За что взимались пошлины в судах московского государства

Обновлено: 21.07.2024

Развитие права в Русском централизованном государстве

Образование Русского централизованного государства открывает новую страницу в развитии отечественного права. В условиях феодальной раздробленности сложилось многообразие правового регулирования, появились региональные правовые акты (Псковская, Двинская и Белозерская судные грамоты).

В едином централизованном государстве должна была действовать единая правовая система. Это вызывалось необходимостью укрепления великокняжеской власти, единого правового регулирования феодальных отношений, и прежде всего с точки зрения защиты интересов класса феодалов, особенно дворянства. Поэтому в 1497 г. Иван III издает новый законодательный акт — Судебник.

Судебник 1497 г. В нем рассмотрение опасных преступлений было сосредоточено в руках государства, он также централизовал судебную власть, установил новую форму процесса.

Источниками Судебника были Русская Правда, судные грамоты, уставные и жалованные грамоты князей, обычное право. Надо подчеркнуть, что наряду с использованием прежнего правового материала составители Судебника включили в него новые нормы: из 68 его статей 26 были совершенно новыми.

Надо отметить, что юридический уровень Судебника для своего времени был достаточно высоким. В 1520-е гг. содержание Судебника внимательно изучил побывавший в России крупный австрийский дипломат и ученый С. Герберштейн. Выписки из Судебника вошли в его объемистый труд о Московии.

В XX в. Судебник 1497 г. получил международное признание как один из крупных памятников права прошлого. В 1997 г. под эгидой ЮНЕСКО отмечалось 500-летие Судебника. В Москве в Российской академии наук прошла международная конференция, в которой участвовали видные историки и юристы ряда стран.

Судебник 1497 г. занимает особое место в отечественной истории государства и права: он положил начало российской национальной системе права, явился первым российским кодифицированным актом.

Характеризуя содержание Судебника 1497 г., нужно сказать, что это был правовой документ, в котором содержались главным образом нормы уголовного и судебно-процессуального права.

В составе Судебника различаются четыре части:

  • постановления о суде центральном;
  • постановления о суде местном (провинциальном, наместничьем);
  • постановления материального права;
  • дополнительные статьи, посвященные различным вопросам феодального права.

Гражданское право. Нормы гражданского права не получили в Судебнике должной разработки. О договоре займа упоминалось лишь в одной статье. Были упоминания о договорах купли-продажи и личного найма. Наймит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловленного задания, лишался оплаты. В одном случае Судебник 1497 г. предусматривал обязательства из причинения вреда — потраву. К подобным правонарушениям относилось обязанность судьи, вынесшего неправосудное решение, возместить возникшие от этого убытки. Аналогичную ответственность несли и лжесвидетели.

При наследовании по закону наследство получал сын, а при его отсутствии — дочь, причем не только движимое имущество, но и землю. За неимением сыновей и дочерей наследство переходило к ближайшим боковым родственникам.

Уголовное право. В Судебнике 1497 г. по сравнению с Русской Правдой существенно изменилось содержание понятия преступления. Оно рассматривается как общественно опасное деяние — «лихое дело», причиняющее ущерб господствующему классу. Судебник делит людей на «добрых» и «лихих». Добрые люди — это богатые люди, которые могли облиховать того или иного человека, признать его «ведомым лихим человеком». При совершении таким лицом преступления это являлось квалифицирующим признаком и, как правило, влекло за собой смертную казнь. Статья 9 Судебника предусматривает смертную казнь «ведомому лихому человеку» даже без указания на совершение им преступления.

Надо отметить, что Судебник не давал исчерпывающего перечня «лихих дел» — преступлений, что позволяло подвести под это понятие любое деяние (ст. 8 — «иное лихое какое дело»).

По Судебнику расширялся круг субъектов преступления, к ним относились уже и холопы. Судебник говорит о повторных преступлениях (рецидиве), о «бесхитростных» деяниях, противопоставляемых умышленным.

Следует сказать, что в Судебнике дается более развернутая, чем в Русской Правде, система преступлений. Охарактеризуем некоторые из них.

Государственные преступления. Свидетельством более высокого уровня зрелости общественных отношений являлось наличие понятия государственных преступлений. К таковым относились «крамола», измена князю, «подым», заговор, мятеж, призыв к восстанию. Государственным преступлением считался поджог крепости, города при наличии внешней угрозы или поджоге как акте классовой мести.

Имущественные преступления. К ним относились разбой — открытое нападение шайки, сопровождавшееся физическим насилием. Татьба — похищение чужого имущества. При этом предусматривалась кража простая, совершенная в первый раз и квалифицированная повторная, церковная, совершенная «ведомым лихим человеком». Истребление и повреждение чужого имущества — поджог двора или другого имущества. Особое внимание уделялось охране права собственности на землю. Устанавливалась ответственность за повреждение изгородей или уничтожение межевых знаков, запашку чужой земли.

При установлении противозаконного пользования чужим имуществом во многом повторялись нормы Русской Правды (езда на чужом коне, присвоение найденной вещи, укрывательство беглого холопа).

Преступления против личности. К таковым в первую очередь относилось убийство (душегубство). Судебник предусматривал простое и квалифицированное убийство. К последнему относилось убийство своего господина (ст. 9 — государский убийца), убийство, совершенное «ведомым лихим человеком». К этому виду относились нанесение лицу телесных повреждений, побоев, а также ябедничество — злостная клевета с целью обвинить невиновного и завладеть его имуществом, оскорбление словом и действием.

Преступления против суда. Это были нарушение установленного порядка судопроизводства, дача суду взятки, лжесвидетельство.

Обострение социальных противоречий феодального общества отразилось на системе уголовно-правовых наказаний. Изменяется цель наказания. Она подразумевает не только кару для преступника, не только возможность извлечения имущественной выгоды, но и преследует цель устрашения. Наказание стало носить публичный характер.

Судебник предусматривал смертную казнь («казнити смертною казню», «живота не дати»). Однако конкретные виды смертной казни не устанавливались. Судебник вводил новый вид наказания — торговую казнь — публичное битье кнутом на торговой площади («казнити торговою казнию, бити кнутом») 1 Торговая казнь была скрытым видом смертной каши. Известный противник смертной казни адмирал Н.С. Мордвинов говорил: «Кнут есть орудие, которое раздирает человеческое тело, отрывает мясо от костей, мечет по воздуху кровавые брызги и потоками крови обливает человеческое тело, мучение лютейшее всех других известных, палач стами ударами может сделать наказание легким, десятью — жестким и увечным, если не смертельным. Есть примеры, что платили ему (палачу) до 10 тыс. руб., чтобы не изувечить или менее мучительным сделать наказание». .

В Судебнике сохранялись денежный штраф в пользу князя или лиц, осуществлявших правосудие.

Судебный процесс. В соответствии с правом тех лет он носил состязательный характер. Сторонами в процессе могли быть все члены общества, в том числе холопы и несовершеннолетние. По сравнению с Русской Правдой процесс по Судебнику 1497 г. носил более формализованный характер. Судебное разбирательство начиналось с подачи истцом челобитной — жалобы, определявшей предмет спора, а также приставной памяти — документа, в котором указывался судья, и срочной памяти, которой устанавливалась дата явки сторон в суд.

Вызов в суд производился особыми должностными лицами:

  • недельщиком (должностное лицо, в обязанность которого входили вызов сторон в суд, арест и пытка обвиняемых, передача в суд дел о краже, организация судебного поединка и исполнение решения суда; недельщики назначались на неделю, а затем сменялись);
  • доводчиком (лицо, производившее довод, обвинение, с которого начиналось дело, причем не только по иску частного лица; ему поручался также вызов в суд и выполнение судейских обязанностей);
  • ездовым (недельщик или пристав, совершающий поездку за пределы города, за что платили специальную пошлину — езд).

Неявка обвинителя влекла за собой прекращение обвинения, неявка ответчика — признание его виновным.

Доказательствами являлись показания послухов, которые теперь признавались единственными свидетелями. Судебник формально не ставил каких-либо ограничений в отношении послухов по их социальному положению. Однако на практике было по другому. С. Герберштейн в «Записках о Московских делах» писал: «Свидетельство одного знатного мужа имеет более силы, чем свидетельство многих людей низкого звания». Вместе с тем следует указать, что Судебник устанавливал твердое правило беспрекословного доверия показаниям свидетеля, выдвинутого стороной в обоснование своего иска или возражения по иску.

Судебник не ограничивал количество послухов.

Другими видами доказательств были поле (судебный поединок), крестное целование (присяга), жребий.

Специфической формой процесса являлось так называемое «облихование». Для признания лица «ведомым лихим человеком» требовались показания 10—15 «добрых людей». Затем суд мог применить к обвиняемому пытку и смертную казнь.

В рассматриваемый период начинает применяться розыскная (следственная) форма процесса. При ней дело возбуждалось «зазывной грамотой», в которой содержатся приказ задержать и доставить обвиняемого в суд, или «погонной грамотой» — приказ местным властям найти и схватить обвиняемого. В розыске сам суд изыскивал доказательства, допрашивал обвиняемого, пытал, устраивал очную ставку. Средствами розыска являлись поличное, обыск, а главное — пытка, имевшая целью вынудить собственное признание и указать соучастников.

2. Судебник 1497 г. — первый общерусский свод законов — был утвержден великим князем Иваном III и Боярской думой в сентябре 1497 г. Судебник основывался на нормах Русской Правды, Псковской судной грамоте, нормах обычного права, уставных грамотах и судебной практике.

Судебник 1550г. (царский судебник) был принят Земским собором. Он состоял из 100 глав-статей. Более подробную рег­ламентацию получили судебный процесс, уголовно-правовые и имущественные отношения. Усиливались черты розыскного процесса, был расширен круг субъектов преступления, а тя­жесть наказания была поставлена в зависимость от социальной принадлежности. Законодатель разработал формы вины, было введено положение о том, что закон не имеет обратной силы.

Судебник 1497 г. вводил две формы судебного процесса. Обвинительно-состязательная форма применялась по делам о мелких преступлениях и гражданским делам. Для этой формы судебного процесса характерны следующие положения: в суде велся протокол заседания, вызовы в суд осуществлялись спе­циальными грамотами, существовало понятие исковой дав­ности, судебные решения оформлялись «правой» грамотой.

В качестве доказательств выступали: собственное призна­ние, присяга, свидетельские показания, письменные докумен­ты (грамоты, договоры и т. п.).

Развивается система обжалования судебных решений. Ре­шения местных судов можно было обжаловать в приказы, Бо­ярскую думу или великому князю.

За подачу иска в суд, получение судебного решения, ро­зыск ответчика и т. д. Судебником устанавливались высокие судебные пошлины, вследствие этого для низших слоев насе­ления обращение в суд было малодоступным делом.

Вторая форма судебного процесса — розыскная. Розыск применялся по государственным и другим тяжким преступлениям, по делам «лихих людей». Дело начиналось по иници­ативе государственного органа или должностного лица. Главными доказательствами были поимка с поличным, обыск и собственное признание, для получения которого могла при­меняться пытка. Судоговорение не велось, основными фор­мами розыскного процесса были допросы, очные ставки и пытки.

Главными суд. док-вами в угол. и гражд. делах -признание, письменные документы или грамоты. При недостатке признания и письменных докумнетов призывались свидетели. Одинаковые показания свидетелей обеих сторон решало дело, если свидетели были только с одной стороны, то суд. поединок; если свидетели ьыли с обеих сторон и показывали различно, то должны были доказать свои показания поединком. Суд. поединок соверошался под наблюдением долж. лиц, допускался не только меджу истцом и ответчиком, но и между послухами. В случае расхождения в показаниях -крестное целование или присяга -допускалась при отсутствии других суд. док-ств. Жребий -в тяжбах между русскими и чужеземцами он решал вопрос, кому дать присягу; в тяжбах между русскими, по всем делам право присяги принадлежало ответчику. Обвиняемый на оснвании законных суд. до-ств должен был уплатить иск, все издержки и суд. пошлины. Между пошлинами различались: 1) Пошлины от иска по решенным делам. 2)Пошлины от суд. поединка. 3)Пошлины от грамот за приложение печати. 4)Пошлины за пересуд. /**В тяжбах, решаемых наметсниками, волостелями и тиунами, в случае обвинения ответчика судьи получали “противень” истца, а в случае обвинения истца наместник и волостель получали по два алтына с рубля иска, если суд назначал поединок, а тяждующиеся мирились до битвы, то наместник и тиун получали половину от иска. В Судебниках упоминаются след. суд. акты: 1) срочные грамоты (извещение тяждующихся о сроке суда). 2)приставные грамоты (выдаваемые недельщиком, доводчиком для вызова сторон в суд). 3)судные списки (протоколы процесса судебного разбирательства) -именовались судьи, стороны, док-ва и помещались в решение дела. 4)Правые грамоты. Содержат в окончательной форме протоколы судебного разбирательства и решение дела, по которому одна из сторон оправдывалась, а другая обвинялась, прикладывались печати вел. князя или болярина или наместника в завис. от того, чьим судом решено дело; она подписывалась дъяком, а писалась подъячим. Особый вид правых грамот - холопьи правые грамоты и отпускные, ктые выдавались рабам по суду, признанными свободными (выдавались боярским судом), д. быть подписаны господами рабов. 5)бессудные грамоты -выдавались по заочному решению в случае неявки в суд одной из сторон. ** По Суд.1550г виды суда те же. как и по Суд.1497 (суд государя, боярский, наместников, волостелей), но в постановлениях об орг-ции суда и судопроизводства помещен ряд новых статей, грозящих наказанием всем судьям за несправедливый суд и взяточничество. Судные дела, решаемые провинциальными делами, описывались земскимми дъяками, дворский староста, целовальники и судные мужи прикладывали руки к судным искам. Протокол, напеисанный земским дъяком, подписывался дворским, старостой и целовальником, ставилась печать судьи. Наместник обязан хранить у себя, а копию хранить у дворского, старосты и целовальников. В отношеннии послухов Суд1550 постановлял, что если истец представит несколько послухов, и одни из них скажут “в его речи”, а другие против, то первые имеют право требоваит поединка от вторых. Побежденные свидетели признаавились виновными и должны были платить иск, суд пошлины. Если послузи истца не требовали поля, то истец признавался виновным и приговаривался к уплате иска и пошлин. Если послух говорил против ответчика, то послух мог вызвать его на поединок или предложить ему простое целование.

Вторая половина XIV – первая половина XVI вв.

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV – XV вв. продолжала действовать Русская Правда. Была создана новая редакция этого закона – так называемая Сокращенная Правда. Она приспособила древнерусское право к московским условиям. Продолжало действовать также обычное право. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания новых законодательных актов. Для рассматриваемого периода характерно более интенсивное (по сравнению со временем политической раздробленности) развитие права, увеличение роли великокняжеского законодательства.

Самые ранние памятники права Московского государства – грамоты различного содержания.

Большой интерес представляют:

1. Д уховные (завещания) и договорные грамоты великих и удельных князей Они свидетельствуют о росте великокняжеской власти, об увеличении ее полномочий, о потере удельными князьями их былого политического влияния;

2. Всякое жалование частному лицу, монастырю или церкви недвижимого имущества оформлялось Жалованной грамотой великого князя. Получивший пожалование, получал право суда над лицами, живущими в пожалованном ему имении. Льгота могла заключаться в освобождении пожалованного от даней и повинностей.

3. К числу важнейших грамот относились Уставные грамоты. Они определяли порядок местного управления. Это были великокняжеские нормативные акты, регламентировавшие деятельность наместников, кормленщиков. Главное содержание е Уставных грамот наместнического управления – определение размеров корма в пользу местных правителей. Наиболее ранними Уставными грамотами были: Двинская (1397 г. или 1398 г.) и Белозерская (1488 г.). Памятником финансового права являлась Белозерская таможенная грамота 1487 г. Она предусматривала порядок взимания внутренних таможенных пошлин.

4. Самым крупным памятником этого периода был Судебник 1497 г. Он вошел в историю под названием Судебник Ивана III. То была эпоха установления московского единодержавия. Наряду с объединением политическим происходит и объединение юридическое, то есть составляется общий сборник юридических норм для всего Московского государства. Сборник был составлен дьяком Владимиром Гусевым и санкционирован царем и Боярской Думой.

1) Внес единообразие в судебную практику Русского государства.

2) Он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков , а именно их произволом было недовольно дворянство – новая социальная группа в среде феодалов. Таким образом, Судебник 1497 г. закрепил новые общественные порядки , т. е. выдвижение на политическую арену нового слоя - дворянства.

3) Судебник 1497 г. положил начало всеобщему закрепощению крестьян , введя так называемый Юрьев день .

Источниками Судебника 1497 г. являлись Русская Правда, Псковская Судная грамота, текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново (всего он насчитывал 68 статей), а старые нормы часто в корне переработаны. Статьи Судебника позволяют понять многие стороны общественно-политической жизни Руси того времени: усиление власти Великого князя, увеличение роли дворянства и многое другое. Например, ст. 30 Судебника определяла пошлины, получаемые судебными приставами за исполнение ими своих обязанностей. В статье был приведен перечень всех основных городов и местностей Русского государства, что позволяет сделать вывод о действии статей Судебника на всей его территории.

Судебник содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права . Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, но многие вопросы в нем регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится в частности к гражданскому, особенно, к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды, очевидно, продолжали действовать наряду с Судебником. Судебник 1497 г. – типичный кодекс феодального права.

Нормы права излагались в нем без четкой системы, казуально. Привилегии господствующего класса защищались открыто, налицо было неравное положение зависимых сословий. Если нарушались межевые знаки на земле феодала, то преступнику грозила торговая казнь (т. е. битье кнутом на торгу), а если на земле крестьян, то за это предусматривался только штраф (ст. 62).

Судебник вводит понятие «добрых» и «лихих людей». В ст. 12 говорится, что если 5-6 человек «добрых людей» (т.е. детей боярских) взмолвят на кого, что он тать, то предписывалось решать в этом случае дело без разбора, не доказывая виновности оговоренного. Закон таким образом прямо санкционировал произвол, расправу, особенно с «ведомо лихими» людьми, т.е. особо опасными преступниками. Причем, право «облиховать», признать виновным принадлежало «добрым людям», представителям класса феодалов и наиболее зажиточным купцам. Они же, «добрые люди», могли и взять на поруки, что спасало от смерти. Итак, Судебник 1497 г., введя понятие «облиховать», т.е. обвинить, узаконил внесудебную расправу.

Гражданское право . Как уже говорилось, меньшая часть Судебника состоит из норм гражданского права.

Право собственности . Развитие земельных отношений в это время характеризовалось почти полным исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Общинные земли переходили в руки вотчинников и помещиков, включались в состав княжеского домена. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на нее. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоряжаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству.

Но все же верховным собственником земли был Великий московский князь, который мог отобрать вотчину отъехавшего вассала. Термин поместье впервые появился в Судебнике 1497 г. Он обозначал особый вид условного землевладения. Поместье давалось только на время службы , как вознаграждение за нее. Помещик мог пользоваться землей, но не распоряжаться ею (не мог продавать, дарить, передавать по наследству). Дворцовые земли были великокняжеской собственностью. Черные земли были государственной собственностью. Их великие князья раздавали за службу.

Обязательственное право . Обязательственное право не претерпело значительных изменений. Обязательствам из договоров Судебник 1497 г. уделял места меньше , чем Русская Правда. Имелись упоминания о договорах купли-продажи, займа, личного найма. Судебник предусматривал, что наймит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловленное задание, лишался оплаты.

Судебник 1497 г. более четко , чем Русская Правда, выделял обязательства из причинения вреда . Статья 61 предусматривала имущественную ответственность за потраву . Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Судебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправое решение, обязан был возместить сторонам происшедшие от того убытки. Закон прямо указывает, что наказанию за свой проступок судья не подлежит (ст. 19). Письменная форма заключения договоров преобладала, но и в устной форме могли заключаться договоры в присутствии свидетелей.

Наследственное право . К наследованию стали допускаться женщины. По Русской Правде женщины не наследовали (кроме боярства). В рассматриваемый период, женщины постепенно начинают допускаться к законному наследованию вотчин. Хотя по-прежнему при наличии сыновей дочери устранялись от наследования (ст. 60 Судебника 1497 г.), но теперь им в приданое выделялась часть земли.

Это называлось «часть на прожиток». Законодательство дифференцированно подходило к вопросу наследования женщинами недвижимого имущества. Строго проводился принцип недопущения вдов к наследованию родовых вотчин. При отсутствии у вдовы сыновей вотчины передавались родственникам умершего (по нисходящей и боковой линиям). С выслуженными и купленными вотчинами дело обстояло иначе: допускался их переход во владение пережившей супруги.

Уголовное право . Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения. Это связано было с обострением противоречий феодального общества.

Изменяется само понятие термина «преступление». Если в Русской Правде под «преступлением» понималась «обида», т. е. причинение вреда отдельному лицу, то в Судебнике 1497 г. под преступлением понималось «лихое дело» , причинявшее вред государству и интересам господствующего класса. В понятие преступление был внесен четкий классовый смысл. Изменился круг субъектов преступления, холоп теперь также стал субъектом преступления (в отличие от Русской Правды).

Виды преступлений . В соответствии с изменением понятия преступление усложнялась и система преступлений.

Судебник вводит преступления неизвестные Русской Правде:

1. Г осударственные преступления ;

К государственным преступлениям Судебник относил крамолу и подым . Под крамолой понималось деяние, совершенное преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать Великие князья отъезд бояр к другому князю. Летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 году из Твери к Великому московскому князю. Понятие «подым» является спорным. Можно предположить, что подымщиками называют людей подбивающих народ на восстание. Государственные преступления рассматривались как наиболее тяжкие, мерой наказания за них была смертная казнь.

2. П реступления против суда ;

В связи с увеличением роли суда появилась уголовная ответственность должностных лиц за нарушение установленного Судебником порядка судопроизводства, за взяточничество, за дачу ложных показаний.

3. И мущественные преступления;

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся: разбой, татьба (кража), грабеж, порча межевых знаков. Все эти преступления, подрывавшие основу феодальных отношений – собственность, строго наказывались.

4. П реступления против личности ;

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

В этот период появляется деление преступлений на 1) умышленные и 2) неумышленные , т.е. бесхитростные, появляется понятие рецидив (неоднократно совершенное преступление). Изменилась и система наказаний . Если раньше князья видели в наказаниях (вира, продажа) одну из статей дохода, то теперь на первый план выступил другой интерес. В наказании на первое место выступает устрашение . За большинство преступлений Судебник вводит 1) смертнуюказнь и 2) торговую . Способы смертной казни закон не конкретизирует. На практике, как известно из других источников, они были весьма разнообразны: отсечение головы, повешение, утопление и другие.

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказываемого. Судебник знал и такой вид наказания как 3) штрафы , но теперь этот вид наказания применялся редко. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие наказания как лишение свободы , членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Итак, новым в уголовном праве было следующее:

- Меняется понятие «преступление». Теперь это « лихоедело », деяние направленное против государства ;

- Появляются новые виды преступлений: государственные и против суда;

- Цель наказания – устрашение ;

- Судебник вводит смертную и торговую казнь;

- Субъектом преступления становятся холопы ;

- Появляются понятия умышленное и неумышленное деяния, рецидив .

Судебный процесс . Судебник 1497 г. знает уже две формы судебного процесса. Первая – это обвинительно-состязательная форма процесса (она была и в Древнерусском государстве). Применялась по делам о мелких преступлениях и имущественных спорах.

Эта форма ведения процесса была усовершенствована :

1. В суде велся протокол (судный список);

2. Судебные решения оформлялись специальными документами ;

3. Решения местных судов можно было обжаловать в приказы, Боярскую Думу, Великому князю;

4. Вводилось понятие исковой давности ;

5. В качестве доказательств стали применяться документы (договорные акты и прочие).

При состязательном процессе дело начиналось по жалобе истца , которая называлась челобитной . Она обычно подавалась в устной форме. При получении челобитной судебный орган принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика обеспечивалась поручителями . Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело без разбирательства. Неявка истца в суд означала прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. В отличие от Русской Правды Судебник 1497 г. не различает послухов и видоков , именуя всех послухами . Послухами, т.е. свидетелями теперь могли быть и холопы.

Доказательством признавалось и «поле» – судебный поединок. Выигрывал дело победивший в единоборстве. Не явившийся на поединок или сбежавший с него признавался проигравшим дело. На «поле» можно было выставить и наемного бойца. В 15 веке «поле» все больше ограничивается, а в 16 веке оно постепенно сошло на нет. В качестве доказательств все больше стали применяться разного рода документы. Хотя по-прежнему применялись такие доказательства, как собственное признание, клятва, т.е. присяга.

По окончании судебного процесса сторонам выдавалась «правая грамота», т.е. приговор.

Обращение в суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Например, существовала так называемая полевая пошлина (даже в том случае, если стороны помирились и отказались от «поля», т.е. поединка, они должны были платить эту пошлину).

Следует особо отметить, что в Судебнике 1497 г. вопрос о пошлинах был разработан весьма скрупулезно !

Появление этой инквизиционной формы процесса прямо связано с общим усилением карательной политики господствующего класса. Розыск применялся по делам «ведомо лихих людей», т.е. особо опасных преступников. Главным способом выяснения истины при розыске являлась пытка . Главным доказательством вины служило признание самого обвиняемого ! Оно вымогалось при помощи самых жестоких средств. Доказательством вины была также поимка с поличным, показания свидетелей. Предпочтение отдавалось знатным свидетелям. Не могли быть свидетелями холопы против своих господ, жена против мужа.

В розыскном процессе преследовало преступника государство. Преступник арестовывался «недельщиком», «приставом» (это были должностные лица при суде) и доставлялся в суд, где судья «пытал» обвиняемого. Если обвиняемый оговаривал после пытки кого-либо, то оговоренного тоже доставляли в суд, ставили на очную ставку с обвиняемым и подвергали пытке. Очной ставке придавалось большое значение.

Вывод : Судебник 1497 г. уже знает две формы судебного процесса – состязательный и инквизиционный процессы. Последний выходит на первый план.

В этот период правовая система Руси сделала еще один шаг вперед. Нормативно-правовые акты становятся основным источником права. Наиболее значительные из них можно было бы классифицировать по двум основаниям.

Во-первых, выделить памятники светского и церковного права.

Во-вторых, светские правовые документы разделить по органам, их принявшим:

  • Указы царя и Боярской думы;
  • Акты земских соборов;
  • Акты собраний сословных представителей.

Самым значительным источником права первой группы стал Судебник 1497 г. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник 1497 г. имел и другую цель — закрепить новые общественные порядки, в частности, постепенное выдвижение мелких и средних феодалов — дворян и детей боярских.

Источниками Судебника явились Русская Правда. Псковская судная грамота, текущее законодательство московских князей. При этом более половины статей было написано заново, а старые нормы существенно переработаны. Судебник 1497 г. содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Нормы гражданского и обязательственного права регламентировались в нем менее детально, чем в Русской Правде. Очевидно, нормы Русской Правды действовали в Московском государстве наряду с Судебником. В значительной степени это связано с тем, что в отличие от уголовных гражданские правоотношения развивались более медленно, при становлении централизованного государства они существенно не изменились по сравнению с предшествующим периодом, мало изменились и правовые нормы, их регулирующие.

Содержание Судебника принято делить, как это было предложено М.Ф. Владимирским-Будановым, на 68 статей и 4 части, каждая из которых содержит нормы, регламентирующие судоустройство либо процесс: так, первая часть посвящена, прежде всего, суду центральному, вторая — суду местному, третья и четвертая — процессу. Судебная система того времени делилась на государственную (светскую), вотчинную и церковную. Государственная — на центральную и местную. Согласно Судебнику центральной судебной инстанцией стал суд великого князя либо суд бояр и окольничих.

Статья 1 Судебника определяла состав боярского суда и пределы его компетенции. Правосудие осуществлялось членами Боярской думы. Однако в целях ограничения боярской юрисдикции к суду допускались и представители иных неаристократических сословий — дьяки, являвшиеся в силу административной иерархической зависимости от князя его надежной опорой и проводниками его судебной политики. Боярской думе в качестве суда первой инстанции были неподсудны ее собственные члены, прежде всего по тяжбам о местничестве, должностные лица приказов и местные судьи, а также некоторые другие категории служилых людей, не пользовавшихся привилегией великокняжеского суда.

Боярская дума выступала высшей инстанцией в отношении местного суда. В нее передавались по докладу (т.е. в порядке обязательного пересмотра) дела, изъятые из самостоятельного ведения местного суда, а также дела судей по приказу в тех случаях, когда при решении дела они не могли прийти к согласию. Боярская дума наряду с великим князем была и апелляционной инстанцией.

Статья 3 упорядочивала взимание пошлин в боярском суде, заменяя посулы, прежнее вознаграждение за усердие судей. строго регламентированными судебными пошлинами, которые взыскивались на виноватом, т.е. стороне, проигравшей дело. При цене иска в один рубль боярин получат два алтына (12 денег), а дьяк — восемь денег.

Первая часть Судебника устанавливала и принципы правосудия, требования к судьям:

  • суд равный для всех субъектов, к каковым теперь относились и холопы, нелицемерный;
  • запрещение отказа в правосудии;
  • запрещение взяток и посулов судей.

Вторая часть Судебника регламентировала деятельность местного суда, система которого была представлена наместниками и волостелями, либо их тиунами, отправлявшими правосудие по поручению первых. Судебник ввел в состав судебной коллегии данной инстанции представителей местного населения — выборных «лучших людей» или «старост», дополнив провинциальный правительственный суд обязательным общественным элементом, признанным гарантом от административного произвола.

В этом же разделе устанавливался порядок ответственности местных судей по искам к ним. Здесь же разграничивалась подсудность наместников «с боярским судом» и наместников «без боярского суда»: первые были правомочны решать окончательно дела об укреплении в холопстве, либо освобождении от него, вторые отсылали дела такого рода в Москву для доклада т.е. обязательного безусловного пересмотра в вышестоящей инстанции.

Судебник изменяет и соотношение светской и церковной юрисдикции в пользу первой, изымая из церковного суда дела, совершенные лицами разной подсудности, создавая особенные суды для такою рода дел: «суд вопчей» или «сместной». Ограничение проводилось не только по субъектам, но и по категориям дел: за церковью оставляли лишь брачно-семейные дела и наследственные, изымая наиболее важные уголовные, совершенные лицами, подсудными в других случаях суду церковному. Эта реформа также отражала политику централизации судебной власти.

Одной из важнейших задач, решить которые был призван великокняжеский Судебник, являлась задача систематизации норм судебного права и унификации судоустройства и судебного процесса на всей территории объединенной Руси, преодоление партикуляризма юрисдикции. В силу традиционного совмещения административных и судебных функций централизация системы управления означала одновременную централизацию суда, установление верховной юрисдикции великого московского князя и самодержца. Одновременно достигались и другие немаловажные цели преодоления сепаратизма удельных князей, ограничения судебной власти кормленщиков, подчинения местных судов центральным, разграничения подсудности судов и установления системы инстанций.

Нормы судебного права составляют большую часть содержания Судебника, причем многие являются новациями, хотя в правилах юрисдикции весьма заметна и преемственность.

В Судебнике трактовка понятия преступления отличается от Русской Правды, но при этом тождественна Псковской судной грамоте. Под преступлением понимались всякие действия, которые так или иначе угрожают государству или господствующим слоям и поэтому запрещаются законом. В отличие от Псковской судебной грамоты Судебник даст для обозначения преступления понятие «лихое дело».

Что же касается разделов Судебника, регламентирующих характер процесса, то они, наряду с систематизацией норм судных грамот, внесли много нового.

Судебник вводит новую форму процесса и различает старый исковой состязательный или обвинительный процесс, т.е. суд, и новый сыск, следственный, инквизиционный, розыскной процесс. Последний возбуждался и при отсутствии иска по инициативе органов судебной, следственной власти и использовал особые средства отыскания юридической истины: обыск и пытку. Новая форма процесса означала усиление вмешательства государства в правосудие.

Следует отметить, что Судебник впервые в истории законодательства подразделяет стороны процесса на истцов и ответчиков (ст. 49).

Развивается система доказательств. Судебник признает в качестве бесспорного доказательства собственное признание обвиняемого.

Изменяется и сущность «послушества»: понятие «послуха» включает теперь свидетеля доброй славы обвиняемого, а также очевидца факта (собственно свидетеля). Правда такое слияние проводится в Судебнике не всегда последовательно. К послушеству допускаются теперь и холопы.

Доказательством признавалось и «поле» — судебный поединок: победивший в бою признавался судом правым, проигравшим же считали непоявившегося на поле или сбежавшего с него. Проведение «поля» облагалось особыми пошлинами. Поединку предшествовало крестное целование, даже если бились не сами стороны, а наймиты, так называемые половщики. Этот институт судебного представительства подробно регламентировался. Данный вид доказательства допускался лишь по тем делам, преимущественно уголовным. которые не затрагивали интересов государства, и мог быть заменен свидетельскими показаниями.

Организацией «поля» ведали окольничий, дьяк и недельшик. В случае примирения сторон до начала поединка взыскивалась лишь пошлина, шедшая в пользу судей: боярина и дьяка, а полевая пошлина, шедшая в пользу организаторов «поля», не взималась. При примирении во время поединка взыскивалась особая пошлина в пользу недельщика — «вяз- чес», составлявшая примерно 20—24 деньги.

Известно, что «поле» применялось лишь в исключительных случаях, при недостатке других доказательств.

Судебник придаст большее, нежели прежнее законодательство, значение формальной стороне рассмотрения дела, определяя порядок оформления и выдачи судебных актов: правой грамоты (протокола судебного разбирательства и решения), докладного списка (протокола заседания первой судебной инстанции, передававшегося в вышестоящую для рассмотрения доклада), отпускной грамоты (об отпуске холопа на свободу по решению суда).

Интересно, что Судебник предусматривает и отмену неправильного решения судьи, хотя и не различает судебную ошибку и неправый суд. Признав, что «та грамота не в грамоту», ст. 19 предоставляет истцу право повторного рассмотрения дела, т.е. допуская апелляционный пересмотр дела в вышестоящей судебной инстанции. каковой выступал, по-видимому, князь.

Введение института апелляционного судопроизводства способствовало усилению авторитета суда, утверждало превосходство центрального суда перед местным. Понятие апелляции выражал термин «пересуд», означавший как форму пересмотра дела, так и установленную для этого специальную пошлину.

В отличие от Русской правды Судебник рассматривал холопа как человека, способного самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась и система преступлений. Судебник вводит такой вид государственных преступлений, неизвестный Русской Правде и лишь намеченный в Псковской судной грамоте, как крамолу и подым.

Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу великие князья рассматривали отъезд бояр к другому князю.

Понятие «подым» является спорным. Можно предполагать, что подымшиками называли людей, поднимающих народ на восстание. Мерой наказания за государственные преступления была смертная казнь.

Судебник предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества.

Знал Судебник и преступления против личности: убийство, оскорбление действием и словом.

Были введены также новые наказания — смертная и торговая казнь, причем эти меры применялись за большинство преступлений. Закон не предусматривал виды смертной казни. На практике они были весьма разнообразны: повешение, отсечение головы, утопление и др.

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказуемого. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие меры наказания, как лишение свободы и членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Подводя итог, следует отметить важную роль Судебника в развитии русского судебного права в целом и в централизации судебной системы в частности. Судебник в основном выполнил задачу, установленную законодателем и зафиксированную в самом официальном заглавии законодательного акта: великий князь всея Руси «уложил» о суде.

Это Уложение стало первым общерусским сводом норм судебного права, заложившим основы судоустройства и судебного процесса централизованного государства — Московской Руси.

Вместе с тем следует учитывать, что отправление правосудия являлось одной из функций средневековой системы управления (это типично и для России, и для Европы в целом); суд (как орган) структурно не отделялся от администрации. Поэтому в эволюции организации правосудия в данный период заметны, прежде всего, изменения формы и принципов процесса, организации делопроизводства в органах, ведавших управлением и судом. Усовершенствование же формы судебных учреждений — это задача следующих исторических этапов развития государственного аппарата.

Однако именно Судебник I497 г. обозначил новацию в организации центральной судебно-административной системы. Это утверждение достаточно иллюстрирует учреждение новой судебной инстанции — суда по приказу (поручению) в качестве звена последней. Разграничивая компетенцию судей различных инстанций, ст. 2 Судебника предписывает рассмотрение дел особой трудноопределяемой по подсудности категории «приказным» людям. Данное положение Судебника справедливо комментируется исследователями как первое упоминание о зарождении приказной системы.

Затронутая проблема является дискуссионной, однако известно, что уже в XIV—XV вв. наряду с органами дворцовой системы управления рассмотрением отдельных дел ведали самостоятельно бояре и дьяки, которым это специально поручалось — «приказывалось». В силу чего эти «приказы» зачастую носили имена исполнителей поручения. Преемственность таких должностей и привела к преобразованию их в постоянные учреждения. Развивая, совершенствуя форму судебно-административных государственных органов. Судебник 1497 г. обновил и их характер.

Оставляя их преимущественно боярскими, аристократическими, ст. 1 Судебника дополнила состав органов суда и управления представителями чиновничества — дьяками, роль которых усиливалась по мере возрастания письменного делопроизводства. Помимо технических функций дьяки, как правило, представители неаристократических сословий, выполняли новую существенную задачу в сфере управления и суда — ограничивали боярский произвол. Усиление бюрократического начала было проведено и в организации местного суда наместника или волостеля: ст. 38 Судебника предписывала обязательное участие в суде кормленщиков с боярским судом (т.е. по наиболее важным и опасным с точки зрения государства делам) представителей местной администрации, а также верхушки посадских людей и черных крестьян — дворских, «старост» и «лучших людей».

«Лучшие люди» — демократический элемент в суде, прообраз российского суда присяжных. Этот институт был закреплен еще Белозерской уставной грамотой 1488 г., одним из источников Великокняжеского Судебника легитимировавшей участие представителей общины в судебном разбирательстве. Демократические и бюрократические элементы в организации управления и суда оппонировали аристократии, тем самым выполняя свою исторически актуальную задачу, способствуя усилению центральной, государевой власти.

Судебник 1497 г. отразил традиционную тенденцию в эволюции государственного аппарата — сочетание преемственности и реформаторской новизны. Он стал заметной вехой в развитии российской системы государственного управления и суда.

В 1550 г. был принят новый Судебник, в котором отразились изменения в российском законодательстве, происшедшие в 1497—1550 гг. Новый сборник содержал существенные дополнения к ранее действовавшему законодательству. Важное значение имело здесь положение о том, что все последующие законодательные акты должны включаться в Судебник. К новым нормам относились положения об ответственности наместников по искам о причинении ими имущественного вреда. От суда наместников освобождались дворяне и служилые люди. В Судебнике регламентировалось правовое положение кабальных людей, устанавливался порядок оформления кабальных грамот (возраст лиц, могущих стать кабальными, их социальное наложение и др.). Закон вводил также некоторые ограничения прав наместника.

Из других документов первой группы источников следует назвать Уставные грамоты наместничьего управления, которые являлись основными документами, определяющими судебные и административные полномочия наместников и волостелей. Губные и земские грамоты определяли порядок организации земских и губных органов и их компетенцию. Наиболее ранними уставными грамотами были Двинская (1397— 1398) и Белозерская (14S8).

Была также создана новая редакция Русской Правды, так называемая Сокращенная из Пространной, приспособлявшая древнерусское право к московским условиям, хотя действовало и обычное право.

Появился ряд указов царя, продолживших процесс закрепления крестьян: указ о заповедных летах, запретивших переход крестьян в осенний Юрьев день (1581 г.), указы об урочных летах, определившим срок сыска беглых крестьян (1597 и 1607 гг.), а также ряд указов царя по конкретным вопросам.

Процесс образования Русского централизованного государства охватывает вторую половину XIV — первую половину XVI в. В Судебнике 1497 г. представлены основные принципы судоустройства и судопроизводства, применявшиеся на всей территории Московского государства. Так как в это время еще не было разделения административных и судебных функций, процесс централизации системы государственной власти и управления способствовал и централизации судебных органов, установлению верховной юрисдикции великого князя московского. Наряду с преодолением сепаратистских устремлений удельных князей, великий князь проводил политику ограничения судебной власти органов местного управления, подчинения местных судов центральным судебным учреждениям, разграничения подсудности судов и установления определенной системы инстанций.

Следует отметить, что нормы судебного права составляли основу содержания Судебника 1497 г., значительная часть которых вводилась впервые. Судебник 1497 г. состоял из 4 частей (68 статей), в которых нашли отражение основные принципы судоустройства и судопроизводства. Первая его часть посвящена центральному суду, вторая — местным судам, третья и четвертая — судебному процессу.

В соответствии с Судебником 1497 г. изменилось соотношение светской и церковной юрисдикции в пользу первой. Так, из компетенции церковного суда исключались дела, связанные с преступлениями, совершенными лицами разной подсудности. Для рассмотрения такого рода дел создавался «суд вопчей» или «сместной». Ограничение проводилось не только по субъектам, но и по категориям дел. Так, церковному суду были подсудны лишь дела, связанные с брачно-семейными отношениями и вопросами наследования. При этом из ведения церковных судов изымались наиболее важные уголовные дела. Необходимо подчеркнуть, что данные изменения происходили в рамках процесса централизации административно-судебной власти.

В Московском государстве судебные органы подразделялись на государственные, духовные (церковные), вотчинные и помещичьи. Государственные суды подразделялись в свою очередь на центральные и местные.

Государственные центральные судебные органы составляли: 1) суд великого князя; 2) суд Боярской думы; 3) приказы, ведавшие судебными делами в отдельных отраслях дворцового управления.

Первоначально великий князь осуществлял правосудие совместно с боярами. Однако уже в конце XV в. судебная компетенция Боярской думы стала самостоятельной. Так, в Судебнике 1497 г. уже проводится различие между судом великого князя и судом Боярской думы. Дела могли переходить от Боярской думы на рассмотрение суда великого князя.

В суде Боярской думы дела обычно рассматривали ее члены. Однако для некоторого ограничения боярской юрисдикции в состав данного суда вводились дьяки, которые административно зависели от великого князя и являлись проводниками его судебной политики. Боярской думе в качестве суда первой инстанции были подсудны бояре, прежде всего по делам о местничестве, должностные лица приказов и местные судьи, а также некоторые другие категории служилых людей, на которых не распространялась юрисдикция великокняжеского суда.

Боярская дума выступала в качестве высшей инстанции в отношении местных судов. В ее адрес направлялись в порядке обязательного пересмотра (по докладу) дела, изъятые из ведения местных судов, а также дела судей по приказу, которые не могли принять по ним согласованного решения. Боярская дума, наряду с судом великого князя, была также и апелляционной инстанцией.

В статье 2 Судебника 1497 г. проводилось разграничение компетенции судей и устанавливалась передача дел на рассмотрение судов соответствующей подсудности. В статье 5 устанавливался порядок взимания пошлин в боярском суде вместо «посул», существовавших до этого в качестве вознаграждения за работу судей. Так, при общей сумме иска в один рубль боярин получал два алтына (12 денег), а дьяк — восемь денег.

В Судебнике 1497 г. говорится о новой судебной инстанции — о суде по приказу (поручению). Для разграничения компетенции судей различных инстанций в статье 2 данного Судебника указывалось, что категории дел с трудно определяемой подсудностью передавались на рассмотрение приказным людям.

В Московском государстве существовали также приказы, ведавшие судебными делами: Судный Московский, Судный Владимирский, Челобитный, Сыскной и Разбойный. Необходимо отметить, что правосудие над тяглыми людьми осуществляли так называемые «четвертные приказы». Кроме того, в деятельности таких приказов, как Земский, Холопий и Поместный, занимавшихся административно-хозяйственными делами, большое место отводилось также и рассмотрению судебных дел.

К местным судебным органам относились, прежде всего суды наместников и волостелей. В статье 38 Судебника 1497 г. подчеркивалось, что по наиболее важным и опасным с точки зрения государства делам необходимо было обязательное участие в суде наместников и волостелей, получившего право боярского суда, представителей местной администрации, а также верхушки посадских людей и черных крестьян-дворских, старост и «лучших» людей. «Лучшие» люди рассматриваются исследователями как демократический элемент в судебных органах, как прообраз российского суда присяжных, учрежденного значительно позже, в 1864 г. Валено отметить, что еще в Белозерской уставной грамоте 1488 г. говорилось об участии представителей общины в судебном разбирательстве.

Необходимо различать также судебные функции наместников с судом боярским от функций наместников без суда боярского. Так, первый судебный орган мог решать высшие уголовные дела и некоторые дела о холопстве окончательно, а второй — нет. Основная масса дел, рассматривавшихся судом наместника, относилась ко второй категории.

После замены в XVI в. наместников губными и земскими учреждениями уголовно-судебные функции первых постепенно перешли к губным органам (сначала дела о разбое, а потом и по другим преступлениям, кроме политических). К земским учреждениям перешли также гражданские судебные дела, кроме дел, подсудных вотчинным и помещичьим судам.

Духовные (церковные) суды рассматривали дела духовных лиц, а также некоторые дела, касавшиеся всего населения. Их юрисдикция определялась в статье 59 Судебника 1497 г. К лицам, на которых распространялась духовно-судебная компетенция, относились, кроме духовенства, увечные, убогие, сироты и вдовы, получавшие пропитание от церковных учреждений. Дела крестьян и всех людей, обитавших на землях, принадлежавших церквям и монастырям, часто по гражданским искам рассматривал также церковный суд.

Необходимо подчеркнуть, что важные уголовные дела в рассматриваемый период изымались из сферы подсудности духовных судов и передавались в соответствующие государственные судебные органы. Высшей инстанцией церковного суда был митрополит, а затем с 1589 г. — патриарх.

К основным видам вотчинного суда относились: 1) дворцовый суд, предназначавшийся для суда над крестьянами дворцовых вотчин, центральным органом которого был Большой дворец в Москве, а в волостях и селах судебные функции выполняли приказчики и посельские; 2) вотчинный суд монастырей и других церковных учреждений, который подчинялся патриаршему дворцу в Москве, местным епископским дворам в епархиях и монастырским судебным властям, а в селах правосудие осуществлялось тиунами и приказчиками; 3) суд светских владельцев в больших вотчинах, представлявший собой сложное учреждение, в которое входили «приказ» при боярине в Москве, главные приказчики для нескольких вотчин одного боярина в определенной местности и «вотчинная съезжая изба», а также приказчики в отдельных вотчинах. Судьи местного вотчинного суда получали наказы, которые во многом были схожие с наказами, вручаемыми царским воеводам, в которых определялся круг их полномочий. Между данными видами вотчинного суда существовали соответствующие инстанционные отношения (перенос дел по апелляции и по докладу). Однако компетенция вотчинного суда ограничивались исками и решением незначительных гражданских и уголовных дел, а его юрисдикция распространялась только на лиц, непосредственно зависевших от вотчинника.

Помещичьи суды стали появляться в Московском государстве в конце XV в. после возникновения поместий, предоставлявшихся за несение военной и государственной службы. Помещики, как и вотчинники, могли осуществлять правосудие только в отношении лиц, проживавших на территории их поместий, и обязательно в присутствии представителей общины: сотских, старост и выборных «судных мужей».

В этот период существовали и специальные судебные органы: суды голов стрелецких и казачьих, а также другие судебные учреждения, компетенция которых была ограничена гражданскими исками и низшими уголовными делами.

В разделах Судебника 1497 г. имелись новые положения, регламентировавшие характер процесса. Так, в Судебнике вводилась новая форма процесса — розыскной (инквизиционный) процесс. В то же время по-прежнему применялась и состязательная (обвинительная) форма процесса. При розыскном процессе уголовное дело возбуждалось и в случае отсутствия иска по инициативе судебных органов. Кроме того, во время проведения следствия допускалось использование особых средств — обыска и пытки. Применение новой формы процесса было обусловлено усилением вмешательства государства в осуществление правосудия.

Важно подчеркнуть, что в Судебнике 1497 г. впервые в истории российского законодательства стороны процесса подразделяются на истцов и ответчиков. Так, в статье 49 упоминается ответчик в качестве участника процесса и регламентируются его взаимоотношения с послухом.

В данном Судебнике также получила дальнейшее развитие система доказательств. В качестве бесспорного доказательства признается собственное признание обвиняемого.

Изменилась также и сущность свидетельских показаний. В Судебнике 1497 г. понятие «послуха» определялось как свидетель доброй славы обвиняемого, а также очевидец совершенного преступления. В Судебнике данное совмещение было не всегда четко и последовательно регламентировано. К важному нововведению необходимо отнести и то, что «послухом» теперь мог быть и холоп.

В качестве доказательства допускалось «поле», т.е. судебный поединок. Как и прежде, победившего в бою суд признавал правым, а участника, который не явился на поединок или сбежал с него — проигравшим. Проведение поединка достаточно подробно регламентировалось в Судебнике 1497 г. Поединку обязательно предшествовало крестное целование, даже в том случае если сражались не истец и ответчик, а их представители («наймиты» или «полевщики»).

Следует особо отметить, что православная церковь выступала против «поля», считая убившего душегубцем. Как известно, «поле» применялось лишь в исключительных случаях, при недостатке других доказательств.

В Московском государстве в качестве доказательства применялся, как отмечал П.П. Кащенко, и жребий 1 Кащенко П.П. Суд в Московском государстве. М., 1920. С. 36. . Он использовался иногда вместе с присягой. Обычно его применяли в решении споров между русскими и иностранными купцами о займе денег. Жребий бросали, как правило, для того, чтобы выяснить, кому присягать первому.

Судебник 1497 г. придает большое значение формальной стороне рассмотрения дела, определяя порядок оформления и выдачи судебных актов: правой грамоты (протокола судебного разбирательства и решения); докладного списка (протокола заседания первой судебной инстанции), передававшегося в вышестоящую инстанцию для рассмотрения доклада; отпускной грамоты (об отпуске холопа на свободу по решению суда).

В Судебнике была предусмотрена также и отмена неправильного решения судьи. Необходимо подчеркнуть, что введение института апелляционного судопроизводства, несомненно, способствовало повышению авторитета суда и утверждению превосходства центральных судебных органов над местными судами. Тем не менее в Судебнике 1497 г. еще не указывались различия между неправым судом и судебной ошибкой, а также не устанавливалась ответственность судьи за вынесение неправильного решения. Сам процесс апелляции был обозначен термином «пересуд», который включал в себя соответствующую форму пересмотра дела, а также специальную пошлину.

В предшествовавший период инстанционные отношения между судебными органами отсутствовали, так как великий князь, являвшийся единым источником судебной власти, лишь временно делегировал свое право суда другим служилым лицам. Однако уже в XV в. в Московском государстве появились две инстанции: 1) центральный суд, представленный судом великого князя и Боярской думы; 2) местный суд, включавший, прежде всего суд наместников и волостелей. В XVI в. обозначается и третья инстанция — приказы, ведавшие судебными делами.

Таким образом к концу рассматриваемого периода в связи с усилением верховной государственной власти в России число судебных инстанций увеличилось до трех: 1) местные суды; 2) приказы; 3) суд Боярской думы. Кроме того, расширилось применение розыскного процесса с использованием пыток, а также появился политический сыск.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: