Вправе ли лицо обратиться в суд с тождественным иском если ранее было заключено мировое соглашение

Обновлено: 04.02.2023

1. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

2. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

3. При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела, предусмотренного настоящим Кодексом, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 39. Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.М. Гарафутдинова оспаривает конституционность статей 39 "Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение", 137 "Предъявление встречного иска", пунктов 2 и 4 части четвертой статьи 330 "Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке" ГПК Российской Федерации.

части первой статьи 39, согласно которой истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением;

Изменив основание иска в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ссылаясь на нормы жилищного законодательства, мэрия г. Кызыла просила выселить из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения Дубровского Э.П., Дубровскую С.В., Дубровскую М.Э., Дубровскую В.Э.

частей первой и третьей статьи 39, согласно которым истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением; при изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела, предусмотренного данным Кодексом, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия;

Как усматривается из материалов, приложенных к жалобе, истцы и их представитель присутствовали в судебных заседаниях судов первой и апелляционной инстанций и не были лишены возможности изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований на основании статьи 39 ГПК Российской Федерации, однако этим правом не воспользовались.

В уточненном исковом заявлении от 27 мая 2015 г. Пачкун В.В. просил взыскать штраф исходя из причитающейся ему суммы страхового возмещения в размере 1 096 353,15 руб., невыплаченной ответчиком в добровольном порядке до принятия иска к производству суда. При этом ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не установили, что Пачкун В.В. отказался от исковых требований. Ссылаясь на положения статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к выводу об уменьшении истцом исковых требований.

Положения части третьей статьи 196 ГПК Российской Федерации, рассматриваемые с учетом положений части первой статьи 39 данного Кодекса, обязывающие суд принять решение именно по заявленным истцом требованиям и позволяющие суду выйти за пределы заявленных требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом, не предполагают возможности суда по собственной инициативе изменить предмет и основания иска, направлены на обеспечение принятия судом законного и обоснованного решения, являются процессуальной гарантией права на судебную защиту, а потому также не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска.

16. Необходимо учитывать, что в случае утверждения и внесения в ходе рассмотрения дела в государственный кадастр недвижимости результатов очередной кадастровой оценки, применимых к спорному объекту недвижимости, заявитель не вправе изменить требования в порядке части 1 статьи 39 ГПК РФ, части 1 статьи 46 КАС РФ и оспорить результаты очередной кадастровой оценки.

14. Со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ), в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец в исковом заявлении, а также при изменении истцом избранного им способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования (часть 1 статьи 39 ГПК РФ и часть 1 статьи 49 АПК РФ).

Суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (часть вторая статьи 39 ГПК РФ, часть 6 статьи 141 АПК РФ).

По смыслу части 2 статьи 39 ГПК РФ или части 5 статьи 49 АПК РФ, части 6 статьи 141 АПК РФ утверждение судом мирового соглашения или принятие судом отказа истца от иска по таким делам возможны в случаях, когда как собственник, так и унитарное предприятие, учреждение выразили свое согласие на это.

26. По смыслу норм, закрепленных в главах 23 и 25 ГПК РФ, возможность принятия судом отказа от принятого к производству заявления по данной категории дел не исключается. При решении вопроса о допустимости принятия отказа от заявления с учетом положений части 2 статьи 39, статьи 173 ГПК РФ суду следует выяснять мотивы, по которым заявитель отказывается от своих требований, является ли такой отказ его свободным волеизъявлением, не противоречит ли он закону и не нарушает ли права и свободы заявителя, а также других лиц, интересы которых он представляет, понятны ли заявителю последствия принятия судом отказа от заявления.

частей первой и второй статьи 39, согласно которым истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением; суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц;

При наличии обстоятельств, указанных в ст. 39 - 41 ГПК РФ, срок рассмотрения гражданского дела начинает исчисляться с момента совершения соответствующего процессуального действия.

Процессуальные сроки гражданских дел, у которых отсутствует дата рассмотрения по состоянию на 01.02.2003, исчисляются по новому процессуальному законодательству (ст. 6 Федерального закона о введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Перечисленные в жалобе положения статей 39, 173, 220, 262, 263 и 443 ГПК Российской Федерации, будучи нормами процессуального права, не регулируют (и не могут рассматриваться как регулирующие) вопросы предоставления какой-либо компенсации гражданам, полагающим, что в отношении них были неправомерно применены процедуры психиатрического освидетельствования без их согласия или без согласия их законного представителя и госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке, а потому они не могут рассматриваться как затрагивающие права заявительницы в соответствующем аспекте.

3.2.54. При наличии обстоятельств, указанных в ст. 39 - 41 ГПК РФ, срок рассмотрения гражданского дела начинает исчисляться с момента совершения соответствующего процессуального действия.

3.2.55. При привлечении судом третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 42 ГПК РФ), а также третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ), пересчет срока рассмотрения по аналогии со ст. 40 и ст. 41 ГПК РФ не применяется.

ГПК РФ Статья 135. Возвращение искового заявления

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 135 ГПК РФ

1. Судья возвращает исковое заявление в случае, если:

1) истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров;

(п. 1 в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1.1) заявленные требования подлежат рассмотрению в порядке приказного производства;

(п. 1.1 введен Федеральным законом от 02.03.2016 N 45-ФЗ)

2) дело неподсудно данному суду общей юрисдикции или подсудно арбитражному суду;

(п. 2 в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) исковое заявление подано недееспособным лицом;

4) исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд;

5) в производстве этого или другого суда либо третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

6) до вынесения определения суда о принятии искового заявления к производству суда от истца поступило заявление о возвращении искового заявления;

7) не устранены обстоятельства, послужившие основаниями для оставления искового заявления без движения, в срок, установленный в определении суда.

(п. 7 введен Федеральным законом от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

2. О возвращении искового заявления судья выносит мотивированное определение, в котором указывает, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду, или как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела. Определение суда должно быть вынесено в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд и вручено или направлено заявителю вместе с заявлением и всеми приложенными к нему документами.

3. Возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение. На определение судьи о возвращении заявления может быть подана частная жалоба.

1. Заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом, ответчиком или обеими сторонами. В случае, если отказ от иска, признание иска или мировое соглашение сторон выражены в адресованных суду заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания.

2. Суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон.

3. При отказе истца от иска и принятии его судом или утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу. Определение суда об утверждении мирового соглашения сторон выносится по правилам, установленным главой 14.1 настоящего Кодекса. При признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

4. В случае непринятия судом отказа истца от иска, признания иска ответчиком или неутверждения мирового соглашения сторон суд выносит об этом определение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Комментарий к ст. 173 ГПК РФ

1. Комментируемая статья объединяет процессуальный порядок совершения процессуальных действий по реализации сторонами судебного спора основных диспозитивных прав - права истца на отказ от иска, права ответчика на признание иска и права сторон заключить мировое соглашение. Эти права предусмотрены ч. 1 ст. 39 ГПК РФ.

Право истца отказаться от иска, право ответчика признать иск, право сторон заключить мировое соглашение в гражданском процессуальном праве называют распорядительными правами, поскольку, реализуясь в процессе, они связаны с распоряжением сторонами своими материальными правами. Все три перечисленные процессуальных действия объединяет направленность на завершение гражданского процесса за счет отказа сторон от своих материальных прав полностью или частично.

2. Однако отказ истца от иска, признание иска ответчиком и заключение сторонами мирового соглашения влекут разные правовые последствия.

Отказ истца от иска приводит к прекращению производства по делу с запретом на новое обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (абзац 4 ст. 220, ст. 221 ГПК РФ).

Признание иска ответчиком направлено на прекращение дальнейшего рассмотрения дела по существу и принятие решения об удовлетворении иска (абзац 2 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ).

При заключении мирового соглашения производство по делу прекращается, что влечет недопустимость нового обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (абзац 5 ст. 220, ст. 221 ГПК РФ), однако стороны вправе требовать принудительного исполнения условий мирового соглашения в таком же порядке, как и исполнение решения суда, в том числе путем возбуждения исполнительного производства.

При поступлении заявления об отказе от иска, признании иска, мирового соглашения сторон суд обязан разъяснить сторонам последствия этих действий.

3. В судебной практике возникал вопрос о том, можно ли принимать признание иска ответчиком, отказ истца от иска, утверждать мировое соглашение, если эти распорядительные действия изложены в письменном заявлении, поступившем в суд, а сами стороны в судебное заседание не явились. Верховный Суд РФ разъяснил, что в случае поступления в суд письменного заявления об отказе от иска, о признании иска или о мировом соглашении сторон с указанием на то, что лица, обратившиеся с такими заявлениями, знают о последствиях совершения данных процессуальных действий, обязанность, предусмотренная ч. 2 ст. 173 ГПК РФ, будет считаться исполненной судом даже при отсутствии сторон в судебном заседании, в котором будет решаться вопрос об удовлетворении соответствующего ходатайства (п. 17, "в", Справки о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации) за период с 2013 по 2014 год").

4. Отказ от иска, признание иска и заключение мирового соглашения возможны по части предъявленного иска. При этом выделение в отдельное производство требования, по которому осуществляются такие действия, не требуется. Например, при рассмотрении судом дела по иску о выселении из жилого помещения и взыскании задолженности по коммунальным платежам истец отказывается от иска о выселении, настаивая на взыскании задолженности. Суд прекращает производство по делу в части заявленного требования о выселении и продолжает рассмотрение дела в остальной части. Это влияет на процесс рассмотрения дела в оставшейся части и субъектный состав участников спора: из состава участвующих в деле лиц подлежит исключению прокурор (поскольку на основании ч. 3 ст. 45 ГПК РФ он был привлечен для дачи заключения в связи с делом о выселении), круг подлежащих установлению по делу обстоятельств и объем необходимых для этого доказательств изменяется.

5. Комментируемая статья устанавливает процессуальный порядок совершения отказа от иска, признания иска, заключения мирового соглашения, а также осуществления судом контроля за ними.

Законом предусмотрены две формы выражения отказа истца от иска, признания иска ответчиком и мирового соглашения сторон:

- устная. Заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон, выраженные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом (при отказе от иска), ответчиком (при признании иска) или обеими сторонами (при мировом соглашении);

- письменная. В случае если отказ от иска, признание иска или мировое соглашение сторон выражены в заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу.

Выбор порядка оформления указанных действий определяется сторонами и не зависит от характера действий, суммы исковых требований или других обстоятельств. Обычно, если отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон готовятся заранее, до судебного заседания, они излагаются в письменных заявлениях. Особенно целесообразно в письменную форму облекать мировое соглашение, так как по своему содержанию оно является сделкой, регулирует последующие правоотношения сторон, может предусматривать ответственность за неисполнение условий мирового соглашения.

Однако желание реализовать эти полномочия может возникнуть у стороны непосредственно в судебном заседании. Если намерения сторон сформированы и они не желают отложения судебного разбирательства, их устно выраженное волеизъявление может быть отражено в протоколе судебного заседания.

6. Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и заключение сторонами мирового соглашения осуществляются под контролем суда. Суд не принимает отказа истца от иска, признания иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если они:

- нарушают права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ).

Оценка того, не нарушают ли условия мирового соглашения права и интересы других лиц, может представлять сложность для суда. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ неоднократно давал об этом разъяснения применительно к разным категориям дел.

По делам, вытекающим из наследственных правоотношений, Пленум Верховного Суда РФ дал следующие рекомендации судам: суд утверждает мировые соглашения по делам, возникающим из наследственных правоотношений, лишь в случаях, если это не нарушает права и законные интересы других лиц и нормами гражданского законодательства допускается разрешение соответствующих вопросов по соглашению сторон.

Например, мировые соглашения могут заключаться по вопросам:

- о принятии наследником наследства по истечении срока, установленного ст. 1154 ГК РФ для его принятия, и о применении в этих случаях правил об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. п. 2 и 3 ст. 1155 ГК РФ);

- о разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ);

- о порядке предоставления компенсации несоразмерности получаемого наследственного имущества с наследственной долей наследником, заявившим о преимущественном праве на неделимую вещь или на предметы обычной домашней обстановки и обихода при разделе наследства (п. 2 ст. 1170 ГК РФ);

- о разделе наследства, в состав которого входит предприятие, в случае, когда никто из наследников не имеет преимущественного права на его получение в счет своей наследственной доли или им не воспользовался (п. 2 ст. 1178 ГК РФ);

- о сроке выплаты компенсации наследнику умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства, не являющемуся членом этого хозяйства (п. 2 ст. 1179 ГК РФ);

- о включении в свидетельство о праве на наследство наследников по закону, которые лишены возможности представить доказательства отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию (ч. 2 ст. 72 Основ законодательства РФ о нотариате);

- о наследнике умершего члена жилищного накопительного кооператива, который имеет право быть принятым в члены кооператива в случае перехода пая умершего члена кооператива к нескольким наследникам, и о сроке выплаты им наследникам, не ставшим членами кооператива, компенсации, соразмерной их наследственным долям действительной стоимости пая (ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах");

- о наследнике члена кредитного потребительского кооператива (пайщика), который имеет право быть принятым в члены кооператива (пайщики), в случае перехода паенакопления (пая) умершего члена кредитного потребительского кооператива (пайщика) к нескольким наследникам (ч. 5 ст. 14 Федерального закона от 18 июля 2009 г. N 190-ФЗ "О кредитной кооперации").

Суд отказывает в утверждении мирового соглашения сторон, в частности, по вопросам:

- об универсальности правопреемства при наследовании (п. 1 ст. 1110 ГК РФ);

- об определении наличия у сторон прав наследования и состава наследников (ст. 1116, 1117, 1121, 1141 ГК РФ);

- о признании недействительным завещания (ст. 1131 ГК РФ) и свидетельства о праве на наследство (п. 1 ст. 1155 ГК РФ);

- об отказе от наследства (ст. 1157 - 1159 ГК РФ);

- о разделе наследственного имущества с участием наследников, не принявших наследство, или наследников, у которых возникло право собственности только на конкретное наследственное имущество (ст. 1164 и 1165 ГК РФ);

- а также в других случаях (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании").

В Постановлении от 25 октября 1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" Пленум Верховного Суда РФ рекомендует судам исходя из правил ч. 2 ст. 39 ГПК РФ обсуждать вопрос о возможности принятия признания ответчиком иска и вынесения в соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ решения об удовлетворении заявленных требований, если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в органы записи актов гражданского состояния.

7. Если условия, предусмотренные ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, соблюдены, суд обязан принять признание иска ответчиком, отказ истца от иска или утвердить мировое соглашение, поскольку отказ в реализации сторонами этих полномочий свидетельствует о нарушении судом принципа диспозитивности.

Пример: Р.В. обратился в суд с иском к Р.Л. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, снятии с регистрационного учета, выселении вместе с двумя несовершеннолетними детьми. В обоснование своих требований истец указал на то, что является собственником жилого помещения. После прекращения семейных отношений с истцом Р.Л. продолжает проживать в спорном жилом помещении с детьми, чем нарушает его права собственника. Представитель истца в судебном заседании отказалась от исковых требований в части выселения детей.

Решением районного суда исковые требования Р.В. были удовлетворены. Постановлено выселить ответчицу Р.Л. из квартиры по истечении установленного судом срока сохранения права пользования жилым помещением; в остальной части иска в отношении выселения из квартиры несовершеннолетних детей было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда было оставлено без изменения. Однако Верховный Суд РФ, рассматривая дело в кассационном порядке, выявил грубое нарушение норм процессуального права.

В нарушение требований ст. 39 и 173 ГПК РФ суд надлежащим образом не оформил заявление представителя истца об отказе от иска в части требований о выселении из квартиры несовершеннолетних детей сторон. Суд не разъяснил представителю истца последствия отказа от иска в указанной части, не обсудил в судебном заседании вопрос о принятии отказа представителя истца от части исковых требований и не вынес определения в соответствии со ст. 220 ГПК РФ о прекращении производства по делу в части иска о выселении несовершеннолетних детей в связи с отказом истца от этих требований. Это нарушение норм процессуального права, регулирующих порядок рассмотрения заявления истца об отказе от иска или его части, является существенным потому, что нарушило право истца самостоятельно и по своему усмотрению определять предмет и основания иска. Судом не было высказано суждения об отказе в принятии отказа представителя Р.В. от части иска, однако, вынося решение по существу требования о выселении из квартиры несовершеннолетних детей, несмотря на отказ истца от этих требований, суд фактически рассмотрел те исковые требования, которые истцом в суде не заявлялись, то есть безосновательно вышел за пределы заявленных истцом исковых требований (см. Определение Верховного Суда РФ от 1 сентября 2015 г. N 46-КГ15-14).

В другом деле Верховный Суд РФ признал существенным нарушением норм процессуального права принятие решения об отказе в иске при наличии заявления ответчика о частичном признании иска.

Пример: Т.В.С. обратился в суд с иском к Г.А.В. о взыскании денежных средств за ремонт квартиры, а также стоимости находящегося в квартире ответчицы холодильника, принадлежащего истцам. Решением районного суда иск Т.В.С. удовлетворен частично, в его пользу взысканы денежные средства, затраченные на ремонт квартиры ответчицы. Также суд первой инстанции удовлетворил требования Т.В.С. в части возмещения стоимости холодильника, приобретенного за счет его средств и находящегося в квартире Г.А.В., поскольку ответчицей в указанной части иск был признан.

Определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

8. Оценивая условия мирового соглашения и определяя возможность его утверждения судом, следует помнить, что ГПК РФ не предусматривает возможности утверждения мирового соглашения в части, изменения или исключения из мирового соглашения каких-либо условий. Следовательно, в целях соблюдения принципов диспозитивности и добровольности примирения сторон суд, рассматривая вопрос об утверждении мирового соглашения, не вправе утверждать такое соглашение в части, изменять или исключать из него какие-либо условия, согласованные сторонами. Вместе с тем суд вправе предложить сторонам исключить из мирового соглашения отдельные условия, противоречащие закону или нарушающие права и законные интересы других лиц (п. 17, "г", Справки о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации) за период с 2013 по 2014 год").

Как пояснил ВС, возможность отказа в принятии иска к больнице о компенсации морального вреда предусмотрена только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе


По мнению одного из экспертов «АГ», определение Верховного Суда – значимый правовой акт в правоприменительной практике, так как он восстановил нарушенное право заявителя на судебную защиту и доступ к правосудию, гарантированные Конституцией. Другой отметил, что определение ВС защищает право более слабой стороны по делу и не допускает отказа в возмещении морального вреда по причине ранее допущенных формальных тактических ошибок.

В июне 2014 г. Владимир Кобзев скончался из-за болезни, незадолго до смерти мужчине вызвали бригаду скорой помощи. Впоследствии правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении Д. – фельдшера скорой помощи ГБУЗ Псковской области «Себежская районная больница» по факту некачественного оказания медицинской помощи гражданину, повлекшего его смерть.

В июне 2017 г. Д. предъявили обвинение в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК), и она полностью признала свою вину. По версии следствия, медработник, прибыв по вызову к Кобзеву, ненадлежащим образом оказала медпомощь: недооценила тяжесть состояния пациента, установила неверный предварительный диагноз, не провела в полном объеме диагностические мероприятия, не выявила оснований и не приняла мер к госпитализации Кобзева или вызову выездной специализированной бригады скорой помощи.

В дальнейшем вдова покойного обратилась в суд с иском к больнице о компенсации морального вреда в связи со смертью супруга. 18 июля 2017 г. суд отказал в удовлетворении требований по причине того, что истица не доказала совершение медицинскими работниками скорой помощи действий (либо бездействия), повлекших смерть Владимира Кобзева и причинивших ей нравственные страдания, а также наличие прямой причинно-следственной связи между оказанием помощи ненадлежащего качества и смертью пациента.

В июне 2018 г. следователь по особо важным делам Опочецкого межрайонного следственного отдела СУ СКР по Псковской области прекратил уголовное преследование Д. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Тогда же вдова покойного вновь обратилась в суд с требованиями о компенсации морального вреда, однако суд в определении от 10 июля 2018 г. отказал в его принятии. В том же году женщина безрезультатно обращалась в суд области с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного решения от 18 июля 2017 г.

В дальнейшем вдова и дочь покойного обратились в суд с иском к больнице о взыскании компенсации морального вреда по 5 млн руб. каждой и возмещении материального ущерба на общую сумму в 74 тыс. руб. По мнению истиц, именно ненадлежащее исполнение фельдшером скорой помощи Д. своих профессиональных обязанностей повлекло смерть их близкого родственника.

Суд первой инстанции отказался принимать иск вдовы покойного в части ее требований о компенсации морального вреда, сославшись на вступившее в законную силу судебное решение от 18 июля 2017 г., принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). При этом суд первой инстанции частично удовлетворил иск дочери Владимира Кобзева к больнице, взыскав в ее пользу 350 тыс. руб. Вдове покойного суд присудил лишь 20 тыс. руб. в качестве компенсации материального вреда. Впоследствии апелляция и кассация поддержали это решение.

Вдова Владимира Кобзева обжаловала вынесенные судебные акты как незаконные в Верховный Суд РФ. В своей кассационной жалобе женщина сообщила, что 29 июля 2019 г. она обращалась в суд вместе со своей дочерью. Тогда суд удовлетворил иск дочери к больнице о компенсации морального вреда, это решение вступило в законную силу, в то время как требования вдовы о компенсации морального вреда по аналогичным основаниям разрешения не получили.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам напомнила, что заинтересованное лицо может обратиться в суд за защитой своего нарушенного либо оспариваемого права, по заявлению такого лица судом возбуждается гражданское дело. Если ранее судом уже были рассмотрены требования этого же лица, тождественные вновь предъявленным (т.е. совпадающие по составу сторон, предмету и основанию заявленных требований), судья отказывает в принятии такого иска. Возможность отказа в принятии иска предусмотрена только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности сторон (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Такое положение процессуального закона направлено на пресечение рассмотрения судами тождественных требований, при этом несовпадение предмета иска (материально-правовое требование истца) или основания иска (обстоятельства, на которых истец основывает своё требование к ответчику) исключает тождественность требований.

В рассматриваемом деле, отметил ВС, суд первой инстанции при разрешении вопроса о принятии к производству иска вдовы покойного в части требований о компенсации морального вреда неправильно применил нормы процессуального права и ошибочно счел тождественным ее требованиям, ранее разрешенным решением суда от 18 июля 2017 г. Тогда основанием для отказа в удовлетворении иска явилось то, что не было представлено доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между оказанием помощи ненадлежащего качества и смертью пациента. Верховный Суд подчеркнул, что после принятия судом такого решения в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в отношении фельдшера скорой медицинской помощи, была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Ее заключение подтвердило некачественное оказание пациенту медицинской помощи со стороны Д., которое способствовало наступлению неблагоприятного исхода в виде смерти пациента.

Как пояснил Суд, вдова покойного мужчины в своем новом иске о компенсации морального вреда ссылалась на установленные в ходе расследования уголовного дела обстоятельства, а суд не учел, что в данном случае обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие их, являются иными фактическими основаниями заявленных ею исковых требований к ответчику. «При таких обстоятельствах нельзя признать правомерным вывод судьи о том, что заявленное Кобзевой требование к больнице о компенсации морального вреда тождественно иску, ранее рассмотренному судом в июле 2017 г.», – заключил ВС, отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат Центрального филиала г. Читы Палаты адвокатов Забайкальского края Виталий Воложанин отметил, что нижестоящие суды совершенно необоснованно отказали заявительнице в удовлетворении ее требований о компенсации морального вреда и одновременно частично удовлетворили требование об этом ее дочери. «Если предположить, что при рассмотрении требований вдовой покойного были представлены доказательства, подтверждающие обстоятельства заявленных ею исковых требований к ответчику о компенсации морального вреда (заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы и постановление следователя), то почему именно ей было отказано, а требования другой истицы были удовлетворены?» – задался вопросом он.

По словам адвоката, определение Верховного Суда – значимый правовой акт в правоприменительной практике. «ВС РФ своим решением восстановил нарушенное право заявителя на судебную защиту и доступ к правосудию, гарантированные Конституцией РФ», – подытожил Виталий Воложанин.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно оценил определение ВС. «Рассматриваемый спор касался возможности принятия искового заявления уже после рассмотрения аналогичного иска ранее. Нижестоящие суды подошли формально к рассмотрению такого вопроса, просто сославшись на тождественность требований и оснований», – пояснил он.

По мнению эксперта, единственное, что осталось непонятным, почему ВС РФ в итоговом выводе указывает, что вновь поданное исковое заявление содержит ссылку на новое доказательство (заключение судебно-медицинской экспертизы), а следовательно, имеет место новое основание для предъявления иска. «Этот вывод весьма спорный. Однако главное рассуждение ВС РФ касается неправомерного отказа судами лицу, чье право на судебную защиту осталось не реализовано при совершенно очевидном праве на получение компенсации. Полагаю, что пересмотр ранее рассмотренного дела по вновь открывшимся обстоятельствам был бы более корректным, но псковские суды отказали и в этом истцу. Потому я могу только приветствовать определение Суда, так как оно защищает право более слабой стороны по делу и не допускает отказа в возмещении морального вреда по причине ранее допущенных формальных тактических ошибок», – заключил Александр Немов.

по кассационной жалобе Орехова Анатолия Александровича на определение судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 января 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 марта 2017 г. об отказе в принятии искового заявления

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Орехов А.А. обратился в суд с иском к Ореховой Г.А. о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества.

В обоснование иска указал, что с 18 июля 1981 г. он и Орехова Г.А. состоят в браке. Поскольку семейные отношения прекращены и сохранение семьи невозможно, Орехов А.А. просил расторгнуть заключенный между ними брак. Кроме того, сослался на то, что в период брака супругами приобретены квартира, земельный участок и расположенный на нем садовый дом, на имя Ореховой Г.А. открыты банковские счета с хранящимися на них совместными денежными средствами, а также за счет общего имущества супругов произведены вложения, значительно увеличившие стоимость принадлежащего Ореховой Г.А. на праве личной собственности жилого дома. Перечисленное имущество Орехов А.А. просил разделить между супругами в равных долях.

Также Орехов А.А. указал, что ранее обращался в суд с требованием о разделе совместно нажитого имущества, но на основании его заявления об отказе от иска производство по делу было прекращено. Между тем после отказа от иска супруга начала распродавать совместно нажитое имущество, что нарушило права Орехова А.А. и явилось основанием для нового обращения в суд с настоящими требованиями.

Определением судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 января 2017 г. Орехову А.А. отказано в принятии искового заявления к производству на основании пункта 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам г. Санкт-Петербургского городского суда от 7 марта 2017 г. определение судьи суда первой инстанции от 18 января 2017 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене обжалуемых судебных определений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 19 февраля 2018 г. кассационная жалоба с материалом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены обжалуемых определения судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 января 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 марта 2017 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Согласно статье 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

При рассмотрении вопроса о принятии искового заявления Орехова А.А. суд установил, что вступившим в законную силу определением Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 октября 2014 г. производство по гражданскому делу по иску Орехова А.А. к Ореховой Г.А. о разделе совместно нажитого имущества прекращено на основании абзаца четвертого статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отказом истца от иска и принятием отказа судом.

Отказывая в принятии искового заявления, суд первой инстанции руководствовался пунктом 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и исходил из того, что поскольку ранее заявленный и настоящий иски являются тождественными, их предмет составляет одно и то же совместно нажитое имущество, то определение суда от 16 октября 2014 г. о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям является препятствием для повторного обращения с указанными требованиями в суд.

Кроме того, суд также учел, что определением судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 22 января 2016 г. отказано в принятии искового заявления Орехова А.А. к Ореховой Г.А. о разделе совместно нажитого имущества поскольку имеется вступившее в законную силу определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенные выводы ошибочными, сделанными с существенным нарушением норм процессуального права, что выразилось в следующем.

Пункт 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает отказ в принятии искового заявления только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе на основе принципов равноправия и состязательности сторон. Это положение направлено на пресечение рассмотрения судами тождественных исков (по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям), что не препятствует обращению в суд с требованием, предъявляемым по иным основаниям.

Из смысла положений пункта 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что тождественность исковых требований определяется как совпадением сторон, предмета (материально-правового требования истца к ответчику) и основания иска (обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику).

Если хотя бы один из названных элементов меняется, спор не будет тождественным.

Согласно тексту искового заявления Орехова А.А., основанием нового обращения в суд с иском о разделе совместно нажитого с Ореховой Г.А. имущества послужило совершение супругой действий в отношении спорной недвижимости, нарушивших право Орехова А.А. на общее имущество, а именно чинение супругой препятствий в пользовании имуществом, продажа гаража без ведома супруга, распоряжение совместными денежными средствами с банковских счетов и другим имуществом, являющимся совместной собственностью сторон.

В силу пункта 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Отказывая в принятии искового заявления по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не учел, что семейные правоотношения носят длящийся характер, по смыслу семейного законодательства раздел совместно нажитого имущества допустим как в период брака, так и после его расторжения. Поэтому применение правил о тождественности исков и отказ в принятии искового заявления в случае изменения фактических обстоятельств дела нельзя признать обоснованным.

При этом из искового заявления усматривается, что раздел имущества между супругами ранее произведен не был в связи с прекращением спора о совместном имуществе и продолжением семейных отношений. Данное обстоятельство послужило основанием для отказа истца от ранее заявленного иска. От своих прав на спорное имущество Орехов А.А. не отказывался, режим совместной собственности супругов на спорное имущество был сохранен.

Таким образом, отказ суда в принятии иска при изменении фактических обстоятельств дела, связанных с нарушением права совместной собственности супругов, препятствует реализации предусмотренного статьей 38 Семейного кодекса Российской Федерации права супруга на раздел совместно нажитого имущества в любое время, чем нарушено гарантированное Конституцией Российской Федерации право Орехова А.А. на судебную защиту и доступ к правосудию.

Кроме указанного суд ограничился лишь формальным указанием на наличие вступившего в законную силу определения Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 октября 2014 г. о прекращении производства по делу без его исследования, поскольку данный судебный акт и ранее поданное исковое заявление о разделе имущества в материале отсутствуют. При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности.

Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем определение судьи Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 января 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 марта 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением материала в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: