кажется, представляется вполне нормальным, однако это не нормально для граждан, когда их вызывают два или более раз для того, чтобы они поставили свою подпись, или рассказали в десятый раз о том, о чём уже говорили. Всё это накладывает отрицательный отпечаток на отношении людей к правоохранительной системе.

При освещении вопроса необходимо обратиться к уголовно-процессуальному законодательству зарубежных государств. Булатов Б.Б., Баранов А.М. рассматривая данный вопрос, отмечают, что «основным органом предварительного расследования в Великобритании и США выступает полиция, которая, выполняя обязанности по поддержанию общественного порядка, расследует также преступления, действуя по собственной инициативе, жалобе потерпевшего, в порядке судебного приказа». Деятельность полиции сводится к производству следственных действий при первоначальной следственной ситуации (осмотр места происшествия, допросы, обыски, задержание и др.). Оправдательные доказательства представляет сторона защиты. Однако несмотря на некую «лёгкость» в США тем не менее эта процедура имеет правовую регламентацию, которая происходит по определённой схеме (система санкционирования, надзор и др.).

Воскобитова Л.А. приводит интересный пример, как на практике возникают трудности в связи с правовой регламентацией стадии возбуждения уголовного дела. На окраине населённого пункта в развалинах производственного помещения в люке теплотрассы обнаружены три трупа. По имеющимся в их одежде документам были установлены личности и выяснено, что в отношении двоих из них несколько месяцев назад объявлен розыск по заявлению родителей в связи с исчезновением их из дома. В отношении третьего из них розыск не объявлялся, но из объяснений родителей ясно, что он пропал одновременно, что и двое других. При внешнем осмотре трупов были выявлены существенные гнилостные изменения тканей, но явных признаков насильственной смерти не установлено. Будет ли законным возбуждение уголовного дела уже по этим основаниям? Таким вопросом задаётся Воскобитова Л.А. и сразу же отвечает на него. «Строго следуя требованиям закона, возбуждение дела в подобном случае необходимо уже потому, что в силу ст. 196 УПК РФ причину смерти можно установить только одним доказательством – заключением эксперта. Для производства экспертизы требуется возбужденное уголовное дело. Казалось бы, ситуация достаточно чётко урегулирована законом. Однако далеко не все следователи оценивают её столь однозначно. Смущает именно неясность причины смерти, потому что следователь озабочен не тем, что он будет делать с возбужденным делом, если экспертиза не установит насильственной причины смерти, если дело останется нераскрытым, если невозможно будет доказать вину конкретных лиц в причинении смерти и т.п. Следователя пугает именно перспектива последующего прекращения уголовного дела, и он считает предпочтительным в подобных случаях отказать в возбуждении дела по явно «натянутым» основаниям, допуская возможность отмены его постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Но возможного прекращения уголовного дела в ходе расследования следователь старается избежать всеми законными и незаконными способами».

Как следствие из этого следующая проблема – отказ в возбуждении уголовного дела по различным иллюзорным основаниям. Наличие этой стадии, превращает (давно уже превратило) следователя в делопроизводителя, что также не есть хорошо.

Трухин Сергей Алексеевич, судья Яранского районного суда Кировской области.

В статье обосновывается необходимость сохранения в уголовном процессе России стадии возбуждения уголовного дела.

Meaning and Prospects of Criminal Case Initiation Stage Improvement

Trukhin Sergey A., Judge of the Yaransk District Court of the Kirov region.

The article substantiates the necessity of preserving the criminal process of Russia the stage of initiation of criminal proceedings.

Key words: stage of initiation of criminal proceedings, information about a crime.

В Дорожной карте дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации (п. 4.5) заявляется о необходимости отказа от стадии возбуждения уголовного дела и трансформации его в институт начала уголовного судопроизводства .

См., например: Гаврилов Б.Я. Реалии и мифы возбуждения уголовного дела // Уголовное судопроизводство. 2010. N 2; Кожокарь В.В. Возбуждение уголовного дела: вопросы теории и практики: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2016. С. 15 - 16.
Кожокарь В.В. Указ. соч. С. 15 - 17.

Однако на самом деле в практике деятельности правоохранительных органов существует подмена понятий и искажение смысла закона, поскольку проблема заключается не в наличии в УПК РФ норм, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела, а в принятии правоприменителями необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела вместо своевременного его возбуждения при наличии достаточных признаков преступления.

Так, по смыслу ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на "признаки преступления", а не на состав преступления.

Необходимость сохранения стадии возбуждения уголовного дела в УПК РФ имеет и своих сторонников .

См., например: Ряполова Я.П. Состоятельность стадии возбуждения уголовного дела для российского уголовного процесса // Российская юстиция. 2016. N 6. С. 35 - 38; Шадрин В.С. Судьба стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2015. N 1. С. 47 - 51.

То есть основная причина несвоевременного начала предварительного расследования и, как следствие, его неэффективности заложена не в порочности закона, а в порочности правоприменительной практики.

Почему же так происходит?

Ранее автором обосновывалось , что основную проблему создают ведомственно установленные критерии статистики, а именно "процент прекращаемости уголовных дел", высокий уровень которого негативно оценивается руководством правоохранительных органов , что фактически предъявляет к следователям и дознавателям требование возбуждать уголовное дело только при уверенности, что оно затем будет направлено в суд с обвинительным заключением (так называемая судебная перспектива уголовного дела). Таким образом, фактически правоприменителями часто игнорируются требования УПК РФ лишь в угоду статистике, т.е., по сути, имеет место поведенческая интерпретация закона.

За прошедшие 25 лет с момента принятия Концепции судебной реформы РСФСР высказанные в ней предложения разработать новые показатели качества работы конкретных должностных лиц, исключив из такой оценки статистические показатели , так и остались декларативными, никаких новых критериев оценки работы правоохранительных органов, исключающих статистический метод, не придумано.

Концепция судебной реформы РСФСР, одобрена Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1 // СПС "КонсультантПлюс".

Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел РФ (п. п. 4.5, 4.6) предлагает использовать другие критерии эффективности работы, в частности показатели выявления реального количества преступлений и иных правонарушений, что в итоге также "завязано" на статистику выявляемости латентных преступлений.

Также предлагаемое указанной Дорожной картой (п. 4.7) использование результатов социологических опросов общественного мнения для оценки работы органов внутренних дел во многом декларативно, поскольку это довольно трудно организационно и экономически дорого осуществлять на регулярной основе в отношении каждого территориального подразделения полиции; кроме того, это нереально сделать в отношении каждого конкретного исполнителя: следователя, дознавателя, иного сотрудника органа дознания.

Поскольку статистика является одним из важных способов получения информации о преступности, выявляемости, раскрываемости и результатах расследования преступлений в масштабах всего государства, важным критерием оценки руководством страны работы правоохранительных министерств и ведомств в целом является статистика. Соответственно, руководители этих министерств и ведомств, заинтересованные в формировании положительной для них статистики, так или иначе будут заставлять "работать на статистику" и своих подчиненных: следователей, дознавателей, оперативных сотрудников органов дознания, прокуроров .

Подробнее об этом см.: Трухин С.А. Указ. соч. С. 115 - 122.

Таким образом, не надо заниматься бесперспективными попытками полностью исключить влияние статистики на практику правоприменения, а надо использовать статистику (через изменение ее критериев) как мощный рычаг воздействия на правоприменительную практику, грамотное применение которого может принести гораздо большие результаты, чем любые законотворческие новеллы (разработанный автором метод ценностно-статистической регуляции правоприменения) .

О сути данного метода см.: Трухин С.А. Указ. соч. С. 115 - 122.

Следовательно, решая дискуссионную проблему необходимости отмены или сохранения стадии возбуждения уголовного дела, зададимся двумя вопросами:

  1. А зачем нужна эта стадия?
  2. Можно ли устранить негативные тенденции правоприменения без отмены стадии возбуждения уголовного дела, изменив критерии статистики работы правоохранительных органов?

Аналогичного мнения придерживаются и некоторые другие ученые .

См., например: Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела // СПС "КонсультантПлюс". С. 4; Шадрин В.С. Указ. соч.

Указанный фильтр объективно необходим, поскольку в правоохранительные органы часто поступают заявления о происшествиях, заведомо не носящих криминального характера: об административных правонарушениях, несчастных случаях в быту, некриминальной смерти тяжелобольных, престарелых и т.п.

Кроме того, в силу ст. 448 УПК РФ стадия возбуждения уголовного дела является гарантией от необоснованного уголовного преследования парламентариев, судей, прокуроров, следователей, адвокатов и иных перечисленных в ст. 447 УПК РФ специальных субъектов по причине их профессиональной деятельности. Соответственно, инициаторы реформ вообще не учитывают необходимость обеспечения этих гарантий.

Некоторыми авторами отмечается, что в ряде государств, где отсутствует стадия возбуждения уголовного дела, в Едином реестре досудебных расследований регистрируется лишь часть всех поступающих заявлений о происшествиях .

См., например: Кожокарь В.В. Указ. соч. С. 222 - 224.

См.: Кожокарь В.В. Указ. соч. С. 223.

Напротив, действующий УПК РФ (ст. ст. 140 - 148, ч. 4 ст. 7) как раз и прописывает процедуру и основания принятия правоприменительного решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом - путем вынесения мотивированного постановления, которое в силу ст. ст. 37, 39, 124, 125, ч. ч. 6 и 7 ст. 148 УПК РФ подлежит сплошному ведомственному контролю и прокурорскому надзору, а также по жалобам заявителей - судебному контролю.

А это уже прямой путь к произволу. Причем такая бесконтрольная возможность как раз еще более затруднит доступ потерпевших к правосудию.

Причем отмена стадии возбуждения уголовного дела неизбежно по законам логики приведет к увеличению показателя прекращаемости дел. К такому же результату приведет и изменение подходов к возбуждению уголовных дел в рамках существующих ныне глав 19 и 20 УПК РФ.

Весь смысл предлагаемой реформы, по сути, заключается лишь в том, чтобы снять с правоприменителей ответственность за мотивированное решение по возбуждению уголовного дела или об отказе в его возбуждении. И для этого к тому же предлагается "перекроить" всю систему предварительного расследования, что повлечет организационные проблемы и значительные финансовые расходы государства.

На самом же деле для исправления негативных тенденций правоприменения достаточно, во-первых, политической воли - решения высших исполнительных и законодательных органов государства, оценивающих статистически работу правоохранителей, об изменении критериев статистики.

Приложение N 1 к Приказу Генеральной прокуратуры России от 27 февраля 2015 г. N 89 // СПС "КонсультантПлюс".

Одновременно необходимо пересмотреть отношение к проценту прекращаемости уголовных дел, при этом исходить из количества материалов проверок, по которым постановления об отказе в возбуждении уголовного дела неоднократно признавались в последние годы руководителями следственных органов, прокурорами и судами незаконными, и на этот показатель увеличить приемлемый процент прекращаемости уголовных дел на ближайшее будущее (впоследствии этот показатель может корректироваться).

Нужно перестать расценивать "отказные материалы" и прекращенные уголовные дела как "работу на корзину", поскольку качественное проведение доследственной проверки, а также возбуждение уголовного дела при наличии признаков преступления независимо от судебной перспективы дела полностью отвечает предусмотренному ст. 6 УПК РФ назначению уголовного судопроизводства. Соответственно количество проведенных правоохранительными органами доследственных проверок и прекращенных уголовных дел необходимо статистически учитывать как часть их служебной нагрузки наряду с направленными в суд уголовными делами.

В-третьих, необходимо закрепить в законе (в ст. 133 УПК РФ), что сам по себе факт возбуждения уголовного дела в отношении лица без применения к нему мер пресечения и иных мер процессуального принуждения, без предъявления обвинения, если дело расследовалось не более шести месяцев , не влечет права лица на реабилитацию (за исключением мер реабилитации, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 136 УПК РФ). Без этого принципиального правила не удастся отойти от сложившейся правоприменительной практики возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица по принципу будущей судебной перспективы дела, а, кроме того, государству придется взять на себя финансовое бремя по возмещению реабилитированным имущественного вреда и денежной компенсации морального вреда, обусловленной одним лишь фактом начала предварительного расследования.

Установление данного срока обусловлено принципом правовой определенности.

В-четвертых, при предлагаемых нами изменениях, конечно, может снизиться уровень защищенности граждан от необоснованного уголовного преследования. Следовательно, полемика по поводу стадии возбуждения уголовного дела всегда будет развиваться в неизбежной дилемме между более легким доступом потерпевших к правосудию и эффективной преградой против нарушения конституционных прав граждан в результате необоснованного уголовного преследования.

Эту проблему можно решить перемещением акцентов по защите прав граждан со стадии возбуждения уголовного дела на этапы непосредственного принятия уже в ходе предварительного расследования решений о производстве следственных и процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан, предоставив прокурорам на данной стадии дискреционные полномочия оценивать обоснованность подозрения или обвинения конкретного лица в совершении преступления.

То есть нужно закрепить в законе, что соответствующие ходатайства и органов дознания, и органов предварительного следствия в порядке ст. ст. 106, 107, 108, 109, 114, 115, 115.1, 165, ч. 2 ст. 203 УПК РФ могут быть возбуждены перед судом только с согласия прокурора. Одновременно надо предоставить сторонам право обжаловать вышестоящему прокурору решения прокурора об отказе в даче согласия на возбуждение указанных ходатайств.

Кроме того, в ходе вышеуказанного судебного контроля в силу невозможности предрешать будущий исход дела суд в принципе лишен возможности дать исчерпывающую юридическую оценку наличию или отсутствию события и состава преступления, причастности к нему подозреваемого, обвиняемого, а тем более конкретной юридической квалификации его действий (которая, однако, имеет значение в силу ч. ч. 1, 1.1 и 2 ст. 108, ч. ч. 2 и 3 ст. 109, ч. 1 ст. 186 УПК РФ).

Прокурор же в силу ст. ст. 7, 15, 37 УПК РФ вправе по своему внутреннему убеждению оценивать доказательства в их совокупности в любой момент производства по делу, в том числе на момент рассмотрения ходатайств в порядке ст. ст. 108, 109, 165 УПК РФ и т.п. Причем такая оценка не предрешает судьбу дела, в том числе не препятствует повторному возбуждению соответствующих ходатайств перед судом согласно ч. 9 ст. 108, ст. 165 УПК РФ при возникновении новых обстоятельств.

Таким образом, в ст. ст. 106, 107, 108, 109, 114, 115, 115.1, 165, ч. 2 ст. 203 УПК РФ следует закрепить, что суд не может удовлетворить соответствующие ходатайства следователя или дознавателя, если в ходе судебного заседания по их рассмотрению прокурор заявит, что обоснованность подозрения или обвинения лица в совершении преступления не подтверждена материалами дела. Однако согласие прокурора с ходатайством не снимает с суда обязанности оценить его законность и обоснованность, в том числе наличие достаточных оснований для уголовного преследования лица.

Предлагаемый комплекс мер создаст эффективную систему сдержек и противовесов между органами предварительного расследования и прокурорами, снимет барьер для скорейшего начала предварительного расследования при наличии достаточных признаков преступления, сохранив при этом гарантии неприкосновенности граждан от необоснованного ограничения их конституционных прав в результате уголовного преследования.

Литература

  1. Гаврилов Б.Я. Реалии и мифы возбуждения уголовного дела // Уголовное судопроизводство. 2010. N 2. С. 7 - 10.
  2. Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Трухин С.А. Метод ценностно-статистической ориентации правоприменения в уголовном процессе // Государство и право. 2014. N 9. С. 115 - 122.
  4. Цветков Ю.А. "Улыбка без кота", или Что останется от предварительного следствия? // Уголовное судопроизводство. 2016. N 2. С. 18 - 23.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.


Возбуждение уголовного дела — самостоятельная и первоначальная стадия уголовного процесса в современной России. Изначально данная стадия не предусматривалась в законодательстве России. Она появилась только в УПК РСФСР 1960 г. С течением времени и развитием науки стадии возбуждения уголовного дела требуется совершенствование, с целью реализации гражданам прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Ключевые слова: стадия уголовного процесса, возбуждение уголовного дела, расследование, гарантия прав и свобод, принятие решение, уголовно-процессуальное законодательство.

Уголовно-процессуальный кодекс ставит своим назначением защиту прав и законных интересов лиц [1]. Конституция Российской Федерации также гарантирует каждому человеку и гражданину права и свободы. А в полной ли мере гарантируются данные права и свободы на стадии возбуждения уголовного дела. В последнее время среди ученых немало споров о том, нужна ли стадия возбуждения уголовного дела, действительно ли она является обязательной стадией при расследовании уголовного дела? Или от нее вовсе стоит отказаться?

В настоящее время стадия возбуждения уголовного дела является самостоятельной и первоначальной стадией уголовного процесса. Именно от нее зависит создание тех необходимых условий, благодаря которым начнется законное и обоснованное производство по уголовному делу.

На наш взгляд, для наиболее точного ответа на поставленные вопросы необходимо рассмотреть все плюсы и минусы данной стадии.

Несомненно, если российская правовая система откажется от стадии возбуждения уголовного дела, появятся плюсы, например расширится перечень тех следственных действий, которые возможно проводить только до возбуждения уголовного дела. Ведь при проверке материала иногда невозможно выяснить действительно ли в нем усматриваются признаки того или иного преступления с помощью тех процессуальных и следственных действий, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством. Также в данный перечень войдут и те следственные действия, на проведение которых требуется санкция суда, что является несомненной гарантией прав и свобод человека и гражданина. Расширение перечня следственных действий поможет быстро и качественно провести проверку и выявить признаки того или иного преступления. Но не нарушит ли это права граждан тем, что и будут применяться те следственные действия, которые ограничивают права людей? Или все же должен быть полный перечень тех оснований, по которым смогут быть проведены те или иные процессуальные или следственные действия.

Осуществление проверочных действий по материалу проверки строго ограничено уголовно-процессуальным законодательством временем. Так, уполномоченное на то лицо должно в определенный срок, но не более чем 30 суток, вынести решение и ответить на вопрос: а содержатся ли в данном материале проверки признаки того или иного преступления? Но не по каждому материалу удается установить фактические обстоятельства в срок, так как и данные материалы бывают во много раз сложнее, чем то или иное уголовное дело. А поспешное принятие решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении дела, приведет к нарушению принципов уголовно-процессуального законодательства, а также к нарушению прав и свобод граждан.

Также можно сказать, что, например, при проверке материала следователь берет объяснение у лица, который становится очевидцем убийства. Спустя несколько суток, после возбуждения уголовного дела, следователь вынужден уже допросить данное лицо в качестве свидетеля, который дает такие же показания, что и давал в объяснении. Все это отнимает время у следователя, за которое он бы мог собрать больше доказательств, подтверждающих причастность того или иного лица и установить все обстоятельства дела.

Проведенный анализ помогает понять, что стадии возбуждения уголовного дела требуется совершенствование. Так, мы предлагаем:

— Расширить перечень следственных и процессуальных действий, которые можно проводить до возбуждения уголовного дела, с обязательным указанием основания проведения данных действий;

— Регламентировать обязательность уведомления заявителя о рассмотренном заявлении о преступлении с целью обеспечения его законных прав и свобод.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 02.08.2019) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.
  2. Манова Н. С., Францифоров Ю. В. «Проблемные аспекты стадии возбуждения уголовного дела по новому УПК» // Российский судья, № 5 2003.

Основные термины (генерируются автоматически): возбуждение уголовного дела, стадий возбуждения уголовного дела, преступление, уголовно-процессуальное законодательство, действие, уголовный процесс, материал проверки, первоначальная стадия, проверка материала, Российская Федерация.


В статье рассматривается актуальные проблемы в уголовно-процессуальных нормах относительно стадии возбуждения уголовного дела, как в теории, так и на практике. Авторами приводятся предложения по реформированию данного института.

Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное дело, стадия возбуждения уголовного дела, актуальные проблемы, уголовно-процессуальные нормы

The article discusses topical problems of criminal procedural law regarding the stage of excitation of criminal case, both in theory and in practice. The authors provide suggestions for reform of this institution.

Keywords: the criminal process, the criminal case, the stage of initiation of criminal proceedings, actual problems of criminal procedural law

Следует отметить, что Генеральная прокуратура РФ неоднократно обращала внимание на рост жалоб граждан в связи с возникающими фактами незаконного возбуждения уголовных дел, и, наоборот, с необоснованными отказами в их возбуждении. Причиной тому, очевидно, является загруженность аппарата предварительного расследования, низкий уровень квалифицированности и профессионализма должностных лиц, фактор коррупционной составляющей [2, c. 201–204]. Причем большинство подобных затруднений в процессуальном плане возникает именно на стадии возбуждения уголовного дела.

Не вызывает сомнений, что необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальный закон назрела. В связи с чем, предлагаем рассмотреть и изучить наиболее актуальные из возникших на данный момент проблем.

Во-первых, одним из поводов для возбуждения уголовного дела законодатель называет заявление о преступлении, причем подписанное (именное). В соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ «анонимное заявление не может служить поводом для возбуждения уголовного дела» [1]. Это обуславливается тем, что в случае не анонимности подобного заявления сотрудники их регистрирующие будут обязаны принимать любые заявления о преступлении, в которых, к примеру, отсутствуют признаки, указывающие на состав преступления, и даже содержащие заведомо ложные факты.

Однако если обратиться к практике других государств, то можно отметить положительные результаты в борьбе с преступностью (например, Республика Казахстан). Даже если в таком случае часть заявлений о преступлениях будет содержать ложную информацию, следует учитывать только те, в которых содержатся признаки наличия преступного деяния и отсутствуют обстоятельства, которые могут исключать производство по конкретному уголовному делу.

Таким образом, полагаем, что в ч.7 ст. 141 УПК РФ необходимо внести изменения и изложить в следующем содержании:

«Статья 141. Заявление о преступлении

7. Анонимное заявление о преступлении может служить поводом для возбуждения уголовного дела, если оно содержит данные, указывающие на признаки состава преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу».

По нашему мнению, для устранения возникшей неточности в процессуальном законе п.3 ч.1 ст. 145 УПК РФ следует изложить в следующем виде:

Поэтому считаем необходимым дополнение ч.1 и ч.2 ст. 145 УПК РФ с обязательным указанием на такой порядок извещения заявителя о принятом решении, который бы подтверждал именно факт непосредственного его получения и с обязательным приложением в виде копии принятого процессуального решения.

В-третьих, в научной юридической литературе довольно часто встречаются мнения правоведов в отношении перечня поводов для возбуждения уголовного дела, который законодателем приведен в качестве исчерпывающего, однако, формулировки которого недостаточно конкретизированы.

В-четвертых, при осуществлении проверки заявления о преступлении должностное лицо органа предварительного расследования действует в соответствии с положениями нормы статьи 144 УПК РФ, часть первая которой предусматривает возможность производства некоторых следственных действий до возбуждения уголовного дела, в частности нас интересует освидетельствование. В процессе реализации данной нормы, следовательно (дознаватель) обращается к положениям более частной статьи, а именно ст. 179 УПК РФ, регламентирующей порядок производства освидетельствования. Согласно ч.1 ст. 179 УПК РФ освидетельствованию могут подвергаться только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель [1]. А это уже означает, что в данном случае произвести освидетельствование до возбуждения уголовного дела не представляется возможным, поскольку в силу статей 46, 47, 42, 56 УПК РФ — физическое лицо не может приобрести статус подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля соответственно до момента возбуждения уголовного дела (вынесения постановления о возбуждении уголовного дела).

Данная коллизия правовых норм показывает на существующий пробел в нормах уголовно-процессуального характера, который не может быть устранен ни разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, ни методическими разработками. В таком случае необходимы изменения законодательного плана. Например, необходимо внести изменения в положения нормы ч.1 ст. 179 УПК РФ, которые бы прямо указывали, что при определенных предусмотренных законом обстоятельствах производство освидетельствования возможно и в отношении иных физических лиц [5, с. 19–20]. В связи с чем, полагаем, что необходимо внести соответствующие изменения в ч.1 ст. 179 УПК РФ, в частности, указать на возможность производства освидетельствования иных физических лиц, заподозренных в совершении деяния, содержащего признаки преступления, и лица, пострадавшего в результате его совершения, при наличии согласия последнего до возбуждения уголовного дела.

Пожалуй, еще одной немаловажной проблемой следует считать, что на практике в ряде случаев проводится неполная проверка, когда максимально сокращаются количество проводимых должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, проверочных действий. Безусловно, это делается в целях сокращения времени, ресурсов и материальной составляющей. Однако чаще всего подобной полученной информации оказывается как минимум недостаточно для принятия законного и обоснованного решения [4, c. 27–31].

Таким образом, как мы уже выяснили, ряд положений уголовно-процессуального кодекса РФ имеет неточность и пробелы в плане правового регулирования процедуры возбуждения уголовного дела. Поэтому полагаем, что необходимость дальнейшего реформирования стадии возбуждения уголовного дела посредством внесения изменений и совершенствования законодателем некоторых процессуальных норм, регламентирующих данную стадию уголовного судопроизводства, назрела.

Однако, невзирая на существующие на данный момент пробелы в процессуальных нормах в отношении развития и функционирования института возбуждения уголовного дела в законодательстве России, эта первоначальная стадии уголовного судопроизводства остается эффективной и открытой гарантией реализации и защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 174 — ФЗ от 18.12.2001 г. (ред. от 19.12.2016 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017 г.) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
  2. Будченко В. В. Механизм совершенствования законодательного регулирования стадии возбуждения уголовного дела // Общество и право. 2010. № 5. С. 201–204.
  3. Есина А. С., Жамкова О. Е. Некоторые предложения по реформированию стадии возбуждения уголовного дела (отечественный и зарубежный опыт) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. № 5. С. 10–12.
  4. Макаренко М. М., Ермаков С. В. Возбуждение уголовного дела: проблемные вопросы // Российский следователь. 2015. № 6. С. 27–31.
  5. Мешков М. В., Гончар В. В. Уголовно-процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: проблемы правового характера // Российский судья. 2012. № 11. С. 19–20.
  6. Петров А. В. Проблемы на стадии возбуждения уголовного дела. // Законность. 2009. № 8. С. 42–44.
  7. Рылков Д. В. Повод для возбуждения уголовного дела как необходимое условие начала производства по делу//Российский следователь. 2009. № 17. С.6–9.


В настоящей статье отражаются актуальные проблемы в уголовно-процессуальных нормах, связанных со стадией возбуждения уголовного дела. Затрагиваются как положения теоретические, так и вопросы практики.

Проанализирована определенная статистика, которая указывает на наличие проблемных вопросов на стадии возбуждения уголовного дела. Дополнительно отражаются причины и условия, являющие первостепенными источниками возникновения указанных проблем.

Также предлагаются различные варианты и идеи, направленные на внесение изменений в данный институт, отражаются возможные результаты проведения таких реформ.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, процессуальные сроки, уголовное судопроизводство, возбуждение уголовного дела.

Известно, что за последние годы участились споры в области уголовно-процессуального законодательства, которые связаны с необходимостью проведения определенных реформ на стадии возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе.

Целью данной статьи является рассмотрение актуальной проблематики, связанной непосредственно со сроками на стадии возбуждения уголовного дела.

Необходимо обратить внимание на то, что уголовно-правовая система, действительно, требует проведения определенных реформ ввиду возникновения все новых и новых тенденций, а также повышенного внимания общественности и органов надзора к ней.

Одним из ярких примеров такого повышенного внимания является статистика Генеральной прокуратуры РФ, отражающая ощутимый рост обращений граждан, связанных с фактами нарушений прав заявителей на стадии возбуждения уголовного дела. [5, с. 57–58]

Практика в свою очередь показывает, что у сотрудника правоохранительных органов зачастую отсутствует реальная возможность квалифицировать содеянное в течение 24 часов, потому как не всегда есть реальная возможность выяснить все признаки общественно опасного деяния.

Такое изменение статистики обуславливает ряд факторов. Первый из них — изменения в самой специфике преступлений. Большое распространение на территории Российской Федерации приобрела преступность в сфере информационных технологий. Такие общественно опасные деяния достаточно затруднены для квалификации на первоначальном этапе.

Один из следующих факторов, обуславливающих проблемы возбуждения уголовного дела — возросший уровень нагрузки на сотрудников, осуществляющих проверку в целях вынесения мотивированного решения.

И, наконец, третий фактор — проблемы, связанные с квалификацией и юридической грамотностью сотрудников правоохранительных органов.

Такой опыт уже используется в некоторых регионах России (Ханты-Мансийский автономный округ, Краснодарский край). [4]

Можно отметить необходимость реформирования ч. 1 и ч. 2 ст. 145 УПК РФ с обязательным указанием такого порядка уведомления заявителя о принятом решении, подтверждающего факт его непосредственного получения, и с обязательным приложением в виде копии принято процессуального решения.

Важно заметить, что соблюдение данной нормы — это гарант соблюдения прав и свобод граждан. Поэтому, необходимо закрепить данные изменения законодательно.

Таким образом, некоторые положения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации требуют уточнения и доработки в части регулирования процедуры возбуждения уголовного дела.

В настоящий момент имеется необходимость дальнейшего реформирования стадии возбуждения уголовного дела в целом путем внесения отдельных изменений законодателем в некоторые положения, регулирующие данную стадию уголовного судопроизводства.

Возбуждение уголовного дела — стадия уголовного судопроизводства, которая предоставляет гарантии реализации и защиты прав и законных интересов человека и гражданина. Будучи основой, она требует особенно пристального внимания как со стороны законодателей, так и со стороны правоохранительных органов.

Вопрос о внесении изменений в некоторые положения УПК, связанных со сроками стадии возбуждения уголовного дела, обсуждался неоднократно как юристами теоретиками, так и действующими сотрудниками ведомств. Но на данный момент сроки стадии возбуждения уголовного дела остаются без изменений.

Отчасти, отсутствие изменений является следствием неточно сформулированных предложений по внесению изменений в УПК.

Стоит подчеркнуть необходимость проведения реформ не только в отношении правовых норм и УПК в целом, но и в сфере оказания влияния на качественные показатели работы сотрудников правоохранительных органов, так как внедрение специализации, например, может предоставить возможность совершенствования рабочих навыков и, как следствие, будет иметь положительные результаты в процессе расследования и раскрытия преступлений в целом.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: