Закон достаточного основания и его использование в судебных процессах

Обновлено: 10.08.2022

Закон исключенного третьего действует только в отношении про­тиворечащих (контрадикторных) суждений. Он формулируется сле­дующим образом:два противоречащих суждения не могут быть одновременно ложными, одно из них необходимо истинно: а есть либоb, либоне-b. Истинно либо утверждение некоторого факта, либо его отрицание.

Противоречащим (контрадикторным) называются суждения, в одном из которых что-либо утверждается (или отрицается) окаж­дом предмете некоторого множества, а в другом — отрицается (ут­верждается) онекоторой части этого множества.

Например, если суждение «Каждому гражданину Российской Федерации гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» истинно, то суждение «Некоторым гражданам Российской Федерации не га­рантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» ложно. Противоречащим являются также два суждения об одном предмете, в одном из которых что-либо утверждается, а в другом то же самое отрицается. Например: «П. привлечен к админи­стративной ответственности» и «П. не привлечен к административ­ной ответственности». Одно из этих суждений необходимо истинно, другое — необходимо ложно.

Этот закон можно записать с помощью дизъюнкции:рvù p, где р— любое высказывание, ùp — отрицание высказывания р.

Подобно закону непротиворечия закон исключенного третьего выражает последовательность, непротиворечивость мышления, не допускает противоречий в мыслях. Вместе с тем, действуя только в отношении противоречащих суждений, он устанавливает, что два противоречащих суждения не могут быть не только одновременно истинными (на что указывает закон непротиворечия), но также и одновременно ложными: если ложно одно из них, то другое необхо­димо истинно, третьего не дано.

Закон исключенного третьего требует ясных, определенных отве­тов, указывая на невозможность отвечать на один и тот же вопрос в одном и том же смысле и «да» и «нет», на невозможность искать нечто среднее между утверждением чего-либо и отрицанием того же самого.

Важное значение имеет этот закон в юридической практике, где требуется категорическое решение вопроса. Юрист должен решать дело по форме «или—или». Данный факт либо установлен, либо не установлен. Обвиняемый либо виновен, либо не виновен.

Наши мысли о каком-либо факте, явлении, событии могут быть истинными или ложными. Высказывая истинную мысль, мы должны обосновать ее истинность, т.е. доказать ее соответствие действительности. Так, выдвигая обвинение против подсудимого, прокурор должен привести необходимые доказа­тельства, обосновать истинность своего утверждения. В противном случае обвинение будет необоснованным.

Всякая мысль признается истин­ной, если она имеет достаточное основание. Если естьb, то есть и его основание а.

Закон достаточного основания: выражает требование доказанности, обоснованности мысли.

Достаточным основанием мыслей может быть личный опыт чело­века. Истинность некоторых суждений подтверждается путем их непосредственного сопоставления с фактами действительности. Так, для человека, явившегося свидетелем преступления, обоснова­нием истинности суждения «Н. совершил преступление» будет сам факт преступления, очевидцем которого он был. Но личный опыт ограничен. Поэтому человеку в своей деятельности приходится опи­раться на опыт других людей, например на показания очевидцев того или иного события. К таким основаниям прибегают обычно в следственной и судебной практике при расследовании преступ­лений.

Благодаря развитию научных знаний человек все шире исполь­зует в качестве основания своих мыслей опыт всего человечества, закрепленный в законах и аксиомах науки, в принципах и поло­жениях, существующих в любой области человеческой деятель­ности.

Если, например, нам известен закон Архимеда (каждое тело, погруженное в жидкость, теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость), то нет никакого смысла погружать в жидкость какой-либо предмет, чтобы выяснить сколько он теряет в весе. Закон Архимеда будет достаточ­ным основанием для подтверждения любого частного случая.

Таким образом, достаточным основанием какой-либо мысли может быть любая другая, уже проверенная и установленная мысль, из которой с необходимостью вытекает истинность дан­ной мысли.

Если из истинности суждения а следует истинность сужденияb,то а будет основанием дляb,ab — следствием этого основания.

Связь основания и следствия является отражением в мышлении объективных, в том числе причинно-следственных связей, которые выражаются в том, что одно явление (причина) порождает другое явление (следствие).

В некоторых случаях логическое основание может совпа­дать с причиной явления (если, например, мысль о том, что число дорожно-транспортных происшествий увеличилось, обосновывает­ся указанием на причину этого явления — гололед на дорогах). Но чаще всего такого совпадения нет. Суждение «Недавно был дождь» можно обосновать суждением «Крыши домов мокрые»; след протек­торов автомобильных шин — достаточное основание суждения «В данном месте прошла автомашина». Между тем мокрые крыши и след, оставленный автомашиной, — не причина, а следствие указан­ных явлений. Поэтому логическую связь между основанием и след­ствием необходимо отличать от причинно-следственной связи.

Обоснованность — важнейшее свойство логического мышления. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо, убеждаем в чем-либо других, мы должны доказывать наши суждения, приводить достаточные основания, подтверждающие истинность наших мыслей. В этом состоит коренное отличие научного мышления от мыш­ления ненаучного, которое характеризуется бездоказательностью, способностью принимать на веру различные положения и догмы. Это особенно характерно для религиозного мышления, опирающе­гося не на доказательство, а на веру.

Закон достаточного основания не совместим с различными пред­рассудками и суевериями. Например, существуют приметы: разбить зеркало — к несчастью, рассыпать соль — к ссоре и т.д., хотя между разбитым зеркалом и несчастьем, рассыпанной солью и ссо­рой нет причинной связи. Логика требует обоснованности суждений и не совместима поэтому с утверждениями, которые строятся по схеме «после этого — значит, по причине этого». Эта логическая ошибка возникает в случаях, когда причинная связь смешивается с простой последовательностью во времени, когда предшествующее явление принимается за причи­ну последующего.

Закон достаточного основания имеет важное теоретическое и практическое значение. Фиксируя внимание на суждениях, обосно­вывающих истинность выдвинутых положений, этот закон помогает отделить истинное от ложного и прийти к верному выводу.

Значение закона достаточного основания в юридической практи­ке состоит, в частности, в следующем. Всякий вывод суда или след­ствия должен быть обоснован. В материалах по поводу какого-либо дела, содержащих, например, утверждение о виновности обвиняе­мого, должны быть данные, являющиеся достаточным основанием обвинения. В противном случае обвинение не может быть признано правильным. Вынесение мотивированного приговора или решения суда во всех, без исключения, случаях является важнейшим принци­пом процессуального права.

Вопрос № 4. Язык логики

Язык высту­пает материальной оболочкой мыслей. Это означает, что выявление ло­гических структур возможно лишь путем анализа языковых выраже­ний.

В целях овладения логико-языковым анализом рассмотрим крат­ко структуру и функции языка, соотношение логических и грамма­тических категорий, а также принципы построения особого языка логики.

В реальной жизни мы очень часто сталкиваемся с ситуациями, когда свою мысль о каком-то явлении, предмете, высказанную оппоненту, приходится обосновывать. Конечно, речь в данном случае идет об истинных мыслях, ибо ложные мысли обосновать нельзя. Разумеется, в деятельности судьи могут быть ситуации, когда кто-то стремиться к обоснованию ложных мыслей, делая их правдоподобными, или к разоблачению правдивых, делая их правдоподобными или ложными. Требование обоснованности мыслей выражает закон достаточного основания. Он имеет характер, совершенно отличный от уже рассмотренных нами трех логических законов.

Впервые этот закон ввел в логику немецкий философ конца ХVII– началаXVIIIвека Г. В. Лейбниц. Однако в его формулировке четко не отделялись логические основания от фактических. Необходимо поэтому четко различать, с одной стороны, связь между суждениями в мышлении, которую изучает логика, а с другой – связь между предметами и явлениями в объективном мире, которая исследуется естественными и общественными науками.

Закон достаточного основания утверждает, что всякая истинная мысль должна быть достаточно обоснованной. На латинском языке – это принцип ratio sufficiens - разумной достаточности.

Отсюда следует, что любое утверждение, если только мы не хотим принимать его на веру, должно обладать таким обязательным свойством, как доказательность. Мы вправе отвергать любые утверждения, которые носят бездоказательный характер. Подобно тому как всякое явление имеет свою причину, так и всякое истинное утверждение «С» имеет свое достаточное основание «R».

Смысл данной формулировки состоит в том, что в соответствии с данным законом доказательным будет такое мышление, в котором не только утверждается истинность какого-то вывода, но и указывается основание, позволяющее признать это положение истинным. Следствие есть потому, что есть основание. Есть «С» (consequentia), так как есть «R» (ratio). И если конкретный вывод претендует на истинность, он обязан строиться на соответствующем, фактическом или логическом, достаточном основании. Напротив, суждение, опирающееся на недостаточное основание, не может претендовать на истинность. В обоснованности состоит коренное отличие науки от схоластики, догматизма и религии.

Почему говорят «достаточное основание», а не просто «основание»? Дело в том, что под одно и то же утверждение, как заметил в свое время еще Г. Гегель, можно подвести бесконечно много оснований. Однако только некоторые из них могут рассматриваться как достаточные, если рассматриваемое высказывание истинно, и ни одно не будет достаточным, если оно ложно.

Выдвигая общее положение о необходимости достаточного основания, логика не дает определенных указаний, при каких условиях основание можно считать достаточным. Здесь помогает практика. Через нее можно сформулировать определение достаточного основания. Ведь во всей практической деятельности и в наших рассуждениях мы руководствуемся какими-либо основаниями. Основание – это мысль, из которой вытекает или на которой «возвышается» другая мысль. Основанием могут быть достоверные факты, аксиомы, законы науки. Главное, чтобы истинность их была проверена всей совокупностью общественной практики. Кроме них, в нашей жизни существуют определенные принципы, правила и положения, которые проверены опытом и признаны истинными. К ним обычно прибегают, чтобы обеспечить правильное поведение человека. Это, например: «золотое правило нравственности»; «самокритичность»; «любовь к матери»; «законы, обусловливающие жизнь общества»; «права и свободы гражданина общества» и т.д.

Например, в суждении: «Если данный человек совершил преступление, то он должен быть привлечен к ответственности и наказан», факт совершения «преступления» есть «достаточное основание» для его наказания.

В приведенном примере «достаточным основанием» признается факт совершения «преступления» потому, что эта мысль подтверждена практической деятельностью людей, предыдущим опытом всего человечества, моральными и правовыми нормами, заключенными в принципах «справедливости», «адекватности», «соответствия». Очевидно, что данное положение нет никакого смысла проверять в очередной раз.

Именно опираясь на науку, которая в своих законах и принципах закрепляет общественно-историческую практику человечества, мы для обоснования наших мыслей можем не прибегать всякий раз к их практической проверке. Мы обосновываем их логически, путем сопоставления с уже установленными положениями как достаточным основанием.

Достаточное основание – это любая другая мысль, уже проверенная и признанная истинной, из которой с необходимостью вытекает истинность данной мысли.

Связь основания и следствия является отражением в мышлении объективных, в том числе и причинно-следственных, связей. Они выражаются в том, что одно явление порождает другое, хотя это отражение не является непосредственным.

Логическое основание и логическое следствие не всегда совпадают с реальной причиной и следствием. Например, дождь является реальной причиной того, что крыши домов будут мокрыми. И мы, увидев мокрые крыши, скажем, что шел дождь. Но в этом выводе логическое основание и следствие будут обратными реальной причинно-следственной связи. В этом плане показательны действия литературного героя А. Конан Дойля Шерлока Холмса. Он с высокой степенью достоверности, по следствию восстанавливал причину путем построения умозаключений от логического основания (реального следствия) к логическому следствию (реальной причине).

Следует отметить, что в своей деятельности судьи постоянно прибегают к таким процессам, поэтому данную взаимосвязь основания и следствия им необходимо хорошо усвоить.

Обоснованность – важнейшее свойство логического мышления, и поэтому соблюдение данного закона имеет важное значение как в учебе, так и в практической деятельности судей. Фиксируя внимание на суждениях, обосновывающих истинность выдвинутых положений, этот закон помогает отделить истинное от ложного и прийти к верному выводу.

Данный закон требует, чтобы каждый вывод был обоснован. В суждениях по конкретному делу или проблеме должны быть данные, являющиеся достаточным основанием вывода. В противном случае, вывод не может быть признан истинным и заслуживающим внимания.

«всякая мысль должна быть достаточно аргументирована».

Регулирует мысли, воспроизведённые в рассуждении в форме умозаключения, где заключение – тезис, а посылки – аргументы. Правило: Всякая мысль (тезис) должна быть достаточно обоснована (аргументирована).

Алгоритм анализа рассуждения, в котором мысли регулируются законом достаточного основания: (1) выделение мыслей, связанных как тезис и аргументы, (2) определение какая мысль тезис, а какая аргументы, (3) проверка соблюдения правила (непротиворечивость, истинность, достаточность аргументов).

Наши мысли о каком-либо факте, явлении, событии могут быть истинными или ложными. Высказывая истинную мысль, мы должны обосновать ее истинность, т.е. доказать ее соответствие действительности. Так, выдвигая обвинение против подсудимого, обвинитель должен привести необходимые доказательства, обосновать истинность своего утверждения. В противном случае обвинение будет необоснованным.

Достаточным основанием мыслей может быть личный опыт человека. Истинность некоторых суждений подтверждается путем их непосредственного сопоставления с фактами действительности. Так, для человека, явившегося свидетелем преступления, обоснованием истинности суждения «Н. совершил преступление» будет сам факт преступления, очевидцем которого он был. Но личный опыт ограничен. Поэтому человеку в своей деятельности приходится опираться на опыт других людей, например на показания очевидцев того или иного события. К таким основаниям прибегают обычно в следственной и судебной практике при расследовании преступлений.

Истинность законов, аксиом подтверждена практикой человечества и не нуждается поэтому в новом подтверждении. Для подтверждения какого-либо частного случая нет необходимости обосновывать его при помощи личного опыта. Если, например, нам известен закон Архимеда, то нет никакого смысла погружать в жидкость какой-либо предмет, чтобы выяснить сколько он теряет в весе. Закон Архимеда будет достаточным основанием для подтверждения любого частного случая. Благодаря науке, которая в своих законах и принципах закрепляет общественно-историческую практику человечества, мы для обоснования наших мыслей не прибегаем всякий раз к их проверке, а обосновываем их логически, путем выведения из уже установленных положений. Таким образом, достаточным основанием какой-либо мысли может быть любая другая, уже проверенная и установленная мысль, из которой с необходимостью вытекает истинность данной мысли.

Обоснованность — важнейшее свойство логического мышления. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо, убеждаем в чем-либо других, мы должны доказывать наши суждения, приводить достаточные основания, подтверждающие истинность наших мыслей. В этом состоит коренное отличие научного мышления от мышления ненаучного, которое характеризуется бездоказательностью, способностью принимать на веру различные положения и догмы. Это особенно характерно для религиозного мышления, опирающегося не на доказательство, а на веру. Закон достаточного основания не совместим с различными предрассудками и суевериями. Например, существуют нелепые приметы: разбить зеркало — к несчастью, рассыпать соль — к ссоре и т.д., хотя между разбитым зеркалом и несчастьем, рассыпанной солью и ссорой нет причинной связи. Логика — враг суеверий и предрассудков. Она требует обоснованности суждений и не совместима поэтому с утверждениями, которые строятся по схеме «после этого — значит, по причине этого». Эта логическая ошибка возникает в случаях, когда причинная связь смешивается с простой последовательностью во времени, когда предшествующее явление принимается за причину последующего.

Принцип достаточного основания имеет самое непосредственное отношение к юридической практике. В Конституции РФ сказано: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». В судебном разбирательстве дело рассматривается только при наличии достаточных оснований. Всякий вывод суда или следствия должен быть обоснован.

В УПК перечислены обстоятельства, подлежащие доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

«Закон достаточного основания должен строго соблюдаться на всех этапах квалификации содеянного: при установлении фактических обстоятельств дела, выделении юридически значимых признаков, определении всех возможных вариантов при данных обстоятельствах, установлении группы смежных составов преступлений и, наконец, обосновании конкретного состава преступления» Не учет всех обстоятельств дела, необоснованность в ходе выяснения ряда обстоятельств могут вести к судебным ошибкам.

Закон достаточного основания гласит, что всякая законченная мысль считается истинной только в том случае, если приведены достаточные основания в подтверждение ее истинности. Символически суть закона может быть выражена следующим образом: если из истинности суждения А следует истинность суждения В, то А будет достаточным основанием для В, а В - логическим следствием этого основания.

В формальной логике речь идет о логической обоснованности доказательности наших мыслей, без чего совершенно не может быть не только ни одной научной теории, но и просто обмена мыслями. Если первые три закона в своей совокупности обеспечивают определенность мышления, то четвертый законлогики утверждает, что логически стройная мысль должна не простодекларировать истинность известного положения, но всегда выдвигатьдостаточное основание.

Достаточным, т.е. действительным, невымышленным основаниемнаших суждений являются опыт, практика, факты, показания очевидцев тогоили иного события, предыдущий опыт человечества, закреплённый в законах и принципах науки, которые подтверждены практикой человечества и не нуждаются в новом подтверждении,не обязательно самому проверять истинность закона Архимеда или теоремы Пифагора - они миллиарды раз подтверждены опытным путем, и поэтому являются достаточным основанием для доказательства.

Закон достаточного основания, как и другие законы формальной логики, выведен людьми из самой материальной действительности. Если в мире все причинно обусловлено, все "обосновано"реальным процессом существования и развития явлений, то и наши мысли об этих явлениях должны быть обоснованы, доказательны, убедительны.

Само собой разумеется, что закон достаточного основания выражает лишь самое общее требование к мышлению. Он не указывает и не может указать , какие именно аргументы надо привести для обоснования каждого нашего конкретного высказывания. Закон выражает лишь общее утверждение о том, что всякое истинное высказывание обязательно имеет основание. Конкретное обоснование истинности теоретических положений - задача естественных, общественных, технических наук, которые делают это на основе конкретного анализа действительности.

Закон достаточного основания направлен против таких мыслей в наших рассуждениях, которые внутренне не связаны между собой необходимым образом, не вытекают одна из другой, не обосновывают одна другую; против нелогичного рассуждения, когда за основание вывода, заключения выдвигаются такие мысли и положения, которые не могут служить таковыми, или когда утверждения берутся на веру, обосновываются ссылками на несостоятельные примеры и религиозные предрассудки. Этот закон предостерегает нас от ошибок, которые в свое время блестяще высмеял Н.В. Гоголь в своей комедии "Ревизор". Вот как персонажи этой комедии -Бобчинский и Добчинский - "обосновали" истинность своего вывода о том, что Хлестаков, приехавший в их город, является тем ревизором, которого ждал городничий.

- Кто, какой чиновник ?

Чиновник-та, о котором изволили получить нотицию, ревизор.

Городничий (в страхе):

- Что вы, господь с вами! Это не он.

- Он! и денег не платит, и не едет. Кому же б быть, как не ему? И подорожная прописана в Саратов.

- Он, он, ей богу он… Такой наблюдательный. Все обсмотрел. Увидел, что мы с Петром-то Ивановичем ели семгу, - больше потому, что Петр Иванович насчет своего желудка… да, так; он и в тарелки, к нам заглянул. Меня так и проняло страхом.

Господи, помилуй нас, грешных. Где же он там живет?

Нередко для обоснования утверждений берут такие факты, которые являются чисто случайными, органически не связанным с данным утверждением и потому не обосновывающими его.

Например, известно, что крупные наводнения в Ленинграде происходили периодически через 100 лет: в 1724, в 1824 и в 1924 годах. Значит ли это, что здесь существует определенная закономерность, и что следующее крупное наводнение в Ленинграде непременно произойдет в 2024 году? Для таких утверждений у нас пока нет оснований, поскольку есть немало аналогичных исторических фактов, когда периодичность некоторых из них нарушалась. В науке известно, что если во множестве повторяющихся событий встречается хотя бы одно отклонение, то процесс не может считаться закономерным. Например, самые теплые годы в Европе повторялись через 45 лет (1778, 1823, 1868, 1913 гг.). Однако наступивший через следующие 45 лет 1958 год был отнюдь не самым теплым. Более того, в Москве, например, в июне 1958 г. температура воздуха опускалась ниже нуля.

Попытки рассматривать случайно повторяющиеся события в качестве основания, достаточного для вывода, нередки тем более, что есть довольно поразительные исторические совпадения. Например, Линкольн – президент США – пришел к власти в 1860 году. Кеннеди – президент США – пришел к власти в 1960 году. Разница 100 лет.

Оба президента убиты в пятницу в присутствии жен.

Преемником Линкольна на посту президента стал Джонсон.

Преемником Кеннеди на посту президента стал Джонсон.

Джонсон I родился в 1808 году.

Джонсон II родился в 1908 году.

Разница 100 лет.

Однако все эти совпадения едва ли могут служить достаточным основанием для каких-либо серьезных выводов.

Но бывает и наоборот: явления, которые кажутся нам совершенно случайными, неповторимыми, на самом деле представляет собой проявление скрытой от нас закономерности. Ведь случайность как известно, есть форма проявления необходимости. Чтобы добиться успеха в научно-исследовательской работе, принять правильное решение, специалист должен при изучении фактов, оценке обстановки в гуще случайностей вскрыть необходимое, закономерное. Сделать это вполне возможно, ибо, даже там где на поверхности происходит игра случайности, там сама эта случайность оказывается подчиненной внутренним скрытым законам. Задача состоит именно в том, чтобы открыть эти законы с помощью научно-теоретического мышления.

Во всей практической деятельности и в наших рассуждениях мы руководствуемся какими либо основаниями. В конечном счете это могут быть достоверные факты, аксиомы и законы науки. Кроме них существует в нашем обиходе определенные принципы, правила и положения, уже признанные истинными и проверенные практикой. К ним обычно прибегают, чтобы обеспечить обоснованность и последовательность нашего поведения. Быть последовательным – значит выдвигать исходные суждения на достаточном основании и решительно делать выводы, вытекающие из этих суждений.

Основными ошибками, вытекающими из нарушения данного закона являются: основное заблуждение (или ложное основание), предвосхищение основания, круг в доказательстве, от сказанного с условием к сказанному безусловно.

Основное заблуждение, или ложное основание состоит в том, что тезис обосновывается ложными основаниями, аргументами.

Предвосхищение основания состоит в том, что в качестве основания, подвергающего или опровергающего тезис, берутся положения, нуждающихся в соответственном доказательстве (непроверенные факты, недостаточно убедительные показания свидетелей, недобросовестные оценки, выводы, заключения проверяющих и т. п.).

Круг в доказательствесостоит в том, что тезис обосновывается посредством аргументов, а аргументы - посредством тезиса. Еще недавно в нашей литературе нередко приходилось встречать рассуждения такого характера: «общий кризис капитализма продолжает углубляться потому, что капиталистический способ производства не может развиваться бескризисно».

От сказанного с условием к сказанному безусловно. Данная логическая ошибка допускается тогда, когда в качестве аргумента берется суждение, которое является истинным только для определенных условий. Но в конкретном случае оно рассматривается как истинное для всех условий. При этом забывается или сознательно игнорируется положение диалектической логики о том, что истинное в одних условиях является ложным в других, полезное в одних условиях является вредным в других.

Формально-логические законы служат нормой всякого правильного мышления. Никакая мысль не может быть истинной, если нарушен хотя бы один из логических законов. Причем в каждой операции мышления они применяются обычно не только раздельно, но и совместно в своем единстве. Нарушение их не остается безнаказанным: неопределенность мысли может вызвать недопонимание и привести к срыву выполнения поставленной задачи. Язык специалиста должен отличаться лопидарностью, ясностью и убедительностью, т. е. свойствами, предполагающими логическую стройность мышления. А логическая стройность мысли является залогом организованности и целеустремленности в решении многообразных вопросов практической работы.

Конечно, законы формальной логики не следует переоценивать: они выражают элементарные требования в приделах аналитического мышления. Но без соблюдения этих требований нельзя обойтись в познавательной и практической деятельности. Использованные в своих пределах и на своем месте они являются мощным средством разоблачения ошибок, лжи и установления истины.

Установление истинности или ложности мысли невозможно без соответствующего обоснования, учитывающего взаимосвязь всех предметов окружающего мира между собой.

Впервые закон достаточного основания был сформулирован Готфридом Лейбницем: «Ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждения справедливым – без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе».

Закон достаточного основания утверждает, что любая мысль (тезис), для того чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана (обоснована) какими-либо аргументами (основаниями), причём эти аргументы должны быть достаточными для доказательства исходной мысли, то есть она должна вытекать из них с необходимостью (тезис должен с логической необходимостью следовать из оснований). Так, выдвигая обвинение против подсудимого, прокурор должен приве­сти необходимые доказательства, обосновать истинность своего утвержде­ния. В противном случае обвинение будет необоснованным.

Формула закона: «А истинно потому, что есть достаточное В», где:

А – это логическое следствие, то есть мысль, которая вытекает из предыдущей мысли;

В – логическое основание, то есть мысль, из которой вытекает другая мысль.

Закон достаточного основания является отражением всеобщей взаимосвязи, существующей между предметами, явлениями в окружающем мире. Предметы и явления действительности связаны таким образом, что часто знание наличия одного из них может быть основанием для знания другого. Например, увидев в каком-то месте дым, мы делаем вывод о том, что здесь был или имеется очаг возгорания. Обосновывая истинность того или иного положения при помощи других положений, мы опираемся на необходимые связи самих предметов, которые отражены в этих положениях. Таким образом,достаточное основание – это любая другая мысль, уже проверенная и признанная истинной, из которой с необходимостью вытека­ет истинность другой мысли. И если конкретный вывод претендует на истинность, он обязан строить­ся на соответствующем, фактическом или логическом, но достаточном основании. Напротив, суждение, опирающееся на недостаточное основание, не может претендовать на истинность.

Таким образом, связь логического основания и логического следствия является отражением в мышлении объективных, в том числе и причинно-следственных связей. Однако это отражение не является непосредственным, поэтому логическую обоснованность нельзя отождествлять с причинно-следственной связью. Например, прошёл дождь (причина), крыши домов стали мокрыми (следствие). Однако в процессе отражения в мышлении реальная причина становится логическим следствием, а реальное следствие становится логическим основанием. И мы рассуждаем таким образом, глядя из окна на улицу: «Крыши домов мокрые (логическое основание) – значит прошёл дождь (логическое следствие)».

В этом плане показательны действия литературного героя Артура Конан-Дойля Шерлока Холмса. Он с высокой степенью достоверности по следствию восста­навливал причину путём построения умозаключений от логического основания (реального следствия) к логическому следствию (реальной причине).

Приведём несколько примеров. В рассуждении: «Конечно же это вещество является электропроводным (тезис), потому что оно – металл(основание)» закон достаточного основания не нарушен, так как в данном случае из основания с необходимостью следует тезис (из того, что вещество металл, с необходимостью вытекает, что оно электропроводно). А в рассуждении: «Сегодня взлётная полоса покрыта льдом (тезис), ведь самолеты сегодня не могут взлететь (основание)» рассматриваемый закон нарушен, тезис не вытекает из основания с необходимостью (из того, что самолеты не могут взлететь, не вытекает с необходимостью, что взлётная полоса покрыта льдом, ведь самолеты могут не взлететь и по другой причине). Так же нарушается закон достаточного основания в ситуации, когда студент говорит преподавателю на экзамене: «Не ставьте мне двойку, спросите ещё (тезис), я же прочитал весь учебник, может быть, и отвечу что-нибудь(основание)». В этом случае тезис не вытекает из основания с необходимостью: студент мог прочитать весь учебник, но из этого однозначно не следует, что он сможет что-то ответить (так как он вполне мог забыть всё прочитанное или ничего в нём не понять и т. п.).

В рассуждении: «Преступление совершил Н. (тезис), ведь он сам признался в этом и собственноручно подписал все показания (основание)» закон достаточного основания конечно же нарушен, потому что из того, что человек признался в совершении преступления, не вытекает с достоверностью, что он действительно его совершил. «Признаться», как известно, можно в чём угодно под давлением различных обстоятельств (в чём только ни «признавались» люди в застенках средневековой инквизиции, в чём только ни «признаются» в кабинетах современных силовых ведомств, а также запросто «признаются» в чём угодно на страницах бульварной прессы, в различных телевизионных ток-шоу и т. п.). Таким образом, на законе достаточного основания базируется важный юридический принцип презумпции невиновности, который предписывает считать человека невиновным, даже если он даёт показания против себя, до тех пор, пока его вина не будет достоверно доказана какими-либо фактами.

Главное требование закона достаточного основания заключается в том, что нельзя признать высказывание истинным, если для этого нет достаточных оснований. Ничего нельзя принимать на веру, надо основываться на достоверных фактах и ранее доказанных положениях.

Закон достаточного основания, требуя от любого рассуждения доказательной силы, предостерегает нас от бессвязных и хаотичных рассуждений, от поспешных, неоправданных и неубедительных выводов, голословных утверждений, пустых догм и предрассудков, дешёвых сенсаций, слухов, сплетен и небылиц. Запрещая принимать что-либо только на веру, этот закон выступает надёжной преградой для любого интеллектуального мошенничества. Не случайно он является одним из главных принципов науки (в отличие от псевдонауки или лженауки).

Науку на протяжении всей её истории сопровождала псевдонаука (алхимия, астрология, физиогномика, нумерология и т. д.). Причём псевдонаука, как правило, маскируется под науку и прикрывается её заслуженным авторитетом. По этой причине наука выработала два надёжных критерия (принципа), по которым можно отличить научное знание от псевдонаучного. Первый критерий – это принцип верификации,который предписывает только то знание расценивать как научное, которое можно подтвердить. Но поскольку псевдонауки иногда так ловко выстраивают свои аргументы, что вроде бы всё, о чём они говорят, подтверждается, то принцип верификации дополняется вторым критерием. Это принцип фальсификации,который говорит, что только то знание возможно считать научным, которое можно опровергнуть. На первый взгляд этот принцип выглядит странно. На самом деле в нём нет ничего удивительного: наука всегда идёт вперёд, развивается, старые представления и теории меняются новыми, и именно поэтому в науке важна не только подтверждаемость гипотез и теорий, но и их опровержимость.

Сравним результаты развития различных наук с достижениями псевдонаук: науки за свою историю достигли колоссальных успехов (от каменного топора до современного компьютера, от звериных шкур и пещерной жизни до освоения межзвездного пространства), а различные псевдонауки остаются сегодня на том же уровне, что и на заре человеческой истории (современные астрологи, нумерологи, уфологи, парапсихологи, экстрасенсы и целители говорят человеку примерно то же самое, что и древние шаманы, маги и колдуны).

Если какое-то знание, утверждает наука, невозможно ни подтвердить (верифицировать), ни опровергнуть (фальсифицировать), то оно является околонаучным, псевдонаучным, лженаучным, паранаучным, но только – не научным. Таким образом, в основе важных научных принципов верификации и фальсификации лежит логический закон достаточного основания.

Закон достаточного основания требует обоснованности всякого положения, но он не может указать, каким должно быть конкретное содержание данного основания. Это определяется содержанием соответствующей отрас­ли знания. Каждая наука, в том числе и юриспруденция, располагает свои­ми средствами, но все логические основания, независимо от характера и специального содержания, должны быть несомненными, фактически досто­верными, достаточными. Это общие требования к логическим основаниям. Что же касается достаточных оснований, то ими могут быть очевидность, личный опыт, аксиомы, законы наук, теоремы и т. д. Например, истинность некоторых суждений подтверждается путём их непосредственного сопостав­ления с фактами действительности. Так, для человека, явившегося свидете­лем преступления, обоснованием истинности суждения «Н. совершил преступление» будет сам факт преступления, очевидцем которого он был. Но личный опыт ограничен, поэтому человеку в своей деятельности приходит­ся опираться на опыт других людей, в частности на показания очевидцев то­го или иного события. К таким основаниям прибегают обычно в следствен­ной или судебной практике при расследовании преступлений.

Наиболее распространённой логической ошибкой, связанной с нарушением закона достаточного основания, является попытка обнаружить логическую связь между тезисом и основаниями, доводами и выводами, которой на самом деле нет. Вспоминается одно из высказываний Козьмы Пруткова: «Смерть для того поставлена в конце жизни, чтобы удобнее к ней приготовиться».

Закон достаточного основания несовместим с различными утверждениями, которые строятся по схеме: «после этого – значит по причине этого». Эта логическая ошибка возникает в случаях, когда причин­ная связь смешивается с простой последовательностью во времени, то есть предшествующее явление принимается за его причину. Однако последовательность событий ещё не всегда свидетельствует об их причинной связи. Например, чёрная кошка перебежала дорогу – значит к несчастью, а у анг­личан наоборот – к счастью. Конечно, в народных поверьях много практического смысла, но грамотный человек не должен принимать на веру то, что не доказано. Для юриста это особенно важно.

Не случайно ряд статей процессуального закона закрепляют требования закона достаточного основания. Так, статья 108 УПК РФ, перечисляя пово­ды и основания к возбуждению уголовного дела, запрещает возбуждать дело по голословным заявлениям и догадкам: «Дело может быть возбуждено толь­ко в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на при­знаки преступления». Статья 143 УПК РФ говорит: «При наличии достаточ­ных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совер­шении преступления, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого». Статья 301 УПК РФ указыва­ет, что «приговор суда должен быть законным и обоснованным».

Таким образом, фиксируя внимание на суждениях, обосновывающих истинность выдвинутых положений, закон достаточного основания помогает отделить истинное от ложного и прийти к верному выводу. Он дисциплинирует наше мышление, направляя его на поиск достаточных оснований, на обеспечение обоснованности вывода.

В целом же, необходимо отметить, что формально-логические законы в содержательном плане представляют собой свойства мысли, которые выражают важнейшие особенности абстрактного мышления и лежат в основе всех умственных операций. При этом объективной основой формально-логических законов выступает качественная определённость предметов, их относительная устойчивость и взаимная обусловленность.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: