Заявление адвокату об отказе обжаловать приговор образец

Обновлено: 28.09.2022

Автор статьи — адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Всего комментариев: 18

В 2013 вынесено решение суда о взыскании огромной суммы денег по иску микрофинансовой организации. Узнала об этом в 2020, так как истец подал заявление приставам только в 2017 путём восстановления сроков подачи. Восстановить сроки подачи апелляционной жалобы не удалось ни в городском, ни в касаци. В Верховный стоит подавать?

Доброе время Суток! Моя сестра в 15 лет родила ребенка. Мужчину отца ребенка привлекли к уголовной ответственности и дали 5 лет условно, так как было все по согласию. На суде он указал, что признает себя отцом этого ребенка и готов помогать всячески, что подтверждено записью из протокола судебного заседания. С сестрой они не жили вместе после суда, но ребенку иногда он оказывал помощь. Данный факт о передаче материальной помощи или вещи нигде не фиксировался, деньги передавались лично. Ребенок записан на маму, по документам одинокая мама, ребенок записан со слов матери, так как на момент судебного заседания ребенку уже было 3 месяца. После суда отцовство не оформляли. 2 месяца назад отец ребенка умер. Сейчас сестра хочет обратиться в суд об установлении факта признания отцовства, чтобы получать пенсию по потере кормильца. В наследство вступать не будет, так как у него очень много кредитных обязательств, имущества никакого вообще нет. Вопрос: Возможно ли обратиться в суд с таким заявлением об установлении факта признания отцовства и есть ли у нее шансы , что данные требования будут удовлетворены? Достаточно ли той записи из протокола судебного заседания, что он признал себя сам отцом ребенка в уголовном деле?

К ЗАЯВЛЕНИЮ О ПЕРЕСМОТРЕ РЕШЕНИЯ СУДА ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ПРИЛОЖИЛИ НОТАРИАЛЬНО ЗАВЕРЕННЫЙ ПРОТОКОЛ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЯ. СВИДЕТЕЛЬ ЛЖЁТ — ЧТО ДЕЛАТЬ ?

Добрый день! Предоставить доказательства, опровергающие показания свидетеля

Путём мошенничества лицо завладело моей автомашиной. Через две недели от моего имени машина продана и переоформлена в МРЭО ГИБДД на третье лицо без моего ведома подделав договор купли продажи ТС, подпись в нём от моего имени и подпись от моего имени в ПТС. По факту мошенничества по моему заявлению возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.159 УК РФ в отношении лица которое путём обмана и злоупотребления доверием завладело моим автомобилем. За две недели до переоформления автомашины на третье лицо у мошенника имеются четыре штрафа за нарушения ПДД зафиксированные камерами видеофиксации. Эти четыре нарушения ПДД совершённые им поступили как собственнику автомобиля на моё имя. По нарушениям зафиксированным камерами видеофиксации не действует презумпция невиновности. В связи с чем мне самому придётся доказывать свою невиновном. Кому и куда мне обратиться чтоб административные правонарушения которые я не совершал могли с меня снять. Каков порядок обращения о снятии с меня этих нарушений и штрафов?

Добрый день, я из Булоруси, бывший супруг должен крупную сумму денег, которую занял у моей семьи, но никаких подтверждающих документов, кроме присутствия при передаче денег нету. Как быть?

Добрый день! Данный вопрос разрешается по законодательству Республики Беларусь.

Человек занял деньги, написал расписку и скрылся. Срок возврата прошёл. Заявление в полиции приняли, сразу рекомендовали писать заявление в суд. В суде сказали, что нужно решение по заявлению от полиции. Что делать в данной ситуации?

Я гражданинка республики Казахстан.Куда и как надо писать жалобу на нотариуса.Он составил договор о купле продаже частного дома(нашего) ,и сумму писал на 18млн.тенгье(неправильную сумму),незнаем с какой целью.А самом деле мы продали за 12млн.теньге.Когда мы спросили почему такая сумма,он сказал это не имеет никакого значения.Муж подписал.Оказывается мы будем платить налоги,потому что,мы должны платить налог (1,5млн
Теньге).Это мы узнали через год.Он это знал и не предупредил.

Добрый день! Данный вопрос разрешается по законодательству Республики Казахстан, наше адвокатское бюро не уполномочено давать консультации по иностранному законодательству.

Здравствуйте. у нас были проблемы с банком по эпотеке на данный момент все наладилось было мировое соглашение через суд. в связи с такой ситуацией просим эпотечные каникулы банк не против. но нужно подать заявление в суд так как у нас с банком было мировое соглашение. мне нужен образец такого заявления.

Я, Абдуллоев Фаридун Хабибуллоевич. Гражданин Республики Таджикистан был незаконно депортирован из территории Российской Федерации 27 июля 2019 на 38 лет. Прошу разобраться в моём деле, так как считают запрет необоснованным.

нужен образец возражения на апелляционную жалобу по административному делу

Оставить комментарий Отменить ответ

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!

Совет палаты признал нарушение защитником требований законодательства об адвокатуре, однако принял заявление адвоката об отложении рассмотрения дисциплинарного производства в целях примирения с бывшим доверителем


Президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что ситуация, в которой в роли защитника выступает суд, а не адвокат, дискредитирует институт защиты по назначению. Она выразила мнение, что необходимо выработать корпоративный механизм, который бы позволил обеспечить надлежащее качество работы адвокатов.

На сайте Палаты адвокатов Самарской области опубликовано заключение квалификационной комиссии по дисциплинарному производству в отношении адвоката Я., которое было возбуждено по жалобе его доверителя Р.

Из документа следует, что адвокат в порядке ст. 50 УПК РФ принял поручение на защиту интересов Р. в уголовном судопроизводстве. Приговором Промышленного районного суда г. Самары Р. признан виновным в совершении грабежа, ему назначено наказание в виде 4 с половиной лет лишения свободы в ИК особого режима. Р. написал расписку об отказе от обжалования приговора, однако затем самостоятельно составил и подал апелляционную жалобу и дополнения к ней. В результате приговор был изменен судом второй инстанции, в частности из числа доказательств была исключена явка с повинной.

В жалобе, направленной в ПАСО, Р. утверждал, что адвокат ненадлежаще исполнял свои профессиональные обязанности: игнорировал его устные обращения о необходимости проверки алиби, освидетельствования потерпевшей, не реагировал на допущенные следователем процессуальные нарушения, не заявлял о нарушениях в судебном разбирательстве. Также Р. просил проверить наличие и содержание адвокатского досье, поскольку, по его словам, записи адвокат Я. не вел и с материалами дела не знакомился, защиту он фактически не осуществлял, а лишь формально участвовал в судопроизводстве.

Адвокат Я. не согласился с доводами жалобы и указал, что профессиональные обязанности исполнил надлежащим образом.

Изучив материалы дисциплинарного производства, квалифкомиссия посчитала, что расписка об отказе от обжалования приговора не отражала действительного волеизъявления осужденного. Члены комиссии обратили внимание на то, что заявитель, не обладая юридическими знаниями, самостоятельно обжаловал приговор и привел убедительные доводы, повлекшие признание явки с повинной недопустимым доказательством. Комиссия подчеркнула, что указание на факт использования судом недопустимого доказательства должен был инициировать защитник.

«Я. не отреагировал на допущенные процессуальные нарушения, пассивно зафиксировал отказ от обжалования приговора, что квалификационной комиссией расценивается как оправдание собственного бездействия и уклонение от обязанности активно отстаивать законные права и интересы доверителя», – сказано в заключении.

Кроме того, был сделан вывод о том, что адвокатское досье Я. в процессе осуществления защиты не вел. Материалы, представленные адвокатом в качестве адвокатского производства, по мнению квалификационной комиссии, изготовлены после поступления жалобы в палату.

В заключении указано, что юридически значимые действия Я. в интересах доверителя ограничились формальным присутствием в уголовном судопроизводстве, что не может быть расценено как квалифицированная юридическая помощь. Комиссия заключила, что Я. нарушил требования п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности, п. 1 и 4 ст. 8, ч. 1 ст. 21 КПЭА.

30 августа Совет ПАСО согласился с заключением квалификационной комиссии. Тем не менее совет принял во внимание заявление Я. об отложении разбирательства в целях примирения с Р. Дисциплинарное производство будет рассмотрено 27 сентября.

В комментарии «АГ» президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что в данном случае в роли защитника выступил суд. «Апелляционную жалобу написал доверитель. Суд второй инстанции исключил из числа доказательств явку с повинной, – обращается к фактам президент. – А адвокат что делал? Почему он не отстаивал интересы доверителя, как того требуют КПЭА и закон? Это значит, что адвокат “отбывал номер” за 550 руб.».

Принято предварительное решение взять в качестве базовой предложенную ФПА РФ и поддержанную Минюстом России ставку 3000 руб. за судодень

По словам Татьяны Бутовченко, такие случаи являются дискредитацией института защиты в прядке ст. 50 УПК РФ. Она напомнила об обсуждаемом повышении ставок оплаты труда защитников по назначению. «Завтра размер вознаграждения может быть увеличен, но сумеем ли мы повысить качество работы адвокатов? Вчера ставка была 550 руб. – и адвокат позволял себе ненадлежаще исполнять профессиональные обязанности, а завтра она станет равна 3 тыс. руб. за судодень, он что, в шесть раз лучше станет работать? Разрешит ли государство адвокатам “отбывать номера” за 3 тыс.? Какие будут приниматься меры, если мы не выработаем корпоративный механизм контроля за качеством? Этот вопрос настолько сложный, что не задумываться над ним сейчас – значит оказаться в чрезвычайно сложной ситуации в будущем», – уверена президент ПАСО.

Татьяна Бутовченко рассказала, что в Самаре пристально следят за качеством работы защитников. Адвокаты, знакомясь с порядком участия в делах по назначению, дают согласие регулярно представлять на проверку адвокатские досье в порядке, установленном Советом ПАСО. «Нужно уже сегодня озаботиться мерами по повышению качества оказываемой юридической помощи, и, может быть, тогда завтра государство начнет достойно платить адвокатам», – заключила она.

Возмищев Евгений

В ситуации несвоевременного вынесения постановления о вознаграждении за защиту по назначению (ч. 5 ст. 50 УПК РФ) я всегда обращался в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. Как правило, все сводилось к принятию жалобы к производству и решению проблемы на стадии подготовки дела путем добровольного удовлетворения должностными лицами законных требований о вознаграждении («по просьбе суда») и последующего отзыва жалобы.

Однако в последнее время я неоднократно сталкивался с отказом судов в принятии подобных жалоб к производству.

Так, постановлением следователя ОВД СУ СКР по Удмуртской Республике от 30 октября 2019 г. мне было отказано в удовлетворении ходатайства, занесенного в протокол об ознакомлении с материалами находящегося в производстве данного следователя уголовного дела в соответствии со ст. 218 УПК. Я обратил также внимание на имеющееся в деле заявление о вознаграждении за защиту по назначению и его рассмотрении в сроки, определенные ст. 121 УПК.

Следователь, мотивируя отказ в удовлетворении ходатайства в полном объеме, в качестве первоочередной назвал сложную, на мой взгляд, для восприятия и понимания причину: «В заявлении защитник указал не соответствующие действительности сведения, которые не соответствуют письменным материалам уголовного дела, в связи с чем имеются нарушения, не позволяющие вынести обоснованное постановление о признании количества дней, затраченных защитником на участие в период предварительного следствия, процессуальным издержками».

Остается догадываться, что подразумевал следователь под «не соответствующими действительности сведениями», поскольку детали «нарушения» в постановлении не содержатся. Судя по всему, указанное в заявлении о вознаграждении количество дней не соответствовало, как полагал следователь, фактическому количеству дней участия в уголовном деле назначенного защитника. Если следовать данной логике, это является неустранимым препятствием и не позволяет должностному лицу произвести сверку по материалам дела и вынести соответствующее постановление даже в части фактически указанных защитником дней участия в деле.

В качестве другой причины, также сложной для понимания ее сути, отмечалось, что защитник не представил в подтверждение необходимое количество копий процессуальных и иных обязательных документов согласно Инструкции СУ СКР по Удмуртской Республике. Дату и номер инструкции, на которую ссылался следователь, постановление не содержало. Остается предполагать, что это внутренний ведомственный документ, но при этом обязательный для исполнения и другими участниками уголовного судопроизводства, включая адвокатов. Согласно упомянутой инструкции для подтверждения участия в деле защитники обязаны копировать материалы дела в объеме, равном количеству дней, когда они осуществляли защиту, а также числу участвующих в деле лиц, для приобщения указанных копий к заявлению об оплате труда.

То есть получается, что следователь не может принять процессуальное решение без названных копий документов, имея при этом на руках материалы дела.

В итоге следователь пришел к выводу, что труд адвоката в порядке ст. 50 УПК по данному уголовному делу вообще не подлежит оплате.

Полагая, что следователь нарушил ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, я обжаловал постановление в порядке ст. 125 УПК. В жалобе я подчеркнул, что в соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 42 «О практике применения судами законодательства об издержках по уголовным делам» к обвинительному заключению должна прилагаться справка о процессуальных издержках. Поскольку следователь отказал в удовлетворении заявления адвоката об оплате труда за защиту по назначению, в справке, приложенной к обвинительному заключению, исходя из смысла обжалуемого постановления следователя, будет указано на отсутствие процессуальных издержек в виде оплаты труда защитника, что в дальнейшем не позволит суду решить вопрос о распределении процессуальных издержек в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК из-за отсутствия сведений и приведет к дополнительной волоките и затягиванию судопроизводства в нарушение ст. 6.1 УПК.

В жалобе указывалось также, что из приведенных в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката доводов вытекает вывод, что должностное лицо ставит под сомнение и само участие назначенного защитника в уголовном деле, что может привести к исключению полученных таким образом доказательств по делу, поскольку в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК участие защитника по уголовным делам в отношении несовершеннолетних является обязательным.

Параллельно мною была подана жалоба в порядке ст. 124 УПК.

Глазовский районный суд Удмуртской Республики постановлением от 11 ноября 2019 г. отказал в принятии жалобы к рассмотрению. При этом он сослался на изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П (далее – Постановление № 5-П) правовую позицию, согласно которой предметом судебного контроля на досудебной стадии производства по уголовному делу могут являться не все действия и решения органов предварительного следствия, а только те, которые порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных решений, существенно ограничивая тем самым конституционные права и свободы личности, и отложение проверки законности и обоснованности которых до стадии судебного разбирательства может причинить невосполнимый в дальнейшем ущерб.

Таким образом, суд пришел к выводу, что предмет жалобы не связан с предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК, так как не относится к кругу решений, действий или бездействия следователя, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. Кроме того, он не препятствует обращению в суд в порядке п. 2 ч. 2 ст. 1 КАС РФ.

Не согласившись с позицией суда, я обжаловал ее в апелляцию.

В апелляционной жалобе отмечалось, что, поскольку суд, руководствуясь Постановлением КС № 5-П, указал, что если соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может нанести ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется невозможным. В этих случаях судебный контроль действий и решений органов предварительного расследования, осуществляемый лишь при рассмотрении судом уголовного дела, – т.е. на следующем этапе производства, – не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, в связи с чем заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.

В обоснование своих доводов я подчеркнул, что спорные правоотношения регулируются ч. 5 ст. 50 УПК, а рассмотрение должностным лицом заявления защитника об оплате труда за защиту по назначению – ст. 121 УПК. Кроме этого, я обратил внимание апелляции, что в дальнейшем на стадии судебного разбирательства суду невозможно будет решить вопрос о распределении судебных издержек в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК, на что также указывалось в п. 10 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 42.

В апелляционной жалобе также отмечалось, что первая инстанция не приняла во внимание следующее обстоятельство: защитник является участником правоотношений, регулируемых именно УПК, в том числе в части оплаты его участия в деле по назначению органов следствия и суда. Суд же фактичекски свел это к административно-финансовым правоотношениям, регулируемым КАС на стадии предварительного расследования, несмотря на то что именно УПК регулирует обжалуемое бездействие следователя. Адвокат, вступая в дело в качестве защитника на основании ордера, указывает на свое участие именно в уголовном процессе, а не в административно-финансовой сфере.

В жалобе подчеркивалось, что постановление суда первой инстанции противоречит ч. 3 ст. 37, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ и п. 5 ч. 2, ч. 3 ст. 131 УПК, согласно которым к процессуальным издержкам относятся в том числе суммы, выплачиваемые за защиту по назначению на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо определения суда.

Кроме того, согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление ВС № 1) судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц либо могут затруднить доступ граждан к правосудию. На мой взгляд, суд не учел это при вынесении постановления об отказе в принятии жалобы к рассмотрению.

В соответствии с п. 4 Постановления ВС № 1, а также исходя из положений ч. 1 ст. 125 УПК могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования. При этом по смыслу ст. 123 и 125 УПК жалобу на процессуальные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы. Подлежат рассмотрению и жалобы о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые согласно УПК не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке (ст. 389.2 и 401.3 УПК, п. 5, 9 Постановления ВС № 1).

Исходя из содержания указанных правовых норм и разъяснений ВС, жалобу в порядке ст. 125 УПК может подать лицо, чьи интересы или права были нарушены в ходе уголовного производства уполномоченными лицами публичных процессуальных органов, при этом предметом обжалования, проверки и оценки суда являются процессуальные решения, принимаемые названными лицами в рамках производства по уголовному делу.

Вместе с тем обжалуемое мной решение следователя не подпадало ни под одно из перечисленных в п. 3 и 3.1 Постановления ВС № 1 исключений.

Поскольку согласно ч. 5 ст. 5 УПК уголовное преследование – это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в силу ст. 49–51 УПК оно осуществляется при обязательном участии защитника, в том числе путем его назначения следователем.

Из приведенных правовых норм следует, что обеспечение участия защитника в уголовном деле по назначению относится к сфере регулирования уголовно-процессуального законодательства, и право адвоката на вознаграждение за оказание юридической помощи подозреваемому (обвиняемому) предопределено исключительно его процессуальным положением в уголовном производстве и регулируется специальными нормативными актами, касающимися оплаты труда адвоката в уголовном процессе (Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240 в ред. от 21 мая 2019 г.).

В апелляционной жалобе резюмировалось, что при таких обстоятельствах решение вопроса об оплате услуг адвоката является необходимой деятельностью следователя по обеспечению защитником подозреваемого (обвиняемого) на стадии уголовного преследования. Соответственно, полномочие следователя принимать решение об оплате труда адвоката за оказание юридической помощи по назначению следует признать связанным с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве, поэтому в рассматриваемом случае адвокат вправе обратиться за защитой нарушенного права в суд в порядке ст. 125 УПК.

Несмотря на это, апелляция посчитала, что обжалуемые действия (решение) следователя не связаны с уголовным преследованием либо с производством по уголовному делу, и данный вопрос подлежит рассмотрению в порядке КАС.

Далее я направил жалобу в кассационную инстанцию, поставившую точку в этом вопросе, указав, что допущенное судом первой инстанции нарушение УПК является существенным, повлиявшим на исход дела, однако оно не было устранено судом апелляционной инстанции. В итоге кассация отменила акты нижестоящих судов и направила материал на новое рассмотрение в Глазовский районный суд УР в ином составе суда (определение Судебной коллегии по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 25 июня 2020 г. № 77-1111/2020).

Параллельно с подачей кассационной жалобы я подал административный иск в порядке КАС, поскольку срок его подачи истекал, а вступившее в силу апелляционное определение меня не устраивало.

Суд, не с первого раза принявший иск к производству, разобравшись в проблеме, дождался кассационного определения и прекратил производство по делу, указав на неотносимость заявленных требований к компетенции суда в рамках КАС.

Вернувшиеся из кассационной инстанции материалы были рассмотрены судом 4 августа 2020 г., и производство по жалобе было прекращено в связи с добровольным устранением должностным лицом, как отмечено в постановлении, «последствия решения об отказе в выплате вознаграждения». Таким образом, суд пришел к выводу об отсутствии предмета судебной проверки.

Подчеркну, что упомянутое судом «добровольное устранение» было выполнено должностным лицом уже после повторного обращения с заявлением о вознаграждении, но правовую оценку первоначальному процессуальному решению следователя – постановлению об отказе в выплате вознаграждения в полном объеме – суд все же дал, указав на его незаконность и необоснованность. Невыполнение этой обязанности могло бы повлечь удовлетворение жалобы в порядке ст. 125 УПК.

К сожалению, институт обжалования в порядке ст. 123–125 УПК часто интерпретируется должностными лицами на местах в искаженном виде, что идет вразрез с позицией вышестоящих судебных инстанций.

Кроме этого, зачастую одни и те же судьи рассматривают как уголовное дело по существу, так и жалобы в порядке ст. 125 УПК по нему, что и произошло в моем случае. Поэтому скорейшее введение института следственных судей представляется крайне важным.

В настоящее время судебный контроль сводится лишь к проверке того, входил ли в формальные полномочия конкретного следователя вопрос принятия обжалуемого решения, а не к проверке его существа и обоснованности

Гривцов Андрей

В данной статье хотелось бы поделиться с читателями, которыми, как я надеюсь, являются не только практикующие по уголовным делам адвокаты, но и все, кто так или иначе интересуется уголовным процессом, своими мыслями о практическом применении при защите по уголовному делу механизмов обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ.

Для начала напомню, о каком обжаловании идет речь в ст. 125 УПК РФ. В соответствии с указанной нормой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Таким образом, фактически речь идет о судебном контроле, который по жалобам заинтересованных лиц осуществляется за действиями представителей стороны обвинения на досудебном этапе уголовного судопроизводства. Идея, безусловно, благая, и я помню, с каким энтузиазмом представители стороны защиты изначально встретили предоставленную уголовно-процессуальным законом возможность обращаться с жалобами в суд на этапе предварительного расследования. В тот момент я работал следователем и хорошо запомнил, насколько тщательно мне приходилось готовиться к судебным заседаниям по рассмотрению подобных жалоб на принятые мною процессуальные решения, в письменных возражениях, а затем и в выступлениях в суде, опровергая каждый довод стороны защиты. В те достаточно далекие времена были нередки ситуации, когда суд по жалобе стороны защиты признавал незаконными постановление о возбуждении уголовного дела или постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Впрочем, практика и своеобразный подход, применяемый нашими судьями, весьма быстро все расставили по местам. Сейчас, как правило, на вопрос о том, обжалует ли коллега что-либо в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, приходится слышать стандартный ответ: «Нет, конечно, все равно ведь суд “засилит” решение стороны обвинения».

Связана такая практика рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ и с весьма неудачными, на мой взгляд, формулировками, которые использовал Пленум Верховного Суда в своем постановлении № 1 от 10.02.2009 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», и с, к сожалению, пресловутым обвинительным подходом, который царит всюду и повсеместно. В подавляющем большинстве случаев обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц заканчивается тем, что в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд отказывает, ссылаясь при этом на то, что решение принято уполномоченным на то лицом, в установленные законом сроки, а касаться вопросов доказанности или недоказанности вины суд на данной стадии уголовного судопроизводства не вправе, о чем прямо говорит вышеуказанное постановление Пленума Верховного Суда РФ. При этом в качестве аспектов доказанности или недоказанности вины наши судьи расценивают, например, доводы защитника о том, что уголовное дело возбуждено при отсутствии достаточных данных, указывающих на наличие признаков преступления. Как в таком случае быть с положениями ч. 2 ст. 140 УПК РФ, согласно которым возбуждение уголовного дела можно признать законным и обоснованным лишь при наличии вышеназванных достаточных данных, лично мне не понятно.

По сути, в настоящее время судебный контроль сводится лишь к проверке того, входил ли в формальные полномочия конкретного следователя вопрос принятия обжалуемого решения (совершение действия или бездействия), а не к проверке существа и обоснованности данного решения. Но, согласитесь, достаточно сложно представить ситуацию, что процессуальное решение по уголовному делу примет не следователь, а, допустим, оперуполномоченный или сотрудник патрульно-постовой службы, то есть неуполномоченное лицо. Проблема осложняется еще и тем, что большинство следователей, руководителей следственных органов и прокуроров полагает, что, если решение уже признано законным при обжаловании в суде в порядке ст. 125 УПК РФ, то и какой-либо дальнейшей проверке его подвергать нет необходимости.

Можно сколь угодно долго рассуждать о неправильности и явно обвинительном уклоне сложившейся правоприменительной практики, но мы работаем с той правовой системой, которая имеется, и возможности кардинально повлиять на глобальное изменение этой системы, по сути, не имеем. В этой связи адвокаты вынуждены подстраивать защитительную тактику, используемую при обжаловании действий и решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, под существующую правоприменительную практику, связанную с тенденцией повсеместных отказов в удовлетворении таких жалоб.

С учетом собственного опыта практического использования при осуществлении защиты жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ могу дать следующие рекомендации относительно такого использования:

1. Обжалование решений, имеющих принципиальное значение для дальнейшей процессуальной судьбы уголовного дела, таких, как возбуждение уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, отказ в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми значимых доказательств, осуществлять крайне избирательно и только в следующих случаях:

– крайняя необходимость ознакомления с доказательствами, которые может представить сторона обвинения в суд в обоснование своей позиции при обжаловании процессуального решения. При этом учитывать, что подобная необходимость ознакомления с документами стороны обвинения должна перевешивать в этом случае существующий риск отказа суда в удовлетворении жалобы стороны защиты и дальнейшего использования стороной обвинения полученного судебного решения как якобы свидетельства законности и обоснованности обжалуемых действий (бездействия). В идеале, при необходимости ознакомления с отсутствующими материалами я бы использовал тактику подачи жалобы, последующего ознакомления с представленными обвинением документами и добровольного отзыва жалобы;

– наличие существенных нарушений процедурного характера принятия обжалуемого решения. Например, вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователем, не являющимся руководителем следственной группы, отсутствие в постановлении о возбуждении уголовного дела ссылок на пункт или часть статьи УК РФ, по которым возбуждено уголовное дело, возбуждение уголовного дела при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту и т.п. Но и в данном случае необходимо четко понимать, что ничто не мешает стороне обвинения представить суду при рассмотрении жалобы любые документы, свидетельствующие о законности своих действий, изготовленные «задним числом». В этой связи, рассматривая вопрос об обжаловании действий или решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, при наличии существенных нарушений процедурного характера я бы рекомендовал еще и анализировать, сможет ли сторона обвинения на данном этапе производства по делу устранить допущенное нарушение, в том числе изготовив какие-то документы «задним числом». В случае наличия у стороны обвинения такой возможности рекомендую придержать имеющийся, казалось бы, убойный аргумент до иной стадии судебного производства, где нарушение уже никаким способом устранить не получится;

– уверенность в том, что в данном конкретном случае судом будет принято решение в вашу пользу. Безусловно, я имею в виду уверенность, основанную не на каких-то непроцессуальных договоренностях с судом, а на знании правоприменительной практики в вашем регионе и в конкретном суде. С учетом моего опыта мне не очень верится в наличие в каких-то судах практики удовлетворения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ по каким-то конкретным основаниям, но вдруг вам повезет и вы, наконец, найдете суд, где существует не формальный, а реальный подход к осуществлению судебного контроля. Говорят же, что правоприменительная практика по уголовным делам достаточно сильно отличается от региона к региону.

2. Если же уверенности в итоговом результате или наличия тактической необходимости в обжаловании действий или решения стороны обвинения не имеется, я все равно не советую окончательно отказываться от практики использования при защите жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, периодически применяя данный тактический инструмент в следующих случаях:

– для обжалования так называемых промежуточных решений следователя, отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на которые не принесет какого-либо вреда положению защиты, но при этом удовлетворение жалобы может существенно повлиять на расстановку процессуальных сил. Как правило, я в таких случаях использую обжалование промежуточных процессуальных решений об установлении или продлении сроков предварительного следствия. Отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ не имеет для защиты какого-либо судьбоносного значения, а вот ее удовлетворение может принести хороший процессуальные бонус в виде признания незаконными всех принятых после незаконного продления срока предварительного следствия решений, а также недопустимости добытых доказательств. На практике, в результате успешного применения данного тактического приема (по уголовному делу о мошенничестве судом на основании моей жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ было признано незаконным решение руководителя следственного органа об установлении срока предварительного следствия), удалось добиться прекращения длившегося несколько лет уголовного дела, поскольку основные следственные и процессуальные действия по делу были проведены после указанного незаконного установления процессуального срока, и их результаты необходимо было признавать недопустимыми доказательствами. Удавалось также признать незаконным в порядке ст. 125 УПК РФ и постановление следователя о назначении судебной экспертизы по причине допущенных при вынесении данного постановления процедурного нарушения, что повлекло признание заключения эксперта недопустимым доказательством, назначение новой экспертизы, по результатам выводов которой уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено. Самое главное, при использовании данного тактического приема руководствоваться принципом: не навреди, то есть понимать, что отказ в удовлетворении жалобы не может привести к последствиям негативного характера для позиции защиты;

– для затруднения работы следователя (дознавателя) при условии наличия конфликтных отношений, явных перегибов в его работе, необходимости затягивания процессуальных сроков. В целом, я не сторонник выстраивания подобных взаимоотношений со стороной обвинения, но иногда сами обстоятельства диктуют необходимость ответной реакции на соответствующее поведение или творимое беззаконие. В таких условиях веерное и методичное обжалование всех промежуточных решений следователя в порядке ст. 125 УПК РФ, безусловно, будет существенно затруднять работу представителя стороны обвинения, отвлекая его на подготовку и участие в судебных заседаниях. Вместе с тем не стоит и в этом случае пренебрегать вышеозвученным принципом: не навреди;

– для получения возможности ознакомиться с дополнительными материалами дела, которые следователь может представить в суд в обоснование своей позиции о законности обжалуемого решения. Подробнее об использовании данного тактического приема я уже указал в настоящем тексте выше, когда рассуждал об обжаловании решений, имеющих существенное значение для судьбы уголовного дела.

Надеюсь, эти рекомендации хотя бы немного помогут вам при работе по уголовным делам, и вы, хотя бы иногда, сможете использовать обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ в качестве инструментария в своей защитительной тактике, а главное, такое обжалование принесет для вас положительный и весомый результат.

Как добиться отмены решения: пишем жалобу правильно

Многие юристы пытаются включить в апелляционную или кассационную жалобу все возможные доводы, видимо, считая, что так она будет выглядеть убедительнее. Но эффект обычно обратный. Ведь чем выше инстанция, тем меньше времени у судей. Поэтому лучше указать 3–4 самых сильных аргумента, а если остались какие-то еще доводы, то оформить их схемами или таблицами для лучшего восприятия. Еще одна распространенная ошибка судебных юристов — писать иск, апелляционную и кассационную жалобы под копирку. Но это только навредит доверителю.

Добиться отмены или изменения решения суда можно с помощью апелляционного или кассационного обжалования. Согласно ст. 320 ГПК и ст. 257 АПК в апелляционном порядке обжалуются только акты, которые еще не вступили в законную силу. Апелляция имеет право проверить, верно ли первая инстанция применила нормы права и установила факты, которые имеют значение для дела. Апелляционная инстанция может оценивать имеющиеся в деле доказательства и принимать дополнительные, если сторона не могла предоставить их в суд раньше по уважительной причине (ст. 327.1 ГПК и ст. 268 АПК). Например, если первая инстанция необоснованно отказалась принимать или истребовать их.

В кассации обжалуются только акты, которые уже вступили в законную силу. В отличие от апелляции, кассационный суд только проверяет, правильно ли нижестоящие инстанции применили и истолковали нормы права. Он не может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты (ст. 379.6 ГПК и ст. 286 АПК).

Основные ошибки и как их избежать


Учитывайте полномочия судов

Основная ошибка юристов состоит в том, что они не учитывают полномочия разных инстанций, говорит Борис Романов, адвокат АБ S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10 место По выручке 24 место По количеству юристов Профайл компании × Часто исковое заявление, апелляционную и кассационную жалобу составляют фактически одинаково. Но это редко помогает добиться отмены или изменения решения, утверждает эксперт.

Важно обращать внимание на перечень оснований для отмены судебных актов, который указан в ст. 330, ст. 379.7 ГПК и ст. 270, ст. 288 АПК, указывает Романов. Он советует внимательно изучить судебный акт, который обжалуется, выделить конкретные нарушения, допущенные судом, и составить план жалобы, советует юрист.

При этом в апелляционной жалобе можно рассуждать о фактических обстоятельствах дела и приводить соответствующие аргументы, поясняет Артем Синев, юрист корпоративной практики O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Финансовое/Банковское право Профайл компании ×

Ксения Пантелеева, заместитель управляющего партнера и руководитель регионального офиса Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании × в Екатеринбурге, рекомендует в апелляционной жалобе:

  • уделить особое внимание противоречиям, допущенным судом при вынесении акта;
  • детально проанализировать предмет доказывания по делу и сопоставить его с нормами права и доказательствами, которые суд привел в пользу своих выводов;
  • оценить соответствие норм права, которые применил суд, обстоятельствам дела;
  • обратить внимание апелляции на доказательства, которые первая инстанция оставила без оценки;
  • оценить и правильно описать нарушения норм процессуального права;
  • повторно подготовить ходатайства, которые отклонил суд первой инстанции.

Иного подхода требует кассационная жалоба. Ее доводы должны указывать только на нарушение нижестоящими судами норм материального или процессуального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, говорит Дина Шибзухова, руководитель практики разрешения споров K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании ×


Заявители зачастую игнорируют полномочия судебных инстанций и копируют содержание кассационной жалобы из апелляционной. Они делают основной упор на переоценке доказательств и фактических обстоятельств дела, что не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

При подготовке кассационной жалобы в большей степени необходимо акцентировать внимание на том, верно ли суды применили нормы права, а еще соответствуют ли их выводы обстоятельствам и доказательствам в деле, считает Пантелеева.


Процесс обжалования судебного акта требует от юриста виртуозности при подготовке жалобы, поскольку результат ее рассмотрения во многом зависит от содержания и подачи материала.

Сокращайте и структурируйте

Стороны могут не добиться отмены или изменения решения, если изложат свои доводы сумбурно, говорит Синев. Содержание жалобы не последний фактор, от которого зависит исход дела. Чем лаконичнее составлен документ, тем проще судьям будет вникнуть в суть спора и вынести правильное решение, объясняет юрист.


Зачастую стороны готовят очень объемные жалобы, стремясь перечислить как можно больше аргументов в свою пользу. Но, учитывая высокую загрузку судей, особенно в столичных судах, у них, скорее всего, не будет возможности проанализировать все доводы такой жалобы.

Сергей Лисин, партнер BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международные судебные разбирательства группа Фармацевтика и здравоохранение группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Уголовное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 4 место По выручке 6 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10 место По количеству юристов Профайл компании ×


В жалобе не стоит подробно рассказывать историю взаимоотношений сторон и повторно указывать на факты, описанные судом первой инстанции. Достаточно вначале кратко объяснить обстоятельства дела, чтобы у суда сложилось общее понимание сути.


Детальные аргументы или недостатки судебных актов можно вынести в отдельные приложения и структурировать их в графики и таблицы.

Елизавета Капустина, руководитель практики ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании ×

Но и других материалов — фотографий, схем, таймлайнов и прочего — не должно быть слишком много, предупреждает Чудиевич. Реальные основания для пересмотра все же должны оставаться ядром апелляционной или кассационной жалобы, напоминает эксперт. Кроме того, юрист советует разделять процессуальные и материальные нарушения, начинать с самых сильных доводов и избегать общих формулировок без ссылок на доказательства и другие материалы дела.

При подготовке аргументации Синев советует исследовать судебную практику по аналогичным делам в регионе апелляционной и кассационной инстанции. В жалобе необходимо демонстрировать восприимчивость высших судов к позициям региональных судов, так как никакому судье не хочется, чтобы его акты отменялись, говорит эксперт.


Бывает и так, что по делу нет аналогичной судебной практики или она неоднородна. Тогда необходимо вооружаться всеми возможными аргументами: фактами, принципами права, целью законодательного регулирования, экономическими и социальными последствиями того или иного решения по делу.

Лисин отмечает, что для удобства суда в жалобе можно указывать и листы дела, на которых расположены важные доказательства.


Особенности процесса

С точки зрения процессуального законодательства, порядок рассмотрения дел и основания для отмены решений в СОЮ и арбитражных судах существенно не отличаются, но на практике разница есть, отмечает Борис Романов.

В арбитражных судах интересы сторон зачастую представляют профессиональные юристы, которые тщательно готовятся и представляют суду аргументированные правовые позиции. В СОЮ граждане часто действуют самостоятельно и не всегда могут донести важные обстоятельства спора и правовые нормы до первой инстанции, что часто приводит к ошибочным решениям, говорит Романов.

Поэтому на стадии обжалования апелляции и кассационные СОЮ больше времени уделяют изучению обстоятельств дела, в то время как в арбитражном судопроизводстве суды, в основном, сконцентрированы на праве, делится юрист.

Артур Аванесян, старший юрист юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × , указывает, что в СОЮ и арбитражных судах разные пределы рассмотрения жалоб.


Суды общей юрисдикции могут выйти за пределы доводов жалоб и проверить судебные постановления в полном объеме. В арбитражном судопроизводстве суды апелляционной и кассационной инстанций могут выйти за пределы жалоб только по заявлениям лиц, участвующих в деле.

По мнению Лисина, наиболее существенные отличия между СОЮ и арбитражными судами сейчас касаются восстановления пропущенных процессуальных сроков на подачу жалоб. В гражданском процессе этот вопрос разрешается судом первой инстанции, а в арбитражном — тем судом, который рассматривает жалобу. Кроме того, если АПК предусматривает предельный шестимесячный срок для восстановления пропущенных сроков, ГПК такой нормы не содержит, отмечает эксперт.

Несмотря на все попытки унифицировать обе судебные системы в целях «единообразия практики правоприменения», арбитражные суды традиционно более восприимчивы к новым правовым позициям, считает Синев. Они внимательнее следят за актами высших инстанций и лояльнее относятся к примерам из практики общей юрисдикции. В то время как для СОЮ основное значение имеют позиции суда субъекта и кассации.

Подаем жалобу правильно: памятка

Сроки и порядок подачи жалобы

Апелляционная жалоба подается через суд первой инстанции на бумажном носителе или в электронном виде в течение месяца со дня принятия решения первой инстанцией (ст. 321 ГПК и ст. 257–260 АПК). В зависимости от категории дела этот срок может быть сокращен. Например, на апелляционное обжалование решения суда, которое принято в порядке упрощенного производства, дается всего 15 дней (ст. 232.4 ГПК и ст. 229 АПК).

Срок на обжалование акта также можно восстановить, если причины его пропуска были уважительными. Например, если лицо не могло подать жалобу из-за чрезвычайной ситуации (п. 12 Постановление Пленума ВС от 30.06.2020 № 13).

Лица, которые могут подать жалобу

В соответствии со ст. 320, 376 ГПК и ст. 257, 273 АПК подавать апелляционные и кассационные жалобы могут:

  • стороны и другие лица, участвующие в деле;
  • прокурор;
  • лица, которых не привлекли к участию в деле, но суд все равно разрешил вопрос об их правах и обязанностях.

Требования к форме и содержанию жалобы

При составлении жалобы необходимо учитывать формальные требования к ее содержанию (ст. 260 и 277 АПК, ст. 322 и 378 ГПК). В ней обязательно указать:

  • наименования суда и участников дела;
  • требования и основания, по которым обжалуется решение;
  • перечень документов, которые прилагаются к жалобе.

Иные документы

Оплата госпошлины

При подаче жалобы нужно заплатить пошлину. Ее размер отличается в зависимости от вида судопроизводства, оспариваемого акта и лица, которое подает жалобу. Например, в судах общей юрисдикции за подачу апелляционной или кассационной жалобы гражданину необходимо заплатить 150 руб., а организации 3000 руб.

Апелляционная или кассационная жалоба в арбитражный суд обойдутся в 3000 руб.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: