Виды объяснений в сфере государственно правовых явлений

Обновлено: 06.12.2022

Особенности теории государства и права как науки определяются не только предметом, но и методом. Следовательно, свой предмет теория государства и права изучает при помощи определенных методов, которые сформировались в ходе исторического познания. Каждый этап истории общества есть одновременно ступень развития государства и права и вместе с тем ступень их постижения, изучения. Но необходимо знать не только что познается, но и как это делается, т. е. какими методами изучаются такие сложные явления, как государство и право.

Термин «метод» греческого происхождения и в переводе означает «способ», «путь следования». Под методом любой науки понимается совокупность приемов, правил, принципов научной деятельности, применяемых для получения истинных (объективно отражающих действительность) знаний.

Учение о методах, теоретическое обоснование используемых в науке методов познания действительности принято называть методологией. В литературе встречается и такое определение методологии: это теория, обращенная к практике исследования. Дословно термин «методология» означает учение о методах познания. Вместе с тем некоторые ученые подчеркивают, что методология не является самостоятельной наукой, она не существует изолированно от всей системы наук и призвана обслуживать любое научное знание, любой научный поиск (чл. – кор. РАН Д.А. Керимов).

Методология занимает важное место в теории государства и права: она не только изучает и применяет научные методы, но и сама разрабатывает их для более глубокого исследования существующих и вновь возникающих государственно-правовых процессов и явлений. Как и предмет, методы исследования по своей природе одновременно объективны и субъективны. Объективность им придает то, что они зависят от предмета изучения, от уровня накопленных знаний, от культуры общества и т. д. Но они субъективны, так как определяются мировоззрением исследователей, а отсюда выбор способов и приемов познания.

Методология не является неизменной. В значительной степени она зависит от конкретной цивилизации, духовной жизни общества в тот или иной исторический период.

В настоящее время все многообразие методов познания государства и права принято располагать по следующим группам:

1) общефилософские, или мировоззренческие, методы;

2) общенаучные (общие) методы;

3) частнонаучные (частные, специальные) методы.

Общефилософские методы служат основанием, почвой, на которой развивается наука теории государства и права. Исторический опыт вызвал к жизни разнообразные политико-правовые подходы к изучению государства и права, различные научные школы, доктрины, которые в изучении государственно-правовой действительности исходили из разных философских, мировоззренческих основ. Так, некоторые из этих школ базируются на метафизической или материалистической мировоззренческой основе. Мировоззрение исследователя – его принадлежность к той или иной школе или направлению в науке – определяет его отношение к конкретным проблемам, его профессиональную ориентацию и позицию.

Метафизика дословно означает то, что следует после физики. Этим термином обозначается часть философского учения Аристотеля (384–322 до н. э.), исследующая высшие, недоступные для органов чувств, лишь умозрительно постигаемые и неизменные начала всего существующего в мире.

Диалектика – это наука о всеобщих законах развития природы, общества, человека, его мышления. Она требует изучения действительности во взаимосвязи явлений и постоянном их изменении, развитии.

Материализм представляет собой философское направление, которое исходит из того, что мир материален, существует объективно, т. е. вне и независимо от сознания человека; материя первична, никем не сотворена и существует вечно. Сознание, мышление – свойство материи. Утверждается познаваемость мира, его закономерностей.

На основе материалистического и диалектического подходов к исследованию государственно-правовых явлений формулируются выводы о том, что:

а) государство и право – реально существующие явления;

б) изучая государство и право, надо учитывать их постоянное развитие, изменчивость;

в) следует принимать во внимание многообразные связи между различными государственно-правовыми, экономическими, политическими, культурными, национальными и иными процессами;

г) государственно-правовые явления следует изучать, ориентируясь на юридическую практику, так как истинность науки проверяется практикой.

Существуют и такие теории, которые опровергают саму возможность познания государства. Так утверждает философия агностицизма. Отдельные теории базируются на философии объективного идеализма, которая объясняет факт существования государства и права объективным разумом, чем-то наподобие божественной силы. Другое философское направление – субъективный идеализм связывает существование государства и права с сознанием человека.

В современной науке теории государства и права не сложился общепризнанный подход к методологии. Существует мнение, что общефилософским фундаментом для изучения государства и права остается диалектический материализм, который доказал свою действенность и теоретически, и практически, так как распространяет диалектику на изучение государственно-правовых явлений, рассматривает их во взаимной связи, движении, многовариантности развития, борьбе старого с новым и т. д. Именно материалистическая диалектика позволяет объективно познать государство и право как основополагающие ценности общества, исследовать закономерности их развития и функционирования, всеохватывающе раскрыть сущность и социальное назначение государственно-правовой действительности и получить возможность результативно воздействовать на нее.

Представляется, что все философские методы имеют право на существование, могут быть использованы в изучении государства и права. Следовательно, важно исходить из плюрализма в использовании методов для изучения и трактовки государственно-правовой действительности. Надо подчеркнуть, что все философские методы действуют не изолированно друг от друга. Напротив, каждый из них углубляет представления о той или иной стороне государственно-правовых явлений, а в совокупности все философские методы раскрывают эти явления в их целостности, единстве с их разносторонними проявлениями.

Общенаучные методы – это те, которые используются во всех или многих областях научного знания, во всех общественных науках. Среди общенаучных методов принято выделять: исторический, логический, системный и функциональный методы.

Исторический метод направлен на изучение хронологии развития государства и права, последовательности их проектирования во времени. Он требует, чтобы государственно-правовые явления изучались не просто в хронологическом развитии, а с учетом специфических условий существования отдельных народов, стран, регионов, в том числе с учетом исторических традиций, особенностей культуры, религии, обычаев, социокультурных корней, менталитета в целом.

Логический метод относится к абстрактно-теоретическим и основывается на использовании таких приемов, как анализ и синтез, индукция и дедукция. Анализ представляет собой процесс мысленного или фактического разложения целого на части, что позволяет выявить структуру исследуемого объекта, например логическая структура нормы права с выделением в ее составе гипотезы, диспозиции и санкции. Синтез, напротив, предполагает процесс мысленного или фактического воссоединения целого из частей (элементов). Например, путем объединения признаков права, государства, правоотношения, элементов статуса личности и др. формулируются общие понятия важнейших юридических явлений. Индукция как логический прием позволяет на основе частного знания получать знание общего, например, изучая формы правления отдельных государств, возможно сформулировать общую модель республиканской или монархической форм правления. Дедукция – это логический прием, который на основе общего знания приходит к знанию частного. Так, на основе общих признаков демократического и недемократического режимов возможно определить политический режим конкретного государства.

В основе системного (системно-структурного) метода лежит исследование государственно-правовых явлений как систем и во взаимосвязи с окружающей действительностью. Любая же система представляет собой целостное явление, состоящее из множества других явлений. Однако отдельные элементы целого, объединяясь в систему, получают иную качественную характеристику, которая не сводима к сумме свойств входящих частей. Иначе говоря, целое качественно отличается от суммы частей целого. В системе главное не ее элементы, а качество самой системы. Выявление же связей элементов, их отношений, взаимного влияния имеет подчиненное значение. Например, норма права включает в свой состав элементы – гипотезу, диспозицию и санкцию и, в свою очередь, образует первичный, исходный элемент системы права. Таким образом, любое государственно-правовое явление представляет собой элемент системы более высокого уровня и одновременно содержит в своей структуре элементы системы более низкого уровня.

Государство и право – сложные системные образования, поэтому должны исследоваться во взаимосвязи, это ориентирует на познание изучаемых объектов как целостного явления.

Иногда в качестве особой разновидности системного метода называют комплексный подход. Большинство же ученых склонны считать его самостоятельным методом. Комплексный подход порожден необходимостью исследования комплексов как особых систем, и в этом их близость.

Функциональный метод позволяет выявить в государственно-правовых явлениях их функции, социальное назначение, методы и формы действия. Иначе говоря, все государственно-правовые явления рассматриваются не в статике, а как действующие феномены. Отсюда рассмотрение функций государства, права, правосознания и т. д.

Некоторые ученые среди общенаучных методов называют генетический. Он позволяет ответить на вопрос о происхождении государственно-правовых явлений, определить условия и факторы, которые вызвали появление или исчезновение конкретных явлений и процессов. Этот метод тесно связан с историческим, так как учитывает хронологию в развитии явлений. Но главное в генетическом методе не хронология, а причинная обусловленность явлений и процессов, поэтому он используется для установления генезиса государства, права, других явлений.

Иногда указывают на существование аксиологического (ценностного) метода, который способствует выявлению в связях полезного и значимого для человека и общества.

Частнонаучные методы представляют собой использование теорией государства и права научных достижений технических, естественных, смежных общественных наук. Они имеют главным образом прикладное значение. К частным методам чаще относят следующие.

Метод моделирования – один из главных методов изучения государственно-правовой действительности. Он состоит в изучении государственно-правовых процессов, институтов в моделях, т. е. путем идеального воспроизведения анализируемых явлений.

Статистический метод – получение количественных показателей государственно-правовых явлений и процессов. Он в наибольшей мере применяется для характеристики массовых явлений, отличающихся повторяемостью, например для выявления динамики преступности. Современная статистика позволяет на основе количественных данных: а) получить бесспорные доказательства наличия или отсутствия связей между анализируемыми явлениями; б) провести анализ факторов, влияющих на данное явление.

Метод социально-правового (правового) эксперимента – способ проверки научных гипотез или проекта какого-либо решения. В отечественной практике этот метод неоднократно применялся, например, при проведении выборов по производственным округам в 1989 г., установлении так называемых свободных зон с льготным таможенным и налоговым режимом в Приморском крае, в Калининградской области и др. Данный метод оценивается как перспективный.

Математический метод – способ оперирования с количественными характеристиками, один из формализованных приемов изучения государственно-правовых явлений. Он применяется главным образом в криминалистике, судебной экспертизе при исследовании следов преступлений и т. д.

Кибернетический метод – это прием, позволяющий с помощью кибернетики познать государственно-правовые явления. Он сводится главным образом к использованию не только технических возможностей кибернетики, но и ее понятий – прямая и обратная связь, оптимальность и др. Кибернетика, как известно, занимается разработкой алгоритмов и методов, позволяющих управлять системой, чтобы она функционировала заранее заданным образом. Кибернетический метод используется для разработки автоматизированных систем получения, обработки, хранения и поиска правовой информации, для определения эффективности правового регулирования, для систематизированного учета нормативных правовых актов и т. д.

Синергетический метод в юридической науке стал применяться только в последнее время. Термин «синергетика» происходит от греческого слова «synergos» и означает совместнодействующий, т. е. эффект взаимодействия различных систем, способных к самоорганизации, саморегулированию. Синергетика помогает изучению саморегулирующихся систем и процессов, например рыночных отношений, местного самоуправления, т. е. явлений и процессов, где вмешательство государства ограниченно. Однако синергетика как современная теория динамических систем находится в стадии своего формирования, поэтому ее возможности в познании государственно-правовых явлений не до конца выяснены.

В последнее время в теории государства и права обращается внимание на так называемый метод альтернатив, который направлен на решение научных проблем путем сопоставления и критики противоположных теорий. Истоком этого метода считают философию Сократа (469–399 гг. до н. э.), который называл метод раскрытия противоречий майевтикой (помощь в рождении нового). Разработчиком этого метода в современную эпоху был британский философ и социолог Карл Поппер (1902–1994 гг.). Суть метода состоит в том, чтобы отыскать в познании того или иного явления альтернативы имеющимся гипотезам и, подвергая их критике, выявлять новое знание об объекте. Метод носит прикладной характер и может найти применение в области менеджмента, государственного управления и др.

Среди частнонаучных методов принято выделять собственно юридические, или специальные, методы. К ним относятся сравнительно-правовой и формально-юридический.

Сравнительно-правовой метод состоит в сопоставлении различных государственных и правовых систем, институтов, категорий в целях выявления черт сходства или различия между ними. Еще древние мыслители утверждали, что истина познается в сравнении. Данный метод применяется при изучении типологии государств, сопоставлении различных правовых систем мира, политических режимов, форм правления, государственного устройства и т. д. Сравнение может проводиться только в рамках однородной группы объектов.

Формально-юридический метод, илидогматический, является традиционным для юридической науки и составляет необходимую ступень в научном познании государства и права, поскольку позволяет изучать внутреннее строение государства и права, их важнейшие свойства, классифицировать главные признаки, определять юридические понятия и категории, устанавливать приемы толкования правовых норм и актов, систематизировать государственно-правовые явления.

Таким образом, методология теории государства обладает многообразием, богатством приемов и способов познания государственно-правовых явлений. В зависимости от целей исследования возможно применять те или иные методы. При этом не следует считать какие-то из них главными, ключевыми, а другие второстепенными. Каждый из методов полезен при исследовании конкретных государственно-правовых процессов или феноменов.

Функции науки — это основные направления научной де­ятельности, выражающиеся в ее задачах, целях. Очевидно, что основная, главная функция науки — это производство, при-ращивание научных знаний как знаний истинных, обосно­ванных, проверяемых. Эту функцию можно назвать гносеоло­гической . В рамках этого общего направле­ния можно выделить следующие функции более конкретного характера.

Эмпирико-описательная функция юридической науки со­ответствует эмпирическому уровню познания, логически пер­воначальному этапу научного исследования. Осуществление •)той функции призвано обеспечить научное теоретическое познание фактическим материалом, эмпирическими данны­ми об изучаемых явлениях.

Применительно к правовой науке в качестве эмпириче­ских фактов (наблюдаемых явлений государственно-правовой действительности) можно рассматривать и отдельные норма" гивные акты, нормы права, различного рода юридические факты, деятельность, связанную с правотворчеством, систе­матизацией законодательства, правореализацисй, результаты действия нормативных актов, структуру, кадровый состав и цеятельность государственных органов по осуществлению тех или иных функций государства, правосознание отдельных со­циальных групп, состояние преступности и т. д. Основным методом получения эмпирических данных в юридической науке является наблюдение (непосредственное, но чаще опос­редствованное). Эксперимент имеет ограниченное значение. Получению эмпирических данных в юридической науке слу­жит также метод интерпретации отдельных нормативных ак-гов и норм права, дающий сведения о первичных правовых

явлениях (нормах права, нормативных актах), первичных эле­ментах системы права и системы законодательства. Интер­претация этих элементов— не ретросказание, не предсказа­ние и тем более не объяснение, ибо в результате толкования отдельной нормы права не вскрываются закономерности сущ-ностного порядка, а получаются данные о содержании эмпи­рически-правового явления, на которых основывается даль­нейшее углубленное изучение норм права и права в целом на теоретическом уровне (анализ структурного состава нормы права, выявление существенных признаков, присущих любой норме права, системный подход к праву в целом и т. д.). Ин­терпретация дает эмпирический материал для последующих действий, охватываемых данной функцией (например, для классификации норм права и нормативных актов), а также для других методов, например для сравнительного правове­дения, ибо сравнение норм институтов права предполагает прежде всего их интерпретацию, получение данных о содер­жании сравниваемых институтов.

Описание как научная операция не сводится только к опи­санию эмпирических свойств изучаемых явлений. Эта стадия научного исследования предполагает логическую обработку эмпирического материала, его анализ, классификацию, сис­тематизацию, обобщение и т. д. В результате такой обработки создается эмпирический базис соответствующей науки. При этом определенная роль принадлежит обыденным, философ­ским и предварительным научным знаниям, необходимым для планировки и правильной, целеустремленной постановки эксперимента или наблюдения и т. д. Эмпирический уровень познания лишь логически может рассматриваться в качестве первоначального этапа научного познания. Фактически же эмпирическое познание совершается на базе уже существую­щего теоретического базиса науки, который во многом пред­определяет эмпирические исследования. Осуществляя, на­пример, эмпирическое изучение состояния преступности в том или ином районе страны, исследователи исходят из оп­ределенных теоретических данных таких наук, как уголовное право, криминология. Эти данные теории кладутся в основу планирования и методики такого исследования, в основу анализа — синтеза, систематизации и обобщения материалов эмпирического исследования. В свою очередь эти материалы, систематизированные и обобщенные, составляют эмпириче-

скую основу для вскрытия определенных закономерностей и научного теоретического объяснения сущности соответствую­щих объектов исследования.

Функция объяснения — одна из основных функций юриди­ческой науки — относится к теоретическому уровню позна­ния государства и права. Главной и единственной задачей функции объяснения является раскрытие сущности исследуе­мых объектов, осуществляемое через познание отношений и связей этой сущности с другими сущностями или через по­знание ее внутренних отношений. Вскрывая существенные, т. е. закономерные, связи и отношения изучаемых объектов, наука тем самым объясняет саму сущность этих объектов. Ха­рактер объяснения зависит от характера закономерных, суще­ственных отношений и связей объясняемого объекта. В сфере государственно-правовых явлений возможны атрибутивные, структурные, причинно-следственные, функциональные свя­зи и отношения. Им соответствуют и определенные виды объ­яснений.

Атрибутивное объяснение основывается на наличии зако­номерных атрибутивных связей объясняемого объекта с оп­ределенным свойством (атрибутом). В ходе такого объяснения раскрывается связь объекта с существенным, необходимым его свойством (атрибутом), без которого объект не существует и не может существовать. Элиминация (исключение) этого свойства ведет фактически к элиминации самого объекта. Раскрытие атрибута есть раскрытие одной из сторон сущности объекта. Атрибутивное объяснение весьма распространено в правоведении. Оно используется прежде всего в раскрытии сущности государства и права в целом. Однако следует отме­тить, что при объяснении права довольно часто его сущность в нашей литературе сводится лишь к одному его существен­ному свойству — воле соответствующего господствующего класса, выраженной в законе. Но ведь такие свойства права, как, например, нормативность и принудительность, также су­щественны. Достаточно исключить хотя бы одно из них, как право перестает быть правом. Атрибутивное объяснение сущ­ности объектов требует, следовательно, охвата всех его суще­ственных свойств,

Генетическое объяснение основывается на закономерных связях объясняемого объекта с предшествующими ему объек­тами Оснппняя цель такого объяснения — исследование ге-

незиса соответствующих объектов, выявление причин и усло­вий, вызвавших к жизни изучаемый объект, факторов, под­держивающих его существование и изменение. Применитель­но к исследованию государственно-правовых явлений в ходе генетического объяснения используется, как правило, апел­ляция к экономическим, классовым, культурным и прочим социальным факторам', предопределяющим их существование и изменение функционирования. Генетическое объяснение применимо при объяснении любого государственно-правово­го института или другого явления, связанного с правом.

Функциональное объяснение необходимо в правоведении, ибо речь идет об объяснении функционирующих объектов. В нашей науке общепризнано, что, например, в функциях го­сударства и права проявляются существенные стороны этих явлений, прежде всего их социальная сущность. Анализируя функции государственно-правовых явлений и следствия этих функций, мы тем самым получаем материал для объяснения самой их сущности, ибо все главные черты и свойства этих явлений неизбежно отражаются на результате их функцио­нирования. Функциональное объяснение предполагает, сле­довательно, изучение государственно-правовых институтов в действии, основываясь на фактах их функционирования, на данных о последствиях этого функционирования. При таком объяснении нужны предварительное изучение, анализ резуль­татов, которые явились следствием действия изучаемых инс­титутов. Функциональное объяснение — это разновидность контргенетического объяснения, апеллирующего к следстви­ям функционирования соответствующей системы.

Структурное объяснение основывается на том, что объяс­няемый объект характеризуется двусторонней структурной организацией. Любой объект не только обладает внутренней структурой (целостность объекта, его элементы и порядок ор­ганизации этих элементов), но и сам является составным эле­ментом структуры другого объекта (т. е. элементом супер­структуры). В каждой внутренней и внешней структурных связях находит проявление та или иная существенная сторо­на, свойство существующего объекта. Анализируя структур­ные связи объекта, мы тем самым раскрываем и характеризу­ем его существенные свойства. Структурные (внутренне и внешне) объяснения широко распространены в науке о госу­дарстве и нраве, ибо оба этих объекта, с одной стороны, струк-

гурно организованы, с другой — сами являются элементами суперструктуры (государство как элемент политической сис­темы, право как элемент системы нормативного регулирова­ния в обществе). То же самое можно сказать и о других госу­дарственно-правовых явлениях. Например, каждая отрасль права, будучи элементом системы права, сама имеет внут­реннюю структурную организацию. Важным условием струк­турного объяснения является нс только вычленение эле­ментов целого, но и показ системообразующих связей, орга­низующих элементы в единое целое, придающих целому структурное единство. Простое сопоставление элементов, входящих в суперструктуру, выявление общих и специфиче­ских черт без анализа их связей нельзя рассматривать в каче­стве завершенного структурного объяснения.

Научное правоведение исходит из требования всесторон­него подхода к изучаемым объектам. Поэтому оно не отдает предпочтения какому-то одному виду объяснения, а приме­няет их в совокупности. Это отнюдь не исключает того, что в некоторых исследованиях может быть использован какой-то один вид объяснения, например структурный, функциональ­ный и т. д. Более того, подобного рода подходы неизбежны в науке, ибо они позволяют углубиться в отдельные существен­ные стороны изучаемого объекта, познать объект более де­тально и конкретно.

Прогностическая функция любой науки состоит в предви­дении развития соответствующих явлений, в предвидении то­го, каким качественным или количественным изменениям подвергнутся эти явления. Предвидение является необходи­мым условием определения правильного курса практической деятельности вообще и условием дальновидной политики в частности. Научно обоснованное предвидение дает уверен­ность в возможности достижения поставленных задач.

Высокая степень вероятности или даже полной опреде­ленности научного предвидения вызвана тем, что такое пред­видение основывается на знании причинно-следственных связей, детерминированности, обусловленности соответст­вующих явлений, знании законов их развития. Предвидение тенденций развития государственно-правовой надстройки возможно лишь с учетом общего социально-экономического и культурного развития общества (развития экономики, куль­туры, направления политики и т. д.), ибо государство и право

находятся в двойной связи с обществом: с одной стороны. сущность и характер государства и права обусловлены самим обществом (прежде всего классово-экономическими его от­ношениями), а с другой — государство и право являются ору­диями обратного воздействия на общество (путем управления и регулирования). Без учета этих связей действительно науч­ный прогноз развития государственно-правовой надстройки невозможен. Естественно поэтому, что формулирование про­гностических положений юридической наукой неизбежно должно опираться на знания и прогнозы развития обществен­ных явлений, тесно связанных с государством и правом.

Юридическая наука, конечно, не в состоянии заниматься разработкой прогнозов всех социально-экономических явле­ний, связанных с правом. Следовательно, в области прогноза она должна опираться на достижения других наук, использо­вать уже готовые прогнозы, сформулированные неюридиче­скими науками. Такие прогнозы многовариантны. На основе прогнозов развития других явлений можно предсказать и раз­витие законов, их регулирующих. Однако и такое предсказа­ние будет только многовариантным, потому что, с одной сто­роны, достижение одних и тех же целей возможно с помощью разных правовых средств, а с другой — принятие закона яв­ляется следствием действия «бесконечного количества пере­крещивающихся сил», которые не всегда поддаются точному учету и предвидению.

От Прогностических положений юридической науки сле­дует отличать предложения с1е 1е§с ?егепс1а,т. е. предложения по принятию конкретного закона с конкретным содержанием или конкретного предложения о совершенствовании сущест­вующего законодательства. Если в первом случае предпола­гается, каким изменениям подвергнется то или иное государ­ственно-правовое явление в будущем, то во втором случае наука четко формулирует, какие законы и какого содержания следует принять, какие изменения следует внести в содержа­ние государственно-правового института.

Оценочно-нормативная (или методологическая) функция науки состоит в том, что наука формулирует правила, реко­мендации, советы для целесообразной деятельности человека в той или иной ее сфере. Нормативная функция присуща любой теоретической, тем более эмпирической науке, ибо наука, вскрывая закономерности развития явлений, предска-

зывая их развитие, является основой целесообразной де­ятельности человека, она не только указывает, что следует делать для достижения тех или иных целей, но и каким об­разом это делать.

Нормативная функция присуща и юридической науке. Юридическая наука в целом формулирует такие нормативные (методологические) положения, как принципы (правила) на­учного исследования государственно-правовой действитель­ности, различного рода правила практической, целесообраз­ной деятельности в области правотворчества, правопримене­ния, реализации права в широком смысле этого слова.

В нормативной функции, как и в прогностической, ярко проявляется интеграция юридической науки с другими нау­ками: формулируя различного рода правила целесообразной деятельности, она опирается на знания общественных, есте­ственных и технических наук. Удельный вес.нормативных по­ложений неодинаков в различных отраслях юридической нау­ки, в различных частных теориях. В общей теории права на­ибольший удельный вес нормативные положения занимают в учениях (частных теориях) о правотворчестве, о толковании и применении права. По отношению к правотворчеству нау­кой разрабатывается и совершенствуется система правил юридической техники, по отношению к теории толкования — система правил толкования действующих правовых норм, по отношению к теории правоприменения — система правил их применения.

В криминалистике, в основном науке эмпирической, не­посредственно обслуживающей нужды практики, удельный вес нормативных (методологических) положений еще больше. Можно даже отметить, что криминалистика и существует для того, чтобы формулировать правила практической деятель­ности применительно к расследованию юридических дел. Все прочие научные положения криминалистики призваны лишь научно обосновать целесообразность тех или инь1Х правил, формулируемых этой наукой. Здесь мы видим систему правил криминалистической техники (обнаружения, выемки, фикси­рования, исследования вещественных доказательств), такти­ки проведения определенных следственных действий (осмот­ра места происшествия, обыска, допроса, очной ставки и т.д.), расследования отдельных видов преступлений (част-

ная методика), Разрабатывая правила, криминалистика ши­роко использует достижения различных естественных, техни­ческих, общественных наук.

В отраслевых науках также обнаруживаются нормативные элементы. Это .прежде всего правила, отражающие особен­ности толкования норм отдельной отрасли права, правила юридической техники индивидуальных правоприменитель-ных актов и других юридических документов, оформляющих юридические действия. Конечно, многие правила юридиче­ской техники могут быть зафиксированы в нормативных пра­вовых актах. Однако следует иметь в виду, во-первых, что не­целесообразно придавать всем указанным правилам формаль­но-юридический характер, во-вторых, что и фиксированные с помощью нормативных актов правила являются плодом юридической науки.

Анализируемая функдия юридической науки именуется не просто нормативной, а оценочно-нормативной, так как формулирование правил (принципов) целесообразной де­ятельности в области правотворчества и правоприменения не­избежно связано с различного рода оценками. Указанные правила формулируются на основе оценок соответствующих действий и их результатов, с позиций политики, морали, це­лесообразности, эффективности и т. д. Но главное, в чем про­является оценочно-нормативная функция юридической нау­ки, на наш взгляд, является деятельность, направленная на обоснование и формулирование оценок прежде всего дейст­вующей системы права и политической системы в целом. Нау­ка о государстве и праве не выполняла бы своей социальной функции, если бы не давала оценок указанным явлениям, ибо только на основе оценок (положительных и отрицательных) действующей государственно-правовой системы возможно формулирование предложений, направленных на совершен­ствование правовых и государственных институтов.

В отличие от прогностических высказываний в данном случае наука не ограничивается выводами разного характера . о будущем изменении и развитии государственно-правовых явлений, а формулирует точно определенные предложения, какие именно мероприятия следует осуществить для совер­шенствования конкретных государственных или правовых институтов. Такого рода предложения могут носить разнооб­разный характер, вплоть до разработки представителями нау­ки проектов нормативных актов.

В оценочно-нормативной функции юридической науки прежде всего и проявляется ее практическийхарактер. Эта функция призвана непосредственно обслуживать нуждыго­сударственно-правовой практики. В практической деятель­ности государственныхорганов (правотворческой,правопри-менительной, организационной и т. п.) научные предложения материализуются,обретают реальность, воздействуют надей­ствительность.

Следует отметить, что представленный выше вариант пе­речня и описания функций юридической науки является не единственным. Даже в учебной литературе мы не найдем единства взглядов на функции юридической науки. В ряде учебников называются, например, такие функции, как теоре­тическая, онтологическая, эвристическая, практически-орга­низационная, воспитательная и др.

Не вдаваясь в детали, отметим, что некоторые из них вряд ли следует приписывать науке. Основное назначение науки -— производство и приращение научных знаний. Использование этих знаний в той или иной сфере человеческой деятельности не означает, что это деятельность самой науки. Наука, напри­мер, ничего не организует, не воспитывает, ничем не управ­ляет, хотя, как отмечено выше, научные знания — основа лю­бой рациональной деятельности и в сфере производства, уп­равления, правового регулирования, воспитания и т. д. Если пойти по пути расширения функций науки, то все функции государства, права и отдельных социальных институтов мож­но приписать науке.

Функции науки — это основные направления научной де­ятельности, выражающиеся в ее задачах, целях.

1.Очевидно, что основная, главная функция науки — это производство, приращивание научных знаний как знаний истинных, обосно­ванных, проверяемых. Эту функцию можно назвать гносеоло­гической . В рамках этого общего направле­ния можно выделить следующие функции более конкретного характера.

2.Эмпирико-описательная функция юридической науки со­ответствует эмпирическому уровню познания, логически пер­воначальному этапу научного исследования. Осуществление той функции призвано обеспечить научное теоретическое познание фактическим материалом, эмпирическими данны­ми об изучаемых явлениях.

Основным методом получения эмпирических данных в юридической науке является наблюдение (непосредственное, но чаще опос­редствованное). Эксперимент имеет ограниченное значение. Получению эмпирических данных в юридической науке слу­жит также метод интерпретации отдельных нормативных актов и норм права, дающий сведения о первичных правовых явлениях (нормах права, нормативных актах), первичных эле­ментах системы права и системы законодательства. Описание как научная операция не сводится только к опи­санию эмпирических свойств изучаемых явлений. Эта стадия научного исследования предполагает логическую обработку эмпирического материала, его анализ, классификацию, сис­тематизацию, обобщение и т. д. В результате такой обработки создается эмпирический базис соответствующей науки.

3.Функция объяснения — одна из основных функций юриди­ческой науки — относится к теоретическому уровню позна­ния государства и права. Главной и единственной задачей функции объяснения является раскрытие сущности исследуе­мых объектов, осуществляемое через познание отношений и связей этой сущности с другими сущностями или через по­знание ее внутренних отношений. Вскрывая существенные, т. е. закономерные, связи и отношения изучаемых объектов, наука тем самым объясняет саму сущность этих объектов. Атрибутивное объяснение основывается на наличии зако­номерных атрибутивных связей объясняемого объекта с оп­ределенным свойством (атрибутом). Генетическое объяснение основывается на закономерных связях объясняемого объекта с предшествующими ему объек­тами Основная цель такого объяснения — исследование генезиса соответствующих объектов, выявление причин и усло­вий, вызвавших к жизни изучаемый объект, факторов, под­держивающих его существование и изменение. Функциональное объяснение необходимо в правоведении, ибо речь идет об объяснении функционирующих объектов. В нашей науке общепризнано, что, например, в функциях го­сударства и права проявляются существенные стороны этих явлений, прежде всего их социальная сущность. Структурное объяснение основывается на том, что объяс­няемый объект характеризуется двусторонней структурной организацией.

4.Прогностическая функция любой науки состоит в предви­дении развития соответствующих явлений, в предвидении то­го, каким качественным или количественным изменениям подвергнутся эти явления. Предвидение является необходи­мым условием определения правильного курса практической деятельности вообще и условием дальновидной политики в частности. Научно обоснованное предвидение дает уверен­ность в возможности достижения поставленных задач.

5.Оценочно-нормативная (или методологическая) функция науки состоит в том, что наука формулирует правила, реко­мендации, советы для целесообразной деятельности человека в той или иной ее сфере. Нормативная функция присуща и юридической науке. Юридическая наука в целом формулирует такие нормативные (методологические) положения, как принципы (правила) на­учного исследования государственно-правовой действитель­ности, различного рода правила практической, целесообраз­ной деятельности в области правотворчества, правопримене­ния, реализации права в широком смысле этого слова.

В нормативной функции, как и в прогностической, ярко проявляется интеграция юридической науки с другими нау­ками: формулируя различного рода правила целесообразной деятельности, она опирается на знания общественных, есте­ственных и технических наук.

6.Анализируемая функция юридической науки именуется не просто нормативной, а оценочно-нормативной, так как формулирование правил (принципов) целесообразной де­ятельности в области правотворчества и правоприменения не­избежно связано с различного рода оценками. Указанные правила формулируются на основе оценок соответствующих действий и их результатов, с позиций политики, морали, це­лесообразности, эффективности и т. д. Но главное, в чем про­является оценочно-нормативная функция юридической нау­ки, на наш взгляд, является деятельность, направленная на обоснование и формулирование оценок прежде всего дейст­вующей системы права и политической системы в целом. Нау­ка о государстве и праве не выполняла бы своей социальной функции, если бы не давала оценок указанным явлениям, ибо только на основе оценок (положительных и отрицательных) действующей государственно-правовой системы возможно формулирование предложений, направленных на совершен­ствование правовых и государственных институтов.

Объяснение представляет собой научную процедуру, в которой на основе теоретических или эмпирических знаний раскрываются сущность и (или) структура исследуемого явления, причины его возникновения и функционирования, иные значимые для науки связи и отношения. Например, объясняются причины возникно­вения государства и права, причины правонарушений, определя­ется сущность права, правовой нормы, структура, содержание, функции, цели конкретных правовых институтов.

Объяснение состоит из трех частей: эксплананса, эксплананду- ма и логической формы, — дедукции и индукции, обеспечиваю­щих получение нового достоверного знания.

Эксплананс (объясняющий) содержит научно обоснованные по­ложения, из которых с необходимостью или вероятностью следует заключение (экспланандум). Эксплананс имеет два вида посы­лок — бблыиую и меньшую.

Бблыпую посылку составляют теоретические законы, принци­пы и иные общие положения правовой науки, философии, поли­тологии, иных специальных неюридических наук либо эмпириче­ские законы, полученные индуктивным путем. Меньшую посылку образуют положения, свидетельствующие о наличии у исследуемо­го явления совокупности признаков, связей, характерных для дей­ствия закона, принципа, общей связи, обозначенной в большей посылке. Наличие таких признаков должно подтвердить право­мерность распространения на исследуемое явление, процесс этих общих положений, законов, составляющих ббльшую посылку.

Экспланандум содержит заключение, которое с необходимо­стью или определенной вероятностью вытекает из эксплананса и в котором утверждается или отрицается наличие соответствующих свойства, связи у исследуемого явления, процесса, словом, содер­жится ответ на вопросы «почему?», «что?» или «каким образом?».

Объяснение может быть дедуктивным или индуктивным.

Если ббльшую посылку эксплананса образуют научно обосно­ванные теоретические положения в форме закономерностей, принципов права, иные общие положения, такое объяснение на­зывают дедуктивным. В этом случае логическая природа объясне­ния сходна с юридической квалификацией, при которой ббльшая посылка содержит соответствующую норму права, а в меньшей посылке описывается совокупность юридически значимых при­знаков, свойств квалифицируемого деяния, отношения или собы­тия. В заключении делается вывод о том, что это деяние, отноше­ние или событие подпадает под признаки нормы права, содержа­щейся в большей посылке, и на него могут быть распространены положения этой нормы права.

Дедукция может применяться и для объяснения конкретных фактов, событий. В этом случае меньшая посылка представляет собой утверждение о каких-либо свойствах, признаках, присущих исследуемым фактам. Это так называемое фактуальное объясне­ние, суть которого сводится к правомерности признания факта, его свойств частным случаем проявления общих признаков, отра­жаемых большей посылкой эксплананса.

Например, нужно установить, являются отдельные предписа­ния нормативного правового акта нормативными или индивиду­альными. С этой целью малую посылку образует конкретное пред­писание, а ббльшую посылку — теоретические положения о том, какими признаками обладает нормативное правовое предписание. Посредством сравнения большей и меньшей посылок экспланан­са делается вывод о юридической природе этого предписания. Предписание является нормативным, если обладает всеми при­знаками, названными в большей посылке, либо индивидуальным, если у него отсутствует хотя бы один из признаков нормативного предписания.

Индуктивная модель объяснения характеризуется тем, что ббльшая посылка эксплананса содержит статистический закон, выраженный в форме вероятностного суждения. Такой закон ха- растеризует определенную устойчивую связь, присущую группе или классу однородных массовых явлений, и представляет собой вероятностное суждение. Таковыми являются, например, эмпири­ческие зависимости между материальным положением населения и состоянием преступности, между незаконной торговлей оружи­ем, наркотиками и уровнем насильственных преступлений, между служебной загрузкой судей и качеством судебного разбирательства и др. Меньшая посылка эксплананса содержит перечень условий действия эмпирического закона, которые наблюдаются в иссле­дуемом процессе, явлении. Соответственно, в экспланандуме да­ется вероятностное заключение о возможности наступления како­го-либо отдельного события, исходя из эмпирического закона и наличных условий для его проявления. При этом считается, что достоверный вывод может даваться при условии, когда вероят­ность проявления эмпирического закона приближается к 1 (100%) и в любом случае не может быть меньше 0,5 (50%).

В современных исследованиях проблем теории права, отрасле­вых юридических наук, проводимых российскими правоведами, используется по преимуществу дедуктивный способ объяснения. Индуктивная модель объяснения применяется главным образом в науках, связанных с изучением массовых явлений (в судебной ста­тистике, криминологии).

В конкретном исследовании объяснение ведется по правилам дедуктивного вывода. Если по правилам этой логической формы из эксплананса выводится экспланандум, то в реальном процессе познания первым появляется меньшая посылка. Исследователь обнаруживает какое-либо новое явление, его свойства, связи, компоненты и фиксирует полученные результаты в виде малой посылки эксплананса. Далее в системе наличного знания ему предстоит найти соответствующие теоретические положения, принципы и лишь затем осуществить вывод, обеспечивая при этом логическую правильность перехода от общих положений к положению, содержащемуся в заключении.

В правовых исследованиях наиболее широкое применение на­ходят нормативно-правовой (догматический), целевой (телеоло­гический) и функциональный виды объяснений.

Нормативно-правовой (догматический) вид объяснения характе­ризуется тем, что ббльшую посылку эксплананса составляют не теоретические положения, выводы, а нормативные предписания действующего законодательства. Это могут быть принципы права, отдельной отрасли права, иные общие нормативно-правовые по­ложения либо конкретные нормы права. Правомерность исполь­зования нормативных предписаний в этом качестве основывается на всеобщности и обязательности их действия. Как всеобщий кри­терий, масштаб оценки социальных правовых реалий нормы права выступают абстрактной основой, с которой необходимо последо­вательно согласовывать содержание конкретных правовых отно­шений, определять правовую природу иных явлений и событий, подпадающих под действие нормы права.

Экспланандум составляет вывод о том, какую юридическую природу имеют явления, их компоненты, входящие в малую по­сылку, либо вывод о том, в какой мере и каким образом надлежит применять общие нормативные предписания к условиям, преду­смотренным меньшей посылкой эксплананса. Эти положения не являются простым повторением действующих норм права, а со­держат элемент новизны, поскольку вносят ясность в юридиче­скую природу исследуемых явлений, либо признают правомерным (невозможным) распространение общих нормативные установле­ний на частный случай.

Например, обосновывая специфику отступного как нового основания прекращения обязательства, М. И. Брагинский и В. В. Витрянский руководствуются ст. 409—411 ГК РФ. В резуль­тате они приходят к выводу о том, что отступное нельзя призна­вать в качестве разновидности обычной замены обязательства. От­ступное, как это следует из положений названных статей, от обыч­ной замены обязательства отличается двумя признаками: замена обязательства происходит до его нарушения, тогда как отступное применяется после; при использовании отступного обязательство прекращается без его превращения в другое. Подобные авторские комментарии, логически вытекающие из смысла ст. 409, 414 ГК РФ, тем не менее являются новыми, поскольку в тексте закона прямо не отражены'.

В правовых исследованиях широкое применение находит целе­вой (телеологический) вид объяснения. В процессе такого объясне­ния ставится задача установить, насколько используемые средства либо полученные результаты соответствуют поставленным целям.

В правоведении телеологическое объяснение находит примене­ние прежде всего в толковании норм права, а телеологический способ является ведущим в системе методов толкования норм права и в исследованиях эффективности действующих норм права. Эф­фективность, понимаемая как соотношение целей правовой дея­тельности и полученных результатов, может быть выявлена и над­лежащим образом оценена только с учетом целей, поставленных субъектом правовой деятельности. В современных исследованиях наблюдается устойчивая тенденция к применению целевого объяс­нения в познании и иных правовых институтов и учреждений.

Особенность телеологического объяснения состоит в том, что его основанием выступает не совокупность достоверных теоретиче­ских или эмпирических положений, а такой важнейший компонент политико-правовой практики, как цели. В обществе, где действует множество субъектов, существует необычайное разнообразие це­лей. Это цели общества, государства, отдельных социальных общ­ностей, групп, личностей. Множественностью целей характеризу­ется и система права, в которой выделяются цели права, отдельной отрасли права, правового института и отдельной нормы права. По­этому для получения достоверного вывода следует весьма тщатель­но выбирать цели в качестве большей посылки эксплананса.

Если ставится задача раскрыть уровень согласованности ком­понентов целого, их способности обеспечивать реализацию целей, то телеологическое объяснение следует вести с учетом внутренних целей исследуемого. Например, в исследованиях эффективности норм права рекомендуется брать непосредственные цели этих норм, а не более высокие цели, присущие правовым институтам или отрасли в целом. Чтобы раскрыть результативность воздейст­вия предмета исследования на другие правовые и социальные яв­ления, образующие внешнюю среду, следует прежде всего опреде­лить степень соответствия этого явления целям, характерным для среды в целом.

Так, право как одно из действенных средств государственного управления обществом всегда используется для реализации каких- либо социальных целей — повышения благосостояния населения, обеспечения условий для активной деятельности личности, для вовлечения всех в управление делами общества, обеспечение об­щественного порядка, государственной безопасности. Поэтому телеологическое объяснение необходимо проводить в два этапа: первоначально устанавливать соответствие исследуемого собст­венно правовым целям, а затем уже социальным. Правовые иссле­дования, в которых телеологическое объяснение ограничивается собственно правовыми целями, является неполным и недостаточ­но обоснованным.

Вполне возможны ситуации, когда собственно правовые цели могут резко расходиться с социальными целями. То, что с точки зрения права, правового регулирования признается действенным, эффективным, может оказаться социально вредным и недопусти­мым. Например, Советское государство признавало раскулачива­ние высокоэффективной политико-правовой мерой, позволившей ему в короткий срок перевести сельское хозяйство на социалисти­ческие рельсы. Однако в социальном плане, с точки зрения целей развития сельского хозяйства и обеспечения населения продукта­ми питания, данная мера имела только негативные последствия. Поэтому в интересах получения достоверных и обоснованных зна­ний телеологическое объяснение права, иных правовых институ­тов и учреждений, как правило, надлежит завершать анализом их социальных целей и социальных результатов, которых удалось достичь благодаря применению этих институтов и учреждений.

Один из недостатков телеологических объяснений видится в том, что за основу объяснений и оценок в них чаще всего берутся цели, которые были поставлены действующим субъектом: госу­дарством, правотворческим или правоприменительным органом либо гражданином. Вместе с тем реальные цели могут быть не­правильно понятыми, субъективными и не соответствовать объ­ективным процессам развития общества, государства и права. Поэтому и результаты телеологического объяснения, в котором степень объективности целей имеет вероятностный, проблема­тичный характер, не могут претендовать на высокую степень на­учной обоснованности.

Чтобы отделить субъективные цели от объективных и придать телеологическому объяснению необходимый уровень объективно­сти, требуется специальный теоретический анализ. Объективность целей может быть обоснована в ходе их сопоставления с законами, принципами правовой науки, отдельной отрасли права, с научно обоснованными целями, преследуемыми обществом или государ­ством, международными сообществами, нормами международно­го права. Руководствуясь объективными целями, возможно не только оценить степень соответствия им средств и результатов действия, но и убедиться в том, насколько действующие правовые средства и результаты их применения соответствуют магистраль­ному развитию общества и государства, а также понять, что нужно сделать, чтобы привести сущее в соответствие с должным — объ­ективными, научно обоснованными целями.

Современные российские правоведы зачастую используют функциональный вид объяснения. В этом случае ббльшую посылку составляют положения о функциях, присущих тому или иному яв­лению как целостной системе, а экспланандум — выводы о степе­ни соответствия деятельности отдельного компонента функциям этой системы, его способности усиливать или препятствовать реа­лизации данных функций.

Примером удачного применения функционального объясне­ния в правовой науке может служить система нормативных пра­вовых актов в Российской Федерации. Каждый компонент этой системы призван обеспечивать реализацию функций Конститу­ции РФ, и оценка его деятельности дается с позиций того, как он реализует эти функции. Так, федеральные законы как акты выс­шей юридической силы конкретизируют положения Конститу­ции РФ, устанавливая первичные нормы во всех отраслях права и законодательства. Иными предстают функции подзаконных нор­мативных правовых актов, в том числе указов Президента РФ, призванных конкретизировать и развивать положения федераль­ных законов и Конституции РФ. Таким образом, сопоставляя конкретные результаты деятельности отдельного правотворческо­го органа с тем, как он реализует свои функции, ориентирован­ные на реализацию Конституции РФ, можно сделать достоверный вывод о его результативности в обеспечении эффективного нор­мативного правового регулирования общественных отношений.

Широкому применению функционального объяснения в пра­вовых исследованиях препятствует одно обстоятельство: отсутст­вие четкого понимания функций правовых явлений. Общее пони­мание функций является настолько широким и неопределенным, что, руководствуясь им, весьма сложно, а скорее и невозможно, отличить функцию от иного свойства, признака исследуемого. В результате исследователь признает функцией все, что пожелает. Несмотря на многолетние и интенсивные исследования проблем функций государства, российские правоведы так и не имеют чет­ких представлений о критериях, руководствуясь которыми следует отличать основное направление деятельности государства от неос­новного, а также о том, какой должна быть действительная систе­ма функций Российской Федерации. Трудно найти два учебника теории государства и права, которые бы одинаково понимали и интерпретировали систему функций государства. Еще больший произвол царит в представлениях о функциях правовых явлений, которые стали исследоваться с применением функционального подхода сравнительно недавно.

Конечный результат объяснения эмпирической информации достоверных фактов может выражаться в двух формах: 1) непо­средственная сущность исследуемых явлений полностью объясня­ется с помощью наличных теоретических знаний; 2) непосредст­венная сущность явлений остается необъясненной с позиций имеющегося теоретико-понятийного аппарата.

В тех случаях, когда эмпирические данные полностью соответ­ствуют имеющимся теоретическим знаниям правовой науки, соци­альное правовое исследование не содержит новых теоретических знаний. Но это обстоятельство не означает того, что подобные ис­следования не имеют научной ценности. Сложный, диалектически противоречивый процесс познания закономерностей функциони­рования и развития правовых явлений невозможен без знания со­циальной обусловленности правовых норм и их влияния на разви­тие общественных отношений. Это один из основополагающих принципов материалистической теории права, реализация которо­го положила начало превращению юриспруденции в подлинно на­учную теорию права. Социальные правовые исследования, рас­крывающие социальную обусловленность права, правовых инсти­тутов, механизмов их функционирования, дают материал, который составляет эмпирический базис науки как одного из ее необходи­мых компонентов.

Новые теоретические знания не могут быть получены в ходе социальных правовых исследований и в случаях, когда факты, свидетельствующие о новых свойствах, сторонах, отношениях яв­лений и процессов, не получают объяснения с позиции наличных теоретических знаний. Тем самым в правовой науке обнаружива­ется пробел, который может быть преодолен только на уровне тео­ретического познания и соответствующими этому уровню методо­логическими средствами. Сущность и необходимость, будучи внутренними, глубинными сторонами явлений и процессов, не совпадающими с их внешней формой, непосредственному наблю­дению недоступны и в процессе эмпирических исследований ос­таются нераскрытыми.

Теоретический анализ эмпирического материала, направлен­ный на установление сущности и необходимых элементов, — само­стоятельный этап научного исследования, качественно отличаю­щийся целями и способами познания от социального правового исследования. В теоретической области, считал Ф. Энгельс, эмпи­рические методы «оказываются бессильными, здесь может оказать помощь только теоретическое мышление». Применительно к пра­вовым исследованиям это означает, что для успешного развития юридической науки важны совершенствование, разработка не только приемов сбора, изучения и обобщения эмпирических фак­тов, но и методов теоретического исследования. Однако исследова­ние, основанное на применении этих методов, будет иным по срав­нению с социальным правовым явлением как по целям, так и по конечным результатам.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: