Возможно ли принудительное исполнение решения третейского суда

Обновлено: 25.09.2022

1. Правила, установленные настоящим параграфом, применяются при рассмотрении арбитражным судом заявлений об оспаривании решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей (третейских судов) с местом арбитража на территории Российской Федерации.

2. Оспаривание в арбитражном суде решений третейских судов по спорам, возникающим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, может быть осуществлено лицами, участвующими в третейском разбирательстве, а также иными лицами, в отношении прав и обязанностей которых вынесено решение третейского суда, путем подачи заявления в арбитражный суд об отмене решения третейского суда в соответствии со статьей 233 настоящего Кодекса.

3. С заявлением об отмене решения третейского суда вправе обратиться прокурор по делам, предусмотренным абзацами третьим и четвертым части 1 статьи 52 настоящего Кодекса, если решение третейского суда затрагивает интересы Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, не участвовавших в третейском разбирательстве.

4. Заявление об отмене решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения оспариваемого решения стороной третейского разбирательства, обратившейся с заявлением, если иное не установлено международным договором Российской Федерации или федеральным законом. По соглашению сторон третейского разбирательства заявление об отмене решения третейского суда может быть подано в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения одной из указанных сторон.

5. Лицо, которое не является стороной третейского разбирательства и в отношении прав и обязанностей которого вынесено решение третейского суда, а также прокурор в случаях, установленных настоящей статьей, вправе подать заявление об отмене такого решения в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня, когда указанное лицо узнало или должно было узнать об оспариваемом им решении третейского суда.

6. Заявление об отмене решения третейского суда оплачивается государственной пошлиной в размере, предусмотренном федеральным законом для оплаты заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Комментарий к ст. 230 АПК РФ

1. Сферой действия § 1 гл. 30 является производство по оспариванию решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятых на территории РФ. Под третейским понимается такой суд (негосударственный юрисдикционный орган), который образован сторонами спора в соответствии с ФЗ об арбитраже, а под международным коммерческим арбитражем - арбитраж, образованный в соответствии с Законом о МКА, который вынес решение на территории РФ.

Международный коммерческий арбитраж и третейские суды имеют ряд различий, которые являются далеко не терминологическими. Особенности международного коммерческого арбитража, в отличие от третейского суда, основаны на различии источников, сферы действия, компетенции, ряде других критериев. Кроме того, решения международных коммерческих арбитражей могут быть исполнены не только в России, но и за рубежом.

По смыслу ч. 1 ст. 230 АПК возможность оспаривания решения международного коммерческого арбитража связана не с местом его образования, а с местом принятия им решения. Место арбитража и место проведения заседания арбитража не одно и то же. То же самое касается и места принятия решения арбитража. Поэтому основное значение для определения возможности оспаривания арбитражного решения имеет место принятия решения составом арбитров международного коммерческого арбитража - территория России, хотя сам арбитраж (имея в виду арбитражный институт) может иметь расположение, например, в Стокгольме, Лондоне или Париже.

2. По общему правилу решение третейского суда и арбитража является окончательным для сторон и не может быть пересмотрено в порядке, установленном для пересмотра судебных актов государственных судов. Здесь важно подчеркнуть, что в отличие от решения государственного суда, приобретающего обязательность в силу его властного характера как акта органа судебной власти, решение арбитража приобретает свойство обязательности в силу договора сторон. Поэтому обязательность решения арбитража и связанная с ним добровольность исполнения арбитражного решения заключаются в необходимости исполнения сторонами решения арбитража. Стороны, договариваясь об арбитраже, исходят из правил арбитражного разбирательства, не предусматривающих существование инстанций по пересмотру решений, аналогичных действующим в государственном судопроизводстве. В основном условия арбитражных соглашений, типовых арбитражных оговорок, регламенты многих арбитражных судов прямо говорят об окончательности решения арбитража (res judicata). Возможности его пересмотра связаны с особыми процедурами, которые установлены национальными и международно-правовыми актами. При этом в отличие от обязательности судебных актов государственных судов решения арбитражных судов не являются обязательными для неограниченного круга лиц .

Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. 4-е изд. М., 2010. С. 631 (автор главы - Е.А. Виноградова).

Процедура оспаривания предусмотрена разд. VII Закона о МКА и гл. 7 ФЗ об арбитраже.

3. Согласно ст. 40 ФЗ об арбитраже и ст. 34 Закона о МКА в арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным. Окончательное арбитражное решение не подлежит отмене. Если в арбитражном соглашении не предусмотрено, что арбитражное решение является окончательным, такое решение может быть отменено по основаниям, установленным процессуальным законодательством РФ.

Данное положение подтверждается судебной практикой (п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96, п. п. 19 и 20 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей, утв. Президиумом ВС РФ 26.12.2018, далее - Обзор Президиума ВС РФ от 26.12.2018 N 96).

Если прямым соглашением сторон предусмотрена окончательность для них решения третейского суда, производство по делу об оспаривании такого решения подлежит прекращению. Однако данное правило не имеет безусловного характера, если спор, рассмотренный третейским судом в соответствии с федеральным законом, не может быть предметом третейского разбирательства либо исполнение третейского решения нарушает публичный порядок Российской Федерации (п. 21 Обзора Президиума ВС РФ от 26.12.2018 N 96).

4. Компетенция арбитражных судов на рассмотрение заявлений об оспаривании арбитражных решений определяется по общим правилам разграничения предметов ведения с судами общей юрисдикции (см. ст. ст. 27, 31 и 32 АПК). Подсудность рассмотрения заявления определяется по месту принятия решения третейского суда, а не по месту расположения постоянно действующего третейского суда. Согласно ч. 4 данной статьи возможно применение правил договорной подсудности при выборе арбитражного суда, однако выбор сторон ограничен судами по месту нахождения одной из сторон.

5. Субъектами оспаривания арбитражного решения являются лица, участвовавшие в третейском разбирательстве, к которым относятся его стороны. Вместе с тем лица, не привлеченные к участию в деле, рассмотренном арбитражем, но вопрос о правах и об обязанностях которых рассмотрен арбитражем, вправе оспорить его в арбитражном суде. К их числу относится и прокурор в случае, предусмотренном ч. 3 комментируемой статьи. Ранее данный подход был установлен в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 N 15 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе".

6. Согласно ч. 4 ст. 230 АПК установлен специальный предельный срок для подачи заявления об оспаривании арбитражного решения - не свыше трех месяцев. Трехмесячный специальный предельный срок для оспаривания арбитражного решения, установленный в п. 3 ст. 34 Закона о МКА, совпадает со сроком, установленным в ч. 4 ст. 230 АПК. Данный срок исчисляется по общему правилу со дня получения стороной, подающей заявление, арбитражного решения. При этом в случае если была подана просьба об исправлении недостатков арбитражного решения в соответствии со ст. 33 Закона о МКА, то трехмесячный срок исчисляется со дня вынесения третейским судом решения по этой просьбе.

Указанный срок имеет процессуально-давностный характер, не является пресекательным, и поэтому при его пропуске по уважительной причине он может быть восстановлен по правилам гл. 10 АПК .

См.: Постановление ФАС Уральского округа от 25.12.2003 по делу N Ф09-3729/03-ГК.

Под ред. В.В. Яркова "КОММЕНТАРИЙ К АРБИТРАЖНОМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ)"

АБСАЛЯМОВ А.В., АБУШЕНКО Д.Б., БЕССОНОВА А.И., БУРАЧЕВСКИЙ Д.В., ГРЕБЕНЦОВ А.М., ДЕГТЯРЕВ С.Л., ДОЛГАНИЧЕВ В.В., ЗАГАЙНОВА С.К., КУЗНЕЦОВ Е.Н., ЛАЗАРЕВ С.В., ПЛЕШАНОВ А.Г., РАЗДЬКОНОВ Е.С., РЕНЦ И.Г., РЕШЕТНИКОВА И.В., СКУРАТОВСКИЙ М.Л., СОЛОМЕИНА Е.А., СПИЦИН И.Н., ТАРАСОВ И.Н., ТИМОФЕЕВ Ю.А., ХАЗАНОВ С.Д., ХАЛАТОВ С.А., ЧУДИНОВСКАЯ Н.А., ЯРКОВ В.В., 2020. Издательство "СТАТУТ"

Судебная практика по статье 230 АПК РФ:

Суд не исследовал обстоятельства дела на предмет того, может ли затронуть решение суда интересы третьих лиц Кроме того, суд не исследовал доказательства о пропуске обществом установленного частью 3 статьи 230 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации трехмесячного срока на подачу заявления об отмене решения третейского суда.

Суд, рассмотрев доводы Архипенко А.А., содержание оспариваемых актов и материалы дела, установил, что указанные доводы заявителя не могут быть приняты во внимание. Согласно части 3 статьи 230 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об отмене решения третейского суда может быть подано в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением.

Кроме того, суд указал, что Шуткина Г.М. является участником общества, но не является стороной третейского разбирательства (часть 2 статьи 230 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательств нарушения ее прав и интересов в материалы дела не представлено. По другому делу выдан исполнительный лист на принудительное исполнение спорного решения третейского суда.

Суд пояснил, что, прежде чем отказать в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, необходимо разобраться, действительно ли его решение противоречит публичному порядку Российской Федерации


В комментарии «АГ» одна из экспертов отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре». Другая указала, что Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства.

10 июня Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС19-1212, в котором выяснила, возможно ли выдать исполнительный лист на решение третейского суда, если одна из сторон ссылается на использование бюджетных средств при заключении договора.

21 ноября 2017 г. Третейский суд строительных организаций города при АНО «Центр юридической поддержки строительных организаций города» взыскал с ЗАО «Вентинтер-монтаж» в пользу ООО «СТРОЙ МОНТАЖ» около 9 млн руб. задолженности, 446 тыс. руб. неустойки по договору подряда, проценты в размере более 625 тыс. руб. и 60 тыс. руб. расходов по оплате арбитражного сбора.

Так как решение «Вентинтер-монтаж» не исполнил, «СТРОЙ МОНТАЖ» обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Арбитражный суд г. Москвы в удовлетворении заявления отказал. Данное решение было оставлено без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа. Руководствуясь ст. 238, 239 АПК, суды указали, что спор не мог быть предметом третейского разбирательства, а решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, поскольку договор заключен сторонами в целях реализации инвестиционной программы для обеспечения государственных и муниципальных нужд, объект строительства – НИУ «Высшая школа экономики».

«СТРОЙ МОНТАЖ» подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии с ч. 4 ст. 238 АПК при рассмотрении дела арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 данного кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать его решение по существу.

ВС также сослался на п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК, в соответствии с которым в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано в случае, если приведение в исполнение его решения противоречит публичному порядку Российской Федерации.

«Указанное основание подлежит проверке судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела, независимо от доводов и возражений сторон», – отметил Верховный Суд. При этом он добавил, что участники спора вправе приводить доводы, свидетельствующие о наличии вышеуказанных оснований отказа в исполнении третейского решения (п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений, утвержденного Президиумом ВАС, Информационное письмо от 26 февраля 2013 г. № 156).

ВС указал, что заинтересованное лицо реализовало указанное право, поскольку приводило доводы о возможном нарушении исполнением решения третейского суда публичного порядка, в соответствии с которыми договор был заключен за счет средств бюджета и направлен на удовлетворение публичных нужд посредством расходования бюджетных средств в рамках инвестиционной программы.

«Между тем при рассмотрении настоящего дела в судах заявитель указывал на то, что ЗАО “Вентинтер-монтаж” не представило в материалы дела доказательства, подтверждающие его правовую позицию, в том числе доказательства того, что в рамках исполнения договора сторон расходовались средства указанной инвестиционной программы. Суды не исследовали, каким образом стороны спора участвовали в реализации указанной инвестиционной программы, являлись ли они получателями бюджетных средств», – отметил Верховный Суд.

Кроме того, Экономколлегия ВС обратила внимание: заявитель указывал на то, что спорный договор, учитывая характер правоотношений, сложившихся между «СТРОЙ МОНТАЖ» и «Вентинтер-монтаж», а также правовую природу договора, не предполагает использование бюджетных средств, а факт наличия инвестиционной программы сам по себе не может свидетельствовать о том, что при реализации договора были использованы средства бюджета.

Указанные обстоятельства, как отметил Суд, подлежали проверке арбитражными судами при рассмотрении дела в соответствии с нормой п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК в целях установления справедливого баланса прав и интересов сторон. В связи с этим судебные акты арбитражных судов первой и кассационной инстанций были отменены на основании ч. 1 ст. 291.11 АПК как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело – направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» юрист КА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Изабелла Прусская отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре».

Эксперт указала, что ситуация, в которой суды отказываются выдавать исполнительный лист на решение третейского суда, – явление нечастое. «Общая правоприменительная тенденция – автономизация третейского разбирательства и ограничение судебной компетенции по пересмотру решений третейских судов. Однако практике известны подобные случаи. В большинстве из них причины носят процессуальный характер: недействительность третейского соглашения, отсутствие эффективного уведомления стороны об избрании третейских судей или о третейском разбирательстве, принятие решения по спору, не предусмотренному третейским соглашением, и др. Данный блок причин носит сугубо процессуальный характер, и суды, как правило, даже не затрагивают фактическую сторону спора», – указала Изабелла Прусская. Однако, отметила она, если суды отказывают в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения в случае, когда спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством РФ или его решение нарушает основополагающие принципы российского права (публичный порядок), они вникают в суть спора и оценивают его предмет и фактическую составляющую.

Юрист юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Анна Чепурная указала, что в определении Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства. Подобный подход неоднократно проводился экономической коллегией (Определение от 28 июля 2017 г. № 305-ЭС15-20073, Определение от 27 декабря 2017 г. № 310-ЭС17-12469, Определение от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС17-7240).

«В приведенной практике Верховный Суд рассматривал споры из договоров, связанных с бюджетным финансированием, как неарбитрабельные, а соглашения о передаче таких споров в арбитраж – как неисполнимые. Целью такого подхода являлось обеспечение прозрачности расходования бюджетных средств, что невозможно в условиях конфиденциальности третейского разбирательства. В комментируемом определении судебная коллегия также указала, что рассмотрение подобного спора в третейском суде нарушает публичный порядок, что едва ли соответствует доктринальным позициям, так как влечет искусственное расширение категории “публичный порядок”», – отметила Анна Чепурная.

При этом эксперт отметила, что подход к подобным спорам как неарбитрабельным имеет под собой гораздо большее теоретическое обоснование, нежели вовлечение категории публичного порядка. Это, по мнению Анны Чепурной, создает значительные риски для развития арбитража, поскольку, во-первых, возлагает на арбитров не свойственную им обязанность проверять, задействованы ли в споре бюджетные средства, а во-вторых, как показывает пример развития инвестиционного арбитража, в котором одной из сторон всегда является государство, указывает, что бюджетные средства и третейское разбирательство могут сосуществовать под одной крышей.

Арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации (п. 2 ч. 4 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса). Под публичным порядком в соответствии с информационным письмом Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 г. № 156 понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства.

Указанное основание подлежит проверке судом не только по заявлению стороны спора, но и по собственной инициативе (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 г. № 156, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2015 г. № 305-КГ15-5805). В Определении ВС РФ от 28 апреля 2017 г. по делу № А40-147645/2015 Суд отметил, что императивный характер исключительных полномочий государственного суда по защите публичного порядка при исполнении решений третейских судов не исключает права участников спора или третьих лиц ходатайствовать о проверке третейского решения по указанному основанию и приводить в подтверждение своего довода соответствующие доказательства.

Принудительное исполнение решения третейского суда, нарушающее публичный порядок, является судебной ошибкой, свидетельствующей о незаконности судебного акта (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 декабря 2018 г. № Ф05-20619/2018 по делу № А40-220596/2017).

Рассмотрим наиболее часто встречающиеся в практике судов основания, по которым суды отказывают в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по причине нарушения публичного порядка Российской Федерации.

Суды также отказывают в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях, когда третейский суд применяет к спорным правоотношениям сторон не то право, о применении которого стороны заключили соглашение, что свидетельствует о нарушение принципа законности и как следствие публичного порядка (постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июля 2018 г. № Ф05-9814/2018 по делу № А40-239803/2017).

Суд отказал в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, когда третейский суд не дал надлежащую оценку представленному истцом доказательству, подтверждающему факт передачи денежных средств, то есть не исследовал вопрос о фактическом предоставлении займа. При этом было отмечено, что в данном случае третейский суд нарушил основополагающие принципы права – принцип законности, поскольку не применил нормы права, подлежащие применению, и принцип обоснованности, поскольку не дал оценку доказательствам, представленным в обоснование заявленных требований, что нарушает публичный порядок Российской Федерации (постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 августа 2018 г. № Ф05-12910/2018 по делу № А40-103738/2018).

Суд ссылался на нарушение публичного порядка в виде нарушения принципов законности, равенства участников гражданских отношений в связи с выявленными нарушениями в части предоставления ответчику права на избрание арбитра, а именно извещение ответчика в сроки, не обеспечившие ему участия в избрании арбитров (постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 февраля 2019 г. № Ф05-255/2019 по делу № А40-203176/2018).

Нарушение публичного порядка Российской Федерации по причине нарушения принципа законности было констатировано судом, когда ответчики, с которых солидарно была взыскана задолженность, не находились по месту регистрации; руководитель организации, вызванный в налоговый орган для допроса, не явился; сведения о ведении реальной хозяйственной деятельности отсутствовали; движение денежных средств по расчетным счетам отсутствовало; имелась задолженность перед бюджетом Российской Федерации (постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 декабря 2018 г. № Ф05-22357/2018 по делу № А40-96481/2018).

Противоречащим публичному порядку является решение третейского суда в части обращения взыскания на заложенное имущество, находящееся в государственной собственности, переданное в обеспечение исполнения обязательств частного субъекта. В данном случае исполнение решения третейского суда приводит к нарушению таких основ публичного порядка Российской Федерации как принципы распоряжения публичной собственностью, публичного контроля за ее распоряжением, направленности публичной собственности на обеспечение интересов общества, функционирующего в рамках публичного образования, запрета обхода закона, запрета распоряжения публичной собственностью через частные средства разрешения споров, тем более, через частные средства разрешения споров, исключающие публичный контроль за спорными правоотношениями ввиду конфиденциальности разрешения спора (третейские суды) (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 июня 2018 г. № Ф07-4087/2018 по делу № А44-9747/2017).

Нарушением публичного порядка Российской Федерации является создание в преддверии банкротства видимости частноправового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда для получения в последующем формальных оснований для упрощенного включения необоснованной задолженности в реестр требований кредиторов должника в целях влияния на ход дела о банкротстве. Такие действия затрагивают не только частные интересы должника и его кредитора – участника третейского разбирательства, но и всех иных кредиторов, вовлеченных в процесс банкротства, препятствуя справедливому рассмотрению дела о несостоятельности и окончательному его разрешению (как в части определения судьбы должника и его имущества, так и в части распределения конкурсной массы между добросовестными кредиторами). Поведение участников гражданского оборота, фактически направленное на создание искусственной задолженности, при отсутствии доказательств обратного, представляет собой использование юридических лиц для целей злоупотребления правом, то есть находится в противоречии с действительным назначением юридического лица как субъекта права. Такие действия также являются и формой незаконного использования третейского разбирательства, поскольку направлены не на обращение к третейскому суду как средству разрешения спора согласно его правовой природе, а на использование третейского разбирательства в целях злоупотребления правом (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 июля 2018 г. № Ф07-6974/2018 по делу № А13-6542/2015, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 декабря 2018 г. № Ф07-16263/2018 по делу № А56-36854/2016).

Создание искусственной задолженности и как следствие нарушение публичного порядка также имеет место при наличии информации, свидетельствующей об участии сторон в незаконных финансовых схемах, связанных с легализацией преступных доходов, хищении бюджетных средств, а также о попытке преодоления заградительных мер, применяемых кредитными организациями в рамках исполнения требований Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 декабря 2018 г. № Ф05-20619/2018 по делу № А40-220596/2017).

1. Правила, установленные настоящим параграфом, применяются при рассмотрении арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение принятых на территории Российской Федерации решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей (третейских судов).

2. Вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору, возникшему из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматривается арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда.

3. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по адресу или месту жительства должника либо, если его адрес или место жительства неизвестны, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства. По соглашению сторон третейского разбирательства заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть подано в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, либо в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по адресу стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда.

Комментарий к ст. 236 АПК РФ

1. По общему правилу решение третейского суда должно быть исполнено добровольно. Однако в случае отказа должника от добровольного исполнения необходимо его принудительное исполнение, которое в отношении решений третейских судов в силу их специфики как органов частного правоприменения возможно только после процесса подтверждения его юридической силы в рамках специального производства по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В случае положительного решения данного вопроса взыскатель в общем порядке, установленном ФЗ об исполнительном производстве, возбуждает исполнительное производство путем предъявления исполнительного листа к взысканию.

Правила § 2 гл. 30 АПК о рассмотрении заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда применяются в отношении решений третейских судов, вынесенных в соответствии с ФЗ об арбитраже, и в отношении решений международного коммерческого арбитража, принятых на территории РФ. Основное значение для определения правовой характеристики арбитражного решения имеет место принятия решения составом арбитров международного коммерческого арбитража - территория РФ. Процедура приведения в исполнение иностранных арбитражных решений установлена в гл. 31 АПК.

Объектом данного производства являются решения третейских судов. К их числу не относятся определения, даже если они прекращают производство по делу в связи с заключением мирового соглашения. Как отмечено в п. 6 Обзора практики рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (утв. Президиумом ФАС Уральского округа 07.07.2010), заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение определения третейского суда не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Согласно ст. 43 ФЗ об арбитраже обязательным объектом данного производства являются все арбитражные решения, требующие внесения записи в государственный реестр.

2. Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа наделяется сторона, в пользу которой выдано решение третейского суда. Таким лицом может быть как истец в случае удовлетворения иска, так и ответчик при отказе истцу в иске, например, для взыскания расходов, связанных с рассмотрением дела в третейском суде, а также лица, получившие права, основанные на решении третейского суда, в порядке процессуального и материального правопреемства .

См. подробнее о лицах, имеющих право обратиться с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение, в п. 2 комментария к ст. 242 АПК, поскольку основные принципиальные характеристики в данном случае совпадают.

3. Арбитражные суды вправе рассматривать, согласно ч. 2 ст. 236 АПК, только те заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение, которые касаются решений по спорам из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности. Остальные заявления по другим категориям решений подаются в суды общей юрисдикции. По правилам ч. 3 данной статьи здесь допустимы правила договорной подсудности.

4. Срок подачи заявления о выдаче исполнительного листа прямо не определен в Законе о МКА и гл. 30 АПК. В то же время такой срок определен в ч. 2 ст. 246 АПК, согласно которой "иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу". Утратившая силу норма п. 4 ст. 45 ФЗ о третейских судах устанавливала, что заявление о выдаче исполнительного листа может быть подано не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда.

Можно исходить из процессуальной аналогии (ч. 5 ст. 3 АПК) и исчислять срок на подачу заявления о выдаче исполнительного листа по решению международного коммерческого арбитража, вынесенному на территории РФ и подпадающему под процедуры § 2 гл. 30 АПК, с момента его вступления в законную силу в течение трех лет. В противном случае решение третейского суда может быть предъявлено к исполнению без ограничения срока, что не согласуется с общими правилами установления предельного срока действия судебных актов с точки зрения их исполнимости.

Под ред. В.В. Яркова "КОММЕНТАРИЙ К АРБИТРАЖНОМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ)"

АБСАЛЯМОВ А.В., АБУШЕНКО Д.Б., БЕССОНОВА А.И., БУРАЧЕВСКИЙ Д.В., ГРЕБЕНЦОВ А.М., ДЕГТЯРЕВ С.Л., ДОЛГАНИЧЕВ В.В., ЗАГАЙНОВА С.К., КУЗНЕЦОВ Е.Н., ЛАЗАРЕВ С.В., ПЛЕШАНОВ А.Г., РАЗДЬКОНОВ Е.С., РЕНЦ И.Г., РЕШЕТНИКОВА И.В., СКУРАТОВСКИЙ М.Л., СОЛОМЕИНА Е.А., СПИЦИН И.Н., ТАРАСОВ И.Н., ТИМОФЕЕВ Ю.А., ХАЗАНОВ С.Д., ХАЛАТОВ С.А., ЧУДИНОВСКАЯ Н.А., ЯРКОВ В.В., 2020. Издательство "СТАТУТ"

Судебная практика по статье 236 АПК РФ:

Между тем, в соответствии с пунктом 3 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника стороны третейского разбирательства.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации руководствуясь положениями Закона о третейских судах в Российской Федерации, статьями 236 , 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды нижестоящих инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа. Судами установлено, что компетенция третейского суда по рассмотрению спора согласована сторонами в пункте 13.6 договора подряда.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации руководствуясь положениями Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», статьями 236 , 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды нижестоящих инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа. Судами установлено, что компетенция третейского суда по рассмотрению спора согласована сторонами в пункте 14.2 договора поставки.

1. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

2. В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частями 3 и 4 настоящей статьи. В выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано по основаниям, установленным частью 4 настоящей статьи, даже в том случае, если сторона, против которой вынесено решение, не ссылается на указанные основания.

3. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение третейского суда, представит доказательства того, что:

1) одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;

2) третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания по праву Российской Федерации;

3) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении третейского судьи или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения;

4) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, и что если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть решения третейского суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

5) состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

4. Арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:

1) спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;

2) приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Если часть решения третейского суда, которая противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть отделена от той части, которая ему не противоречит, та часть решения, которая не противоречит публичному порядку Российской Федерации, может быть признана или приведена в исполнение.

5. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: