В традиционном государстве власть формируется путем наследования по родовому принципу

Обновлено: 26.11.2022

Из двух способов преемства — наследования и избрания — первый берет решительный перевес в Суздальской земле и потом Московском великом княжестве (что обнаружило большое влияние на успех единодержавия и характер власти). Однако, с конца XVI в. выступает на видный план и принцип избрания.

Наследование, как исключительное основание преемства, господствует в XIV и XV вв. (пожалование от хана есть лишь утверждение прав наследства и внешняя инвеститура, как сказано выше). Здесь разумеется наследование по закону (обычаю) и именно — родовое в порядке старшинства, что соблюдалось строго в XIII в. и признавалось в принципе в XIV [1] .

Но в Москве в XIV в. фактически (по неимению других сыновей) утверждается преемство семейное (от отца к сыну); в XV в. этот последний порядок утверждается принципиально и потому вступает в борьбу с началом родового преемства; последняя и решительная борьба дяди (Юрия Дмитриевича — сына Донского) с племянником (Василием Темным — сыном Василия Дмитриевича) кончилась победой семейного начала.

Семейное преемство могло бы привести снова государство к полному уничтожению, если бы оно получило тот вид, какой свойствен русскому частному праву наследования (т. е. разделу наследства поровну между всеми сыновьями и с участием дочерей и жен). В государственном праве утверждается противоположный порядок — единонаследия.

Первоначально (в конце XIV в., со времени Димитрия Донского) установляется лишь преимущественное право наследования старшего сына (майорат); ему дается лишь больший удел «на старший путь»; затем к концу XV в. и в 1-й половине XVI в. ему одному вручается государственная власть, хотя и прочие сыновья получают уделы с властью в них, зависимой от великого князя (сыновья Василия Васильевича Темного, кроме старшего — Ивана III: Юрий, Андрей, Борис, Андрей меньшой; а равно и сыновья Ивана III: Юрий, Андрей, Семен — все получили уделы).

Наконец, во 2-й половине XVI в. (при Грозном) окончательно утверждаются право первородства и единонаследие (см. Ист. Рос. Соловьева. IV, 177 и след. и статью В.И.Сергеевича: «Как образовалась территория Московского государства?» в журн. «Новь», 1886 г. Кн. 6 и 7).

Наследование по закону соединяется в московском государственном праве с наследованием по завещанию; оба титула не исключают друг друга взаимно, а действуют в совокупности и одновременно (как и в частном праве): великий князь Андрей «благослови его (Михаила Ярославича) на свой стол, ему же по старейшинству дошел бяше степень княжениа великого» (Воскр. лет. 1319 г.).

В XV в. завещательное начало берет некоторый перевес перед наследованием по закону; именно этот способ преемства дает победу семейному наследованию перед родовым, принципу первородства и единонаследия перед удельным: «Государь наш кн. вел. Василей Дмитриевичь великое княжение дал своему сыну в. кн. Василию», — говорили московские бояре в доказательство прав племянника перед дядей.

В начале XVI в. завещательное право вступило в конкуренцию и с принципом первородства: Иоанн III, когда умер его старший сын Иван (при жизни отца), следуя порядку первородства, «Божиим изволением пожаловал и благословил великим княжеством» внука своего Димитрия (сына упомянутого сейчас Ивана) в 1498 г. и даже венчал его на царство; но затем (1502 г.) «наложил на внука своего опалу… и не велел нарицати великим князем»; а «пожаловал сына своего (от Софьи) Василия, благословил и посадил на великое княжение Володимерское и Московское и всея Русии самодержцем» (Воскр. лет.).

Чистое применение завещательного права к преемству ни разу не было осуществлено (ибо Ирина, которой завещал престол муж ее, царь Феодор Иоаннович, отказалась от принятия власти).

Как при родовом наследовании, так и при первородстве начало власти преемника совпадало не с моментом смерти предшественника, а со временем совершеннолетия наследника; в первом случае ему назначался удел, во втором он призываем был к соправительству [2] .

Избрание. Участие народа в передаче власти (существовавшее в 1-м периоде рядом с наследованием) не осуществлялось в XIV и XV вв., когда унаследованная власть укреплялась ханским ярлыком. Однако, и тогда «посаженье на стол» хотя и совершалось ханским послом, но при участии духовенства и множества людей, по древнему обряду.

По освобождении от татар, непрерывное законное преемство от отца к сыну, с предварительным участием наследника во власти, не оставляло места проявлению избирательного начала.

Лишь во время борьбы Василия Темного с дядей и двоюродными братьями (1425 и сл. годы) победа первому доставлена духовенством, боярами и народом Москвы, которые не желали Юрия; когда побежденный и бежавший великий князь явился в Коломну, то «отовсюду начали стекаться к нему князья, бояре, воеводы, слуги, откладываясь от Юрия, потому что не привыкли они служить Галицким князьям».

С конца XVI в. избирательное начало опять оживает и не в качестве способа чрезвычайного, при пресечении династии, а в виде способа постоянного, как добавочный титул при наследовании. В 1584 г., перед вступлением Феодора Иоанновича на престол, был созван земский собор, который, по свидетельству Горсея, выбрал его, а по нашим летописям, «умолил его» быть государем.

В 1598 г. по прекращении династии смертью Феодора, Борис Годунов был избран сначала народом города Москвы (по предложению патриарха), а потом — Земским собором. Сын и законный преемник Бориса — Феодор — был избран думою и народным вечем («всенародным множеством Российского государства»).

Проходя мимо узурпации царской власти Лжедмитрием I-м (1605 г.), освященную будто бы всенародным избранием (судя по его окружной грамоте), знаем, что по убиении его (1606 г.) дума собрала народ Москвы звоном колокола на Красную площадь и с лобного места предложила избрать нового царя, которым избран князь Василий Иванович Шуйский.

Каждый раз при таком избрании посредством веча в грамотах объявлялось, что новый царь избран «всякими людьми Московского государства». Но именно избрание Шуйского не считалось вполне правильным потому, что он «сел не по выбору всей земли»; впоследствии (1610 г.) провинциалы свергли его, однако, опять при пособии народного собрания на поле за Серпуховскими воротами, с участием думы и патриарха.

Избрание королевича Владислава состоялось в думе и собрании (под открытым небом) высшего служилого класса. В 1613 г. знаменитое избрание родоначальника Дома Романовых — Михаила — состоялось в полном земском соборе. — Сын и законный преемник Михаила — Алексей — был избран (1645 г.) также на земском соборе: «всяких чинов люди после смерти прежнего царя на царство обрали сына его нынешнего царя» (Котошихин I, 6).

По смерти Алексея, дума рассуждает, кому быть царем — старшему ли его сыну, больному Феодору, или малолетнему Петру. Но по смерти Феодора, дума сама не осмеливается решить вопрос о преемстве и определяет: «Это должно быть решено людьми всех чинов Московского государства»; в действительности вопрос решен так: патриарх оповестил с крыльца народу собрание на обычном месте и, вышедши туда с духовенством и думой, спросил: кому из двух царевичей быть царем?

Народ отвечал: Петру Алексеевичу. Призвание к соправительству Иоанна (1682 г.) в официальных актах также приписано решению патриарха, духовенства, бояр, дворян, гостей и чернослободцев (Полн. собр. зак. № 920). Избрание каждый раз укрепляется «утвердительной грамотой», т. е. актом избрания за подписью избирателей.

Утверждение и религиозное освящение власти. Активное выражение воли населения в деле преемства престола не есть во всяком случае основной способ преемства; необходимая же форма участия населения в этом акте есть крестное целование (присяга), которое, из обоюдной присяги князя и народа в 1-м периоде, теперь (за исключением одного случая присяги царя Василия Шуйского) переходит в присягу подданных по предписанной форме — «подкрестной записи», неодинаковой для разных классов — служилых и тяглых; для первых излагались специальные обязанности политические (членов думы) и служебные, для вторых — общегражданские.

Форма присяги изменялась также по тому, наступало ли законное преемство или избрание (иногда ненадежное и шаткое); в последнем случае подробнее перечислялись деяния, которых мог опасаться против себя новый государь (это особенно в форме присяги Борису Годунову).

Религиозные обряды, несомненно, совершались при вступлении нового князя уже с древних времен; в начале XIV в. в обряде посажения на стол участвует митрополит; в 1319 г. «прииде благоверный кн. Михайло (Ярославич Тверской) в Русь (из Орды) и посажен бысть на столе вел. княжения в Володимери… митрополитом Киевским и в. Руси Максимом» (Воскр. лет.); посаженье совершалось тогда в церкви (сначала во Владимире, потом в Москве — в Успенском соборе).

В 1498 г. в первый раз появляется венчание, совершенное Иоанном III над своим внуком Димитрием, т. е. возложение «венца» (короны) и барм и (со времени Феодора Иоанновича) вручение скипетра; при Василии Ивановиче Шуйском введена новая регалия — держава; при Феодоре Алексеевиче — облечение в порфиру и произнесение исповедания веры.

В церковном отношении важнейшим актом было возложение барм (перед которым совершалось «рукоположение», как и при посвящении в церковный сан), в государственном — возложение венца. В XVII в. к венчанию присоединилось миропомазание. Обряд венчания совершается не непременно митрополитом или патриархом: он может быть совершен и собором иерархов и никогда не возбуждал у нас мысли о зависимости светской власти от духовной.

[1] Для доказательства прилагается следующая таблица преемства великокняжеского достоинства в XIII в.

Юрий († 1238), Ярослав († 1247), Святослав (1248).

Андрей (1252), Александр Невский (1263), Ярослав (1272), Василий (1276).

Димитрий (1294), Андрей (1304), Даниил († 1303).

Сын Ярослава — Михаил (1319).

[2] Василий Васильевич Темный правит вместе с сыном Иваном III, и оба именуются великими князьями (в договоре 1456 г. с Великим Новгородом предписывается новгородцам «посольство правити обема великим князем и исправы просити у обеих»). Иоанн III и его сын Иоанн правят вместе и титулуются оба великими князьями.

Объявляя потом наследником Димитрия и венчая его, великий князь-де говорил ему: «Благословляю (тябя) при себе и после себе великим княжением». — Хотя Грозный не привлекал к соправительству детей, но и в XVII в. старинный отголосок родового усвоения власти воскрес снова: царю Алексею Михайловичу соправительствует его сын царевич Алексей (см. Доп. к ак. ист. IV, № 20, 39, 67 и др.).

Двоецарствие Иоанна и Петра Алексеевичей хотя возникло по особым обстоятельствам, но возможно было лишь при привычке смотреть на правящую фамилию, как на цельный орган соправителей.

Многие века на Руси в случае смерти великого князя власть часто передавалась не его старшему сыну, а младшему брату. Этот принцип, названный лествицей или лествичным правом, был призван помочь правителям решать важнейшие задачи.

«Ряд Ярослава»

Большинство историков сходятся во мнении, что Ярослав Мудрый сумел не только создать сильное Древнерусское государство, но и был инициатором введения новой системы престолонаследия. Именно она становилась гарантом относительной стабильности на Руси. До XI века Древняя Русь воспринималась как родовое владение. При патримонии, когда власть передавалась от отца по наследству, право на великокняжеский престол имел любой князь правящей династии. Это приводило к войнам – между Святославовичами в 972-978 годах и между Владимировичами в 1015-1026 годах.

В своем завещании, так называемом «ряде», Ярослав Мудрый заложил новый принцип передачи власти – принцип старейшинства, названный лествичным правом. По-прежнему главным считался киевский стол, но наследовался он по новым правилам. Претендентом первой очереди становился первый по старшинству брат умершего князя. Если таковой отсутствовал – стол переходил к другим братьям по старшинству. И только когда в «горизонтальной ветви» династии претенденты кончались, рассматривались кандидатуры представителей «вертикальной» родовой ветви – сыновья умершего князя. Следующими претендентами становились сыновья старшего брата умершего князя. Затем – сыновья других его братьев по старшинству.

Единство Ярославичей

Ярослав Мудрый завещал своим сыновьям применять лествичное право. После его смерти старший сын Изяслав встал «в отца место», то есть стал верховным правителем Руси и занял киевский престол. Другие сыновья получили собственные уделы: Святослав – Чернигов, Всеволод – Переяславль Южный, Вячеслав – Смоленск, Игорь – Владимир Волынский. В случае смерти Изяслава престол должен был перейти к следующему брату по старшинству. Хотя младшие братья несколько раз выступали против Изяслава и даже изгоняли его из Киева, почти два десятилетия после смерти Ярослава Мудрого между потомками наблюдалось относительное согласие.

Предложенная Ярославом Мудрым система имела важное значение для дальнейшего формирования русской государственности. Уделы Ярославичей стали основой территориально-политической структуры, при которой княжествами правили представители одного рода.

Не жити в распрях и ссорах

Лествичный принцип наследования на Руси действовал и после того как Древнерусское государство в 1097 году по решению Любечского съезда распалось на отдельные княжества. Новая система наследования должна была помочь сохранить государственное единство и умерить пыл тех князей, которые пытались сделать свои княжества независимыми.

Когда лествичное право было нарушено в 1425 году, это привело к затяжной междоусобной войне. После смерти Василия I, старшего сына Дмитрия Донского, московский престол перешел не к его брату Юрию Дмитриевичу, а к сыну – Василию II (Темному). Это нарушило и лествичное престолонаследие, и прямое завещание Дмитрия Донского. Вплоть до 1453 года потомки Донского воевали за право сесть на великокняжеский престол – сначала племянник Василий Темный решал спор с дядей Юрием, а после его смерти – с его сыновьями (своими двоюродными братьями).

Исключения из правил

В новой системе наследования было несколько исключений. Первое – те потомки, чьи отцы не бывали на великом княжении, раз и навсегда лишались возможности претендовать на престол. Таких называли «изгоями». Часто изгоями называли «осиротевших» князей – тех, кому отец или дядя не успели из-за скоропостижной смерти передать удел. Именно князья-изгои становились главными инициаторами войн с правящими князьями за те или иные земли.

Второе исключение касалось женщин. Ни сестры, ни дочери умершего князя к престолонаследию традиционно не допускались. Однако, по мнению русского историка Сергея Соловьева, мужья старших сестер умершего князя получали преимущество перед его младшими братьями. Одним из примеров того, как представитель княжеского рода по женской линии претендовал на престол, считается Всеволод Ольгович (зять Мстислава Великого). В 1139 году он сел на киевский престол и смог удерживать его 7 лет, до самой смерти в 1146 году. Престол он, согласно лествичному праву, передал своему брату – Игорю Ольговичу.

Мы продолжаем разговор о теориях происхождения государства и права, их проявлениях в современной жизни. Древнегреческий философ Аристотель предложил патриархальную теорию возникновения государства. Позднее ее развивали английский мыслитель XVII века Р. Фильмер, русский социолог Н.К. Михайловский и другие.

Человек — существо социальное, он не может жить в полной изоляции, для него естественно стремление к взаимному общению. Естественным развитием процесса человеческого общения стало появление семьи. Постепенно семья разрасталась и превратилась сначала в семейную общину, потом в родовую организацию и, в конечном итоге, в государство.

Государственная власть, если продолжать логическую цепочку, является в этой ситуации развитием и продолжением власти отца — патриарха — семейства, которая сначала перешла во власть старейшины рода, а потом во власть государя.

Поскольку власть правителя имеет божественное происхождение, то подданные должны покорно подчиняться ему. Недопустимо никакое сопротивление. Ведь обеспечить необходимые условия жизни способна только отеческая забота монарха.

Точно также, как дети не выбирают своего отца, так и государь не выбирается, не назначается и не смещается подданными. Ведь они — его дети.

У патриархальной теории есть историческая основа. В истории многих государств можно разглядеть родовое начало. Например, Древнеримское государство возникло в результате объединения 300 родов и управлялось по образцу семейных отношений. Государство появилось, таким образом, благодаря соединению родов, а его территория образовалась из принадлежащих им земельных участков.

Патриархальную теорию развивали не только на Западе, но и на Востоке. Как большую семью государство рассматривал китайский ученый Конфуций. Власть императора — это власть отца нации, который обязан заботиться о своих подданных. Подданные должны быть преданы, почтительны и законопослушны перед своими правителям.

Русский социолог Н.К. Михайловский считал, что устранить из жизни людей все безнравственное, вредное и неразумное возможно только в обществе, построенном по типу семейных отношений.

Тем не менее патриархальная теория не дает ответа на главный вопрос: по каким причинам государство приходит на смену семейной, родовой или племенной организации? Да, проводить аналогию между государством и семьей возможно, но эта теория слишком упрощает процесс возникновения государственности.

Родовая организация качественно отличается от государственного устройства. В государстве общественная власть превращается в публичную (государственную), племена — в народы, обычаи и традиции — в право, кровнородственная общность — в политическое и территориальное объединение людей.

Государство хотя и выросло из недр родоплеменного строя, но не является его прямым продолжением или следствием. Историки отмечают, что семья возникла параллельно с государством в процессе разложения первобытнообщинного строя.

К тому же главной функцией семьи является воспроизводство рода и совместная жизнь. А государство призвано исполнять совершенно другие функции.

Позднее патриархальная теория нашла свое выражение в идее государственного патернализма — возложении на государство обязанностей по выполнению общественно полезных функций.

Очень ярко эта идея отразилась в российской политической истории, с традиционной и до сих пор живой верой широких слоев населения «царя-батюшку» и во всякой начальство, как в «отца родного».

С одной стороны это способствует формированию уважительного отношения к государственной власти, но с другой власть отца и власть правителя качественно отличаются друг от друга.

Государство обязано решать различные социальные вопросы, но многое зависит и от самих людей.

Ставьте лайк и подписывайтесь на канал , если материал понравился, и не забудьте поделиться статьей в социальных сетях.

Еще больше материалов в моей группе ВКонтакте и Telegram-канале .

Обложка статьи: картина «Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате» (художник Андрей Рябушкин, 1893 год).

С уважением, Альберт Садыков (дата публикации: 26.09.2018)

Народ видел в родовом идеале княжеской власти проявление общекультурного идеала лада.

• родовой принцип наследования власти;

Родовой принцип наследования — обычай княжеского престолонаследия в КиевскойРуси. Все князья Рюриковичи считались братьями (родичами) и совладельцами всей страны. Поэтому старший в роду сидел в Киеве, следующие по значению в менее крупных городах. Женщины к наследованию не допускались. Княжили в таком порядке: Старший брат, Младшие братья по порядку, Дети старшего брата, Дети следующих братьев, Внуки, правнуки в той же последовательности и т. д. Данный принцип, полностью установившийся после смерти Ярослава Мудрого.

Согласно родовому политическому идеалу, князья не являлись постоянными владельцами волостей, с каждой переменой в составе рода шла передвижкой из одной волости в другую в порядке очередности, с младшего престола на старший.

• авторитаризм и соборность в политической жизни Древней Руси ( князья и вече);

Соборность и авторитаризм - два гармонично подпирающих друг друга начала в равной мере исключающих автономию, ограничение простора власти. Наиболее древней формой управления было вече - способ решения вопросов политической жизни на собрании глав семей племени.

Князь и вече олицетворяли собой две системы ценностей, которые боролись между собой в политической жизни Древней Руси: авторитаризм и соборность, единоличный и коллективный способ решения важных вопросов жизни государства. И если княжеская власть эволюционировала, совершенствовалась, то вече оказалось неспособным к этому. Поэтому, несмотря на неоднократные народные восстания в поддержку веча, его власть не имела реальной перспективы развития. Формально функции веча и то, как на нем принимались решения, не были определены. Они диктовались лишь обычаем. Вече не было государственным учреждением и потому не могло быть прочной основой государственной власти.

• духовная основа древнерусского общества, феномен «двоеверия»;

Для Древней Руси было характерно “двоеверие” – диалог ценностей христианства и язычества. Обычным было переплетение языческого и христианского ритуала, заметное и сейчас (украшение церкви на Троицу березовыми ветками и т. п.). Основная часть общества жила в условиях смешения христианской и языческой культур, отражавшего взаимодействие государственного и родоплеменного образов жизни. Ситуация двоеверия в Древней Руси сохранялась длительное время. Только с XIV-XV вв. в результате изменения законодательства церковь получила возможность вмешиваться в семейные отношения.

• родоплеменное и сословное право; национальное самосознание.

В праве Древней Руси постоянно шел диалог родового и сословного принципов. Основой законов, объединенных в XI-XII вв. “Русской Правдой”, было сочетание обычного родоплеменного права, при котором все люди были равны, и нового, государственного сословного права, основанного на неравенстве в правах между людьми. Речь идет о двух принципах права – “горизонтальном” (улаживание конфликтов между родными без участия высшей государственной власти) и “вертикальном” (разрешение споров внешней по отношению к противостоящим сторонам силой – государством). Государственное, “вертикальное” право на Руси пыталось игнорировать элементы родоплеменного, “горизонтального” права. Перемены в русском праве совершались крайне медленно. Православие не проявляло интереса к судебным делам, не вмешивалось в правовые представления общества. Надо учитывать, что для православия закон - это прежде всего закон Божий. Все это привело к тому, что в России правовое сознание, в сущности, так и не сложилось, отсутствует представление о законности действий, если те идут вразрез с субъективно воспринимаемой “справедливостью”. Правовое сознание не выделилось из морального сознания, этики. Мораль постоянно опровергает закон.

На него активно влияло православное, византийское самосознание. В русской культуре очень рано, еще в XI в., появилось осознание богоизбранности, уравнивавшее русских с византийцами, претендовавшими на политическое господство в Восточной Европе.

С древних времён наследование по закону основывалось исключительно на агнатском родстве, так как лица входили в одну семью и считались родственниками, если они вели общее хозяйство, тогда как когнатство, даже самое близкое не давало никаких прав на наследство. Таким образом, изначально в основе наследования по закону лежали интересы патриархальной семьи. Однако, со временем порядок призвания к наследованию по закону изменился, поскольку патриархальная семья постепенно перестраивалась и потому принцип агнатского родства заменялся принципом когнатическим.

Древнейшее право выделяло три категории наследников:

- "свои наследники" (sui hereditas);

- ближайшие агнаты (agnati proximi);

Очерёдность наследования по цивильному правубыла следующей. В первую очередь наследовали "свои наследники", т.е. лица, находившиеся непосредственно под властью наследодателя. Жена и дети делили наследство поровну. Внуки наследовали по праву представления, т.е. получали ту долю, которую получил бы их умерший отец. "Свои наследники" не столько наследовали имущество, сколько вступали в управление имуществом, принадлежащим домовладыке, на праве семейной собственности. Поэтому для "своих наследников" вообще не требовалось специальной процедуры принятия к отцовскому наследству, так как они и так предполагались наследниками по закону, т.е. фактически были обязаны принять наследство.

Во вторую очередь наследников, которая наследовала при отсутствии первой очереди, входили: братья, сёстры, мать умершего – все, кто когда-то жил в доме одного домовладыки. Это были так называемые агнаты второй степени. Женщины допускались к наследованию не далее полнородной сестры. Весталки вовсе не наследовали по закону.

Третий разряд наследников составляли гентилы (gentiles),т.е. родственники, которые не были членами семьи, но являлись

"сородичами", членами рода наследодателя. Они наследовали при отсутствии завещания и двух первых очередей наследников. Земля, наследуемая гентилами, включалась в земельную собственность родственников или расходовалась согласно решениям рода.

Наследование по преторскому праву. В этот период устои патриархальной семьи были значительно расшатаны, на смену семейной собственности пришла частная собственность, что повлекло изменения в наследованных правоотношениях. Новшество состояло в вытеснении принципа агнатского наследования наследованием, основанным на кровной связи. В итоге возникла система преторского имущественного владения, основанная первоначально на принципах справедливости, а затем приобретшая стройную систему, отражённую в преторских эдиктах.

Наследование в императорский период.На этом этапе агнатский принцип наследования был полностью вытеснен когнатским. К наследству призывались только когнатские родственники. Революционными были реформы Юстиниана, который построил наследование исключительно на когнатском родстве, различая три вида родственников: нисходящей линии, восходящей линии и боковой линии. Очерёдность наследования следующая.

Первая очередь – все нисходящие родственники. Внуки наследовали по праву представления. Наследование шло независимо от пола, отеческой власти и степени родства с умершим.

Вторая очередь – все восходящие родственники, а также некоторые боковые родственники – родные братья и сёстры умершего либо их дети по праву представления. При этом близкие родственники устраняют от наследования родственников более отдалённых (например, дед – прадеда). Наследники делят долю поровну за исключением детей братьев и сестёр, которые получают долю, причитавшуюся их родителям.

Третья очередь – не полнородные братья и сёстры и их дети.

Четвёртая очередь – все прочие боковые родственники, призываемые по близости степени родства.

Пятая очередь – переживший супруг. Правом Юстиниана была установлена следующая новелла. Неимущая вдова, не имевшая ни приданого, ни другого имущества, наследовала одновременно с любым из наследников.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: