Жалоба на следователя за неуплату вознаграждения адвоката в порядке ст 51 ук рф образец

Обновлено: 06.12.2022

В производстве старшего следователя СУ СК РФ по Н-ской области С. находится уголовное дело № ______, возбужденное по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 и п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ в отношении Ф.

Адвокат А. согласно ордера представлял интересы обвиняемой Ф.

02.03.2019, 04.03.04.2019 и 05.03.2019 руководителем следственного отдела в адрес адвоката А. направлены повестки о вызове на допрос в качестве свидетеля.

06.03.2019 адвокат А. также был вызван руководителем следственного отдела и допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Ф. и других лиц.

08.03.2019 следователем С. было вынесено постановление об отводе адвоката А. от защиты интересов обвиняемой Ф. в связи с его допросом в качестве свидетеля.

Считаем действия руководителя следственного отдела, выразившиеся в вызове на допрос и допросе адвоката А., а также постановление старшего следователя СУ СК РФ по Н-ской области об отводе адвоката А., незаконными.

В силу ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Действия руководителя следственного отдела, равно, как старшего следователя С., прямо противоречат ч.3 ст.56 УПК, согласно которой, не подлежит допросу адвокат защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого.

Кроме того, указанные действия должностных лиц следственного органа противоречат позициям Конституционного Суда РФ, в определениях от 18.07.2019 №1863-О, от 11.04.2019 № 863-О и от 27.09.2019 №2339-О.

В частности, в определении от 11.04.2019 № 863-О, КС РФ указал, что в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 30.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю; адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (пункты 1 и 2). Данным положениям корреспондирует ст.56 УПК РФ.

Вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с избранным им адвокатом может иметь место в исключительных случаях — при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь.

Вместе с тем. каких-либо сведений о том, что адвокат А. занималась противоправной деятельностью, каким-либо образом причастна к преступлению, в котором обвиняется ее доверитель Ф., следствием не представлено и не содержится в материалах уголовного дела.

Как указал КС РФ в указанном выше определении, в случаях, если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются при наличии предварительного судебного решения, как того требуют пункт 5.2 части второй статьи 29 и статья 450.1 УПК РФ. Проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-розыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний пункта 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»» Эта норма, устанавливая для защиты прав и законных интересов данной категории лиц дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом, пользуется приоритетом, как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений (Определение Конституционного Суда Российской Федерации №439-О).

Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны. Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях.

Соответственно, закон не предполагает, что следователь вправе без достаточных фактических оснований вызвать участвующего в деле защитника для допроса в качестве свидетеля.

При этом установленный в пунктах 2 и 3 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий — безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а следовательно, и часть первая статьи 50 данного Кодекса не может расцениваться как позволяющая допрашивать адвоката об обстоятельствах оказания юридической помощи до заключения соответствующего соглашения.

Таким образом, в силу правового режима, сформированного в российском законодательстве в соответствии с Конституцией РФ и нормами международного права, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, положения статьи 113 УПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со статьями 14 и 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьями 6 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения.

Проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному Конституционным Судом РФ в его решениях, амо по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

При этом КС РФ подчеркнул, что действительные или предполагаемые нарушения права на юридическую помощь могут быть предметом судебного контроля в предусмотренном статьей 125 УПК РФ порядке, а также при рассмотрении уголовного дела по существу.

Так, согласно п.18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту; при наличии к тому оснований суд, в частности, вправе в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации признать полученные доказательства недопустимыми (статья 75), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном статьей 237 данного Кодекса (часть третья статьи 389.22 и часть третья статьи 401.15), изменить или отменить судебное решение (статья 389.17 и часть первая статьи 401.15) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (часть четвертая статьи 29).

На основании изложенного, руководствуясь стст. 123, 125 УПК РФ,

ПРОШУ:

Признать незаконными действия руководителя следственного СУ СК РФ по Н-ской области по вызову для допроса в качестве свидетеля адвоката А., его допросу и постановление старшего следователя СУ СК РФ по Н-ской области С. об отводе А. в качестве защитника обвиняемой Ф. по уголовному делу №_____

Обязать указаны должностных лиц устранить допущенные нарушения.

Вынести частное определение в адрес руководителя СУ СК РФ по Н-ской области с указанием на нарушения в деятельности подчиненных.

Пример жалобы основан на обстоятельствах дел, аналогичных указанным в апелляционных определениях Верховного Суда Республики Дагестан от 06.08.2019 №22К-1542/2019, Московского городского суда от 13.01.2020 №10-381/20, постановления Басманного районного суда г. Москвы от 02.03.2020 №3/12-301/2020.

Проблема неоплаты труда адвокатов по назначению стоит очень остро – постановления об оплате не выносятся, либо выносятся, но не оплачиваются, либо оплачиваются, но с колоссальными задержками. Адвокаты вынуждены тратить огромное количество времени на получение вознаграждения. Система оплаты труда адвоката по назначению не налажена, судебная практика не единообразна.

В такой правовой реальности адвокаты должны защищать права их доверителей по назначению органов следствия, дознания и суда.

Вызывает раздражение позиция правоприменителей, которые не могут или не хотят выплачивать адвокатам вознаграждение за их труд по назначению надлежащим образом, мотивируя цейтнотом, колоссальными объемами бумаг и информации по делам, при этом получая зарплату стабильно и своевременно. Думается, что с 1 января 2019 г. никто из коллег не строил иллюзий о существенном улучшении ситуации с оплатой защитникам по назначению, однако вряд ли кто-то мог подумать, что обстановка ухудшится.

Проанализировав ситуацию с выплатами защитникам по назначению за истекший период нынешнего года, выделю три ключевые проблемы:

– адвокаты не знают, как себя вести в случае нарушения их прав;

– в законодательстве отсутствует прямое регулирование взыскания, что приводит к процессуальным «каруселям», затягиванию процесса взыскания и психологическому выгоранию адвоката-взыскателя;

– правоохранительные органы нередко используют выплаты как инструмент давления и (или) мести «особо активным» адвокатам.

В данной статье я постараюсь ответить на часто возникающие у адвокатов вопросы при взыскании платы за оказание юридической помощи в порядке ст. 51 УПК РФ, а также поделиться практикой Комиссии по защите прав адвокатов АП МО.

Выбор способа защиты нарушенного права адвоката зависит от существа нарушения.

Если постановление об оплате не вынесено

Если адвокат подал заявление о выплате (данное заявление с отметкой о принятии должно остаться на руках), а судья длительное время не выносит постановление, то наиболее эффективный способ взыскания – административный иск. В таком случае вынесение постановления, а зачастую и оплата, происходят в течение месяца с момента подачи иска.

Менее эффективный (более длительный) способ – направление жалобы в квалификационную коллегию судей региона. Неэффективный – жалоба на имя председателя суда.

Если постановление не выносит орган дознания или следствия, в качестве наиболее действенного зарекомендовало себя обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ. Несмотря на то что жалобы либо возвращаются без принятия (преимущественно московскими судами), либо производство по ним прекращается ввиду исполнения, – результат в большинстве случаев достигается достаточно быстро. Взыскание по КАС РФ в случае невынесения постановлений правоохранительными органами уступает жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ только необходимостью уплаты госпошлины. Направление жалобы руководителю органа следствия (дознания), на наш взгляд, неэффективно.

К жалобе следует приложить заявление с отметкой о принятии, копию удостоверения и постановление о назначении в качестве защитника.

Постановление об оплате вынесено, но оплата не произведена

В данном случае у адвокатов Московской области популярно взыскание как в исковом (общегражданском), так и в административном порядке. Наиболее эффективным представляется первый вид взыскания, поскольку при выборе данного способа защиты адвокат на выходе получает исполнительный лист о получении денежных средств, в то время как итогом административного процесса является решение об обязании совершить действия. Некоторые адвокаты включают в административный иск денежные требования, однако суд в большинстве случаев отказывает в его принятии на основании п. 1 ч. 1 ст. 128 КАС РФ.

В обоих случаях к исковым заявлениям достаточно прикладывать только постановление о назначении в качестве защитника с копией удостоверения и паспорта.

Сложность общегражданского порядка взыскания заключается в используемых нормах правового регулирования. Так, некоторые адвокаты успешно подают исковые заявления со ссылками на нормы трудового права, что позволяет им не уплачивать госпошлину и определять подсудность по месту их жительства.

Руководствуясь успешной практикой таких адвокатов, я проанализировала нормы, затрагивающие данные отношения, а также совершила прецедентную попытку взыскания оплаты труда защитника по назначению в приказном порядке. Совместно с адвокатом АП МО Екатериной Давыдовой, перед которой у ГСУ образовалась задолженность в размере 36 тыс. руб., мы подготовили заявление о вынесении судебного приказа и подали его мировому судье по месту жительства заявительницы. Содержание заявления следующее. В соответствии с постановлением об оплате труда адвоката от 15 февраля с. г. следователя по особо важным делам первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по МО должник должен выплатить взыскателю 36 тыс. руб. в качестве платы за оказание юридической помощи по назначению в отношении обвиняемого Д.

Руководствуясь нормами абз. 7 ст. 122 ГПК РФ, заявительница обратилась в суд с требованием о взыскании долга, мотивируя избранный способ защиты характером выплаты: взыскиваемые денежные средства являются гонораром адвоката, а оказание юридической помощи по назначению – единственным источником дохода. Таким образом, данные правоотношения по их природе можно квалифицировать как вытекающие из трудовых.

В выдаче судебного приказа заявительнице было отказано. Данное определение оставлено без изменения Никулинским районным судом г. Москвы.

Суды мотивировали отказы отсутствием у истца трудового договора с ГСУ.

Мы, в свою очередь, не согласились с данным выводом судов о том, что отношения в отсутствие трудового договора не могут считаться вытекающими из трудовых.

Само по себе отсутствие трудового договора не может рассматриваться как безусловное основание для признания отношений не относящимися к трудовым или вытекающим из трудовых, что прямо предусмотрено ст. 16 ТК РФ.

Безусловно, отношения, возникающие между госорганом и адвокатом, назначенным в порядке ст. 51 УПК РФ, не могут квалифицироваться как трудовые в силу специфики Закона об адвокатуре, однако должны интерпретироваться как вытекающие из трудовых отношений в целях обеспечения защиты конституционных прав адвоката на получение платы за труд. Ведь никто не может поспорить с тем, что для адвоката данные выплаты являются источником средств к существованию, причем для некоторых – единственным.

Оплата труда адвоката по назначению действительно не основана на договоре, а имея публично-правовой характер, обладает более сложной структурой.

Предусмотренные Законом об адвокатуре (п. 8 ст. 25) и УПК РФ (ч. 5 ст. 50, ч. 2 ст. 131, ч. 6 ст. 132) положения направлены на обеспечение адвокату по назначению выплаты соответствующего вознаграждения и носят гарантийный характер. Они закрепляют механизм оплаты, гарантирующий такому защитнику выплату вознаграждения в размере, определяемом на основе предусмотренных критериев, обеспечивая тем самым реализацию конституционного права на получение вознаграждения за труд (Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 1712-О-О). Напомню, что Конституцией РФ (ст. 37) провозглашен запрет на принудительный труд и гарантировано право каждого гражданина на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Согласно ст. 11 ТК РФ трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются трудовым законодательством и иными нормами трудового права. В этой же норме отмечено, что трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, применимы и к другим отношениям, связанным с использованием личного труда, если это предусмотрено ТК РФ или иным федеральным законом.

Оказывая юридическую помощь по назначению, адвокат с позиции государства исполняет публичную функцию, однако с его собственной позиции – он трудится, ожидая получения вознаграждения за работу. Плата, получаемая адвокатом от государства за защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, является доходом адвоката.

Согласно п. 2 Рекомендации МОТ № 198 о трудовом правоотношении, принятой Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г., характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В п. 9 указанного документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения его наличие должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом заключенном между сторонами соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер.

Полагаем, что отношения между адвокатом по назначению и государством соответствуют данным критериям: размер выплат фиксирован и определен государством, поручение на работу определяется соответствующим постановлением.

Несмотря на то что задолженность перед Екатериной Давыдовой была ликвидирована, мы намерены поставить вопрос о взыскании долга в рамках приказного производства на рассмотрение Верховного Суда РФ и, если потребуется, Конституционного Суда РФ, ведь если адвокатам по назначению разрешат взыскивать долги по оплате указанным образом, это может существенно упростить взыскание, а также позволит взыскивать неустойку в рамках трудового законодательства, что в настоящее время невозможно. Неприменимость ст. 395 ГК РФ к бюджетным правоотношениям также препятствует адвокатам в оперативном получении причитающихся им выплат.

Также отмечу, что по итогам рассмотрения кейса о взыскании долга в рамках приказного производства судами высших инстанций мы намерены подготовить методические рекомендации и образцы документов с учетом правоприменительной практики.

Неправильно определен размер оплаты труда

Данный вариант возможен, если постановление об оплате труда адвоката по назначению вынесено с неправильным расчетом (в том числе по старым ставкам) и оплачено либо вынесено с неправильным расчетом и не оплачено. В обоих случаях применяется описанный способ защиты, только требования находятся в плоскости взыскания дельты.

На практике ошибки в определении размера оплаты обусловлены следующим:

– госорганы (преимущественно органы следствия и дознания) применяют старые ставки. Эта проблема актуальна и сейчас, хотя не столь часто проявляется;

– госорганы не включают в постановления некоторые виды работ или уменьшают их продолжительность.

Например, адвокат В. указал в заявлении следующие виды оказанной помощи:

– ознакомление с материалами дела (12 марта);

– участие в судебном заседании (12 и 22 марта; 1, 10 и 20 апреля);

– ознакомление с материалами дела (30 апреля).

Повторное ознакомление В. проводил после пяти судебных заседаний в целях фотофиксации новых доказательств и подготовки к прениям, однако суд не нашел оснований для оплаты повторного ознакомления, сочтя его излишним. Более того, отказывая в назначении оплаты, суд установил, что адвокат, требуя оплатить повторное ознакомление, допустил злоупотребление правом.

В данном случае наиболее эффективным, на наш взгляд, является стандартный порядок обжалования решения суда.

В заключение подчеркну, что какой бы порядок защиты ни выбрал адвокат, в большинстве случаев ему не придется ждать судебного акта и тем более предъявлять исполнительный лист. Сам факт обращения за судебной защитой является мощным толчком для должников к скорейшему устранению нарушений.

В производстве следователя СЧ УМВД по г. _______ Р.Д. А.. находится уголовное дело в отношении моего доверителя Ш.Е.И.

13 мая 2011 года мною было подано ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела ордера адвоката и об ознакомлении с материалами уголовного дела в отношении Ш.Е.И., составленных с участием последнего.

До настоящего времени данное ходатайство не рассмотрено, на мои телефонные звонки следователь Р.Д.А. отвечает намерением встретиться в отдаленном будущем, от встреч уклоняется, в связи с чем я не имею возможности воспользоваться правами, предусмотренными ст. 53 УПК РФ в части ознакомления с протоколами следственных и процессуальных действий с участием моего доверителя.

Кроме того, мне стало известно, что следователь Р.Д.А. в нарушение ч. 1 ст. 50 УПК РФ производит следственные действия с участием моего доверителя в присутствии адвоката назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ, не уведомляя меня – адвоката по соглашению ― о времени и месте производства следственных действий.

Кроме того, мне стало известно о том, что следователь Р.Д.А. не вызывая меня для производства следственных действий производит вывозы моего доверителя Ш.Е.И. в ИВС УМВД по г. Т. где с ним производится работа оперативными уполномоченными в нарушение признанных государством прав обвиняемого.

«Согласно статье 49 (часть 1) Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Указанный в этой норме порядок предполагает, в частности, освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность и свидетельствовать против самого себя (ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 51 Конституции РФ) и обеспечение ему права пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ).

Закрепляя данные права обвиняемого, Конституция РФ исходит из особого статуса этого субъекта уголовно-процессуальных отношений и необходимости установления дополнительных гарантий защиты его законных интересов. Соответствующие гарантии предусмотрены в уголовно-процессуальных нормах, специально определяющих статус обвиняемого и имеющих приоритет (в качестве lex specialis) перед нормами, регулирующими какие-либо общие правила. Следовательно, нормы отраслевого законодательства, носящие общий характер, не могут применяться в отношении обвиняемого без учета особенностей его правового положения, в том числе вытекающих из предписаний ст. 48, 49 и 51 Конституции РФ.

То же относится и к положениям оспариваемых К.О.Б. …п. 1 ч. 1 ст. 6 и п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Данные нормы, определяющие права и обязанности следователя и осуществляющих оперативно-розыскную деятельность органов, в том числе регламентирующие проведение по поручению следователя опросов граждан, не подлежат применению к обвиняемому без учета положений… закрепляющих гарантии прав этого особого участника судопроизводства. Более того, из указанных предписаний в их взаимосвязи следует, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

Таким образом, оспариваемые заявителем нормы ни сами по себе, ни тем более в совокупности с указанными положениями Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства не могут выступать в качестве правового основания оперативно-розыскных действий, проводившихся в отношении К. О. Б.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Недопустимыми, в частности, должны признаваться доказательства, добытые с нарушением правила, установленного ст. 51 (ч. 1) Конституции РФ, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, а также п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый обвиняемый имеет право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не могут быть использованы для обоснования обвинения, при производстве дознания, предварительного расследования и разбирательстве уголовного дела в суде. Устранение их из уголовного дела обеспечивается соответствующими должностными лицами органов предварительного расследования и прокуратуры, а также судами, которые должны гарантировать участникам процесса право на судебную защиту их прав и свобод, в том числе нарушенных в связи с не отвечающими требованиям закона методами доказывания. Это вытекает из ст. 18 и 46 Конституции РФ, согласно которым права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием, а также диктуется закрепленным в ст. 21 Конституции РФ принципом охраны достоинства личности, предполагающим, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому как равноправному субъекту возможность защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов и должностных лиц, в том числе осуществляющих расследование по уголовным делам» (Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 211-О).

В связи с вышеизложенным, руководствуясь ст. 7, 75, 53, 125 УПК РФ,

ПРОШУ:

Признать незаконным действия следователя СЧ СУ УМВД по г. ___________А., выразившееся в производстве следственных действий без участия защитника К.И.В., а также в вывозе Ш.Е.И. для работы оперативным работникам незаконными.

Признать бездействие следователя СЧ СУ УМВД по г.________ А., выразившееся в неознакомлении с материалами уголовного дела, составленными с участием Ш.Е.И., незаконным.

Приложение: ордер адвоката.

Копия ходатайства от 13.05.2011 (оригинал будет представлен в судебном заседании для обозрения)

Прокурору _______________ района

от адвоката _____________________

в защиту обвиняемого ____________

по уголовному делу__________________

в производстве следователя_____________

ЖАЛОБА

на незаконные действия следователя

(в порядке ст. ст. 19; 124 УПК РФ)

В производстве следователя ____________ находится уголовное дело ________, возбужденное в отношении ____________ по ч.5, ст.264 УК РФ.

«____» _________ 20___ г следователь ознакомил обвиняемого ____________ с постановлением о назначении комплексной автотехнической и трассологической экспертизы. В протоколе ознакомления обвиняемым___________ сделана запись о том, что ходатайство защиты о постановке перед экспертами дополнительных вопросов будет заявлено после консультаций со специалистом со стороны защиты.

«____» _________ 20___г мной подано следователю ходатайство о постановке дополнительных вопросов эксперту автотехнику и эксперту трасологу.

Постановлением следователя от «___» _________20___г в удовлетворении ходатайства защиты отказано в полном объёме. При этом, в нарушение требований ч.4, ст.7 УПК РФ, в постановлении следователя отсутствует и обоснование, и мотивировка решения следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защиты. В описательно-мотивировочной части постановления содержатся только три предложения: «Ходатайство защитника изучено. Оснований для его удовлетворения не имеется, поскольку все необходимые вопросы перед экспертами поставлены. Если в заключении экспертов будет выявлена неполнота исследований, то, сторона защиты вправе заявить ходатайство о назначении дополнительной экспертизы».

Очевидно, что следователь уклонился от разрешения ходатайства защиты по существу и ограничил сторону защиты в выяснении информации, опровергающей обвинение.

Так, защитником были поставлены следующие дополнительные вопросы перед экспертами:

  1. Почему (по какой причине) на дорожном покрытии отобразились только три следа торможения двух транспортных средств, хотя у двух столкнувшихся автомобилей в процессе экстренного торможения участвуют не менее 4-х колёс?
  2. Влияет ли на длину тормозного пути применение водителем манёвра вправо?
  3. Влияет ли на длину тормозного пути расположение транспортного средства под углом 30% к направлению вектора движения тормозящего транспортного средства после его столкновения с другим транспортным средством?
  4. Имелась ли у водителя _______ реальная возможность избежать столкновения при манёвре влево, а не вправо? Если столкновения всё же бы произошло, то, каковы могли быть его последствия?
  5. Имелась ли у водителя________ реальная возможность избежать столкновения, если бы он не начал движение вперёд и влево на жёлтом сигнале светофора?

Полный перечень вопросов изложен в прилагаемом ходатайстве защиты, но, приведённые выше 5 вопросов имели существенное значение для правовой оценки действий водителя__________ и обвиняемого водителя___________.

Отказывая в постановке перед экспертами вопросов защиты, следователь лишил обвиняемого __________ права представлять доказательства, требующие специальных познаний, хотя такое право обвиняемого прямо предусмотрено в п.4, ч.4, ст.47 УПК РФ. При этом, даже если сторона защиты воспользуется своим правом обратиться за помощью к специалисту, то, специалист объективно не сможет исследовать те материалы уголовного дела, которые доступны экспертам. Соответственно, заключение специалиста не может заменить выводы экспертов.

Утверждение следователя о том, что все необходимые вопросы экспертами уже поставлены опровергается текстом ходатайства защиты, в котором приведены вопросы, которые не были заданы экспертам и на которые эксперты не дадут ответа, необходимого стороне защиты для опровержения обвинения.

Ссылка следователя на то, что сторона защиты не лишена возможности заявить ходатайство о назначении дополнительной экспертизы неосновательна, так как зачем заявлять такое ходатайство, если вопросы защиты могли быть заданы экспертам при производстве первичной экспертизы.

При таких обстоятельствах, постановление следователя об отказе в постановке перед экспертами вопросов защиты не может быть признано обоснованным и соответствующим уголовно-процессуальному закону.

Руководствуясь ст. ст. 37; 19; 124 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Признать постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства защиты незаконным и необоснованным.

Сустина Татьяна

Проблема неоплаты труда адвокатов по назначению стоит очень остро – постановления об оплате не выносятся, либо выносятся, но не оплачиваются, либо оплачиваются, но с колоссальными задержками. Адвокаты вынуждены тратить огромное количество времени на получение заработанных денег. Система оплаты труда адвоката по назначению не налажена, судебная практика не единообразна.

В такой правовой реальности адвокаты должны защищать права их доверителей по назначению органов следствия, дознания и суда.

Вызывает раздражение позиция правоприменителей, которые не могут или не хотят выплачивать адвокатам вознаграждение за их труд по назначению надлежащим образом, мотивируя цейтнотом, колоссальными объемами бумаг и информации по делам, при этом получая зарплату стабильно и своевременно. Думается, что с 1 января 2019 г. никто из коллег не строил иллюзий о существенном улучшении ситуации с оплатой защитникам по назначению, однако вряд ли кто-то мог подумать, что обстановка ухудшится.

Проанализировав ситуацию с выплатами защитникам по назначению за истекший период нынешнего года, выделю три ключевые проблемы:

  • адвокаты не знают, как себя вести в случае нарушения их прав;
  • в законодательстве отсутствует прямое регулирование взыскания, что приводит к процессуальным «каруселям», затягиванию процесса взыскания и психологическому выгоранию адвоката-взыскателя;
  • правоохранительные органы нередко используют выплаты как инструмент давления и (или) мести «особо активным» адвокатам.

В данной статье я постараюсь ответить на часто возникающие у адвокатов вопросы при взыскании платы за оказание юридической помощи в порядке ст. 51 УПК РФ, а также поделиться практикой Комиссии по защите прав адвокатов АП МО.

Выбор способа защиты нарушенного права адвоката зависит от существа нарушения.

Если постановление об оплате не вынесено

Если адвокат подал заявление о выплате (данное заявление с отметкой о принятии должно остаться на руках), а судья длительное время не выносит постановление, то наиболее эффективный способ взыскания – административный иск. В таком случае вынесение постановления, а зачастую и оплата, происходят в течение месяца с момента подачи иска.

Менее эффективный (более длительный) способ – направление жалобы в квалификационную коллегию судей региона. Неэффективный – жалоба на имя председателя суда.

Если постановление не выносит орган дознания или следствия, в качестве наиболее действенного зарекомендовало себя обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ. Несмотря на то что жалобы либо возвращаются без принятия (преимущественно московскими судами), либо производство по ним прекращается ввиду исполнения, – результат в большинстве случаев достигается достаточно быстро. Взыскание по КАС РФ в случае невынесения постановлений правоохранительными органами уступает жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ только необходимостью уплаты госпошлины. Направление жалобы руководителю органа следствия (дознания), на наш взгляд, неэффективно.

К жалобе следует приложить заявление с отметкой о принятии, копию удостоверения и постановление о назначении в качестве защитника.

Постановление об оплате вынесено, но оплата не произведена

В данном случае у адвокатов Московской области популярно взыскание как в исковом (общегражданском), так и в административном порядке. Наиболее эффективным представляется первый вид взыскания, поскольку при выборе данного способа защиты адвокат на выходе получает исполнительный лист о получении денежных средств, в то время как итогом административного процесса является решение об обязании совершить действия. Некоторые адвокаты включают в административный иск денежные требования, однако суд в большинстве случаев отказывает в его принятии на основании п. 1 ч. 1 ст. 128 КАС РФ.

В обоих случаях к исковым заявлениям достаточно прикладывать только постановление о назначении в качестве защитника с копией удостоверения и паспорта.

Сложность общегражданского порядка взыскания заключается в используемых нормах правового регулирования. Так, некоторые адвокаты успешно подают исковые заявления со ссылками на нормы трудового права, что позволяет им не уплачивать госпошлину и определять подсудность по месту их жительства.

Руководствуясь успешной практикой таких адвокатов, я проанализировала нормы, затрагивающие данные отношения, а также совершила прецедентную попытку взыскания оплаты труда защитника по назначению в приказном порядке. Совместно с адвокатом АП МО Екатериной Давыдовой, перед которой у ГСУ образовалось задолженность в размере 36 тыс. руб., мы подготовили заявление о вынесении судебного приказа и подали его мировому судье по месту жительства заявительницы. Содержание заявления следующее. В соответствии с постановлением об оплате труда адвоката от 15 февраля с. г. следователя по особо важным делам первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по МО должник должен выплатить взыскателю 36 тыс. руб. в качестве платы за оказание юридических услуг по назначению в отношении обвиняемого Д.

Руководствуясь нормами абз. 7 ст. 122 ГПК РФ, заявительница обратилась в суд с требованием о взыскании долга, мотивируя избранный способ защиты характером выплаты: взыскиваемые денежные средства являются заработком адвоката, а оказание юридической помощи по назначению – единственным источником дохода. Таким образом, данные правоотношения по их природе можно квалифицировать как вытекающие из трудовых.

В выдаче судебного приказа заявительнице было отказано. Данное определение оставлено без изменения Никулинским районным судом г. Москвы.

Суды мотивировали отказы отсутствием у истца трудового договора с ГСУ.

Мы, в свою очередь, не согласились с данным выводом судов о том, что отношения в отсутствие трудового договора не могут считаться вытекающими из трудовых.

Само по себе отсутствие трудового договора не может рассматриваться как безусловное основание для признания отношений не относящимися к трудовым или вытекающим из трудовых, что прямо предусмотрено ст. 16 ТК РФ.

Безусловно, отношения, возникающие между госорганом и адвокатом, назначенным в порядке ст. 51 УПК РФ, не могут квалифицироваться как трудовые в силу специфики Закона об адвокатуре, однако должны интерпретироваться как вытекающие из трудовых отношений в целях обеспечения защиты конституционных прав адвоката на получение платы за труд. Ведь никто не может поспорить с тем, что для адвоката данные выплаты являются заработком – источником средств к существованию, причем для некоторых – единственным.

Оплата труда адвоката по назначению действительно не основана на договоре, а имея публично-правовой характер, обладает более сложной структурой.

Предусмотренные Законом об адвокатуре (п. 8 ст. 25) и УПК РФ (ч. 5 ст. 50, ч. 2 ст. 131, ч. 6 ст. 132) положения направлены на обеспечение адвокату по назначению выплаты соответствующего вознаграждения и носят гарантийный характер. Они закрепляют механизм оплаты, гарантирующий такому защитнику выплату вознаграждения в размере, определяемом на основе предусмотренных критериев, обеспечивая тем самым реализацию конституционного права на получение вознаграждения за труд (Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 1712-О-О). Напомню, что Конституцией РФ (ст. 37) провозглашен запрет на принудительный труд и гарантировано право каждого гражданина на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Согласно ст. 11 ТК РФ трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются трудовым законодательством и иными нормами трудового права. В этой же норме отмечено, что трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, применимы и к другим отношениям, связанным с использованием личного труда, если это предусмотрено ТК РФ или иным федеральным законом.

Оказывая юридическую помощь по назначению, адвокат с позиции государства исполняет публичную функцию, однако с его собственной позиции – он трудится, ожидая получения вознаграждения за работу. Плата, получаемая адвокатом от государства за защиту в порядке ст. 51 УПК РФ, является доходом адвоката, т.е. его заработком.

Согласно п. 2 Рекомендации МОТ № 198 о трудовом правоотношении, принятой Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г., характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

В п. 9 указанного документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения его наличие должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом заключенном между сторонами соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер.

Полагаем, что отношения между адвокатом по назначению и государством соответствуют данным критериям: размер выплат фиксирован и определен государством, поручение на работу определяется соответствующим постановлением.

Несмотря на то что задолженность перед Екатериной Давыдовой была ликвидирована, мы намерены поставить вопрос о взыскании долга в рамках приказного производства на рассмотрение Верховного Суда РФ и, если потребуется, Конституционного Суда РФ, ведь если адвокатам по назначению разрешат взыскивать долги по оплате указанным образом, это может существенно упростить взыскание, а также позволит взыскивать неустойку в рамках трудового законодательства, что в настоящее время невозможно. Неприменимость ст. 395 ГК РФ к бюджетным правоотношениям также препятствует адвокатам в оперативном получении причитающихся им выплат.

Также отмечу, что по итогам рассмотрения кейса о взыскании долга в рамках приказного производства судами высших инстанций мы намерены подготовить методические рекомендации и образцы документов с учетом правоприменительной практики.

Неправильно определен размер оплаты труда

Данный вариант возможен, если постановление об оплате труда адвоката по назначению вынесено с неправильным расчетом (в том числе по старым ставкам) и оплачено либо вынесено с неправильным расчетом и не оплачено. В обоих случаях применяется описанный способ защиты, только требования находятся в плоскости взыскания дельты.

На практике ошибки в определении размера оплаты обусловлены следующим:

  • госорганы (преимущественно органы следствия и дознания) применяют старые ставки. Эта проблема актуальна и сейчас, хотя не столь часто проявляется;
  • госорганы не включают в постановления некоторые виды работ или уменьшают их продолжительность.

Например, адвокат В. указал в заявлении следующие виды оказанной помощи:

  • ознакомление с материалами дела (12 марта);
  • участие в судебном заседании (12 и 22 марта; 1, 10 и 20 апреля);
  • ознакомление с материалами дела (30 апреля).

Повторное ознакомление В. проводил после пяти судебных заседаний в целях фотофиксации новых доказательств и подготовки к прениям, однако суд не нашел оснований для оплаты повторного ознакомления, сочтя его излишним. Более того, отказывая в назначении оплаты, суд установил, что адвокат, требуя оплатить повторное ознакомление, допустил злоупотребление правом.

В данном случае наиболее эффективным, на наш взгляд, является стандартный порядок обжалования решения суда.

В заключение подчеркну, что какой бы порядок защиты ни выбрал адвокат, в большинстве случаев ему не придется ждать судебного акта и тем более предъявлять исполнительный лист. Сам факт обращения за судебной защитой является мощным толчком для должников к скорейшему устранению нарушений.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: