В уголовном праве древневосточных государств данный принцип означает равное воздаяние за содеянное

Обновлено: 29.01.2023

Формирование писаного права югославянских народов также пришлось на XIII в. Тогда одним из феодалов Славонии был составлен Статут Матвея (1272), в котором были записаны в основном судопроизводственные правила, идущие от обычного права. Большое распространение получил Винодольский статут округа Далмации (1288), представлявший своего рода сплав славянского и итальянского (!) права. Статут воспроизводил в основном имущественные правоотношения, систему преступлений и наказаний, близкую варварским правдам. Итальянские влияния были заметны и в последующих югославянских статутах и прибрежных городов XV в. Наиболее крупным памятником югославянского права стал «Законник» царя Стефана Душана, составленный в эпоху наивысшего расцвета державы Неманичей и наибольшей централизации власти монарха-деспотаря.

«Законник» Стефана Душана(205 ст.) в основной своей части был принят по инициативе сословного собора в 1349 г. В 1354 г. к тексту были сделаны дополнения. Позднее добавились несколько десятков статей – в основном правил судопроизводства – из разных законодательных источников разного времени. Во многих вопросах «Законник» ориентировался на византийское церковное право «Номоканона» и «Синтагмы» (особенно в ст. 1 – 28). Но основное содержание отразило своеобразные институты сословного строя Сербии и жесткую правовую политику властителей государства-«деспотовины».

Влияние византийской публично-правовой традиции сказалось на том, что относительно подробно были изложены права и полномочия монарха. Оговаривалось исключительное право царя строить крепости в государстве. Государь имел право на особый сбор со своих вассалов на свадьбу сына. Жители государства обязывались содержать царских посланцев и слуг при исполнении ими государевых поручений. Царь считался своего рода гарантом правосудия и установителем общественного спокойствия; нарушения этого рассматривались как посягательства на царские полномочия.

Весьма заметное место в нормах «Законника» (практически полностью лишенных уже казусной формы, а представлявших позитивное законодательство) заняли гарантии законности. Единожды изданные законы или предоставленные имущественные права полагались как неприкосновенные и неизменные даже по отношению к царской власти. Весьма необычными были прямые запреты царю посягать насильственно, без законной судебной процедуры на предоставленные в собственность имения, вмешиваться в собственнические права. Законы гарантировали всем, даже несвободным людям, «воздаяние правды» на царском дворе. Особого значения законы (хрисовулы) объявлялись ненарушимыми и навечно охраняющими вольности городов – «Да не вольны того нарушить в них ни господин царь, ни кто-либо другой».

Идея неукоснительной законности была взаимосвязана с гарантиями сословных прав и привилегий. В наибольшей степени были закреплены привилегии сербской церкви. В качестве государственного закона провозглашалась обязанность подчинения духовным властям: «И в духовном деле каждый человек да имеет повиновение и послушание своему архиерею». Ослушание церковных правил могло повлечь отлучение от церкви, а с тем и изгнание из общества. Нарушение церковной юрисдикции также влекло огромный по размеру денежный штраф. Кроме патриарха, власть над церковью принадлежала только царю. За шляхетством (властелями и властеличами) закреплялись практически неограниченные права собственности на бащины (вотчины), включая наследственные права рода и свободу «от всех тягостей и податей моего царства». Оговаривались особые судебные привилегии великих властителей. Купцам предоставлялась (и гарантировалась большими штрафами за нарушение) свобода торговли по всему царству. Законом устанавливались пределы натуральных и денежных повинностей зависимых крестьян – меропхов («А иного сверх закона ничего у него да не отымется»). Но и укрывательство чужих людей, бегство зависимых людей было поставлено наравне с государственной изменой.

В уголовном праведоминировала идея преодолеть излишне мягкие традиции обычного права и в особенности ужесточить ответственность за нарушение «царского порядка» и «народного мира». Едва ли не самым тяжким преступлением считалось «воровство и разбой» (видимо, профессиональный). Таких преступников ждали повешение «вниз ногами» и ослепление. Укрывшее их село подвергалось разграблению, а господин села должен был возместить все украденное и быть наказан «как вор и разбойник». Очиститься от обвинений в воровстве и разбое можно было только путем ордалий железом (хотя вообще они выходили из обыкновения). Захват с поличным был бесспорным доказательством вины. Судьи также несли ответственность за беспричинное ненаказание явных разбойников. Это безусловно открывало на деле дорогу неприкрытому судейскому террору.

Самым тяжким наказанием быласмертная казнь. Она назначалась за такие преступления, в которых усматривалась высшая мера греховности и нарушения церковной заповеди (за убийство священника полагалось повесить, за убийство родителей, детей, родных – сжечь). Распространенным было применение членовредительных наказаний (это была одна из самых своеобразных черт «Законника», воспринятая из византийского права): отсечение руки или обеих рук, ушей, носа, урезание языка, ослепление или вырывание глаза. Эти наказания налагались, если в преступлении усматривалась злостность, предумышленность, Предумышленное убийство каралось отсечением рук, ненарочное – значительным, но штрафом, тем же наказывалось совращение христианина в другую веру, изнасилование, нарушение своего сословного статуса (собирание «собора себров» – свободных, но не феодалов). Большинство остальных преступлений каралось штрафами – максимальный достигал 1 тыс. перперов (серебряных монет), наиболее распространенными были в 300 и 100 перперов. Высшие штрафы полагались за преступления, нарушавшие основные устои правопорядка: убийство привилегированным феодалом свободного, лжесвидетельство в суде. Повышали денежные штрафы также преступления, совершенные в отношении лиц более высокого сословного положения; дерзостные преступления в отношении высших по статусу могли повлечь и более строгое наказание вообще (так, за изнасилование «равной себе» отрубали руки и нос, высшей по положению – вешали). За «измену и за всякое преступление» подлежали наказанию и жившие вместе с преступником родственники; свою непричастность к преступлению близкого надо было доказывать.

Своеобразной, в расхождение со славянскими древними обычаями, была ответственность за преступления в пьяном виде. Это значительно отягчало ответственность и само по себе было нарушением порядка. За незначительные оскорбления и т. п. в пьяном виде полагалось вырвать глаз и отсечь руку, за простое «задирание» – дать 100 палок (хотя вообще болезненные наказания – порка – применялись в «Законнике» крайне редко).

«Законник» устанавливал строго территориальную подсудность (исключая церковь), только для городов давалась привилегия на собственный суд. Судьям предписывалось «судить по Законнику, справедливо и не судить по страху моего царского величества», а также специально – «надзирать и защищать убогих и нищих».

Одна из статей «Законника» оговаривала его верховную силу даже по отношению к новым царским грамотам. Руководствоваться указами и грамотами, отменяющими правила «Законника», судьям не полагалось. Такой приоритет сводного закона, кодекса также был в значительной степени новым не только для Сербии, но и для всего славянского права той эпохи.

Развитое правовое и законодательное регулирование сложилось у западных и южных славянских народов уже на стадии сословной монархии. Это относительное запаздывание обусловило тесную взаимосвязь в праве между защитой сословных привилегий и принципом законности. Общегосударственные кодификации права в этих условиях приобретали особое политическое и правовое значение, а дело «законоустановления» становилось чуть ли не священной обязанностью власти и ее главным государственным долгом.



Знаменитое библейское «око за око, зуб за зуб» имеет и другое название, принятое в юриспруденции, — талиона принцип. Что он подразумевает, как возник, как и где используется в наши дни?

талиона принцип

Определение

Талиона принцип предполагает наказание за преступление, мера которого должна воспроизводить вред, который им причинен.

Он может быть материальным и символичным. В первом случае причиненное зло воспроизводится наказанием в точности, а во втором — равенство преступления и возмездия проводится в идее.

Появление принципа талиона связывают с ростом правосознания человека, когда неконтролируемая кровная месть уже не соответствует требованиям правосознания. Таким образом, его целью является охрана правонарушителя и членов его рода от попыток причинения им чрезмерного ущерба со стороны потерпевшего и его семьи.

Наказание по принципу талиона в доисторические времена

Истоки идеи уравнять наказание преступника с ущербом, который им причинен, появились еще в первобытном обществе много тысячелетий назад. В примитивном виде этот принцип сохранился у некоторых народов до наших дней. Так, у жителей Гвинеи мужчина, жена которого была уличена в прелюбодеянии, имел право переспать с супругой виновного, а в Абиссинии брат или другой родственник человека, умершего в результате чьего-либо неосторожного падения с дерева, мог в тех же условиях сам спрыгнуть с высоты на невольного правонарушителя.

принцип талиона в законах хаммурапи

Принцип талиона в законах Хаммурапи

Этот вавилонский царь, известный своей мудростью и дальновидностью, создал свод правил, по которому должно было осуществляться правосудие в его стране и на территории завоеванных земель. В законах Хаммурапи есть 3 разновидности наказаний:

  • наказание по типичному талиону, т. е. по принципу «око за око»;
  • по символическому правилу (сыну, который ударил отца, отсекали руку, врачу за неудачную хирургическую операцию — палец и др.);
  • по зеркальному правилу (если крыша дома обвалилась и убила кого-то из членов семьи хозяина, предавали смерти родственника строителя).

Интересно, что за ложное обвинение человеку также могло грозить умерщвление. В частности такая кара предполагалась, если оклеветанный был подвергнут смертной казни.

В Иудее и в Древнем Риме

Известный богослов Филон Александрийский защищал принцип уравновешенного возмездия как единственно справедливый способ подвергнуть наказанию виновного. Он же являлся одним из первых иудейских мыслителей, кто рассматривал вопрос о возможности компенсации за ущерб.

Ответственность по принципу талиона была зафиксирована и в законах Древнего Рима. В этот же период в Иудее потерпевший мог выбирать между нанесением такого же ущерба виновному и денежной компенсацией, что было прописано в Ветхом Завете (ср. Исх. 21:30). Однако через некоторое время законоучители Талмуда решили, что достойным талионом за телесное повреждение может быть признана только денежная компенсация. Они обосновали это тем, что справедливость талиона нельзя рассматривать как истинную, так как глаз может быть меньшего или большего размера, зрячим или слабовидящим и т. п.

Таким образом, изначально нарушался принцип эквивалентности талиона, а также предписанное в Ветхом Завете единство закона для всех.

ответственность по принципу талиона

В Библии

В Ветхом Завете принцип талиона был введен с целью остановить цепочку преступлений из-за кровной мести между семьями, которая могла продолжаться в течение многих десятилетий. Вместо нее применялся принцип равного возмездия. Причем этот закон предназначался для использования судьями, а не отдельными людьми. Именно поэтому ученые призывают не рассматривать библейский принцип правосудия «око за око» как призыв к отмщению, так как в ветхозаветной Книге Исхода (21:23-21:27) речь идет лишь о соответствии меры наказания тяжести совершенного преступления.

Позже Христос призвал «подставлять правую щеку», тем самым сделав революцию в сознании людей. Однако талиона принцип не исчез, а трансформировался в «золотое правило этики», в изначальной формулировке гласящее, что нельзя поступать с другими так, как ты не хочешь, чтобы поступали с тобой, а позже подававшееся в виде призыва к положительному действию.

наказание по принципу талиона

В Коране

В исламе наказание по принципу талиона означает в некоторых случаях возможность возместить ущерб выкупом.

В частности Кораном предписано зеркальное возмездие за убитых (женщина — за женщину, раб — за раба), но если убийца был прощен родственником (обязательно мусульманином), то ему следует уплатить достойный выкуп потерпевшим. Последнее правило преподносится как «облегчение и милость», а за его нарушение полагается мучительная кара.

При этом поведение прощающего в суре 5 считается поступком, искупляющим грехи. Однако прощение в ней только рекомендуется, но не требуется. В то же время в последующих сурах можно найти идею о том, что воздаяние злом за зло само является таковым, поэтому мстящий сам себя приравнивает к злодею.

Таким образом, в исламе талион не отвергается столь же решительно, как в христианстве. Особенно резки требования делать различия при решении вопросов со «своими» и в отношении неверных, на обиду которых требуется отвечать тем же.

В русском праве

наказание по принципу талиона означает

Как ни странно, но талион сохранился и в законах Петра I. В частности в Артикуле воинском от 1715 года предписывалось прожигать каленым железом язык богохульников, за лжеприсягу отсекать два пальца, а за убийство отрубать голову.

Однако с течением времени такие формы талиона перестали применяться. Прежде всего это было связано с тем, что усложнились формы преступлений, и зеркальное наказание стало невозможным.

С точки зрения морали

Считается, что талиона принцип является первым в ряду норм, посредством которых люди задают наиболее общие формулировки о том, как должно регулироваться соотношение добра и зла. Иными словами, он предваряет появление моральных норм. Однако возникновение государства, которое приняло на себя функции правосудия, превратило талион в пережиток прошлого и вычеркнуло его из списка базовых принципов регуляции на основе нравственности.

моральное содержание принципа талиона

Теперь вам известно моральное содержание принципа талиона, а также его толкование и суть использования в разных религиозных и культурных традициях.

принцип равновозмездности, равного воздаяния за содеянное («око за око, зуб за зуб»), применявшийся, как правило, только в отношении лиц равного социального положения.

лат. Talio - возмездие) Принцип уголовной ответственности в раннеклассовом обществе, когда наказание точно соответствует причиненному вреду ("око за око, зуб за зуб").

характерное для древности правило возмещения понесенного стороной ущерба; такой порядок определения наказания виновному, согласно которому он должен претерпеть точно такой же моральный и материальный ущерб, который причинил своей жертве по принципу "равное за равное".

(talio, возмездие) — характерное для древности и раннего средневековья правило возмещения понесенного стороной ущерба; это такой порядок определения наказания виновному, согласно которому он должен претерпеть точно такой же моральный и материальный ущерб, который причинил своей жертве по принципу «равное за равное» («Если кто
сломает кому-нибудь часть тела и не помирится, да будет равное возмездие» Законы, Табл. VIII. 2).

лат. talio возмездие), в уголовном праве рабовладельческого общества и в средние века система воздаяния лицу, совершившему преступное деяние, путем причинения ему вреда, тождественного тому, к—рый он причинил. Система Т. выражалась в древней формуле: «око за око, зуб за зуб». Иногда применялся т.н. идеальный Т., выражавшийся в причинении вреда той части тела преступника, к—рая непосредственно участвовала в совершении преступления, т.е. в членовредительных наказаниях (отрезание языка за богохульство, отсечение руки за кражу и т.п.). В дальнейшем был вытеснен уплатой пени в пользу потерпевшего или т.н. композицией (лат. compositio – улаживание спора—возмещение вреда за причиненный ущерб. Принцип Т. лежит в основе кровной мести.

в уголовном праве эксплуататорских государств система воздаяния лицу, совершившему преступное деяние, путем причинения ему вреда, тождественного тому, который он причинил. Система Т. кратко выражалась в древней формуле: «око за око, зуб за зуб». Т. имел широкое распространение в большинстве законодательств при рабовладельческом и феодальном строе. Иногда применялся т. н. идеальный Т., выражавшийся в причинении вреда той части тела преступника, которая непосредственно участвовала в совершении преступления (отрезание языка за богохульство, отсечение руки за кражу и т. д.). Так, по законам вавилонского царя Хаммураби, приемный сын, отрекшийся от отца, лишался языка, кормилице, виновной в смерти ребенка, вырезали грудь и т. п. Принцип Т. был в дальнейшем вытеснен уплатой пени в пользу потерпевшего, или т. н. композицией (см.). Остатки Т. не только сохранились в некоторых буржуазных странах, но даже вновь вводятся в них. По существу характер Т. имеет применение в капиталистических странах в качестве меры наказания стерилизации и кастрации.

закон Талиона) — правило возмещения понесенного ущерба. Восходит к первобытному строю с его практикой кровной мести (кровь за кровь). Это также принцип древнейших законодательств, согласно которому преступник должен получить в качестве наказания точно такой же моральный и материальный ущерб, который он причинил своим жертвам. В Законах вавилонского царя Хаммурапи (см. Хаммурапи законы) можно встретить три разновидности Т. — Т. по принципу «рана за рану» в конфликтах между свободными людьми, символический Т. (дерзкому рабу отрезали язык) и зеркальный Т. — например, нерадивого строителя дома, у которого обрушилась крыша, что стало причиной смерти сына хозяина дома, наказывали смертью его собственного сына. Многие ранние общества применяли библейское правило «око за око, зуб за зуб» буквально. Отчасти это связано с тем, что телесные повреждения, имущественный ущерб или воровство считались делом частным и наказание не было заботой государства. Следующим шагом стало признание необязательности буквального равновозмездия: за выбитый глаз теперь могли требовать денежную компенсацию, а если убивали не свободного человека, а раба, то могли компенсировать ущерб стоимостью раба. В Древнем Риме Т. (гаИз) подразумевал возмездие, частное мщение, он стал промежуточной ступенью между правом убить преступника и правом принять от него денежный штраф (ресиша). Дольше всего идея возмездия сохранялась в карательном законодательстве: вплоть до 18 в. в арсенал телесных наказаний по принципу Т. входило клеймение, калечение, колодки, выставление у позорного столба. В.Г. Графский

Принцип талиона (лат. lex talionis ) — принцип назначения наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступлением («око за око, зуб за зуб»).

Содержание

Виды и предназначение

По способу возмездия выделяют материальный талион, когда причинённое зло в точности воспроизводится наказанием (например, нанёсшему телесное повреждение отплачивается таким же), и символический, в котором равенство проступка и наказания проводится в идее.

Талион появляется в праве, когда кровная месть без пределов перестает соответствовать требованиям правосознания. Он имеет целью охрану правонарушителя и его рода от причинения излишнего ущерба со стороны потерпевших.

Талион является грубым выражением справедливости, доступным и понятным уже первобытному человеку.

Талион в истории права

Талион известен в первую очередь первобытным народам, у которых применяется в самых разнообразных формах, сохраняющих одно основное стремление — уравнять наказание с причиненным ущербом.

До каких пределов последовательно в этом отношении обычное право, видно из того, что у жителей Гвинеи мужчина, супруга которого совершила прелюбодеяние, был в праве совершить такое же преступление с женой виновного.

В Абиссинии родственник убитого чьим-либо неосторожным падением с дерева мог в таких же условиях сам броситься с дерева на неосторожного правонарушителя.

Весьма полно выражена была идея талиона в еврейском праве («око за око, зуб за зуб»), в римских законах XII таблиц и в средневековых германских законах.

В русском праве идея талиона еще сохранялась в значительном объеме в Соборном уложении 1649 года, которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет… самому ему то же учинить». Разбойников дозволялось пытать в праздники, так как они сами в праздники бьют, мучат и огнем жгут.

Большую роль талион играл и в законах Петра I. В Артикуле воинском 1715 года предписывалось за богохуление прожигать язык раскаленным железом, за лжеприсягу отсекать два пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Талион применялся также при ложных доносах.

С течением времени материальный талион, разделяя участь членовредительных наказаний и квалифицированных форм смертной казни, перестает применяться. Вообще возможность осуществления его постепенно теряется при усложнении форм преступной деятельности и изменении карательных систем, ставящих в основание кары лишение свободы.

Идея возмездия (без строгого проведения талиона) и в настоящее время служит исходным началом, к которому только приводят другие цели и задачи наказания.

Талион в религиозных и философских учениях

Принцип талиона в иудаизме

В иудейских законах роль принципа талиона весьма велика. Ветхий Завет содержит одну из древнийших известных формулировок этого принципа — фраза «око за око» является цитатой из Книги Исхода (21:23-27), повторённая также в Левите (19:18).

Принцип талиона в христианстве

Данный принцип справедливости, еще до пришествия Иисуса Христа, в ветхозаветном обществе, способствует формированию более высокого уровня человеческих взаимоотношений, которые выражаются в «золотом правиле этики». Если быть точнее, в его первоначальной отрицательной формуле: «не поступай с другим так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». С пришествием Иисуса Христа и обретением Нового Завета, стало возможным исполнять положительную формулу «золотого правила этики»: "поступай с другим так, как хочешь, что бы поступали с тобой". Христианин призван останавливать зло на себе.

На христианскую интерпретацию принципа талиона оказала огромное влияние цитата из книги Левит (19:18, см. выше) во время Нагорной проповеди Иисуса Христа. В той части проповеди, которую называют «Развитие Закона», Иисус призывает своих последователей «подставлять другую щеку», когда они сталкиваются с насилием:

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую

Данная форумлировка утверждает, что необходимо прощать врагов и тех, кто вредит христианину. Эта поговорка Иисуса часто толкуется как критика Ветхого Завета, и зачастую воспринимается как указание на то, что принцип «око за око» поощряет чрезмерную мстительность, а не пытается ограничить её.

Принцип талиона в исламе

Данный принцип весьма развит в Шариате, по которому воровство карается отрезанием руки, за изнасилование преступнику предлагается жениться на жертве и т. п.

Ичкерия

В реалиях Российской Федерации была предпринята попытка применить этот принцип [1] на практике в Чеченской Республики Ичкерия. Когда в России был принят новый уголовный кодекс, в этой республике, не подчинявшейся тогда российскому законодательству, был принят свой УК [2] , положения которого были скопированы [3] с Уголовного кодекса Судана.

Так, непосредственно занимавшийся этим вопросом, И. И. Киселёв в интервью «Российской газете» отмечал следующее [4] по поводу попытки законодательного закрепления принципа талиона в самопровозглашенной Чеченской Республике Ичкерия:

Отдельная тема — законы Чеченской Республики Ичкерия. Остановлюсь лишь на одном из них, но принципиально важном — Уголовном кодексе, который утвержден указом Масхадова в августе 1996 года. В подавляющем числе своих положений кодекс противоречит даже объявленной Конституции Ичкерии. По этому документу в качестве наказания применяется смертная казнь путем отсечения головы, забивания камнями либо таким же путем, каким преступник лишил жизни свою жертву. Другое варварское наказание — бичевание. Наряду с этим кодексом также предусмотрен принцип «воздаяния равным», или известный доправовой вандализм «око за око, зуб за зуб». Перечень частей тела и тех ранений, за которые назначается наказание в виде воздаяния равным, в кодексе тоже детально прописан. К примеру, у виновного выкалывается зрячий глаз, если он выбил глаз жертве, отсекается рука у осужденного, если у потерпевшего отрезана рука в суставе, и т. д. Правом на варварское наказание наделяется прежде всего жертва преступления, но затем оно переходит к близким родственникам. Действовавший кодекс Ичкерии юридически закрепил и право на существование обычаев кровной мести.

Принцип талиона в сатанизме

Принцип талиона, или «закон воздаяния», играет существенную роль в сатанизме, основные принципы которого были сформулированы Антоном Шандором ЛаВеем. Восстановление Lex talionis входит в состав так называемого «Пентагонального ревизионизма» — официальной социально-политической программы Церкви Сатаны [5] .

Написанный ЛаВеем сатанинский гимн содержит следующие строки [6] :

Furies from Hell are diving down!
“Lex Talionis” is their cry!

Напрямую с принципом талиона (представая в некотором роде его менее буквальным вариантом) [7] в сатанинском мировоззрении связан принцип активного противостояния врагам: «…если человек ударит тебя по одной щеке, СОКРУШИ его в другую! порази весь бок его, ибо самосохранение — высший закон!» («Сатанинская библия», 1969).

Принцип талиона и криминологические теории

Теряя свое значение на практике, талион сохраняет его в теориях наказания, исходящих из начала справедливости как математического равенства, дозволяющего причинить преступнику не более того страдания и зла, которые причинены им.

На проведении идеи талиона построены философские теории наказания Канта и Гегеля, которые легли в основу классической школы уголовного права. Кант исходил из положения, что нравственный императив предполагает возмездие преступнику в равном объеме: убийство должно караться смертью. Так как последовательное проведение талиона далеко не всегда возможно, то Кант допускал относительное равновесие наказания и преступления, например, отдачу вора в работы, назначение кастрации за изнасилование.

Гегель выдвинул вместо идеи возмездия идею восстановления права, но так как, по его мнению, наказание должно быть уравнено с преступлением, хотя не материально, а соответственно характеру воли преступника, то и его теория также опиралась на равное возмездие, то есть талион.

В современных уголовных кодексах это направление заметно уступает другим началам, поддерживаемым сторонниками социологического направления криминологии, выходящими из начал предупреждения, охраны, целесообразности государственной политики в области уголовного правосудия и придающими началу возмездия меньшую роль.

Однако и до настоящего времени принцип талиона продолжает бытовать в общественном сознании. Например, смертная казнь как вид наказания иногда воспринимается обществом как торжество справедливости.

См. также

    — о статистической оценке выгодности принципа «Око за око»

Литература

  • Апресян Р.Г. Талион: его восприятие и видоизменения в христианстве и исламе «Сравнительная философия: Моральная философия в контексте многообразия культур.» Отв. ред. М.Т.Степанянц. М.: Вост. лит-ра, 2004. С. 221–229
    : В 86 томах (82 т. и 4 доп.). Санкт-Петербург: 1890—1907.

Ссылки

  1. ↑Альфред Кох на polit.ru от 03 сентября 2005 "Как я понимаю чеченцев. Четыре взгляда": "Кстати, ислам тут ни при чем. Магомет, признавая Христа пророком, включил в свое учение и категорию прощения. В этом контексте совсем по-другому выглядят усилия Масхадова в т.н. «мирный период» с 1996 по 1999 годы внедрить в Чечне вместо адатов – шариатский суд, т.е. суд, основанный на исламском законодательстве, содержащий правило «талеона» взамен кровной мести, включающий понятие «случайности», «непреднамеренности», «прощения» и прочих вещей, характерных для высокоразвитого, современного судопроизводства."
  2. ↑ Уголовный кодекс Чеченской Республики Ичкерия // Ичкерия. — 6 сентября1996 года
  3. ↑"Р. Беккин, В. Бобровников. Северный Кавказ - не царство благородных разбойников// Татарский мир. - 2003. - № 19 (29). - декабрь. - С. 8.": Иногда доходило до смешного. Например, знаменитый уголовный кодекс Чечни 1996 года, о котором многие слышали, но который мало кто читал, был практически полностью списан с Уголовного Кодекса Судана, принятого за несколько лет до этого в соответствии с маликитским мазхабом (правовой школой), - в то время как в Чечне преобладает шафиитский мазхаб. Сторонники введения данного закона в Чечне так торопились, что забыли заменить в некачественно выполненном подстрочном переводе указанного кодекса Судана многие местные реалии. Например, там остались штрафы в суданских фунтах. Плата за кровь должна была взиматься верблюдами. А где вы найдете в Чечне, например, сто верблюдов за убийство дееспособного свободного мужчины, как того требует закон?
  4. ↑ Эксклюзивное интервью начальника Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, исполняющего обязанности прокурораЧеченской Республики государственного советника юстиции 3 класса И. И. Киселёва «Кровная месть отменяется» // Российская газета. — опубл. в 1999 году.
  5. ↑Пентагональный ревизионизм: пятиконечная программа действий
  6. ↑Hymn of the Satanic Empire (англ.)
  7. ↑Social Ethics. 7.Lex Talionis (англ.)

Wikimedia Foundation . 2010 .

Полезное

Смотреть что такое "Закон талиона" в других словарях:

ЗАКОН ТАЛИОНА — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им («око за око, зуб за зуб») … Юридическая энциклопедия

ЗАКОН ТАЛИОНА — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им ( око за око, зуб за зуб ) … Энциклопедический словарь экономики и права

ТАЛИОНА ЗАКОН — (см. ЗАКОН ТАЛИОНА) … Энциклопедический словарь экономики и права

Талиона закон — (греч. talio – возмездие) – 1. древний принцип возмездия по принципу «око за око», то есть положение, согласно которому степень наказания преступника должна соответствовать мере страдания потерпевшего. Немалое число взрослых людей и поныне… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

ТАЛИОНА ЗАКОН — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им ( око за око, зуб за зуб ). До сих пор используется… … Юридический словарь

ТАЛИОНА ЗАКОН — (от лат. talio род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению), принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им ( око за око, зуб за зуб ) … Большой Энциклопедический словарь

Талиона закон — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им («око за око, зуб за зуб»). Политическая наука:… … Политология. Словарь.

талиона закон — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению), принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесён им («око за око, зуб за зуб»). * * * ТАЛИОНА ЗАКОН… … Энциклопедический словарь

ТАЛИОНА ЗАКОН — (лат. talio, talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, заключающийся в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им ( око за око, зуб за зуб ). Как ограничение кровной мести Т.з. начал применяться в родовом… … Энциклопедия юриста

талиона закон — (от лат. talio, род. п. talionis возмездие, равное по силе преступлению) принцип наказания, сложившийся в родовом обществе. Заключался в причинении виновному такого же вреда, который нанесен им ( око за око, зуб за зуб ). До сих пор используется… … Большой юридический словарь

Воздаяние возмездие (Vergeltung expiation) — принцип, в силу которого зло оплачивается злом, а добро — добром. Воздаяние и возмездие с древних времен иногда принимали за справедливое основание наказания. В самой мести видели врожденное человеку чувство справедливости, вполне инстинктивное, не знающее границ и не руководящееся другим принципом, кроме уравнения мести, с тем злом, которое вызвало ее. В законодательстве Моисея начало: "око за око, зуб за зуб" было не только выражением начала воздаяния, но и мерою воздаяния. Так называемые абсолютные теории наказания (по классификации, установившейся в прежней литературе уголовного права по почину С. S. Zachariä), или, точнее, — теории необходимости наказания (по принятой новейшей литературе, особенно в русской, терминологии R. Heinze), видят в наказании проявление безусловной справедливости, требующей возмездия за причиненное преступлением зло или воздаяния за него. Мысли о возмездии как основе наказания встречаются у классических писателей (напр. Цицерона), римских юристов, схоластиков и представителей школы естественного права. Ульпиан называет наказание возмездием за причиненный преступлением вред; самое преступление поэтому как бы предуготовляет наказание. О возмездии как основе наказания говорит, между прочим, и Фома Аквинский. Гуго Гроций ("De jure belli ас pacis", 1625), хотя и не находит принцип возмездия достаточным для обоснования права наказания, но считает наказание естественным правом с одной стороны и естественною обязанностью — с другой. Самое наказание есть не что иное, как зло, которое должен нести всякий за зло, им причиненное; преступник, совершая преступление, как бы заранее соглашается нести и наказание. Наконец, Лейбниц ("Thé odicée", 1710), х отя мельком, высказывает мысль о том, что наказание есть требование справедливости как возмездие за дурное деяние. Первым философом, признавшим идею возмездия единственным основанием наказания, был Кант ("Metaphysische Anfangsgründe der Rechtslehre", 1797). Его теория является как бы протестом против взглядов на наказание как на средство для достижения государством известных целей. Суровый принцип устрашения и безусловного подчинения Левиафану-государству, выставленный Гоббесом, встретил, правда, отпор в договорных теориях образования государства (Ж. Ж. Руссо) и особенно в гуманитаристах, ярким представителем которых был Беккариа; но они не давали твердого принципа для меры наказания и допускали поэтому возможность произвола в оценке преступлений и обложении их наказанием. Врагом этого направления явился Кант. Его высокое уважение перед человеческим достоинством (persö nliche Würde), к оторое служит источником нравственных законов и ведет к нравственному порядку в общежитии, не может мириться с представлением о благе, достигаемом путем наказания, т. е. пользованием личностью человека, хотя и преступного, как средством для достижения каких-либо, даже и возвышенных целей. Применение наказания с целью предупреждения преступлений Кант называет принципом, уничтожающим всякую справедливость и узаконяющим фарисейский афоризм: "лучше одному человеку умереть, чем всему народу погибнуть". Познание этических безусловных законов немыслимо, но познание добра (Gut) дается присущими разуму неотразимыми нормами практической деятельности человека, создающими безусловные императивы; один из таких императивов — возмездие. Преступление в силу категорического императива неизбежно влечет за собою наказание; последнее настолько необходимо, что если бы человеческое общество по взаимному согласию всех его членов должно было распасться, то прежде, чем разойтись, оно должно было бы казнить преступника, находящегося в тюрьме, дабы всякому воздано было по делам его. Содержание наказания и мера его основаны на том же безусловном категорическом императиве. Равное причиненному злу воздаяние (jus talionis) — вот мерило наказуемости. Кант не отрешается, однако, от установленных видов карательных мер; за кражу, например, он не предлагает установить только денежную ответственность; ему поэтому приходится путем больших натяжек доказывать соответствие между кражей и лишением свободы.

Теория Канта не могла иметь успеха среди криминалистов; нельзя не отметить также и того обстоятельства, что даже приверженцы его философской критической системы не признали возможным следовать за ним в вопросе о наказании. Фейербах, кантианец, создал теорию наказания, совершенно противоположную теории Канта. Но нельзя отрицать громадного значения, которое для уголовного правосудия и для карательной политики имела идея воздаяния. Как до Беккарии, так и после него в вопросе о наказании главным образом обращали внимание на цель его; целесообразность заменяла собою справедливость и не давала твердых начал для руководства при определении и применении наказаний. Со времени Канта стали серьезнее относиться к вопросу о соответствии наказания с содеянным. Вскоре после Канта появляются попытки разрешения вопроса о карательной системе путем применения абсолютного принципа возмездия. Так, С. S. Zachariä ("Anfaugsgründe des philosophischen Criminalrechts", 1805 г.) старается доказать, что возмездием за всякое преступление, которое, по его мнению, представляется вторжением в сферу свободы потерпевшего, должно быть карание соответственным лишением свободы. Другой криминалист — Генке ("Ueber den Streit der Strafrechtstheorien", 1811) — соединяет идеи Канта о возмездии с мыслями Платона о преступлении как болезни и о наказании как лечении и практически приходит к исправлению, которое служит конечной целью наказания. Еще более благотворной оказалась идея возмездия в соединении с признанием целесообразности в наказании (теория, отчасти напоминающая теорию Гуго Гроция). Возмездие — основание права наказания; но применение наказания государственною властью, озабоченною не осуществлением нравственных принципов, а обеспечением известных благ, должно стремиться к осуществлению той или другой благой цели. Такое соединение идей возмездия и целесообразности делалось, главным образом, французскими криминалистами (Rossi, "Traité du droit pénal", 1829; Haus, "Principes généraux du droit pénal belge", 1869; е го же, "Du principe d'expiation considé ré comme base de la loi morale", 1865; Ortolan, "Eléments du droit pénal"; Mittermaier, "Neues Archiv des Criminalrechts", 1836; Pessina, "Dello svolgimento storico della doctrina dell'espiazione corne fondamento del diritto pénale", 1863; Garraud, "Traité théorique et pratique du droit pénal français", I, 1888).

После Канта неоднократно возвращались к мысли о возмездии как единственном нравственном принципе, руководящем наказанием. Так, Гербарт и за ним Гейер ("Geschichte und System der Rechtsphilosophie", 1863; "Grundriss des deutsch. Strafrechts", Мюнхен, 1885) полагают, что наказание есть возмездие, необходимое в силу эстетической гармонии, которую разрушает преступление. Особенное значение как для развития философской мысли, так и в доктрине уголовного права имела теория диалектического возмездия Гегеля ("Grundlinien der Philosophie des Rechts", herausgegeben von Gans, 1854). По учению Гегеля, наказание является необходимым возмездием со стороны самого права, как выражения разумной, свободной воли, за преступление, которое является выражением частной воли, отрицающей право. Преступление — логическая антитеза права, отрицание его (Negation des Rechts), и так как ни одно понятие не допускает самопротиворечия, то право должно предполагать и отрицание отрицания его, т. е. преступления (Negation der Negation); право должно восстановить себя путем возмездия за нарушение его, иначе говоря — подчинить частную, оппозиционную волю самосущей разумно-свободной воле, праву. Возмездие, т. е. по Гегелю, требует, однако, не арифметического равенства (Gleichheit), а геометрической пропорциональности, равноценности (Werth). Особенно известен афоризм Гегеля, что наказание, стремящееся примирить частную волю с правом, есть право преступника, так как и в преступнике существует разум, требующий наказания за преступление. Учение Гегеля с некоторыми поправками принято многими немецкими криминалистами. (Hä lschner, "System des preussischen Strafrechts", 1858; "Das gemeine deutsche Strafrecht", 1888; Berner, ("Neues Archiv des Criminalrechts", 1845; Köstlin, "Neue Revision der Grundbegriffe des Criminalrechts", 1845; "System des d. Strafrechts", 1855).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон . 1890—1907 .

Полезное

Смотреть что такое "Воздаяние возмездие" в других словарях:

Воздаяние, возмездие — (Vergeltung expiation) принцип, в силу которого зло оплачивается злом, а добро добром. Воздаяние и возмездие с древних времен иногда принимали за справедливое основание наказания. В самой мести видели врожденное человеку чувство справедливости,… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

возмездие — См. вознаграждение … Словарь синонимов

воздаяние — Вознаграждение, возмещение, возмездие, кара, месть, награда, отместка, мздовоздаяние, плата, отплата, расплата, отдача, удовлетворение. Мстительность, жажда мести. И вот за подвиги награда! Никаких наград и поощрений! В месяц дело довел до конца … Словарь синонимов

ВОЗМЕЗДИЕ — воздаяние, кара за совершенное преступление. В представлениях русского народа рассматривалось как неотвратимая расплата перед Богом за совершенный грех против Бога и людей. Причем возмездие у русских рассматривается не только как справедливая… … Русская история

ВОЗДАЯНИЕ — ВОЗДАЯНИЕ, воздаяния, ср. (книжн. устар.). Возмездие, кара или награда за поступки. Ввоздаяние за заслуги. Наградить в ввоздаяние заслуг. Ввоздаяние за преступление. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

ВОЗМЕЗДИЕ — ср. возместье ·стар. возместка жен. воздаяние, награда и кара, плата по заслугам, вознаграждение; возврат, отдача. Возмездный, воз местный и возместный (мзда, месть и место), служащий возмездием, заслуженный; возмещающий. Возмездник, возместник,… … Толковый словарь Даля

Возмездие — это жизненный принцип, согласно которому зло оплачивается злом, а добро – добром. Возмездие понимается как воздаяние, кара, расплата за преступление, зло, нарушение нравственных основ жизни. Возмездие – это как бы возмещение, возврат, отдача того … Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

воздаяние — я; ср. Высок. 1. к Воздать и Воздаться. В. почестей. 2. То, что воздаётся кому л. за что л. (вознаграждение или возмездие). Получить в. за грехи. * Воздаяние человеку по делам рук его (Библия) … Энциклопедический словарь

Возмездие — см. Воздаяние … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Воздаяние — ср. Вознаграждение или возмездие, кара за какие либо поступки. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: