За что эйнштейну присудили нобелевскую премию

Обновлено: 21.07.2024

Весь мир знает, что А. Эйнштейн – Нобелевский лауреат, и все не сомневаются в том, что эту премию он получил за создание Специальной и Обшей Теорий Относительности. Но, это – не так. Скандал вокруг этой теории, хотя он и был известен в узких научных кругах, не позволил нобелевскому комитету выдать ему премию за эту теорию. Выход нашли очень простой – А. Эйнштейну присудили Нобелевскую премию за . открытие Второго Закона Фотоэффекта, который являлся частным случаем Первого Закона Фотоэффекта.

Но любопытно то, что русский физик Столетов Александр Григорьевич (1830-1896 гг.) открывший сам фотоэффект, никакой Нобелевской премии, да и никакой другой, за это своё открытие не получил, в то время, как А. Эйнштейну её дали за «изучение» частного случая этого закона физики. Получается полнейшая несуразица, с любой точки зрения. Единственным объяснением этому может служить то, что кто-то уж очень хотел сделать А. Эйнштейна Нобелевским лауреатом и искал любой повод для того, чтобы это осуществить.

Пришлось «гению» немножко попыхтеть с открытием русского физика А.Г. Столетова, «изучая» фотоэффект и вот . «родился» новый Нобелевский лауреат. Нобелевский комитет видно посчитал, что две Нобелевские премии для одного открытия многовато и решил выдать только одну . «гениальному учёному» А. Эйнштейну! Разве так уж это «важно», за Первый Закон Фотоэффекта или за Второй, выдана премия. Самое главное, что премия за открытие присуждена «гениальному» учёному А. Эйнштейну. А то, что само открытие сделал русский физик А.Г. Столетов – это уже «мелочи», на которые не стоит обращать внимание. Самое главное то, что «гениальный» учёный А. Эйнштейн стал Нобелевским лауреатом. И теперь практически любой человек стал считать, что эту премию А. Эйнштейн получил за «свои» ВЕЛИКИЕ Специальную и Общую Теории Относительности.

Думается, необходимо по-другому взглянуть на смысл самой знаменитой фотографии А. Эйнштейна, на которой он показывает всем свой язык?! Альберт Эйнштейн Высунутый язык «величайшего гения» приобретает несколько другой смысл, ввиду вышесказанного. Какой?! Думаю догадаться несложно. К сожалению, плагиат – явление не столь редкое в науке и не только в физике. Но, дело даже не в факте плагиата, а в том, что эти представления о природе Вселенной – в корне ошибочны и наука, созданная на постулате однородности Вселенной и постулате скорости света, в конечном итоге, ведёт к планетарной экологической катастрофе. Кто-то может предположить, что А. Эйнштейн и лица, стоящие за ним, просто не знали о том, что данная теория не соответствует реальности?!

Может быть, А. Эйнштейн и Ко искренне заблуждались, как заблуждались многие учёные, создавая свои гипотезы и теории, которые в дальнейшем не получили практического подтверждения?! Кто-то даже может сказать, что в то время ещё не было высокоточных приборов, которые позволили бы проникнуть в глубины микро- и макро-космоса?! Кто-то может и привести и экспериментальные факты, подтверждающие (на то время) правильность теорий относительности А. Эйнштейна! Со школьных учебников все знают о подтверждении теории А. Эйнштейна экспериментами Майкельсона-Морли.

Но, практически никто не знает, что в интерферометре, который использовался в экспериментах Майкельсона-Морли, свет проходил, в общей сложности, дистанцию в 22 метра. Кроме этого, эксперименты проводились в подвале каменного здания, практически на уровне моря. Далее, эксперименты проводились в течение четырёх дней (8, 9, 11 и 12 июля) в 1887 году. В эти дни, данные с интерферометра снимались аж 6 часов и было совершенно 36 поворотов прибора. И на этой экспериментальной базе, как на трёх китах, держится подтверждение «правильности», как специальной, так и общей теории относительности А. Эйнштейна. Факты, конечно, дело серьёзное. Поэтому, давайте обратимся к фактам.

Американский физик Дайтон Миллер (1866-1941 гг.) в 1933 году опубликовал, в журнале «Обзор современной физики» (Reviews of Modern Physics), результаты своих экспериментов по вопросу, так называемого, эфирного ветра, за период более чем двадцати лет исследований, и во всех этих экспериментах он получил положительные результаты в подтверждение существования эфирного ветра. Он начал свои эксперименты в 1902 году и завершил их в 1926 году. Для этих экспериментов он создал интерферометр с общим пробегом луча в 64 метра. Это был самый совершенный интерферометр того времени, по крайней мере, в три раза более чувствительный чем интерферометр, который использовали в своих опытах А. Майкельсон и E. Морли. Замеры с интерферометра снимались в разное время суток, в разные времена года. Показания с прибора были сняты более чем 200 000 тысяч раз, и было произведено более 12 000 поворотов интерферометра. Он периодически поднимал свой интерферометр на вершину горы Вильсона (6 000 футов над уровнем моря – более 2 000 метров), где, как он и предполагал, скорость эфирного ветра была больше.

И теперь, давайте посмотрим, что нам говорят факты. С одной стороны, имеются эксперименты Майкельсона-Морли, которые продолжались в общей сложности аж 6 часов, в течение четырёх дней, при 36 поворотах интерферометра. А с другой стороны – экспериментальные данные снимались с интерферометра в течение 24 лет и прибор поворачивался белее 12 000 раз! И, при том, что интерферометр Д. Миллера был в три раза чувствительнее! Вот, что говорят факты. Но, может быть А. Эйнштейн и Ко не знали об этих результатах, не читали научных журналов и поэтому оставались в своём заблуждении?! Прекрасно знали. Дайтон Миллер писал письма А. Эйнштейну. В одном своём письме он сообщал о результатах своей двадцатидвухлетней работы, подтверждающей наличие эфирного ветра. На это письмо А. Эйнштейн ответил весьма скептически и потребовал доказательств, которые ему и были предоставлены. После чего . никакого ответа.

Альберт Эйнштейн больше всего известен своей теорией относительности. И многие думают, что именно за нее он и получил Нобелевскую премию.

Но теория относительности не единственный труд ученого, который изменил современную физику.

В 1905 году вышла статья «К электродинамике движущихся тел» Альберта Эйнштейна. Эта статья положила начало теории относительности. В этом же году была глубоко исследована теория броуновского движения, и был заложен фундамент в квантовую теорию.

Теории Эйнштейна были настолько революционны для того времени, что далеко на все учёные приняли их, многие до конца жизни так и не признали теории Эйнштейна.

Впервые Эйнштейн номинировался на Нобелевскую премию в 1910 году. Но нобелевский комитет счел доказательства и экспериментальные данные по теории относительности не убедительными.

Следующие 11 лет Эйнштейн 9 раз(представьте целых 9 раз) становился кандидатом на Нобелевскую премию, и 9 раз комитет считал его теорию относительности недостойной и отклонял его кандидатуру раз за разом.

И только в 1921 году Альберт Эйнштейн получил Нобелевскую премию.

Но премия была вручена вовсе не за теорию относительности.

Нобелевский комитет понимал, что такого выдающегося ученого необходимо отметить и премия была вручена. Но вручена за проверенную и подтвержденную работу «теория фотоэффекта», о теории относительности в премии не было упомянуто, а лишь дипломатично было добавлено « и за другие работы в области теоретической физики»

Эйнштейна вполне устроил и такой вариант.

Свою традиционную речь Нобелевского лауреата Эйнштейн целиком посвятил теории относительности, даже не упомянув о фотоэффекте. Так у многих и сложилось мнение, что премию он получил за теорию относительности

Не знаю как вам, а мне эта история сильно напомнила историю с Оскаром для Леонардо Ди Каприо.

Если Вам понравилась статья, то ставьте лайк и подписывайтесь на мой канал. Вас ждет множество интересных фактов.

Наш сегодняшний герой, Нобелевский лауреат по физике 1905 года, — прекрасная иллюстрация к дискуссии о том, всегда ли ученый прекрасный человек и моральный авторитет. Всей своей второй половиной жизни тот, о ком мы расскажем, ясно и четко, по-немецки говорит «Nein!». Конечно, с какой-то точки зрения, его перемену можно объяснить: он почти всегда и минимум четырежды чуть-чуть не добирался до открытия, которое в итоге приносило другим Нобелевскую премию. А ему дали не за открытие, а по совокупности работ. Зависть и несдержанность разъели его душу и в итоге привели к самому жестокому наказанию — увидеть крах всего и умереть. Итак, встречайте: Филипп Эдуард Антон фон Ленард.

Филипп Ленард в 1900-е годы

Филипп фон Ленард

Родился 7 июня 1862 года, Прессбург, Королевство Венгрия, Австрийская империя (ныне Словакия).

Умер 20 мая 1947 года, Мессельхаузен, ФРГ (ныне Германия).

Нобелевская премия по физике 1905 года. Формулировка Нобелевского комитета: «За исследовательские работы по катодным лучам» (for his work on cathode rays).

Вот уже который Нобелевский лауреат в нашем проекте оказывается полным тезкой своего отца. Филипп фон Ленард родился в Прессбурге в семье виноторговца Филиппа фон Ленарда. Тогда это был город в Венгерском королевстве Австро-Венгрии (когда-то Прессбург и вовсе был столицей Венгрии. Сейчас это тоже столица, только Словакии). Даже сейчас этот город непосредственно граничит сразу с двумя государствами, с Австрией и Венгрией, а тогда он был одним из важных городов в огромном австро-венгерском и прусском мире. Любопытный факт о семье будущего лауреата: его мать умерла рано, и воспитывала Филиппа тетка, на которой потом женился Ленард-отец.

Первые шаги

Отец традиционно хотел, чтобы сын пошел по его стопам и занялся виноделием и виноторговлей. А сын хотел заниматься наукой и имел к тому все задатки. До девяти лет Ленард-младший учился дома, потом в церковной школе (обычной школе при городском соборе) и сам дополнял занятия по любимым математике и физике университетскими учебниками. Нельзя сказать, чтобы это сильно радовало отца, но потом он нашел внутренний компромисс: пусть мальчик занимается химией, наука в виноделии важна. В 20 лет юноша против своей воли стал сотрудником отцовской фирмы, а через год за свои деньги поехал в Гейдельберг на лекции знаменитого Роберта Бунзена (человека и горелки). С одной стороны, папа был доволен (химия все-таки), а с другой, юноша окончательно решил стать ученым.

Мы не знаем, какие бури бушевали между двумя Филиппами фон Ленардами, но зимой 1883 года младший поступает в Гейдельбергский университет на физический факультет. Он учится у таких величин, как уже упомянутый химик Бунзен, к которому нужно добавить Германа Квинке (помните, отек Квинке? Это открытие младшего брата физика, Генриха) и германское «наше все» в науке, Германа Гельмгольца. В результате в 1886 году появляется диссертация «О колебаниях падающих капель».

Ленард стал настоящим ученым, поступил на должность ассистента Квинке и занялся люминесценцией.

Катодная трубка, электрон, фотоэффект и модель атома

Пять лет спустя мы видим Ленарда уже в другом университете и у другого великого ученого: в Лондоне и Бреслау (Вроцлаве) у него не срослось, и с 1891 года он начал работать в Бонне у Генриха Герца — человека, который первым открыл электромагнитное излучение, показав правоту Джеймса Клерка Максвелла. Впрочем, тема второй диссертации Ленарда, которую он защитил у Герца в 1892 году, касалась только электричества: он написал работу об электрических свойствах дождей. Потом у Ленарда выйдет масса работ как по люминесценции (наследие Квинке), так и по дождям и грозам (наследие Герца). Впрочем, долго поработать с Герцем тоже не вышло: в 1894 году он умер, и именно Ленард издал его труды.

Но именно в Бонне в 1892 году он усовершенствовал изобретение Иоганна Хитторфа 1869 года — катодную трубку. Именно Ленард и Уильям Крукс стали изобретателями разных вариантов одного из мощных исследовательских инструментов конца XIX века. Что такое катодная трубка? Это стеклянный сосуд с двумя электродами в противоположных концах его, из которого выкачан почти весь воздух. Собственно, Уильям Крукс, о котором мы рассказывали в статье о Рентгене, обнаружил, что при достаточном разрежении воздуха стекло на противоположном катоду конце трубки начинает флуоресцировать желто-зеленым светом, видимо под действием некоего излучения, которое было названо катодными лучами. Ленард же нашел способ изучать катодные лучи независимо от газового разряда (этому способствовало изобретение так называемого окошка Ленарда, через которые можно было выводить эти лучи).

В Бонне Ленард активно изучал катодные лучи и смог показать их корпускулярную природу — то, что они состоят из частиц. Однако первым это сделал в 1897 году британец Джозеф Джон Томсон (именно он станет следующим Нобелевским лауреатом по физике после Ленарда). Но гораздо более обидным стало другое: одну из своих катодных трубок Ленард отдал Вильгельму Рентгену, который в 1895 году сделал одно из революционных открытий — рентгеновские лучи. Шесть лет спустя Рентген получил первую Нобелевскую премию по физике, а Ленард Рентгена возненавидел, хотя исследование, предпринятое журналом Аmerican Journal of Roentgenology and Radium Therapy, показало, что Рентген сделал открытие с помощью других катодных трубок, не ленардовских, и что ленардовской трубки не хватило бы для открытия. И именно поэтому Ленард не сделал открытия сам.

Ровно через 50 лет после открытия рентгеновских лучей, через полгода после крушения гитлеровской Германии, у 86-летнего старика Ленарда брал интервью английский радиолог Элвис Эттер. И даже тогда Ленард твердил: «Рентген — повивальная бабка открытия, он не имеет никакого отношения к открытию, не будь меня, никто бы не знал сейчас Ренгтена».

В 1898 году Ленард переезжает в Киль. Годы, проведенные здесь, стали самыми плодотворными в научной карьере ученого. Здесь он получил неограниченные ресурсы для своих научных занятий. Он начал изучать фотоэффект, открытый Герцем еще в 1896 году. В 1900 году Ленард не только подтвердил открытую ранее Столетовым закономерность увеличения фототока с ростом освещенности, но и обнаружил новую важнейшую фундаментальную закономерность: задерживающее напряжение (а значит, и максимальная скорость вылетающих электронов) не зависит от освещенности, а зависит только от цвета (читай, от частоты), падающего на фотоэлемент света. Ленард не смог это объяснить, это оказалось под силу только Альберту Эйнштейну.

В 1903 году Ленард публикует собственную модель атома. Это была достаточно революционная модель, отрицающая монолитность и неделимость атома. По его мнению, атом в основном представлял собой пустоту, и в этом Ленард был абсолютно прав. Однако неправ он был вот в чем: по мнению Ленарда, пустота атома была слабо заполнена слипшимися электронами и положительно заряженными частицами. Такие пары Ленард назвал динамидами. Но, увы, эта теория не просуществовала и десяти лет: уже в 1910-1911 годах Нобелевский лауреат по химии Эрнест Резерфорд разбомбил ее во время бомбардировок альфа-частицами тонкой фольги, показав, что у в целом пустого атома есть маленькое плотное ядро.

Модель атома Ленарда

Так что у нашего героя все время происходило какое-то «чуть-чуть». Ему все время не хватало чуть-чуть до открытия других, за которые другие получали Нобелевские премии. Рентген, Томсон…

Тем не менее в 1905 году Ленарду «по совокупности» присудили «Нобелевку» за изучение катодных лучей, что, впрочем, не сделало его менее завистливым. Он не принял новую физику, которую сам же и создавал. Главной мишенью его нападок стал Альберт Эйнштейн. Во-первых, еврей, во-вторых, после теории относительности он постепенно стал «германским физиком номер один», а ведь на это место метил Ленард.

Революция в сознании 1922 года и немецкая физика

Конфронтация с Эйнштейном продолжалась, Ленард уже не мог спокойно даже слышать его фамилию. В 1922 году судьба нанесла ему двойной удар: Альберт стал Нобелевским лауреатом по физике за 1921 год, «уравнявшись» с ним в статусе, да премию ему присудили не только за теории относительности (первая часть вердикта Нобелевского комитета гласит, что Эйнштейн получает премию просто за вклад в физику), но в первую очередь за открытый им, Ленардом, фотоэффект!

В том же году «прилетает» еще. Напомним, что это были годы Веймарской республики. 24 июня 1922 года радикалы убили министра иностранных дел республики Вальтера Ратенау. Государственные похороны Ратенау стали одним из самых массовых траурных мероприятий в истории Германии: более двух миллионов человек вышли на улицы. А Ленард, как прирожденный монархист, ненавидевший республику, не вывесил в окне Института физики траурный флаг. Студенческое социал-демократическое общество блокировало работу института, а Ленарда даже арестовали.

Плюс невиданная гиперинфляция (в коллекции автора есть веймарская почтовая марка номиналом в миллиард германских марок) уничтожила все средства Ленарда, и в довершение всех бед умер его единственный сын.

Сознание ученого искало виноватых, и в 1922 году немецкий физиолог и по совместительству создатель расовой теории будущего Третьего Рейха Ганс Фридрих Карл Гюнтер дает ему научную основу: виноваты «низшие расы». Славяне, евреи, цыгане. Ленард окончательно перешел на «темную сторону силы» в лице антисемитизма и национал-социализма. В 1924 году он первым публично поддержал НСДАП.

Ленард стал идеологом «немецкой физики», из которой были выкинуты не только Эйнштейн и Планк, но и даже Рентген. Сам Ленард стал теоретиком и идеологом нового движения.

«Кто-то спросит: "Немецкие физики?" Я бы скорее сказал "арийская физика или нордическая физика" и продолжил возражать. "Наука есть и остается международной?" Это ложь. Наука, как и любой другой человеческий продукт, отличается по расе и по крови», — писал Ленард в 1936 году.

В 1929 году он собрал и издал очередную анти-Эйнштейновскую книжку, «Сто авторов против Эйнштейна». Великий физик прокомментировал ее так: «Если бы я был неправ, хватило бы и одного». Тем не менее травля развернулась такая, что Эйнштейн вынужден был бежать в Англию (свой дом ему предложил один из членов парламента, выступивший по этому поводу с речью, в которой назвал последователей Ленарда гуннами), но до самого отъезда в США его сопровождали телохранители и детективы: угроза физического уничтожения сохранялась.

Мы рассказываем вам подробно историю с Энштейном потому, что она очень характерно показывает метаморфозу, произошедшую с нашим героем — от талантливого физика до мелочного, едкого, ненавидящего всех нациста, не отрекшегося от своей ненависти даже после войны.

Из-за преклонного возраста Ленарда не тронули после войны, его и так сломало поражение и Нюрнбергский процесс. В 1947 году он умер.

О человеке, который в своей жизни наработал минимум на три «Нобелевки», но получил одну, о человеке, предвосхитившем открытия Томсона и Резерфорда, о человеке, который понял, почему светит Солнце и сколько весит атом, рассказывает новый выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Жан Батист Перрен

Родился 30 сентября 1870 года, Лилль, Франция.

Умер 17 апреля 1942 года, Нью-Йорк, США.

Нобелевская премия по физике 1926 года. Формулировка Нобелевского комитета: «За исследования дискретной структуры материи и особенно за открытие седиментационного равновесия» (for his work on the discontinuous structure of matter, and especially for his discovery of sedimentation equilibrium).

Про нашего героя можно смело сказать: маменькин сынок. Правда, не от хорошей жизни. Отец Жана Батиста и его двух сестер умер от ран, полученных на войне, и детей воспитывала мать. И неплохо воспитывала: после начального обучения в лилльских школах мальчик окончил престижный парижский лицей Жансон-де-Сайи, а затем поступил в элитную парижскую «вышку» — Эколь Нормаль Супериор. И там же остался работать — в качестве ученого на позиции ассистента.

Первое же его научное исследование, начатое в 1894 году, привело к Нобелевской премии. Правда, не 24-летнего кандидата в доктора наук, который писал свою диссертацию, а знаменитого Джозефа Джона Томсона. Перрен первым показал, что поток катодных лучей представляет собой поток отдельных частиц, отрицательно заряженных.

Томсон смог измерить соотношение заряда этих частиц к массе и получил Нобелевскую премию за открытие электрона. Если бы Нобелевский комитет присуждал премии, как он это делает сейчас, крайне редко отмечая одного ученого, у Перрена был бы шанс получить премию уже в 1906 году, а не как у Дюма, 20 лет спустя.

Тем не менее именно работы Перрена и Томсона стали важным этапом в понимании дискретности материи и существования атомов. И это стало частью формулировки Нобелевского комитета два десятилетия спустя.

В том же 1897 году, когда Томсон открыл электрон, а сам Перрен получил докторскую степень, он перебрался в Сорбонну, где начал читать курс физической химии (формально он оставался физхимиком до конца жизни, в 1910 году он возглавил соответствующую кафедру). Древняя Сорбонна стала его главной аффилиацией на сорок три года. И все сорок три года он был не только великим ученым, но и замечательным преподавателем. Среди его учеников можно отметить, например, Пьера Оже — будущего исследователя космических лучей, имя которого носит изучающая их обсерватория в Аргентине.

Пьер Виктор Оже

Несмотря на то, что числился Перрен физхимиком, он продолжал заниматься теорией атома. И именно Перрен в 1901 году выдвинул гипотезу, что атом представляет собой Солнечную систему в миниатюре. После него, в 1904 году Хантаро Нагаока выдвинул теорию, в которой атом представлялся неким подобием Сатурна: атом был ядром, а электроны — кольцами. В 1911 году предложил свою проработанную теорию Резерфорд, который в 1909 году экспериментально открыл атомное ядро, оказавшееся в десятки тысяч раз меньше самого атома.

А Жан Батист еще в 1908 году занялся уже другим — броуновским движением. В 1827 году ботаник Роберт Броун, изучая пыльцу под микроскопом, заметил, что в жидкости частички пыльцы немного дрожат. В 1905 году Альберт Эйнштейн объяснил: броуновское движение вызвано хаотическим тепловым движением молекул жидкости. Статья Эйнштейна давала предсказания о характере этого движения, однако сам великий физик сомневался, что при его жизни получится проверить эти предсказания: слишком уж точные требовались измерения.

Перрен не читал статьи Эйнштейна и не знал о его опасениях. Он просто пять лет изучал броуновское движение и делал измерения. Он полагал: если движение взвешенных частиц вызывается столкновениями с молекулами, то, основываясь на хорошо описанных к началу века законах движения газов, можно предсказать их средние смещения за определенный промежуток времени. Но для этого нужно знать размер и массу частиц, плотность и некоторые характеристики жидкости: температуру, плотность, вязкость…

Перрен в 1908 году

Если бы все получилось, это было бы экспериментальным подтверждением существования молекул. Дело было за малым. Точнее, за очень малым и очень однородным: требовалось получить стандартные крошечные частицы примерно одного заданного размера и известной плотности. Много месяцев ушло на эксперименты с центрифугой и млечным соком растений — гуммигутом. И вот наконец частицы получены, характеристики движения измерены — и они сошлись с предсказаниями Эйнштейна. Итак, молекулы существуют!

Можно было бы остановиться, но Перрену было мало, все-таки он был физхимиком. Он начал изучать оседание крошечных взвешенных частиц. Если молекулы существуют, то частицы меньше определенного размера вообще не будут оседать на дно из-за броуновского движения. Рано или поздно в суспензии образуется седиментационное равновесие.

Тысячи и тысячи наблюдений проводил Перрен, фокусируя свой микроскоп на разную глубину в капле суспензии в седиментационном равновесии, высчитывая число частиц в поле зрения с шагом в 0,12 миллиметра! Перрен установил, что концентрация частиц в жидкости экспоненциально убывает с уменьшением глубины, причем числовые характеристики столь хорошо согласовались с предсказаниями молекулярной теории, что в существовании молекул больше не было сомнения. Помимо этого, он «мимоходом» установил величину числа Авогадро и взвесил атомы и молекулы. В начале XX века это казалось удивительным. А Перрен тем временем потрудился и на фронтах Первой мировой войны, занимаясь разработкой методов обнаружения подводных лодок противника. До сих пор гидроакустики пользуются некоторыми находками Перрена.

В 1919 году Перрен, пожалуй, первым в современной физике высказал предположение, что синтез гелия из водорода, при котором дефект массы (четыре протона имеют массу больше, чем гелий-четыре) превращается в энергию и служит основным источником энергии звезд, заставляя их сиять. Затем эту идею разовьет Ганс Бете и заложит основы нуклеосинтеза (а заодно и получит Нобелевскую премию 1967 года).

В 1926 году пришла законная Нобелевская премия по физике. Впрочем, слава Перрена нисколько не заставила его почивать на лаврах. Он точно так же преподавал физику (в том числе и своему сыну Франсису Перрену, который станет сотрудником Жолио-Кюри, известным атомщиком и конструктором нового типа атомного реактора), организовывал целые научные институты, среди которых Национальный центр научных исследований Франции, знаменитый CNRS, некое подобие нашей Академии наук. Да, и в Академии наук Франции Перрен тоже был не самым последним человеком: в 1923 году он стал ее членом, а в 1938 году возглавил ее. Даже став лауреатом Нобелевской премии, Перрен не забывал о популяризации науки: благодаря ему во Франции в 1937 году появился Дворец открытий — первый в стране научный музей.

Увы, последние годы жизни нашего героя приятными не назовешь: Перрен был социалистом и яростно ненавидел фашизм, поэтому после оккупации Франции он уехал в США. Умер нобелевский лауреат по физике 1926 года в Нью-Йорке, в 1942 году, не дождавшись освобождения Франции. Впрочем, в 1946 году пароход «Жанна д'Арк» вернул его прах на родину. Теперь могила Перрена в Пантеоне.

Indicator, 2022 г. 18+

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов Сайта в коммерческих целях разрешено только с письменного разрешения владельца Сайта. В случае обнаружения нарушений, виновные лица могут быть привлечены к ответственности в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Журнал «ПАРТНЕР»

Правительство Германии объявило текущий год годом Альберта Эйнштейна («Einsteinjahrs»). Будут проведены многочисленные выставки, конференции, акции для школьников. На финансирование этих мероприятий, проходящих под лозунгом «Lust auf Zukunft», федеральный министр культуры и образования госпожа Эдельград Бульман выделила 13 миллионов евро. ЮНЕСКО назвало 2005 год как «World Year of Physics», а канцлер Германии Герхард Шрёдер 19 января в Немецком историческом музее в Берлине произнес торжественную речь по поводу открытия года Эйнштейна.

О его жизни и научных достижениях на разных языках написано в тысячи раз больше, чем написал он сам. О жизни великого ученого можно рассказывать и рассказывать. Наш рассказ - о присуждении ему Нобелевской премии.

Многие думают, что ученый получил почетную награду за разработанную им теорию относительности. Это неверно. В 1905 году он опубликовал не только знаменитую специальную теорию относительности, которой в текущем году исполняется ровно 100 лет, но еще две важнейшие работы: теорию фотоэлектронного эффекта и теорию «Броуновского движения». В 1908 году Эйнштейн впервые номинировался на Нобелевскую премию именно за получившую мировую известность специальную теорию относительности. В связи с тем, что в 1987 году были рассекречены материалы, связанные с подготовкой решений о присуждении Нобелевских премий с 1901 по 1937 годы (по решению Нобелевского комитета рассекречивание происходит только через 50 лет!), мы сегодня знаем, что происходило тогда в Стокгольме.

Большинство экспертов Нобелевского комитета по физике дали работе Эйнштейна положительные отзывы. Но несколько сомневающихся всё же были. И комиссия по присуждению Нобелевских премий не захотела рисковать. В 1915 году Эйнштейн опубликовал общую теорию относительности, и его снова номинировали на эту премию. За присуждение премии Эйнштейну было подано 64 предложения. Практически все эксперты в этот раз высказались «за». Но член Нобелевского комитета Аллвар Гуллштранд (Нобелевская премия по медицине за 1911 год) заподозрил нечто невероятное. Его, как специалиста по лечению глазных болезней, очень интересовала теория световых лучей Эйнштейна, однако он никак не мог понять, почему эти лучи при встрече со звездами большой массы должны их огибать и отклоняться от своего пути. Как честный человек он опубликовал свои возражения. И кандидатуру Эйнштейна вновь отклонили.

Мнение Аллвара Гуллштранда не изменилось и в 1920 году, когда Нобелевский комитет вновь рассматривал кандидатуру Эйнштейна. Но тут вмешался молодой профессор теоретической физики Андерс Барани, секретарь Нобелевского комитета по физике, который предложил вместо теории относительности рассматривать теорию фотоэлектрического эффекта. Аллвару Гуллштранду ничего не оставалось, как согласиться. Нобелевские премии за 1921 год были обнародованы 9 ноября 1921 года, а вручались месяцем позже, в день смерти Нобеля. Эйнштейн тогда не смог присутствовать на вручении премии. Тогдашний председатель Нобелевского комитета, знаменитый Свен Аррениус, в своей речи сказал, что все дискуссии были сконцентрированы на теории относительности. В ответ на это Эйнштейн свой традиционный нобелевский доклад лукаво назвал «Фундаментальные идеи и проблемы теории относительности», лишь упомянув в нем о теории фотоэлектрического эффекта.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: