Защищает ли европейский суд по правам человека еспч экологические права

Обновлено: 29.01.2023

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного системного анализа нормативных правовых актов выявить конституционно - правовые проблемы защиты основных прав в сфере окружающей среды ЕСПЧ.

Работа состоит из 1 файл

работа по м.э.п Word.docx

Европейский Суд пришел к выводу, что государства не сумело найти справедливый баланс между интересами общества и эффективным удовлетворением прав заявителя на уважение ее дома и ее частной жизни. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Ряд положений данного решения, носят концептуальный характер.

Во-первых, как указал Суд, ст. 8 Конвенции применяется как следствие нарушения права на благоприятную окружающую среду, но при наличии определенных условий: причиной нарушения должно быть именно ухудшение состояния окружающей среды, которое оказывает существенное влияние на жилище заявителя, его семью или частную жизнь.

Во-вторых, Европейский Суд указал, что ответственность государства в спорах, связанных с негативным состоянием окружающей среды, наступает в результате его неспособности регулировать частную промышленность. Соответственно, жалоба заявителя требует анализа прямых обязанностей государства принимать приемлемые и соответствующие меры, гарантирующие права заявителя в соответствии с п. 1 ст. 8 Конвенции.

Из решения Суда следует, что государство в лице соответствующих органов несет ответственность, если последние не принимали эффективных мер по улучшению состояния окружающей среды, предусмотренные в том числе национальным законодательством.

В частности, Суд пришел к выводу, что в регулировании хозяйственной деятельности металлургического предприятия власти не учли должным образом интересы жителей, проживающих в непосредственной близости от предприятия.

Суд признал, что в " экологических делах" на государства- участников Конвенции могут быть возложены так называемые позитивные обязательства, то есть необходимость предпринимать меры по прекращению ситуации, влекущей за собой вред окружающей среде, даже если источником такого вреда являются действия частных лиц, а не самого государства.

Излагаемая позиция Суда представляется вполне обоснованной применительно к российской действительности. Если анализировать нормы действующего законодательства, то именно Российское государство несет ответственность за ухудшение состояния окружающей среды.

Так, согласно Федеральному закону от 03.04.1995 N 40-ФЗ " О Федеральной службе безопасности" 7 основным субъектом обеспечения экологической безопасности является государство, осуществляющее свои функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной власти.

Это подтверждается и Конституцией РФ. Согласно п. "д" ч. 1 ст. 72 вопросы обеспечения охраны окружающей среды и экологической безопасности отнесены к конституционным полномочиям органов государственной власти РФ и ее субъектов.

Конституционные функции российского государства по охране окружающей среды заключаются в следующем: поощрение деятельности, способствующей экологическому и санитарно- эпидемиологическому благополучию (ст. 41), и установление основ федеральной политики, и федеральные программы экологического развития страны (п. "е" ст. 71), и обеспечение Правительством РФ проведения единой государственной политики в области экологии (п. 1 "в" ст. 114).

Реализация этих конституционных положений предусматривается в федеральных законах и иных нормативных правовых актах. Федеральный закон "Об охране окружающей среды" подробно расписывает полномочия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов в сфере охраны окружающей среды.

Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" 8 закрепляет полномочия Правительства Российской Федерации в сфере природопользования и охраны окружающей среды.

В соответствии со ст. 18 названного закона именно Правительство Российской Федерации обеспечивает проведение единой государственной политики в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, а также принимает меры по реализации прав граждан на благоприятную окружающую среду, по обеспечению экологического благополучия.

В-третьих, в спорах между гражданином и государством по вопросам экологии, затрагивается проблема соотношения частных и публичных интересов. В данном случае, по мнению Европейского Суда, государство не сумело найти справедливый баланс между интересами общества и эффективного удовлетворения прав заявителя на уважение ее дома и ее частной жизни.

Предполагается, государство, как основной субъект обеспечения экологической безопасности должно учитывать интересы общества. Оно выступает в качестве основного института общества, организующего, направляющего и координирующего совместную деятельность и взаимоотношения людей и их объединений. Таким образом, между обществом и государством существует неразрывная связь. Взаимный учет и сбалансированность интересов общества и государства - это необходимое условие развития самого государства.

Практика Европейского Суда для российской правоприменительной практики имеют большое значение. Согласно Федеральному закону "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" 9 Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.

Отсюда вытекает вывод, что постановления Европейского Суда по правам человека обязательны для всех государственных и муниципальных органов РФ, а российским судам законодательно предписано учитывать в своей деятельности прецедентную практику Европейского суда. Такое положение содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" 10 .

Применение международных норм по защите прав человека российскими судами позволить решить одновременно две проблемы: повышение эффективности защиты прав человека и, следовательно, сокращение количества жалоб в Европейский Суд по правам человека.

При подачи жалобы в Европейский Суд заявитель сталкивается с множеством проблем, которые ему не под силу решить без профессиональной помощи адвоката. Одна из проблем заключается в правильном толковании статей Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также знании практики Европейского Суда по правам человека. Здесь необходимо сказать следующее: в России все еще наблюдается недостаток литературы, посвященной практике обращения в Европейский Суд по правам человека. Ощущается также отсутствие русскоязычного материала о статистической отчетности Европейского Суда по правам человека, а также материалов конкретных дел, рассмотренных Судом. Человеку, решившему обратиться в Европейский Суд по правам человека также необходимо иметь хотя бы минимальные познания в английском или французском языках, а также быть готовым к тому, что, возможно, придется посвятить какое-то время более детальному изучению иностранного языка.

В заключение хотелось бы отметить, что несмотря на обилие нормативных актов по вопросам охраны окружающей среды в России, правовая база в этом плане в настоящее время еще плохо сформирована. Она проходит стадию постоянного реформирования и бесконечного совершенствования.

“Самый большой минус нашего законодательства, — считает председатель Комитета по экологии Госдумы Федерального Собрания РФ В.А. Грачев, — у нас не проработаны экономические механизмы защиты окружающей среды. Именно их надо совершенствовать в первую очередь.

Думается, целесообразно было бы, специальное включение права на благоприятную окружающую среду в Конвенцию, что позволит в будущем подавать иски на основании такого права, независимо от других прав человека, закрепленных Конвенцией. Суд должен будет решать дела непосредственно по нарушению данного права, тогда его защита будет более адекватной. Также возможно признание экологических прав Конвенцией заставит государства предпринимать больше усилий в вопросах охраны окружающей среды. Такое изменение свидетельствовало бы о новом уровне развития права Совета Европы как в области защиты окружающей среды, так и в сфере обеспечения прав человека.

Также имеет значение определения исчерпывающего (закрытого) перечня критериев приемлемости обращения в ЕСПЧ. Так как существует проблема в формулировках как отдельных критериев, так и их системы в целом.

Необходимо решение проблем связанных с недостатком литературы, посвященной практике обращения в ЕСПЧ, а так же русскоязычного материла о статистической отчетности и рассмотренных судом дел. Путем:

Список использованной литературы

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. –1993. – 25 декабря.
  2. О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней: Федеральный закон от 30.03.1998 N 54-ФЗ// Собрание законодательства РФ. – 1998. –№ 14. – С. 1514.
  3. О Правительстве Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 17.12.1997 N 2-ФКЗ (ред. от 28.12.2010)// Собрание законодательства РФ. –1997. – № 51. –С. 5712.
  4. О Федеральной службе безопасности. Федеральный закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ (ред. от 08.12.2011) // Собрание законодательства РФ. –1995. –№ 15. – С. 1269.
  5. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5// Российская газета. – 2003. – № 244.
  6. Анисимова, Т. М. Европейское право о гражданской ответственности за причинение ущерба окружающей среде и законодательство России / Т. М. Анисимова // Право и политика. – 2001. – №6. – С. 33–42.
  7. Велиева Д.С. Европейский суд по правам человека подтвердил обязанность государства по охране окружающей среды / Д.С. Велиева//

"Российская юстиция". – 2007. – № 12.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод//Собрание законодательства от 8.01.2001. №2. Текст Конвенции в редакции Протокола №11 вступил в силу 1 ноября 1998 г.

2. Регламент Европейского Суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. «Правила процедуры суда». Текст перевода Регламента на русский язык официально опубликован не был.

Если не получилось защитить на национальном уровне, Европейский суд, установив нарушение Конвенции, обяжет страну устранить данное нарушение.

Мирное урегулирование вопроса

Если решите идти по пути мирного урегулирования, то нарушение будет исправлено еще до решения Европейского суда, а вам будет выплачена компенсация.
Отмену состоявшихся по делу решения
Индивидуальные меры после вынесения постановления Европейского суда в вашу пользу: по уголовному делу приговор подлежит пересмотру в порядке ст. 413 УПК РФ и части 5 ст. 415 УПК РФ, по гражданскому делу решение будет пересмотрено на основании ст. 392 ГПК РФ.

Изменение законодательства

Или принятие других общих мер по исправлению ситуации в целом (меры общего характера). Большую роль играют «пилотные» постановления ЕСПЧ, в которых помимо факта нарушения Конвенции суд устанавливает, что нарушение носит массовый характер вследствие структурной или системной дисфункции правовой системы государства-ответчика. К числу таких решений ЕСПЧ относятся, например:
· Решение Европейского суда по делу «Бурдов (№ 2) против России» (2009, «пилотное» дело ЕСПЧ о невыполнении приговоров российских судов);
· Решение Европейского суда по делу «Ананьев и другие против России» (2012, «пилотное» постановление ЕСПЧ об условиях содержания в следственных изоляторах);
· Решение Европейского суда по делу «Аслаханова и другие против России» (2012, о недостатках расследования преступлений на Северном Кавказе);
· Решение Европейского суда по делу «Герасимов и другие против России» (01.07.2014, «пилотное» решение ЕСПЧ о невыполнении приговоров российских судов о предоставлении жилья и коммунальных услуг).

Компенсацию морального вреда

В соответствии со ст. 41 Конвенции, компенсация обычно исчисляется в евро (EUR, €) и может составлять от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч EUR. Одна из самых крупных компенсаций для физических лиц в отношении граждан России присуждена ЕСПЧ по делу «Аслаханова и другие против России» (Aslakhanova and Others v. Russia), она составила порядка 1,9 млн EUR.

Компенсацию убытков

Применительно к возмещению убытков используется принцип, в соответствии с которым заявитель должен быть насколько это возможно возвращен в ситуацию, которая соответствовала бы положению вещей в отсутствие нарушения, другими словами, принцип restitutio in integrum. Речь может идти о компенсации как фактически причиненного реального ущерба (damnum emergens), так и расходов, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права в будущем, равно как упущенной выгоды (lucrum cessans). Одна из наиболее крупных сумм в возмещении ущерба присужденная Европейским судом в 2018 году, была назначена Постановлением Европейского суда по делу Sharxhi and Others v. Albania (жалоба № 10613/16) по нарушениям нарушения статьи 13 Конвенции в сочетании со статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции, она составила 13 098 600 евро (EUR).
Кроме того, в отдельных случаях вы можете рассчитывать:

На применение обеспечительных мер

Согласно Правилу 39 Регламента Европейского суда по правам человека. Такие меры Европейский суд по правам может принять в том случае, если на основе изучения всей информации, имеющей отношение к делу, он придет к выводу, что в случае непринятия таких мер заявитель подвергнется реальному риску причинения существенного и непоправимого вреда. Такие меры принимаются только в исключительных случаях и являются обязательными для государства, которого они касаются.

На изменения хода судебного разбирательства по вашему делу, после коммуникации жалобы

Нашими юристами, таким образом, часто обеспечивается защита по уголовным делам, когда нарушения ст. 3 и ст. 5 Конвенции на этапе задержания и заключения под стражу оформлялись формуляром жалобы в Европейский суд ещё на стадии следствия. В результате чего к моменту окончания судебного рассмотрения имелась коммуницированная властям жалоба, по которой можно было прогнозировать с очень высокой долей вероятности установление нарушения Конвенции. Такие дела обычно заканчивались мирным урегулированием, компенсацией и отказом от большей части обвинений, либо оправдательным приговором до вынесения решения ЕСПЧ.

Возмещение расходов на оказание юридической помощи

Согласно ст. 41 Конвенции Европейский суд обеспечивает возмещение расходов на юридические услуги как в судах национальной системы, так непосредственно и в Европейском суде. Так в указанном выше деле Европейского суда Sharxhi and Others v. Albania (жалоба № 10613/16) сумма расходов на оказание юридической помощи, которую ЕСПЧ взыскал с государства-нарушителя, составила 112 100 евро.

Когда пора обращаться в ЕСПЧ?

В чем мы можем Вам помочь?

Если у вас не исчерпаны внутренние средства правой защиты, наши адвокаты помогут пройти национальные суды, правильно указав в них на нарушение Конвенции по вашему делу, что значительно повысить шансы на успешное рассмотрение жалобы в ЕСПЧ.
Когда жалоба пройдет фильтрационную секцию, будет признана приемлемой и коммуницирована, наши адвокаты смогут обеспечить обмен состязательными бумагами, и представление интересов на стадии коммуникации, предоставив в ЕСПЧ необходимые документы на английском языке.
Если вы пропустили сроки обращения в ЕСПЧ, наши юристы смогут оценить возможности обращения в Комитет ООН или Конституционный Суд Российской Федерации. Если вы обратились по уголовному делу, при наличии перспектив вам могут быть названы основания отмены приговора в кассационном порядке, даже в ситуации, когда ранее было отказано в удовлетворении кассационных жалоб (обращение с кассацией по новым доводам в порядке Федерального Закона РФ от 17.04.2017 № 73-ФЗ).

Стоимость работы и почему мы не пишем жалобы в ЕСПЧ бесплатно

Как известно, Совет Европы, руководствуясь ст. 8 Устава, принял решение исключить Россию из Совета с даты принятия решения — т.е. с 16 марта 2022 года. Вполне вероятно, это повлекло за собой огромное множество вопросов, на некоторые из которых мы постараемся дать ответ.

Могу ли я подать жалобу в ЕСПЧ?

Да, подать жалобу в ЕСПЧ можно. Для Россиян сохраняется возможность обращения в Европейский Суд с жалобой на нарушение положений Европейской Конвенции при условии, что эти нарушения были совершены до 15 сентября 2022 года. По данным нарушениям, пройдя все предусмотренные критериями ЕСПЧ национальные суды, граждане и организации всё ещё могут обратиться в ЕСПЧ. Но если после 15 сентября 2022 года Вас изобьет полицейский, или без санкции суда будут досмотрен Ваш ноутбук, или изъята недвижимость для государственных нужд, или суд провозгласит несправедливый приговор — то защита в Европейском суде будет уже недоступна. Иными словами, доступ в ЕСПЧ для Россиян не закрыт.

ЕСПЧ более не будет рассматривать жалобы Россиян?

Нет, это не так. ЕСПЧ продолжит принимать жалобы россиян на нарушения, совершенные не позднее 15 сентября 2022 года. Допустим, если государство вчера изъяло у Вас земельный участок, допустив тем самым нарушение ст. 1 Протокола 1 к Конвенции, то обжаловав это изъятие в суд и пройдя в порядке ГПК РФ все 4 инстанции (что займет порядка 1.5 — 2 года) можно будет обращаться в ЕСПЧ с жалобой на вмешательство в право на уважение имущества , но не с жалобой на справедливое судебное разбирательство (п. 1 ст. 6 Конвенции), поскольку гарантии Европейской Конвенции на саму процедуру судебного разбирательства распространятся не будут, ввиду того, что судебное рассмотрение будет проведено уже после прекращения действия Конвенции.

Более того, Европейский Суд по правам человека сохраняет своё право на рассмотрение поданных против России жалоб. На настоящий момент, по оценкам экспертов, число таковых составляет около 15 000, и по каждой из них будет вынесено решение или постановление, присуждены и выплачены компенсации. ЕСПЧ продолжать принимать жалобы на нарушения прав человека, совершенные Россией до 15 сентября 2022 года. Вопрос исполнения данных постановлений также является решенным – Россия продолжит быть обязанной по вынесенным против нее постановлениям и продолжит выплачивать компенсации.

ЕСПЧ приостановил рассмотрение жалоб, поданных против России. Что это значит?

Приостановление рассмотрения жалоб против России — явление временное. ЕСПЧ постановил приостановить рассмотрение жалоб против Российской Федерации до рассмотрения правовых последствий Резолюции (Resolution (CM/Res(2022)2) для работы ЕСПЧ. Следует напомнить, что ЕСПЧ уже ранее (2 марта 2022 года) приостановил рассмотрение жалоб против Украины в связи с военными действиями – и в дальнейшем возобновит их рассмотрение. Все жалобы, соответствующие критериям ЕСПЧ, поданные на нарушения, допущенные в период действия Конвенции, будут рассмотрены, решения по ним будут выполнены Россией в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Россия сможет вернуться в Совет Европы?

Да, конечно. Прогнозировать те или иные сценарии сейчас сложно, однако одно можно сказать наверняка: Совет Европы и Европейская Конвенция по правам человека являются открытыми для вступления структурами, поэтому присоединиться к ним можно в любой момент, факт выхода никак не повлияет на процедуру возвращения. Показательным примером этого является Греция, которая в 1969 году покинула Совет Европы, а затем в 1974, после политических реформ, вернулась в организацию, членом которой является до сих пор.

Экологические права человека – закрепленные в международных документах или национальном законодательстве права индивида, связанные с обеспечением благоприятной окружающей среды и природопользованием [1]. Одной из составляющих, пожалуй, основополагающей их частью, является право на благоприятную окружающую среду. В России данное право получило свое закрепление в ст. 42 Конституции РФ[2], при этом в него включается и право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды и право на возмещение ущерба здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Кроме того, в Российской Федерации каждому гарантируется право обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства защиты (ч. 3 ст. 46 Конституции). Основным межгосударственным судебным органом, в который граждане и лица без гражданства обращаются для защиты своих прав и свобод, является Европейский суд по правам человека (далее по тексту − ЕСПЧ). В научной литературе отмечается, что данный орган на современном этапе достиг наибольшего прогресса «по контролю над обеспечением экологических прав человека на международном уровне» [3]. ЕСПЧ действует на основании Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ)[4], которая была ратифицирована РФ в 1998 г. [5]

Следует отметить, что в отличие от Конституции РФ в Конвенции право на благоприятную окружающую среду напрямую не нашло своего отражения. Однако ЕКПЧ является, по мнению судей ЕСПЧ и исследователей, «живым инструментом, который. должен толковаться в свете сегодняшних условий» [6]. Такому расширительному толкованию подверглась ст. 8 Конвенции, гарантирующая право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Это произошло, как считает Председатель ЕСПЧ (до 2007 г.) Л. Вильдхабер, потому, что оба эти понятия (право на уважение частной и семейной жизни) сильно эволюционировали как в моральном, так и в научно-технологическом смысле со времени 1950-х гг., что и позволило включить в их содержание право на благоприятную окружающую среду [7].

Впервые Суд признал, по сути, право на благоприятную окружающую среду в рамках ст. 8 ЕКПЧ в деле «Пауэлл и Райнер против Соединенного Королевства» в 1990 г.[8] Заявители проживали недалеко от аэропорта «Хитроу» в Лондоне. Из-за частых полетов (уже тогда данный аэропорт был одним из самых оживленных в мире) возникал довольно серьезный шум, который, по мнению заявителей, нарушал их право на частную и семейную жизнь (ст. 8 Конвенции). При этом в соответствии с законом о гражданской авиации Великобритании за доставленные неудобства и ущемления в правах ответственности никто не несет, если полеты совершаются на нужной высоте и в соответствии с инструкциями. Таким образом, заявители были лишены возможности защищать свои права на внутригосударственном уровне. Суд не признал нарушения ст. 8, однако указал, что она могла быть применена, так как «на качество жизни заявителей и на степень пользования удобствами их жилища отрицательно влиял шум от самолетов авиакомпаний, использующих аэропорт «Хитроу». Дело Пауэлла и Райнера стало отправной точкой для защиты ЕСПЧ права на благоприятную окружающую среду в рамках права на частную и семейную жизнь, что в дальнейшем вылилось в ряд решений по данному вопросу.

В 1994 г. ЕСПЧ «закрепил» свою правовую позицию в деле «Лопез Остра против Испании», указав на то, что «нет необходимости даже говорить о том, что угроза окружающей среде может отрицательно влиять на благополучие отдельного лица и семьи»[9]. Такая позиция ЕСПЧ встретила широкую поддержку ученых: это способствует преобладанию императивных норм над диспозитивными в области экологических прав граждан, что, несомненно, важно [10].

Хотелось бы остановиться на решениях Суда по «экологическим» делам против России. Связаны они были в основном с функционированием заводов и выбросами в атмосферу, превышающими норму, а также с последствиями катастрофы на Чернобыльской АЭС.

В 2002 г. ЕСПЧ рассмотрел жалобу А.Т. Бурдова, который непосредственно не заявлял о нарушении ст. 8 Конвенции, однако связь данного дела с правом на благоприятную окружающую среду очевидна [11]. Заявитель был ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС, куда был отправлен принудительно, как военнослужащий, и пострадал от чрезмерного воздействия радиации. В ЕСПЧ он обратился в связи с тем, что решения российских судов о выплате ему справедливой компенсации не исполнялись в течение неоправданно долгого срока (1997-2001 гг.). Судьи единогласно признали нарушение права на справедливое судебное разбирательство и постановили уплатить компенсацию в 3000 евро. Также России рекомендовано было пересмотреть законы, не соответствующие подписанным ею международным конвенциям, и выплачивать ликвидаторам-чернобыльцам деньги, не ссылаясь на недостаток средств [12].

Также заслуживает внимания и дело И.М. Малиновского против России, решение по которому было вынесено ЕСПЧ в 2005 г. [13] Заявитель также был ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС, к тому же являясь инвалидом II группы, и, как и гражданин Бурдов, жаловался на длительное исполнение решения российских судов. И.М. Малиновскому, в нарушение даже норм внутригосударственного права (конкретно – Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в соответствии с которым пострадавшим от последствий аварии в Чернобыле социальное жилье предоставляется в течение 3 месяцев со дня обращения), долгое время не предоставлялось жилье. Фактически с 1999 по 2004 год заявитель с семьей жил в квартире с несоответствующими жилищными условиями. В 2001 г. суд признал за И.М. Малиновским право на получение квартиры, но ордер на нее он получил лишь в 2004 г. В итоге ЕСПЧ, как и в деле А.Т. Бурдова, признал нарушение ст. 6 Конвенции и назначил компенсацию в размере 3000 евро.

Приведенные прецеденты лишь опосредованно затрагивают право на благоприятную окружающую среду: заявителями были лица, пострадавшие от негативного воздействия радиации, однако их требования были вызваны нарушением права на справедливое судебное разбирательство, что включает в себя и его оперативность. Можно сказать, что такие решения ЕСПЧ стимулируют Россию и иные государства соблюдать внутренне установленные правила о компенсации вреда, причиненного неблагоприятными условиями окружающей среды, в разумный срок.

Непосредственно права граждан на окружающую среду затрагиваются в ряде других постановлений ЕСПЧ. Отдельного упоминания заслуживает дело Фадеевой против России[14]. Заявительница проживала в городе Череповце, недалеко от крупного металлургического комбината «Северсталь», и жаловалась на превышение установленных законодательством РФ уровней концентрации токсичных элементов и уровня шума в санитарно-защитной зоне (буферная зона вокруг предприятия, которая, по-хорошему, не должна быть жилой, но на практике в ней проживало немалое количество людей). Фадеева хотела добиться переселения ее из данной зоны, ссылаясь на положения правил городского планирования, а также на положения ст. 48 ГрК РФ. При этом Суду был представлен доклад доктора наук в области биохимии Марка Чернаика, в котором ученый сделал вывод: «Неадекватно контролируемые выбросы ОАО «Северсталь» являются основной причиной повышенного числа вышеперечисленных заболеваний людей (запаховых раздражений, респираторных инфекций, раздражения носовой полости, кашля и головных болей, тироидных аномалий, рака носовой полости и дыхательных путей, хронического раздражения глаз, носовой полости и горла, а также различных нарушений невроповеденческих, неврологических, сердечно-сосудистых и детородных функций), постоянно проживающих в пределах санитарно-защитной зоны в г. Череповце» [15].

В итоге ЕСПЧ признал нарушение ст. 8 Конвенции и постановил возместить Фадеевой понесенные ей судебные расходы, а также выплатить моральный ущерб в размере 6000 евро. При этом требования заявительницы в части возмещения ей материального ущерба в размере, сопоставимом со стоимостью новой квартиры вне санитарно-экологической зоны, были отклонены, потому как, несмотря на доказанное негативное воздействие деятельности предприятия на заявительницу, она не смогла предоставить доказательств нанесенных ей материальных убытков (§ 141 Постановления).

Хочется отметить и высказанную теоретическую позицию судьи ЕСПЧ от РФ (до 2012 г.) А.И. Ковлера, мнение которого совпадает с данным Постановлением: «Экологические права (в том, насколько они защищаются статьей 8 Конвенции) имеют отношение больше к сфере «частной жизни», чем к «жилищу» ».

В 2006 г. было вынесено еще одно постановление ЕСПЧ, касающееся череповецкого «дымящего монстра» − по делу Ледяевой и других против России [16]. Четырем заявительницам, как и Надежде Фадеевой, были выплачены суммы в размере от 1500 до 8000 евро в качестве компенсации морального ущерба, «однако прямой связи между заболеваниями и экологической «погодой» в доме истиц установлено не было»[17].

Печально осознавать то, что, по сути, никаких мер по улучшению положения заявительниц по двум упомянутым делам предпринято не было. Четыре из пяти так и продолжали после завершения тяжб в ЕСПЧ проживать «под трубой» Череповецкого металлургического комбината в санитарно-экологической зоне. «Дома находятся в экологически чистом месте», − решил еще в советские годы Совет министров. Однако прогресс в решении вопроса переселения все же был достигнут: многие люди были расселены в более безопасные в экологическом плане районы Череповца уже к началу 2007 г. [18]

В нашей стране также необходимо очень внимательно подходить к проектированию транспортных путей и при этом стремиться к обеспечению компромисса между публичными и частными интересами. Например, это может быть достигнуто банальным согласованием изменений, влекущих определенные негативные последствия, с теми, на кого это может воздействовать, или же предоставлением компенсации данным лицам. Аналогичный ориентир устанавливает для государств Орхусская конвенция «О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (на сегодняшний день не ратифицирована Российской Федерацией) [20]. Актуальность для нашей страны проблема, затронутая в решении ЕСПЧ по делу Натальи Гримковской, приобретает и потому, что по официальным данным 100% население Москвы и Санкт- Петербурга живет в условиях «высокого» и «очень высокого» загрязнения атмосферного воздуха. На 2011 г. Москва являлась самым шумным городом мира, Санкт-Петербург по этому показателю находился на пятом месте [21]. В 2017 г. в рейтинге самых шумных городов Европы Москва оказалась на четвертом месте, а Санкт-Петербург – на пятом [22].

Подводя итог проведенному анализу судебной практики ЕСПЧ в области охраны окружающей среды, необходимо отметить несколько следующих важных моментов:

  1. В настоящее время существуют прецеденты, которые позволяют защищать экологические права человека, предусмотренные международными документами, в рамках механизма рассмотрения ЕСПЧ индивидуальных жалоб на нарушение права на уважение частной и семейной жизни (ст. 8 ЕКПЧ). Правовые позиции, высказанные Судом, должны учитываться в РФ с целью лучшего обеспечения конституционного права на благоприятную окружающую среду.
  2. Нарушения прав граждан зачастую идут не от несовершенства природоохранного законодательства, а от ненадлежащего исполнения существующих норм.
  3. Диалог органов публичной власти и общественности по вопросам охраны окружающей среды, предоставление полной и достоверной информации, стремление к улучшению ситуации и нахождению компромиссов – основополагающие задачи России в области обеспечения права граждан на благоприятную окружающую среду. В данном вопросе есть к чему стремиться: право на информацию можно отнести к обеспечиваемым не совсем полно и добросовестно, а можно − к «декларативным». Думается, что ратификация Орхусской конвенции могла бы поспособствовать достижению прогресса в информационном аспекте права на благоприятную окружающую среду.

[1] См.: Нурмухаметова Э.Ф. Международный экологический правопорядок и экологические права человека. М.: Едиториал УРСС, 2004. С. 170.

[2] Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с учетом поправок и изменений) // СЗ РФ. 2014. 04.08. N 31. Ст. 4398.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного системного анализа нормативных правовых актов выявить конституционно - правовые проблемы защиты основных прав в сфере окружающей среды ЕСПЧ.

Работа состоит из 1 файл

работа по м.э.п Word.docx

Четвертый критерий. Шестимесячный срок обращения, подразумевает дату истечения шестимесячного срока с момента исчерпания заявителем всех средств внутригосударственной правовой защиты по рассматриваемому спору (п. 1 ст. 35 Конвенции). В большинстве случаев это определяется датой окончательного судебного постановления по делу. Эти две даты образуют своеобразное окно, вне пределов которого Европейский Суд по правам человека не может рассмотреть спор по существу.

Как правило, если нарушение произошло до наступления этой даты, то жалоба должна быть признана неприемлемой. Тем не менее, возникают различные спорные ситуации, когда какое-либо событие произошло до ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но последствия нарушения или рассмотрение дела в судах продолжались частично или полностью после ратификации. В таких случаях Европейский Суд по правам человека учитывает стадию производства по делу на момент ратификации. Вопрос о приемлемости жалобы не столь однозначен, причем критерии, применяемые Страсбургским Судом при его разрешении, могут казаться заявителю произвольными.

Второй датой, определяющей приемлемость жалобы, является крайний срок для подачи жалобы в соответствии с п. 1 ст. 35 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Суд может принимать дело к рассмотрению только … в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

Не обращение в срок по Европейской Конвенции исключает возможность разбирательства дела по существу. Тем не менее, вопросы иногда возникают при определении понятия «окончательное решение по делу». Как правило, срок исчисляется с момента вступления судебного решения по существу вопроса в законную силу. Дальнейшие обращения в различные внутригосударственные инстанции в попытке возобновить производство по делу Европейским Судом не учитываются и шестимесячный срок не пресекают.

Срок для подачи жалобы пресекается моментом уведомления Европейского Суда по правам человека письмом, телексом или факсом о сути жалобы (достаточно краткое изложение обстоятельств дела и указание на обжалуемые нарушения Конвенции). Затем Страсбургский Суд высылает заявителю официальный формуляр и устанавливает новый срок для подачи полной мотивированной жалобы вместе с приложениями.

Пятый критерий. Исчерпание внутренних средств правовой защиты. Пункт 1 ст. 35 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует: «Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты».

В большинстве случаев это требует прохождения всех внутригосударственных судебных инстанций. Но если заявитель не был последователен в обжаловании своего дела в каждую из этих инстанций, то Европейский Суд по правам человека объявит его жалобу неприемлемой. По мнению К. А. Москаленко: «Международная защита прав человека с использованием некоторых международных правовых механизмов»: «основным критерием, которым руководствуется Европейский Суд по правам человека, определяя, какие средства правовой защиты необходимо исчерпать внутри государства, является эффективность. Средства внутренней правовой защиты отвечают требованию «эффективности», если, во-первых, заявитель может самостоятельно возбудить судебное рассмотрение, во-вторых, если его дело будет рассмотрено по существу заявленного требования или вопроса, и, в-третьих, если заявитель может получить судебное решение, которое будет определять его права и обязанности и правовое положение, то есть имеет потенциальную возможность успеха при обращении в указанный орган. Судебный способ защиты признается наиболее эффективным. Любые административные процедуры необходимо исчерпывать только в том случае, если они являются обязательным условием для обращения в суд».

Европейский Суд по правам человека признает, что для подачи жалобы достаточно обращения в суд кассационной инстанции. Однако в Российской Федерации существует еще одна судебная «инстанция» — надзорное производство. Суд, рассмотрев приемлемость первой жалобы из России («Тумилович против России»), признал прохождение этой процедуры необязательным, так как ее возбуждение зависит не от заявителя, а от усмотрения отдельных должностных лиц. Теперь в «Пояснительной записке для желающих обратиться в Европейский Суд по правам человека», направляемой всем заявителям, указывается, что юриспруденцией Европейского Суда по правам человека не рассматривается в качестве эффективного средства правовой защиты процедура пересмотра в порядке надзора судебных решений, вступивших в законную силу, предусмотренная российским законодательством.

Помимо этого, требование об исчерпании средств защиты может распространяться на доказательства и доводы, на которые заявитель ссылается при обращении в Европейский Суд по правам человека. Например, если заявитель оперирует доказательствами, которые ранее были доступны, но не исследовались национальными органами, или если заявитель не сослался на соответствующие положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, хотя ничего не мешало этому при рассмотрении его дела внутри страны, то он рискует, что его жалоба будет признана неприемлемой по причине не исчерпания всех средств защиты.

Исчерпание всех средств правовой защиты также означает, что заявителем должны быть соблюдены внутригосударственные процессуальные правила о подсудности и подведомственности дел. В отношении данного условия приемлемости имеется важная оговорка — заявитель не обязан обращаться к тем средствам защиты, которые Суд признает «неэффективными». Поэтому, как правило, не требуется обращения к различным несудебным процедурам (например, в административные органы или к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации), которые не обладают полномочиями суда.

Шестой критерий. Обстоятельство места. Ст. 1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции».

По общему правилу, это означает, что факт нарушения права должен произойти на той территории, которая находится под юрисдикцией государства – члена совета Европы и, соответственно, подписавших и ратифицировавших Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Однако это не исключает возможности того, что произошедшие за пределами территории государства нарушения могут стать основанием для разбирательства жалобы против него в Европейском Суде по правам человека. Есть практика ЕСПЧ, где ответчиками признали государства, которые непосредственно, либо через свои вооруженные силы или подчиненную им местную администрацию, де-факто контролировали обстановку на официально не принадлежащей им территории. Прецедентным по данному вопросу стало одно из предварительных решений по делу «Лоизиду против Турции». Страсбургский Суд признал Турцию ответчиком по жалобе на нарушения, совершенные на территории подконтрольной ей «Турецкой Республики Северного Кипра».

Седьмой критерий. Обращение в Европейский суд по правам человека возможен только в связи с нарушением тех прав, которые предусмотрены Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней.

Перечень этих прав приводится в разделе I Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в Протоколах № 1, 4, 6, 7 к ней. При подаче жалобы заявитель должен указать, какие из охраняемых данной Конвенцией прав были нарушены действиями государства-ответчика. Именно здесь «дисквалифицируется» немало жалоб, претендующих на рассмотрение в Страсбургском Суде. Формулировки Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как и любого основополагающего документа, носят общий характер и требуют дальнейшей конкретизации. Поэтому необходимо оценить перспективы жалобы не только исходя из буквального текста Европейской Конвенции, но и с учетом прецедентного права Страсбургского Суда, корпус решений которого раскрывает пределы прав, изложенных в ней.

Восьмой критерий. Жалоба также может быть признана неприемлемой, если предмет рассмотрения подпадает под действие заявленной государством оговорки. В соответствии со ст. 57 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, такая оговорка должна отвечать определенным условиям: 1) она должна была быть заявлена уже при подписании или ратификации Конвенции; 2) она должна быть сделана в отношении конкретного закона, действующего на момент ратификации и 3) она должна сопровождаться кратким изложением этого закона. Вопросы о правомерности применения оговорок к тем или иным обстоятельствам, а также о соответствии самих оговорок требованиям Европейской Конвенции, подлежат проверке Европейского Суда по правам человека при разрешении им конкретных дел.

Девятый критерий. Недопустимость анонимности жалобы подразумевает, что жалоба в Европейский Суд по правам человека не должна быть анонимной: Суд должен знать, кто именно обращается по поводу нарушения права. Формуляр обращения в Европейский Суд по правам человека предусматривает графы, посвященные идентификации обратившегося: фамилия, имя, отчество, место жительства, год и место рождения, адрес, вид деятельности и др.

Десятый критерий. Недопустимость злоупотребления правом на обращение. Жалоба может быть признана неприемлемой в связи со злоупотреблением правом в двух случаях. Во-первых, Заявитель, обратившись в Европейский Суд по правам человека, принимает на себя обязательство поддерживать свое обращение на протяжении всего рассмотрения дела. Если он (или его представитель) не отвечает в разумный срок на запросы Секретариата, не предоставляет новую информацию о движении своего дела во внутренних процедурах либо предоставляет ложную информацию, то это означает, что он злоупотребляет правом на обращение в Европейский Суд по правам человека.

Во-вторых, Заявитель должен быть корректным в своем обращении и не допускать оскорбительных высказываний в адрес государства в целом, а также в адрес отдельных должностных лиц, юридических лиц, граждан. Несоблюдение этого правила также является злоупотреблением правом на обращение и может привести к тому, что жалоба будет признана неприемлемой.

Одиннадцатый критерий. Повторность жалобы. Европейский Суд по правам человека не будет рассматривать жалобу, которая уже была предметом его рассмотрения, а также была предметом рассмотрения иной международно-правовой инстанции, в частности, Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций. Повторность жалобы означает, что жалоба подана тем же лицом, против того же государства, по тем же обстоятельствам, которые уже были предметом рассмотрения как по вопросу приемлемости, так и по существу.

Несоблюдение хотя бы одного из критериев ведет к отказу Европейским судом по правам человека в принятии жалобы.

2. Практика и проблемы обращения в ЕСПЧ.

В деле «Пауэлл и Райнер против Соединенного Королевства» (Постановление Европейского Суда от 21 февраля 1990 г.), в котором заявители жаловались на беспокойство, причиняемое им авиационным шумом в дневное время. Европейский Суд постановил, что статья 8 Конвенции, могла быть применена, так как «на качество жизни заявителей и на степень пользования удобствами их жилища отрицательно влиял шум от самолетов авиакомпаний, использующих аэропорт «Хитроу».

Известным стало дело «Лопез Остра против Испании». Решение по данному делу было вынесено 9 декабря 1994 года. Заявительница утверждала, что имело место нарушение статей 8 и 3 Конвенции о защите прав человека, поскольку недалеко от ее дома находилось предприятие по переработке жидких и твердых отходов, которое длительное время являлось источником неприятных запахов, шума и вредных испарений. Деятельность данного предприятия стала приводить к загрязнению района вокруг него, к ухудшению условий жизни населения района.

Европейский Суд констатировал в этом случае нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановив, в частности: «Действительно, серьезное загрязнение окружающей среды может повлиять на человеческую жизнедеятельность и не дать возможность людям жить в своих домах, нарушая их частную жизнь и существенным образом повреждая их здоровье». Суд поддержал свою правовую позицию о праве человека на благоприятную окружающую среду как элементе права на частную жизнь, защищаемого в соответствии со ст. 8 Конвенции.

Для российской правоприменительной практики большое значение имеет решение по делу «Фадеева против России» 6 , вынесенное в июне 2005 года.

Н.Фадеева обратилась в Суд с заявлением о нарушении ее прав российским государством, поскольку ее не переселяли, несмотря на то, что российские законы запрещают проживание в подобных опасных зонах. Жалоба была признана приемлемой по ст. 8 Европейской Конвенции о правах человека в октябре 2003 года.

Палата Европейского Суда установила нарушение российским государством ст. 8 Конвенции в деле Фадеевой, поскольку государство разрешило хозяйственную деятельность загрязняющего окружающую среду предприятия в центре плотно заселенного города. Так как токсичные выбросы этого предприятия превышают безопасные уровни, установленные в соответствии с российским законодательством, и подвергают опасности здоровье людей, проживающих в окрестностях предприятия, государство установило, что на некоторой территории вокруг предприятия не должно быть каких-либо жилых помещений. Тем не менее, эти законодательные акты на практике не были реализованы.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: