Вынесения решения суда на основе вероятностных условий

Обновлено: 06.02.2023

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона. В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

Содержание определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: "судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества". Назначаются несуществующие виды экспертиз. Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г. № 237 "Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России".

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта. Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта. При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв. приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия. Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: "Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?" или "Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?" относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания. Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом. Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Подборка наиболее важных документов по запросу Вероятностный вывод эксперта (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Вероятностный вывод эксперта

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 79 "Назначение экспертизы" ГПК РФ "Доводы истцов о несогласии с выводами экспертного заключения отклоняются судебной коллегией, поскольку заключение эксперта N 1267/6-2 соответствует требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каких-либо противоречий не содержит. Экспертиза назначена и проведена по правилам, определенным ст. ст. 79, 84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований не доверять данному заключению не имеется, поскольку оно изготовлено на основании определения суда о назначении судебной экспертизы экспертом, предупрежденным об уголовной ответственности, имеющим длительный стаж работы по экспертной специальности; само заключение эксперта является полным и мотивированным, не содержит неточности и неясности в ответах на поставленные вопросы; выводы эксперта являются однозначными, не носят вероятностного характера."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Вероятностный вывод эксперта

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Проблемы доказывания в медицинских спорах: сравнительный анализ права России, Беларуси и стран Евросоюза
(Кратенко М.В., Мороз В.П.)
("Вестник Пермского университета. Юридические науки", 2021, N 4) Требуют осмысления используемые в зарубежной доктрине подходы к установлению причинной связи в неочевидных медицинских случаях: пропорциональный (proportional approach) и утраты шанса (Loss of chance). Возможно, что для решения данной проблемы потребуются совместные усилия представителей науки гражданского права, гражданского процесса и судебной медицины. Вместе с тем уже сегодня можно ориентировать суды, рассматривающие гражданские споры о медицинской небрежности, на пониженный стандарт доказывания причинной связи - преобладающей вероятности (preponderance of the evidence). Суды должны научиться работать с вероятностными выводами медицинских экспертов. В свою очередь, экспертам можно рекомендовать даже в спорных ситуациях указывать в заключении наиболее вероятную с точки зрения медицинской науки, статистики и личного практического опыта причину неблагоприятного исхода.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по налогам. Практическое пособие по налоговым проверкам - в заключении эксперт сделал вероятностный вывод по заданному вопросу (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2012 N А53-7098/2011);

Смола Анна

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов. Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ). Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции. Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами). Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто. Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним. Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г. № 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену. Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта». В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ. Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту. Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса. И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Кареповой Ж.Н.

о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, включении имущества в состав наследства, признании права собственности

по кассационной жалобе Георги Д.И.

на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июня 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., объяснения Георги Д.И. и её представителей Бартенева Д.Г. и Георги Н.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, Кареповой Ж.Н. и её представителя Гриднева К.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Карепова Ж.Н. обратилась в суд с иском к Георги Д.И. о признании сделки недействительной, указывая, что она является дочерью Фещенко Т.М., которая была собственником квартиры, расположенной по адресу: г. . Фещенко Т.М. умерла 27 апреля 2012 г. В феврале 2012 года из сведений, полученных из Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу, истцу стало известно о том, что собственником указанного жилого помещения на основании договора дарения, заключённого представителем Фещенко Т.М. по доверенности, является Георги Д.И. Полагает, что в момент составления доверенности с правом совершения действий по дарению спорной квартиры Фещенко Т.М. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, в силу имеющихся заболеваний. С учётом уточнения исковых требований просила суд признать недействительными доверенность от 30 декабря 2004 г., договор дарения указанной выше квартиры от 19 января 2005 г., включить данную квартиру в состав наследственного имущества, открывшегося после смерти Фещенко Т.М., и признать за Кареповой Ж.Н. право собственности на эту квартиру в порядке наследования.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июня 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2013 г., исковые требования Кареповой Ж.Н. удовлетворены частично.

В кассационной жалобе Георги Д.И. ставится вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2014 г. кассационная жалоба Георги Д.И. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене.

Согласно статье 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии со статьёй 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершённая гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, собственником квартиры, расположенной по адресу: г. . являлась Фещенко Т.М. (т. 1, л.д. 169).

13 декабря 2004 г. Фещенко Т.М. была выдана доверенность на имя Георги Н.Н. с правом совершения действий по дарению указанной квартиры Георги Д.И. (т. 1, л.д. 167).

19 января 2005 г. между Фещенко Т.М., в лице представителя Георги Н.Н., действующей на основании доверенности, и Георги Д.И. был составлен договор дарения спорной квартиры (т. 1, л.д. 163).

27 апреля 2012 г. Фещенко Т.М. умерла (т. 1, л.д. 122).

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Кареповой Ж.Н., суд первой инстанции, руководствуясь заключением посмертной судебно-психиатрической экспертизы, указал, что Фещенко Т.М. в силу имеющихся у неё заболеваний на момент составления доверенности от 30 декабря 2004 г. не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Доказательств, свидетельствующих о недостоверности проведённой экспертизы либо ставящих под сомнение её выводы, суду не представлено.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с вынесенными судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 данного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как предусмотрено статьёй 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

В соответствии со статьёй 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить её конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нём вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

В соответствии с частью 1 статьи 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации эксперт или специалист не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился, либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

По смыслу указанных выше норм процессуального права, суд обязан выслушать мнение лиц, участвующих в деле о поручении производства экспертизы конкретному эксперту или экспертному учреждению, однако не связан этим мнением, поскольку это необходимо для выполнения требований закона о независимости эксперта, соблюдения принципа равноправия сторон и решения задач гражданского судопроизводства. Вместе с тем, сторонам должно быть гарантировано право заявлять отводы эксперту и формулировать вопросы для эксперта.

Как видно из материалов дела, определением Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 марта 2013 г. по ходатайству истца назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Фещенко Т.М. для разрешения вопросов, касающихся её психического состояния в момент составления доверенности от 30 декабря 2004 г.

Определением суда от 15 марта 2013 г. производство экспертизы поручено экспертам ООО «Бюро экспертиз и консультаций № 1» (т. 1, л.д. 253 - 255), заключение которых положено в основу решения суда.

Сертификат компетентности судебно-экспертной организации ООО «Бюро экспертиз и консультаций № 1» выдан автономной некоммерческой организацией «Лига Независимых Судебных Экспертов», председателем правления которой является один из представителей истца по настоящему делу - Кайданов А.О.

Как следует из протокола судебного заседания от 15 марта 2013 г., вопрос о возможности проведения экспертизы в данном учреждении на обсуждение сторон не ставился, в связи с чем они были лишены возможности высказать своё мнение по поводу данного экспертного учреждения и заявить отводы экспертам, что является существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в определении о назначении экспертизы суд указывает в том числе наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

Согласно статье 82 данного Кодекса комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания. Комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам. По результатам проведённых исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не согласны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть заключения.

В соответствии с частью 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведённого исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в своё заключение.

Таким образом, экспертом или экспертным учреждением должна быть произведена экспертиза, назначенная определением суда по поставленным судом вопросам, при этом в заключении эксперта могут быть указаны установленные им обстоятельства, по поводу которых судом не были поставлены вопросы, однако самостоятельно изменять вид экспертизы, предмет экспертного исследования, круг подлежащих разрешению вопросов эксперт или экспертное учреждение не вправе.

Как следует из определения суда от 15 марта 2013 г., по делу была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, однако впоследствии судьёй единолично без проведения судебного заседания разрешено привлечение к производству экспертизы эксперта-психолога, что является изменением назначенного судом вида экспертизы - судебно-психиатрической на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Экспертами, как следует из заключения экспертизы, были самостоятельно изменены вопросы, по которым проводилось исследование.

В удовлетворении ходатайства ответчика о производстве повторной экспертизы судом отказано, а заключение экспертов положено в основу решения о частичном удовлетворении иска.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что производство экспертизы по данному делу проведено с существенным нарушением норм процессуального права и в силу части 2 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могло быть положено в основу решения суда.

В соответствии с частями 1, 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного Кодекса, то есть во взаимной связи и совокупности с другими доказательствами по делу.

Основывая выводы о частичном удовлетворении исковых требований Кареповой Ж.Н., суд положил в основу своего решения заключение судебно-психиатрической экспертизы как исключительное доказательство, а фактически проигнорировал все другие имеющиеся в деле доказательства. В нарушение положений статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в решении суда, кроме заключения экспертов, не приведено никаких других доказательств и не указано, принимаются или отвергаются они судом и по каким основаниям.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом первой инстанции и не устраненные судом апелляционной инстанции вышеуказанные нарушения норм процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Георги Д.И., в связи с чем обжалуемые судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Романовский С.В.
Киселёв А.П.

Обзор документа

ГПК РФ закрепляет правила, касающиеся проведения экспертизы.

Относительно применения этих правил СК по гражданским делам ВС РФ разъяснила следующее.

В силу ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих спецзнаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному или нескольким экспертам.

Стороны, другие лица, участвующие в деле, вправе просить суд в т. ч. назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту.

По смыслу данных норм суд обязан выслушать мнение лиц, участвующих в деле, о поручении производства экспертизы конкретному эксперту или экспертному учреждению (однако не связан этим мнением).

Это необходимо для выполнения требований закона о независимости эксперта, соблюдения принципа равноправия сторон и решения задач гражданского судопроизводства.

Вместе с тем сторонам должно быть гарантировано право заявлять отводы эксперту и формулировать вопросы для него.

Если вопрос о возможности провести экспертизу в конкретном учреждении на обсуждение сторон не ставился (в связи с чем они лишены возможности высказать свое мнение по поводу данной экспертной организации и заявить отводы экспертам), то имеет место существенное нарушение норм процессуального права.

Кроме того, Коллегия пояснила, что экспертом или экспертным учреждением должна быть произведена экспертиза, назначенная определением по поставленным судом вопросам.

При этом в заключении эксперта могут быть указаны установленные им обстоятельства, по поводу которых судом не были поставлены вопросы.

Однако самостоятельно изменять вид экспертизы, предмет экспертного исследования, круг подлежащих разрешению вопросов эксперт или экспертное учреждение не вправе.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2012 г. N 5-В11-126 Отменяя принятые по делу судебные решения с направлением дела на новое рассмотрение, суд указал на существенные нарушения норм процессуального закона при их принятии, поскольку в решении суда первой инстанции не приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2012 г. N 5-В11-126 Отменяя принятые по делу судебные решения с направлением дела на новое рассмотрение, суд указал на существенные нарушения норм процессуального закона при их принятии, поскольку в решении суда первой инстанции не приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2012 г. N 5-В11-126

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Харланова А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Попкова В.П. к Кочерову А.В. Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о вселении, признании права пользования жилым помещением, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением, внесении изменений в договор социального найма жилого помещения, по встречному иску Кочерова А.В. к Попкову В.П., Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Управлению Федеральной миграционной службы Восточного административного округа г. Москвы о признании утратившим право на жилую площадь, снятии с регистрационного учета по надзорной жалобе Кочерова А.В. на решение Преображенского районного суда г. Москвы от 18 января 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 апреля 2011 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения Кочерова А.В., его представителя Шахназарова Н.Г., поддержавших доводы надзорной жалобы, Попкова В.П., возражавшего против удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Кочеров А.В. предъявил встречный иск к Попкову В.П. о признании ответчика утратившим право на жилую площадь, расположенную по вышеуказанному адресу, в связи с выездом в другое место жительства, обязании снять ответчика с регистрационного учета, указав, что Попков В.П. проживал в спорной квартире до расторжения брака с Попковой Г.С. После расторжения брака Попков В.П. переехал в квартиру его родителей в . область, в которой он проживал до брака с Попковой Г.С.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 18 января 2011 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 апреля 2011 г., иск Попкова В.П. удовлетворен, Кочерову А.В. в удовлетворении встречного иска отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2011 г. отказано в передаче надзорной жалобы Кочерова А.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной надзорной жалобе, поданной 15 ноября 2011 г., Кочеров А.В. ставит вопрос об отмене вынесенных по делу судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" надзорные жалобы и представления прокурора, не рассмотренные на день вступления в силу указанного Федерального закона (1 января 2012 г.), рассматриваются по правилам, действовавшим на день их подачи в суд соответствующей инстанции.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 9 февраля 2012 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2011 г. и надзорная жалоба Кочерова А.В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами первой и кассационной инстанций при рассмотрении дела были допущены такие нарушения норм права.

Судом установлено, что спорное жилое помещение, состоящее из двух комнат, расположено по адресу: г. .

9 июля 2008 г. Попкова Г.С. умерла.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 28 октября 2009 г. Попков В.П. на основании заявления Кочерова А.В. признан безвестно отсутствующим. Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 4 февраля 2010 г. указанное решение суда отменено.

После смерти Попковой Г.С. и признания Попкова В.П. безвестно отсутствующим Кочеров А.В. заключил договор социального найма с Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, став нанимателем жилого помещения.

Разрешая спор, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Попкова В.П. и отказе в удовлетворении встречного иска Кочерова А.В., указав, что Кочеров А.В. не представил суду неоспоримых доказательств того, что Попков В.П. в добровольном порядке выехал в другое постоянное место жительства и отказался от исполнения договора социального найма.

По мнению суда, непроживание Попкова В.П. по месту своей постоянной регистрации вызвано уважительными причинами, так как брак между Попковыми В.П. и Г.С. расторгнут, в квартире установлена новая металлическая дверь. От своих прав на спорное жилое помещение Попков В.П. не отказывался, имеет существенный интерес к спорному жилому помещению и намерение проживать в нем. Доказательств того, что Попков В.П. имеет какое-либо другое жилое помещение в собственности для постоянного проживания Кочеровым А.В. не представлено.

Суд сослался также на то, что Кочеров А.В. чинит Попкову В.П. препятствия в проживании в квартире, признал его по решению суда безвестно отсутствующим, без согласия истца заключил договор социального найма жилого помещения.

Кроме того, по мнению суда, предъявление Кочеровым А.В. иска о признании Попкова В.П. утратившим право пользования жилым помещением было обусловлено исключительно предъявлением к нему Попковым В.П. иска о вселении в квартиру. Соответственно, Кочеров А.В. признавал за Попковым В.П. в период его временного отсутствия право пользования квартирой.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, с выводами судов первой и кассационной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

По смыслу данной нормы, ее положения распространяются не только на нанимателя квартиры и членов его семьи, но и на бывших членов семьи нанимателя. При этом потребовать в судебном порядке признания указанных лиц утратившими право на жилое помещение на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма вправе заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя).

Юридически значимым по спорам о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него является установление того, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

Иными словами, суд отказывает в признании гражданина утратившим право пользования жилым помещением, если будет установлено, в частности, что его непроживание в спорном жилом помещении носило вынужденный характер, ему чинились препятствия в пользовании жилым помещением, однако он продолжал нести права и обязанности нанимателя по договору социального найма жилого помещения.

Это судами первой и кассационной инстанций принято во внимание не было.

Согласно статье 195 ( часть 1 ) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании ( часть 2 названной статьи).

В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд должны быть указаны в мотивировочной части решения суда ( часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 67 ( часть 4 ) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Исходя из принципа процессуального равноправия сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, в ходе судебного разбирательства необходимо исследовать каждое доказательство, представленное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, отвечающее требованиям относимости и допустимости ( статьи 59 , 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Эти требования процессуального закона судом также соблюдены не были.

Разрешая спор, суд не только не установил, что выезд Попкова В.П. носил вынужденный характер, но и не дал оценки представленным доказательствам того, что Попков В.П. в спорной квартире не проживал с 1997 года, личных вещей в жилом помещении не имел, выехал из квартиры в иное место жительства в . область, попыток вселения в спорную квартиру не предпринимал.

В решении суда не отражено, сведения о каких фактах содержатся в показаниях опрошенных в судебном заседании свидетелей, не приведены мотивы, по которым судом не приняты во внимание показания свидетелей со стороны Кочерова А.В. И., Ч., Д., Е. и в связи с чем отдано предпочтение показаниям свидетелей со стороны Попкова В.П. С., В., Б.

Не было предметом исследования суда и то, каким образом именно Кочеров А.В. чинит Попкову В.П. препятствия в пользовании жилым помещением, обращался ли к нему Попков В.П. с требованием о предоставлении ключей от двери.

Ссылка же суда на то, что Кочеров А.В. признал Попкова В.П. безвестно отсутствующим, не может быть положена в обоснование вывода о чинении препятствий в пользовании жилым помещением, так как не основана на законе. Само по себе обращение в суд с иском о признании гражданина безвестно отсутствующим свидетельствует лишь о факте его длительного отсутствия, что создает неопределенность в его правоотношениях с иными лицами, которая должна быть устранена.

Что касается оценки судом обстоятельств невнесения Попковым В.П. платы за жилое помещение и коммунальные услуги, то суд сослался на то, что Кочеров А.В. и его мать Попкова Г.С. были вправе обратиться с заявлением о проведении перерасчета по квартплате и коммунальным платежам. Между тем этот вывод суда не опровергает факта того, что Попков В.П. не исполнял обязанности по договору социального найма, подтвержденного им и в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Является несостоятельным и суждение суда о том, что Кочеров А.В. признавал за Попковым В.П. право пользования жилым помещением, поскольку ранее не обращался с иском о признании его утратившим право пользования жилым помещением. Суд не учел, что закон не устанавливает период времени, по истечении которого лицо вправе ставить вопрос о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма.

Не препятствует признанию лица утратившим право пользования жилым помещением и нахождение его на учете нуждающихся в получении жилого помещения по договору социального найма. Такого основания для отказа в удовлетворении исковых требований о признании лица утратившим право пользования жилым помещением Жилищный кодекс Российской Федерации не содержит.

Неправомерной является и ссылка суда на статью 40 ( часть 1 ) Конституции Российской Федерации.

Согласно статье 40 ( часть 1 ) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Таким образом, Конституция Российской Федерации запрещает лишь произвольное лишение жилища. Между тем признание лица утратившим право пользования жилым помещением на основании закона и в судебном порядке не является произвольным лишением жилища.

Ошибочным является и положенное в обоснование вывода суда об отказе в удовлетворении требований Кочерова А.В. о признании Попкова В.П. утратившим право пользования жилым помещением указание на непредставление доказательств того, что Попков В.П. имеет какое-либо другое жилое помещение в собственности.

Согласно пункту 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 14 от 2 июля 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно части 2 статьи 1 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Следует учитывать, что статья 46 ( часть 1 ) Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

В силу статьи 17 ( части 1 и 2 ) Конституции Российской Федерации право на судебную защиту, как относящееся к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, что предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Отсутствие в решении суда оценки всех доводов и возражений сторон в отношении обстоятельств дела, установление которых может повлиять на правильное разрешение спора, свидетельствует о нарушении их права на судебную защиту, справедливое разбирательство дела.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и кассационной инстанций и названные выше нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и, определив юридически значимые обстоятельства дела и оценив все представленные доказательства, разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: