Восстановление пенсионных прав в судебном порядке

Обновлено: 07.02.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Подсудность исков о восстановлении пенсионных прав (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Подсудность исков о восстановлении пенсионных прав

Судебная практика: Подсудность исков о восстановлении пенсионных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2001 N 79-В01-5
В принятии искового заявления о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, оплате административного отпуска и компенсации морального вреда отказано за неподсудностью правомерно, поскольку заявленные требования подлежат рассмотрению в суде по местонахождению ответчика. В соответствии с ч. 11 ст. 118 ГПК РСФСР, на которую сослался президиум, подсудность по выбору истца предусмотрена по искам о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанных с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Подсудность исков о восстановлении пенсионных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. N 21-ФЗ"
(постатейный)
(2-е издание, переработанное и дополненное)
(Борисов А.Н., Лагвилава Р.П.)
("Юстицинформ", 2018) Упомянутая ст. 29 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 264-ФЗ ) устанавливает также (наряду с указанными выше) правила о подсудности по выбору истца в отношении следующих обращений: иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства (ч. 3); иски о расторжении брака (ч. 4); иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца (ч. 5); иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста (ч. 6); иски о защите прав субъекта персональных данных, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда (ч. 6.1); иски о прекращении выдачи оператором поисковой системы ссылок, позволяющих получить доступ к информации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" (ч. 6.2); иски о защите прав потребителей (ч. 7); иски о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, взыскании заработной платы и других сумм, причитающихся членам экипажа судна за работу на борту судна, расходов на репатриацию и взносов на социальное страхование, взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасание на море (ч. 8); иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения (ч. 9).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Настольная книга судьи по гражданским делам"
(2-е издание, переработанное и дополненное)
(под ред. Н.К. Толчеева)
("Велби", "Проспект", 2008) В рассматриваемых случаях неприменимы положения ч. 6 ст. 29 ГПК о подсудности по выбору истца (альтернативной подсудности) исков о восстановлении трудовых прав. В данной правовой норме речь идет о восстановлении трудовых и иных прав (пенсионных, жилищных, имущественных), ущемленных в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражей либо незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Указанные требования разрешаются в соответствии с Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.) , которое сохраняет юридическую силу, но применяется лишь во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 и параграфа 4 главы 59 ГК РФ.

Нормативные акты: Подсудность исков о восстановлении пенсионных прав

"Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2008 года"
(утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 05.12.2008)
(Извлечение)
(ред. от 17.07.2019) Поскольку требование органа местного самоуправления о признании за ним права собственности на земельный участок затрагивает имущественные права собственников невостребованных земельных долей, оно может быть заявлено путем предъявления иска к собственникам невостребованных земельных долей в суд по месту нахождения земельного участка (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ) и подлежит рассмотрению судом в порядке искового производства.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Пояснительная записка
"К проекту Федерального закона "О внесении изменений в статью 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" При этом положениями части 6 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста, могут предъявляться также в суд по месту жительства истца.

Подборка наиболее важных документов по запросу Иск о восстановлении пенсионных прав (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Иск о восстановлении пенсионных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 25 "Прекращение и восстановление выплаты страховой пенсии" Федерального закона "О страховых пенсиях" "Разрешая спор, оценив обстоятельства дела применительно к положениям статей 1113, 1114, 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 24, 25 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", правовой позиции изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19.05.2009 N 541-О-О, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении иска, поскольку право на обращение с заявлением о возобновлении выплаты пенсии или восстановлении выплаты пенсии принадлежит исключительно пенсионеру, так как указанное право неразрывно связано с его личностью, а потому оснований для возобновления выплаты пенсии П. в период с 01.03.2014 до даты смерти пенсионера - 12.02.2019 у пенсионного органа не имелось."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Иск о восстановлении пенсионных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Ситуация: Каков порядок установления факта постоянного проживания иностранного гражданина (лица без гражданства) на территории РФ?
("Электронный журнал "Азбука права", 2022) Исковое заявление подается в районный суд по адресу ответчика. Иск о восстановлении пенсионных прав также может быть подан по месту жительства истца (ст. ст. 24, 28, ч. 6, 10 ст. 29 ГПК РФ).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Ситуация: Как установить факт национальной принадлежности?
("Электронный журнал "Азбука права", 2022) Исковое заявление подается в районный суд по адресу ответчика. Иск о восстановлении пенсионных прав также может быть подан по месту жительства истца (ст. ст. 24, 28, ч. 6, 10 ст. 29 ГПК РФ).

Нормативные акты: Иск о восстановлении пенсионных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 N 17
(ред. от 02.04.2013)
"О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" Учитывая, что возмещение морального вреда является одной из составляющих реабилитации, включающей в себя, кроме того, право на возмещение имущественного вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (часть 1 статьи 133 УПК РФ), и принимая во внимание, что в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, могут предъявляться в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту жительства истца, исходя из аналогии закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ) иск о компенсации морального вреда в денежном выражении также может быть предъявлен реабилитированным в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту своего жительства.


По мнению одной из адвокатов, позиция ВС сводится к тому, что необходимо «качественно» извещать наследников о наличии права на получение накоплений, а если речь идет о восстановлении срока обращения – рассматривать такое требование без «пробюджетного» уклона. По словам второй, при восстановлении срока истцы, как правило, ссылаются на незнание норм о сроках и порядке принятия наследства, хотя в силу прямого указания ВС эта причина не может быть признана уважительной

Верховный Суд опубликовал Определение № 93-КГ20-3, которым разрешил спор между Управлением ПФР и правопреемниками умершего лица, на счету которого остались пенсионные накопления.

Восстановить срок обращения за выплатой накоплений не получилось

В апреле 2019 г. Анатолий и Светлана Драницыны подали в Магаданский городской суд иск о восстановлении пропущенного срока обращения за выплатой средств пенсионных накоплений Марины Драницыной – их умершей матери.

Женщина скончалась в ноябре 2016 г., однако истцы, по их словам, не знали о возможности обратиться в ПФР за получением ее пенсионных накоплений. О том, что такие накопления имеются у их умершей матери, им стало известно только в конце 2018 г. от своей бабушки, которая сама узнала об этом тогда же. Сотрудник пенсионного органа подтвердил наличие средств на пенсионном счете Марины Драницыной и посоветовал обратиться в суд за восстановлением срока их получения.

Анатолий и Светлана Драницыны, ссылаясь на то, что Управление ПФР в г. Магадане не уведомило их о возможности получения пенсионных накоплений матери, посчитали, что срок обращения за выплатой был пропущен по уважительной причине. Истцы также сообщили суду, что из-за смерти близкого человека состояние их здоровья значительно ухудшилось.

Магаданский городской суд согласился с тем, что дети умершей вправе обратиться с заявлением о выплате ее пенсионных накоплений, однако решил, что срок для такого обращения истек 15 мая 2017 г. Первая инстанция отказалась признать уважительной причиной пропуска ухудшение здоровья Светланы Драницыной, поскольку та не смогла доказать наличие заболеваний, препятствующих обратиться в ПФР вовремя.

Отклоняя доводы о том, что истцы не были извещены Управлением ПФР о возможности получения пенсионных накоплений матери, суд сослался на реестр отправлений простой корреспонденции, согласно которому УПФР в декабре 2016 г. направило извещение о наличии накоплений на счете Марины Драницыной по последнему адресу ее проживания. В заседании истцы подтвердили, что также проживали в тот момент по этому адресу. То, что дети умершей не получили указанное извещение, не свидетельствует о бездействии ответчика, заметила первая инстанция. Кроме того, добавила она, доводы истцов об их юридической неграмотности также не подтверждают наличие уважительных причин пропуска срока.

Апелляция, оставляя в силе решение городского суда, отметила, что незнание Драницыных о наличии у их матери пенсионных накоплений и о сроках подачи соответствующего заявления не является уважительной причиной пропуска этого срока, поскольку граждане «имели реальную возможность узнать о своих правах», если бы ознакомились с соответствующими нормативными актами.

Судья Магаданского областного суда отказался передавать кассационную жалобу Драницыных на рассмотрение в заседании, поэтому истцы обратились в ВС РФ.

ВС призвал внимательнее изучить причины пропуска срока

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС обнаружила, что первая и апелляционная инстанции существенно нарушили процессуальные нормы, а также неверно истолковали и применили материальное право.

Проанализировав пенсионное законодательство и применимые разъяснения из Обзора законодательства и судебной практики ВС за третий квартал 2008 г., Суд сформулировал несколько правовых позиций. Так, пояснил он, если смерть застрахованного лица наступила до назначения накопительной пенсии или до корректировки ее размера с учетом дополнительных накоплений, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета или на пенсионном счете накопительной пенсии средства выплачиваются территориальным органом ПФР по месту жительства умершего его правопреемникам. Круг этих лиц может определить сам застрахованный в соответствующем заявлении. При отсутствии заявления выплата производится правопреемникам по закону: в первую очередь детям, супругу и родителям, во вторую – братьям, сестрам, дедушкам, бабушкам и внукам.

Далее, указал ВС, территориальный орган Пенсионного фонда, получив документ о смерти застрахованного лица, при наличии информации о его правопреемниках обязан уведомить их о возможности обратиться за выплатой накоплений умершего. По общему правилу правопреемникам необходимо обратиться в ПФР в течение 6 месяцев со дня смерти застрахованного лица. Однако, подчеркнула судебная коллегия, в случае пропуска такого срока он может быть восстановлен в судебном порядке при наличии уважительных причин. «Поскольку какого-либо перечня уважительных причин законом не установлено, вопрос о причинах пропуска срока обращения за выплатой правопреемникам умершего застрахованного лица и об уважительности этих причин подлежит разрешению судом по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств», – разъяснил Суд.

В своем определении он прямо указал те обстоятельства, которые нижестоящим инстанциям следовало установить по данному делу. Так, по мнению ВС, необходимо было выяснить, направлялось ли по месту жительства умершей или ее правопреемников уведомление о наличии накопительной пенсии, а также располагали ли правопреемники Марины Драницыной информацией о наличии у нее пенсионных накоплений. Реестр почтовых отправлений, представленный ответчиком в первую инстанцию, сведений о составе направленной по адресу умершей корреспонденции не содержит, заметил ВС.

Кроме того, судам следовало оценить уважительность причин, по которым дети умершей не обратились в Управление ПФР вовремя. Так, например, остались без внимания доводы Светланы Драницыной и ее бабушки о том, что на момент смерти матери Светлане едва исполнилось 18 лет. Оба истца говорили о своих заболеваниях и о том, что после смерти Марины Драницыной не только морально страдали, но и длительное время болели, были вынуждены адаптироваться к новым жизненным условиям. При этом Драницыны представили документы, подтверждающие, с их точки зрения, неудовлетворительное состояние здоровья, однако обе инстанции эти сведения оценивать не стали.

Перечень уважительных причин, дающих суду право восстановить лицу пропущенный срок, законодательством не установлен, еще раз подчеркнул Суд. «Поскольку закон не содержит условие о необходимости подтверждения гражданином наличия каких-либо исключительных обстоятельств, препятствующих ему своевременно обратится в пенсионный орган за выплатой средств пенсионных накоплений умершего лица, вывод суда о том, что приводимые истцами доводы не свидетельствуют о наличии исключительных обстоятельств, непосредственно связанных с их личностью как правопреемников, повлекших пропуск ими срока обращения в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации за выплатой средств пенсионных накоплений умершей матери <. >, является неправомерным», – указала судебная коллегия.

На этом основании акты нижестоящих инстанций были отменены, ВС направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Поскольку месяцем ранее Суд вынес аналогичное решение по делу Любови Штряниной – бабушки истцов и матери умершей (№ 93-КГ20-1), первой инстанции рекомендовано разрешить вопрос о возможности объединения обоих дел в одно производство.

Эксперты согласились с Судом

«Уникальное определение Верховного Суда, дающее людям надежду на получение причитающихся по закону пенсионных средств, – прокомментировала решение адвокат АК “Гражданские компенсации” Ирина Фаст. – Высшая инстанция дала указание о порядке восстановления срока обращения за выплатами и фактически встала на защиту слабой стороны в процессе, в который раз указав на необходимость защиты прав граждан».

Очевидная позиция ВС в отношении данной категории споров, по мнению эксперта, сводится к необходимости качественно извещать наследников о наличии права на получение накоплений, а если речь идет о восстановлении срока для обращения – рассматривать такое требование без «пробюджетного» уклона.

По словам адвоката АП г. Москвы Анжелики Тамбовской, ВС обращает внимание судов на необходимость более внимательно относиться к обстоятельствам, препятствующим правопреемникам своевременно реализовывать права на пенсионные накопления умерших. «Следует заметить, что средства пенсионных накоплений признаются собственностью РФ. За счет средств пенсионных накоплений умерших застрахованных лиц, не выплаченных правопреемникам, формируется резерв Пенсионного фонда, а потому неудивительно, что позиция ПФР в судебных заседаниях по восстановлению срока очень активна», – рассказала адвокат.

В ходе вебинара ФПА член Квалификационной комиссии АП Московской области Александр Никифоров рассказал адвокатам о разрешении сложных ситуаций с наследованием

Как правило, добавила она, заявители, пропустившие 6-месячный срок обращения за накопительной пенсией, ссылаются на незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства. «Вместе с тем оценку таким обстоятельствам Пленум ВС уже давал в п. 40 своего Постановления от 29 мая 2012 г. № 9 по делам о наследовании: незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства не является уважительной причиной пропуска», – напомнила Анжелика Тамбовская.

Однако поскольку подобная причина является наиболее распространенной в делах о восстановлении срока обращения за выплатой средств пенсионных накоплений умершего, необходимо дать ей оценку на уровне специального Постановления Пленума ВС, убеждена адвокат. «Более того, представляется необходимым установить в законе порядок и сроки информирования правопреемников о возможности получения средств пенсионных накоплений умершего гражданина в целях своевременного обращения за выплатой», – заключила эксперт.

Суд не выявил неопределенности в нормах ГПК и УПК, касающихся процессуального порядка защиты права реабилитированных, отметив, что они направлены на пресечение рассмотрения судами тождественных требований


По мнению одного адвоката, рассмотренный КС пример невозможности восстановления заработка за период незаконного уголовного преследования свидетельствует о несовершенстве законодательства в этой сфере. Другая считает, что коллизия оспариваемых норм будет проявляться в различных вариациях и в дальнейшем; по ее мнению, правовой механизм реабилитации требует совершенствования.

12 октября Конституционный Суд вынес Постановление № 44-П по делу о проверке конституционности норм ГПК, регламентирующих порядок возмещения реабилитированному имущественного вреда, и норм УПК, касающихся восстановления трудовых прав реабилитированного, между которыми, по мнению заявителя, имеется несогласованность.

Суды отказывали в восстановлении трудовых прав

13 апреля 2009 г. Евгений Пермяков был осужден к лишению свободы в исправительной колонии строгого режима. После освобождения 26 марта 2012 г. он обжаловал приговор в кассационном порядке. Постановлением президиума Московского областного суда от 25 ноября 2015 г. приговор был отменен ввиду отсутствия в действиях Евгения Пермякова состава преступления. За ним в соответствии со ст. 134 УПК РФ было признано право на реабилитацию.

В сентябре 2016 г. реабилитированный обратился в суд с требованиями о компенсации имущественного вреда, о восстановлении его трудовых и пенсионных прав за весь период незаконного лишения свободы, а также о возмещении расходов на оплату услуг адвокатов. Уже 19 октября Железнодорожный городской суд Московской области отказал в удовлетворении иска. Суд указал, что Евгений Пермяков состоял в трудовых отношениях с работодателем, но в связи с тем, что 4 марта 2009 г. он был уволен по собственному желанию, у него не имеется права на удовлетворение заявленного требования. Суд добавил, что доказательств, подтверждающих уплату денежных сумм адвокатам, не имеется, как и не представлено сведений об обращении по вопросу трудоустройства.

6 декабря 2016 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отменила решение первой инстанции, направив дело на новое рассмотрение в тот же суд. Апелляция указала, что первой инстанцией не дана оценка доводам заявителя о том, что он был уволен в тот момент, когда находился под стражей, и заявления об увольнении по собственному желанию не писал. «Решение данного вопроса влияет на право заявителя получения утраченного заработка, так как необходимо установить, по какой причине заработок был утрачен», – отмечалось в апелляционном определении.

При новом рассмотрении дела Железнодорожный городской суд частично удовлетворил иск. Так, суд удовлетворил требования истца в части возмещения расходов на оплату услуг адвокатов и возмещения заработной платы с 13 февраля 2009 г. (момент задержания и избрания меры пресечения в виде заключения под стражу) по 4 марта того же года (момент увольнения по собственному желанию) в размере около 137 тыс. руб.

Евгений Пермяков, обжалуя решение суда, настаивал, чтобы ему возместили почтовые расходы и заработную плату за весь период лишения свободы, в связи с чем повторил, что трудовой договор с работодателем по своей инициативе он не расторгал. Кроме того, Евгений Пермяков просил возместить заработную плату за время поиска работы после освобождения – с 27 марта по 12 мая 2012 г.

Апелляционным постановлением Московского областного суда от 11 апреля 2017 г. решение нижестоящего суда было изменено, и в пользу заявителя взысканы почтовые расходы в размере 419 руб., в остальной части решение оставлено без изменения. Отказывая в возмещении утраченного заработка и в изменении даты и основания увольнения, суды указали, что вопрос о законности увольнения выходит за пределы рассмотрения по правилам ст. 135 УПК и подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а доказательств невозможности трудоустроиться Евгений Пермяков не представил.

Постановлением судьи ВС РФ от 28 сентября 2017 г. было отказано в передаче жалобы Евгения Пермякова для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, с чем 19 января 2018 г. согласился заместитель председателя ВС.

24 апреля 2018 г. Ногинский городской суд удовлетворил требование Евгения Пермякова, заявленное в рамках гражданского процесса, о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, осуждением и незаконным лишением свободы, в размере 300 тыс. руб. Производство же по делу в отношении требования о возмещении утраченного заработка было прекращено, поскольку, как указал суд, это требование идентично рассмотренному по правилам уголовного процесса и в соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2011 г. № 17 не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Данное решение первой инстанции было оставлено без изменения апелляционным определением Московского областного суда. Судья ВС РФ 23 июля 2019 г. отказала заявителю в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда. Заместитель Председателя ВС РФ согласился с этим.

Обращение в Конституционный Суд

Завтра КС рассмотрит жалобу на нормы УПК РФ, которыми, по мнению заявителя, право на реабилитацию целиком поставлено в зависимость от органа, осуществляющего уголовное преследование

В жалобе в КС Евгений Пермяков указал, что абз. 3 ст. 220 ГПК, ч. 5 ст. 135 и ч. 1 ст. 138 УПК противоречат Конституции РФ в той мере, в какой препятствуют полному возмещению заработной платы гражданину в связи с незаконным привлечением его к уголовной ответственности.

Заявитель указал, что ст. 138 УПК подразумевает возможность обжалования решения о восстановлении прав реабилитированного в суде в порядке гражданского судопроизводства, а ст. 220 ГПК, в свою очередь, указывает на прекращение производства по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между тем же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

По мнению Евгения Пермякова, федеральный законодатель породил формальную несогласованность между положениями УПК, ГПК и ГК заведомо ведущую к невозможности реализации в полном объеме права на реабилитацию, предполагающего восстановление в трудовых и пенсионных правах лиц, незаконно или необоснованно подвергшихся уголовному преследованию. Такая неопределенность, как указал заявитель, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, что приводит к произволу, а значит, к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и установленных ст. 45 и 46 (ч. 1 и 2) Конституции РФ гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

КС проанализировал оспариваемые нормы

Конституционный Суд опубликовал постановление о правах реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту

КС разъяснил, что согласно ч. 2 ст. 135 УПК реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, закрепленных ГК, со дня получения копий документов, которыми признано его право на реабилитацию. Суд отметил, что ч. 1 той же статьи позволяет реабилитированному заявить в уголовно-процессуальном порядке широкий спектр связанных с возмещением имущественного вреда требований, включая требования о возмещении заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования.

Конституционный Суд отметил, что если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым по правилам уголовного процесса судебным решением, то ч. 1 ст. 138 УПК позволяет ему обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с тождественным требованием.

КС подтвердил, что когда лицо осуждается к лишению свободы, то трудовые отношения с ним прекращаются по п. 4 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, а в случае его реабилитации материальную компенсацию за время, в которое оно было лишено возможности трудиться и получать заработную плату, выплачивает Минфин России. При этом Суд обратил внимание, что если лицо было уволено по иному основанию, в частности если расторжение трудового договора произошло по инициативе работника (по собственному желанию), то это само по себе не лишает реабилитированного права требовать возмещения утраченного заработка, но уже не в том размере, который был предусмотрен трудовым договором.

Уточнил КС и то, что при несогласии лица с основанием увольнения оно не лишено права своевременно – в пределах установленного ТК РФ срока – обжаловать законность увольнения в суде. Кроме того, Суд пояснил, что даже в случае ликвидации (банкротства) организации-работодателя у реабилитированного имеется возможность обратиться к данным государственных и муниципальных архивов, куда в обязательном порядке передаются все документы, касающиеся финансово-экономической деятельности организации, в том числе затрагивающие права работников. Контроль за соблюдением таких правил и привлечение виновных в их нарушении к ответственности возлагаются на государство, добавил Суд.

Конституционный Суд указал, что из буквального смысла ст. 138 УПК следует, что реабилитированный после рассмотрения его требований в уголовно-процессуальном порядке (не обязательно во всех инстанциях) вправе заявить их в порядке гражданского судопроизводства. Вместе с тем абз. 3 ст. 220 ГПК относит прекращение производства по делу к процессуальным последствиям заявления в суд тех требований, которые однажды уже были рассмотрены судом в порядке гражданского судопроизводства.

КС разъяснил, что п. 2 ч. 1 ст. 134 и абз. 3 ст. 220 ГПК исключают возможность производства по делу только в случаях, когда право на судебную защиту (право на судебное рассмотрение спора) было реализовано в состоявшемся ранее на основе принципов равноправия и состязательности сторон судебном процессе. Как пояснил Суд, эти нормы направлены на пресечение рассмотрения судами тождественных требований и не содержат неопределенности, соответственно, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права.

«Установление же в каждом конкретном случае того, имеются ли причины для прекращения производства по делу, включая вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда, – исключительная прерогатива суда», – отмечено в постановлении.

Решение Конституционного Суда

В проекте постановления Пленума Верховный Суд ориентирует нижестоящие инстанции на искоренение практики необоснованной передачи таких исков на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства

Таким образом, Конституционный Суд заключил, что оспариваемые заявителем нормы не противоречат Конституции, поскольку в системе действующего правового регулирования они не препятствуют реабилитированному заявить требования о возмещении заработной платы, не полученной им в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, в порядке гражданского судопроизводства, если они не были разрешены по существу в порядке уголовного судопроизводства.

Суд добавил, что оспариваемые нормы не препятствуют суду, рассматривающему дело в порядке уголовного судопроизводства, принять решение об оставлении спорного требования без рассмотрения, если суд усматривает наличие спора о праве или о фактических обстоятельствах, который необходимо разрешить не в процедуре гл. 18 УПК, а в рамках гражданского процесса.

Вместе с тем КС указал, что законодатель не лишен возможности внести в правовой механизм реабилитации изменения, направленные на совершенствование процессуального порядка защиты права реабилитированных на компенсацию вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Относительно дела Евгения Пермякова Конституционный Суд посчитал, что невозможность реализации права на полный размер возмещения, с которой он связывает нарушение своих конституционных прав, обусловлена не столько результатами предшествующего рассмотрения его требований по правилам уголовного процесса, сколько наличием решения суда о прекращении производства по другому – гражданскому делу.

Вместе с тем КС подчеркнул, что оценка выводов судов о степени существенности тех или иных обстоятельств для разрешения заявленных в конкретном деле требований не может быть дана КС, который воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Так, Суд пришел к выводу, что отсутствуют основания для пересмотра правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителя.

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что абз. 3 ст. 220 ГПК, ч. 5 ст. 135 и ч. 1 ст. 138 УПК не противоречат Конституции РФ, однако в правоприменительной практике применение данных норм должно обеспечиваться в соответствии с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем постановлении.

Адвокаты оценили вывода Суда

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков считает, что проблема возмещения утраченного заработка, равно как и восстановление трудовых, пенсионных и иных прав реабилитированных в результате незаконного уголовного преследования лиц, очень актуальна, поскольку действующее законодательство не содержит понятных, четких механизмов восстановления данных прав. «Недостаточное законодательное регулирование в данном вопросе в совокупности с нежеланием судов встать на защиту реабилитированных лиц как наиболее ущемленной стороны в процессе реабилитации приводит к тому, что основная часть прав реабилитированных в судах не восстанавливается», – выразил мнение адвокат.

По мнению Дмитрия Клячкова, ситуация Евгения Пермякова, когда утраченный им заработок за период незаконного уголовного преследования так и не был восстановлен, – яркий пример несовершенства законодательства в этой сфере. Адвокат полагает, что в сложившейся ситуации Конституционный Суд мог взять на себя обязательство указать законодателю на необходимость разработки таких понятных механизмов реабилитации, которые давали бы реабилитированному повышенные социальные гарантии безусловного и скорейшего восстановления его прав и которые бы исключили ущемление прав реабилитированных. Но КС РФ в очередной раз уклонился от такого решения, указал Дмитрий Клячков. «Простой пример. В советское время период содержания под стражей в результате незаконного уголовного преследования включался в стаж из расчета три года пенсионного стажа за один год такого содержания под стражей. А в действующем законодательстве период такого содержания под стражей не влияет даже на коэффициент, влияющий на размер будущей пенсии», – поделился адвокат.

Дмитрия Клячкова насторожило мнение, которое в своем решении затронул Суд, указав, что когда трудовые отношения с лицом, осужденным к лишению свободы, прекращаются на основании п. 4 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, то в случае его реабилитации материальную компенсацию за время, в которое оно было лишено возможности трудиться и получать заработную плату, выплачивает Минфин России, а если же лицо было уволено по иному основанию, то это само по себе не лишает реабилитированного права требовать возмещения утраченного заработка, но уже не в том размере, который был предусмотрен трудовым договором. «Между тем лицо, которое было подвергнуто незаконному преследованию, утрачивает заработок, который мог бы иметь при отсутствии такого преследования, независимо от оснований увольнения и вообще наличия или отсутствия у него заработка на начало уголовного преследования», – отметил адвокат.

Адвокат КА «Конфедерация» Валентина Леонидченко указала, что положения ч. 1 ст. 138 УПК были включены законодателем в гл. 18 «Реабилитация» в качестве дополнительной гарантии для реализации реабилитированными прав, закрепленных ст. 46 и ст. 53 Конституции РФ. Однако, по мнению адвоката, на практике реабилитированные получили прямо противоположный результат.

Она пояснила, что правоприменители нередко используют данную норму как повод для волокиты и безосновательных отказов в требованиях, особенно при заявленном значительном ущербе. «Самый шокирующий эффект положения ч. 1 ст. 138 УПК РФ дают во взаимосвязи с абз. 3 ст. 220 ГПК РФ. Суды применяют этот союз таким образом, что полностью закрывают реабилитированным доступ к суду», – отметила адвокат.

Адвокат указала, что вынесенное КС постановление является значимым и актуальным, но, по ее словам, назревшую проблему оно не разрешит. Валентина Леонидченко полагает, что коллизия этих норм будет проявляться в различных вариациях и в дальнейшем, по ее мнению, правовой механизм реабилитации, установленный гл. 18 «Реабилитация» УПК, требует совершенствования. «Должны быть четкие правила, предусматривающие, что если требование по каким-то причинам не может быть рассмотрено или удовлетворено в ускоренном квазиприказном порядке УПК, то суд, не отказывая в заявлении, обязан передать это заявление для рассмотрения по правилам ГПК. Возможно, в данном случае целесообразно использовать отдельные отработанные механизмы, применимые при рассмотрении гражданских исков в уголовном судопроизводстве», – предположила она.

Что делать, если суд обязал Пенсионный фонд назначить пенсию, но ее все никак не начислят?

ПФР не торопится назначать пенсию по решению суда

«Муж судился с Пенсионным фондом из-за отказа в установлении пенсии. Суд обязал ПФР пенсию назначить. Когда ее начислят? Решение суда вступило в силу 7 октября. Документы в ПФР подали 11 октября», – такой вопрос поступил в редакцию «АГ».

Заявление о назначении пенсии рассматривается в течение 10 рабочих дней со дня его приема территориальным органом Пенсионного фонда РФ (п. 38 Приказа Министерства труда и социальной защиты РФ от 17 ноября 2014 г. № 884н). Это правило можно по аналогии применить к назначению пенсии на основании решения суда. Она должна быть начислена в течение 10 рабочих дней после обращения в ПФР.

Если по истечении этого времени пенсия не назначена, вот что можно сделать:

1. Обжаловать бездействие территориального органа Пенсионного фонда РФ в вышестоящий территориальный орган ПФР. Например, жалоба на бездействие районного управления ПФР подается в областное отделение.

2. Обжаловать бездействие Пенсионного фонда РФ в прокуратуру. Прокурор осуществляет надзор за исполнением закона и соблюдением прав граждан. В случае выявления нарушений – а неисполнение решения суда является нарушением, – прокурор выносит обязательные для исполнения протест или представление.

3. Запросить исполнительный лист, если в решении суда указано: «обязать ПФР включить…», «обязать ПФР назначить…» Для получения исполнительного листа следует обратиться в суд, принявший решение.

Статья 428 ГПК РФ устанавливает, что исполнительный лист суд выдает взыскателю по его заявлению после вступления решения в законную силу. Образец этого заявления можно посмотреть на сайте суда. Хотя в п. 9.3.2 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде предусмотрена обязанность выписывать исполнительные документы не позднее следующего рабочего дня после вступления в силу решения, на практике исполнительный лист выдается порой в течение 14 календарных дней и даже позднее. Потому об этом лучше позаботиться заблаговременно.

После поступления заявления и исполнительного листа в службу судебных приставов будет принято постановление о возбуждении исполнительного производства. В нем ПФР предложат в течение 5 дней добровольно исполнить решение суда, т.е. произвести начисление пенсии. Если решение не будет исполнено, ПФР придется уплатить исполнительский сбор в размере 50 тыс. руб.

Суды выносят решения в пользу обманутых граждан. Но деньги, потраченные на услуги псевдоюристов, людям все равно вернуть не удается. Об этом нужно помнить при выборе советника по правовым вопросам

Рассмотрим еще один случай, о котором рассказала другая читательница «АГ»:

«Суд обязал Пенсионный фонд назначить мне пенсию, но решение не исполнялось в течение нескольких месяцев. Я обратилась за помощью к юристам. На бесплатной консультации мне пообещали, что пенсию помогут получить, но услуга эта будет стоить 70 тыс. руб. При мне состоялся телефонный разговор якобы с сотрудником ПФР, который сказал, что проблему можно будет решить за несколько дней, если я оперативно подготовлю необходимые документы. Юрист при мне составил несколько заявлений в разные органы госвласти и объяснил, что деньги, потраченные на юридическую помощь, мне перечислит ПФР вместе с пенсией. Он меня убедил, что есть статья в кодексе, которая обязывает Пенсионный фонд это сделать. »

Пенсию женщине все же назначили. Однако денежные средства, переданные юристу, Пенсионный фонд не начислит. Такая обязанность ПФР законом не предусмотрена. Взыскать денежные средства в судебном порядке тоже не получится, поскольку в данном случае оплата услуг юриста не является судебными расходами. К таким расходам закон относит государственную пошлину и издержки, связанные с рассмотрением дела, в том числе расходы на оплату услуг представителя (ст. 88, 94 ГПК РФ).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: