Высокие налоги и высокий уровень государственной социальной защиты характерно для какой модели ксо

Обновлено: 04.02.2023

Статья посвящена анализу моделей корпоративной социальной ответственности (КСО), реализуемых в различных национальных культурах. Цель исследования – выявить особенности и общее в западных и восточных моделях КСО.

Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, инструменты корпоративной социальной ответственности, стейкхолдеры.

Tsutsieva O.T. 1 , Gobozova A. Z. 2

1 PhD in economics, assosiate professor, North Ossetian State University, 2 Postgraduate student

COMPARATIVE ANALYSIS MODEL OF CORPORATE SOCIAL RESPONSIBILITY

This article analyzes the models of corporate social responsibility (CSR) to be implemented in different national cultures. The purpose of the study – to identify common features and in the eastern and western models of CSR.

Keywords: corporate social responsibility, corporate social responsibility instruments, stakeholders.

В каждой стране теории и стили КСО формируются под воздействием национальной культуры и ее специфики.

Принципиальное различие моделей определяется следующим: бизнес самостоятельно определяет меру своего вклада в развитие общества или официальные и неофициальные институты про изводят согласование общественных интересов, которые затем трансформируются в обязательные требования к бизнесу. В соответствии с вариантом разрешения этой дилеммы модель считается, в терминологии Д. Маттена и Дж. Муна, «открытой» (США) и «скрытой» (Европа) формой КСО[16]:

Особенность американской модели КСО в том, что активность в этом направлении инициируется самими компаниями и предусматривает максимальную самостоятельность корпораций в определении своего общественного вклада.

Тем не менее, в последнее время американская модель претерпевает некоторые изменения в направлении более активного вмешательства государства в социальные проблемы. К примеру, с 2002 года в США действует закон Сарбейнса-Оксли, который стал следствием многочисленных корпоративных скандалов в крупнейших американских компаниях. Закон значительно ужесточил требования к финансовой отчётности открытых акционерных обществ, в частности, требуя от них большей социальной ответственности, прозрачности, полноты и усиления внутреннего контроля.[7]

Канадская модель КСО схожа с американской моделью по основным признакам, и следует лишь отметить, что в Канаде многие организации сотрудничают с Национальным институтом качества Канады, внедряющим специальный канадский стандарт КСО – модель совершенства качества и здорового рабочего места.[4] Правительство Канады во главу угла ставит требование придерживаться принципов социальной и экологической ответственности компаний, работающих за рубежом, и придерживаться местных и международных законов, соблюдая при этом национальные ценности и международные обязательства. Инициативы в области КСО часто рассматриваются как мероприятия компании, которые выходят за рамки определенного законом минимума.

Таблица 1- Сравнительные характеристики моделей КСО в национальных культурах

За последние годы значение КСО в Канаде прошло путь от начального фокусирования на хороших трудовых условиях и филантропии к более сложному варианту, признающему значение воздействия частного сектора на общество и его роль как участника международных отношений.

Что касается модели КСО в континентальной Европе, она в большей степени зарегулирована государством. В отличие от США европейские корпорации более склонны к ограничению своей ответственности перед стейкхолдерами. Те виды деятельности компаний, которые традиционно рассматриваются в США как КСО (т.е. проводимые исключительно по инициативе бизнеса), в Европе, как правило, регулируются нормами, стандартами и законами государства.

Британская модель КСО сочетает элементы моделей США и континентальной Европы, при этом она характеризуется значительной степенью вовлечением государства и гражданских институтов в процесс согласования общественных интересов, а также продвижения и поощрения лучших практик. Общая черта с другими европейскими странами – активная поддержка бизнеса со стороны государства.

Активная роль британского правительства выражается в политике поддержки компаний, освещающих свою деятельность в социальной и природоохранной сфере и взаимоотношениях с персоналом. Целый ряд законодательных актов устанавливает льготный режим налогообложения для компаний, ведущих свой бизнес социально ответственно и с позиций деловой этики, особенно в вопросах использования энергии, вторичной переработки отходов производства и т.п.

Отметим, что общей тенденцией как для британской, так и для континентальной модели КСО является их очевидная скрытая форма с постепенным движением в сторону открытой модели.[5]

Итак, западная культура управления отражает прагматизм и индивидуализм в погоне за прибылью, улучшение эффективности для достижения собственных целей, использование своих достоинств в качестве движущей силы. На Востоке акцент делается на общность, на коллективные способности и достижения, а также на значение человека в коллективе. По мнению некоторых исследователей, менеджмент будущего связан с объединением западного акцента на успехе и восточного – на внутренней гармонии.[2]

Западные предприниматели основной целью видят достижение наивысших успехов. На Востоке столь же важным является совмещение достижения успехов и морального поведения. Управление должно включать этику корпоративного управления, мораль предпринимателей и отношение работников к вопросам этики. В настоящее время новой тенденцией стала использование моральных принципов в качестве основы корпоративной культуры. По мнению исследователей, активность западных компаний в реализации КСО в значительной мере связана с влиянием этических принципов восточного менеджмента.[2]

Так, социальная ответственность корпораций в Японии поддерживается культурными традициями страны. Японская модель КСО предусматривает социальную сплоченность на уровне компании и деловую сплоченность на уровне индустриальной группы. Для японской модели характерна активная роль государства, которое на протяжении долгого времени принимало участие в корпоративном стратегическом планировании.

Управление бизнесом ориентировано не только на получение прибыли; оно основано на правильном восприятии бытия, общества и окружающего мира, осознании своей ответственности перед обществом и стремлении к прогрессу цивилизации в целом.

Японские корпорации имеют прочную «солидаристскую» репутацию. Они традиционно строят свои стратегии на тесном взаимодействии с органами власти и персоналом.

Большее внимание уделяется проблемам защиты окружающей среды и взаимодействию с местными сообществами.

Современная Китайская модель КСО предполагает, во-первых, поддержание развития компании, в том числе, и развитие социальных услуг: вклад в социальное развитие, отчисление как можно больше налогов, предоставление как можно больше новых рабочих мест, стремление приносить больше общественной пользы. Во-вторых, поддерживается взаимосвязь развития и интересов компании и персонала. Развитие персонала, по мнению китайских экспертов в области КСО, следует сделать отправной точкой для развития компании, что станет опорой дальнейшего прогресса компании. В-третьих, поддержание гармоничного развития предпринимательских структур включает бережное отношение к экологической среде, особенно в сфере экономии ресурсов, снижения загрязнения окружающей среды, осуществления гармоничного сочетания развития компании и естественной среды.[2]

Касательно исламской модели КСО следует отметить, при раскрытии сущности указанной модели исламские эксперты априори подвергают критике западную модель КСО. Так, по мнению Хамбера, не существует абсолютного принципа этики и морали в поведении западного так называемого социально ответственного бизнеса. Хамбер даже прямо утверждает, что «мы должны отказаться от поисков специальной теории морали для использования в бизнесе, и мы не должны пытаться навязать использование любых моральных норм в бизнесе, а, скорее, должны позволить корпорациям определить их моральную ответственность в любом случае по своему усмотрению».[14]

Таким образом, КСО, согласно исламского подхода, представляет собой моральные и религиозные инициативы, основанные на убеждениях, что компания должна быть «хорошей», независимо от ее финансовых показателей. Это не означает, что Ислам против получения прибыли. Скорее всего, она рассматривается как необходимое условие. Вызов шариата и отражения таква-парадигмы в бизнесе означает, что предприниматель больше не работает только по принципу максимизации прибыли, а с целью достижения конечного счастья в этой жизни и в будущей жизни, в которой он признает свою социальную и моральную ответственность за благополучие других (например, потребителей, сотрудников, акционеров и местных общин).[11]

Таблица 2 – Континуум корпоративной социальной ответственности в исламской модели [11]

Чтобы выявить позицию ислама в отношении концепции КСО, целесообразно рассмотреть вопрос о КСО как континуум, состоящий из пяти разных уровней: безответственный, минимализм, апатичный, тактический и таква-ориентированный. Каждый уровень предполагает оценку степени социальной ответственности компаний.

Согласно положениям таблицы 1, разница между исламским и западным подходом к КСО лежит в пределах от уровня 2 (минималистском) до уровня 5 (таква-ориентированном).

Как известно, различаются, как минимум, четыре модели корпоративной социальной ответственности.

1. Манипулятивная модель — манипуляция общественным мнением, его однонаправленная обработка для достижения коммерческих целей фирмы. На ранних стадиях формирования рыночной экономики такая трактовка фактически неизбежна, что убедительно подтверждает практика современного российского бизнеса, компроматом и прочими спецоперациями. Однако по мере вызревания рыночных отношений, стабилизации экономики, социально-политической жизни, все более отчетливо проявляются не только ущербность и недальновидность такого подхода, но и его непосредственная опасность для долговременных интересов и целей фирмы.

2. Модель информирования. Этой модели характерен переход от пропагандистско-рекламного воздействия к информированию общественности в целях разъяснения намерений и возможностей фирмы для того, чтобы социальная среда фирмы правильно понимала и адекватно реагировала на действия фирмы, положительно относилась к ней и поддерживала ее.

3. Модель взаимопонимания. В этом случае речь уже идет не только о стремлении быть правильно понятыми, но и понять других, их интересы.

4. Модель социального партнерства. Наиболее зрелая модель, ориентированная на изучение, анализ и осмысление общественного мнения и социальной среды в целом, установление взаимно-ответственных партнерских отношений, как с рыночной, так и социальной средой фирмы: органами власти, СМИ, общественными организациями, неорганизованной общественностью, собственным персоналом.[17, с. 300-301]

Каждая из этих моделей не лучше и не хуже других — она может быть адекватной или неадекватной состоянию общества, в котором действует бизнес.

Считается, что американская модель корпоративной социальной ответственности наиболее богата своими традициями. Британская и континентальная системы получили в своем развитии наибольший импульс в последние 20-25 лет благодаря отдельным внешним побудителям. Американская же доктрина, в отличие от британской и континентальной, не подвергалась значительным трансформациям в последние 100 лет, плавно дрейфуя в унисон с развитием американского общества. Британское деловое сообщество более чувствительно к идеям социальной ответственности, чем континентальный бизнес. [63, с.17-18]

Модели корпоративной социальной ответственности в США и Европе совсем недавно были определены как открытые и скрытые формы корпоративной социальной ответственности:

Открытая форма корпоративной социальной ответственности обозначает линию поведения корпорации, которая приводит корпорацию к принятию на себя ответственности за решение тех вопросов, в которых заинтересовано общество. Открытая форма корпоративной социальной ответственности обычно затрагивает добровольные и самостоятельно определяемые линии поведения, программы и стратегии корпорации по вопросам, которые воспринимаются самой корпорацией или ее стейкхолдерами как часть их (корпорации или стейкхолдеров) ответственности перед обществом.

Скрытая форма корпоративной социальной ответственности обозначает официальные и неофициальные институты страны, через которые ответственность корпораций за общественные интересы согласована с корпорациями или предписана им. Скрытая форма корпоративной социальной ответственности обычно включает в себя те ценности, нормы и правила, которые зачастую ведут к обязательным требованиям в отношении корпораций в вопросах, которые общественные, политические и экономические интересы (страны) рассматривают как надлежащие и обоснованные обязанности юридических лиц.[60, с.18]

Следуя модели корпоративной социальной ответственности, рассматривающей экономическую, юридическую, этическую ответственность компаний и их благотворительную деятельность, мы можем выделить следующие отличия континентальной модели корпоративной социальной ответственности от американской:

● Экономическая ответственность в основном фокусируется на аспекте

прибыльности бизнеса и на ответственности компании перед ее акционерами (типично американский подход). Европейцы в данную группу отношений также относят ответственность перед работниками предприятия и местными сообществами.

● Юридическая ответственность является базой для любой формы социальной ответственности в Европе. Европейский бизнес рассматривает государство как институт, приводящий в исполнение принятые правила поведения, в то время как в Штатах подобное государственное регулирование воспринимается скорее как вмешательство в вопросы личной свободы.

● Большинство социальных проблем относятся европейскими компаниями к сфере этической ответственности. Европейцы вообще не очень склонны доверять частному сектору. Именно этим объясняется более высокий уровень внимания к бизнесу со стороны общественности в Европе, чем в каких-либо других странах. К примеру, вопросы атомной энергетики, испытания мед. препаратов на животных, генная инженерия не сходят с повестки дня европейцев.

● Благотворительность не так популярна в Европе, как в США. Последнее объясняется уровнем налогового бремени, значительно превышающим американские аналоги. Как следствие, европейские компании принимают участие в филантропических акциях преимущественно через юридически закрепленные механизмы.

Британская модель корпоративной социальной ответственности. КСО в Великобритании сочетает в себе элементы американской и континентальной моделей. Общей чертой с Континентом является, прежде всего, активная поддержка бизнеса со стороны государства. Британия славится хорошо разработанной государственной системой социального обеспечение и здравоохранения. Одновременно присутствуют и американские элементы корпоративной социальной ответственности, которые особенно четко проявились после реформ Маргарет Тэтчер.

В целом, для британской модели характерны следующие признаки:

● Широкое развитие сектора независимого консалтинга в области КСО.

Таблица 1 - Модели КСО в США и Европе

Модели КСО в США и Европе

● Пристальное внимание финансового сектора к проектам в области корпоративной социальной ответственности (тенденция роста количества социально ответственных инвестиционных фондов).

● Система бизнес-образования Великобритании однозначно превосходит континентальную Европу по количеству и разнообразию учебных курсов в области корпоративной социальной ответственности.

● Участие правительства в развитии корпоративной социальной ответственности. Это проявляется в создании партнерств с частными предприятиями в образовательном секторе, поддержке инициатив в области КСО через софинансирование проектов, налоговые льготы, продвижение инициатив по соответствию национальных стандартов принятым международным. О важности корпоративной социальной ответственности для государства говорит и тот факт, что при нынешнем премьере создана должность Министра по корпоративной социальной ответственности.[65, с. 20-21.]

Общей тенденцией, как для британской, так и континентальной модели корпоративной социальной ответственности является их очевидная скрытая форма с постепенным движением в сторону открытой модели. Таблица 1 дает представление об основных различиях КСО в Америке и Европе.

Российская модель корпоративной социальной ответственности. Несмотря на всплеск российских публикаций по тематике национальной корпоративной социальной ответственности в последние 2-3 года, еще недостаточно аналитических исследований по аналогии с теми, что регулярно проводятся на Западе. Соответственно, наши выводы и заключения делались на основании имеющегося материала и не претендуют на абсолютную истину.[35, с. 43-245.]

В отличие от американской и европейских моделей и, видимо, в силу наличия элементов командной системы, унаследованной с советских времен, роль государства как двигателя корпоративной социальной ответственности в России трудно переоценить (таблица 2).

Таблица 2 - КСО в России и Европе: основные отличия

КСО в России и Европе: основные отличия.


Окончание таблицы2

В таблице 2 мы постарались определить основные отличия российской корпоративной социальной ответственности от ее европейских аналогов (Великобритания и континентальная Европа), как они нам представляются на сегодняшний момент. Авторы не претендуют ни на исчерпывающий перечень сравнимых индикаторов, ни на абсолютную аутентичность выводов со всеми российскими компаниями, практикующими корпоративную социальную ответственность.[64, с. 23-24.]

Таким образом, по источникам регулирования, практике и драйверам российский вариант корпоративной социальной ответственности представляет собой смесь британской модели (добровольное инициирование бизнесом) и континентальной схемы (желание предприятий получить от государства четкие законодательные рамки корпоративной социальной ответственности). В силу начальной стадии развития корпоративной социальной ответственности в стране имеет место недопонимание ее целостной концепции, апробированных практик и полезности.

В мире существует несколько устоявшихся моделей КСО(кооперативно-социальная ответственность), каждая из которых отражает тот общественно-экономический уклад, который исторически сложился в той или иной стране, то устройство общества, которое сформировалось в условиях развитой демократии, понятной и открытой государственной машины, функционирующих гражданских институтов, системы разрешения споров и свободы слова и выбора и т.д..

Анализ существующих в мировой практике моделей КСО (европейской, американской, российской и т.д.) показал, что участие бизнеса в жизни общества может либо жестко регулироваться действующим коммерческим, налоговым, трудовым и экологическим законодательством, либо осуществляться самостоятельно под воздействием специально созданных стимулов и льгот. В первом случае государство устанавливает «коридор взаи-модействия» бизнеса и общества, в котором государственные механизмы наравне с гражданскими структурами создают необходимые условия для участия бизнеса в жизни общества. Во втором случае государство под давлением гражданских инициатив создает эффективные механизмы стимулирования бизнеса для осуществления вклада в обществен-ное развитие. Таким образом, достигается работоспособная конструкция управления об-ществом, в которой четко закреплены роли отдельных сторон, меры их участия и взаимодействия.

Американская модель КСО. Считается, что эта модель наиболее богата своими традициями. Из-за природы американского предпринимательства, основанного на максимальной свободе субъектов, многие сферы общества ос-таются до сегодняшнего дня саморегулируемыми.

Для США характерно минимальное вторжение государства в частный сектор. Несмотря на это, Америка известна традициями систематического участия бизнеса и/или его представителей в финансировании самых разнообразных некоммерческих проектов. США выработали многочисленные механизмы участия бизнеса в социальной поддержке общества, об этом свидетельствует немыслимое количество корпоративных фондов, нацеленных на решение разнообразных социальных проблем посредством бизнеса.

Всем известно, что в Америке профессиональное образование спонсируется частным сектором как ни в одной другой стране мира (разумеется, мы исключаем из сравнения страны, где образование, здравоохранение, иные социально значимые области существования общества финансируются государством). Ответственное перед обществом поведение корпораций поощряется соответствующими налоговыми льготами и зачетами, закрепленными на зако-нодательном уровне .

Таким образом, американская модель КСО инициируется самими компаниями и предусматривает максимальную самостоятельность корпораций в определении своего обще-ственного вклада, но законодательно поощряет социальные инвестиции в выгодные для общества сферы через соответствующие налоговые льготы и зачеты, при этом государственное регулирование КСО минимально.

Модель КСО Континентальной Европы можно охарактеризовать наличием государственного регулирования данной сферы, поэтому эту модель зачастую относят к скрытым формам КСО. Так, во многих странах Континента законодательно закреплены обязательное медицинское страхование и охрана здоровья работников, пенсионное регулирование и ряд других социально значимых вопросов. Кроме того, госрегулирование многих аспектов КСО значительно превосходит североамериканскую систему.
В последнее время даже появился новый термин для обозначения европейского варианта КСО - корпоративная способность к социальному реагированию.

Несмотря на существенные различия стран Континента в применении концепции КСО, схожего между ними больше. Это проявляется, прежде всего, в том, что европейские политики придают большое значение поддержке разнообразных инициатив в области КСО. Европейская Комиссия определила КСО как «концепцию, в рамках которой компании на добровольных началах объединяют свои усилия со стейкхолдерами для решения социальных вопросов и реализации природоохранных мероприятий». Таким образом, европейская модель КСО в большей степени представляет собой систему мер государственного регулирования.

КСО в Великобритании сочетает элементы американской и континентальной моде-лей .

В целом для британской модели характерны следующие признаки:

- пристальное внимание финансового сектора к проектам в области КСО (тенденция роста количества социально ответственных инвестиционных фондов);

- повышенный интерес СМИ (так, «Таймс» публикует индексы социальной ответственности в еженедельном разделе «Профиль компании»);

- широкое развитие сектора независимого консалтинга в области КСО;

- система бизнес-образования Великобритании однозначно превосходит Континентальную Европу по количеству и разнообразию учебных курсов в области КСО;

?- участие правительства в развитии КСО проявляется в создании партнерств с частными предприятиями в образовательном секторе, поддержке инициатив в области КСО через софинансирование проектов, налоговые льготы и др.

Общей тенденцией как для британской, так и для европейской моделей является их скрытая форма с постепенным движением в сторону открытой модели. Таким образом, британская модель КСО сочетает элементы моделей США и Европы, но с существенным вовлечением государства и общественных институтов в процесс согласования общественных интересов, а также продвижения и поощрения лучших практик.

КСО в России характеризуется наличием трех этапов:

1. 1991-1998 гг. – реструктуризация социальной инфраструктуры компаний в ходе приватизации, возрождение традиций дореволюционной благотворительности и меценатства. «Дикая» благотворительность стала первой стадией в развитии социальной ответственности компаний в России.

В это время финансовая поддержка нуждающимся, как пра-вило, оказывалась из «черной кассы». Одним из основных факторов для принятия решений об оказании помощи был эмоциональный. Параллельно с этим в стране процветала «филантропия по-советски», основанная на оставшихся в наследство советских представлениях о социальной помощи и работающая по принципу «латания дыр» в рухнувшей государственной социальной системе.

2. 1999 - 2001 гг. - постепенный переход от разовой помощи физическим лицам и организациям к финансированию целенаправленных программ; формирование представлений о корпоративной социальной ответственности в деловой среде и обществе в целом.

3. С 2002 г. по настоящее время – начало институционализации корпоративной филантропии, выделение корпоративных и частных фондов, привлечение некоммерческих организаций к реализации корпоративных программ, профессионализация; активные дис-куссии по вопросам социальной ответственности.

Обобщая опыт российских компаний в сфере социальной ответственности, можно выделить три подхода к КСО: прагматический, «советский» и ориентированный на благотворительность. Довольно популярно понимание социальной ответственности как синонима благотворительности, которая зачастую является неформальным социальным обязательством для российского бизнеса. Корпоративная благотворительность в традиционном варианте (помощь социально незащищенным, учреждениям сферы культуры, РПЦ) в основном преследует имиджевые цели и не предполагает долгосрочной программы действий, соответственно, не может в полной мере способствовать эффективному решению социальных проблем.

Традиционная благотворительность не может обеспечить баланс интересов корпораций, общества и власти, поскольку действия благотворителей являются спонтанными, зависят от их субъективных предпочтений, и не являются надежным источником поддержки социальной сферы. «Советский подход» основан на традициях патернализма, высокой степени социальной защиты сотрудников и подразумевает сохранение оставшейся от старой экономики социальной инфраструктуры и системы льгот. Преимуществами использования элементов «советского подхода» являются одобрение такой формы КСО властями и создание позитивного социального климата в регионах присутствия компании.

Однако в условиях рынка управление непрофильными объектами социальной инфраструктуры является обременительным для бизнеса, поэтому сегодня компании стремятся постепенно реформировать систему управления социальной сферой в целях повышения конкурентоспособности и рентабельности, оптимизировать пакет социальных услуг. В рамках бизнес-ориентированного (прагматического) подхода социальные программы рассматриваются как бизнес-проекты, направленные на долгосрочное устойчивое развитие компании, создание благоприятной среды для ведения бизнеса и поддержание социальной стабильности в регионах деятельности.

Российская модель социальной ответственности имеет весомую политическую составляющую, основное взаимодействие в сфере КСО осуществляется по линии «бизнес-власть». Корпоративная социальная ответственность в России базируется на неформальных и зачастую непрозрачных правилах взаимодействия между государством и крупным бизнесом. В условиях переходной экономики социальная ответственность выступает также как один из способов преодоления кризиса легитимности у в отношениях между обществом и бизнесом, возникшего после эпохи «первоначального накопления капитала» и приватизации 1990-х гг.

Негативное отношение общества к крупному бизнесу является ресурсом давления на корпорации со стороны государства: в обмен на помощь в социальной сфере власть обещает бизнесменам не пересматривать результаты приватизации. В то же время во взаимодействии власти и бизнеса уже намечается тенденция к институционализации отношений, к переходу от политики «торга» к взаимовыгодному партнерству, пока преимущественно на региональном уровне.

Ведущее объединение корпораций США, занимающееся развитием и продвижением концепции корпоративной социальной ответственности (КСО), определяет ее как достижение коммерческого успеха способами, основанными на этических нормах и уважении к людям, сообществам, окружающей среде. Политика корпоративной социальной ответственности согласно Business for Social Responsibility - это взаимосвязанный набор политик, практики и программ, которые интегрированы в процесс бизнеса, цепочки поставок, процедуры принятия решений на всех уровнях компании.

Он включает ответственность за текущую и прошлую деятельность и будущее влияние деятельности компании на внешнюю среду. Концепция КСО в компаниях разных уровней, различных сфер бизнеса включает разные компоненты. Но в самую широкую трактовку КСО входят корпоративная этика; корпоративная социальная политика в отношении общества; политика в сфере охраны окружающей среды; принципы и подходы к корпоративному управлению; вопросы соблюдения прав человека в отношениях с поставщиками, потребителями, персоналом; политика в отношении персонала.

На Всемирном бизнес конгрессе за устойчивое развитие в своем докладе «Making Good Business Sense» (Создавая смысл для бизнеса) Лорд Холм и Ричард Уаттс использовали следующее определение: «Корпоративная социальная ответственность - это постоянная приверженность бизнеса вести дела на основах этики и вносить свой вклад в экономическое развитие, в то же время улучшая качество жизни своих работников и их семей, как и общества в целом».

Green paper Европейского союза определяет корпоративную ответственность как «концепцию, в рамках которой компании на добровольной основе интегрируют социальную и экологическую политику в бизнес операции и их взаимоотношения со всем кругом связанных с компанией организаций и людей». Такой подход принят большинством стран Европейского союза.

Корпоративная социальная ответственность (КСО) – это философия поведения и концепция выстраивания деловым сообществом, компаниями и отдельными представителями бизнеса своей деятельности с акцентом на следующие ориентиры:

1) производство качественной продукции и услуг для потребителей;

2) создание привлекательных рабочих мест, выплата легальных зарплат и инвестиции в развитие человеческого потенциала;

3) неукоснительное выполнение требований законодательства: налогового, трудового, экологического и т.п.;

4) построение добросовестных отношений со всеми заинтересованными сторонами;

5) эффективное ведение бизнеса, ориентированное на создание добавленной экономической стоимости и рост благосостояния своих акционеров;

6) учет общественных ожиданий и общепринятых этических норм в практике ведения дел;

7) вклад в формирование гражданского общества через партнерские программы и проекты развития местного сообщества.

Концепция КСО в части социальной защиты работников на Западе основывается на ряде моделей социально-экономических отношений, которые разработаны на базе взаимодействия органов государственной власти, работодателей и профсоюзов как представителей работников. При этом, в различных странах концепции социального взаимодействия разнятся по степени участия профсоюзов в трудовых отношениях на конкретных предприятиях, по характеристикам представительства наемных работников в переговорных процессах, по политической ориентации систем социального партнерства.

известны три модели социального взаимодействия между властью и бизнесом, оказавшие значительное влияние на формирование систем КСО.

выделяют американскую, британскую модель КСО и модель континентальной Европы.
Американская модель КСО инициируется самими компаниями и предусматривает максимальную самостоятельность корпораций в определении своего общественного вклада, но законодательно поощряет социальные инвестиции в выгодные для общества сферы через соответствующие налоговые льготы и зачеты, при этом государственное регулирование КСО минимально. Европейская модель в большей степени представляет собой систему мер государственного регулирования, где корпоративная деятельность регулируется нормами, стандартами и законами на трех уровнях: общенациональном, отраслевом и на уровне отдельного предприятия.

Модели КСО в США и Европе совсем недавно определены как «открытые» и «скрытые» формы КСО. Открытая форма обозначает линию поведения корпорации, которая приводит ее к принятию на себя ответственности за решение тех вопросов, в которых заинтересовано общество, затрагивает добровольные и самостоятельно определяемые линии поведения, программы и стратегии корпорации. Скрытая форма обозначает официальные и неофициальные институты страны, через которые ответственность корпорации за общественные интересы согласована с корпорацией или предписана им, а также включает в себя те ценности, нормы и правила, которые ведут к обязательным требованиям в отношении корпорации.

Британская же модель КСО сочетает элементы моделей США и континентальной Европы, но с существенным вовлечением государства и общественных институтов в процесс согласования общественных интересов, а также продвижения и поощрения лучших практик. Остановимся более подробно на характеристике трех вышеотмеченных моделей корпоративной социальной ответственности, акцентируя внимание, прежде всего, на методах и способах регламентации и мотивации деятельности бизнес-структур, направленных на усиление их вклада в развитие общества.

Общепринятой точкой зрения является признание за США первенства в историческом аспекте с точки зрения использования на практике ряда из общепризнанных сегодня принципов социально-ответственного поведения бизнеса, все инициативы в области КСО являются для корпорации абсолютно добровольными по своей природе.

В США выработано огромное количество разнообразных механизмов участия бизнеса в социальной поддержке общества, среди которых:
1) значительное количество различных корпоративных фондов, целью которых является решение различных по характеру социальных проблем за счет бизнес-корпораций;
2) спонсирование частным сектором образовательной сферы;
3) добровольные значительные взносы бизнеса в различные пенсионные и страховые схемы;
4) оказание финансовой помощи социально слабо защищенным слоям населения и т.д.
Для США характерным является минимальное вторжение государства в деятельность бизнес-сообщества.

Виктория Васильева

Что такое корпоративная социальная ответственность?

Концепция корпоративной социальной ответственности (КСО) предполагает, что компания добровольно берет на себя дополнительные обязательства перед обществом. То есть она не только платит налоги, выпускает качественную и безопасную продукцию, но и дополнительно вкладывается в своих работников, окружающую среду, территорию присутствия.

«Помимо того, что компания должна приносить деньги своим акционерам, она своей деятельностью также должна улучшать среду вокруг себя — как с точки зрения соблюдения экологических норм, так и развития социальной сферы», — объясняет директор по связям с общественностью «Полюса» Виктория Васильева.

КСО тесно связана с устойчивым развитием и часто входит в ESG-стратегии компаний. В США и Европе, где об устойчивом развитии задумались давно, корпоративной социальной ответственностью начали активно заниматься с 1970-1980-х годов, рассказывает Васильева. Но в Россию тренд пришел намного позже — в конце 1990-х — начале 2000-х годов.

Фото:Unsplash

Какие бизнес-задачи можно решить с помощью КСО?

Таких задач несколько.

  • Облегчить условия для ведения бизнеса

В первую очередь КСО работает на репутацию компании. А она, в свою очередь, сильно влияет на отношения с государством и условия ведения бизнеса.

«КСО — это уже не лучшая практика, а must have, без которого никакие органы госвласти не будут с вами разговаривать, — отмечает PR-директор «Полюса». — От масштаба, структурированности и продуманности программы КСО в том числе зависит переговорная позиция GR на федеральном и региональном уровнях».

На нехватку кадров сегодня жалуются 86% компаний в России. При этом для специалистов, особенно молодого поколения, ответственность работодателя становится все важнее. Они предпочитают организации, которые помогают решать социальные и экологические проблемы.

«Все крупные промышленные компании сейчас находятся в состоянии жесткой конкуренции за кадры. А КСО помогает создавать образ работодателя приоритетного выбора. Если ваш HR приходит к кандидату, который вам очень нужен, а у него в голове сложился правильный образ компании, то он с высокой вероятностью выберет именно вас», — говорит Васильева.

  • Улучшить репутацию среди потребителей и жителей

Тренд на устойчивое развитие затронул в том числе потребителей. Так же, как и работники, они ожидают от компаний высокой социальной ответственности. Эксперты отмечают, что КСО — один из главных факторов, позволяющих повысить удовлетворенность клиентов. Особенно в ситуации, когда конкуренция очень высокая и потребителю приходится выбирать один продукт из десяти похожих.

Для производственных компаний, которые не работают с конечными потребителями напрямую, на первый план выходит репутация среди жителей в регионах присутствия.

Во-первых, они выступают избирателями для тех органов власти, с которыми взаимодействует бизнес. «Если компания «выжимает все соки» из региона, а губернатор ее поддержал, то во время избирательной кампании это будет прекрасным аргументом для его противников», — приводит пример Васильева.

Во-вторых, жители регионов могут быть потенциальными работниками компании. Поэтому их мнение тоже важно.

Фото:Shutterstock

Какие направления входят в КСО и что они дают?

Чаще КСО включает три основных направления — здоровый образ жизни и спорт, образование и культура. Нередко бизнес выделяет и четвертый блок КСО — поддержку детства. Но во многих случаях, в том числе в «Полюсе», работа с подрастающим поколением включена в предыдущие три блока.

Помимо создания хорошей репутации компании, эти направления помогают решать и более точечные задачи.

Компаниям нужны не просто квалифицированные, но и здоровые работники. Особенно остро вопрос стоит на промышленных предприятиях, которые действуют в малонаселенных районах. «У нас есть сотрудники разных возрастов, но по-настоящему высокая квалификация приобретается в возрасте 40+. Соответственно, нам важно, чтобы эти люди после 40 еще как минимум 20 лет спокойно работали в отрасли», — рассказывает Васильева.

Поэтому, по ее словам, «Полюс» в первую очередь поддерживает массовый спорт и физкультуру. Большой спорт компания тоже поощряет, например, помогая спортсменам из регионов выезжать на соревнования.

Компании заинтересованы в развитии новых технологий и кадрового потенциала. Это определяет приоритеты поддержки в образовательной сфере. Бизнес запускает программы профориентации и помогает развивать профильное образование, создавая себе кадровый задел на будущее.

В небольших городах учреждения культуры — например, театры — служат одной из основных точек притяжения для жителей. «Мы видим, что люди уезжают из отдаленных северных регионов, потому что жить там просто тяжело, в том числе из-за климата, — говорит Виктория. — Но театры здесь выступают знаковыми объектами социальной среды, формируют ощущение «малой родины». И нередко это один из факторов, который помогает человеку сделать выбор в пользу того, чтобы остаться в регионе и продолжать здесь работать».

10 апреля 2022 года были объявлены победители Седьмого конкурса «Полюс. Золотой сезон»:

  • первое место жюри присудило Якутскому Театру юного зрителя со спектаклем «Хроника безумия»;
  • второе место занял Мирнинский театр со спектаклем «Озор»;
  • третье место получил Городской драматический театр города Шарыпово со спектаклем «Буратино».

В шорт-лист также вошли Красноярский театр юного зрителя со спектаклем «Анна Каренина», Норильский заполярный театр драмы со спектаклем «Кровавая свадьба», Нюрбинский государственный передвижной драматический театр Республики Саха (Якутия) со спектаклем «Рассказ заблудившегося мальчика».

Все спектакли были созданы в Якутии и Красноярском крае. Это два насыщенных в плане театральной жизни региона России. По словам члена Ассоциации театральных критиков (АТК) Жанны Зарецкой, каждый из спектаклей — это неожиданный подход к знакомому сюжету. В якутском ТЮЗе в спектакле «Хроника безумия» Александр Титигиров погружает публику в «темное царство» подсознания убийцы Раскольникова. Свое особое «темное царство» появляется и в спектакле «Озор» Лизы Бондарь по повести Дмитрия Мамина-Сибиряка. В рамках постановки происходит анализ давней трагедии с современных позиций. А «Буратино» Снежанны Лобастовой — наглядная демонстрация того, что искусство создается на наших глазах из подручных средств. В дело пошли лампа, ведро, очки для плавания и старые пластинки.

Представители театров-победителей станут участниками фестиваля современного искусства «Территория. Якутск», который пройдет в Якутске со 2 по 8 июня 2022 года.

Как проекты КСО выглядят на практике?

  • Поддержка здравоохранения и массового спорта

Во время эпидемии COVID-19 бизнес стал активнее поддерживать здравоохранение, в том числе районные и региональные больницы. «Мы делаем это давно — просто потому, что наших сотрудников надо где-то лечить. Если что-то случилось, даже банальное падение или ушиб, нам нужно понимать, куда мы привезем человека», — рассказывает директор по связям с общественностью «Полюса».

Помимо помощи местному здравоохранению, у компаний есть масштабные программы по поддержке здорового образа жизни и спорта. Так, в «Полюсе» знаковым проектом называют Красноярский полумарафон «Жара», который здесь поддерживает уже несколько лет. В мероприятии участвует беговая команда компании. Всего нее входит более 400 работников.

Кроме того, «Полюс» проводит корпоративные спартакиады для своих сотрудников, а его команды с успехом выступают на районных и региональных турнирах.

«Полюс» сотрудничает с несколькими крупными российскими техническими вузами, в том числе, в Красноярском крае, Иркутской и Магаданской области, Якутии. Это и специальные программы обучения, запущенные при участии компании, а также стажировки и практики для студентов на ее предприятиях.

Одновременно «Полюс» поддерживает научные изыскания вузов и помогает им с обновлением материально-технической базы. Все это позволяет будущим специалистам лучше освоить направления, по которым они смогут работать в компании.

В небольших российских городах сохранились десятки профессиональных театров, отмечают в «Полюсе». Более того, один такой театр удалось найти в поселке Мотыгино Красноярского края.

Поселок Мотыгино с 5 тыс. жителей — самый маленький населенный пункт России со своим драмтеатром

Ключевой проект компании в сфере культуры — ежегодный конкурс региональных театральных коллективов «Полюс. Золотой сезон». Заявки на него подают более 30 учреждений. Их них жюри выбирает победителей, которые получают гранты. На эти средства театр может поехать со своим спектаклем на региональный фестиваль и представить там свою постановку. А оставшуюся часть гранта — потратить на любые нужды, начиная от замены крыши и заканчивая покупкой новых декораций.

«Полюс. Золотой сезон» проводится совместно с международным фестивалем-школой «Территория». В качестве финала конкурса в течение недели организуют свой фестиваль в одном из регионов присутствия компании. «Они привозят к нам лучшие театры и танцевальные труппы России. А часть спектаклей показывают финалисты нашего конкурса», — объясняет Виктория Васильева.

Партнером мероприятия также выступает Московский музей современного искусства. Выставки музея проводятся во время фестиваля «Полюса» и «Территории», и, как правило, остаются в регионе еще на пару месяцев. «За это время их посещают очень много людей, мы успеваем расшевелить аудиторию», — отмечает PR-директор.

Как компании выбирают проекты для поддержки?

Выходя в новый регион, компания старается определить те направления, которым сильнее всего не хватает финансирования. Многое зависит и от специфики территории. Например, на ней могут проживать представители коренных народов, которым необходима поддержка.

По мнению Виктории Васильевой, при выборе проектов в рамках КСО компании должны быть максимально прагматичными: «Мне кажется, бизнесу не стоит подменять собой государство. Нужно меньше иллюзий и больше реализма».

Она выделяет два критерия для выбора проектов.

Во-первых, поддержка должна быть системной и работать на реализацию стратегических целей компании.

Во-вторых, проект не должен умереть, если компания по каким-то причинам прекратит финансирование. «По-хорошему надо выбирать такие проекты, которые без вас не канут в лету. Возможно, они видоизменятся, но не прекратят свое существование. То есть у тех людей и организаций, которых вы финансируете, должны быть альтернативные варианты получения поддержки», — уверена Виктория.

Какие новые тренды есть в КСО?

Главный тренд на сегодня — корпоративное волонтерство, вовлечение сотрудников в социальные и экологические проекты компании.

По данным исследования Porter Novelli, большинство американцев (59%) считают, что компании больше не могут уклоняться от решения вопросов, связанных с социальной справедливостью. Еще 43% «пересматривают свою нынешнюю работу», потому что компания недостаточно делает для решения этих вопросов.

Фото:Shutterstock

Рост интереса к социальному волонтерству характерен и для России, говорят в «Полюсе». В компании есть собственное волонтерское движение, которое проводит акции в Москве и в регионах присутствия.

Кроме того, в 2020 году в «Полюсе» запустили систему волонтерских грантов. Заявку на участие может подать любой сотрудник компании. Победителям предоставляют средства на небольшие социальные проекты в регионах — от уроков безопасности для школьников до помощи приютам для беспризорных животных.

Однако, по мнению директора по связям с общественностью «Полюса», ожидать революционных трендов, способных перевернуть представление о КСО, не стоит. «Областей, в которых компании могут сотрудничать с обществом, но не подменять собой государство, достаточно немного, — говорит она. — Поэтому в будущем мы скорее увидим не новые тренды, а новые яркие идеи в уже существующих направлениях».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: