Виндикационный иск срок исковой давности

Обновлено: 29.01.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Виндикационный иск исковая давность (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Виндикационный иск исковая давность

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Верховного Суда РФ от 31.03.2021 N 302-ЭС21-2418 по делу N А19-30635/2019
Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об истребовании нежилого помещения из чужого незаконного владения.
Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу об обоснованности требований Управления Росимущества. Апелляционный суд исходил из следующего: спорное помещение является объектом гражданской обороны (убежище), в силу постановления N 3020-1 находится в федеральной собственности и не подлежит приватизации; уполномоченный орган не принимал решения о передаче в частную собственность помещения убежища, которые было принято на ответственное хранение и в безвозмездное пользование Обществом на основании заключенного сторонами договора от 08.05.2001 о правах и обязанностях в отношении объектов и имущества гражданской обороны, а также на выполнение мероприятий гражданской обороны; поскольку ответчик уведомлением от 31.08.2018 отказался от исполнения этого договора, Управление Росимущества, обратившись в арбитражный суд с настоящим виндикационным иском 25.12.2019, не пропустило срок исковой давности; государственная регистрация права собственности Общества на здание, в котором находится спорное помещение, не свидетельствует о наличии у него прав на это помещение, которое подлежит возврату истцу.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Виндикационный иск исковая давность

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Об исковой давности по виндикационному иску
(Церковников М.А.)
("Закон", 2018, N 12) ОБ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ПО ВИНДИКАЦИОННОМУ ИСКУ

Нормативные акты: Виндикационный иск исковая давность

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126
"Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" 12. Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

"Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(ред. от 25.02.2022) 1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Правовая позиция подробно:

1. Первым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по иску о виндикации, является осведомленность Истца об утрате владения недвижимым имуществом.

Применительно к статьям 301, 302 Гражданского кодекса РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

Я полагаю, что более цивилизованный и приемлемый подход исходит из концепции «книжного владения». В связи с чем, осведомленность о выбытии недвижимого имущества из владения выглядит через призму следующего:

Книжное владение. Такое владение заключается в наличии регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Фактическое господство над недвижимой вещью выражается в возможности прибегнуть к помощи юрисдикционных органов для пресечения посягательств третьих лиц, препятствующих в осуществлении действий по ее использованию и распоряжению ею.

Утрата книжного владения есть наличие регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой в качестве собственника признается иное лицо.

Однако, сама по себе регистрационная запись не определяет начало исчисления срока исковой давности, поскольку должно быть корреляционное событие в силу которого Истец узнает сведения из реестра (п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010).

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 43 течение срока исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Я полагаю, что участник общества безусловно является лицом, обладающим правом совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица.

В подтверждение этого я приведу вот такой подход:

«В данном случае участник корпорации, предъявляя соответствующие требования, действует не только в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес (а поэтому, по сути, является косвенным истцом), который обосновывается наличием у компании как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба как субъекту гражданско-правовых отношений.

Объект защиты по косвенному иску не может определяться как категоричный выбор либо в пользу защиты субъективного права юридического лица, либо в пользу защиты интересов участников юридического лица.

Интерес юридического лица, который обеспечивается защитой субъективного права, в данном случае производен от интересов его участников, так как интересы общества не просто неразрывно связаны с интересами участников, они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение интересов компании обеспечивает удовлетворение интереса ее участников.

Поэтому для исчисления срока исковой давности имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

Иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь».

(Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.08.2016 по делу N 305-ЭС16-3884, А41-8876/20150).

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Рассматривая указанный вопрос я полагаю возможным обратиться к позиции, отраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее – Пленум № 27), поскольку указанный акт является обобщением судебной практики, с указанием критериев, с помощью которых, по мнению высшего суда, надлежит определять момент осведомленности участников корпорации о тех или иных нарушениях, происходящих в них.

Согласно абз. 3 п. 2 Пленума № 27, в случае если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, находилось в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих обстоятельствах узнало или должно было узнать лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, иное, чем лицо, совершившее сделку. Лишь при отсутствии такого лица до момента предъявления участником хозяйственного общества или членом совета директоров требования срок давности исчисляется со дня, когда о названных обстоятельствах узнал или должен был узнать участник или член совета директоров, предъявивший такое требование.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых исчисление исковой давности возможно от осведомленности хотя бы одного участника:

1) единоличный исполнительный орган, находился в сговоре с другой стороной сделки;

2) отсутствие иного лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа в период между совершением порочных сделок и до момента предъявления участником хозяйственного общества требований.

Поскольку выработанная судебная практика истолковала возможные условия исчисления срока исковой давности по требованиям юридических лиц отталкиваясь от осведомленности участников обществ, далее необходимо определить какие события являются ключевыми и уточняют обстоятельства при которых участник общества должен был узнать о нарушениях.

Согласно п. 3 Пленума Верховного суда РФ «Об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью»,

В тех случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящего постановления момент начала течения срока исковой давности определяется в зависимости от того, когда о том, что сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, узнал или должен был узнать участник (акционер), предъявивший требование, следует учитывать следующее:

1) когда иск предъявляется совместно несколькими участниками, исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из таких участников не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием при условии, что этот участник (участники) имеет необходимое в соответствии с законом для предъявления такого требования количество голосующих акций общества (голосов) (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);

2) если общество публично раскрывало сведения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники (акционеры) узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации, когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения;

3) предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, за исключением случаев, когда информация о совершении сделки скрывалась от участников и (или) из представлявшихся участникам при проведении общего собрания материалов нельзя было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса не следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом);

4) если приведенные выше правила не могут быть применены, то считается, что участник (акционер) в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад (пункт 2 статьи 181 ГК РФ), если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых участник общества должен был узнать о совершенных сделках:

1) хотя бы один участник общества с ограниченной ответственностью должен обладать не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества;

2) при получении информации, отражающей состояние общества, в том числе путем участия в собраниях или посредством запросов.

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.09.2013) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 100-ФЗ) пунктом 1 статьи 200 ГК РФ определено, что, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

При этом до вступления в силу Закона N 100-ФЗ сложившаяся практика применения положений статьи 200 ГК РФ также исходила из того, что течение срока исковой давности начинается не ранее того момента, когда истец узнал или должен был узнать о надлежащем ответчике (пункт 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения").

С учетом указанных норм права и разъяснений применительно к статьям 301, 302 ГК РФ срок исковой давности по заявлению об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о выбытии недвижимого имущества из его владения и о том, кто является надлежащим ответчиком.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ», исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагает на каждое лицо, участвующее в деле, обязанность доказывания обстоятельств, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, при этом часть 3 статьи 8 названного Кодекса не позволяет арбитражному суду ставить своими действиями какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Таким образом, распределение бремени доказывания, в том числе обеспечивает основополагающий принцип равноправия сторон при ведении судопроизводства в арбитражном суде.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Правовая позиция подробно:

1. Первым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по иску о виндикации, является осведомленность Истца об утрате владения недвижимым имуществом.

Применительно к статьям 301, 302 Гражданского кодекса РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

Я полагаю, что более цивилизованный и приемлемый подход исходит из концепции «книжного владения». В связи с чем, осведомленность о выбытии недвижимого имущества из владения выглядит через призму следующего:

Книжное владение. Такое владение заключается в наличии регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Фактическое господство над недвижимой вещью выражается в возможности прибегнуть к помощи юрисдикционных органов для пресечения посягательств третьих лиц, препятствующих в осуществлении действий по ее использованию и распоряжению ею.

Утрата книжного владения есть наличие регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой в качестве собственника признается иное лицо.

Однако, сама по себе регистрационная запись не определяет начало исчисления срока исковой давности, поскольку должно быть корреляционное событие в силу которого Истец узнает сведения из реестра (п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010).

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 43 течение срока исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Я полагаю, что участник общества безусловно является лицом, обладающим правом совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица.

В подтверждение этого я приведу вот такой подход:

«В данном случае участник корпорации, предъявляя соответствующие требования, действует не только в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес (а поэтому, по сути, является косвенным истцом), который обосновывается наличием у компании как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба как субъекту гражданско-правовых отношений.

Объект защиты по косвенному иску не может определяться как категоричный выбор либо в пользу защиты субъективного права юридического лица, либо в пользу защиты интересов участников юридического лица.

Интерес юридического лица, который обеспечивается защитой субъективного права, в данном случае производен от интересов его участников, так как интересы общества не просто неразрывно связаны с интересами участников, они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение интересов компании обеспечивает удовлетворение интереса ее участников.

Поэтому для исчисления срока исковой давности имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

Иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь».

(Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.08.2016 по делу N 305-ЭС16-3884, А41-8876/20150).

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Рассматривая указанный вопрос я полагаю возможным обратиться к позиции, отраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее – Пленум № 27), поскольку указанный акт является обобщением судебной практики, с указанием критериев, с помощью которых, по мнению высшего суда, надлежит определять момент осведомленности участников корпорации о тех или иных нарушениях, происходящих в них.

Согласно абз. 3 п. 2 Пленума № 27, в случае если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, находилось в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих обстоятельствах узнало или должно было узнать лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, иное, чем лицо, совершившее сделку. Лишь при отсутствии такого лица до момента предъявления участником хозяйственного общества или членом совета директоров требования срок давности исчисляется со дня, когда о названных обстоятельствах узнал или должен был узнать участник или член совета директоров, предъявивший такое требование.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых исчисление исковой давности возможно от осведомленности хотя бы одного участника:

1) единоличный исполнительный орган, находился в сговоре с другой стороной сделки;

2) отсутствие иного лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа в период между совершением порочных сделок и до момента предъявления участником хозяйственного общества требований.

Поскольку выработанная судебная практика истолковала возможные условия исчисления срока исковой давности по требованиям юридических лиц отталкиваясь от осведомленности участников обществ, далее необходимо определить какие события являются ключевыми и уточняют обстоятельства при которых участник общества должен был узнать о нарушениях.

Согласно п. 3 Пленума Верховного суда РФ «Об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью»,

В тех случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящего постановления момент начала течения срока исковой давности определяется в зависимости от того, когда о том, что сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, узнал или должен был узнать участник (акционер), предъявивший требование, следует учитывать следующее:

1) когда иск предъявляется совместно несколькими участниками, исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из таких участников не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием при условии, что этот участник (участники) имеет необходимое в соответствии с законом для предъявления такого требования количество голосующих акций общества (голосов) (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);

2) если общество публично раскрывало сведения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники (акционеры) узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации, когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения;

3) предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, за исключением случаев, когда информация о совершении сделки скрывалась от участников и (или) из представлявшихся участникам при проведении общего собрания материалов нельзя было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса не следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом);

4) если приведенные выше правила не могут быть применены, то считается, что участник (акционер) в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад (пункт 2 статьи 181 ГК РФ), если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых участник общества должен был узнать о совершенных сделках:

1) хотя бы один участник общества с ограниченной ответственностью должен обладать не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества;

2) при получении информации, отражающей состояние общества, в том числе путем участия в собраниях или посредством запросов.

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.09.2013) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 100-ФЗ) пунктом 1 статьи 200 ГК РФ определено, что, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

При этом до вступления в силу Закона N 100-ФЗ сложившаяся практика применения положений статьи 200 ГК РФ также исходила из того, что течение срока исковой давности начинается не ранее того момента, когда истец узнал или должен был узнать о надлежащем ответчике (пункт 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения").

С учетом указанных норм права и разъяснений применительно к статьям 301, 302 ГК РФ срок исковой давности по заявлению об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о выбытии недвижимого имущества из его владения и о том, кто является надлежащим ответчиком.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ», исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагает на каждое лицо, участвующее в деле, обязанность доказывания обстоятельств, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, при этом часть 3 статьи 8 названного Кодекса не позволяет арбитражному суду ставить своими действиями какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Таким образом, распределение бремени доказывания, в том числе обеспечивает основополагающий принцип равноправия сторон при ведении судопроизводства в арбитражном суде.

lock

Сроки исковой давности, установленные в российском гражданском праве для защиты лишенного владения собственника или иного законного владельца, чрезвычайно коротки, а их течение обусловлено целым рядом субъективных факторов, что дает повод для заслуженной критики соответствующих законоположений и даже для разговоров о реформировании института исковой давности. Проект реформы ГК предусматривал, по сути, отмену исковой давности по виндикации. Дополнительным аргументом в пользу этого может послужить французский опыт, проанализированный в статье. Автор полагает, что указанная проблема не может быть решена без комплекса дополнительных мер по защите приобретателей государственного имущества. С учетом специфики развития экономических отношений в России, в целях защиты итогов приватизации следует, не вторгаясь в нормы об ординарной приобретательной давности и добросовестном приобретении, которые рассчитаны на не осложненный приватизацией оборот, установить дополнительные правила исключительно для приобретателей имущества, которое было введено в оборот из собственности публично-правового образования посредством приватизационной сделки.

В российском праве в отношении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301, 304 ГК РФ) действует общий трехлетний субъективный срок исковой давности 1 1 См., напр.: п. 7, 16 и 18 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее по тексту — Постановление № 10/22). : закон не включил виндикацию в число требований, на которые исковая давность не распространяется, и, более того, прямо указал на исковую давность по виндикации в п. 4 ст. 234 ГК РФ. Причем речь ведется об одной исковой давности, применимой как к движимости, так и к недвижимости.

В этой статье хотелось бы (1) остановиться на некоторых проблемных аспектах столь короткого (в контексте вещного права) срока давности по виндикационному иску, затем (2) кратко обсудить то, как обстоит дело с исковой давностью по виндикации в праве Франции, где господствует диаметрально противоположный российскому подход, и в итоге (3) попытаться предложить ответ на вопрос о том, нужна ли реформа исковой давности по виндикации в России.

1. Некоторые проблемы в российском праве. В пользу сложившегося регулирования может быть высказано предположение, что посредством короткого трехлетнего срока на виндикацию (и трехлетнего срока для реституции по ничтожной сделке) государство дает определенную гарантию того, что массовый пересмотр итогов приватизации невозможен. И если отбросить то, что иногда создается впечатление действия до сих пор положения ст. 90 ГК РСФСР 1964 г. 2 2 Отменена в середине 1990 г. Правило о неприменении исковой давности к виндикации государственной собственности содержалось уже в постановлении Пленума ВС РСФСР от 25.06.1925 «О презумпции (предложении) права собственности государства на спорное имущество». об отсутствии исковой давности по требованиям о возврате государственного имущества, такое оправдание трехлетней исковой давности по виндикации будет вполне весомым. Особенно учитывая, что этот срок по общему правилу начинает течь не только в момент, когда компетентный орган узнал о нарушении права публично-правового образования и о нарушителе, но и тогда, когда публично-правовое образование в лице своих множественных органов должно было узнать об этом.

В защиту трехлетней исковой давности по виндикации также могут быть приведены общие рассуждения о том, что ответчик по такому иску может и не быть незаконным владельцем и иметь основание считаться собственником вещи. Тогда наличие короткой давности упрощает ему защиту и позволяет не прибегать к сложному доказыванию основания приобретения права. В таком случае исковая давность по виндикации становится первым рубежом защиты от необоснованного иска и в подлинном смысле способствует нормальному обороту. Как отмечает К.И. Скловский, «исковая давность в этом смысле также может быть понята как выражение коллизии между

Подборка наиболее важных документов по запросу Виндикационный иск срок исковой давности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Виндикационный иск срок исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Верховного Суда РФ от 31.03.2021 N 302-ЭС21-2418 по делу N А19-30635/2019
Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об истребовании нежилого помещения из чужого незаконного владения.
Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив по правилам ст. 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу об обоснованности требований Управления Росимущества. Апелляционный суд исходил из следующего: спорное помещение является объектом гражданской обороны (убежище), в силу постановления N 3020-1 находится в федеральной собственности и не подлежит приватизации; уполномоченный орган не принимал решения о передаче в частную собственность помещения убежища, которые было принято на ответственное хранение и в безвозмездное пользование Обществом на основании заключенного сторонами договора от 08.05.2001 о правах и обязанностях в отношении объектов и имущества гражданской обороны, а также на выполнение мероприятий гражданской обороны; поскольку ответчик уведомлением от 31.08.2018 отказался от исполнения этого договора, Управление Росимущества, обратившись в арбитражный суд с настоящим виндикационным иском 25.12.2019, не пропустило срок исковой давности; государственная регистрация права собственности Общества на здание, в котором находится спорное помещение, не свидетельствует о наличии у него прав на это помещение, которое подлежит возврату истцу.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Виндикационный иск срок исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Знание о надлежащем ответчике и исчисление срока исковой давности
(Власов Д.С., Ильин Д.В.)
("Вестник арбитражной практики", 2021, N 3) В другом деле, а именно "МУП "Коммунальник" против ИП Мирзаянов В.Р.", суд указал, что новая версия ст. 200 ГК РФ не применяется к виндикационным требованиям, срок исковой давности по которым истек до внесения изменений в ГК РФ, и, следовательно, личность надлежащего ответчика для таких требований не важна :

Нормативные акты: Виндикационный иск срок исковой давности

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126
"Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" 12. Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

"Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(ред. от 25.02.2022) 1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: