Взыскание расходов на экспертизу которая не была принята судом во внимание

Обновлено: 01.06.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание расходов на проведение внесудебной экспертизы (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание расходов на проведение внесудебной экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2021 N 08АП-237/2020 по делу N А70-8919/2019
Требование: Об отмене определения о взыскании судебных расходов.
Решение: Определение отменено. Во взыскании расходов на внесудебную экспертизу судом отказано, поскольку данные расходы не относятся к судебным издержкам, а заключение эксперта не принято судом в качестве доказательства, положенного в основу судебного акта.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2020 N 07АП-2406/2020 по делу N А03-8437/2019
Требование: О взыскании материального ущерба, причиненного в результате ДТП, расходов за проведение экспертизы.
Решение: Требование удовлетворено. Довод апеллянта о том, что в мотивированном решении суда отсутствует оценка суда экспертному заключению, приложенному к исковому заявлению истцом, что отсутствуют основания для взыскания понесенных истцом расходов на внесудебную экспертизу, подлежит отклонению, поскольку указанное не свидетельствует о том, что данное заключение не было исследовано и оценено судом первой инстанции. Более того, из сопоставления выводов судебной и досудебной экспертизы истца следует, что разница в установленном размере ущерба составила 508553 руб. -499 626 руб. (судебная без вычета франшизы) 8927 руб., что составляет менее 2% и находится в пределах допустимой погрешности (10%). Таким образом, представленное истцом доказательство является относимым и допустимым, позволившим обосновать свое обращение за доплатой к ответчику, а затем и в суд.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание расходов на проведение внесудебной экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Налоговое право: Курс лекций"
(Тютин Д.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) Таким образом, и расходы, вызванные соблюдением обязательного досудебного порядка, предусмотренного НК РФ, также признаются судебными издержками и подлежат возмещению налогоплательщику, исходя из того, что у него отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек. Следует отметить, что возможность взыскания налогоплательщиком в качестве судебных издержек своих затрат, связанных с добыванием доказательств (например - на проведение внесудебной экспертизы или оценки имущества) не исключалась и ранее в силу Определения КС РФ от 4 октября 2012 г. N 1851-О. По мнению Суда, при разрешении вопроса о судебных издержках расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, требуют судебной оценки на предмет их связи с рассмотрением дела, а также их необходимости, оправданности и разумности.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий к Федеральному закону от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном"
(постатейный)
(Батрова Т.А., Корнеева О.В., Богатырева Н.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2018) Необходимо иметь в виду, что пени, предусмотренные комментируемой статьей, и штраф за нарушение прав потребителей, помимо различий в механизме расчета, имеют еще одно существенное различие - законная неустойка применяется во всех случаях, когда требования выгодоприобретателя не удовлетворены в установленный срок, независимо от того, обращается ли он с такой просьбой. Иными словами, взыскание законной неустойки возможно и во внесудебном порядке, разумеется, если страховщик признает факт нарушения срока исполнения обязательства. Штраф, в свою очередь, назначается только в случае рассмотрения спора судом, и составляет 50% именно от присужденной суммы, а не от страховой выплаты или страховой суммы по соответствующему виду страхового риска (присужденная сумма может включать в себя и судебные расходы - на проведение судебно-медицинской экспертизы, оказание услуг представителя и др.). Компенсация морального вреда в связи с нарушением прав потребителя всегда взыскивается в судебном порядке (при этом подтверждение факта наличия нравственных страданий в связи с недобросовестным поведением страховщика не требуется - указанный факт относится к числу презюмируемых).


По мнению одного из экспертов «АГ», вышестоящий суд просто исправил ошибку, которую часто допускают суды первой инстанции, распределяя судебные расходы. Другая эксперт полагает, что правоприменительная практика по данному вопросу вскоре придет к единообразию в связи с ранее высказанной позицией ВС по аналогичному спору.

27 февраля Арбитражный суд Центрального округа вынес кассационное Постановление по делу № А23-6947/2015. Поводом к рассмотрению стала жалоба Управления Федерального казначейства по Калужской области на решения арбитражных судов двух инстанций о взыскании судебных издержек на проведение экспертиз. Казначейство проиграло спор по делу, и на него была возложена обязанность оплаты судебных расходов.

В ноябре 2015 г. ФКУ «Управление автомобильной магистрали Москва – Бобруйск Федерального дорожного агентства» и общество «РБДС» обратились в суд с заявлениями о распределении судебных расходов, связанных с оплатой судебных экспертиз.

Как отмечается в решении суда, по ходатайству общества была назначена судебная экспертиза, направленная на установление объема фактически выполненных работ по спорному госконтракту на дорожное строительство. За ее проведение общество заплатило 300 тыс. руб.

Оценивая экспертное заключение, суд указал, что не считает возможным руководствоваться его выводами ввиду нарушений ст. 82 АПК РФ – заключение было составлено лицами, не назначенными судом в качестве экспертов, а назначенные судом эксперты не участвовали в составлении заключения. В связи с этим судом была назначена повторная комплексная экспертиза стоимостью в 100 тыс. руб., которую оплатило управление.

Тем не менее в итоге суд определил взыскать с казначейства в пользу общества 300 тыс. руб., а в пользу управления – 100 тыс. руб. Апелляционная инстанция поддержала данный вывод.

Не согласившись с судебными решениями, казначейство обжаловало их в кассацию.

Рассмотрев материалы дела, суд округа поддержал доводы нижестоящей инстанции о том, что расходы в сумме 300 тыс. руб., связанные с проведением указанной экспертизы, не могут считаться судебными издержками по смыслу ст. 106 АПК РФ, однако сделал из этого другие выводы, признав судебные акты в части взыскания данной суммы подлежащими отмене. В то же время суд указал, что взыскание в пользу управления судебных расходов в сумме 100 тыс. руб. считает законным и обоснованным.

Адвокат АП Белгородской области Евгений Журавлев, комментируя «АГ» постановление, отметил, что суд первой инстанции в данном случае совершил ошибку, распределяя судебные расходы, так как упустил из виду, что первая экспертиза является недопустимой: «Эту ошибку и исправил суд кассационной инстанции», – добавил он.

Эксперт пояснил, что именно так работает принцип состязательности. «Действительно, сторона по делу вроде как не виновата в том, что эксперты подготовили заключение с нарушением закона. Но тут мы упираемся в права другой стороны, у которой возникает резонный вопрос: почему она должна оплачивать расходы за незаконную экспертизу, которую суд отверг? И это логично: риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий несут лица, участвующие в деле (ст. 9 АПК), а вовсе не суд», – заключил Евгений Журавлев.

Профессор МГЮА Марина Жижина отметила, что к подобным решениям о неоплате судебных экспертиз, выполненных с существенными нарушениями закона, уже приходили суды разных инстанций и в разное время, однако единообразной судебной практики на этот счет не было. По мнению эксперта, именно этим обстоятельством можно объяснить решение первой инстанции о возложении расходов по оплате экспертизы – недопустимого доказательства – на проигравшую сторону.

Верховный Суд указал, что расходы на оплату экспертизы, проведенной с нарушением, не могут быть возложены на лиц, участвующих в деле

Вместе с тем, добавила она, к настоящему времени ситуация в данном вопросе уже однозначная: «Решающее слово сказал Верховный Суд РФ. Рассматривая в порядке кассации спор с аналогичной фабулой, Суд указал, что “расходы на оплату экспертизы, проведенной экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством, не могут быть в таком случае возложены на лиц, участвующих в деле”, и отменил соответствующее решение нижестоящего суда (см. Определение от 16 января 2018 г. № 5-КГ17-234, о котором ранее писала «АГ»)».

Марина Жижина полагает, что такая позиция судов (о невзыскании), с одной стороны, справедлива в отношении лиц, участвующих в деле. С другой – она направлена на дисциплинирование деятельности негосударственных экспертных учреждений. С третьей – на формирование надлежащей доказательственной базы, которой должно быть обосновано каждое судебное решение.


Положительно оценив решение ВС РФ, эксперты вместе с тем указали на его недостатки. Один из них обратил внимание на неуниверсальность изложенной Судом позиции. А другой считает, что скупая мотивировка может подтолкнуть суды к ложному выводу о порядке взыскания в качестве убытков любых расходов на получение доказательств, не отнесенных к судебным издержкам.

Общество-исполнитель подало в арбитражный суд иск к заказчику работ о взыскании задолженности за оказанные услуги в рамках договора. Однако в удовлетворении требований было отказано ввиду ненадлежащего исполнения истцом своих договорных обязательств. Выводы суда были основаны, в частности, на заключении технической экспертизы, которую предоставил заказчик. Решение суда устояло и в апелляционной инстанции.

В рамках этого дела исполнитель обратился с заявлением о взыскании судебных расходов в размере 200 тыс. руб., затраченных на подготовку технической экспертизы. Однако суды не признали эти расходы в качестве судебных, при этом суд апелляционной инстанции указал, что такие расходы могут расцениваться как убытки, поскольку произведены ответчиком для восстановления нарушенного права и требование об их взыскании может быть предъявлено в самостоятельном исковом порядке.

Соответствующий иск был подан. Рассмотрев дело в порядке упрощенного производства, суды первой и второй инстанций отказали в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что расходы на экспертизу были понесены истцом в связи с субъективной оценкой необходимости обоснования своей правовой позиции по делу.

Также они сослались на вывод арбитражного суда, рассматривавшего первое дело, о том, что заключение внесудебной экспертизы в силу закона не входило в круг обязательных для рассмотрения дела доказательств, исходя из предмета заявленных исковых требований для обоснования ответчиком своих возражений.

Окружной суд оставил в силе судебные акты нижестоящих инстанций, при этом он признал правомерность рассмотрения настоящего дела в порядке упрощенного производства, а также указал на отсутствие нарушения норм процессуального права, указанных в ч. 4 ст. 288 АПК РФ в качестве оснований для отмены решения, постановления.

Не согласившись с решениями, истец обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, рассмотрев которую Судебная коллегия по экономическим спорам сочла ее подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия отметила, что нижестоящими судами не был учтен факт того, что суд первой инстанции вынес решение по изначальному спору, основываясь на заключении технической экспертизы, представленной заказчиком в обоснование своей позиции об отсутствии задолженности за оказанные услуги, которое было принято судом в качестве доказательства. Также ВС РФ обратил внимание на указание апелляционного суда, данное им при отказе во взыскании затрат на проведение внесудебной экспертизы о том, что такие расходы могут расцениваться в качестве убытков в соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ.

ВС отметил, что в силу ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779–782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Часть 5 ст. 720 Кодекса предусматривает, что при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками.

Судебная коллегия указала, что неприменение нижестоящими судами при принятии оспариваемых судебных актов указанной нормы права привело к ошибочному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска о взыскании убытков и об отнесении взыскиваемых расходов к предпринимательским рискам исполнителя при осуществлении хозяйственной деятельности.

«Заключение технической экспертизы положено в основу судебных актов по спору об исполнении обязательств, это является основанием для возмещения данных расходов по правилам о взыскании убытков», – заключил ВС РФ, отменив решения нижестоящих судов и определив взыскать с ответчика понесенные истцом убытки.

Адвокат, юрист практики разрешения споров и медиации ART DE LEX Анастасия Василенко отметила, что зачастую сторонам и судам приходится маневрировать в правовом поле, регулирующем взыскание судебных расходов и само понятие «судебные расходы», например в ситуации несения расходов на досудебную экспертизу, досудебное урегулирование спора и так далее.

Адвокат пояснила, что судебные расходы по своей природе являются видом убытков, порядок взыскания которых специально определен АПК РФ. Вместе с тем по ряду причин в некоторых ситуациях такие расходы взыскать не удается. «Верховный Суд подтвердил возможность возмещения своих имущественных потерь для восстановления нарушенного права в рамках обычного искового порядка – по иску о взыскании убытков. Данный вывод вполне обоснован, так как если судебные расходы не могут быть взысканы в порядке, установленном гл. 9 АПК РФ, то представляется необходимым применение именно общих положений об убытках. Можно сказать, что ст. 15 ГК РФ и ст. 110 АПК РФ соотносятся как общая и специальная нормы», – отметила Анастасия Василенко.

Эксперт указала, что в рассматриваемом случае суды нижестоящих инстанций вынудили сторону обратиться за защитой своего права с отдельным иском со ссылкой на ст. 15 ГК РФ. «Такой способ отрицается судами только при взыскании расходов на судебное представительство, поэтому для рассматриваемого случая в принципе не было препятствий трактовать понесенные стороной расходы как убытки», – добавила она.

При этом, по мнению эксперта, в действительности подобный способ взыскания усложняет защиту права: лицо, обращающееся за взысканием убытков, должно понести дополнительные судебные расходы по оплате госпошлины при подаче иска о взыскании убытков и дополнительные расходы на представителя, должно доказывать обстоятельства неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, наличие и размер убытков. Поэтому такой способ защиты нельзя назвать соответствующим требованиям разумности и процессуальной экономии.

«ВС РФ поступил логично, разъяснив, что в случае обращения с иском о взыскании подобных убытков, он подлежит удовлетворению, так как существует прямая связь между имущественными потерями и необходимостью защитить свои интересы, – заключила Анастасия Василенко. – Однако скупая мотивировка определения может впоследствии подтолкнуть суды к ложному выводу о том, что любые расходы на получение доказательства, не отнесенного к судебным издержкам, могут быть взысканы в качестве убытков в порядке п. 2 ст. 15 ГК РФ, что, безусловно, может негативно повлиять на баланс интересов тяжущихся сторон».

Партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин также считает, что изложенная ВС РФ позиция не является универсальной, так как апеллирует исключительно к правовому регулированию отношений заказчика и подрядчика, где привлечение эксперта прямо предусмотрено законом.

«Невыясненным остается вопрос: что делать с расходами на тех специалистов, которые привлекались сторонами, при том что соответствующие экспертизы судом не назначались, однако мнение специалистов повлияло на итоги рассмотрения судебного дела? В полной мере такие расходы нельзя отнести к убыткам, так как отсутствует состав гражданского правонарушения – как минимум противоправность действий и вина стороны в том, что процессуальные оппоненты пользовались именно этими способами доказывания. И к судебным расходам так называемые инициативные исследования и привлечение специалистов не относятся», – отметил он.

В этой связи Дмитрий Проводин высказал мнение, что этот вопрос должен быть урегулирован в процессуальном законе. «Расходы стороны, выигравшей за счет специальных познаний, полученных вне судебных экспертиз, и привлечения специалистов судом, должны быть компенсированы за счет проигравшей стороны по правилам возмещения расходов на привлечение представителей в том случае, если суд сослался на такие исследования или мнение таких специалистов в судебном акте», – уверен эксперт.


Один из экспертов отметил, что рассмотренная ситуация предельно проста, и если бы нижестоящие инстанции буквально применили процессуальное законодательство, то данный вопрос не дошел бы до ВС. Другой полагает, что вопрос распределения судебных расходов всегда вызывает споры, несмотря на существующее правовое регулирование и выработанные позиции ВС и ВАС РФ. Третья заметила, что основная проблема заключается в том, что суды редко пользуются предоставленным правом назначать экспертизу, поэтому подобной практики немного.

В 2017 г. группа из семи граждан обратилась в суд с иском к администрации муниципального образования г. Новороссийск об исправлении реестровой ошибки принадлежащего им земельного участка, в связи с тем что он не состоял в уточненных границах. В ходе разбирательства судом была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой было поручено ООО «НЭК». Заключение по поставленным перед экспертами вопросам было составлено 3 апреля и спустя неделю поступило в суд, который в итоге удовлетворил иск граждан.

В октябре 2018 г. общество «НЭК» обратилось с заявлением о возмещении расходов в размере 36,6 тыс. руб. на проведение экспертизы в суд, который взыскал эту сумму с администрации. Однако апелляция отменила решение и отказала в удовлетворении требований ООО. В феврале 2019 г. общество вновь обратилось в суд с заявлением о взыскании судебных расходов – на этот раз с истцов по спору с муниципалитетом.

Суды трех инстанций удовлетворили требования заявителя. Суд первой инстанции, в частности, указал, что заявленные исковые требования гражданских истцов не были вызваны незаконностью действий администрации муниципального образования г. Новороссийск либо фактами нарушения их прав. В обоснование своей позиции он сослался на п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1, в соответствии с которым не подлежат распределению между лицами, участвующими в деле, издержки, понесенные в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком.

В кассационной жалобе в Верховный Суд граждане просили отменить принятые по делу судебные акты о возложении на них обязанности по оплате экспертизы.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что, исходя из текущего российского законодательства, если экспертиза назначена по инициативе суда, а не по ходатайству самих лиц, участвующих в деле, суд не вправе возлагать на указанных лиц обязанность возместить расходы на проведение экспертизы, такие издержки должны быть оплачены за счет средств федерального бюджета.

«Между тем, удовлетворяя заявление ООО "НЭК" о взыскании с истцов расходов на проведение экспертизы, суд исходил из того, что из содержания решения Октябрьского районного суда г. Новороссийска от 11 мая 2017 г. не следует, что при разрешении спора судом были установлены факты нарушения или оспаривания прав истцов ответчиком, в связи с чем принятое по делу решение не может расцениваться как постановленное в пользу истцов», – отметил ВС. Он подчеркнул, что данный вывод сделан с нарушением норм процессуального закона, без установления и оценки обстоятельств, имеющих значение для решения вопроса о возмещении расходов на проведение экспертизы.

Как пояснил Суд, при рассмотрении заявления общества о взыскании расходов необходимо было учесть, по чьей инициативе была назначена экспертиза, в пользу какой из сторон состоялось решение суда и на кого в этом случае надлежало возложить обязанность по ее оплате исходя из ч. 2 ст. 96 и ч. 1 ст. 98 ГПК РФ. Высшая судебная инстанция подчеркнула, что в рассматриваемом деле эта экспертиза по иску граждан была назначена по инициативе суда. При этом истцы не возражали против проведения экспертизы, однако лично о ее назначении не ходатайствовали.

Верховный Суд добавил, что в итоге суд удовлетворил требования истцов, и это исключало возможность взыскания с них каких-либо судебных расходов, в том числе на проведение по делу судебной строительно-технической экспертизы. В связи с этим акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов отметил, что вопрос распределения судебных расходов всегда вызывает споры, несмотря на существующее правовое регулирование и выработанные позиции ВС и ВАС РФ. «Исключением не является и распределение расходов на проведение экспертизы. Верховный Суд предлагает два существенных обстоятельства, определяющих распределение расходов на проведение экспертизы: кто является субъектом-инициатором экспертизы; лицо, в пользу которого вынесен судебный акт по существу спора», – подчеркнул он.

По его словам, если же экспертиза назначена судом по собственной инициативе, то действует императивная норма о возмещении издержек на проведение экспертизы за счет средств федерального бюджета, а иные обстоятельства не имеют значения. «Установление таких обстоятельств сразу дает ответ на вопрос, кто должен нести расходы на проведение экспертизы. Выводы Верховного Суда не являются новаторскими и идущими вразрез с законодательством. Напротив, рассмотренная ситуация предельно проста, и если бы нижестоящие инстанции буквально применили процессуальное законодательство, то данный вопрос не дошел бы до Судебной коллегии по гражданским делам ВС», – подытожил Игорь Ершов.

Партнер международного центра защиты прав Globallaw Генрий Папава пояснил, что в рассматриваемом случае нижестоящие суды допустили нарушение норм процессуального закона, на которое и указала Судебная коллегия Верховного Суда. «Экспертиза была назначена по инициативе суда, а не на основании ходатайств кого-то из сторон спора, как следует из протокола судебного заседания. Ошибка достаточно нетипичная, потому что в ч. 2 ст. 96 ГПК однозначно указано, что если судебная экспертиза проводится по инициативе суда, то и расходы на ее проведение возмещаются за счет средств федерального бюджета. Странно, что на это не обратили внимание ни заявитель, ни суды, рассматривавшие спор», – отметил он.

Адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Евгения Рыжкова пояснила, что назначение экспертизы по инициативе суда влечет в силу ч. 2 ст. 96 ГПК РФ оплату экспертизы за счет средств бюджета. «Приведенная ВС правовая позиция ранее уже высказывалась в судебной практике судов субъектов РФ и соответствует действующему законодательству. Основная проблема заключается в том, что суды редко пользуются предоставленным правом, поэтому подобной практики немного. Назначение экспертизы за счет средств федерального бюджета возможно лишь в исключительных случаях, поэтому сторонам не стоит рассчитывать на указанное положение закона. Изначально расходы на экспертизу лягут на лицо, заявившее соответствующее ходатайство», – отметила она.

Юрист юридической компании "Генезис" Ульяна Космач полагает, что комментируемое определение Верховного Суда не является новым и революционным в рамках подобных споров, однако нельзя недооценивать его важность в рассмотрении дел по взысканию и распределению судебных расходов между сторонами. «ВС РФ в очередной раз указал судам нижестоящих инстанций на необходимость всестороннего и полного изучения материалов дела с установлением оценкой всех обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела», - отметил она.

По словам эксперта, зачастую судом первой инстанции происходит неверное понимание предмета спора, из-за чего он рассматривает дело, игнорируя нужные нормы права, а апелляция без должного изучения материалов дела закрепляет решение суда первой инстанции, тем самым способствуя неверному применению и толкованию норм права нижестоящими судами. «С учетом того, что Верховный Суд неоднократно высказывал свою позицию относительно подобных споров, то можно говорить о ее крепком закреплении среди судебной практики, что в будущем позволит избежать нарушения прав сторон при рассмотрении аналогичных дел», - резюмировала Ульяна Космач.


В ноябре 2015 года гражданка К. попала в ДТП: проезжая по городской улице, её автомобиль марке Opel буквально «утонул» на проезжей части. Вода затопила салон, отчего машина серьёзно пострадала. Прибывшие на место сотрудники полиции зафиксировали происшествие.

К. обратилась к независимому эксперту, чтобы оценить стоимость ущерба. По оценке специалиста, ущерб составил 416 тыс. руб.

Поскольку за содержание дороги в надлежащем состоянии отвечает Администрация города, то она и должна ответить за причиненный ущерб. Гражданка К. направила досудебные претензии в Администрацию города, Комитету дорожного хозяйства и благоустройства. Ответа она не получила.

Тогда гражданка направила иск в суд к Администрации города, МУ «Комдорстрой», Комитету дорожного хозяйства и благоустройства (далее – ответчик) с требованием компенсировать причиненный ущерб.

Что решили суды?

Поскольку стороны разошлись в оценке произошедшего ДТП, и ответчик не согласился с размером компенсации, суд первой инстанции назначил судебную автотехническую экспертизу. Она была поручена ООО «Стандарт-Эксперт» (далее – Общество).

Эксперт должен был ответить на вопросы

1. Какие повреждения автомобиль Opel получил в результате ДТП?

2. Какова сумма рыночной стоимости восстановительного ремонта автомобиля марки Opel с учётом износа и с учётом ответа на первый вопрос. «Согласно пункту 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. по страховым случаям, наступившим с 17 октября 2014 г., определяется только в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утв. Положением ЦБ РФ от 19 сентября 2014 г. № 432-П (далее – Единая методика)».

Эксперт пришел к заключению, что:

  • Все повреждения стали результатом ДТП;
  • Стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа составляет 401 тыс. руб.

Из-за возникших неустранимых сомнений суда в правильности и обоснованности экспертного заключения Общества по делу назначили повторную судебную автотехническую экспертизу.

Экспертизу провело «Волгоградское бюро судебных экспертов» (далее – Бюро), которое пришло к выводам:

  • повреждения, имеющиеся в автомобиле истца, могли возникнуть в результате ДТП;
  • стоимость восстановительного ремонта с учетом износа составляет 298 тыс. руб.

Суд, сравнив выводы двух экспертных организаций, решил принять заключение повторной экспертизы от Бюро.

Почему суд так решил?

  • Ответ на вопрос о соответствии повреждений обстоятельствам ДТП судебного эксперта носит предположительный характер. «Из исследовательской части вообще не усматривается, на основании чего эксперт пришел к выводу о соответствии повреждений транспортного средства механизму ДТП. В указанной части экспертиза представляет собой сокращенное описание обстоятельств ДТП, отраженных в административном материале. Каких-либо научных или логических обоснований сделанного вывода экспертиза не содержит».
  • При расчете стоимости восстановительного ремонта судебный эксперт руководствовался Единой методикой. Между тем, данная методика применяется только в отношениях, регулируемых Законом об ОСАГО. Закон об ОСАГО не распространяет свое действие на отношения, возникшие между сторонами по настоящему делу.

О заключении повторной экспертизы, выполненной Бюро, суд отметил, что:

  • Оно содержит подробное описание проведенного исследования, содержит ответы на поставленные судом вопросы. Заключение соответствует требованиям ст. 86 ГК РФ.
  • Квалификация эксперта подтверждена соответствующими дипломами, свидетельствами; страховая ответственность оценочной деятельности застрахована в установленном порядке.
  • В экспертном заключении имеется указание на использованные при проведении экспертизы нормативную документацию и литературу.
  • Процессуальный порядок проведения экспертизы соблюден. Эксперт согласно ч. 2 ст. 80 ГПК РФ был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, что подтверждается его подпиской, приобщенной к экспертному заключению.
  • Эксперт рассчитал именно среднерыночную стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца после ДТП.

Кроме того, стороны не оспорили заключение экспертизы.

Поскольку Администрация города не доказала отсутствие своей вины, а суд не нашел оснований для возложения солидарной ответственности на иных ответчиков по делу (Комитет дорожного хозяйства и благоустройства, МУ «Комдорстрой»), то обязанность возместить ущерб в размере 298 тысяч руб. возложена на Администрацию города.

Кроме того, суд взыскал с ответчика:

  • расходы на независимую экспертизу, проведенную истцом;
  • судебные расходы истца;
  • расходы на повторную экспертизу, проведенную Бюро.

А вот во взыскании расходов на экспертизу, проведенную Обществом, суд отказал: «предоставленное им экспертное заключение не было принято в качестве доказательства по делу».

Суд в дополнительном решении в 2018 году вновь отказал Обществу в оплате экспертизы.

Апелляция это решение не изменила.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд, Общество просит отменить эти решения.

Что решил Верховный Суд?

  • Согласно процессуальному кодексу, эксперт обязан принять к производству порученную судом экспертизу, провести исследование и дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. При этом, отсутствие оплаты экспертизы не является основанием для отказа в её проведении.
  • В данном случае эксперт рассчитал стоимость восстановительного ремонта по Единой методике, что соответствовало указанию суда. «Заключение судебной автотехнической экспертизы в соответствии с положениями статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации содержит выводы, сделанные в результате проведённого исследования и ответы на поставленные судом вопросы».
  • В случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта, возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела, сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличии противоречий в выводах эксперта, суд может назначить дополнительную или повторную экспертизу (ст. 87 ГПК РФ). «При этом отказ в оплате экспертизы, по основаниям неполноты заключения эксперта или его недостаточной ясности процессуальным законом не предусмотрен».

«Выплата вознаграждения эксперту не может ставиться в зависимость от оценки его судом и непринятия его судом в качестве доказательства по делу».

Именно это и не учел суд первой инстанции, а суд апелляционной инстанции данное нарушение не исправил.

ВС отменил решение апелляции и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: