Верховный суд разрешил россиянам не возвращать пособия выплаченные по ошибке

Обновлено: 15.08.2022

В июне 2018 года при увольнении мне выплатили пособие. В декабре 2018 года требуют вернуть часть излишне выплаченной суммы, угрожают обращением в суд. Обязан ли я вернуть переплаченную сумму?

«Излишне выплаченная сумма» законом признается как «неосновательное обогащение».

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ («Обязательства вследствие неосновательного обогащения»), применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Общие правила неосновательного обогащения конкретизированы в специальном законе – Трудовом кодексе РФ.

Согласно ч. 1 ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных данным кодексом и иными федеральными законами.

Согласно абз. 4 ч. 2 ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возврата сумм, излишне выплаченных работнику вследствие счетных ошибок, а также сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда (ч. 3 ст. 155 ТК РФ) или простое (ч. 3 ст. 157 ТК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 137 ТК РФ в случаях, предусмотренных абз. 2, 3 и 4 ч. 2 указанной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Согласно ч. 4 ст. 137 ТК РФ заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев:

если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (ч. 3 ст. 155 ТК РФ) или простое (ч. 3 ст. 157 ТК РФ);

если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Предусмотренные ст. 137 ТК РФ, ст. 1109 ГК РФ правовые нормы согласуются с положениями Конвенции Международной организации труда от 01.07.1949 № 95 «Относительно защиты заработной платы», разрешающими производить вычеты из заработной платы только на условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективных договорах или в решениях арбитражных судов (ст. 8), ст. 1 Протокола от 20.03.1952 № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательными для применения в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 10 ТК РФ, и содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной заработной платы.

Для правильного разрешения спора необходимо знать причину «излишне выплаченной суммы».

Если это счетная ошибка (вместо 10 тыс. руб. в ведомости указали 100 тыс. руб.), то это означает, что была допущена описка, и работник неосновательно обогатился на 90 тыс. руб., которые он обязан вернуть. Причем получая эти деньги, работник должен был предполагать, что сумма завышена. При отказе вернуть неосновательное обогащение, на данную сумму начисляются проценты по ст. 395 ГК РФ.

А если «излишне выплаченная сумма» была обусловлена неправильным применением закона, локального акта, то такая сумма возврату не подлежит.

Например, в апелляционном определении от 28.03.2018 № 33-1157/18 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) пришла к следующему выводу: из буквального толкования норм действующего трудового законодательства следует, что счетной является ошибка, допущенная в арифметических действиях (действиях, связанных с подсчетом), в то время как технические ошибки, в том числе технические ошибки, совершенные по вине работодателя, счетными не являются. При этом судебная коллегия отмечает, что именно на работодателя возложена обязанность по надлежащему учету оплаты труда, оформлению расчетно-платежных документов, предоставлению установленных отчетов, сведений о размере дохода работников.

В любом случае, если работодатель будет настаивать на возврате «излишне выплаченной суммы», то ему придется обратиться в суд по месту жительства бывшего работника и уже в ходе судебного разбирательства доказывать причины неосновательного обогащения.

Верховный суд РФ защитил права инвалидов на получении пенсии: даже если врачи ошибочно присвоили гражданину такой статус, он не обязан возвращать социальные выплаты, поскольку обычный человек не может влиять на медицинских экспертов или оценивать правомерность их решений.

Высшая инстанция отмечает, что льготы не подлежат возвращению, если сам гражданин действовал добросовестно и никаких противоправных действий ради получения компенсации не получал. Причем добросовестность получателя соцвыплат презюмируется, то есть это органы власти должны доказать, что в действиях гражданина будто бы есть нарушения, указывает ВС.

Высшая инстанция рассмотрела дело жителя Ростовской области, которого прокуратура попросила лишить статуса инвалида и обязать вернуть выплаченную ему пенсию.

Надзорное ведомство пояснило, что ответчику бессрочно установили II группу инвалидности, при этом в документах не указана точная причина, лишь сделана пометка об «общем заболевании».

Прокуратура провела проверку и выяснила, что ряд необходимых для получения инвалидности документов отсутствует: нет данных о проведении медицинского освидетельствования, также как и сведений, что врачи на такое обследование ответчика вообще отправляли.
К тому же в производстве городского суда находилось уголовное дело бывшего начальника медучреждения, обвиняемого в получении незаконных денежных вознаграждений за выдачу лицам, не имеющим заболеваний, подложных справок об установлении инвалидности.

Прокурор посчитал, что и ответчик незаконно получил такую справку с целью получения соцвыплат, поэтому потребовал, чтобы суд взыскал с инвалида более 600 тысяч рублей. Представитель больницы, выдавшей справку ответчику о наличии инвалидности, с исковыми требованиями согласился.

Гуковский городской суд требования прокурора удовлетворил, а Ростовский областной суд и Четвёртый кассационный оставили это решение без изменения.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что в специальной автоматизированной системе, а также на бумажных носителях отсутствует информация о прохождении ответчиком медико-социальной экспертизы, а сам он письменные доказательства обратного не представил.

Однако ВС счёл, что решение о взыскании соцвыплат сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Верховный суд РФ напоминает, что социальные пособия и пенсии не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если отсутствует недобросовестность со стороны получателя (подпункт 3 статьи 1109 Гражданского кодекса). Этой же нормой, кстати, защищены излишне выплаченные премии, зарплаты, стипендии, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию.

«То есть (не подлежат возвращению) суммы, которые предназначены для удовлетворения необходимых потребностей, и возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение», — говорится в определении.

Исключением из этого правила являются факты недобросовестности со стороны получателя, в таких случаях выплаты необходимо вернуть.

«При этом добросовестность гражданина (получателя спорных денежных средств) презюмируется, следовательно, бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в данной норме виды выплат, лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных сумм», — указывает высшая инстанция.

ВС напоминает о позиции Конституционного суда: гражданин, которому назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная денежная выплата, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий в случаях, если впоследствии выявляется незаконность принятого в отношении его решения, притом что сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина (абзац первый пункта 4 Постановления от 26 февраля 2018 года № 10-П).

«Возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы процедуры принятия решения означало бы, по существу, вменение ему в обязанность контролировать их действия, притом что в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы он не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения», — отмечает ВС.

Высшая инстанция рекомендовала судебным органам в каждом конкретном деле о спорных соцвылатах устанавливать наличие или отсутствие признаков недобросовестности (противоправности) в действиях получателя пенсии.

Это соответствует правовой позиции КС РФ, выраженной им в постановлениях от 6 июня 1995 г. № 7-П, от 13 июня 1996 г. № 14-П, от 28 октября 1999 г. № 14-П, от 22 ноября 2000 г. № 14-П, от 14 июля 2003 г. № 12-П, от 12 июля 2007 г. № 10-П и др.

«Иной подход приводил бы к нарушению принципов справедливости, правовой определённости и поддержания доверия граждан к действиям государства, препятствуя достижению баланса частных и публичных интересов, и в конечном итоге — к несоразмерному ограничению конституционного права на социальное обеспечение», — подчеркивает ВС.

В данном споре суд не принял во внимание правовую позицию КС, а решение в пользу прокуратуры принял, так как ответчик не смог доказать свою добросовестность.

«Но поскольку добросовестность гражданина при разрешении требований о взыскании пенсионных выплат в связи с инвалидностью презюмируется, ввиду того, что гражданин в рамках легальной процедуры проведения медико-социальной экспертизы не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения, суду первой инстанции следовало возложить бремя доказывания недобросовестности (ответчика) на прокурора, обратившегося в суд», — поясняет ВС.

Суды эти обязанности не выполнили, а значит их решения о взыскании с ответчика начисленной ему пенсии нельзя признать законными. В связи с чем дело в этой части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суть этого спора, который изучил Верховный суд РФ, в следующем.

Жительница Московской области после трагической смерти мужа больше десяти лет получала назначенное ей дополнительное региональное пособие. Но спустя годы чиновники неожиданно разглядели, что десять лет назад они ошиблись - вдова не попадала в категорию получателей этой помощи.

Вот чиновники и решили, что женщина должна вернуть переплаченные ей казенные деньги, и отправились с таким исковым требованием в суд.

И несколько местных судебных инстанций - два суда - в подобном чиновничьем желании не нашли ничего противозаконного. Но когда вдова не смирилась с таким решением и дошла до Верховного суда, то не пожалела о своей настойчивости.

В Верховном суде РФ изучили ситуацию и не согласились с коллегами, встав на сторону гражданки. Верховный суд объяснил, в чем были неправы местные суды и почему в аналогичных ситуациях с человека нельзя требовать возврата уже выплаченных денег.

В подобную историю, связанную с ошибками чиновников, могут попасть и другие граждане. Поэтому сделанные Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда разъяснения норм закона, которые действуют в аналогичных случаях, полезны и важны не только для нашей героини.

Эта история началась в конце девяностых годов в Подмосковье, когда сотрудник тогда еще милиции погиб при исполнении своих служебных обязанностей. Его вдова осталась одна с двумя детьми.

Спустя пять лет после страшного несчастья, в декабре 2004 года в Московской области был утвержден новый закон "О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан". Документ предусматривал выплаты членам семей военнослужащих, которые погибли при исполнении долга в мирное время.

Вдова подала заявление на получение такого пособия. И чиновниками было принято решение - пособие ей назначить. Буквально со следующего 2005 года вдова начала получать по 10 500 рублей ежемесячно.

Так продолжалось почти двенадцать лет. Но неожиданно в 2017 году аудиторы из Министерства соцразвития области при проверке сделали заключение - выплаты вдове были назначены неправильно. Аудиторы заявили - этот закон касается семей погибших военных, а у нашей вдовы муж служил в МВД.

По утверждению проверяющих, они изучили период платежей с января 2015-го по июнь 2017 года и пришли к выводу, что за это время женщина "необоснованно получила 384 000 рублей". Вот пусть их и возвращает, решили чиновники. Вдова добровольно сделать это отказалась. Тогда чиновники, назвав сумму "неосновательным обогащением", потребовали деньги назад уже через местный суд. Иск чиновников о возвращении денег рассматривал Видновский городской суд. Там на заседании вдова объяснила - она не пыталась никого обмануть, подавая заявление на получение выплат. Более того, по ее словам, именно управление социальной защиты населения само рекомендовало ей подать такое заявление. Что она и сделала.

Подобный аргумент вдовы местный суд не впечатлил, и он решил - деньги следует взыскать. По логике городского суда назначенные вдове выплаты не были для нее единственным источником существования. Суд удовлетворил требования истца. Правда, сделал это частично. Требования не предъявлялись ко второму получателю выплат - дочери погибшего. Исходя из этого сумму снизили с 384 000 до 240 000 рублей.

Несправедливое, по мнению проигравшей вдовы, решение было обжаловано в Московском областном суде. Но там ей снова не повезло - областные судьи с мнением коллег согласились.Тогда ответчица решила продолжить бороться и обратилась в Верховный суд РФ. Вот главное, что сказала Судебная коллегия по гражданским дела этого суда, в которую попала жалоба вдовы.Верховный суд внимательно изучил материалы дела и посчитал, что местные суды неправильно применили норму Гражданского кодекса о неосновательном обогащении.

В своем решении Верховный суд напомнил, что государство обязано оказывать социальную помощь нуждающимся гражданам. Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что социальные выплаты нужны, чтобы сделать менее ощутимыми последствия утраты кормильца в семье, а также обеспечить ее членам "надлежащий уровень жизни и необходимый достаток". Именно поэтому такие выплаты по своей природе относятся к средствам существования гражданина. А значит, недопустимо рассматривать излишнее начисление пособия как неосновательное обогащение.

Верховный суд отменил все принятые по этому делу судебные решения нижестоящих судов. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

Текст: Наталья Козлова
Российская газета - Федеральный выпуск № 230(8284)

Многодетная семья взяла кредит на покупку единственного жилья. Мать обратилась к региональным властям за субсидией. Они перечислили деньги, а потом узнали, что раньше семья не раз получала выплаты в помощь по оплате кредита. Поэтому чиновники попросили вернуть субсидию, но мать отказала. Есть ли такая обязанность — решали суды. Три инстанции встали на сторону чиновников, но с этим подходом не согласился Верховный суд.

Олеся Сбоева* и ее муж воспитывают троих детей. Своего жилья у них нет, поэтому пришлось взять кредит, который семье стало сложно выплачивать самостоятельно (сумма в актах не указана). Сбоева решила обратиться за помощью к власти и в 2019 году подала заявление в Центр социальных выплат региона ХМАО-Югра о предоставлении единовременной выплаты на приобретение жилья.

Городской Департамент муниципальной собственности подтвердил право на деньги, но через 10 дней передумал и отказал. Чиновники обнаружили, что в 2007 году семья уже получала субсидию. По данным Департамента, с середины 2007-го по конец 2019 года регион выплатил им 776 807 руб. в качестве компенсации процентов по кредиту на жилье.

В октябре 2019-го Сбоева еще раз обратилась в Центр социальных выплат. Через четыре дня ее заявление рассмотрел начальник Центра, который согласился предоставить семье единовременную выплату в размере 460 650 руб. в счет погашения долга по ипотеке. Банк закрыл кредитный договор Сбоевой 30 октября 2019 года.

Спустя два месяца начальник написал ей письмо, сообщил об ошибке и попросил вернуть деньги в бюджет. По данным Центра, муж Сбоевой в 2007 году получал от региона еще одну сумму — 583 549 руб. в качестве субсидии на жилье. Это не дает семье права получить аналогичную выплату снова, посчитали чиновники.

Сбоева отказалась возвращать полученные деньги. Тогда чиновники обратились в Мегионский городской суд с требованием о взыскании с многодетной матери необоснованного обогащения по ст. 1102 ГК.

Суд первой инстанции указал, что Сбоева не могла повторно получать выплаты из бюджета. Согласно Постановлению Правительства Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 05.10.2018 № 339-п, деньги на жилье полагаются семье, которая ничего не получала по иным региональным программам. Поэтому суд обязал Сбоеву возвратить 460 650 руб. в качестве неосновательного обогащения.

Апелляционная и кассационная инстанции согласились с выводами городского суда. После чего Сбоева решила обратиться в Верховный суд.

Правовая определенность

Дело № 69-КГ21-11-К7 рассмотрела тройка судей под председательством Людмилы Пчелинцевой. Коллегия напомнила, что согласно ст. 1109 ГК в качестве неосновательного обогащения не могут быть взысканы деньги, которые были предоставлены как средства к существованию, если не было счетной ошибки или недобросовестных действий со стороны гражданина. Единовременная денежная выплата на приобретение жилья относится к средствам на существование, считает коллегия. А в деле нет данных о недобросовестных действиях со стороны Сбоевой или о счетной ошибке, поэтому судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными, решил ВС.

Коллегия также сослалась на Постановление Конституционного суда от 14.10.2020 № 2-П, где указывалось, что суды не должны решать подобные споры формально, чтобы не нарушать принципа правовой определенности и не подрывать доверия граждан к закону. ВС учел, что региональные органы сами допустили ошибку, из-за чего и возникла переплата. Но суды почему-то решили возложить последствия этой ошибки на гражданина, что нарушило право ответчика на справедливую и эффективную судебную защиту, посчитала коллегия.

ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Органам социальной защиты необходимо позволить выходить за рамки инструкций и учитывать индивидуальные обстоятельства конкретного заявления, считает Александр Титов. По мнению эксперта, законодателю также необходимо предусмотреть досудебный порядок разрешения социальных споров. Например, граждане могут обращаться к уполномоченному по правам ребенка. Это поможет снизить нагрузку на судебную систему, поясняет Титов.

Знаковое решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда защитила гражданина от расплаты за ошибки чиновников. Причем расплаты - в самом прямом смысле - рублем.

Аркадий Колыбалов/РГ

Суть этого спора, который изучил Верховный суд РФ, в следующем.

Жительница Московской области после трагической смерти мужа больше десяти лет получала назначенное ей дополнительное региональное пособие. Но спустя годы чиновники неожиданно разглядели, что десять лет назад они ошиблись - вдова не попадала в категорию получателей этой помощи.

Вот чиновники и решили, что женщина должна вернуть переплаченные ей казенные деньги, и отправились с таким исковым требованием в суд.

И несколько местных судебных инстанций - два суда - в подобном чиновничьем желании не нашли ничего противозаконного. Но когда вдова не смирилась с таким решением и дошла до Верховного суда, то не пожалела о своей настойчивости.

В Верховном суде РФ изучили ситуацию и не согласились с коллегами, встав на сторону гражданки. Верховный суд объяснил, в чем были неправы местные суды и почему в аналогичных ситуациях с человека нельзя требовать возврата уже выплаченных денег.

В подобную историю, связанную с ошибками чиновников, могут попасть и другие граждане. Поэтому сделанные Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда разъяснения норм закона, которые действуют в аналогичных случаях, полезны и важны не только для нашей героини.

Эта история началась в конце девяностых годов в Подмосковье, когда сотрудник тогда еще милиции погиб при исполнении своих служебных обязанностей. Его вдова осталась одна с двумя детьми.

Спустя пять лет после страшного несчастья, в декабре 2004 года в Московской области был утвержден новый закон "О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан". Документ предусматривал выплаты членам семей военнослужащих, которые погибли при исполнении долга в мирное время.

Вдова подала заявление на получение такого пособия. И чиновниками было принято решение - пособие ей назначить. Буквально со следующего 2005 года вдова начала получать по 10 500 рублей ежемесячно.

Так продолжалось почти двенадцать лет. Но неожиданно в 2017 году аудиторы из Министерства соцразвития области при проверке сделали заключение - выплаты вдове были назначены неправильно. Аудиторы заявили - этот закон касается семей погибших военных, а у нашей вдовы муж служил в МВД.

По утверждению проверяющих, они изучили период платежей с января 2015-го по июнь 2017 года и пришли к выводу, что за это время женщина "необоснованно получила 384 000 рублей". Вот пусть их и возвращает, решили чиновники. Вдова добровольно сделать это отказалась. Тогда чиновники, назвав сумму "неосновательным обогащением", потребовали деньги назад уже через местный суд. Иск чиновников о возвращении денег рассматривал Видновский городской суд. Там на заседании вдова объяснила - она не пыталась никого обмануть, подавая заявление на получение выплат. Более того, по ее словам, именно управление социальной защиты населения само рекомендовало ей подать такое заявление. Что она и сделала.

Подобный аргумент вдовы местный суд не впечатлил, и он решил - деньги следует взыскать. По логике городского суда назначенные вдове выплаты не были для нее единственным источником существования. Суд удовлетворил требования истца. Правда, сделал это частично. Требования не предъявлялись ко второму получателю выплат - дочери погибшего. Исходя из этого сумму снизили с 384 000 до 240 000 рублей.

Несправедливое, по мнению проигравшей вдовы, решение было обжаловано в Московском областном суде. Но там ей снова не повезло - областные судьи с мнением коллег согласились.Тогда ответчица решила продолжить бороться и обратилась в Верховный суд РФ. Вот главное, что сказала Судебная коллегия по гражданским дела этого суда, в которую попала жалоба вдовы.Верховный суд внимательно изучил материалы дела и посчитал, что местные суды неправильно применили норму Гражданского кодекса о неосновательном обогащении.

В своем решении Верховный суд напомнил, что государство обязано оказывать социальную помощь нуждающимся гражданам. Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что социальные выплаты нужны, чтобы сделать менее ощутимыми последствия утраты кормильца в семье, а также обеспечить ее членам "надлежащий уровень жизни и необходимый достаток". Именно поэтому такие выплаты по своей природе относятся к средствам существования гражданина. А значит, недопустимо рассматривать излишнее начисление пособия как неосновательное обогащение.

Верховный суд отменил все принятые по этому делу судебные решения нижестоящих судов. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: