Виды аргументации используемые в судебной практике

Обновлено: 02.02.2023

Новицкий Виталий Анатольевич

адвокат Адвокатского кабинета «Правовой Петербургъ»

Адвокатской палаты Санкт-Петербурга,

доцент Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина,

кандидат юридических наук, доцент

Judicial reasoning as an independent means of evidence

Ключевые слова: доказательственное право, средства доказывания, судебные доказательства, судебная аргументация

Law of evidence, means of evidence, forensic evidence, judicial arguments

Продолжая цикл статей о самостоятельном статусе судебной аргументации и её исключении из судебных доказательств, исхожу их тезиса о том, что: судебные аргументы - это средства доказывания, но не судебные доказательства. [1]

Любые процессуальные действия вербального характера в состязательном типе судопроизводства означают коммуникацию субъектов доказывания и приведение аргументов в свою пользу. Без судебной аргументации состязательность лишена смысла и равна следственности, давая показания или объяснения, участники выступают в качестве объектов судейского познания.

Аргумент (от лат. argumentum) - довод, рассказ, суждение(я), посредством которого обосновыва­ется истинность другого суждения, основание, приводимые в доказательство чего-либо. В логике под аргументом понимается утверждение (группа утверждений), приводимое в подтверждение (доказательство) другого утверждения.

Судебные аргументы – это доказательственная информация, содержащаяся в утверждениях (умозаключениях) субъектов доказывания, приводимая для подтверждения собственных тезисов предмета доказывания или опровержение тезисов предмета доказывания противоположной стороны.

Судебные аргументы можно разделить на утверждения и возражения.

В реальном судебном процессе аргументируют свою позицию все состязающиеся участники: адвокат, прокурор, потерпевший, подсудимый, представитель гражданского истца и ответчика. Такова правовая природа состязательного процесса. В уголовном процессе обвинение, говорит нам законодатель в п. 22 ст. 5 УПК РФ, есть утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. К государственному обвинению в ч. 3 ст. 37 УПК РФ предъявляется требование обосновать своё утверждение. Аналогично данное требование и для потерпевшего, его адвоката-представителя, гражданского истца. Это не что иное, как утверждения-аргументы.

Следовательно, защита на обвинения возражениями – есть также вид судебной аргументации.

Стандарт доказывания «вне разумных сомнений» по уголовным делам, основанный на действии презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) предполагает чёткое описание судом в приговоре аргументов и других средств доказывания каждой из сторон (напр., в ст. 305 УПК РФ).

Конституционные состязательность и равенство сторон как правила-принципы доказывания предполагает достижения такого баланса в правах и обязанностях сторон, при котором стороны имеют равные возможности состязаться друг с другом и доказывать суду свои утверждения на равных как самостоятельно, так и через своих представителей (прокурора – со стороны государства и адвокатов – со стороны потерпевшего и подсудимого).

В судебном процессе судья является адресатом доказывания вербальной коммуникации. Излагаемая судебная аргументация каждой из сторон имеет ключевое влияние на убеждение судьи, создание модели произошедшего в его сознании, его выводы по делу.

Как адресат информации судья воспринимает доказательственную информацию либо позитивно, либо негативно. Следствием восприятия, осмысления и оценки аргументов как средств доказывания судьёй является логическая обоснованность судебного акта.

Законы логики не имеют описания в правилах оценки доказательств, включая и все вербальные средства судебного доказывания. Именно логика вывода суда имеет решающее значение при формировании обоснованности судебного акта. Судебный акт должен быть логически мотивирован судьёй применением логических законов. Логика рассуждения суда в мотивировочной части должна быть обязательная, системная и доступная для восприятия среднестатистического россиянина.

Подсудимый (подследственный) в уголовном деле продолжает сохранять черты объекта исследования, имея рад уголовно-процессуальных прав.

Необходимы реальные законотворческие меры по изменению правового положения не только статуса подсудимого (обвиняемого), но и всей стороны защиты в правилах доказывания. Например, право быть выслушанным и услышанным судом для сторон – есть право на справедливый суд в рамках ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как право на справедливое судебное разбирательство.

Судебная аргументация обвинения и защиты не имеет самостоятельного наименования правилах доказывания и отождествляется в процессуальной кодификации с судебными доказательствами. Аргументы адвоката, подсудимого, потерпевшего и прокурора в судебных прениях и репликах играют решающее значение в доказывании сторон, но в действующих правилах доказывания никак не описаны.

Одной из самых больших проблем для стороны защиты является предубеждение суда в отношении исследуемой фактической основы уголовного дела. Действие принципа непосредственности судейского восприятия средств доказывания должно быть не только формальным, но и реальным.

Психологические установки судьи в отношении выводов должны формироваться в условиях процессуальной формы на основе конкурирующих средств доказывания состязающихся сторон, но не до начала процесса при изучении поступивших материалов дела. Предубеждение конкретного судьи влияет на все организационные процедуры проведения судебного процесса, постановку вопросов судом и т.п.

Вполне понятно, что убеждение суда отличается от его предубеждения. Если судья исследует доказательства с предубеждением, то процесс исследования доказательств и приведение аргументации теряет всякий смысл.

Приговор – есть результат субъективного мнения (убеждения) судьи об искомых судебных фактах и действии права в конкретном казусе. Проблема состоит в том, что такие факторы, как предубеждение суда и «заданность» приговора субъектам доказывания практически невозможно доказать в вышестоящих судебных инстанциях.

Требуется создание «внутренней политики» совета судей, направленной на формирование правовой идеологии судей, при которой предубеждение, установки по делу должно реально отторгаться и осуждаться всем судейским корпусом как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Правила доказывания в отношении соблюдения законов логики должны стать реально-действующей гарантией прав сторон. Нелогичность судебного акта должна быть новым основанием для отмены судебного акта вышестоящими инстанциями и являться реально действующей гарантией беспристрастности судебных актов.

Позитивные последствия сделанного предложения или выводы:

Судебная аргументация подлежит оценке наряду с другими средствами доказывания. Возникает необходимость оценки аргументов сторон со стороны суда не только с правовой позиции, но и позиции логики рассуждения субъекта доказывания. Социальный эффект изменений состоит в том, что судебный акт должен быть логически мотивирован настолько, чтобы быть понятным любому среднестатистическому россиянину. Это, безусловно, повысит доверие к правосудию со стороны населения России и не требует существенных затрат казны;

По уголовным делам обвиняемый и потерпевший перестанут быть объектами судебного исследования и, в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон станут активными субъектами доказывания (как правило, через своих представителей-адвокатов);

Будет сформирован доказательственный статус аргументов в правилах доказывания в отношении речей и реплик сторон в судебных прениях – прокуроров и адвокатов.

Придание аргументам защиты и обвинения статуса «судебных аргументы» позволит отнести и данные доказательственные действия к средствам судебного доказывания не только де-факто, но и де-юре;

Введение оценки судом аргументов сторон приведёт к тому, что судебные акты станет невозможно составлять заранее, поскольку, суду заранее не известна детальная аргументация сторон. Этот эффект позволит избежать предубеждений судьи к доказательственной деятельности сторон.

Государство имеет в уголовном процессе право и обязанность письменно аргументированно высказаться в обвинительном заключении или акте. Необходимо «возвращение» в УПК РФ норм-правил о предложениях по существу обвинения для адвокатов потерпевшего и подсудимого. Данные предложения адвоката являются письменным видом судебной аргументации и способствуют осуществлению действительно состязательного и равноправного правосудия.

Таким образом, в теории доказательственного права есть все основания выделить судебную аргументацию из раздела «Доказательств» в процессуальном законе и объединить её с доказательственной информацией, исходящей от субъектов доказывания в прениях сторон без процессуального статуса и сформировать самостоятельный раздел правил доказывания: «Судебные аргументы как средства доказывания».

Такое выделение судебных аргументов в самостоятельную группу средств доказывания будет логически правильно, юридически обосновано, социально целесообразно для состязательного процесса.

[1] Новицкий В.А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сб. статей по Материалам международной научно-практической конференции 16.10.15. СПб. ФГБОУВО РГУП. ИД Петрополис. - 2016. – С. 245 - 252

Грамотно выстроенная юридическая аргументация, как стрела благородного разбойника Робин Гуда, должна бить в цель без промедления и осечек. Но для этого юристу нужно быть максимально доходчивым, логичным и убедительным – как в теории, так и на практике. О том, как построить эффективную аргументацию и склонить суд или оппонентов на свою сторону, рассказал кандидат юридических наук, декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов.


Где можно столкнуться с юридической аргументацией?

Юридическая аргументация – важная часть работы любого юриста, и сфер ее применения немало. Сергей Белов выделяет шесть, первая среди которых – судебная аргументация сторон и суда.

«Судебное решение, которое выносит суд, требует мотивов. В этом отношении к суду предъявляются требования выстраивания логической аргументации, обоснования итоговых выводов. Стороны должны убедить в том, что именно их позиция правильная. В целом, судебная аргументация относится к числу тех, что максимально формализованы и с точки зрения формы, и отчасти с точки зрения содержания», – говорит декан юридического факультета СПбГУ.

Также аргументация будет актуальна для юристов на одной стороне или между юристами из разных организаций. В первом случае при обсуждении могут быть высказаны разные подходы, каждый из которых потребует обоснования. Здесь важно привести доводы так, чтобы убедить других участников обсуждения в справедливости и правильности позиции. Во втором – почва для конфликтной ситуации более плодородна. К примеру, если разные субъекты готовятся заключить договор или сделку, чтобы юридически оформить свои отношения. Возникающие нюансы потребуют озвучить аргументы для обоснования своего варианта развития событий.

Кроме того, юридическая аргументация используется при издании правовых актов, в юридической науке (например, в научных публикациях или докладах на профильных конференция) и между студентами и преподавателями.

«Круг ситуаций – широк. С одной стороны, они сильно различаются, потому что аргументация в суде или учебной аудитории должна различаться по своей конструкции и форме. Но важно, что их отличает от других типов аргументаций и практических обсуждений – в них присутствует право», – подчеркивает Сергей Белов.

Что подлежит обсуждению?

Предметом обсуждения могут быть как нормы (как должно быть), так и сама ситуация (какую оценку дать конкретным обстоятельствам или какое принять решение).

«Факты требуют обсуждения и обоснования по правилам обычной формальной логики. Они предполагают, что суждения о фактах могут быть проверены с точки зрения их истинности или ложности. В отношении норм этого быть не может. Некоторые нормы могут рассматриваться как определенного рода факты нормативной действительности с точки зрения оценки их процедуры утверждения, их действия в правовой системе. Но сами по себе нормы по содержанию отличаются тем, что не могут быть истинными или ложными», – отмечает Сергей Белов.

Какие цели и задачи должна преследовать аргументация?

Цель юридической аргументации, по мнению эксперта, – не в установлении истины, а в убеждении, что выбранная позиция наиболее правильна.

Убеждение можно оценивать только с точки зрения того, насколько оно эффективно воздействует на слушателя, на адресата этого убеждения. Убеждение преследует целью убедить того, кто слушает, в том, что выбранная точка зрения верна

Кроме того, все аргументы должны соответствовать требованиям рационального рассуждения, то есть не обращаться к эмоциям и внеправовым обстоятельствам.

«В содержательной части все аргументы должны быть выстроены в логически непротиворечивую, последовательную и рационально сконструированную систему аргументов», – подчеркивает специалист.

Какие приемы использовать, чтобы сделать аргументацию максимально эффективной?

Есть три ключевых приема для построения логичной аргументации:

  • Первый – дедуктивное умозаключение (выведение частных требований из общих положений). «Дедукция свойственна праву, поскольку правовые нормы формулируют абстрактные правила поведения, требования к поведению участников правовых отношений», – говорит кандидат юридических наук.
  • Второй важный прием – трансдуктивное умозаключение (аналогия). Это рассуждения, в которых посылки и заключение (вывод) являются суждениями одинаковой степени общности (например, от частного к частному или от общего к общему).
  • Третий же прием используется в юридических дискуссиях значительно реже, но бывает не менее действенен – это суждение от противного (или доведение до абсурда). Аргументация в таком случае дискредитирует противоположную точку зрения, показывая невозможность других подходов, кроме выбранного вами.

Правила аргументации: на что важно обратить внимание?

Правил юридической аргументации существует немало, однако принято выделять три основных:

  • Участник обсуждения не должен допускать противоречий между своими суждениями. Другими словами, должно соблюдаться фундаментальное положение логики – требование непротиворечивости. Оно предполагает, что в рамках одной позиции не может допускаться двух разных по содержанию и несовместимых друг с другом суждений. Но это не означает, что суждения, которые высказывают участники спора, должны быть между собой согласованы.
  • Обязанность каждого участника спора – согласиться с тем, что его высказывание может быть применено по аналогии или обобщению при условии сходства ситуаций, которые он должен определить.
  • Заключительное правило говорит о том, что одно и то же высказывание не может использоваться разными участниками с разным смыслом. В противном случае обсуждение будет строиться вокруг разных вещей. И предмет обсуждения не будет определен так, как должен.

Больше о том, что является предметом аргументации, как происходит ее конструирование, а также какова роль языка в этом процессе можно узнать в авторской лекции Сергей Белова «Основы юридической аргументации».

В главе 4 уже рассматривалась структура аргументации, основами которой являются тезис, аргументы, демонстрация. Чтобы обеспечить логичность рассуждения, нужно помнить, что важным, центральным элементом доказательства является тезис – основная мысль, истинность которой надо доказать. В судебной речи тезис совпадает с позицией стороны. Могут быть тезисы частные: об отдельных обстоятельствах дела, о показаниях подсудимого и другие. Все они подчинены основному тезису. В качестве аргументов могут выступать факты или фактические данные; аксиомы; законы науки. Факты - основной вид аргумента, используемый юристами в судебной речи. К фактам относятся:

-данные о психофизиологических и других признаках субъектов правоотношения;

-информация, полученная от проверенных лиц;

-общие правовые положения.

Следует помнить, что не следует выхватывать отдельные факты, необходимо взять их целиком. Только в этом случае они станут сильной составляющей аргументирующей речи. Важно использовать всю совокупность фактов, относящихся к предмету речи говорящего. Иначе может возникнуть подозрение, что они подобраны специально, не отражают истинной картины обстоятельств рассматриваемого дела.

Аксиомы – наиболее очевидные, и поэтому не требующие доказательств, обобщения. Они подтверждаются длительной практикой использования в конкретной области человеческой деятельности. Разновидностью аксиом являются постулаты – это утверждения, принимаемые без доказательств в качестве исходного положения при любом рассуждении. Постулаты очевидны только для определенного круга исследователей, для конкретной области познания. Используя в рассуждении аксиомы, юрист должен знать о необходимости соответствия их требованиям непротиворечивости, независимости и полноты. Это означает, что каждая аксиома логически не выводится из других.

Законы науки – это внутренняя существенная необходимая связь явлений, которые отражают природу конкретного предмета, процесса.

В гражданском и уголовном процессах аргументы понимаются как судебные доказательства. Содержатся доказательства в показаниях, заключениях экспертов. Различают доказательства прямые и косвенные. Прямые – те, из которых можно сделать однозначный вывод о существовании (несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости. Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.

Какие требования предъявляются к аргументам? Какими качествами должны они обладать для того, чтобы убедить слушателей? Аргументы должны быть истинными, достоверными и не должны противоречить друг другу. Истинность их проверена практикой. Они должны быть достаточными для доказательства. Достаточность аргументов - это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. Риторика учит: доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Оратор не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции а) на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании; б) на доказательства, признанные судом недопустимыми; в) на доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сарры Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сарра принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Порховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать должников?»

Риторика рекомендует приводить вначале сильные аргументы, затем доказательства средней силы, в конце - один наиболее сильный аргумент. Следует избегать нисходящего порядка доказательств.

Процесс убеждения включает в себя, кроме тезиса и аргументов, демонстрацию. Демонстрация, или способ доказательства, - это форма логической связи между аргументами и тезисом. Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать - значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным. Завершить демонстрацию можно конструкциями: Из всего сказанного следует…; вот почему я считаю (лучше - утверждаю, убежден); таким образом; из всего сказанного можно сделать вывод и другими подобными.

В судебной речи могут быть следующие логические ошибки. Если оратор, сформулировав мысль, забывает о ней и непроизвольно переходит к принципиально другому положению, то происходит потеря тезиса. В результате выступающий может потерять исходную мысль. Случается и частичная или полная подмена тезиса. Это бывает в том случае, когда оратор, выдвинув определенное положение, обосновывает фактически другое. Нередко это случается, когда основная мысль не была сформулирована в начале выступления четко и определенно, и затем она поправляется или уточняется на протяжении всей речи.

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы недостоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называется основным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждений.

Итак, мы рассмотрели основные компоненты составляющие структуру аргументации. Можно представить некий алгоритм действий оратора при подготовке аргументирующей речи. 1. Четко сформулировать предмет своей речи. В первую очередь – это ясная и конкретная формулировка тезиса речи.

2. Оценка предмета речи. Оратор должен определить, как его предмет речи будет воспринят слушателями. Если трудно предусмотреть отношение аудитории к тезису, лучше использовать индуктивную стратегию аргументации. Другими словами, идти шаг за шагом от очевидных бесспорных положений к формулированию тезиса, который может быть назван полностью к концу рассуждения. Этим же путем можно пойти в случае изначально негативного отношения аудитории к обосновываемому предмету речи.

3. Работа с аргументами. Для того, чтобы речь приобрела убеждающую и воздействующую силу, оратор должен продумать порядок расположения аргументов. Этот этап работы представляет собой процесс научного (с точки зрения юриспруденции) и социально-психологического осмысления выделенных аргументов; поиск как рациональных, так и иррациональных (риторических, психологических) аргументов. К риторическим аргументам можно отнести: «доводы к человеку», и «доводы к аудитории». Это обращения к чувствам, к желаниям, интересам аудитории; высказывания, воздействующие на эмоции, волю слушателей.

Использование в речи риторических аргументов выполняет ряд функций. Использование их в отношении тезиса позволяет:

- усилить убедительность коммуникации по форме и психологическому воздействию на слушателей;

- развеять недоверие и сомнения слушателей, что впоследствии положительно повлияет на восприятии позиции говорящего;

- создать ситуацию доброжелательности во взаимодействии аудитории и оратора.

По отношению к аудитории риторические аргументы дают возможность юристам:

-образно объяснить и довести до слушателей сомнения, возражения, замечания говорящего;

- нейтрализовать или опровергнуть возражения оппонента.

2.2.Языковые средства, способствующие созданию логичности речи

Техника аргументации предполагает выбор оратором определенных речевых средств, которые содействуют четкому построению рассуждения, отражают логику развития мысли, обеспечивают смысловую связность речи. Будем придерживаться классификации, которую дала в своей книге «Профессиональная речь юриста» Н.Н.Ивакина. Рассмотрим языковые средства, которые способствуют созданию логичности речи судебного оратора.

Вопросительные высказывания. Вопросительные высказывания очень активно используются и несут особую функциональную и стилистическую нагрузку.

Логике рассуждения содействует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для передачи дальнейшей информации, отражающий последовательное движение мысли. Возьмем пример из речи прокурора И.В.Царева: «Учитывая противоречия в показаниях Васильченко, я должен поставить вопрос прямо: не оговаривает ли себя обвиняемый Васильченко? Что может скрываться за таким поведением: сначала полное признание своей вины, потом-полное ее отрицание, а затем-полупризнание. Следовательно, задача состоит в том, чтобы установить объективную истину по делу. Предположений, версий и догадок может быть множество, но истина всегда одна, всегда конкретна».

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов передается новая информация.

Вопросно-ответный ход как прием диалогизации речи. Об этом приеме вам уже известно. Посмотрим, как его можно использовать с целью построения диалога между оратором и его оппонентом и судебной аудиторией в целом.

Оратор имитирует беседу: задает вопрос и сам отвечает на него. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между оратором и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес присяжных заседателей к теме выступления. Например, из речи И.В.Царева: «Как нам поступить с противоречивыми показаниями Васильченко? Их можно не учитывать при общей оценке доказательств, поскольку по материалам дела можно сделать один вывод: вина Васильченко в совершенных преступлениях полностью доказана»."Должны ли мы помнить о происхождении фаларов, об их уникальности? Об их научной, исторической, эстетической ценности, об их особом значении для нас с Вами, для нашего народа? Не будет ли учет этих обстоятельств нарушением требований судейской объективности и беспристрастности? Нет! Мы не можем отрешиться от этих обстоятельств дела!" (Ю.А.Костанов)

Языковые средства связи. Функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями. Каждое последующее высказывание, присоединяясь к предыдущему при помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность всего текста речи. Такие специальные средствам связи были рассмотрены в Главе 4 параграф 2.3.

Мы можем проследить как с помощью языковых средств создается логичность в речи И. М. Кисенишского по делу Маркова. «Прежде всего, капитан Марков сам находился на мостике при выходе судна из порта и благополучно довел его до линии акватории порта, проложив для него дальнейший путь. Во-вторых, к моменту ухода с мостика с пунктом регулирования движения и капитаном пересекающегося судна была согласована и достигнута договоренность о том, что „Петр Васев" пропустит „На­химова", уступит ему дорогу. И наконец, самое главное - на мостике стоял на вахте опытный вахтенный помощник капитана - Чудновский, который должен был нести в это время штурманскую вахту и который, согласно ст. 402 „Устава службы на судах Министерства морского флота СССР" персо­нально отвечал за надлежащее несение на судне вахтенной службы, обеспечение безопасности судна и находящихся на нем людей и грузов. Вахтенный помощник капитана, согласно „Устава. ", является стар­шим по всей вахтенной службе судна».

Период.Среди сложных синтаксических конструкций особое место занимает период, который чаще всего состоит из главной и нескольких однородных придаточных частей. Период по интонации и по смыслу четко распадается на две части: первая, как правило, перечисляет отдельные явления и произносится все повышающимся тоном с постепенным нарастанием; затем заметная пауза; вторая часть является выводом, следствием и произносится со спадом интонации. Придаточные предложения первой части имеют обычно одинаковый порядок слов и одинаковые видо-временные формы глаголов-сказуемых. Предложения, построенные в виде периода, составляют речь периодическую, в отличие от речи обычной, отрывистой. Периодическая речь характеризуется плавностью, музыкальностью, ритмической стройностью. Со стороны содержания период отличается большой полнотой и законченностью выражения мысли, он развертывает и оформляет сложную аргументацию положения. Из-за этих качеств период особенно широко используется в ораторской речи. Части периода построены по принципу параллелизма: в них, как правило, повторяются союзы, союзные слова, повторяются и порядок слов и формы глаголов-сказуемых. Приведем некоторые примеры использования периода в судебной речи: 1) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела. 2) Действительно, если бы Андреева имела хоть чуточку женской души, если бы она в самом деле любила Пистолькорса и если бы она сколько-нибудь понимала и ценила сердце своего мужа, она бы весьма легко распутала свое положение. 3) Человек, по своему рождению, воспитанию и образованию чуждый розги; человек, глубоко чувствующий и понимающий ее позорное и унизительное значение; человек, который по своему образу мыслей, по своим убеждениям и чувствам не мог без сердечного содрогания видеть и слышать исполнение позорной экзекуции над другими, - этот человек сам должен был перенести на собственной коже всеподавляющее действие унизительного наказания. 4) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела.

Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал. Основная задача, которую выполняет период, - логическое аргументирование основной мысли с помощью различных вставных конструкций, уточняющими мысль[101].

Точность словоупотребления. Важным средством речевого воздействия на состав суда является точность словоупотребления, когда выступающий привлекает внимание суда к важным, с его точки зрения, явлениям. Точным использованием слов отличались речи А.Ф. Кони, К.К. Арсеньева, П.А. Александрова, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, Н.И. Холева. С.А Андреевский, например, в речи по делу Мироновича уточняет значение экспертизы, внесшей путаницу в материалы дела: «…Выступил профессор Сорокин. Экспертизу его называли блестящей: прилагательное это я готов принять только в одном смысле - экспертиза эта, как все блестящее, мешала смотреть и видеть. Вернее было бы назвать ее изобретательной». Анализируя материалы предварительного следствия, оратор обращает внимание на допущенные в них ошибки из-за неточного словоупотребления: «Биография Мироновича в обвинительном акте заканчивается следующими словами: он слыл и за человека, делавшего набеги на скопцов, проживающих в его участке, и к тому же за большого любителя женщин. «Большой любитель женщин… делает набеги на скопцов…». Можно подумать, что Миронович, как фанатик сластолюбия, искоренял скопцов за их равнодушие к женскому полу!… Но оказывается, что здесь говорится о взятках». Так адвокат Л. Е. Раппопорт в своей судебной речи поясняет понятие «добросовестный приобретатель»: «Это то лицо, которое не знало и не должно было знать, что оно приобретает имущество от лица, не правомочного совершать эти действия»[102].

Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто употребляет риторические вопросы.«Нам говорят ,что для совершения вот этого преступления подсудимые вступили в преступный сговор.Но уважаемый суд, о каком сговоре может идти речь, если подсудимые, как они пояснили, еще и друг друга толком не знали?». С помощью риторического вопроса оратор выражает отрицание противоположной позиции и апеллирует к суду. Кроме риторических вопросов-оценок, в судебных речах нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Их цель - помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт, например: «На вопрос о том, чем она может ему помочь, Тищенко сказал, что поможет, если умрет, и что Кубань-река большая, смоет все следы. Разве это не угроза убийством?». Риторический вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно-следственное значение; вместе с тем он заключает в себе элемент оценки. Это эмоциональная реакция оратора.

Таким образом, уверенное использование различных языковых средств, способствующих логике рассуждения, позволят оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

В основной части как информирующей, так и аргументирующей речи используются аргументы (довод, доказательство), поэтому эти два типа речей очень близки между собой.

Аргументы делятся на две группы:

1) аргументы рациональные, или “аргументы по делу”;

2) аргументы иррациональные (психологические), или “аргументы к человеку”, “доводы к аудитории”.

К аргументам рациональным относятся:

а) Факты. Ср.: Факты – упрямая вещь. Однако следует иметь в виду, что не всегда оратор располагает всеми данными. Чаще всего в распоряжении оратора (или спорящего) имеются только отдельные факты, они могут быть и типичными, и частными, а на их фоне делается общее заключение. Поэтому к аргументу – факту следует относится критически, аналитически. Это касается и статистических данных результатов социологических опросов, так как погрешности в методике сбора этих данных могут привести к искажению фактов, реальности.

б) Обращение к авторитетам – один из распространенных видов аргументов. При этом оратору следует знать, что в данной аудитории упоминаемые авторитеты действительно признаваемы, уважаемы. В настоящее время в общих философских вопросах авторитетным источником является, например, Библия, а также народная мудрость, например, пословицы, поговорки. В научных вопросах авторитетами являются основатели данной отрасли знаний, крупные ученые.

в) Законы, теории, аксиомы, традиционно принятые в данном обществе.

К иррациональным аргументам относится обращение к чувствам, желаниям, интересам адресата. Эти аргументы чаще всего затрагивают чувства собственного достоинства собравшихся (присутствующие оцениваются как рассудительные, благородные, здравомыслящие люди, т.е. дается положительная характеристика аудитории), материальные, социальные интересы публики, благополучие, свободу, привычки слушателей.

Именно благодаря этому виду аргументов в дискуссиях часто переходят от дела “на лица”, когда оценивается уже не предмет спора, а оппонент.

Оба вида аргументов в риторике различаются по их силе и выделяются исчерпывающие, главные и спорные аргументы.

Исчерпывающие аргументы, чаще всего один, - это такие аргументы, которые полностью доказывают правоту какого-то мнения, положения. Такие аргументы встречаются редко.

Главные аргументы – это различные факты, убеждающие в реальности чего-либо. Теоретики судебной речи отмечают, что самые сильные аргументы должны быть даны в конце судебной речи.

Спорные аргументы могут служить “за” и “против” доказываемой позиции.

Подбирая аргументы для доказательства выдвигаемого положения (тезиса), оратору необходимо помнить о требованиях к аргументам. Аргументы должны быть истинными, непротиворечивыми, доказанными независимо от тезиса, достаточными.

Если аргументы не являются истинными, это или специальный прием обмана слушателей (часто прием пропаганды), или их использование приводит к логической ошибке, которая называется “ложное основание”, или “ложное заблуждение”.

Недостаточность аргументов приводит к тому, что положение, которое следует доказать, не вытекает из приведенных аргументов. Истинность аргумента должна быть доказана независимо от тезиса. Нарушение этого правила приводит к логической ошибке “порочный круг”, когда тезис доказывается посредством аргументов, а аргументы являются тезисом (Бригада добилась успеха, потому что работала успешно).

Для оратора важно и то, насколько определенно, ясно, точно, непротиворечиво сформулирован выдвигаемый и защищаемый им тезис.

Если тезис сформулирован не совсем определенно, он в споре может легко подменяться другим, его можно двусмысленно толковать, в результате очень часто наблюдается в дискуссиях “подмена тезиса”, когда переходят к обсуждению другой проблемы. Если ведется дискуссия, то необходимо убедиться не только в точности, определенности собственного тезиса, но и тезиса, выдвинутого оппонентом, убедиться, что тезис оппонента понимается точно.

Неопределенность, общность формулировки тезиса может приводить и ко второй ошибке, которую часто допускают неопытные ораторы, - “потере тезиса”, когда оратор легко теряет главную нить рассуждений и начинает говорить “вообще”. Разновидностью “подмены тезиса” является “фигура умолчания”, т.е. замалчивание невыгодных фактов и событий. Это сознательная “ошибка” очень часто встречается в трактовке целых исторических периодов в развитии общества.

Итак, любое доказательство состоит из трех элементов: тезиса, аргументов, логической связки (формы логической связи) между тезисом и аргументами. Аргументы необходимо не только подобрать, но и правильно использовать для доказательства выдвигаемого положения (тезиса).

Различают прямое и косвенное доказательство.

Прямое доказательство строится следующим образом:

- из них выводятся истинные суждения;

- истинное суждение доказывает выдвигаемый оратором тезис.

Такое доказательство называется индуктивным доказательством. Оно особенно продуктивно тогда, когда оратор располагает в качестве аргументов неопровержимыми яркими фактами. Это доказательство продуктивно потому, что на аудиторию, особенно в споре, наиболее убедительно действует конкретное, образное.

Дедуктивный метод в доказательстве чаще всего опирается на известные аудитории общие положения, истинность которых не вызывает сомнения. Такое доказательство состоит, таким образом, из известного общего положения (большой посылки), связанного с ним суждения, ведущего к его применению, и заключения.

Например:

Ни один нечестный человек не будет избран мэром.

Следовательно, Х не будет избран мэром.

Косвенное доказательство заключается в том, что оратор обосновывает ложность противоположного тезиса. Во-первых, это делается или методом доказательства от противного, или методом исключения (метод алиби). Метод доказательства от противного часто используется в науке (см. геометрия). “Метод исключения” называется еще “методом алиби”, так как часто используется в судебной практике. В этом случае истинность тезиса доказывается путем выявления ложности всех возможных альтернатив (ср., например, обсуждение кандидатур на должность).

Исходя из сказанного можно сделать вывод о методах опровержения противоположного тезиса. Наиболее простой и надежный способ – это опровержение ложного тезиса фактами. Во-вторых, подвергаются критике аргументы противника, в результате чего рушится вся система доказательства; в-третьих, обосновывается нелогичность вывода противника из ложного тезиса.

Юридическая аргументация (нормативная, правовая аргументация) - один из основных методов в юридической практике; система способов убеждения, которым присущи рациональный характер, социальная и диалогическая обусловленность, вербальная форма выражения.

Юридическая аргументация может быть рациональной аргументацией, когда юрист стремится построить настоящие доказательства, исходя из какой-либо нормы или неоспоримого факта или приходит к вероятным и правдоподобным решениям, ограничиваясь четкими и точными рассуждениями, касающимися спорных идей или элементов.

Однако юридическая аргументация может также быть гораздо менее рациональной, в большей или меньшей степени использующей паралогические интуитивные, чувственные или открыто эмоциональные факторы. Член парламента, стремящийся оправдать положение закона, адвокат, пытающийся убедить судью, судья, осуществляющий правосудие на основе, как Уголовного кодекса, так и своих убеждений, все они сознательно или подсознательно используют целый ряд способов аргументирования, которые не слишком сильно связаны с логикой: моральных, социальных, политических, личных, иногда даже эстетических.

Сторонники такой направленной юридической аргументации, — это, естественно, адвокаты, более заботящиеся об эффективности, чем о логике, и обычно в тонкостях овладевшие искусством умело построенной дискуссии.

Важнейшим общественно-историческим фактором возникновения предпосылок теории нормативной аргументации стало кардинальное изменение роли судьи. Пафос эпохи Просвещения отводил судье роль исполнителя законов, т. е. судья должен был, изучив факты и доказательства, применить к ним норму закона, ясно, четко и недвусмысленно сформулированную законодателем.

В ХХ веке взгляды на функции судьи изменились. Законодатель не может предусмотреть всех возможных ситуаций и изменений в общественной и экономической жизни, поэтому при создании законов он вынужден использовать наиболее общие формулировки законов, которые в дальнейшем подлежат истолкованию в процессе правоприменения. Судья вырабатывает частную норму, обосновывая данную интерпретацию общей нормы как наиболее приемлемую в конкретной ситуации. Широкий спектр способов, используемых в юридической аргументации, требовал различных подходов и точек зрения для освещения понятия с разных сторон.

Вплоть до второй половины XX века в литературе по юридической аргументации доминировали логические и риторические исследовательские традиции, которые, в свою очередь, вытесняли фундаментальный дедуктический подход. В последней четверти ХХ века появился новый подход к нормативной аргументации, диалектический, согласно которому последняя понимается как процесс рациональной дискуссии.

На современном этапе основной задачей общей теории аргументации является исследование идеальных моделей рациональной аргументации, в том числе рациональных критериев ее приемлемости, относящихся к различным прикладным областям жизнедеятельности. Поэтому нормативная аргументация рассматривается не только как частный вариант применения общей теории, но и как сфера действия особых институциональных норм и критериев, а именно, закона и права, институтов власти и правоприменения.

Подходы: Логический

В соответствии с одним из старейших подходов к аргументации в нормативных контекстах - логическим - главными задачами исследования являются анализ рассуждения на предмет выяснения его логической обоснованности, а также отбор, определение и изучение форм правильных рассуждений. При этом основным критерием приемлемости аргументации выступает формальный, поэтому допустимыми приемами в аргументации считаются только рассуждения, соответствующие установленным логически правильным формам. Принципы доказуемости и выводимости как разновидности формальных критериев правильности рассуждений строго ограничивают аргументационные приемы, сводя последние к логическим.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: