Взыскание долга с несовершеннолетнего судебная практика

Обновлено: 04.12.2022

Алексей Чирков из Вологодской области потребовал от Светланы и Валерия Зыбиных компенсации стоимости ремонта автомобиля SsangYong Kyron в размере 103 тыс. руб. после ДТП с велосипедом, на котором ехал 14-летний сын ответчиков. Суды удовлетворили иск. Они исходили из вины родителей подростка в причинении ущерба истцу: родители не подготовили сына к езде на велосипеде по проезжей части и не обучили Правилам дорожного движения. Поэтому суды посчитали возможным взыскать с ответчиков в солидарном порядке стоимость ремонта автомобиля.

Гражданская коллегия ВС увидела ошибку в подходе судов (дело было рассмотрено 20 октября). Судьи напомнили, что по ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Если у них нет имущества для компенсации вреда, то вред должен быть возмещен родителями, если они не докажут, что их вины нет. Это субсидиарный порядок возмещения вреда, а не солидарный. Об этом писал Пленум ВС в разъяснениях по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью [1] . Поэтому по правилам ст. 399 ГК о субсидиарной ответственности к Светлане и Валерию Зыбиным можно предъявить иск, если у их сына не окажется имущества для возмещения вреда.

Но Алексей Чирков не предъявлял иск к подростку, а сразу потребовал возмещения вреда от родителей в солидарном порядке как от основных должников. Суды поддержали его, но не учли, что обязанность родителей в данном случае является субсидиарной. Вопрос о возмещении вреда самим подростком суды не проверили, что возможно только при привлечении несовершеннолетнего к делу как основного должника.

Дело отправлено на пересмотр в первую инстанцию.

Подборку интересных дел из практики гражданской коллегии ВС см. здесь .

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал о практике Верховного суда. Там только самое интересное! « Верховный суд. — Главное от „Закон.ру“ »

[1] Постановление Пленума ВС от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание коммунальных платежей с несовершеннолетних (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание коммунальных платежей с несовершеннолетних

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 61 "Равенство прав и обязанностей родителей" СК РФ
(Р.Б. Касенов) Суд отказал в удовлетворении требований муниципального унитарного предприятия к ответчику - опекуну и дедушке несовершеннолетнего, действующему в интересах несовершеннолетнего, о взыскании долга за потребленный коммунальный ресурс, пени, расходов по оплате государственной пошлины. Как указал суд, в силу ст. 61 Семейного кодекса РФ родительские права прекращаются по достижении детьми возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия. При этом, как указал суд, обязанность по оплате коммунальных услуг за несовершеннолетних собственников жилого помещения несут их родители до утраты этих прав и обязанностей по основаниям, установленным законом. В рассматриваемом случае у несовершеннолетнего есть отец, который лишен решением суда родительских прав. Являясь единственным законным представителем несовершеннолетнего, в связи со смертью его матери, отец несовершеннолетнего обязан был производить оплату за коммунальные услуги спорного жилого помещения за своего несовершеннолетнего сына. Заявляя требования о взыскании с опекуна несовершеннолетнего задолженности за соответствующий период, истец не привел оснований, позволяющих судебной коллегии возложить на ответчика такую ответственность, возникшую задолго до назначения его опекуном.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 61 "Равенство прав и обязанностей родителей" СК РФ
(Р.Б. Касенов) Суд удовлетворил требования истца к ответчику о взыскании расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг в принадлежащей истцу и ответчику, их несовершеннолетним детям квартире, расходов по оплате совместного долга в виде кредитных средств, за счет которых приобретена квартира, судебных расходов. Как указал суд, в соответствии с ч. 1 ст. 61 Семейного кодекса РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). Таким образом, родители ребенка в равных долях исполняют его обязанности как сособственника доли в квартире по оплате жилищно-коммунальных услуг. При этом, вопреки доводам ответчика, исполнение обязанности по предоставлению алиментов на содержание ребенка не освобождает такого родителя от выполнения других обязанностей, которые возложены на его ребенка по закону, в данном случае как на собственника жилого помещения.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание коммунальных платежей с несовершеннолетних

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Вопрос: Каков порядок взыскания задолженности по коммунальным платежам за жилое помещение с физического лица?
(Консультация эксперта, 2022) Порядок взыскания задолженности по коммунальным платежам с несовершеннолетнего собственника жилого помещения (доли)

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Настольная книга судебного пристава-исполнителя: Учебно-практическое пособие"
(3-е издание, переработанное и дополненное)
(под ред. В.А. Гуреева, С.В. Сазанова)
("Статут", 2017) По другому делу было принято принципиальное решение о непризнании коммунальных платежей за квартиру по месту регистрации несовершеннолетнего ребенка должным эквивалентом денежных сумм, взыскиваемых по решению суда в качестве алиментов, поскольку они не направлены на содержание ребенка, а связаны с жилищными правоотношениями .

Нормативные акты: Взыскание коммунальных платежей с несовершеннолетних

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 N 22
"О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг и жилого помещения, занимаемого гражданами в многоквартирном доме по договору социального найма или принадлежащего им на праве собственности" 28. В случае, если собственником жилого помещения (доли) является несовершеннолетний, то обязанность по оплате жилого помещения и коммунальных услуг несут его родители независимо от факта совместного с ним проживания (статьи 21, 26, 28 ГК РФ и статьи 56, 60, 64 Семейного кодекса Российской Федерации).

Один из популярных запросов в интернете про возможность взыскания задолженности с несовершеннолетнего. По закону лица, не достигшие 18 лет не могут быть должниками. С них нельзя взыскивать задолженности, даже если те перешли к ним по наследству или касаются их личной собственности. За ребенка несет ответственность официальный представитель, и все финансовые вопросы ложатся на него — равно как и возможные долги.

Содержание статьи

Что происходит, если несовершеннолетний — собственник

Ребенок не может быть заемщиком по кредиту или арендатором, он не имеет права заключать сделки, а обязательства родителей его не касаются. Кредит матери или отца не может перейти к несовершеннолетнему ребенку. Единственная ситуация, в которой у него хоть каким-то образом может появиться задолженность, если он является наследником должника или собственником имущества с просроченными выплатами. Например, на ребенка оформлена квартира, в которой есть задолженность по коммунальным платежам.

  • Технически в таком случае задолженность действительно принадлежит несовершеннолетнему. Но меры взыскания можно применить только к совершеннолетним, и ответственность также несут только они. Исключение — эмансипированные, то есть приравненные к совершеннолетним раньше времени, но такое встречается редко.
  • На практике с такой задолженностью разбираются родители или опекуны — официальные представители ребенка. Именно к ним можно применять меры взыскания.

Как происходит взыскание

Кредитором может быть управляющая компания, если речь идет о задолженности за ЖКХ, или финансовая организация, если долги были получены в наследство. Важно понимать, что задолженности по кредитам не могут касаться несовершеннолетнего — только его родителей или опекунов.

  • Поэтому, если ребенок является владельцем какого-либо имущества с задолженностью, кредиторы уведомляют об обязательствах не его, а его родителей. Они также получают объяснения, каким образом эту задолженность можно погасить.
  • При неуплате кредитор может обратиться в суд — фиктивно на имя ребенка, на практике на имя его официальных представителей. Это значит, что в исковом заявлении ответчиком заявлен несовершеннолетний, но предъявляется оно родителям, они же представляют интересы ребенка в суде и несут ответственность по делу.
  • В остальном процесс почти не отличается от ситуаций, в которых задолженность принадлежит взрослым. Только здесь взыскание осуществляется с законных представителей.

Могут ли у ребенка отобрать имущество

Вопрос взыскания имущества, собственник которого несовершеннолетний, — сложный и требует индивидуального подхода. В таких делах обычно участвуют органы опеки, которые в обязательном порядке должны учитывать интересы ребенка. Взыскание возможно в отношении ипотечной квартиры — имущества, которое, согласно изначальным договоренностям, находилось в залоге. Такие иски тоже удовлетворяются не всегда: многое зависит от размера доли ребенка в собственности. Если же несовершеннолетний — единственный собственник, взыскать имущество не получится. Но такая ситуация редко происходит с залоговым имуществом — разве что при получении наследства, а на этот случай есть договоры о страховании.

Несмотря на то, что ребенок не может отвечать по кредиту, задолженность никуда не девается. Просто выплачивать ее обязаны родители, иначе к ним могут быть применены те же меры взыскания, что и ко взрослым заемщикам. Мы советуем помнить об этом и избегать ситуаций, когда речь заходит об обращении взыскания.

Если у Вас возникли вопросы, то мы готовы предложить анонимную консультацию. Воспользуйтесь услугой анонимный звонок и просто начните диалог с оператором. Доверительные отношения между оператором ЭОС и клиентом — залог успешного разрешения финансовых проблем.

Как работает анонимный звонок?

Шаг 1

Позвоните на номер анонимной линии ЭОС

Шаг 2

Получите консультацию специалиста

Шаг 3

Выберите оптимальный способ погашения задолженности

Анонимная горячая линия.
Проконсультируйтесь по вопросам погашения задолженности в компании ЭОС, не раскрывая личных данных.

История дела об обращении взыскания на имущество ребенка.

Гражданин получил потребительский кредит в Банке. В какой-то момент кредитных взаимоотношений у заемщика наступили тяжелые времена, и возникла необходимость продлить срок возврата кредита. Банк пошел на встречу, при условия предоставления дополнительного обеспечения,однако, поскольку все имущество гражданина и так уже было заложено банку, гражданин решил заложить в банк по своему кредитному договору имущество, записанное на имя ребенка, его собственность, благо ребенку только что исполнилось 14-ть лет.

Несовершеннолетний (ребенок заемщика), действуя с согласия своих родителей, в обеспечение кредитного договора заключил с Банком договор ипотеки, по условиям которого, при неисполнении обязанности своего родителя, Банк вправе обратить взыскание на имущество несовершеннолетнего в виде земельного участка и жилого дома, расположенные в Одинцовском районе Московской области.

Существование в принципе такого договора ипотеки, между несовершеннолетним и Банком, который не выдавал несовершеннолетнему кредит (имеются в жизни и практике случае, когда кредит выдается семье, где есть несовершеннолетний- но это не тот случай) это какой-то фактический бред, обличенный в юридическую форму.

В материалах гражданского дела в районном суде Москвы где рассматривалось дело о взыскании кредита и вопрос об обращении взыскания на заложенное имущество несовершеннолетним, содержится ответ отдела опеки и попечительства района Москвы о том, что родители несовершеннолетнего с просьбой дать разрешение на заключение договора ипотеки несовершеннолетним не обращались. Представитель опеки и попечительства в суде заявила о том, орган опеки и попечительства подобные разрешения не выдает поскольку родители являются законными представителями ребенка.

В рассматриваемом деле суд обратил взыскание на имущество несовершеннолетнего (дом и земельный участок) по долгам его родителей, применил положения пункта 1 статьи 26 Гражданского кодекса Российской Федерации в соответствии с которым несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, с письменного согласия своих законных представителей. Письменного согласия родителей, указалсуд достаточно для сделки несовершеннолетнего со своим имуществом, в частности, для заключения сделки залога (ипотеки), а та обязанность родителей предварительно получить разрешение на дачу своего согласия несовершеннолетнему заключить сделку не влияет на правомочия несовершеннолетних.

Возможно, что-то происходит с моим понимаем увиденного в законе, возможно мы с судом читаем разные законы, написанные для адвокатов и для судей. Возможно в Российской Федерации права детей защищают только их родители, включая в ущерб их интересам и до этого никому из государственных органов нет дела? Возможно В.Путинвчера, обращаясь к Федеральному собранию зря говорил о семье и детстве, и обязанностях социального государства?

В ч.3 ст. 335 Гражданского кодекса России указывается, что если предметом залога является имущество, на отчуждение которого требуется согласие или разрешение другого лица или уполномоченного органа, такое же согласие или разрешение необходимо для передачи этого имущества в залог, за исключением случаев, когда залог возникает в силу закона. Статья 6 Федерального закона Об ипотеке повторяет указанную норму, указывая, что если предметом ипотеки является имущество, на отчуждение которого требуется согласие или разрешение другого лица или органа, такое же согласие необходимо для ипотеки этого имущества.

С момента внесения в 2017 году этой нормы, должны уйти все слова о том, что ипотека не является сделкой о реализации имущества, исходя из которых ранее некоторые суды не признавали разрешение органа опеки и попечительства необходимым.

Часть 5 статьи 74 Федерального закона «Об Ипотеке» определяющая, что ипотека жилого дома или квартиры находящихся в собственности несовершеннолетних граждан осуществляется в порядке, установленном законодательством для совершения сделок с имуществом подопечных, направлен на защиту прав несовершеннолетних граждан о чем указано в определении Конституционного суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года №1673-О.

То есть на родителей распространяются положения закона об имуществе подопечных.

Собственно говоря, ситуации, при которой ребенок является залогодателем своего личного имущества по обязательствам своего родителя вообще не должно существовать, а сделки подобного рода, влекущие ухудшение имущественного положения ребенка должны рассматриваться как ничтожные.

При этом в статье 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» попечитель (а мы понимаем что и родитель) не вправе давать согласие на совершение сделок по передаче имущества подопечного в залог, а также на совершение любых действий, влекущих за собой уменьшение имущества подопечного.

Таким образом, заключение несовершеннолетним сделки залога (ипотеки) находящегося в своей собственности недвижимого имущества в принципе не допустимо, однако, единично возможно при согласии родителей и при наличии разрешения органа опеки и попечительства, который обязан рассмотреть ситуацию с точки зрения – а не пользуются ли родители недобросовестно своим правом на дачу согласия.

Поскольку родители не могут действовать в ущерб интересам несовершеннолетнего гражданина, дача согласия на заключение сделки ипотеки ничтожна.

Отдельным вопросом является незаконная позиция самих органов опеки и попечительства, которые стойко стоят на том, что органы опеки и попечительства не должны вмешиваться в вопрос дачи разрешения родителям при даче ими согласия своим несовершеннолетним детям на передачу принадлежащего несовершеннолетним имущества с залог (ипотеку). Для чего тогда созданы все эти органы?

Не многочисленная судебная практика судов общей юрисдикции подтверждает вышеуказанные выводы. Видимо необходимо довести это дело до Верховного суда России, чтоб сломать эту порочную практику нарушения родителями интересов своих детей и умерить алчность банкиров, которым чужды элементарные понятия нравственности, которым еще никто не отбил руки за попытки захватить имущество детей в угоду своих экономических интересов.

Как справедливо и конкретно указано в Апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 22 июня 2018 г. по делу N 33-27276/2018 согласие органов опеки и попечительства на отчуждение имущества, принадлежащего несовершеннолетнему ребенку, в соответствии со ст. 28, 37 ГК РФ должно быть получено перед совершением сделки с целью обеспечить соблюдение законных имущественных прав и интересов несовершеннолетнего и только реальное соблюдение этих прав ребенка является критерием оценки действительности сделки.

В апелляционном определении Верховного суда Удмурдской Республики по делу 33-3428/2015 от 2015 года указывается, что согласно ст. 74 Закона «Об ипотеке» ипотека дома или квартиры, находящихся в собственности несовершеннолетних граждан, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации для совершения сделок с имуществом подопечных. В рассматриваемом деле родители обратились за получением предварительного согласия органа опеки и попечительства на передачу квартиры в залог по договору ипотеки.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года № 1673-О, Конституционный суд указал, что не требуется согласия органа опеки и попечительства, если жилой дом не находился в собственности А.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года № 246-О Конституционный суд указал, что ипотека жилого дома или квартиры, находящейся в собственности несовершеннолетнего осуществляется в порядке для совершения сделок с имуществом подопечных. В рассматриваемом деле суд указал, что согласие органов опеки требуется лишь в случаях передачи в залог уже принадлежащего несовершеннолетнему гражданину жилого помещения.

Конституционный суд Российской Федерации в своем Определении № 246-О рассматривал жалобу, имеющую отношение к делу № 33-8184/2014 Верховного суда Республики Башкортостан от 12 августа 2014 года, которая указала, «по смыслу приведенных правовых норм, согласие опеки и попечительства требуется на ипотеку квартиры уже принадлежащей несовершеннолетнему, а не приобретаемой на заемные по кредитному договору средства, в обеспечение по возврату которых она была заложена».

Таким образом, передача имущества ребенка в залог Банку по обязательствам его родителей недопустима, но при особом контроле со стороны государства, в результате рассмотрения конкретного случая необходимости в передаче несовершеннолетним своего имущества в залог (ипотеку) требуется не только согласие родителей, но и разрешение от органа опеки и попечительства родителям дать такое согласие.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2017 г. N 5-КГ17-135 Судебные акты по делу о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество отменены, дело передано на новое рассмотрение, поскольку взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 сентября 2017 г. N 5-КГ17-135 Судебные акты по делу о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество отменены, дело передано на новое рассмотрение, поскольку взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Коммерческого банка "Юниаструм Банк" (ООО) к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество

по кассационной жалобе Кошевой Т.Н. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Кошевой Т.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителей Коммерческого банка "Юниаструм Банк" (ООО) Елсукова А.А. и Сопельцева А.Б.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

коммерческий банк "Юниаструм Банк" (ООО) (далее - КБ "Юниаструм Банк") обратился в суд с иском к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, указывая на то, что между истцом и ИП Кошевым С.А. 1 августа 2013 г. заключён кредитный договор, по которому заемщику предоставлен кредит в размере 4 788 300 руб. Для обеспечения исполнения обязательств по указанному кредитному договору 6 и 7 августа 2013 г. между КБ "Юниаструм Банк" и Кошевым С.А. заключены договоры ипотеки (залога недвижимости) на земельный участок площадью 921 кв.м по адресу: . область, . (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенное на нём, а также на земельный участок площадью 147 кв.м по адресу: . и строение площадью 44.7 кв.м, расположенное на нём. После смерти Кошевого С.А. 23 мая 2015 г. принадлежащее ему имущество приняла наследник Кошевая Т.Н. Ссылаясь на то, что задолженность Кошевого С.А. по кредитному договору составляет 4 716 405 руб. 19 коп., истец просит взыскать с ответчика как с наследника должника данную сумму и обратить взыскание на заложенное имущество.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. исковые требования КБ "Юниаструм Банк" удовлетворены частично. С Кошевой Т.Н. в пользу КБ "Юниаструм Банк" взыскана задолженность по кредитному договору в размере 2 288 755 руб. 33 коп. Обращено взыскание путём продажи с публичных торгов на следующее имущество:

- 2/9 доли земельного участка общей площадью 921 кв.м, расположенного по адресу: . (начальная стоимость 40 000 руб.), и нежилое помещение площадью 65,8 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 010 000 руб.);

- земельный участок общей площадью 147 кв.м, расположенный по адресу: . (начальная стоимость 30 000 руб.), и нежилое строение (магазин) площадью 44.7 кв.м, расположенное по данному адресу (начальная стоимость 1 320 000 руб.).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

Кошевой Т.Н. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене обжалуемых судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 14 июня 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, и определением судьи от 6 сентября 2017 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены судом первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 1 августа 2013 г. между КБ "Юниаструм Банк" и ИП Кошевым С.А. заключён кредитный договор N . на сумму 4 788 300 руб. сроком до 29 июля 2021 г. (л.д. 16-28).

23 мая 2015 г. Кошевой С.А. умер (л.д. 81).

Кошевая Т.Н., как наследник первой очереди после смерти Кошевого С.А., приняла наследство (л.д. 140-141).

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. установлено, что Кошевая Т.Н. после смерти супруга унаследовала спорное имущество, рыночная стоимость которого, согласно проведённой при рассмотрении дела судебной экспертизы, составляет 2 400 000 руб. (л.д. 246-251).

Разрешая спор и удовлетворяя иск КБ "Юниаструм Банк", суд первой инстанции исходил из положений статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих невозможность одностороннего отказа от исполнения обязательств и необходимость их надлежащего исполнения, а также из положений пункта 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющих кредиторам наследодателя право предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с решением первой инстанции и апелляционным определением суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (ст. 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счёт имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

Пунктом 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 разъяснено, что стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от её последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом. Поскольку смерть должника не влечёт прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несёт обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключён кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на неё). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

При рассмотрении данной категории дел суд, исходя из положений законодательства об ответственности наследников по долгам наследодателя, обязан определить круг наследников, состав наследственного имущества и его стоимость, а также размер долгов наследодателя.

Как видно из материалов дела, после смерти мужа ответчика Кошевого С.А. открылось наследство, состоящее из земельного участка площадью 921 кв.м (Кошевой С.А. является собственником 2/9 доли) и нежилого помещения площадью 65,8 кв.м, расположенных по адресу: . а также земельного участка площадью 147 кв.м и строения площадью 44,7 кв.м, расположенных по адресу: .

При рассмотрении гражданского дела N 2-159/2016 по иску ПАО "Сбербанк России" к Кошевой Т.Н. о взыскании задолженности по долгам наследодателя судом была назначена оценочная экспертиза унаследованного имущества, по результатам которой общая стоимость наследственного имущества составляет 2 400 000 руб. Также установлено, что Кошевая Т.Н. во исполнение долговых обязательств наследодателя уплатила денежные средства в размере 111 244 руб. 67 коп.

Вступившим в законную силу решением Омского районного суда Омской области от 29 февраля 2016 г. определено, что объём ответственности наследника Кошевой Т.Н. по долгам Кошевого С.А. составляет 2 288 755 руб. 33 коп. (с учётом добровольно уплаченных ею средств в погашении долга наследодателя), в связи с чем с Кошевой Т.Н. в пользу ПАО "Сбербанк России" были взысканы денежные средства в названном размере. Коммерческий банк "Юниаструм Банк" (ООО) был привлечён к участию в деле в качестве 3-го лица. Решение суда банком оспорено не было.

Доказательств, свидетельствующих об ином размере наследственного имущества, перешедшего после смерти Кошевого С.А. к ответчику по настоящему делу, суду представлено не было.

Таким образом, поскольку взысканная с Кошевой Т.Н. сумма задолженности наследодателя Кошевого С.А. равна стоимости наследственного имущества, оснований для удовлетворения заявленных КБ "Юниаструм Банк" требований не имелось.

Выводы суда о том, что положения пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя), применимы к спорным правоотношениям, основаны на ошибочном толковании норм материального права. Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что поскольку решение Тверского районного суда г. Москвы от 11 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 декабря 2016 г. приняты с существенными нарушениями норм материального права, то данные судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Назаренко Т.Н.
Рыженков А.М.

Обзор документа

В деле по взысканию банком сумм по долгам наследодателя с его наследника СК по гражданским делам ВС РФ отметила следующее.

По ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству вправе при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости предмета залога преимущественно перед другими кредиторами.

Вывод о том, что это правило применяется к спорным правоотношениям, ошибочен.

В рассматриваемом случае в рамках иного спора с этого же наследника уже был взыскан долг в пользу другого кредитора в размере стоимости унаследованного имущества.

Поэтому нет оснований для взыскания сумм по другому кредиту с этого же лица. Тот факт, что исполнение обязательства наследодателя по данному долгу было обеспечено залогом недвижимости (унаследованной ответчиком), на указанный вывод не влияет.

Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества не допускается.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: