Верховный суд россии отказался признавать спортивный мотоцикл транспортным средством

Обновлено: 05.02.2023

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Сибгатуллина Радика Талгатовича на вступившие в законную силу постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 по Приволжскому судебному району г. Казани Республики Татарстан от 14 декабря 2018 года, решение судьи Приволжского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 05 февраля 2019 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 14 марта 2019 года, вынесенные в отношении Сибгатуллина Радика Талгатовича (далее - Сибгатуллин Р.Т.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 по Приволжскому судебному району г. Казани Республики Татарстан от 14 декабря 2018 года, оставленным без изменения решением судьи Приволжского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 05 февраля 2019 года и постановлением заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 14 марта 2019 года, Сибгатуллин Р.Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Сибгатуллин Р.Т. просит отменить вынесенные по делу судебные акты, приводя доводы об их незаконности, производство по делу прекратить.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Сибгатуллина Р.Т. к административной ответственности) невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно пункту 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - Правила дорожного движения), водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Основанием для привлечения Сибгатуллина Р.Т. мировым судьей к ответственности на основании части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужили выводы о том, что он 10 августа 2018 года в 23 часа 45 минут в районе дома 13 по улице Техническая города Казани управлял мини-мотоциклом (питбайком) "DIRT BIKE 125СС", без государственного регистрационного знака, с признаками опьянения, в нарушение требований пункта 2.3.2 Правил дорожного движения не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Согласно пункту 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475 (далее - Правила), направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

В связи с наличием признаков опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, поведение, не соответствующее обстановке) и отказом от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностным лицом ГИБДД в порядке, предусмотренном Правилами, Сибгатуллину Р.Т. было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Однако от его прохождения названное лицо отказалось, что зафиксировано сотрудником полиции в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование от 10 августа 2018 года и не оспаривается Сибгатуллиным Р.Т. в настоящей жалобе.

Факт совершения Сибгатуллиным Р.Т. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается: протоколом об административном правонарушении (л.д. 4), актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 5), протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 7), протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 8), объяснениями понятых (л.д. 9, 10), рапортами сотрудников полиции (л.д. 11, 12), видеозаписью (л.д. 44), а также иными материалами дела, которым была дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства совершенного административного правонарушения. Так, в силу требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлены: наличие события административного правонарушения, водитель, не выполнивший законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, виновность указанного водителя в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Доводы заявителя о том, что управляемое Сибгатуллиным Р.Т. средство передвижения является спортинвентарем, вследствие чего не является транспортным средством, аналогичны по существу доводам, которые являлись предметом проверки предыдущих судебных инстанций и были обоснованно отклонены по мотивам, приведенным в соответствующих судебных актах.

Согласно примечанию к статье 12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях под транспортным средством в названной статье следует понимать автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальной мощностью электродвигателя более 4 киловатт и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час, а также прицепы к нему, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 указанного Кодекса также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины, транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.

По смыслу приведенного примечания наличие таких характеристик транспортного средства как рабочий объем двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальная мощность электродвигателя более 4 киловатт и максимальная конструктивная скорость более 50 километров в час, относится только к применению статьи 12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В целях применения других статей главы 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях под транспортными средствами понимаются также иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.

В соответствии с пунктом 1.2 Правил дорожного движения транспортным средством признается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем.

Механическое транспортное средство - транспортное средство, приводимое в движение двигателем. Термин распространяется также на любые тракторы и самоходные машины.

"Мотоцикл" - двухколесное механическое транспортное средство с боковым прицепом или без него, рабочий объем двигателя которого (в случае двигателя внутреннего сгорания) превышает 50 куб. см или максимальная конструктивная скорость (при любом двигателе) превышает 50 км/ч. К мотоциклам приравниваются трициклы, а также квадрициклы с мотоциклетной посадкой или рулем мотоциклетного типа, имеющие ненагруженную массу, не превышающую 400 кг (550 кг для транспортных средств, предназначенных для перевозки грузов) без учета массы аккумуляторов (в случае электрических транспортных средств), и максимальную эффективную мощность двигателя, не превышающую 15 кВт.

Установленные в Российской Федерации категории и входящие в них подкатегории транспортных средств, на управление которыми предоставляется специальное право, перечислены в пункте 1 статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Федеральный закон от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ).

В соответствии с данной нормой мотоциклы относятся к категории "А", на управление такими транспортными средствами предоставляется специальное право.

Подкатегория "А1" - мотоциклы с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 кубических сантиметров, и максимальной мощностью, не превышающей 11 киловатт.

Материалами дела установлено, что Сибгатуллин Р.Т. при вышеописанных обстоятельствах управлял транспортным средством с двигателем объемом 125 куб. см и максимальной конструктивной скоростью 60 километров в час, которое по своим характеристикам относится к мотоциклам, право на управление которыми должно быть подтверждено водительским удостоверением (пункт 4 статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ), и в соответствии с примечанием к статье 12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является транспортным средством, на которое распространяется действие главы 12 названного Кодекса.

С учетом изложенного, Сибгатуллин Р.Т. правомерно признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

То обстоятельство, что согласно сведениям производителя кроссовый мотоцикл "DIRT BIKE 125СС" используется в основном для спорта и активного отдыха, не свидетельствует о том, что он предназначен исключительно для участия в спортивных соревнованиях и в момент, относящийся к событию административного правонарушения, не использовался Сибгатуллиным Р.Т. для передвижения по дороге.

Административное наказание назначено Сибгатуллину Р.Т. с учетом положений статей 4.1, 4.2, 3.1, 3.5, 3.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в пределах санкции части 1 статьи 12.26 данного Кодекса.

Постановление о привлечении названного лица к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Право Сибгатуллина Р.Т. на защиту при производстве по делу не нарушено и реализовано.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2 - 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли бы повлечь изменение или безусловную отмену обжалуемых судебных актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 по Приволжскому судебному району г. Казани Республики Татарстан от 14 декабря 2018 года, решение судьи Приволжского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 05 февраля 2019 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 14 марта 2019 года, вынесенные в отношении Сибгатуллина Радика Талгатовича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Сибгатуллина Радика Талгатовича - без удовлетворения.

Верховный суд России отказался признавать спортивный мотоцикл транспортным средством. Соответственно, человек, решивший покататься на нем без прав, наказанию не подлежит. Об этом говорится в постановлении ВС, посвященном рассмотрению жалобы жителя Тамбовской области

Верховный суд России отказался признавать спортивный мотоцикл транспортным средством. Соответственно, человек, решивший покататься на нем без прав, наказанию не подлежит.

Поводом для разъяснения стало дело гражданина З. из города Кирсанов Тамбовской области. В один из летних вечеров прошлого года он катался на спортивном мотоцикле по улицам города, но был остановлен ГАИ. Номеров на мотоцикле не было, а сам гражданин вообще не имел прав. Поэтому на него составили протокол и привлекли по статье 12.7 Кодекса об административных правонарушениях "Управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством". Штраф составил 7 тысяч рублей.

Однако гражданин посчитал наказание несправедливым и дошел до Верховного суда страны. Там в свою очередь человека поддержали. Высокая инстанция напомнила, что под транспортным средством в этой статье следует понимать автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальной мощностью электродвигателя более 4 киловатт и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час. Также к транспортным средствам относятся прицепы, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 КоАП подразумеваются иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством предоставляется специальное право.

Например, как указал в одном из недавних решений Верховный суд, квадроциклы и снегоходы надо считать транспортными средствами. Соответственно, если человек сядет на них в пьяном виде, его нужно наказывать.

Но сейчас речь шла о кроссовом мотоцикле, предназначенном исключительно для спортивных состязаний. В своем постановлении Верховный суд ссылается на письмо врио заместителя начальника управления МВД России по Тамбовской области, объясняющего, что "эксплуатация кроссового мотоцикла типа АGВ37-2 с коммерческим наименованием по дорогам общего пользования запрещена, он предназначен исключительно для участия в спортивных соревнованиях, не подлежит постановке на регистрационный учёт в органах Госавтоинспекции, паспорт транспортного средства для него не предусмотрен".

Следовательно, мотоцикл, которым управлял гражданин З., не является транспортным средством, решил Верховный суд. "С учётом данного обстоятельства, а также в связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрена обязанность получения права управления устройствами, предназначенными исключительно для спортивных соревнований, действия З. по управлению мотоциклом при отсутствии права управления транспортными средствами не образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", сказано в постановлении Верховного суда.

Поэтому штраф был снят, а дело прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Верховный суд разъяснил, когда водитель может не сообщать никому об аварии, уехать с места происшествия и его при этом не привлекут к ответственности за оставление места ДТП. Поводом стало дело мужчины, который покинул место аварии, однако в ней был причинен вред только его автомобилю

Верховный суд разъяснил, когда водитель может не сообщать никому об аварии, уехать с места происшествия и его при этом не привлекут к ответственности за оставление места ДТП.

Итак, некто Аксенов не справился с управлением, в результате чего его автомобиль получил незначительные повреждения. Убедившись, что он может ехать дальше, Аксенов уехал. Однако в этот же день на него возбудили административное дело по факту того, что он скрылся с места происшествия. Откуда сотрудники ГИБДД узнали про аварию, в материалах дела не поясняется. Согласно протоколу, в нарушение требований пункта 2.5 Правил дорожного движения Аксенов оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Мировой суд признал его виновным и лишил прав на один год. Районный, городской, а затем и Седьмой кассационный суды оставили это решение в силе. Но Верховный суд с этим не согласился.

Он напомнил, что согласно пункту 2.5. Правил дорожного движения, при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию.

Согласно пункту 2.6 водитель обязан дожидаться сотрудников ГИБДД на месте происшествия, если в ДТП пострадали люди. Если пострадавшего необходимо доставить в больницу, то водитель может это сделать, но потом вернуться на место происшествия. В этой аварии люди не пострадали.

Пункт 2.6.1 Правил гласит, что когда в ДТП вред причинен только имуществу, водители, причастные к нему, не обязаны сообщать о случившемся в полицию и могут оставить место происшествия, если в соответствии с законодательством об ОСАГО оформление документов о ДТП может осуществляться без сотрудников полиции.

Исходя из этих положений, оставить место ДТП без вызова сотрудников полиции его участники могут лишь в случае причинения вреда только имуществу и возможности оформления аварии по Европротоколу.

Как видно из материалов дела и установлено судами нижестоящих инстанций, в результате этой аварии вред причинен только автомобилю самого Аксенова. Пострадавших в этом происшествии нет, имущественного вреда другим лицам не причинено.

Таким образом, при отсутствии иных участников дорожно-транспортного происшествия, пострадавших и с учетом причинения вреда только имуществу самого Аксенова императивная обязанность оставаться на месте происшествия и сообщать о случившемся в полицию у него отсутствовала, указал Верховный суд.

Оставить место ДТП без вызова сотрудников полиции его участники могут лишь в случае причинения вреда только имуществу

На этом основании ВС решил постановления нижестоящих судов отменить, а производство по делу прекратить за отсутствием события административного правонарушения.

Надо сказать, что это не первое такое решение Верховного суда. Практика отмены лишения прав из-за аварий, в которых никому не причинен ущерб, довольно обширна. Достаточно давно этой практике следуют и кассационные суды.

Так, недавно в обзоре своей судебной практики Первый кассационный суд привел дело одного водителя, которого нижестоящие суды лишили прав за то, что он якобы скрылся с места происшествия. Тогда водитель не справился с управлением, вылетел на встречную обочину, а затем и вовсе слетел в кювет. Машина остановилась,только врезавшись в дерево.

Убедившись, что никто не пострадал, кроме него самого, водитель отправился домой. Он собирался потом найти эвакуатор и вывезти машину. ГИБДД вызывать не стал, потому что, кроме него, никаких других участников ДТП не было. Однако проезжавшие мимо сотрудники ДПС увидели брошенную побитую машину и оформили протокол, указав в нем, что водитель не выполнил требований Правил дорожного движения в связи с ДТП. А именно, скрылся с места происшествия.

Тогда Первый кассационный суд разъяснил, что в соответствии с Законом "О безопасности дорожного движения" и Правилами дорожного движения "дорожно-транспортным происшествием признается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб".

Само по себе соприкосновение машин между собой без наступления последствий не может квалифицироваться как дорожно-транспортное происшествие

Но в материалах дела нет доказательств, подтверждающих, что в результате происшедшего наступили последствия, указанные в Правилах. А значит, выводы о виновности водителя не подтверждены доказательствами. Поэтому решения нижестоящих судов были отменены, а производство по делу прекращено в связи с недоказанностью нарушения.

То есть, если в происшествии пострадал только автомобиль неудачливого водителя и нет ущерба третьим лицам, то и дорожно-транспортного происшествия нет. Следовательно, водитель может, не дожидаясь ГИБДД, отправляться на все четыре стороны. Но если бы дерево, в которое врезалась машина, кому-нибудь принадлежало, то факт ДТП был бы. И его уже надо было бы оформлять по всем правилам, с выплатой возмещения ущерба тому, кому это дерево принадлежит.

Еще более интересное заключение сделал председатель суда Ненецкого автономного округа. В том деле даже фигурировал второй участник аварии. Само происшествие произошло на парковке. Некая гражданка Медведева выезжала с нее задним ходом. Когда она собралась уже уезжать, то услышала звуковой сигнал. К ней подошел мужчина и сказал, что она задела другую машину. Дама осмотрела обе машины, повреждений не увидела и уехала. Однако бдительный гражданин сообщил об инциденте в ГИБДД, а также хозяину задетой машины. В итоге в гости к Медведевой пожаловали сотрудники ГИБДД, а позже мировой суд лишил ее прав. Это решение поддержал районный и городской суды.

Дело дошло до председателя суда Ненецкого автономного округа. И он указал, что само по себе взаимодействие, соприкосновение машин между собой без наступления последствий не может квалифицироваться как дорожно-транспортное происшествие и на водителя не могут быть возложены обязанности, предусмотренные Правилами при ДТП.

В протоколе о нарушении никаких повреждений автомобилей не зафиксировано. Из справки о ДТП было видно, что повреждения на машинах есть. Но ни ГИБДД, ни мировым судьей время и механизм образования этих повреждений не выяснялся: образовались ли они в результате наезда или были на транспортных средствах до наезда. Медведева отрицает наличие повреждений на ее автомобиле. Владелец второй машины никаких материальных претензий не предъявлял.

Автотехническая экспертиза на предмет наличия соотносимых между собой повреждений машин не проводилась, что не позволяет сделать однозначный вывод об имевшем место дорожно-транспортном происшествии с участием этих машин. Собранных доказательств недостаточно для того, чтобы вменить Медведевой оставление места ДТП. А поэтому председатель суда Ненецкого автономного округа отменил решения нижестоящих судов и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью.

В общем, чтобы обвинить водителя в том, что он скрылся с места ДТП, надо еще доказать, что дорожно-транспортное происшествие было. А для этого необходимо несколько условий. Либо в результате ДТП должны были пострадать люди, либо другим гражданам должен был быть причинен ущерб. Причем если ущерб причинен автомобилю, то необходимо также доказать, что он причинен именно в результате взаимодействия машины пострадавшего и обвиняемого. Интересно, что такой судебной практике более двух лет. Однако до сих пор некоторые судьи только на основании протокола, составленного не очень продвинутыми в юридических тонкостях сотрудниками ГИБДД, продолжают лишать прав водителей якобы за оставление места ДТП, которого по факту не было.

Под колесами самокатов гибнет все больше людей

Количество ДТП с участием электросамокатов в России за семь месяцев этого года возросло на 66 процентов, а число погибших в них выросло в четыре раза.

Всего на дорогах произошло почти 270 таких аварий, жертвами которых стали восемь человек, еще 275 пострадали, сообщает ТАСС со ссылкой на ответ пресс-центра МВД на запрос агентства.

Так, с января по июль 2021 года в России произошло 266 ДТП с участием электросамокатов, в то время как годом ранее их количество не превысило 160. Почти в два раза увеличилось число таких происшествий с детьми - с 21 до 38.

По данным МВД, в ДТП с электросамокатами в 2021 году погибли восемь человек, в том числе один ребенок, пострадали 275, 39 из них дети. Число погибших увеличилось в четыре раза (с двух до восьми), а число пострадавших выросло почти на 70 процентов (с 164 до 275) по сравнению с таким же периодом прошлого года.

Лидером по количеству ДТП с электросамокатами стал Санкт-Петербург, где зафиксировано 58 таких происшествий. На втором месте Москва с 55 ДТП. Далее идут Краснодарский край с 21 случаем, Татарстан с 12 и Подмосковье, где зафиксировано 11 таких происшествий.

Надо сказать, что эта статистика включает в себя только столкновения между машинами и электросамокатами. Если электросамокатчик наехал на пешехода и тот получил ранения или погиб, то ДТП это считаться не будет. Столкнулись два пешехода. В статистику МВД такие случаи не попадают.

В МВД напомнили, что статус средств индивидуальной мобильности, к которым относятся электросамокаты, все еще не определен, разработкой соответствующего проекта постановления правительства занимается минтранс.

Минтранс уже вносил свои предложения по изменению правил дорожного движения, в которых учитывались бы и электросамокаты, а также прочие гироскутеры. Их предлагалось назвать средствами индивидуальной мобильности - СИМ - и разрешить им двигаться по тротуарам со скоростью 20 км/ч. Причем под эти СИМ предлагалось подвести в том числе роликовые коньки и скейтборды.

Однако этот проект получил отрицательный отзыв от Аналитического центра при правительстве.

Теперь минтранс подготовил новый проект и внес его снова на рассмотрение в Аналитический центр. В нем уже никаких роликов и скетбордов. Но при этом предлагается разрешить движение электросамокатов не тяжелее 35 кг по тротуарам со скоростью не более 25 км/ч. По всей видимости, ведомству, отвечающему за транспорт, пешеходов совсем не жалко. Представьте себе столкновение с ребенком 100 килограммового мужика на 35 килограммовом электросамокате на скорости 25 км/ч.

Совершенно непонятно, откуда взялся именно такой вес, если большинство подобной техники весит 15 кг. Почему вдруг скорость выросла с 20, что уже в четыре раза больше пешеходной, до 25 км/ч?

Но теперь у этих поправок возникла и еще одна сложность. Согласно постановлению правительства менять правила можно только целиком. Поэтому в своих поправках минтранс предлагает сделать исключение из этой нормы для правил дорожного движения. Но есть подозрения, что эксперты Аналитического центра на это не пойдут. А значит, поправки вновь получат отрицательное заключение.

К кому обращаться и кто должен компенсировать ущерб за пострадавшую в аварии машину, если столкновения не было?


Так называемые бесконтактные аварии происходят довольно часто. Один водитель не уступил другому дорогу или проехал на красный свет, разворачивался в неположенном месте. Другой, чтобы избежать столкновения, поворачивает, но улетает с дороги. Авария есть, контакта нет. При этом у пострадавших в таких ситуациях водителей возникает масса проблем. Сначала им нужно доказать, что авария произошла по вине другого участника, а потом найти способ взыскать с него ущерб. С кого требовать возмещение ущерба, разъяснил в своем решении Верховный суд.

Итак, некто Сызранов ехал по дороге, как вдруг перед ним начала разворот машина, которой управляла некая Ермоленко. Чтобы избежать столкновения, Сызранов резко крутанул руль, но не справился с управлением, слетел с дороги, перевернулся и врезался в дерево.

ГИБДД установила, что в аварии виновата Ермоленко. Тогда Сызранов обратился в свою страховую компанию за выплатой по прямому возмещению ущерба. Однако страховщик ему в этой выплате отказал, сославшись именно на то, что столкновения двух машин не было.

Сызранов подал в суд на компанию и выиграл его. Суд постановил взыскать со страховщика 370 тысяч рублей в качестве возмещения ущерба и 100 тысяч рублей в качестве штрафа.

Однако страховщик с таким решением не согласился и обратился в апелляционную инстанцию. Но апелляционный суд также встал на сторону пострадавшего и подтвердил решение нижестоящего суда.

Тогда страховщик обратился в Верховный суд. И тот установил, что нижестоящие суды заблуждались в своих решениях.

Согласно пункту 3 статьи 1079 Гражданского кодекса, под взаимодействием источников повышенной опасности понимается не только столкновение транспортных средств, но и иные виды взаимодействия. Даже если не было непосредственного контакта (столкновения) в ДТП, ответственность за причинение вреда все равно лежит на виновнике аварии. То есть решение об отказе в выплате страхового возмещения нельзя признать законным. Именно на это ссылались суды нижних инстанций.

Однако согласно пункту 1 статьи 14 закона об ОСАГО потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда своему страховщику только в строго установленных случаях. А именно, когда в результате ДТП вред причинен только транспортным средствам. При этом авария произошла в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована по ОСАГО.

В данной ситуации страховщик действительно не должен был оплачивать ущерб в соответсвтии с законом об ОСАГО. В этой ситуации Сызранов должен был предъявить требования к страховщику причинителя вреда - виновника ДТП.

Пострадавший при таком бесконтактном ДТП водитель, когда вина другого водителя доказана, без возмещения ущерба не останется. Но за выплатой он должен обращаться не к своему страховщику, а к страховщику виновника аварии.

Лев Воропаев, юрист

- Верховный суд трактует именно понятие взаимодействие (столкновение), приведенное в статье 14.1 закона об ОСАГО, как непосредственное взаимодействие двух транспортных средств (хотя нижестоящие суды со ссылкой на 1079-ю статью ГК РФ высказывали иную позицию). А раз не было непосредственного соприкосновения двух транспортных средств при ДТП, значит, как указывает ВС, не выполняется одно из требований по прямому возмещению убытков (ПВУ) по ОСАГО (ст. 14.1). А поэтому, как опять же заметил ВС, в силу статьи 12 закона об ОСАГО необходимо обратиться в страховую компанию виновника.

АвтоПортал 29 RUS | ДТП Архангельск Северодвинск

АвтоПортал 29 RUS | ДТП Архангельск Северодвинск

АвтоПортал 29 RUS | ДТП Архангельск Северодвинск запись закреплена

Верховный суд России не признал спортивный мотоцикл транспортным средством

Верховный суд России отказался признавать спортивный мотоцикл транспортным средством. Соответственно, человек, решивший покататься на нем без прав, наказанию не подлежит.
Поводом для разъяснения стало дело гражданина З. из города Кирсанов Тамбовской области. В один из летних вечеров прошлого года он катался на спортивном мотоцикле по улицам города, но был остановлен ГАИ. Номеров на мотоцикле не было, а сам гражданин вообще не имел прав. Поэтому на него составили протокол и привлекли по статье 12.7 Кодекса об административных правонарушениях "Управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством". Штраф составил 7 тысяч рублей.

Однако гражданин посчитал наказание несправедливым и дошел до Верховного суда страны. Там в свою очередь человека поддержали. Высокая инстанция напомнила, что под транспортным средством в этой статье следует понимать автомототранспортное средство с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 кубических сантиметров или максимальной мощностью электродвигателя более 4 киловатт и максимальной конструктивной скоростью более 50 километров в час. Также к транспортным средствам относятся прицепы, подлежащие государственной регистрации, а в других статьях главы 12 КоАП подразумеваются иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством предоставляется специальное право.

Например, как указал в одном из недавних решений Верховный суд, квадроциклы и снегоходы надо считать транспортными средствами. Соответственно, если человек сядет на них в пьяном виде, его нужно наказывать.

Но сейчас речь шла о кроссовом мотоцикле, предназначенном исключительно для спортивных состязаний. В своем постановлении Верховный суд ссылается на письмо врио заместителя начальника управления МВД России по Тамбовской области, объясняющего, что "эксплуатация кроссового мотоцикла типа АGВ37-2 с коммерческим наименованием по дорогам общего пользования запрещена, он предназначен исключительно для участия в спортивных соревнованиях, не подлежит постановке на регистрационный учёт в органах Госавтоинспекции, паспорт транспортного средства для него не предусмотрен".

Следовательно, мотоцикл, которым управлял гражданин З., не является транспортным средством, решил Верховный суд. "С учётом данного обстоятельства, а также в связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрена обязанность получения права управления устройствами, предназначенными исключительно для спортивных соревнований, действия З. по управлению мотоциклом при отсутствии права управления транспортными средствами не образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", сказано в постановлении Верховного суда.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: