Внутреннее убеждение суда основано на нормах права

Обновлено: 06.02.2023

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Ответственность банка

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Каждый, кто хотя бы один раз побывал в суде, слышали такое понятие как "внутреннее убеждение судьи". Но вряд ли многие способны четко объяснить, что оно собой представляет, как и когда формируется и имеет ли вообще смысл. Ведь есть закон, содержащий в себе четкие и конкретные нормы, так почему бы суду не руководствоваться только им?

Прежде чем переходить к сути вопроса, необходимо сперва обратиться к его истокам.

Согласно п.3 ст.4 Кодекса судейской этики его соблюдение должно быть внутренним убеждением судьи, правилом его жизни, должно способствовать укреплению доверия общества к судебной системе, его уверенности в том, что правосудие осуществляется компетентно, независимо, беспристрастно и справедливо.

В силу п.2 ст.3 Закона РФ "О статусе судей в РФ" судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Упоминание указанных выше норм в юридической литературе часто связано с обсуждением понятия внутреннего убеждения судьи. При этом действующее гражданское и арбитражное процессуальное законодательство крайне скупо отражает интересующий нас вопрос.

Так, в силу п.1 ст.71 АПК РФ и п.1 ст.67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Понятие "внутреннего убеждения", его содержание и процесс формирования, как видим, в указанных нормах права не раскрываются. Также это понятие не ставится в зависимость от закона, подлежащего применению в данном конкретном случае.

С одной стороны, внутреннее убеждение судьи праву не подвластно.

С другой стороны, как разъяснил Конституционный Суд РФ, данные законоположения, несмотря на отсутствие в тексте прямого указания на обязанность судьи при оценке доказательств руководствоваться законом, не предполагают возможность оценки судьей доказательств произвольно, в противоречие с законом и с квалификацией фактических обстоятельств.

Внутреннее убеждение рассматривают как субъективное чувство уверенности в доказанности или недоказанности факта. Именно это чувство и будет составлять содержание внутреннего убеждения судьи. Условно можно предположить, что внутреннее убеждение судьи состоит из двух сторон:

  1. объективная - итог осознанной мыслительной деятельности судьи по исследованию доказательств. Она формируется в результате всестороннего, полного, непредвзятого и непосредственного исследования судьей имеющихся в деле доказательств.
  2. субъективная - чувственное восприятие судьей картины спора. При этом для судьи такие философско-этические категории как "истина", "добро" и "справедливость" - это только то, что соответствует предписаниям Закона и подтверждено надлежащими доказательствами. Интуитивные же догадки ввиду их субъективности и ненадежности или должны быть подтверждены логической цепочкой развернутых рассуждений, или отвергнуты судьей как ошибочные.

Процесс формирования внутреннего убеждения судьи так же условен, как и само это понятие. Исходя из содержания приведенных выше норм п.1 ст.71 АПК РФ и п.1 ст.67 ГПК РФ, указанный процесс длится в течение всего периода разбирательства дела судом.

Можно предположить, что формирование внутреннего убеждения судьи при оценке доказательств проходит через три этапа:

  • подготовительный - начинается с момента поступления дела в суд и восприятия доказательств. На его основе формируется предположительный вывод о фактах, которые требуют проверки в процессе исследования доказательств.

На данном этапе происходит формальная оценка доказательств, например, по вопросам соблюдения подсудности дела данному суду, соблюдения досудебной процедуры урегулирования спора, правильности исчисления и уплаты государственной пошлины, соблюдения требований к форме и содержанию искового заявления и др.;

  • предварительный (промежуточный), на котором доказательства оцениваются при рассмотрении материалов дела. Внутреннее убеждение суда не может быть произвольным, оторванным от материалов дела, изученных в их совокупности. Внутреннее убеждение, не основанное на материалах дела, представляет собой основу только предварительной судебной версии, вероятного вывода.

На данном этапе осуществляется исследование доказательств. Детально анализируется каждое из них, а затем все доказательства в совокупности, что позволяет их сравнить. В результате может возникнуть необходимость новой оценки доказательств. Этот процесс продолжается до тех пор, пока у судьи не сложится окончательное убеждение, исключая какие-либо сомнения.

При этом стороны, иные лица, участвующих в деле, дают пояснения. Они также оценивают доказательства, хотя данная оценка носит лишь рекомендательный характер. При этом она является одним из условий, обеспечивающих всесторонность оценки доказательств судом с учетом мнений всех заинтересованных лиц. Однако, суд остается свободным в своих выводах, достоверны ли объяснения лиц, участвующих в деле, и представленные ими документы;

  • завершающий, на котором выносится решение суда. Свою точку зрения - свое внутреннее убеждение - судья должен донести до участников спора, убедить их в своей правоте.

Так, в силу п.4 ст.67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Согласно п.7 ст.71 АПК РФ результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Таким образом, внутреннее убеждение, возникнув с восприятия доказательств, к завершающему этапу оценки доказательств лишь видоизменяется, перерастая из сомнений в уверенность. Следовательно, внутреннее убеждение существует в любой момент оценки доказательств, однако только на завершающем этапе оценки оно может считаться окончательно сформировавшимся.

На завершающем этапе в совещательной комнате происходит окончательное формирование оценочного суждения суда, которое получает процессуальное закрепление в соответствующем решении.

Сомнения по поводу необходимости существования внутреннего убеждения судьи мне приходится слышать постоянно. Однако, я подобную точку зрения не разделяю. Процесс формирования внутреннего судейского убеждения - это путь накопления знаний об обстоятельствах дела путем исследования доказательств. Он тесно связан с этапами производства в суде, поэтому разделить их фактически невозможно.

Если вам понравилось, не забывайте ставить лайки, оставлять комментарии и подписываться на канал, это помогает его продвижению.

Хочу рассказать вам о том, как суды оценивают ваши доказательства. Поэтому сегодня будет немного философии и жесткача. Ну и закона, конечно же!

На заре моей юридической практики я совершала частую ошибку всех неопытных юристов: всё, что мне сообщали мои доверители, я с невероятным энтузиазмом включала в документы, подаваемые в суд. Их душераздирающие истории, полные эмоционального накала (в моём письменном исполнении - в виде искового заявления или отзыва на него), должны были играть роль эдакого ораторского выступления и однозначно склонить суд в нашу сторону.

Каково же было моё озарение, когда однажды, после "блестящего выступления" с таким вот опусом, один старенький судья сказал мне фразу, которая теперь является частью моего профессионального кредо: "Милочка, у нас не суд разговоров. У нас суд фактов и документов". Да, мои дорогие, ваш головняк и ваши эмоции никого не интересуют. Если чьи-то действия затрагивают ваши права, нарушают хотя бы одну норму закона, и у вас есть объективное тому подтверждение, - то welcome aboard! Под ваш фактаж я найду юридические инструменты привлечения обидчика к ответу. Если вам просто поговорить и посокрушаться, - это не ко мне.

Тем не менее, в суде есть место и человечности. Наверняка для многих из вас это станет открытием, но суд при оценке доказательств, в первую очередь руководствуется знаете чем? Не законом, не судебной практикой и даже не вашими доводами (вот хоть рубашку на себе рвите: крики "Он неправ" не помогут). Как закреплено во ВСЕХ процессуальных кодексах нашей страны (ст. 67 ГПК РФ, ст. 17 УПК, ст. 71 АПК и ст. 84 КАС РФ), суд оценивает доказательства по своему ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ. И только во вторую очередь указано, что это убеждение должно быть основано на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В УПК РФ, кстати, норма об оценке доказательств сформулирована наиболее интересно, и она звучит так: "Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью". Просовесть - только в уголовном процессе. В остальных судопроизводствах - внутреннее убеждение, которое сформировалось у судьи при исследовании доказательств.

Как считаете, справедливы ли такие положения в законах? Что есть внутреннее убеждение и нужно ли оно вообще? На мой взгляд, каждое дело - это индивидуальный, частный случай, в котором невозможно вынести решение, руководствуясь только нормой права. Слишком много переменных. Слишком велика роль мелочей, которые, в итоге, и влияют на конечный исход дела. Главное же в том, чтобы внутреннее убеждение было не личностным, а объективным. А каково ваше мнение по этому вопросу?

Кстати, судьи носят мантию как символ объективности и беспристрастности. Считается, что мантия судьи скрывает всё человеческое, тем самым символизируя, что судья не должен быть подвержен своим человеческим страстям и эмоциям, личному отношению к участникам процесса. Чёрный цвет для мантии также выбран не случайно: именно этот цвет означает беспристрастность, подчеркивает статус и авторитет судебной власти. (А ещё - очень удачно маскирует джинсы и кроссовки)))

Судьи руководствуются внутренним убеждением.
Все мы привыкли считать, что судья, вынося то или иное решение, руководствуется исключительно действующим законодательством. Это, конечно так и иное, казалось бы, и представить сложно. Но вместе с тем, статья 67 ГПК РФ определяет, что "при оценке доказательств суд руководствуется внутренним убеждением, основанном на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств".

Означает ли это, что судья может трактовать обстоятельства дела так, как ему вздумается? Разумеется, нет. Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья не зависит от внешних факторов и приходит к выводу, исходя из личного опыта, знаний и законов логики.

Образно говоря, если бы данного положения в законодательстве не существовало, то судью можно было бы заменить на некий автомат или машину, которая беспристрастно выдавала бы решения на основе заложенного алгоритма. Но человеческие отношения настолько многогранны и разнообразны, что далеко не всегда можно подвести их под общий знаменатель.

А совокупность обстоятельств - вещь вообще непредсказуемая. Поэтому без "человеческого" подхода в процессе отправления правосудия не обойтись. Какие полезные выводы может извлечь из этого простой обыватель, волею судьбы оказавшийся в зале суда? Скажем сразу - провести судью как воробья на мякине не получится и влиять на него напрямую не стоит и пытаться. Но коли уж закон предусматривает "внутреннее убеждение", то можно постараться это убеждение обратить в свою пользу, создав собственный положительный образ в глазах судьи.

Для этого нужно соблюдать несложные, но неукоснительные правила поведения в суде. Нельзя опаздывать, одежда должна быть чистая и аккуратная, желательно не надевать украшений и не переборщить с парфюмом. Это касается и мужчин и женщин. Необходимо быть предельно вежливым не только с судьей, но и со всеми участниками процесса.

Нужно сдерживать эмоции, не выражать радости или негодования. Нельзя задавать судье вопросы, давать советы, можно только уточнять. При обращении судьи к вам нужно обязательно встать, даже при ответе "да" или "нет" сделать вставательное движение. При приемлемом для вас решении можно коротко поблагодарить, при неудачном исходе - сказать "понятно". Все эти факторы в совокупности как раз таки и могут повлиять на то, что внутреннее убеждение судьи в какой-то степени качнется в вашу сторону.


Внутреннее убеждение судьи — это формирование собственного взгляда на фактические обстоятельства дела как необходимость личной оценки доказательства.

Ключевые слова: оценка доказательства, убеждение судьи, суд.

В ст. 17 УПК РФ сказано, что оценка доказательств производится по внутреннему убеждению, при руководстве законом и совестью, основанном на совокупности имеющихся в деле доказательств [1]. К определению понятия внутреннего убеждения существуют различные подходы. Так, С. В. Шевченко справедливо полагает, внутреннее убеждение является юридической категорией, а не моральной (правда, собственного определения автор не приводит) [2]. А. Ф. Галушко под внутренним убеждением судьи понимает «конкретное чувство или совокупность конкретных чувств судьи, возникающих в процессе рассмотрения и разрешения дела по поводу определенных объектов, имеющих значение для дела» [2]. Итак, внутренне убеждение представляет собой мыслительный процесс познания по фактам дела, соотношения их друг с другом, с действующим законодательством и нормами морали.

Обратим внимание на различия понятий внутреннее убеждение и убеждённость. В свою очередь внутренне убеждение рациональное, укоренившееся в сознание представления плана, мотивирующие его выводы и действия. А убеждённость — это субъективная оценка своих поступков (уверенность в своей правоте).

Для формирования убеждения важную роль играет психологический аспект перехода от сомнения к убежденности, подкрепленное достоверными знаниями, полученными в ходе судопроизводства. Н. Л. Гранат и Ю. Н. Погибко выделяют следующие этапы формирования убеждения: 1) познание фактов; 2) определение ценности; 3) принятие за истину; 4) принятие решения. Каждый этап имеет свои особенности [2]. При познании фактов суд руководствуется правилами доказывания и приобщает к доказательствам лишь те, которые обличены в юридическую форму. Те факты, которые таковой формы не имею, хотя и содержат в себе обстоятельства по делу, судом приняты быть не могут. Например, прослушивание в судебном заседании телефонного разговора, запись которого получена с нарушением требований закона. Данное доказательство исключатся, и при принятии решения и его мотивировки судья не может сослаться на данную запись, но, несомненно, она окажет влиянии на его внутреннем убеждении. Этим часто пользуются адвокаты.

Следующий этап определения ценностей представляет собой оценка всей доказательной базы, её полноты и достоверности. Мнение суда основывается на позиции, что не одно исследуемое доказательство не имеет заранее установленной силы. Исходя из этого, при состязательности сторон, судья может принимать позицию одной из них на основании тех доказательств, которые ему кажется убедительнее. Поэтому на данном этапе имеет место быть фактор «психологической установки» при формировании внутреннего убеждения.

Психологическая установка представляет собой ориентировании мышления и сознания субъекта в русло определенных условий, создавая модель определенного реагирования в том или ином виде деятельности.

Зачастую это выражается в формировании убеждения еще в середине судебного процесса, или в модели «предыдущих решений». То есть, судья заблаговременно согласен с выводами следователя, отраженными в обвинительном акте. И то и другое может быть чревато «подгоном» материалов дела под заранее сделанные выводы суда. Все доказательства, прошедшие оценку судьи по всем критериям, создают картину преступления, которая становится основой для принятия решения. В этом заключается третий этап — принятие за истину.

При всестороннем изучении всех имеющихся доказательств судья убежден в правильности и достоверности своего решения и может его мотивировать. Но не редко обстоятельства дела бывают настолько спорными, что судья испытывает доли сомнения. При таких ситуациях важно обращаться к презумпции невиновности, установленной законодателем. Это позволяет сместить возникшие сомнения в достаточности доказательстве или их истинности в сторону подсудимого. Такими действиями судья снимает с себя ответственность за неправильно принятое решение, что способствует положительному формированию внутреннего убеждения и блокировки психологических установок в будущем. Важным психологическим влиянием на судью является то, на каком этапе заседания сторона излагает свои доводы.

Таким образом, аргументировать свою позицию необходимо непосредственно при изучении доказательств, для формирования у судьи правильного восприятия доказательной базы, а то время, как изложения своей позиции в прениях не даст такого результата.

Верховный суд (ВС) в своем решении запретил нижестоящим инстанциям давать произвольную оценку доказательствам [3]. Cудьи действительно зачастую выходят за рамки судейского усмотрения, что свидетельствует об обвинительном уклоне правосудия и заочном сотрудничестве людей в мантиях со следователями. Решить проблему можно введением магистратских судов, которые работают по аналогии с мировыми, но только не получают денег от государства, а значит, более независимы в своих оценках.

Суды не должны давать произвольную оценку доказательствам. Возможность судить и выносить решения по своему внутреннему убеждению не дает судьям подобного права. Однако практика, когда суды игнорируют доказательства или толкуют их по собственному убеждению, довольно распространена. При этом служители Фемиды, как правило, пренебрегают разъяснениями вышестоящих инстанций. Суды произвольно, невзирая на имеющиеся доказательства, все чаще принимают незаконные решения. А главная проблема в том, что на такие решения потом ориентируются и ссылаются другие суды, принимая их за верные.

Судьи зачастую не желают признавать реальные доказательства, заведомо принимают позицию одной из сторон. Оспорить такую предвзятость непросто. Суд вышестоящей инстанции «засаливает» решение суда первой инстанции в условиях круговой поруки. А вот суд кассационной инстанции просто не портит нижестоящим статистику. Так и рождается абсурдный с точки зрения права судебный прецедент, который затем тиражируется и перепечатывается уже другими судами.

По закону, суды должны оценивать доказательства хоть и по внутреннему убеждению, но на «полном, объективном и непосредственном» их исследовании. Но на практике эти принципы часто нарушаются

В уголовном процессе суд зачастую наиболее критично относится к доказательству со стороны защиты. Даже в случае приобщения таких доказательств к делу объективная мотивированная оценка их содержания и значения в приговоре дается крайне редко. Это очередное подтверждение обвинительного уклона при рассмотрении дела. Содержание доказательств, таких как показания свидетелей и специалистов, в протоколах фиксируется недословно, а обязательная аудиозапись рассмотрения уголовных дел не ведется. Суды нередко принимают произвольные решения «вопреки логике и истинному значению доказательств», допустим, из своей приверженности государственному интересу.

До 1964-го в России действовал принцип формальной оценки: когда закон указывал, какие доказательств являются совершенными (к примеру, чистосердечное признание) или несовершенными, как их правильно суммировать и что делать, если они противоречат друг другу. Сейчас оценка свободная: «де-юре — по внутреннему убеждению судьи, де-факто — произвольно, в зависимости от его настроя».

При этом вышестоящие инстанции не стремятся контролировать логику судьи и в такие дела обычно не вмешиваются. Апелляция, которая должна по идее пересматривать произвольные оценки, фактически уклоняется от этого.

Основная проблема в России заключается в тотальной зависимости судейского корпуса. На сегодняшний день в Европе до 10 % оправдательных приговоров, в российском суде присяжных — порядка 18 %, а в профессиональном варьируется в пределах 1 %. А это лишь подтверждает, что российские судьи априори солидарны с обвинением [4].

Необходимо активней вводить в правосудие народ: если прежде суды присяжных работали по огромному количеству дел, допустим, в царской России это было около 40 тыс. ежегодно, то сейчас присяжные не рассматривают и тысячи.

Таким образом, предлагаем ориентироваться на опыт Англии, где основную массу дел рассматривают так называемые судьи-магистраты. Они работают по два месяца в год на общественных началах, pro-bono. Они не получают денег, квартир и путевок в дом отдыха от властей, им и нет надобности угодничать, выслуживаться, бояться поссориться с прокуратурой. Судья в данном случае воспринимает себя не как представитель закрытой касты, а как член гражданского общества. При этом государство финансирует лишь судебные здания, судебных клерков, охрану. Этот институт мог бы быть хорошей аналогией мировым судьям.

Основные термины (генерируются автоматически): внутреннее убеждение, доказательство, суд, судья, внутреннее убеждение судьи, принятие решения, доказательная база, познание фактов, произвольная оценка, Россия.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: