Земли казахов были признаны государственной собственностью что привело к

Обновлено: 29.01.2023

Как республика бывшего СССР Казахстан появился на карте менее девяти десятилетий назад, ну а в качестве независимого государства он известен всего три последних десятилетия. При этом далеко не вся его территория исторически принадлежала казахам, которых до революции 1917 года называли киргиз-кайсаками, то есть, степными киргизами. Значительная часть северных земель принадлежали русскому казачьему войску, причем, территория Уральского войска , включая и город Уральск, вошла в современный Казахстан почти полностью. То же самое произошло с большей частью территории Сибирского казачьего войска, к которой относились города Петропавловск, Семипалатинск, Павлодар и Усть-Каменогорск. Наконец, в Казахстане полностью оказались земли Семиреченского казачьего войска со столицей - городом Верный (в 1924 году переименован в Алма-Ату, в 1929 году стал столицей Казахской АССР).

Появление русских на территории современного Казахстана

При этом, на довольно значительной части современной казахстанской территории русские появились и поселились раньше казахов, а это значит, что именно они являются там коренным народом. Впервые казаки начали селиться вдоль реки Яик (сейчас - Урал) еще в конце XVI века, основав примерно в то время Яицкий городок (в конце XVIII века был переименован в Уральск). А несколько позже, уже в середине XVII века был основан и другой город - Гурьев (в годы независимости переименован в Атырау), расположенный в устье Яика.

Большей частью русские казаки жили в своих станицах на берегу Яика. Помимо обычной для себя дозорной и пограничной службы они также занимались сельских хозяйством — выращивали зерно, пасли стада скота и ловили рыбу. А вот кочевые жители степей близко к рекам не подходили, предпочитая центральную и восточную часть нынешнего Казахстана. И кстати, в районе Яика казахов не было от слова «вообще» - здешние места являлись регионом проживания ногайцев .

В первой половине XVIII века ногайцы ушли из окрестностей Яика и тогда русские начали постепенно продвигаться дальше в глубь степей. И примерно в то же время началось присоединение казахских племен к России — в 1731 году присягу на верность империи дал хан Абулхаир вместе с большинством старшин Младшего жуза. Причем, инициатива исходила именно от него — тогда Жуз сильно ослабел после войны с джунгарами и нуждался в могущественных защитниках и покровителях. Неудивительно, что Абдулхаир несколько раз с 1726 года отправлял к русском двору посольства, но лишь в начале 1731 года императрица Анна Иоанновна приняла соответствующий указ, включив земли Младшего жуза в состав России.

Как Казахстан к России присоединился

Тогда казахи дали обещания сохранять верность как нынешней правительнице, так и её наследникам, дав свое согласие ограничить внешний суверенитет ханства. Кроме того, они взяли на себя обязательства не нападать на российские торговые караваны и отдельных подданных, нести службу и платить ясак. Также дети многих знатных людей стали аманатами — своеобразными заложниками соблюдения соглашений, переселившись я русские города. Взамен Россия дала обещания охранять от внешних нашествий своих новых подданных, причем, на данном этапе во внутреннюю политическую жизнь казахов она не вмешивалась.

Выгоды от добровольного присоединения были настолько очевидны, что всего через 9 лет — в 1740 году примеру Младшего жуза последовал и Средний. Правда, здесь далеко не все старшины сразу приняли русское подданство, этот процесс затянулся на несколько десятилетий и полностью завершился только в начале 1820-х годов. За это время было основано множество новых городов — Усть-Каменогорск , Петропавловск и другие. Напомним, что поскольку казахи были кочевым народом, городов они не строили вообще. Последним же в состав России вошел Старший жуз и произошло это в 1840-х — 1860-х годах.

Ну и добавим что по переписи 1897 года в пределах современных границ Казахстана жило примерно 4.3 млн человек. А через 100 лет — уже почти 17 млн, то есть, имел место рост почти в 4 раза. Говорящие сами за себя цифры, динамика которых в общем-то даже и не нуждается в комментировании..

Форма собственности землевладения всегда играла основополагающую роль в земельном вопросе как в политическом контексте, так и экономическом развитии данного отрасли аграрии. Тем более остро стояла это проблема в начале ХХ века в Казахстане, когда бурно обсуждался дальнейшее колонизации Россией казахских земель. В данной статье методом сравнительного анализа и принципом научного объективизма предлагается и рассматривается проблема формы собственности землевладения в Казахстане в дореволюционный период. Автор статьи ставить основной задачей определить приемлемую форму собственности для казахского населения в данное время и положение. В итоге анализируя и приводя высказывания национальной интеллигенции, приходит к выводу, что наиболее приемлемой в дореволюционный период формой землевладения была государственная.Также анализируется ситуация введения частной собственности для казахов, переходящих к оседлости, на равных основаниях с переселенцами. Этот принцип был утвержден в том же году Инструкцией, имевшей силу закона. Таким образом, 1909 год стал переломным в трансформации земельного законодательства, аннулировав принцип огосударствления всех земель казахского населения, введя право частной собственности на земли оседающих казахов.

В начале ХХ века активно обсуждался вопрос о формах землевладения казахов. Свою позицию по этому вопросу высказал К.Пален, настаивавший на введении частной собственности на обрабатываемые казахами земли. Его позиция была вызвана не заботой о казахском народе, а преследовала цель – расширение площади русского землевладения. Частная собственность, по его мнению, будет содействовать передаче казахских земель русскому населению посредством купли-продажи. Близки к концепции К.Палена и взгляды Ф.Лобысевича, который предлагал осуществить "свободную колонизацию" на основе взаимных согласий, то есть русские купцы и предприниматели должны брать такие участки, которые предоставят или продадут им казахи. В конечном счете воплощение в жизнь этого теоретического тезиса привело бы к осуществлению ненасильственного способа колонизации казахских земель путем мирной экономической борьбы, который, несмотря на свои либеральные оттенки, имел бы своим результатом страшную катастрофу – окончательную потерю земли казахами. Таким образом, инициация идеи о частной собственности в Казахстане была связана с усилением колонизации казахских земель. Вместе с тем, идентификация земельных отношений в России и Казахстане привела к распространению в Казахстане идеологии либерализма, основывающейся на идее о том, что ". образование могущественного класса крестьян-землевладельцев, привязанных к личной земельной собственности, является необходимым условием экономического возрождения России' [1]. Приверженцем этой идеи был и П.Столыпин, который в противовес планам национализации земли выдвинул принцип развития частной собственности. Он подверг критике радикальные взгляды о прогрессивном характере насильственной национализации земли и коллективной собственности на ней, совершенно верно уловив то, что при принудительной национализации ". земля получила бы скорее те же свойства, как вода и воздух. Ею бы стали пользоваться, но улучшать ее, прилагать к ней свой труд с тем, чтобы результаты этого труда перешли к другому лицу – этого бы никто не стал бы делать [2].

Большинство взглядов по этому вопросу в начале 20 века склонялось в сторону признания целесообразности национализации земли. Такой точки зрения придерживался, в частности, известный экономист Л.Чермак. Глубже, чем остальные авторы, к разработке вопроса о формах собственности на землю, подошел Т.Седельников, считавший, что у казахской земли должно быть 2 совладельца – казахский народ и государство. Рассматривая перспективы эволюции форм землевладения в Казахстане, он на наш взгляд, вплотную подошел к идее о необходимости социализации, а не национализации земли. Данная точка зрения была очень близка к программным установкам партии эсеров, программу которой разработали известные ученые-аграрники А.Чаянов и Н.Кондратьев, взгляды которых будут освещаться в дальнейшем.

Проблема введения на территории Казахстана частной собственности активно обсуждалась и на местах. Побудительным моментом для постановки данной проблемы, как указывалось выше, выступила усиливающаяся колонизация казахских земель. Вместе с тем оказало свое воздействие аграрное законодательство П.Столыпина.

В материалах Переселенческого Управления по Семиреченской области за 1906-1913 годы мы также находим мысль об актуализации вопроса отвода земель на правах единоличного владения. В Отчете отмечалось, что историческая ошибка землепользования России – создание огромных латифундий – не должна повторяться в новоприобретенных землях. Однако, автор этой идеи дифференцированно подходил к проблеме форм землевладения в Казахстане. Он обращал внимание на те отрасли сельского хозяйства, которые не могут вместиться в рамки мелкого землевладения. К таковым он относит тонкорунное и каракулевое овцеводство, коневодство, скотоводство вообще. Поэтому, наряду с мелкой частной земельной собственностью, по его мнению, возможно создание и более крупной земельной собственности. Важным аргументом в пользу введения частной собственности являлась необходимость орошения удобных для земледелия пустующих земель.

В 1907 году проблема введения частной собственности на казахские земли явилась одним из предметов обсуждения на Совещании о землеустройстве казахов. Официальные лица на этом Совещании пока что не встали на сторону признания необходимости осуществления на практике частной собственности на землю. Совещание предположило определить землю оседлым казахам не в собственность, а в пользование, причем окончательное, не подвергаемое новым изъятиям, хотя и было признано, что ". отвод земли в собственность был бы во всех отношениях более желательным'. Частная собственность не была одобрена, так как при утверждении ее для казахского населения, пришлось бы распространить эту меру и на переселенцев, а это противоречило принципам законодательства, по которому земли являлись собственностью государства.

При обсуждении сметы Переселенческого Управления на 1909 год в Государственной Думе выявилась позиция этого ведомства относительно проблемы землевладения казахов. Оно стояло на той точке зрения, что закреплять за какой-либо группой населения казахов или другого инородческого населения в собственность земельные пространства, необходимые для обеспечения их существования при условии их кочевого образа жизни, не представляется рациональным. Данная точка зрения не была лишена зерен целесообразности, так как отвод земель кочевого землепользования в частную собственность, а значит отграничение их не содействовал бы развитию хозяйства.

Совещание 1909 года, рассмотревшее постановку переселенческого и землеустроительного дела в областях, управляемых на основании Степного Положения, уже в корне пересмотрело взгляды по вопросу о частной собственности на землю. Наряду с вышеозначенными причинами, актуализировавшими постановку вопроса о введении частной собственности на казахские земли, хотелось бы отметить влияние на этот процесс становления так называемого "нового" курса в переселенческой политике, делавшего ставку на сильного, зажиточного переселенца посредством развития частной инициативы на личных землях. Вместе с тем, введение частной собственности на землю было тесным образом связано с установкой на развитие землеустроительного процесса среди казахского населения. Данное Совещание согласилось с необходимостью введения частной собственности для казахов, переходящих к оседлости, на равных основаниях с переселенцами. Этот принцип был утвержден в том же году Инструкцией, имевшей силу закона. Таким образом, 1909 год стал переломным в трансформации земельного законодательства, аннулировав принцип огосударствления всех земель казахского населения, введя право частной собственности на земли оседающих казахов. Ради объективности, необходимо отметить, что в дореволюционный период официальные законы с 1909 года отрази ли рациональную мысль о необходимости разнообразия форм землевладения среди оседлого и кочевого населения. Таким образом, если в начале 20 века Российское самодержавие выступило в роли регулятора землевладения и землепользования для казахов, переходящих к оседлости, то "в вопросах внутреннего землепользования, касающихся непосредственной системы поземельных отношений в кочевой среде, оно довольно стабильно придерживалось политики невмешательства и сохранения "статус-кво", которое понималось как признание общинно-родового землевладения и норм обычного права при регулировании и регламентации межличностных отношений" [3].

Проблемы форм землевладения возводились во главу угла платформ политических партий России конца 19 начала 20 веков. Беглое освещение трактовки данного вопроса различными политическими партиями позволяет понять актуальность и неоднозначность проблемы землевладения и наличие спектра взглядов в общественной мысли данного периода. Так, за национализацию земли выступила трудовая партия и социал-демократы. У либералов не было пунктов о национализации земли, основную цель преобразований в аграрном секторе они видели в постепенном переходе земли в частную собственность, но как можно безболезненнее для всех сословий. Кадеты также выступали за частную собственность. Меньшевики говорили о муниципализации земли.

На наш взгляд, наиболее приемлемой в дореволюционный период формой землевладения была государственная. Несмотря на недостатки этой системы (бесконечные изъятия из казахского землепользования как из единого государственного земельного фонда), она имела свои преимущества, заключавшиеся в том, что во-первых, на сохранившихся в пользовании казахов землях отчуждение землепользователей от средств производства и результатов их труда не присутствовало в хозяйственно-экономической деятельности, как это произошло в послеоктябрьский период. А.Букейханов по этому поводу отмечал: ". несмотря на то, что казахские земли являются государственными, это не мешает казахам продавать ее, сдавать в аренду, дарить" [4]. В данных условиях, естественно, осуществлялась не непосредственная продажа земли, а использовалась продажа права на бессрочное пользование. Во-вторых, юридически оформленная собственность на землю, усилила бы тенденцию в сторону увеличения продажи казахских земель, в результате чего земли перешли бы в переселенческий фонд. В целом, хотелось бы отметить, что при разрешении вопроса о установлении форм землевладения и землепользования нельзя их повсеместно сводить к единообразию.

Так, мысли П.Столыпина вполне применимы к оседлым районам Казахстана, где происходила индивидуализация землепользования, в кочевых же районах установление частной собственности на землю привело бы скорее всего к еще большей запутанности казахского землепользования и к обострению земельных противоречий между отдельными кочевыми общинами. Наряду с государственной собственностью одной из возможных форм землевладения казахского населения могла бы стать социализированная форма, хотя достичь ее можно было посредством более длительного и сложного процесса регулирования форм землепользования. Вызывает сомнение, чтобы власть имущая колониальная администрация пошла бы на осуществлении столь прогрессивных преобразований в сфере земельного законодательства, так как социализация казахских земель выступила бы фактором, заблокировавшим дальнейшую колонизацию последних.

Древняя история земельных отношений на территории нынешнего Казахстана это очень сложная и интересная тема. Она практически не исследована. Но эта тема привлекает внимание многих ученых, политиков, историков и правоведов. Об этом свидетельствуют письменные источники, данные археологии и истории.

История земельных отношений Казахстана требует системного подхода с учетом характера производительных сил общества, особенностей самого общества и государственности тюркских народов Востока.

Земля была основой существования племени, народности, государства и материальной базой для их хозяйственной деятельности. Она имела такое же значение в их жизни, кок скот и другое имущество. Иной раз она имела даже большее значение, чем скот или другое имущество. Не случайно возникали войны между племенами, народами, государствами за власть над землейтерриторией. Землю, используемую в качестве территории, называют местом родного очага, землю, используемую для хозяйственной деятельности, считали принадлежностью хозяйства. Право собственности на землю рассматривают как право пользования, которое некоторые ученые считают ―обычным правом‖. По своему содержанию право пользования землепользование имело такое же значение, как и право собственности.

Существовали запреты на использование определенных угодий для пастьбы скота теми лицами, которые не являлись владельцами пастбищных участков.

Существовало обычное право народов, которое применялось в регулировании земельных отношений. Согласно его нормам, объект права собственности на землю или права землепользования племени, семьи считался не только объектом пользования,но и объект ом наследования постольку, поскольку наследование никем не отменено, и сам собственник или землепользователь не отказался от этого права.

История земельного права в период ханского государства до господства царской России совпадает с периодом феодализма. Развитие феодальных земельных отношений изучалось многими учеными зарубежных стран и Казахстана.

Взгляды ученых на историю земельных отношений очень разнообразные. Их мнения о видах и формах собственности, о частной собственности на землю и по другим вопросам земельных отношений часто расходятся.

Характер производственных отношений этого периода показывает, что в казахских аулах и поселениях существовали различные формы собственности и использования земли в зависимости от почвенно-климатических условий территории. Именно в результате действия этих условий доминирующим стало кочевое и полукочевое животноводство. Частной собственностью на землю в таких районах обладали незначительные слои населения. Здесь Господствующей формой собственности на землю была общинная собственность.

В южных областях присутствовали все формы частной собственности и землепользования основной массы населения, не говоря уже о частной собственности на землю представителей властных структур государства (ханов, биев и других) и их приближенных.

Помимо общинной и родовой собственности в отдельных случаях могла существовать и семейная собственность населения, крупных баев и феодалов.

Некоторые ученые утверждают, что у кочевых народов феодальная собственность на землю отсутствовала и при этом ссылаются на К. Маркса о том, что ―присваивается и воспроизводится здесь на самом деле только стадо, а не земля, которую на каждом месте стоянки временно используют сообща‖ Однако, история свидетельствует об обратном. О распределении земли как объекта собственности сообщает историк Абилгазы. Он писал, что хан Батый распределял завоеванные земли между царевичами.

Сын хана Берке, получив ханский титул, раздал дары, за всеми Старшими и младшими своими братьями утвердил те, которые дал ему Бату-хан. В результате царевичи, потомки Чингисхана владели великими государствами, ―цветущими пастбищами‖.

Особенность права собственности ханов на землю заключалась в том, что они выступали в роли верховных собственников земли и выполняли функцию перераспределения земельных массивов в пределах подвластных им территорий.

Представители родовой знати выступали как собственники пастбищ в пределах своих владений.

В случаях, когда земельные межродовые тяжбы не могли быть разрешены самими спорящими сторонами, они обращались к хану за решением, которое считалось окончательным.

В связи с ―присоединением‖ земли казахов к царской России, правительство объявило эти земли собственностью Российского государства. Земельная собственность казахских биев, правителей, баев была ликвидирована. Был сохранен с некоторыми ограничениями порядок регулирования земельных отношений в казахских аулах, основанный на нормах обычного права.

Была ликвидирована ханская власть, местное население подчинилось колониальным органам управления.

В регулировании земельных отношений произошли изменения, появились новые формы собственности и землепользования. Земли, занимаемые местным населением, признавались государственными и предоставлялись им в общественное пользование.

Царское правительство, устанавливая новый земельно-правовой режим в Казахстане и Средней Азии, стремилось на этой территории укрепить свои позиции и проводить колониальную политику.

Россия установила особый правовой режим земель для казачьих войск и различных колониальных элементов. С этой целью на лучших землях, захваченных у казахов, разместились казачьи войска и переселенцы из России. Были изъяты многомиллионные земли местного населения, что нанесло ему огромный ущерб, который так и не был возмещен. В пользовании местного населения оставались, главным образом, болотистые и песчаные места, камышовые заросли и районы предгорий, непригодные не только для земледелия, но иногда и для пастьбы скота.

Некоторыми привилегиями пользовались местные баи, чиновники, правители и султаны. Они имели право частной собственности на землю, одной из форм этой собственности были земли, пожалованные избранным лицам.

Местное население имело право собственности на землю по нормам обычного права.

Правовой режим земель, установленный российским правительством в Казахстане, ничем не отличался от правового режима земель самой России. Земельная реформа проводилась в соответствии с земельным строем, установленным Российским государством.

Государственная и помещичья собственность на землюпо существу были однотипными. Казенные земли, не изъятые из гражданского оборота, легко становились объектами частной собственности.

Положения переселенцев в степной части Казахстана мало чем отличалось от положения их соотечественников в центральных губерниях России.

Правовой режим земель регулировался различными правительственными актами «О сибирских киргизах» 1922 г.

«Положения об управлении оренбургскими киргизами» 1844 г., ―Временное положение об управлении в Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областях‖ 1891 г., ―О пользовании и владении‖, ―Определение положения об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областями‖ 1867 г., Положения об управлении Туркестанским краем‖ 1886 г. и другие.

Положением 1891 года все леса были объявлены государственной собственностью.

Декрет о земле быстро дополнялся специальными декретами.

Одновременно с нормативноправовыми актами, устанавливающими правовой статус земель и других природных ресурсов, принимаются акты о порядке пользования этими объектами, вносившие коренные изменения в систему земельных, водных, горных, лесных и других правоотношений.

Декрет о земле был направлен на уничтожение основы колониального земельно-правового режима. Одновременно с ликвидацией органов колониального управления был объявлен переход всего колонизационного фонда в распоряжение советских земельных органов.

В первые послеоктябрьские годы еще не было условий для кардинального решения этого вопроса в Казахстане, где больше ощущались последствия реакционной аграрной политики царизма. В результате колониальной политики царизма в Казахстане из имевшихся в Казахстане 28,2 млн. дес. пахотоспособных земель 22,7 мл. дес. были изъяты из пользования коренного населения.

Бесчинства колониальных властей при решении земельного вопроса особенно большой размах приобрели в Семиреченской и некоторых других областях Казахстана. Чрезвычайно пагубными оказались последствия подавления восстания казахских и киргизских крестьян 1916 года и отчасти кулацкого разгула в 1917-1919 г.г. достаточно убедиться в этом позволяют следующие цифры. Если по данным 1915 г. в Семиреченской области в фактическом пользовании переселенцев было 985 тыс. дес., то статический учет 1917 г. показывает, что количество этих земель увеличилось менее чем за 2 года до 1 млн. 200 тыс. дес.

В период сплошной коллективизации сельского хозяйства наиболее распространенной формой сельскохозяйственной кооперации была артель. В кочевых и полукочевых районах на некоторое время получали распространение ТОЗЫ.

Как мы уже отмечали, коллективизация в сельском хозяйстве проводилась в принудительном порядке, и у кочевого и полукочевого местного населения принудительно отбирался весь скот и зерно. В результате в Казахстане в начальный период сплошной коллективизации сельского хозяйства среди местного населения умерло от голода более 2-х миллионов человек. Эти факты в земельно-правовой литературе в советский период не сообщались. Поэтому о них не писали.

В годы Великой Отечественной войны на сельское хозяйство Казахстана легла ответственность по обеспечению армии и населения продуктами питания. Но в республике не было реальных условий для подъема животноводческой отрасли: не хватало техники, рабочей силы, некому было заниматься заготовкой сена, недоставало сочных кормов, а также зернофуража. В Республике был взят курс на развитие отгонного животноводства. Всего за годы войны было освоено для нужд отгонного животноводства полукочевого производства 20 млн. га пастбищ и сенокосов.

С 1953 года началось освоение целинных и залежных земель в СССР и в том числе в Казахстане. Только за период с 1954 года по 1958 г. в Республике было создано 326 новых совхозов на целинных землях и 206 совхозов на базе многоземельных, но экономически слабых совхозов. Всего за 1954-1966.г. было организовано 1349 новых совхозов.

Дальнейшее реформирование земельного строя в административном порядке происходило по пути реорганизации колхозов в крупные государственные хозяйства совхозы. Особенно наглядно этот процесс осуществлялся в Казахстане где, по состоянию на 01.01.1990 года, за государственными сельскохозяйственными организациями было закреплено 205 млн. га сельскохозяйственных угодий или 92,2 % от всех сельскохозяйственных угодий, имевшихся в Республике.

19 февраля уходящего года исполнилось 290 лет событию, коренным образом изменившего жизнь казахского народа, однако, по преимуществу, замалчиваемому современной националистической историографией. В 1731 году в ответ на письмо, переданное через направленное в Петербург посольство Абулхаир-хана, императрица Анна Иоанновна подписала грамоту о принятии в российское подданство Младшего жуза. Начавшееся присоединение к Российской империи Казахской степи, без преувеличения, спасло её обитателей от физического уничтожения и поглощения более сильными и воинственными соседями.

Стремление казахских правителей тем или иным путем заручиться поддержкой набирающей силу Российской империи началось еще при Тауке хане.

Успешно продвигаясь на восток и на юг, в 50-х годах XVI века Московское государство подчинило своей воле Казанское и Астраханское ханства. Юго-восточные границы России подошли вплотную к владениям казахских жузов. В конце XVI века, на границе с Казахским ханством началось строительство русских городов, крепостей, форпостов, казачьих станиц и редутов. В 1620 ᴦ. был заложен Яицкий городок (Уральск), в 1645 ᴦ. – Гурьев (Атырау).

В 1694 году Тауке хан вновь послал в Москву с письмом к Петру I, в котором просил принять казахов в российское подданство, но без выплаты ясака, исполнения повинностей и при сохранении власти хана (1).

Петр I сразу же оценил значение Казахского ханства во внешней политике России: «Всем азиатским странам и землям оная орда ключ и врата, и той ради причины оная орда потребна под Российской протекцией быть».

В тот период передовые форпосты российского влияния выдвинулись далеко на восток, к Тихому океану. Ещё в конце XVI века казакам атамана Ермака, уничтожившим Сибирское ханство чингизида Кучума, по указу царя Ивана Грозного был пожалован особый статус, с этого времени казачество встало на службу государству. Но реальной помощи казахам (кроме начала строительства крепостей на Иртыше) тогда не оказывалось.

В 1715-1720 годы, несмотря на противодействие джунгар, началось строительство сибирскими казаками Иртышской укрепленной линии, заложены крепости Омская (1716), Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорская (1720) вверх по Иртышу, на Алтае.

Джунгарское (ойратское) ханство (1635-1758) располагалось на части территорий современного Северо-Западного Китая, а ставка ханов находилась в Илийской долине. Несколько забегая вперёд, отметим, что в 1757-1758 гг. Джунгарское ханство пало под ударами маньчжурской династии Цин, что привело к почти полному уничтожению его населения. Основу племенного союза ойратов, сложившегося в конце XIV века, составляли западномонгольские родоплеменные объединения – чорос (джунгары), дэрбэт, хошоут и торгоут. Последние в 1627-1628 гг. отделились от остальных ойратов и перекочевали в низовья Волги, заселив степи современной Калмыкии (2).

Помощь казахам от Петра I так и не пришла, так как Россия в это время была вовлечена в длительную и тяжелую Северную войну со Швецией (1700-1721). Сибирский губернатор князь Матвей Гагарин, с которым велись непосредственные переговоры о союзе, учёл, что это грозило большими осложнениями во взаимоотношениях России с Джунгарией и нарушило бы хозяйственные планы освоения богатых золотом и серебром мест по Иртышу. А потому без царского указа «калмыцкого владельца воевать не велел» .

Смерть Тауке хана в 1718 году прервала переговоры о присоединении, но просьбы о помощи и заявления о готовности служить «белому царю» продолжали поступать от ханов Каипа и Абулхаира.

В 1718 году посольство хана Каипа отправилось в Тобольск к сибирскому губернатору Матвею Гагарину. Хан предлагал заключить военный союз с Россией для совместной борьбы с джунгарами и усиления торговли. В ответ в Казахстан были направлены русские послы для знакомства с жизнью степи.

Между тем, вторжения джунгар несли угрозу не только для казахов, но и для России. Джунгары представляли опасность для российских территорий в Сибири, препятствовали её торговым интересам в Средней Азии.

В связи с этим царское правительство направило в ставку джунгарского правителя – хунтайджи посольство, которое потребовало прекратить набеги на казахские земли. В 20-е годы XVIII века продолжалась оживленная переписка и обмен послами между русским правительством и казахскими ханами о принятии казахами русского подданства.

Представитель младшей, не самой знатной, ветви потомков Жанибек хана Абулхаир хан пришел к власти, в отличие от своих предшественников, благодаря исключительно своим личным качествам. Обладая выдающимися достоинствами и талантами, он был провозглашён ханом старшинами многих родов Младшего и части Среднего жузов в возрасте около 25-30 лет на народном курултае в Каракумах в 1710 года.

Возвышение Абулхаира происходило в условиях нарастающей военной конфронтации казахов с джунгарами, волжскими калмыками и башкирами, когда большое значение среди кочевников приобрело сословие военных вождей или батыров. При таких обстоятельствах личные качества степного правителя и поддержка кочевой элиты «чёрной костью» были решающими факторами, а в военных действиях против внешних врагов Абулхаир доказал, что ему нет равных среди казахских военачальников.

Он сумел привлечь на свою сторону таких сильных и влиятельных народных батыров, как Есет, Богенбай и Жанибек, и занять положение наиболее авторитетного правителя в казахских жузах. Ему, как правителю преимущественно Младшего жуза, население которого меньше других этнотерриториальных объединений казахов пострадало в 1723 году от опустошительного набега войска джунгарского полководца Шоно-Лоузана, в дальнейшем стала принадлежать главная роль в организации всенародного сопротивления воинственным джунгарам (3).

Российский посланник в Бухаре Флорио Беневени сообщал Коллегии иностранных дел в Москву 15 января 1725 г.: «Шоно Лоузан чрез войну с Абулхаир-ханом город Туркестан взял было и 32 улуса, но потом он, Абулхаир-хан, соединясь с казаками, паки чрез войну в Туркестан пришёл и содержит оный даже и доныне паки в своем владении».

В течение последующих трёх лет (1727-1729) воинские соединения трёх жузов под верховным командованием Абулхаира одержали наиболее крупные победы в многолетней войне с Джунгарией, широко прославившие полководческое искусство, смелость и мужество казахского хана среди своего народа.

Весьма примечательно, что именно в данный судьбоносный период Абулхаир приобрел среди казахов звание старшего или главного хана. Исходя из трезвого осмысления внутриполитических реалий Казахского ханства и сложной геополитической ситуации на его внешних рубежах Абулхаир в 1730 г., выступил инициатором принятия казахским народом протектората России. Идя на этот неординарный политический шаг, он был глубоко убежден в том, что без сильной внешней поддержки ханская власть в Степи не смогла бы обеспечить сколько-нибудь стабильную интеграцию жузов на долговременную историческую перспективу и сохранить социокультурное единство и экстерриториальную целостность в условиях почти перманентной военной агрессии со стороны ближайших соседей . Для того, чтобы выстоять в этой тяжелой борьбе, по его мнению, казахам было необходимо с помощью России увеличить силовой ресурс института «старшего» хана в политической системе казахов. В противном случае, без такой модернизации и усиления центральной власти в степи, считал Абулхаир хан, «наши беспамятные юрты, неведомо которому неприятелю склонясь, честь свою потеряют» .

В 1726 году хан Абулхаир направил в Петербург посольство, которое от имени старшин Младшего жуза заявило русскому правительству о желании казахов принять подданство России и дать им кочевья по реке Урал. В связи с возникшими в Петербурге сомнениями относительно полномочий посла, переговоры не получили продолжения.

В апреле 1730 года Абулхаир вторично направил своих посланцев с письмом к императрице Анне Ивановне с просьбой принять казахов в российское подданство и просил о помощи в борьбе с джунгарами.

У Абулхаира был и личный интерес в присоединении к России. С помощью царской администрации он рассчитывали сломить сопротивление противников, укрепить свою власть в Младшем жузе.

Добровольное присоединение Младшего жуза к России было оформлено жалованной грамотой Анны Ивановны от 19 февраля 1731 года с указанием, что казахи приняты в российское подданство по их просьбе.

В ханскую ставку Абулхаира было отправлено русское посольство из 60 человек во главе с Алексеем Ивановичем Тевкелевым (татарский мурза из рода Тевкелевых, основатель Челябинска, генерал-майор), опытным дипломатом и знатоком восточных языков. 10 октября 1731 года Тевкелев привел к присяге на верность России жителей Младшего жуза. Они обязались навсегда сохранить верность России, жить в мире с соседями и обеспечить безопасность караванов, проходящих через Казахские степи.

С 1731 года началось присоединение к России Среднего жуза, хан которого Семеке прислал к Тевкелеву своего представителя для переговоров о принятии российского подданства. Вместе с ханом Семеке часть родов Среднего жуза принесла присягу на подданство России.

Сведения о посольстве Тевкелева, как эхо, прокатились по всей казахской степи, дошли до кочевий Старшего жуза, в результате чего в конце 1733 года и его посланцы прибыли к Абулхаиру с просьбой о ходатайстве перед русским правительством о принятии в русское подданство и Старшего жуза. В то же время султаны и бии Старшего жуза обратились с письмом к Анне Ивановне, где просили принять их в русское подданство.

20 апреля 1734 года императрица подписала грамоту, в которой говорилось: «Соизволяем вас в подданство наше принять на таких же кондициях (условиях), на каких в подданство наше принят Абулхаир-хан». Но принятие присяги у населения и окончательное присоединение этой части Казахстана к России произошло позднее.

Казахские ханы на протяжении многих лет добивались покровительства России и стремились войти в Российскую империю в качестве единственного пути спасения от физического уничтожения народа. Если бы верх над казахами взяли джунгары, побежденных кочевников ждала бы незавидная участь. Откочёвывать в случае победы джунгаров казахам в XVIII веке было уже некуда, и их ждала неминуемая гибель. В случае завоевания казахов маньчжурскими императорами, их постигла бы судьба самих джунгар, уничтоженных китайцами.

Тем не менее, современные казахские псевдоисторики позволяют себе сомневаться в этой исторической истине: «Насколько принятие русского подданства отвечало интересам казахского народа, историческая наука ещё изучает. С одной стороны, Россия оказала положительное влияние на развитие хозяйства и культуры казахов, расширилась торговля с Россией. С другой стороны, русский царизм вскоре после присоединения Казахстана к России стал превращать его в свою колонию, порабощать казахский народ. Царское правительство использовало казахских ханов для подавления башкирских и калмыкских восстаний» .

Представим себе, что русский царизм сохранил бы институт ханства на казахских и иных присоединенных к Российской империи азиатских землях. Что бы из этого вышло? Ответ очевиден: перманентные восстания амбициозных местечковых властителей ослабили бы империю и поставили под вопрос само ее существование, точно так же как амбициозные казахские ханы своими междоусобицами ослабили Казахское ханство и привели его на грань гибели.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Дореволюционная этнография называла киргизами и казахов, и киргизов. Иногда в литературе делалось уточнение: степные и пустынные киргизы (нынешние казахи) звались киргиз-кайсаками, а горные киргизы (кыргызы) – кара-киргизами.

Казакстан

После революции официальным наименованием бывших киргиз-кайсаков стало «казак». Этот термин был впервые употреблён буржуазно-националистическими политиками Алаш-орды, собравшейся в Оренбурге после Февральской революции и взявшей курс на казахскую автономию.

Большевики, поскольку относили Алаш-орду к числу своих противников, не сразу приняли её этнографическую терминологию. В 1919 году в составе РСФСР была образована автономия в Средней Азии – Туркестанская АССР. Она включила, в том числе, и земли нынешнего Южного Казахстана.

В апреле 1920 года была создана Киргизская АССР. Её столицей стал Оренбург. В неё были включены многие территории, относившиеся до революции к землям казачьих войск: Уральского, Оренбургского, Сибирского. А земли Семиреченского казачьего войска ещё раньше оказались в составе Туркестанской АССР.

В 1925 году произошло новое «национально-государственное размежевание». Теперь из Киргизской АССР и части Туркестанской была образована Казакская АССР, или Казакстан. Именно так её называли вплоть до 1936 года.

Продолжение политики расказачивания

Главным мотивом назвать так новую тюркскую национальную республику было стремление большевиков полностью стереть память о русских казаках. Это было продолжение всё той же политики расказачивания, начатой в январе 1919 года на Дону.

Само слово «казак» тюркского происхождения и означает вольный человек. В своё время его усвоили предки казаков. Но оно же, в пику казачьей колонизации, было сделано казахскими националистами начала 20 века объединяющим символом национального самосознания большей части дореволюционных киргизов. Большевики сделали всё, чтобы слово «казак» связывалось только с тюркским народом, а имя дореволюционного казачества стёрлось из памяти людской.

Но в середине 30-х годов, после укрепления власти Сталина, проявилась другая тенденция. Началось частичное возрождение русского казачества. А новоявленных «казаков», в силу особенностей произношения ими этого слова, переименовали на русском языке в казахов, а их республику – в Казахскую АССР (с 1936 года – ССР) или Казахстан.

Русские пришли на реку Урал раньше казахов

Но большинство земель, населённых русскими и включённых ещё в 1920 году в Киргизскую АССР, осталось в новом Казахстане. Что это были за территории?

Выше говорилось, что первой столицей Киргизской АССР стал Оренбург. С 1925 года, после образования Казакской АССР, её столицей стала Кзыл-Орда (прежний Форт-Перовск или Ак-Мечеть). Оренбург стал губернским центром в составе РСФСР, и основная часть земель бывшего Оренбургского казачьего войска не вошла в состав Казакстана.

Тем не менее, в Казакстане/Казахстане остались:

- почти целиком земли Уральского казачьего войска с городом Уральск;

- большая часть земель Сибирского казачьего войска с городами Петропавловск, Павлодар, Семипалатинск и Усть-Каменогорск;

- целиком Семиреченское казачье войско с городом Верный (Алма-Ата, с 1929 года – столица Казакстана).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: