Высший арбитражный суд упразднен почему

Обновлено: 06.02.2023

Объединение Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ прошло ударными темпами. Менее чем за год была разработана концепция объединения двух судебных систем. В августе 2014 года в России появился объединенный Верховный суд РФ.

Наличие двух судебных систем являлось избыточным. Тем более что обе они применяли в своей работе одни и те же кодексы: Гражданский кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Налоговый кодекс. Только суды общей юрисдикции использовали их для решения споров с физическими лицами, арбитражные - для разрешения дел компаний и индивидуальных предпринимателей. При этом позиции ВС и ВАС по целому ряду вопросов не совпадали. Устранить разночтения законов должно было объединение судов.

Однако нельзя сказать, что с объединением судов разночтения исчезли. Наработан огромный массив судебной практики арбитражных судов, на которую судьи при разрешении споров опираются и сегодня. Другое дело, что теперь экономические споры стали рассматриваться в системе объединенного суда. На месте упраздненного ВАС оказалась коллегия по экономическим спорам ВС. И Верховному суду стало проще выработать единую позицию по какому-либо вопросу. Так как коллегиям одного Верховного суда проще согласовывать позиции, чем двум, независимым друг от друга, судам.

Эксперты не раз высказывали пожелание сохранить наиболее удачные подходы к разрешению споров в арбитраже. "Если мы не находили поддержки в судах общей юрисдикции, то имели надежду, что ВАС это поправит, - говорит Татьяна Каменская, управляющий партнер юридической компании "Каменская & партнеры". - Теперь мы имеем единый суд, внутри которого идет дискуссия, кто и когда будет рассматривать дела и чья это будет компетенция. Эта дискуссия недоступна нам и мы не можем на нее влиять. Все происходит исключительно между коллегиями".

Раньше, если спор был экономическим, юристы знали, что он относится к компетенции арбитража. Теперь такой ясности нет до тех пор, пока ВС не разъяснит, к компетенции какой коллегии относится спор.

В планах ВС РФ внедрение электронных процедур, которые в системе арбитража уже стали привычными. Они позволяли подавать иск по Интернету, отслеживать ход дела в режиме онлайн. Если свидетель или другой участник дела не может лично присутствовать на судебном заседании, судья по заявлению может опросить его по каналам видеосвязи.

Сейчас ведется работа по объединению баз данных дел ВС РФ и ВАС РФ. С ноября 2014 года проходил эксперимент по объединению электронных баз арбитражей и судов общей юрисдикции в двух регионах: Санкт-Петербурге и Самарской области. Программы ГАС "Правосудие" и системы арбитражей оказались совместимы. Поэтому начиная с 15 июля эту работу планируется начать по всей стране.

Постепенно появляются трансляции заседаний. Белгородская область была выбрана в качестве тестовой площадки для испытания оборудования, предназначенного для видеотрансляций судебных заседаний, 15 мая была проведена первая в России прямая видеотрансляция судебного заседания по системе ГАС "Правосудие".

Конечно, не обошлось и без недостатков. Объединение ВС РФ и ВАС РФ привело к увеличению общего срока рассмотрения дел. "Раньше мы знали, что можем пройти три инстанции и получить результат, теперь их восемь, - говорит Рустам Курмаев, партнер Goltsblat BLP. - Срок рассмотрения дела составлял 12-14 месяцев. Теперь он может достигать 2 лет".

Эксперты не раз высказывали пожелание сохранить наиболее удачные подходы к разрешению споров в арбитраже

Тем не менее эксперты отмечают, что российская юрисдикция постепенно становится более привлекательной. А именно это и было главной целью реформы. "Одна из задач реформы - это выстроить судебную систему таким образом, чтобы российская система стала конкурентоспособной", - говорит Иван Марисин, управляющий партнер московского офиса Quinn Emanuel. На возврат споров с российскими участниками в юрисдикцию РФ влияет общая международная обстановка. Последние годы в России набирала популярность англо-саксонская система. "До 60 процентов дел в высоком суде Англии были связаны с Россией", - отмечает Марисин. Но теперь увлечение английским правом снижается. "Когда оказывается, что эта система может быть очень жесткой, приходит разочарование", - поясняет эксперт. Кроме того, введение санкций сказалось и на работе судов. "Санкционная война приводит к тому, что не удовлетворяются иски стран, попавших под санкции", - поясняет Алексей Панич, партнер юридической фирмы "Герберт Смит Фрихилз СНГ ЛЛП".

По словам экспертов, тех, кто вернулся к рассмотрению дел в российской юрисдикции, ждет приятный сюрприз. "Все удивляются, насколько дешево можно рассмотреть дело в российской юрисдикции", - отмечает Валерий Еременко, партнер адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". Цены в РФ пока несопоставимы с зарубежными.

Три года назад прекратил свою работу Высший Арбитражный Суд, ликвидированный президентом Путиным.

Почему это произошло и какие были подлинные мотивы этого разгрома - это предмет для отдельного разговора, я сейчас совершенно не об этом.

Из своих двадцати лет работы юристом, семь я провел в аппарате ВАСа. В году 2011-2012 мне казалось, что если бы система арбитражных судов спокойно могла бы развиваться в том же темпе (и с содержательной точки зрения, и с технологической), какой она взяла, то лет через 30-40 мы имели бы очень достойное правосудие по коммерческим спорам. Но - увы - этому (пока) не суждено случиться.

Я бы хотел в трех словах описать последствия ликвидации ВАСа, которые я - как юрист - остро чувствую сегодня.

Во-первых, под дикие вопли необразованных людей о том, что "Россия - не страна прецедентного права" сошла на нет идея единообразия правовых позиций судов, которая последовательно проводилась ВАСом.

Во-вторых, совершенно ушла в прошлое идея о том, что задача высшего суда при рассмотрении дел - развивать право. Верховный суд сегодня (видимо) рассматривает себя как (по меткому выражению Юлия Тая) "всесоюзная юридическая здравница", задача которой - исправлять ошибки нижестоящих судов (с которой он справляется, честно говоря, так себе из-за большого количества неправильно разрешенных нижестоящими судами дел).

В-третьих, и это самое главное - был нанесен очень чувствительный удар по конституционному принципу независимости судей. Четыре пятых судейского корпуса ВАС РФ (среди которых - воистину великие юристы, фамилии которых известны всему российскому юридическому сообществу) перестали быть судьями, хотя при этом они не совершали никаких дисциплинарных проступков. Они просто не прошли "фильтр", созданный при проведенной судебной контрреформе. В этом-то и кроется самая большая опасность для независимого (от политической власти) суда - для того, чтобы перестать быть судьей, достаточно . ликвидировать суд, где отправляет правосудие судья.

И это был очень, очень ясный и понятный всем сигнал - не надо быть беспристрастным и независимым, надо уметь слушать, когда тебе звонят по телефону и просят уделить особое внимание тому или иному делу. Не будешь этого делать - останешься скоро без мантии. Ведь кто знает, какой суд будут "объединять" следующим.

PS. Теперь немного позитива.

Глобально есть три юридических драйвера - суды (как в Англии), законодатель (как во Франции) и наука (как в Германии).

На том или ином историческом этапе вперед вырывается кто-то один, и он тащит за собой весь правопорядок.

В гражданском праве у нас долгое время драйвером развития был ВАС РФ при совершенно недееспособном законодателе и полуумершей науке.

Теперь - когда ВАСа - нет, очень интересно, кто же потащит все вперед: законодатель? Но он по-прежнему совершенно недееспособен. Верховный суд? Очень вряд ли - они напуганы тем, что произошло с ВАСом, да и интеллектуальный потенциал там сейчас не тот, что был в ВАСе в период его расцвета (там вообще нет ученых - нет Иванова, нет Маковской, нет Сарбаша, нет Бациева, нет Мифтахутдинова, нет Витрянского, да еще многих из судей, нет 4/5 сотрудников аналитического аппарата).

Тогда остается наука гражданского права. В принципе, здесь есть некоторые надежды на то, что блеск дореволюционной цивилистики скоро может опять засверкать в России. У нас сейчас появляется много интересных молодых имен, которые - при определенной синергии - должны рвануть вперед.

Но! Есть ли смысл в продвинутой науке гражданского права, если наша судебная система деградирует? И надолго ли хватит терпения у молодых талантов впустую греть уличный воздух? Вот в чем вопрос.

Путин решил ликвидировать ВАС и пропустить всех высших судей через новый конкурс

Владимир Путин, который еще на прошлой неделе говорил, что "полностью одну систему [судов] вливать в другую нецелесообразно" сегодня продемонстрировал, что его слова не касаются высших инстанций. Теперь судьям предстоит узнать, как это дорабатывать в упраздняемом суде, про судейскую комиссию и коллегию с эпитетом "специальная", а также о выборах представителей от федерального округа.

Законопроект об "объединении" Верховного и Высшего арбитражного судов, который анонсировал ранее президент Владимир Путин, поступил сегодня в Госдуму. Документ, скорее всего, расстроит сотрудников арбитражной системы: по факту никакого объединения не предвидится — в законопроекте говорится про "упразднение" ВАС (это произойдет в течение полугода с момента вступления в силу поправок). Даже нового названия для вновь созданного суда не предлагается — он будет называться "Верховным судом Российской Федерации".

Для реализации этих новелл Путин предлагает исключить из Конституции РФ ст.127, согласно которой ВАС РФ "является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами". Вместо этого расширяются полномочия ВС РФ. Он будет являться "высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом". Он будет обязан осуществлять "в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов" и давать "разъяснения по вопросам судебной практики".

При этом на прошлой неделе Путин, отвечая на вопросы инвесторов на форуме "Россия зовет!", говорил, что у властей нет планов по полному слиянию судов общей юрисдикции и арбитражей. "Полностью одну систему вливать в другую нецелесообразно. Речь идет о том, чтобы избежать параллелизма в работе", — сказал Путин.

При этом обоснование реформы не меняется. В июне Путин говорил, что высшим судам нужны "единые подходы", и на "Россия зовет" он рассуждал примерно о том же. Плох, по мнению президента, "параллелизм в работе судов". В пример он привел случаи, когда стороны могут получить противоположные решения в арбитражных судах и общей юрисдикции. Скорее всего, эти его слова — некая производная от ситуаций, когда судьи-криминалисты могут расценивать некоторые сделки как мошенничество, а их коллеги из арбитражных судов не увидят них ничего противозаконного. В пояснительной записке к поправкам в конституцию тоже нет ничего нового. "Реорганизация судебной системы позволит обеспечить единство подходов при отправлении правосудия как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц, — говорится в документе. — Исключить возможность отказа в судебной защите в случае спора о подведомственности дела, установить общие правила организации судопроизводства, добиться единообразия в судебной практике".

Поскольку подписанный Путиным документ предполагает изменения только в Конституцию, про реформу нижестоящих судов пока говорить не приходится. Но она незбежна, если обратить внимание на слова "об общих правилах организации судопроизводства" — по крайней мере, тогда надо или отдельные кассационные инстанции в арбитражных судах ликвидировать, или в общей юрисдикции их создавать.

Количество судей в обновленном Верховном суде — там 170 вакантных мест — примерно соответствует нынешнему совокупному штатному раписанию ВС и ВАС (на сайтах этих судов имеется информация о 115 и 53 действующих судьях соответственно). Но это меньше, чем максимально возможная численность высших судей. В бюджете на 2013 год заложено финансирование 90 судей для ВАС и 125 — для ВС РФ. Такие же параметры указаны и в проекте бюджета на следующий год.

"Первоначальный" состав ВС РФ будет формировать "Специальная квалификационная коллегия по отбору кандидатов на должности судей ВС РФ", состоящая из 27 членов. В состав СККС попадут по одному представителю от президента РФ, Общественной палаты и общероссийских общественных объединений юристов (скорее всего, имеется в виду Ассоциация юристов России). Остальные 24 члена коллегии будут избраны советами судей субъектов РФ из числа своих членов. Для этого им придется пока непонятным способом сформировать курии по федеральным округам — законопроект Путина устаналивает лимит — не более трех кандидатов от этого квазирегионального образования.

Квалификационный экзамен на должность судьи "обновленного" ВС РФ будет принимать Специальная экзаменационная комиссия, состоящая из 11 членов. В ее состав войдут три члена комиссии, избираемые общероссийскими общественными объединениями юристов, и восемь членов комиссии, избираемых советами судей субъектов. Тут тоже устанавливается лимит — один представитель от судейского сообщества от одного федерального округа. Члены СЭК не могут входить в состав СККС. Порядок формирования обеих структур, приема экзамена, порядок отбора кандидатов на должность судьи ВС РФ будет устанавливаться федеральным законом. Назначать на должность судей ВС РФ по-прежнему будет Совет Федерации по представлению президента, который до этого должен будет узнать, кого рекомендовала СККС.

Для существования ВАС отводится переходный период сроком на шесть месяцев с момента вступления в силу поправок к Конституции. Затем он упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию Верховного Суда Российской Федерации". Теоретически к этому времени должен быть сформирован "первоначальный" состав ВС РФ, но инициаторы законопроекта решили не загонять себя в определенные временные рамки — для начала работы "обновленного" высшего суда в законопроекте сроков нет.

В базе Госдумы пока не размещено финансово-экономическое обоснование проекта и неизвестно, во сколько Путин оценивает реализацию своей идеи. В середине ноября 2012 года официально было объявлено о переезде высших судов в Санкт-Петербург (подробнее читайте здесь). По итогам совещания у президента управделами Кремля Владимир Кожин тогда озвучил примерную стоимость переезда — 50 млрд руб.

Когда на прошлой неделе Путин сказал, что "полностью одну систему [судов] вливать в другую нецелесообразно", редакция "Право.Ru" предложила читателям ответить на вопрос, не передумал ли он объединять суды. Больше всего проголосовавших — 38% — посчитали, что президент, похоже, и сам не знает. 21% участников опроса решили, что главе ВАС пригрозили потерей самостоятельности. 18% респонентов сочли, что слова Путина — это добрая сказка для инвесторов, а объединения не миновать. 17% подумали, что главу ВАС Иванова и ВС Лебедева просто побудили унифицировать судебную практику. У 6% было иное мнение, которое они высказали в комментариях.

С текстом законопроекта 352924-6 "Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" можно ознакомиться здесь.


Проведенное два года назад объединение Верховного и Высшего арбитражного судов вызвало неоднозначную реакцию в юридическом сообществе. Изначально недовольство высказывалось в основном представителями ликвидируемого ВАС. Как отмечала бывший зампред этого суда Татьяна Андреева, реформа на определенном этапе переросла из идеи объединения двух высших судов в идею ликвидации одного из них. К критике реформ присоединилась бизнес-адвокатура и в меньшей степени академическая среда.

На самом деле, идея объединения двух высших судов родилась в недрах Высшего арбитражного суда, неоднократно высказывалась[1] и лоббировалась его представителями, но в итоге была проведена в жизнь без их участия и не по их плану. Основной публичный негатив вызван именно этим фактором. Отторжение вызвала на сама идея объединения двух высших судов, а способ ее реализации. Никто не ожидал, что многим судьям и работникам аппарата ВАС не найдется места в объединенном суде. Тем не менее идея в своей основе правильная и направлена на оптимизацию деятельности высшего суда России.

В мире и у нас

Существует две модели организации судов. В англосаксонской правовой системе судебная система едина, по общему правилу, а в континентальной — разветвленная. Последняя предполагает существование отдельных судебных систем по конкретным категориям дел. Например, в Германии их пять: общие, административные, финансовые, трудовые и социальные суды[2]. Недостатком этой системы традиционно считается сложность в определении подведомственности споров, которая в итоге приводит к ограничению принципа доступа граждан к правосудию. Другим минусом является разнородность практики применения по схожим категориям дел. Плюс такой системы — специализация судей, что повышает качество рассмотрения дела.

Исторически в России система, по общему правилу, была едина. Исключение — коммерческие споры. До революции 1917 года их рассматривали коммерческие суды, которые по Уставу судопроизводства торгового действовали в основных городах страны[3]. В советский период формально экономических споров быть не должно было, но, по факту, они существовали и их рассматривали специализированные квази-суды — государственные арбитражи. С 1991 года эти квази-суды получили статус официальных государственных судов со своей компетенцией по разрешению экономических споров, число которых в тот период увеличилось взрывным образом. Для новых общественных отношений было решено создать новую систему судов. Поэтому корни ВАС лежат именно в этих квази-судах, а те, в свою очередь, имели аналоги в дореволюционной России. Можно сказать, что специализация разрешения коммерческих споров имеет в России традицию, хотя история была в 1917 году прервана и дореволюционные коммерческие суды и советские государственные арбитражи — это разные категории.

Возможная несогласованность правовых позиций судов решалась как в дореволюционной России, так и современной континентальной Европе одинаковым способом. В Германии действует единый Федеральный Верховный суд, который с 2001 года рассматривает жалобы на решения всех специализированных судов. В дореволюционной России высшим судом выступал Правительствующий Сенат, Гражданский Кассационный Департамент которого давал разъяснения, в том числе по коммерческим делам.

Мировой и российский опыт показывают, что единство судебной практики может быть обеспечено либо целостностью судебной системы в целом, либо общим высшим судом.

Причины реформы: мнимые и реальные

Официальная причина проведенной реформы высших судов в России — необходимость устранения противоречий в судебной практике. Действительно, за последние два десятилетия были случаи, когда ВС и ВАС придерживались разных правовых позиций при обобщении судебной практики. Но неправильно говорить, что они носили массовый характер и как-то серьезно влияли на качество отправления правосудия. Да, в последние годы совместные заседания Пленумов двух судов стали скорее исключением, чем правилом, но такое охлаждение между судами не формировало повестку правовой политики в стране. По крайней мере, разные правовые позиции ВС и ВАС уж точно нельзя было называть в качестве главной проблемы российской Фемиды, их скорее можно было отнести в конец условного списка недостатков.

Получается, что двигателем реформы явились причины иного характера. И ключевая причина — это формирование пресловутой вертикали власти, процесс которого был запущен в начале 2000-х в отношении органов исполнительной власти и лишь к середине 2010-х запоздало затронул судебную власть.

Плюсы и минусы проведенной реформы

Независимо от реальной причины объединения судов наличие единого высшего суда в стране, безусловно, плюс. И именно на этом настаивали, в том числе, критики обновленного Верховного суда. Такие преобразования решают сразу несколько задач. Первая — единство судебной практики. Вторая — оптимизация управленческих функций (речь не о процессуальной деятельности и независимости суда, а об эффективности функционирования аппарата). Формально непроцессуальные структуры ВС и ВАС дублировали друг друга, нередко конкурировали между собой. Конечно конкуренция всегда на пользу, но лишь в том случае, если она позволяет принимать эффективные решения.

Обе проблемы в ходе реформы удалось решить, но только формально. Судебная практика теперь едина, аппарат судов тоже действует в «одном русле». Но все это напоминает симулякр. Большие сомнения вызывает качество принимаемых непроцессуальных решениях. Речь идет об обобщении судебной практики, законопроектной работе, то есть о непроцессуальной работе аппарата и судей ВС.

При сравнении с ВАС современного ВС последний кажется более закрытым: непроцессуальные решения, как представляется, принимаются в его недрах часто без особого общественного обсуждения. Да, формально все атрибуты публичности соблюдены и имеют место в деятельности ВС. Есть Научно-консультативный совет (НКС), отличный сайт, информативность которого не уступает многим зарубежным аналогам. Но открытой профессиональной дискуссии в ВС сейчас практически нет. Заседания НКС часто носят одобрительный характер. ВС редко выступает с «прорывными» законотворческими инициативами, способными значительно улучшить современное состояние отечественной правовой системы. Его законотворческая деятельность, наоборот, зачастую носит консервативный характер, многие инициативы ассоциируются не с развитием, а с консервацией правовой системы. В итоге, современный ВС в отличие от прежнего ВАС сложно назвать яркой профессиональной дискуссионной площадкой, где могут вырабатываться значимые для российского права предложения и решения. Такие решения принимаются часто за стенами ВС. Одна из причин этого — кадровые решения при объединении двух судов. Вызывает недоумение столь незначительное представительство как судей, так и сотрудников аппарата ВАС, опыт и квалификация которых могли бы значительно украсить работу обновленного ВС.

Перспективы

Признавая верность идеи единого высшего суда, важно обеспечить соответствующее качество его работы. Высший суд в современном обществе — это не только орган отправления правосудия. Единство судебной практики, как бы ни был важен этот принцип, имеет второстепенное значение. Важно, чтобы Верховный суд являлся профессиональной дискуссионной площадкой. Важна реальная открытость суда, стремление привлекать лучших юристов для подготовки и обсуждения решений о будущем правовой системы нашей страны. В таких условиях судьи и сотрудники аппарата неизбежно обладают профессиональным авторитетом. Именно такую функцию выполняют высшие суды как в континентальной Европе, так и англосаксонском мире. Остается надеяться, что Верховный суд России станет такой площадкой в самое ближайшее время.

3. Свод законов Российской Империи. В 5-ти книгах. Под ред. и с прим. И. Д. Мордухай-Болтовского. Т.XI. Спб. 1912. С.1118.


Верховный суд РФ рассмотрел административный иск Генпрокуратуры РФ о ликвидации общественной организации «Профессиональный союз адвокатов России». На заседании присутствовал корреспондент L.R.

Генпрокуратура обратилась в ВС, так как считает, что организацию необходимо ликвидировать из-за грубых неустранимых нарушений, допущенных при ее создании еще в 1999 году. В том числе, по мнению ГП, адвокаты не в праве создавать профсоюзы, так как им запрещено вступать в трудовые отношения с работодателем. Кроме того, надзорное ведомство считает недоказанным существование первичных отделений организации в более чем половине субъектов РФ, как этого требует российское законодательство. Также истец увидел несоответствие между информацией, размещенной на сайте профсоюза, и уставными целями его деятельности. Эту позицию поддержал Минюст.

На судебном заседании, помимо судьи, секретаря и журналистов, присутствовало 10 человек — прокурор, два представителя Минюста, три адвоката из профсоюза и три из Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ, а также еще один член профсоюза, который пытался вступить в дело как заинтересованное лицо, а после отказа остался поддержать своих коллег.

Рассмотрение дела длилось более четырех часов и получилось шумным, эмоциональным и богатым на перебранку между присутствующими адвокатами, которую пыталась остановить уже порядком уставшая и разозленная судья ВС Алла Назарова.

Заседание началось с рассмотрения нескольких ходатайств ответчика, который просил приобщить к делу дополнительные документы, с чем суд согласился. А вот ходатайство о еще одном отложении дела было оставлено без удовлетворения.

Однако уже на этом этапе мнения участников процесса разделились, начались бурные обсуждения возможности приобщения отдельных документов и их относимости к делу.

— Столько времени уходит непонятно на что, — вздохнула Назарова, когда член ФПА захотел подробнее ознакомиться с приложением к одному из заявленных ходатайств.

Затем, спустя 40 минут, процесс дошел до судебных прений.

Представители профсоюза настаивали, что Генпрокуратура является ненадлежащим истцом по данному делу. По их мнению, заявление о ликвидации некоммерческой организации должен подавать прокурор соответствующего субъекта РФ. Да и по подсудности с таким иском нужно было обращаться не в ВС, а в Мосгорсуд, объяснил адвокат Михаил Василега.

— Вы хотите, чтобы вас, как «Мемориал» [1] , ликвидировали и запретили вообще любую деятельность профсоюзную на территории России? — прервала его представитель ФПА.

— А так общественные объединения и должны ликвидироваться! — ответил Василега.

Также адвокаты убеждали суд, что у их профсоюза есть достаточно первичных отделений, о чем они информировали и Генпрокуратуру, и Минюст.

Затем слово взяли представители ФПА, которые утверждали, что защита социальных и профессиональных прав адвокатов, которая обозначена как одна из целей деятельности профсоюза, относится к их исключительной компетенции.

— Общественные организации адвокатов не могут присваивать себе функции ФПА и региональных палат адвокатов. Это прямо законом запрещено. Это ответ на вопрос, почему в данном случае ФПА, хотя это может показаться неожиданным, поддерживает позицию Генпрокуратуры и Минюста. Проблема заключается в том, что так называемый Профессиональный союз адвокатов пытается выполнять функции ФПА либо региональных палат. Профсоюз адвокатов — это ваша адвокатская палата. Адвокатская палата защищает адвокатов, — пояснила свою позицию советник ФПА Ольга Власова.

После этого вновь началось бурное обсуждение самой возможности создания профсоюза адвокатами между всеми участниками процесса, кроме прокурора, который в целом старался не вступать в долгие дискуссии.

— Вы здесь все адвокаты! Ну почему вы так себя ведете? Даже граждане, не имеющие юридических познаний, себя так не ведут в судебном заседании! — попыталась призвать адвокатов к порядку Назарова и перешла к рассмотрению очередных ходатайств представителей профсоюза. Первое из них — о приобщении документов — было удовлетворено.

— Дело в том, что понятие «работник» в законе «О профсоюзах» отличается от понятия из Трудового кодекса РФ. Во время принятия первого закона работник был синонимом трудящегося, и потом уже в Трудовом кодексе РФ у нас появился работник как сторона трудового договора, а норма осталась. Это вопросы такого толкования, достаточно фундаментального, — пояснил Василега.

Однако прокурор и представители Минюста и ФПА выступили против удовлетворения этих ходатайств, и Назарова согласилась с их позицией.

— Карфаген должен быть разрушен! Для нас принципиален вопрос независимости адвокатуры, — высказался представитель ФПА во время последней реплики, а его коллега Власова добавила, что ФПА, Минюст и Генпрокуратура в данном деле действуют, в первую очередь, в интересах самих российских адвокатов.

В итоге, исследовав материалы дела и выслушав позиции участников процесса, ВС удовлетворил административный иск Генпрокуратуры о ликвидации Профсоюза адвокатов России.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: