Верховный суд объяснил как защищать свою честь и достоинство

Обновлено: 06.02.2023

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ недавно изучила очень необычный спор. Суть его в следующем - некий гражданин в Краснодарском крае написал жалобу на местного полицейского чина, обвинив человека в погонах во всех грехах. Список прегрешений был длинный - от взяток с подчиненных до незаконного оформления на родню участков земли. Всего бдительный гражданин написал три жалобы за короткий срок, каждый раз добавляя обвинений.

iStock

Проверки показали, что ни один факт коррупции, в заявлениях на имя начальства полицейского, не подтвердился. И когда проверки завершились, переживший неприятные моменты правоохранитель пошел в суд, чтобы защищать свое честное имя. И несложному, на первый взгляд, делу пришлось дойти до высокой судебной инстанции. Верховный суд пересмотрел итоги этого гражданского дела и разъяснил, когда такие заявления-кляузы считаются порочащими честное имя, а когда - гражданским правом любого россиянина и борьбой с коррупцией.

Итак, истец, руководитель районной полиции, принес в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Полицейский просил суд признать не соответствующими действительности сведения, которые распространил заявитель в своих письмах. И еще просил обязать ответчика написать опровержение cвоим начальникам и представителям Следственного комитета, которые разбирались с жалобами.

Райсуд полицейскому отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда это решение отменила и приняла другое. Апелляция признала не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения, которые заявитель приводил в своих письмах. Проигравший полицейский пожаловался в Верховный суд.

Первое и второе заявление бдительный гражданин отправил начальнику областной полиции с разницей в несколько дней. В заявлениях приводился длинный список преступлений начальника местной полиции - он и назначает подчиненных на хорошие места за деньги, и данью всех подчиненных обкладывает, и отбирает "удобных" сотрудников на хорошие должности, а плюс к этому еще и участки земли в округе ворует. В общем, заявитель проявил удивительную осведомленность о тайной жизни местной полиции. Жалобы проверяла Служба собственной безопасности областного главка МВД. Факты не нашли подтверждения.

Райсуд, отказывая полицейскому написал, что тот "не представил доказательств, что ответчик хотел причинить ему вред, то есть злоупотребил правом". Областной же суд, отменив отказ, напротив, пришел к выводу, что отправленные ответчиком заявления содержали "негативную, умаляющую честь, достоинство и деловую репутацию истца информацию". И эта информация "не свидетельствовала о намерении истца исполнить свой гражданский долг". Письма были направлены "исключительно с намерением причинить вред другому лицу". То есть гражданин злоупотребил правом.

Вот как выглядит этот спор глазами Верховного суда РФ. Суд напомнил про 152-ю статью Гражданского кодекса, в которой сказано, что человек может требовать опровержение порочащих его сведений, если их распространитель не докажет, что они соответствуют действительности. Потом Верховный суд указал на свой пленум, на котором говорилось об исках о защите чести и достоинства (N3 от 24 февраля 2005 года). На пленуме было сказано следующее - обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения сведений ответчиком и порочащий характер этих сведении и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств иск судом не может быть удовлетворен. Не соответствующими действительности названы сведения о фактах и событиях, которые не имели место в реальности. Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом законодательства, совершение нечестного поступка, неправильное, неэтичное поведение в личной, общественной или политической жизни, недобросовестность в бизнесе и прочее. На пленуме напомнили - обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать лишь факт распространения информации человеком, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений.

Но есть и другая "сторона медали". В соответствии с Конвенцией о защите прав человека и нашей Конституцией, гарантирующей свободу слова, позицией Европейского суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства, судам следует различать две вещи. Это утверждение о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения или убеждения, которые не являются предметом судебной защиты по 152-й статье Гражданского кодекса. Суждения, будучи "выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на соответствие действительности".

В нашем случае, сказал Верховный суд, местному суду надо было установить, были ли высказывания автора писем оценочным суждением, мнением или убеждением автора. На истце лежала обязанность доказать факт распространения сведений и их порочащий характер. А на ответчике - соответствие действительности этих фактов.

Верховный суд процитировал свой пленум о защите чести и достоинства. Там было сказано, что если гражданин обращается в органы с заявлением и приводит какие-то сведения о готовящемся или предполагаемом преступлении, но они не подтверждаются, то написание заявления само по себе не может стать основанием для привлечения его автора "к гражданско-правовой ответственности по 152-й статье ГК". В таком случае речь идет о "реализации гражданином права на обращение в органы, которые по закону обязаны проверять поступившую к ним информацию". Требования о защите чести и достоинства могут быть удовлетворены лишь в одном случае - если суд установит, что заявление в органы не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно намерением причинить вред другому человеку, то есть было злоупотребление правом.

В нашем случае краевой суд , согласившись с иском, "не привел мотивов, по которым он пришел к такому выводу, не сослался на доказательства, имеющиеся в деле, не дал оценки доводам жалобщика о том, что он писал для проверки профессионализма полицейского и не носили умысла причинения ему вреда". По мнению Верховного суда, дело апелляция должна пересмотреть.

Верховный суд РФ сделал важное разъяснение, одинаково полезное простым гражданам, коммерческим структурам, чиновникам и средствам массовой информации. Суд изучил практику рассмотрения отечественными судами споров о защите чести, достоинства и деловой репутации за последние пять лет.


Не секрет, что судебные иски о защите чести и достоинства всегда привлекают повышенное внимание общественности. И воспринимаются не всегда однозначно. По данным Верховного суда, за год наши суды общей юрисдикции рассматривают примерно 5 тысяч таких споров, а арбитражные суды - примерно 800 дел, которые решают вопросы деловой репутации.

Бытует мнение, что иски о защите чести касаются в основном СМИ и журналистов, чьи публикации кого-то задевают и обижают. Так вот, судебная статистика это утверждение не подтверждает. По ее данным, ответчиками по искам о защите достоинства журналисты и их издания привлекаются в четыре раза реже, чем простые граждане или юридические лица.

Подобный анализ Верховного суда важен еще и потому, что за последние несколько лет изменились некоторые законы. В итоге рамки защиты доброго имени тех, кого обидели, стали шире.

Из новых норм появилась, к примеру, возможность признать по суду факт нарушения личного неимущественного права. Теперь в суде можно требовать полностью опубликовать решение суда, которое защищает обиженного. А еще теперь можно защитить имя человека даже после его смерти. Если порочащие гражданина сведения стали широко известны, то сейчас реально потребовать в суде удалить информацию отовсюду, откуда можно. К примеру, целиком уничтожить тираж без какой бы то ни было компенсации.

В своем обзоре Верховный суд РФ назвал главные условия, чтобы выиграть процесс о защите чести и достоинства. По его утверждению, должна быть совокупность трех условий: сведения должны носить явно порочащий характер,они должны быть распространены и не соответствовать действительности. А вот дальше роли в судебном процессе распределяются так - тот, кто жалуется на обидевшую его информацию, должен сам доказать, что был факт распространения, и эти сведения носят порочащий характер. Ответчик обязан доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

Что же самое важное, по мнению Верховного суда, надо учитывать при рассмотрении исков о защите чести и достоинства?

Суд подчеркнул, при каких условиях заявителям надо в суде отказывать. Это несоблюдение тех самых трех условий - порочащая информация, ее распространение и несоответствие фактов действительности. И если из этих трех условий отсутствует хотя бы одно, то на победу в суде рассчитывать не стоит.

Как пример Верховным судом был приведен иск двух граждан друг к другу. Один через газету заявил, что у коллеги в диссертации плагиат, а другой на это обиделся и отправился в суд. Первый суд иск рассматривал и даже принял свое решение, но Верховный суд объяснил - судом не разрешен вопрос, а был ли в диссертации действительно плагиат? Может, коллега и прав? Для ответа на этот вопрос надо было суду назначать экспертизу диссертации.

Вообще-то по вопросу назначения экспертизы Верховный суд в этом обзоре высказывался неоднократно. В первую очередь, чтобы понять - сведения, которые распространили, действительно порочащие честное имя человека или это истцу лишь кажется? Чтобы не казалось, подчеркнул Верховный суд, для решения таких вопросов надо приглашать на консультацию специалистов.

Жесткое разграничение делает Верховный суд РФ между тем, была ли информация распространена как утверждение или как просто мнение того, кто писал? А может, это было убеждение автора?

Верховный суд согласился - самое сложное в таких исках найти грань между утверждением факта и субъективным мнением автора, на которое он имеет право.

Отстаивая право на свободу выражений, Верховный суд подчеркивает, что надо особо осторожно подходить к оценке споров, когда стороны конфликта - политические оппоненты.

Вот еще интересный пассаж, который важен для тех, кто может обратиться в суд с подобным иском. По утверждению Верховного суда, человек освобождается от ответственности, если докажет, что его сведения соответствуют действительности в целом. При этом истец не может доказывать обиду, выбирая из текста по крупицам - где по слову, а где и по отдельной фразе.

В качестве примера Верховный суд привел иск некой коммерческой фирмы к газете, которая сообщила о серьезных долгах предприятия перед кредиторами. А потом рассказала о появлении в этой фирме внешнего управления. После обращения в суд оказалось, что внешнего управления в коммерческой структуре нет, но долги есть, и это факт. В подтверждение редакция показала письмо банка, который сообщает коммерсантам, что они должники.

Очень острый вопрос с критикой публичных людей. Они обижаются часто и так же часто идут в суды с исками, обвиняя во вторжении в их личную жизнь. Так вот Верховный суд иски к таким известным гражданам выделил даже в отдельную главу. И очень четко разделил, где личная, а где не личная жизнь для таких людей.

Верховный суд подчеркнул, что критика публичных людей допустима в более широких пределах, чем критика частных лиц. При этом Верховный суд согласился, что такие дела сложны при рассмотрении. А в качестве примера привел иск некого высокопоставленного по региональным рамкам чиновника к депутату, чью деловую репутацию, по его мнению, задели, когда обнародовали в Интернете критику его действий.

Верховный суд, когда пересматривал решение местных судов по этому иску, заявил, что пределы допустимой критики в отношении публичной фигуры чиновника шире, чем обывателя.

Еще один любопытный пласт жалоб в суды с исками о защите чести и достоинства. В суды идут те, на кого граждане пожаловались официально в государственные структуры. Сообщили о своих подозрениях или попросили проверить некие факты. После проверки, если государственные органы ничего криминального не нашли, обиженные объекты проверки идут в суды с исками о защите достоинства. И подобных дел немало.

Про такие ситуации Верховный суд сказал - подобные иски не подлежат рассмотрению.

Но суд оговорился - в такой ситуации, если опубликованная ссылка была успешно оспорена в суде, то средство массовой информации, которое ее процитировало, материально не отвечает, но обязано дать опровержение.

Бывает и так, что в Интернете появилась ложь, но без указания на автора. Кто в таком случае должен отвечать перед гражданином? Верховный суд объяснил - если нельзя определить, кто автор недостоверных фактов в Интернете, то отвечает за все владелец сайта.

Интересный вопрос, который волнует всех, кто обращается в суды с подобными исками - а сколько стоит честное имя? Какая сумма подлежит выплате, если суд встал на сторону истца?

По мнению Верховного суда, сумма компенсации морального вреда должна соответствовать требованиям разумности, справедливости и "быть соразмерной последствиям нарушения".

Суд подчеркнул, как правило, суды дают меньше денег, чем просил истец. Региональные суды в своих подсчетах, разъяснил Верховный суд, учитывают показатель прожиточного минимума в конкретном регионе и часто не соглашаются с субъективной оценкой гражданина уровня своих моральных страданий. Так, человек уверен, что его страдания на миллион, а ему присуждают тридцать тысяч рублей компенсации с обидчика.

Правда, иногда бывает обратное, когда обратившийся в суд с иском гражданин не может определиться с суммой выплат. В подобных случаях бывало, что ему суды в рассмотрении заявления отказывали, ссылаясь именно на то, что человек не определился.

Так вот, Верховный суд для подобных случаев сделал специальное разъяснение - если гражданин точно не может посчитать, сколько стоит в рублях его обида и моральные страдания, то это не может считаться основанием для отказа в присуждении ему положенных выплат.

Важные вопросы рассмотрел Верховный суд РФ: может ли гражданин удалить из интернета отрицательный отзыв о своей работе? Как расценивать выложенную в открытый доступ негативную информацию о человеке? И что такое вообще критический отзыв - просто оценка качества оказанных специалистом услуг или грубое вторжение в чужое частное пространство? Сегодня, когда абсолютное большинство людей значительную часть своей жизни - и трудовой, и личной - проводят в интернете, ответы на эти вопросы как никогда актуальны.

BrianAJackson / iStock

Наша история произошла в Воронежской области. Там доктор диагностического центра узнала, что в интернете есть некий сайт про врачей и на нем размещен ее профиль. Медик с профилем ознакомилась. В нем были полностью выложены ее персональные данные - имя, должность, место работы (она делала УЗИ беременным женщинам). А под профилем прочла про себя, что является очень плохим врачом. Доктор потребовала удалить порочащую ее информацию с сайта, но у нее не получилось. Тогда гражданка пошла в суд.

Еще в суде выяснилось, что данные об имени доктора и месте его работы хозяева сайта взяли для размещения в профиле с официального сайта медцентра. Там же были размещены отзывы.

Что касается нашей героини, то среди отзывов о ее работе, два - положительных и столько же отрицательных. Авторов последних не устроили сделанные врачом заключения.

Свои моральные страдания истица оценила в 150 тысяч рублей. Ее главный аргумент звучал следующим образом - профиль на сайте, где "каждый желающий может анонимно размещать свои субъективные, в том числе негативные, суждения о ней и ее профессиональной деятельности", создали без ее согласия. Истица убеждала судью, что отзывы перед размещением в профиле не проверяются. И это нарушает ее право на неприкосновенность частной жизни.

Владелец сайта, он же ответчик на судебном разбирательстве, все обвинения отрицал.

По его словам, отзывы редактируются и размещаются только при условии, что автор подтвердил посещение врача талоном на прием или медицинскими документами. А также сторона ответчиков заявила, что истица, требуя удаления негативных отзывов, хочет скрыть свои профессиональные ошибки.

Еще из аргументов ответчика - сайт не является ни справочником, ни каталогом. Он - просто средство массовой информации. Сведения в нем - это результат журналистской деятельности.

Местные суды дружно встали на сторону ответчика. Первая инстанция решила, что информация о враче размещается не для того, чтобы причинить доктору вред, а чтобы "доводить до граждан объективную информацию о медицинских услугах".

По мнению Воронежского областного суда, обрабатывать общедоступные персональные данные можно и без согласия субъекта персональных данных. И если пойти на поводу у истицы, то это "помешает законной деятельности СМИ".

Женщина-врач обжаловала позицию воронежских судов в Верховном суде РФ. Там спор изучили, и высокая судебная инстанция встала на сторону доктора. По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, стороны спорят о праве истицы на неприкосновенность ее частной жизни и праве ответчика на распространение информации с использованием персональных данных.

Вот что сказал в своем решении Верховный суд - право на неприкосновенность частной жизни и право на распространение информации могут конкурировать, поэтому между ними надо найти некий баланс.

По мнению высокой судебной инстанции, местным судам требуется проанализировать важность информации для общества, степень известности человека, его предыдущее поведение, определить содержание, форму и последствия опубликованных сведений, способ получения информации, а также ее достоверность.

И вот этого, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, воронежские суды почему-то не сделали. Они не дали оценки общественной значимости фигуры медика - является ли она лицом, занимающим государственную или муниципальную должность, или играет существенную роль в общественной жизни. Кроме того, местные суды не стали оценивать аргументы сторон. Так, доктор заявляла, что порочащая информация не проверяется, а сайт - это справочник воронежских врачей. Ответчик же уверял, что его сайт - это средство массовой информации и что негативный контент перед размещением на сайте всегда проверяется.

В итоге Верховный суд велел с учетом своих разъяснений спор рассмотреть заново.

Это решение также свидетельствует, что аудитория сайтов отзывов быстро растет и их содержание нуждается в серьезном анализе. Безусловно, можно обязать сайт снять негативный отзыв через суд, особенно если он анонимный или содержит оскорбления. Здесь уместно говорить о защите чести и достоинства. Такие вопросы наши суды уже успешно решают. Но это одна сторона вопроса. А если речь идет об использовании персональных данных?

Если компания или человек опубликовали персональные данные в интернете - это еще не значит, что их можно свободно использовать. Персональные данные должны обрабатываться на законной основе, для достижения конкретных, заранее определенных и законных целей. Это сказано в Законе "О персональных данных".

Могут ли такие сайты использовать сведения с интернет-страниц о людях и организациях? И эти сведения можно использовать свободно?

Сегодня по закону очень многие организации размещают у себя информацию о своих сотрудниках. И медики в этом списке не исключение. Если какая-то организация во исполнение требований закона размещает информацию о своих сотрудниках на сайте, то это еще не значит, что надо ее копировать, создавать профили и собирать под них отзывы.

ВС дал разъяснения по делам о защите чести и деловой репутации

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте обзор судебной практики, где, в частности, дал разъяснения о подведомственности дел по защите деловой репутации адвокатских образований и их членов, а также о порядке рассмотрения споров о защите чести и достоинства в случае, когда нельзя установить распространителя недостоверных порочащих сведений. Документ утвержден Президиумом суда 16 марта.

В обзоре проанализирована практика рассмотрения судами в 2010-2015 годах дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Согласно статистике, в среднем в год рассматривается 5000 дел в судах общей юрисдикции и 800 дел в арбитражных судах, разрешающих споры о защите репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По итогам изучения судебной практики ВС пришел к выводу, что при рассмотрении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации суды в основном правильно применяли законодательство, регулирующее спорные отношения. Однако допускаемые судами ошибки и возникающие у них вопросы указывают на необходимость обратить внимание на следующие аспекты.

В частности, ВС отмечает, что в случае, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Суд при вынесении решения руководствовался положениями пункта 5 части 1 статьи 33, пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, а также положениями закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Кроме того, была принята во внимание правовая позиция, изложенная в пункте 3 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", согласно которой, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен суду общей юрисдикции. В итоге производство по делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

При этом суд исходил из того, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Истец – коллегия адвокатов – является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании заключаемого ими учредительного договора, и не преследует целей извлечения прибыли. С учетом этого суд пришел к выводу, что заявленные исковые требования не подпадают под категорию споров о защите деловой репутации, рассматриваемых арбитражными судами применительно к пункту 5 части 1 статьи 33 АПК РФ (постановление АС МО от 14 апреля 2015 года по делу № А40-48978/14).

Анализируя другое дело, ВС указывает, что в том случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. Если в ходе разбирательства, осуществляемого в порядке особого производства, будет установлено лицо, распространившее оспариваемые порочащие сведения, суд оставляет указанное заявление без рассмотрения.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию заявителя сведений, распространенных в интернете. Оставляя иск без движения, суд первой инстанции в определении сослался на то, что в заявлении отсутствуют сведения об ответчике, а именно о его наименовании и местонахождении. Впоследствии заявление было возвращено истцу на основании пункта 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, поскольку он не устранил в срок обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения.

Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции, а вопрос направил на новое рассмотрение. Обращаясь в арбитражный суд первой инстанции, общество указывало на невозможность идентифицировать лицо, распространившее сведения в сети. Согласно позиции, изложенной в пункте 2 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юрлиц", защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены недостоверные порочащие сведения, не исключается даже в случае, когда невозможно установить распространителя таких сведениий (например, при направлении анонимных писем либо распространении сведений в интернете лицом, которое невозможно идентифицировать).

Такое заявление рассматривается в порядке особого производства. Таким образом, подчеркивает ВС, у арбитражного суда первой инстанции не имелось оснований, предусмотренных пунктом 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, для возвращения заявления (постановление 9-го ААС от 6 марта 2013 года по делу № А40-138780/12-19-1171).

С полным текстом Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации можно ознакомиться здесь.

ВС отправил адвокатскую репутацию на перепроверку

Клиентка пожаловалась на своего адвоката и назвала его "вором" и "мошенником". Он решил, что это порочит его честь и деловую репутацию, и отправился отстаивать свое доброе имя в суде. Первая инстанция признала, что часть жалобы не соответствует действительности. Апелляция "вычеркнула" другую часть жалобы. Но клиентка дошла до Верховного суда, где доказывала, что иск не имеет под собой оснований.

Верховный суд РФ отправил на пересмотр решение Верховного суда Башкортостана по иску адвоката Ильдара Мухаметзянова к его бывшей клиентке Ализе Юсуповой о защите чести и достоинства. Поводом для иска стала жалоба, которую она в 2017 году отправила заместителю председателя Президиума НО «Башкирская республиканская коллегия адвокатов» Ромео Фарукшину. Там Юсупова написала, что «Мухаметзянов мошенник и вор, мошенническим путем выманил и выпросил денег на общую сумму 1,9 млн руб.», что он «забрал и не отдает неотработанный аванс в 1,3 млн руб.», что это «чёрный монстр, от которого самим нужно искать защиту». Юсупова утверждала, что отдала адвокату расписки, по которым он должен был помочь ей взыскать долги, но защитник обманом оставил их у себя и решил обменять на акты оказанных услуг. Кроме того, по словам Юсуповой, он заявлял, что «судья без денег ничего делать не будет» и «требовал 10% от суммы за положительное решение в Верховном суде [Башкортостана]».

Дело о добром имени адвоката

Адвокат не был с этим согласен и отправился в суд защищать свою честь и достоинство. Он настаивал, что в жалобе содержатся заведомо ложные сведения, которые ничем не доказаны. Юсупова порочит его доброе имя среди коллег и руководства, очерняет его репутацию и авторитет как адвоката. Еще адвокат жаловался на сплетни и пересуды после заявления клиентки. Мухаметзянов потребовал признать сведения необоснованными и не соответствующими действительности, выплатить 600 000 руб. компенсации морального вреда, а также обязать Юсупову письменно опровергнуть свои заявления через Адвокатскую палату республики Башкортостан.

Первая инстанция удовлетворила требования частично. Она признала не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинства фразы, где адвоката в разных выражениях называли мошенником и вором. «Это утверждения, а не изложение субъективного мнения, - решил районный суд. - Их можно проверить на соответствие действительности, но Юсупова таких доказательств не предъявила». Также первая инстанция указала выплатить адвокату 5 000 руб. компенсации морального вреда. При этом суд отказался обязать Юсупову опровергнуть свое заявление, потому что нет такого способа защиты [доводы решения изложены согласно определению о передаче дела в Верховный суд, которое имеется в редакции].

Иного мнения оказался Верховный суд Башкортостана. Согласно его определению, не соответствуют действительности фразы о том, что адвокат «забрал 1,3 млн руб.», «выпросил и выманил мошенническим путем всего 1,9 млн». Суд обязал Юсупову их опровергнуть (дело № 33-2901/2018). Больше апелляция не увидела ничего порочащего в заявлении, ведь все остальные сведения имеют "субъективный, оценочный, эмоциональный" характер. Моральный вред апелляция оценила в 6 000 руб.

Слушание в Верховном суде

С этим не согласилась Юсупова, которая обратилась в Верховный суд РФ. В своей жалобе она обратилась к законам и разъяснениям суда. Если гражданин излагает в обращении в госорганы какие-то сведения, но они потом не находят подтверждения – это само по себе не позволяет привлечь его к гражданской ответственности. Это указано в п. 10 постановления Пленума ВС № 3 от 24 февраля 2005 года. Наказать автора обращения можно лишь в том случае, если он занимался злоупотреблениями, то есть не защищал свои права, а исключительно вредил другому лицу, говорится в постановлении Пленума.

По мнению Юсуповой, это правило действует и в ее случае. Она написала «вышестоящему руководителю» Мухаметзянова, чтобы защитить свои интересы, а ее жалоба имела под собой определенные основания. Кроме того, ответчик в своей жалобе в Верховный суд обратила внимание на ст. 6 закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», которая запрещает преследовать граждан из-за их обращений в госорган или должностному лицу, где они критикуют их работу.

На заседание в Верховный суд приехала сама Юсупова и ее адвокат Валерий Аббасов. Заявитель на процесс не приехал. Защитник ответчика подчеркнул, что доверительница воспользовалась своим правом, а значит, ее нельзя наказывать. Юсупова рассказала, что до конфликта два с половиной года пользовалась услугами Мухаметзянова и доверяла ему.

- Вы ему сколько денег передали и как? – уточнил судья Верховного суда.

Юсупова рассказала, сколько денег дала адвокату за его услуги. В частности, она заявила, что 1,7 млн руб. передала без расписок. Уже четыре раза она пыталась добиться возбуждения уголовного дела на Мухаметзянова и подавала заявления в Следственный комитет, но по словам Аббасова, правоохранители считают, что здесь есть только гражданский спор.

Адвокат Мухаметзянов дал комментарий "Право.ru" по телефону. Он еще раз подчеркнул, что все обвинения голословны, и заявил, что не получал 1,7 млн руб. без расписок. По его словам, доводы Юсуповой проверила Адвокатская палата Башкортостана и не нашла нарушений в его действиях. Только после этого решения защитник решил подать иск о защите чести и достоинства. Клиенты имеют право жаловаться, но должны при этом излагать свои доводы корректно, избегать оскорблений и обвинений в преступлениях, подытожил адвокат.

В Адвокатской палате Башкортостана не смогли оперативно подтвердить, было ли дисциплинарное производство в отношении Мухаметзянова и чем оно закончилось.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: