Верховный суд принял постановление с очередными рекомендациями по применению антиэкстремистских норм

Обновлено: 06.02.2023

Школьница выдумала изнасилование в центре Москвы из страха перед родителями Школьница выдумала историю с изнасилованием в центре Москвы из страха перед родителями — она боялась возвращаться домой пьяной после встречи с подругами и потому придумала себе легенду. Об этом в понедельник, 1 ноября, сообщил Telegram-канал … Read More →

Аналитические материалы членов Союза: вице-президент В.С. Овчинский и Е.С. Ларина о технологиях будущего

Главная технология ближайшего будущего: битва за кванты Елена Ларина Владимир Овчинский Квантовый компьютер может изменить мир. Он может изменить медицину, взломать шифрование и произвести революцию в области связи и искусственного интеллекта. Некоторые задачи, над которыми существующим суперкомпьютерам надо трудиться тысячу … Read More →

Верховный суд принял постановление по экстремизму

Верховный суд принял постановление с очередными рекомендациями по применению антиэкстремистских норм Важнейшее разъяснение касается преследования за продолжение деятельности запрещенных организаций. Верховный суд указывает: запрет религиозной организации не должен пресекать религиозные практики ее бывших участников. 28 октября 2021 года состоялось заседание … Read More →

II Евразийский аналитический форум

Иванов день — проводы осени. 1 ноября (19 октября)

Как и многие праздники, пришедшие к нам из Древней Руси, Иванов день имеет христианско-языческую природу. Так, с одной стороны, в этот день отмечается перенесение мощей преподобного Иоанна Рыльского — святого, почитаемого в качестве покровителя болгарского народа. Иоанн родился в конце … Read More →

Хроника покушений на американских президентов. 1 ноября

1 ноября 1950 года – неудачное покушение на президента США Гарри Трумэна, организованное в Вашингтоне пуэрто-риканскими националистами. В перестрелке погиб агент президентской охраны Лесли Коффет. Приговорённый к казни на электрическом стуле террорист Оскар Коллацо отказался подавать прошение о помиловании, однако … Read More →

1 ноября — День судебного пристава в России

1 ноября в России отмечается День судебного пристава, установленный согласно Указу Президента РФ № 1019 от 8 сентября 2009 года «Об установлении Дня судебного пристава». Дословно в документе говорится: 1.Установить профессиональный праздник — День судебного пристава и отмечать его 1 … Read More →

История криминальных событий. 1 ноября

1 ноября 1955 года в США произошла катастрофа самолёта DC-6 под Лонгмонто в 50 км от Денвера (штат Колорадо). Пассажирский самолёт американской авиакомпании UnitedAirLines выполнял регулярный рейс из Денвера в Портленд, но спустя некоторое время после взлёта неожиданно взорвался в воздухе. … Read More →

Важнейшее разъяснение касается преследования за продолжение деятельности запрещенных организаций. Верховный суд указывает: запрет религиозной организации не должен пресекать религиозные практики ее бывших участников.

28 октября 2021 года состоялось заседание Пленума Верховного Суда России, на котором было принято постановление № 32 "О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам". Среди прочего, изменения были внесены в постановление от 28 июня 2011 года № 11 "О судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности". Напомним, этот документ дополнялся и раньше, в частности, в 2016 и 2018 году.

Часть поправок связана с частичной декриминализацией ст. 282 и 280.1 УК о возбуждении ненависти и нарушении территориальной целостности (напомним, в случае совершения первого деяния соответствующей направленности за год применяются соответственно ст. 20.3.1 или 20.3.2 КоАП) и имеет скорее технический характер. В частности, ВС разъясняет, какие формальные сведения требуют учета и проверки для правильной квалификации деяния по уголовной или соответствующей административной статье.

Важные пояснения коснулись двух статей о публичных высказываниях.

На диспозицию ст. 280 (призывы к экстремистской деятельности) и 280.1 УК была распространено указание, ранее относившееся только к действиям в интернете, подпадающим под ст. 282 УК. ВС указывает, что рассматривая подобные дела суды должны принимать во внимание не только сам факт размещения в сети "текста, изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки призывов к осуществлению экстремистской деятельности или действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, в том числе на направленность умысла, мотив совершения соответствующих действий". Стоит отметить, что в прежней формулировке не упоминалась "направленность умысла" публикатора.

ВС также пояснил, что подобно тому, как деяние может квалифицироваться по ст. 282 УК только при наличии прямого умысла и намерения возбудить вражду, ненависть или унизить человеческое достоинство по одному из групповых признаков, так и для квалификации деяния по ст. 280 или 280.1 УК суд должен усмотреть в действиях человека прямой умысел инамерение побудить других к осуществлению экстремистской деятельности или совершению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России. Наличие умысла в случае публикации призывов, предположительно подпадающих под ст. 280 или 280.1 УК, или экстремистских материалов соответствующей направленности предполагается устанавливать по тем же критериям, что и в случае ст. 282 УК, т.е. учитывая форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание авторских комментариев к ней, факт личного создания или републикации этой информации, содержание всей страницы публикатора, сведения о продвижении публикатором этой информации, данные о его личности, объем информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.

Еще одно существенное разъяснение относится к проблемам преследования за вовлечение в деятельность экстремистского сообщества или экстремисткой организации; оно направлено на то, чтобы избежать двойного наказания за организаторскую деятельность и за вовлечение в организацию других людей, которое очевидным образом является частью организаторской деятельности. ВС указал, что вовлечение других в деятельность организации или сообщества, совершенное организатором (руководителем), охватывается ч. 1 ст. 282 1 (организация деятельности экстремистского сообщества) или ч. 1 ст. 282 2 УК (организация деятельности экстремистской организации) и не требует дополнительной квалификации по части 1 1 статьи 282 1 или части 1 1 статьи 282 2 УК, которые карают за вовлечение. Стоит, впрочем, отметить, что в отношении рядовых участников такого разъяснения ВС не сделал, поэтому не исключено, что участник, вовлекавший других в деятельность запрещенной организации, может быть наказан строже, чем руководитель.

Наконец, самой важной поправкой стала рекомендация, касающаяся преследования за причастность к деятельности организаций, признанных экстремистскими. Она гласит: "При производстве по уголовному делу о преступлении, предусмотренном статьей 282 2 УК РФ, судам следует устанавливать, какие конкретные общественно опасные действия совершены виновным лицом, их значение для продолжения или возобновления деятельности организации, в отношении которой судом принято и вступило в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремизма, а также мотивы совершения данных действий.

В случае признания религиозного объединения экстремистской организацией и ее ликвидации или запрета ее деятельности действия лиц, не связанные с продолжением или возобновлением деятельности этой экстремистской организации и состоящие исключительно в реализации своего права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе посредством индивидуального или совместного исповедования религии, совершения богослужений или иных религиозных обрядов и церемоний, сами по себе не образуют состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282 2 УК РФ".

На наш взгляд, формулировка этой рекомендации не идеальна и едва ли сможет полностью устранить многочисленные случаи преследования за некриминальную по сути деятельность как за продолжение деятельности экстремистских организаций. Полностью решить проблему могла бы только отмена ст. 282.2 в ее нынешнем виде. И тем не менее, российские суды получают возможность, ссылаясь на это разъяснение ВС, избежать хотя бы наиболее абсурдных приговоров за продолжение религиозной практики, прямо нарушающих конституционное право на свободу вероисповедания. То же должно касаться и обеспечения возможности продолжения политической деятельности, не направленной непосредственно на возобновление деятельности запрещенных организаций, для бывших участников таких организаций.

8 ноября 2021 года прокуратура Москвы обратилась в Московский городской суд с иском о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал". Предварительное заседание по делу назначено на 23 ноября.

В исковом заявлении говорится о том, что "Мемориал" не заявлял о себе как об НКО-"иностранном агенте", а после того, как Минюст сам внес его в соответствующий перечень, получил восемь штрафов за отсутствие "иноагентской" маркировки на материалах, размещенных на ряде связанных с центром интернет-страниц. По мнению прокуратуры, "организация в своей деятельности демонстрирует устойчивое пренебрежение законом, не обеспечивает публичности своей деятельности, препятствует должному общественному контролю за ней" и тем самым "грубо нарушает права граждан, в том числе право на достоверную информацию о ее деятельности".

Прокуратура также включила в исковое заявление психолингвистическое исследование, выполненное Центром социокультурных экспертиз, печально известным в связи с составлением многочисленных сомнительных заключений. Согласно экспертизе, в материалах центра "присутствуют лингвистические и психологические признаки оправдания деятельности участников международных террористических и экстремистских организаций «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», «Таблиги Джамаат», «Ат-Такфир Валь Хиджра», а также экстремистских организаций «Артподготовка» и «Свидетели Иеговы»". "Деятельность указанных организаций представлена авторами названных материалов как правомерная и допустимая, а участие их деятельности – как одна из форм реализации права на свободу вероисповедания… Данные материалы направлены на формирование у неопределённого круга лиц представления о допустимости осуществления террористической и экстремистской деятельности, а именно деятельности международных экстремистских и террористических организаций и участия в них". Кроме того, прокуратура утверждает, что в материалах центра "отрицаются установленные вступившими в законную силу решениями Верховного Суда РФ факты, формируется мнение об их незаконности и необязательности исполнения". Как поясняет ПЦ "Мемориал", речь идёт о списке политических заключённых – центр ведет его с 2008 года в рамках программы по поддержке обвиняемых по уголовным делам, преследование которых считает политически мотивированным, – и об информационных справках по этим делам, приведенных на сайте центра.

Центр "Сова" считает попытку ликвидации ПЦ "Мемориал", а также Международного Мемориала, иск о ликвидации которого параллельно был подан в Верховный суд Генпрокуратурой, тоже под предлогом нарушения законодательства об "иноагентах", непропорциональной и необоснованной мерой и выражает поддержку и солидарность сотрудникам обеих организаций.

Напомним, что центр "Сова" также был внесен Минюстом в реестр НКО-"иностранных агентов" в 2016 году, мы не согласны с этим решением и обжалуем его в Европейском суде по правам человека. Мы считаем, что составление реестров "иностранных агентов" – это попытка заклеймить организации и представителей гражданского общества не за то, что их деятельность противоречит интересам российских граждан, а за то, что она неудобна для властей. Фигуранты реестров "иностранных агентов" сталкиваются с поражением в правах – с ограничением возможности участвовать в общественно-политической жизни в стране, с вторжением в их право на свободу выражения мнений, право на свободу ассоциаций, экономические права и право на частную жизнь. Статус "иноагента" препятствует рабочему взаимодействию с официальными инстанциями, образовательными и научными учреждениями и попросту отпугивает людей. Многочисленные непомерные обязанности, наложенные на "иноагентов" – внеурочные проверки, необоснованные и неясные требования к отчетности, маркировка материалов и др. – уже привели к закрытию ряда организаций. Все это в целом, включая суровые санкции, установленные за нарушение законодательства об "иностранных агентов", создает атмосферу страха и подавляет развитие гражданского общества в России. Мы убеждены, что преследование "иноагентов" следует прекратить, а соответствующее законодательство должно быть отменено как противоречащее международному праву о правах человека и конституционным правам граждан России.

Что касается более тяжких обвинений, с нашей точки зрения, никаких признаков оправдания экстремизма и терроризма в материалах ПЦ "Мемориал" нет. Предъявляя подобные претензии правозащитным организациям, российские правоохранительные органы пытаются избавиться от неприятных вопросов, которые возникают в связи с сомнительными запретами в качестве экстремистских или террористических организаций, не причастных к насилию или возбуждению ненависти, ведущей к насилию или дискриминации. Какие бы обвинения ни предъявлялись тем или иным организациям или отдельным людям, право на свободу выражения мнения гарантирует возможность открыто выражать сомнения в обоснованности соответствующих решений судов и приводить доводы в поддержку этих сомнений. Такая возможность должна быть и у правозащитников, и у адвокатов, и у рядовых граждан. Несогласие с позицией правоохранительных органов или судов по поводу решений, объявляющих кого-то террористами или экстремистами, вовсе не означает поддержки насилия или человеконенавистничества. Более того, несогласие с позицией правоохранительных органов или судов по делам, связанным с той или иной идеологией, совершенно не означает поддержки такой идеологии – и об этом ПЦ "Мемориал" прямо заявлял на страницах программы по поддержке тех, кого он считает политзеками.

Мы искренне надеемся, что общество не допустит уничтожения важнейших для исторической памяти и защиты прав граждан России организаций.

На заседании Пленума Верховного суда (ВС) было принято постановление об изменении рекомендаций в сфере антиэкстремистского законодательства. Это заметили эксперты Информационно-аналитического центра «Сова».

Помимо некоторых формальных изменений, проясняющих механизм применения статей о призывах к экстремистской деятельности (ст. 280 УК) и нарушении территориальной целостности (ст. 280.1 УК), Верховный суд принял ряд существенных поправок:

  • ВС предписал судам, рассматривающим дела по статьям 280 и 280.1 УК, учитывать не только факт публикации чего-либо в интернете, но и оценивать общественную опасность этой публикации. Так же, как ранее в делах по статье 282 УК, суд будет квалифицировать действия человека, «учитывая форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание авторских комментариев к ней, факт личного создания или републикации этой информации, содержание всей страницы публикатора, сведения о продвижении публикатором этой информации, данные о его личности, объем информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений».
  • Чтобы не наказывать дважды по статьям об организации экстремистской деятельности, ВС предписал судам не добавлять обвиняемым по этим статьям еще и статьи о вовлечении в экстремистскую деятельность. «Стоит, впрочем, отметить, что в отношении рядовых участников такого разъяснения ВС не сделал, поэтому не исключено, что участник, вовлекавший других в деятельность запрещенной организации, может быть наказан строже, чем руководитель», — пишут эксперты «Совы».
  • Кроме того, ВС рекомендовал судам, рассматривающим дела по статье 282.2 УК, также определять конкретные действия обвиняемого, их мотивы и значение для ликвидированной организации. «В случае признания религиозного объединения экстремистской организацией и ее ликвидации или запрета ее деятельности действия лиц, не связанные с продолжением или возобновлением деятельности этой экстремистской организации и состоящие исключительно в реализации своего права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе посредством индивидуального или совместного исповедования религии, совершения богослужений или иных религиозных обрядов и церемоний, сами по себе не образуют состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282 .2 УК РФ», — постановил ВС.

«На наш взгляд, формулировка этой рекомендации не идеальна и едва ли сможет полностью устранить многочисленные случаи преследования за некриминальную по сути деятельность как за продолжение деятельности экстремистских организаций. Полностью решить проблему могла бы только отмена ст. 282.2 в ее нынешнем виде. Тем не менее российские суды получают возможность, ссылаясь на это разъяснение ВС, избежать хотя бы наиболее абсурдных приговоров за продолжение религиозной практики, прямо нарушающих конституционное право на свободу вероисповедания. То же касается и обеспечения возможности продолжения политической деятельности, не направленной непосредственно на возобновление деятельности запрещенных организаций, для бывших участников таких организаций», — рассуждают аналитики.

Юрист ОВД-Инфо Татьяна Глушкова согласна с коллегами из «Совы», что эта поправка может серьезно изменить существующую судебную практику. «Наиболее значимым мне кажется то, что ВС дает возможность судам прекращать дела, возбуждаемые в отношении бывших членов ликвидированных организаций (например, организаций Свидетелей Иеговы) за продолжение исповедания религии. Но это именно возможность, а не обязанность прекращать все такие дела, поскольку „конкретным общественно опасным деянием“ на практике может быть признано что угодно», — комментирует Глушкова.

Верховный суд принял постановление с очередными рекомендациями по применению антиэкстремистских норм

Важнейшее разъяснение касается преследования за продолжение деятельности запрещенных организаций. Верховный суд указывает: запрет религиозной организации не должен пресекать религиозные практики ее бывших участников.

28 октября 2021 года состоялось заседание Пленума Верховного Суда России, на котором было принято постановление «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам». Среди прочего, изменения были внесены в постановление от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях экстремистской направленности». Напомним, этот документ дополнялся и раньше, в частности, в 2016 и 2018 году.

Часть поправок связана с частичной декриминализацией ст. 282 и 280.1 УК о возбуждении ненависти и нарушении территориальной целостности (напомним, в случае совершения первого деяния соответствующей направленности за год применяются соответственно ст. 20.3.1 или 20.3.2 КоАП) и имеет скорее технический характер. В частности, ВС разъясняет, какие формальные сведения требуют учета и проверки для правильной квалификации деяния по уголовной или соответствующей административной статье.

Важные пояснения коснулись двух статей о публичных высказываниях.

На диспозицию ст. 280 (призывы к экстремистской деятельности) и 280.1 УК была распространено указание, ранее относившееся только к действиям в интернете, подпадающим под ст. 282 УК. ВС указывает, что рассматривая подобные дела суды должны принимать во внимание не только сам факт размещения в сети «текста, изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки призывов к осуществлению экстремистской деятельности или действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, в том числе на направленность умысла, мотив совершения соответствующих действий». Стоит отметить, что в прежней формулировке не упоминалась «направленность умысла» публикатора.

ВС также пояснил, что подобно тому, как деяние может квалифицироваться по ст. 282 УК только при наличии прямого умысла и намерения возбудить вражду, ненависть или унизить человеческое достоинство по одному из групповых признаков, так и для квалификации деяния по ст. 280 или 280.1 УК суд должен усмотреть в действиях человека прямой умысел инамерение побудить других к осуществлению экстремистской деятельности или совершению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России. Наличие умысла в случае публикации призывов, предположительно подпадающих под ст. 280 или 280.1 УК, или экстремистских материалов соответствующей направленности предполагается устанавливать по тем же критериям, что и в случае ст. 282 УК, т.е. учитывая форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание авторских комментариев к ней, факт личного создания или републикации этой информации, содержание всей страницы публикатора, сведения о продвижении публикатором этой информации, данные о его личности, объем информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.

Еще одно существенное разъяснение относится к проблемам преследования за вовлечение в деятельность экстремистского сообщества или экстремисткой организации; оно направлено на то, чтобы избежать двойного наказания за организаторскую деятельность и за вовлечение в организацию других людей, которое очевидным образом является частью организаторской деятельности. ВС указал, что вовлечение других в деятельность организации или сообщества, совершенное организатором (руководителем), охватывается ч. 1 ст. 282 1 (организация деятельности экстремистского сообщества) или ч. 1 ст. 282 2 УК (организация деятельности экстремистской организации) и не требует дополнительной квалификации по части 1 1 статьи 282 1 или части 1 1 статьи 282 2 УК, которые карают за вовлечение. Стоит, впрочем, отметить, что в отношении рядовых участников такого разъяснения ВС не сделал, поэтому не исключено, что участник, вовлекавший других в деятельность запрещенной организации, может быть наказан строже, чем руководитель.

Наконец, самой важной поправкой стала рекомендация, касающаяся преследования за причастность к деятельности организаций, признанных экстремистскими. Она гласит: «При производстве по уголовному делу о преступлении, предусмотренном статьей 282 2 УК РФ, судам следует устанавливать, какие конкретные общественно опасные действия совершены виновным лицом, их значение для продолжения или возобновления деятельности организации, в отношении которой судом принято и вступило в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремизма, а также мотивы совершения данных действий.

В случае признания религиозного объединения экстремистской организацией и ее ликвидации или запрета ее деятельности действия лиц, не связанные с продолжением или возобновлением деятельности этой экстремистской организации и состоящие исключительно в реализации своего права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе посредством индивидуального или совместного исповедования религии, совершения богослужений или иных религиозных обрядов и церемоний, сами по себе не образуют состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282 2 УК РФ«.

На наш взгляд, формулировка этой рекомендации не идеальна и едва ли сможет полностью устранить многочисленные случаи преследования за некриминальную по сути деятельность как за продолжение деятельности экстремистских организаций. Полностью решить проблему могла бы только отмена ст. 282.2 в ее нынешнем виде. И тем не менее, российские суды получают возможность, ссылаясь на это разъяснение ВС, избежать хотя бы наиболее абсурдных приговоров за продолжение религиозной практики, прямо нарушающих конституционное право на свободу вероисповедания. То же касается и обеспечения возможности продолжения политической деятельности, не направленной непосредственно на возобновление деятельности запрещенных организаций, для бывших участников таких организаций.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: