В судебной обвинительной речи анализ и оценка собранных по делу доказательств проводится в во

Обновлено: 16.08.2022

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 88. Правила оценки доказательств

Исследованные доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, при этом суд надлежаще раскрыл их в приговоре, мотивировал свое решение о том, почему он принимает во внимание одни доказательства, в частности показания Федорова и Е., признанные судом достоверными, и отвергает другие, в том числе показания осужденных об их невиновности и о нахождении их 13 и 14 февраля 2015 года не в г. <. >и его окрестностях, а в других местах.

Собранные по делу доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Мотивы, по которым одни доказательства были признаны допустимыми и достоверными, а другие отвергнуты, в приговоре приведены. Ставить под сомнение выводы суда Судебная коллегия оснований не усматривает. Оснований для оговора Гринева со стороны В. и свидетеля Г. не имеется.

Суд с достаточной полнотой, всесторонне, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал собранные доказательства, сопоставил их между собой и дал им надлежащую оценку в приговоре.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что уголовное дело рассмотрено судом с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон, а выводы суда о виновности осужденных Ситникова А.А. и Тишкина Л.В. в убийстве Я. и С. основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе на основании тщательного анализа показаний осужденных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, показаний потерпевших и свидетелей, протокола осмотра места происшествия, заключений судебно-медицинских, судебно-биологической, дактилоскопической экспертиз и других доказательств, которые проверены и оценены судом с соблюдением требований ст. ст. 87, 88 УПК РФ.

Доказательства сопоставлены судом между собой и оценены в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. На основании указанных доказательств судом установлены имевшие место обстоятельства совершения преступления, правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Исследованные по делу доказательства оценены судом в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, при этом суд мотивировал, почему он берет во внимание одни доказательства и отвергает другие, в том числе показания осужденного Коршунова, данные им в ходе предварительного расследования и в суде о том, что он не знал, что в комнате А. кто-то есть, и что он, поджигая бензин, не желал никому смерти. Не согласиться с данной судом оценкой доказательств у Судебной коллегии нет оснований.

Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, и их совокупность правомерно признана достаточной для постановления обвинительного приговора.

Ходатайства, в том числе стороны защиты, судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб и возражений на них, проверив законность и обоснованность приговора, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, правильными, основанными на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, которым суд в соответствии с требованиями ст. 17 и ст. 88 УПК РФ дал надлежащую оценку в приговоре.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

30. При утверждении обвинительного акта изучать соответствие содержащихся в нем выводов о виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица обстоятельствам дела. Давать оценку доказательствам согласно части 1 статьи 88 УПК РФ. Признав их недопустимыми, выносить мотивированное постановление об их исключении.

Отменяя по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного либо лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, суд апелляционной инстанции определением (постановлением) передает уголовное дело на новое судебное разбирательство либо при наличии препятствий к рассмотрению дела судом возвращает его прокурору. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда об обстоятельствах, указанных в части 4 статьи 389.19 УПК РФ, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.".

Отменяя по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного либо лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, суд апелляционной инстанции определением (постановлением) передает уголовное дело на новое судебное разбирательство либо при наличии препятствий к рассмотрению дела судом возвращает его прокурору. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда об обстоятельствах, указанных в части 4 статьи 389.19 УПК РФ, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ.

2. Обратить внимание судов на то, что в силу ст. 240 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве предварительного расследования или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в порядке, предусмотренном ст. 276, 281 УПК РФ. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным ст. 87, 88 УПК РФ.

Факт дачи показаний лицом, чье уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве в установленном главой 40.1 УПК Российской Федерации порядке, не освобождает органы обвинения от обязанности доказывания виновности и иными средствами и не может расцениваться как опровергающий презумпцию невиновности обвиняемого по основному делу, при рассмотрении которого показания лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не только не имеют заранее установленной силы, но и, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 73, 74, 85 - 88 и 299 УПК Российской Федерации). В силу статьи 90 данного Кодекса даже те обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда, вынесенным в порядке его главы 40.1, не могут быть признаны без дополнительной проверки, - во всяком случае такой приговор не может предрешать виновность лиц, являющихся обвиняемыми по основному уголовному делу, как не участвовавших ранее в выделенном в отдельное производство уголовном деле в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

3. В случае возбуждения уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, полученные ранее доказательства обладают такой же юридической силой, как если бы они были получены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Оценка и проверка таких доказательств осуществляются в соответствии с требованиями, установленными статьями 87 и 88 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Приведенные законоположения не определяют материально-правовые основания уголовного преследования за совершение преступления в соучастии или его прекращения. Не содержат они и каких-либо исключений, касающихся основания уголовной ответственности (статья 8 УК Российской Федерации), или же отступлений от правил установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 73, 85 - 88 УПК Российской Федерации).

Данное правило находит свое воплощение в ряде положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым подозреваемый, обвиняемый и их защитники наделены правами по участию в процессе доказывания, в том числе правом заявить отвод специалисту (статьи 69 и 71) и ходатайство о признании заключения специалиста недопустимым доказательством (статьи 88, 235 и 335), а также правом привлечь к участию в деле выбранного ими специалиста: до окончания предварительного расследования данное право предоставлено защитнику (пункт 3 части первой статьи 53 УПК Российской Федерации), а по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела - и обвиняемому (часть четвертая статьи 217 УПК Российской Федерации), при этом следователь обязан включить указанного стороной защиты специалиста в содержащийся в приложении к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание (часть четвертая статьи 220 УПК Российской Федерации). Согласно части третьей статьи 80 и частям второй и третьей статьи 86 УПК Российской Федерации сторона защиты вправе получить от специалиста заключение и представить его органам расследования и суду для приобщения в качестве доказательства к материалам уголовного дела.

Важной частью защитительной речи является анализ фактических и юридических обстоятельств уголовного дела. Зада­ча защитника состоит в том, чтобы систематизировать, под углом защиты оценить собранные по делу доказательства и представить суду свои выводы о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения.

Каждое в отдельности взятое доказательство анализируется и оценивается с позиции защиты, с учетом особенностей рассматриваемого дела. Все отдельно исследованные доказатель­ны рассматриваются в их совокупности, доказывается их взаимная связь или отсутствие ее.

Исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела, защитник опровергает либо все обвинение в целом, либо его часть,
обосновывает и доказывает необходимость иной правовой оценки содеянного или отстаивает меньшую степень вины и ответственности подсудимого.

Защитнику необходимо проанализировать, помимо прочего те вопросы, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора. С позиции защиты следует выяснить и особо подчеркнуть:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2)доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

3)является ли это деяние преступлением, и каким уголовным законом оно предусмотрено;

4)виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;

5)подлежит ли подсудимый наказанию;

6)имеются ли обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) какое наказание должно быть назначено подсудимому и т.д. (ст. 299 УПК РФ).

Особое место в этом разделе речи должно быть уделено вопросу, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, достаточно ли оно подтверждено материалами дела. Если же в ходе судебного следствия появились данные, ставящие под сомнение или полостью опровергающие наличие события преступления, то это обстоятельство должно стать глав­ным мотивом речи защитника. Когда же наличие самого дея­ния будет доказано бесспорно, то свои усилия защитник сосре­доточивает на анализе признаков состава преступления.

Проанализировав признаки состава преступления, защитник, опираясь на имеющиеся в деле данные, может прийти к выводу об отсутствии в действиях подсудимого какого-либо элемента состава преступления или сможет обосновать необходимость переквалификации обвинения на статью Уголовного кодекса, предусматривающую более мягкое наказание.

После анализа и оценки доказательств защитнику необходимо обосновать свои соображения о квалификации предъявленного подсудимому обвинения.

По категории дел, по которым разногласий о квалификации между обвинением и защитой не возникает, а спор идет о дока­занности виновности подсудимого, в защитительной речи глав­ное внимание следует уделить разбору доказательств. Это необ­ходимо сделать для того, чтобы убедить суд и присутствующих в зале судебного заседания в непричастности подсудимого к со­вершенному преступлению либо показать отсутствие в его дей­ствиях предусмотренных законом форм вины - умысла или неосторожности. При этом особое внимание уделяется исследо­ванию каждого имеющегося по делу доказательства с точки зре­ния достоверности, доброкачественности и допустимости. Суду необходимо доказать и убедить его в том, почему то или иное доказательство является недопустимым (ст. 75 УПК РФ).

Особенно ответственно следует подходить защитнику к оценке показаний свидетелей, тем более, если они со стороны обвинения. При обнаружении несоответствия показаний меж­ду свидетелем защиты и обвинения необходимо на это обратить внимание суда и в защитительной речи подробно рассмотреть их и дать оценку с позиции защиты. Если же свидетель обвине­ния лгал неискусно, то защитнику нет нужды доказывать это: пусть обвинитель защищает его.

Оценивая показания потерпевшего, иногда возникает необ­ходимость проанализировать его поведение в момент соверше­ния преступления, коснуться морального облика. Это особенно важно по тем делам, когда потерпевшие своим неправильным поведением провоцируют подсудимых на совершение преступ­ления. Но даже и по таким делам необходима сдержанность и тактичность.

Анализируя заключение эксперта, защитнику следует ис­ходить из того, что это доказательство основано на специальных познаниях эксперта, поэтому, в речи необходимо коснуться оценки:

1) личности эксперта с точки зрения его подготовленности к даче заключения, а также его объективности;

2) пределов компетентности эксперта;

3) фактов и выводов, содержащихся в заключении экспер­та[18].

При анализе других доказательств в некоторых случаях до­пускается обратить внимание суда не только на имеющиеся в деле доказательства, но и на те, которые отсутствуют, напри­мер, не найдены похищенные вещи.

Судебная речь - разновидность публичной речи. Композици­онно она также состоит, как и любая публичная речь, из трех час­тей: вступления, основной части и заключения.

1. Вступительная часть;

2. Содержание речи:

изложение фабулы дела - фактических обстоятельств престу­пления;

анализ и оценка собранных доказательств по делу;

обоснование квалификации преступления;

характеристика личности обвиняемого и потерпевшего;

предложение о мере наказания;

рассмотрение вопросов, связанных с возмещением причи­ненного ущерба;

анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, и предложений по их устранению;

3. Заключительная часть.

Вступление - отправная точка речи прокурора. Оно должно быть кратким по времени, емким по содержанию и упру­гим по стилистической конструкции. Всем последующим высту­плением прокурор подготавливает подсудимых и судебную ауди­торию к мысли о необходимости наказания за содеянное и спра­ведливости предлагаемой меры наказания.

Основная часть обвинительной речи прокурора начинается, как правило, с изложения фактических об­стоятельств преступления, фабулы дела. Обвинитель указывает где, когда, каким способом, с какой целью и с помощью каких средств совершено преступление, каковы его результаты и по­следствия.

Основная часть выступления может быть изложена несколь­кими способами. Во-первых, хронологически, т. е. в той последо­вательности, как совершалось преступление. Во-вторых, ретро­спективным способом, при котором анализируется путь, по кото­рому шло расследование преступления. В-третьих, анализ и оценку доказательств целесообразно сгруппировать по эпизодам преступления. Если преступление многоэпизодное, либо приме­нительно к каждому подсудимому, если их несколько, либо, в последовательности предмета доказывания.

Центральная часть обвинительной речи - анализ и оценка собранных по делу доказательств. Все доказа­тельства подлежат про­верке со стороны про­курора. Эта проверка включает анализ и сопоставление по­лученных фактических данных с имеющимися в деле, получение новых данных из других источников. Проверка доказательств про­водится с целью выяснения противоречий между ними, установле­ния их причин и принятия мер к их устранению. При этом ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. Ни одно из до­казательств не может существовать изолированно, вне системы дока­зательств, находящихся в различных связях друг с другом.

От прокурора требуется не пересказ, а отбор материала и квалифицированный его разбор. Неправильно под предлогом ясности дела и очевидности виновности обвиняемого уклоняться от разбора доказательств, заменять его банальными утверждениями, что виновность дока­зана полностью прошедшими перед судом доказательствами.

В обвинительной речи прокурор обязан проанализировать все имеющиеся доказательства в отношении каждого пункта обвине­ния, эпизода и каждого обвиняемого. Перед тем как высказывать соображения о мере наказания, прокурор обосновывает в речи правомерность квалификации преступления, т. е. проводит тщательный юридический анализ состава преступления.

Заключительный аккорд основной части обвинительной речи -изложение соображения по поводу применения уголовного зако­на, о мере наказания и разрешения вопросов, связанных с возмеще­нием причиненного ущерба Эта часть выступления провозглашается от имени государства и должна прозвучать как приговор.

Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по­терпевшим гражданский иск. В обвинительной речи он утвержда­ет, установлен ли факт нанесения материального ущерба, кому этот ущерб нанесен и в каком размере, а также подлежит ли удовлетворению заявленный гражданский иск.

Заключительная часть речи - самая короткая по времени по сравнению со вступительной частью и тем более с основным содержанием. Она должна быть лаконичной, выразительной, эмоционально-возвышенной, эффектной, органически связанной со всеми предшествующими частями речи.

Заключительная часть обвинительной речи- это выводы, вытекающие из всего того, что было до этого сказано. Здесь государственный обвинитель формулирует итоги су­дебного процесса, указывает на уроки, которые должны быть сделаны, на меры, которые необходимо предпринять для устра­нения причин и условий, способствовавших совершению престу­пления, подчеркивает значение ожидаемого приговора.

  1. Особенности выступления прокурора по гражданскому делу.

Речь прокурора истца, ответчика, их представителей, высказывает мнение о применении нормы права. Критикуя неверные утверждения сторон и их представителей, прокурор должен сослаться на факты, доказательства, закон, должен обосновать, почему он не согласен с данными утверждениями и пришел к иному выводу. Прокурору надлежит помнить о той большой ответственности, которая на него возложена. Ведь именно после заключения прокурора суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения. Следовательно, заключение прокурора должно быть особенно убедительным, законным, обоснованным, объективным и справедливым.

Когда прокурор обращается в суд с заявлением, выступает в судебных прениях, в которых обосновывает заявление, анализирует и оценивает доказательства, приводит факты, которые, по его мнению, установлены, высказывает соображения о применении той или иной правовой нормы. Если в ходе рассмотрения дела прокурор придет к выводу о необоснованности и недоказанности своего заявления, он должен отказаться от него до судебных прений и выступить только с заключением по делу. Таким образом, когда прокурор обосновывает свое заявление. он произносит речь дважды: в судебных прениях и в заключении. В связи с этим возникает вопрос, может ли прокурор в судебных прениях лишь кратко указать на поддержание заявления, а в заключении в развернутой форме изложить свои соображения? Думается, что на этот вопрос не может быть дан положительный ответ. Если прокурор поддерживает заявление, он должен обосновать свое мнение уже в судебных прениях, чтобы противная сторона имела возможность полемизировать с ним, высказывая свои контрдоводы. Иначе другая сторона, лишенная возможности критиковать доводы прокурора, окажется в худшем положении. Подобная позиция прокурора, кроме того, будет противоречить этическим требованиям, предъявляемым к деятельности прокурора. Когда прокурор вступает в дело, он в судебных прениях не участвует; после них он дает заключение, которое подводит итог по рассматриваемому делу и по поводу того, о чем говорится в судебных прениях. Предмет заключения прокурора шире, чем речи участников судебных прений и речь самого прокурора, если он выступал в судебных прениях, ибо все эти речи также рассматриваются в заключении и им дастся определенная оценка. Речь прокурора содержит те же элементы, что и речь адвоката.

  1. Особенности выступления профессиональных участников в суде присяжных.

По П.Сергеичу !

Обращаюсь к обвинителю.

Не торопитесь начинать речь. Помолчав, начните с нескольких незначительных слов, чтобы взять естественный тон, а затем, избегая общих вступлений, идите прямо к делу. Если вступление необходимо, постарайтесь сразу овладеть вниманием присяжных. В голове присяжных крутятся самые разные мысли, иногда посторонние. При таком состоянии духа присяжных первое слово принадлежит прокурору. Стоит ему затронуть чувство, в них назревшее, или мысль, в них зарождающуюся, и они в его власти. Это важное преимущество обвинителя. Не говорить лишнего ! Скажите просто: разберем обстоятельства, установленные судебным следствием. Присяжные увидят, что надо слушать. Скажите точно, в чем обвиняете подсудимого, определите точно, о чем вам приходится спорить, установите твердо и отчетливо нужные вам факты.

Будьте разборчивы в средствах. Помните, что на высоком положении вашем требуется нечто большее, чем только законность и благопристойность; требуется некоторое великодушие, некоторое величие духа. Никогда не выказывайте личного раздражения против подсудимого. Не упоминайте о неуместности снисхождения к подсудимому. Избегайте этого, между прочим, и потому, что это верный признак слабой речи; сильное обвинение не нуждается в таком предостережении. Никогда не острите. Последнее, может быть, важнейшее из всех указаний: никогда не говорите, что вы уверены в виновности подсудимого. Присяжные могут поверить вашей убежденности, а вы можете ошибаться. Если вам кажется, что в этом случае ошибаюсь я, загляните поглубже к себе в совесть.

Как закончить обвинительную речь? Если найдется счастливый афоризм или недлинный период, удачно выражающий вашу основную мысль или общее настроение залы, тем лучше; если нет, скажите просто, как говорили древние греки: «Я сказал, что считал нужным, вы знаете дело, решайте».

1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым.

3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

Комментарий к ст. 88 УПК РФ

1. Оценка доказательств - это мыслительная логическая деятельность по определению относимости, допустимости и достаточности доказательств для принятия того или иного процессуального решения. Она представляет элемент процесса доказывания, т.е. сопровождает весь процесс собирания и проверки доказательств (текущая оценка доказательств). Однако оценка приобретает характер самостоятельного этапа доказывания, когда на основании совокупности собранных доказательств служит определению наличия или отсутствия оснований для принятия процессуальных решений (итоговая оценка доказательств). Оценка доказательств имеет процессуальную форму, которая либо имеет обобщенный вид изложения в процессуальных решениях сделанных на ее основе выводов либо в установленных законом случаях - самого процесса обоснования этих выводов (мотивировки процессуального решения на фактическом уровне). Закон предъявляет к мотивировке процессуальных решений требования полноты и непротиворечивости. Полнота заключается в том, что из обоснования выводов о наличии или отсутствии обстоятельств дела не должно исключаться ни одно из собранных по делу доказательств. В случае признания тех или иных доказательств недоброкачественными следователь, дознаватель, прокурор и суд обязаны указать в своем итоговом решении (обвинительном заключении или акте, решении о прекращении дела или уголовного преследования, приговоре и т.д.), почему они принимают одни из доказательств и отвергают другие. Так, если в приговоре суда сказано, что суд доверяет показаниям потерпевшего и свидетеля обвинения и считает их правдивыми, он должен указать, по каким конкретно основаниям суд принял эти показания и отверг противоречащие им показания подсудимого. При этом недостаточной мотивировкой является лишь ссылка на то, что, отрицая вину, подсудимый пытается уйти от ответственности, поскольку это не может заменить содержательной оценки доказательств. Обстоятельства, признанные установленными на основе доказательств и указанные в одном и том же процессуальном акте, также не должны противоречить или взаимоисключать друг друга. Такой дефект будет, например, иметь место, если в резолютивной части приговора суда обвиняемому в разбойном нападении вменяется применение насилия, опасного для жизни и здоровья, хотя в описательной части приговора суд соглашается с заключением судебно-медицинского эксперта, что потерпевшему был причинен лишь легкий вред здоровью, и не приводит доказательств о том, что потерпевший каким-либо иным образом был поставлен обвиняемым в опасное для жизни состояние.

2. Направлениями оценки доказательств в данной статье названы относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. Об относимости и допустимости доказательств см. коммент. к ст. ст. 74, 75 настоящего Кодекса.

Достоверность доказательств - это представление об истинности заключаемых в них сведений. Критерием истины может служить только опыт, практика. Поэтому достоверным знанием об обстоятельствах дела может считаться только такой вывод, в отношении которого не возникает, пользуясь удачным выражением англосаксонской процессуальной доктрины, разумных сомнений, т.е., другими словами, отсутствуют исключения из общественного практического опыта, и в первую очередь из опыта, сосредоточенного в совокупности собранных по делу доказательств. Достоверность, основанная на доказательствах, есть доказанность обстоятельств дела.

Достаточность доказательств определяется в части 1 коммент. статьи как достаточность всей собранной по делу совокупности доказательств для разрешения уголовного дела. Однако достаточность доказательств не всегда равнозначна доказанности (достоверности установления) события преступления, виновности лица в его совершении и других обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу. Так, достаточными для прекращения уголовного дела могут быть такие доказательства, которые оставляют сомнения в наличии события преступления или виновности лица в его совершении.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июль 2020 года

Определение от 21 октября 2008 года N 655-О-О/2008

Установленное статьей 186 ГПК Российской Федерации право, а не обязанность суда для проверки заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем ответственности за вынесение законного и обоснованного решения. Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного его применения, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности и достоверности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Определение от 16 декабря 2010 года N 1642-О-О/2010

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер.

Часть третья статьи 79 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность применения судом в случае уклонения стороны от участия в экспертизе правовой презумпции, заключающейся в признании факта, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Данная норма, таким образом, определяет полномочия суда по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, в случаях уклонения одной из сторон от выполнения процессуальных обязанностей и требований суда. Поскольку она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур, ее применение обусловлено установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела [. ].

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1836-О-О/2011

Поскольку в соответствии с частью второй статьи 45 и абзацем четвертым статьи 220 ГПК Российской Федерации отказ прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, при принятии его судом влечет прекращение производства по делу на тех же основаниях, что и отказ истца от иска (часть вторая статьи 39, часть вторая статьи 45 ГПК Российской Федерации), а распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска осуществляется судом по той же причине, по которой суд распределяет судебные расходы между сторонами при принятии решения по делу - в связи с выявлением правомерности или неправомерности заявленных истцом требований [. ], постольку в силу части четвертой статьи 1, части первой статьи 101, части первой статьи 102 ГПК Российской Федерации при отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, если отказ прокурора от иска не вызван добровольным удовлетворением заявленных требований ответчиком после предъявления иска.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1837-О-О/2011

Пункт 2, абз. 4, 5:

Часть третья статьи 69 ГПК Российской Федерации определяет перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты допросу в качестве свидетелей, а также категории сведений, которые не подлежат разглашению ни при каких условиях. Критерием отнесения лиц к числу упомянутых в части третьей статьи 69 ГПК Российской Федерации служит осуществление ими такой специфической деятельности, в рамках которой названным лицам становятся известны сведения, составляющие в силу прямого указания федерального закона [. ] тайну, которая не может быть разглашена даже в суде в связи с тем, что разглашение такого рода тайны уже само по себе неминуемо влечет умаление таких конституционных ценностей, приоритет защиты которых в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации по отношению ко всем другим не подвергается никакому сомнению.

Этому критерию не отвечают должностные лица организации, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях, в связи с чем ни один федеральный закон безусловно не запрещает допрос в качестве свидетелей этих должностных лиц, осуществивших в рамках трудовых отношений применительно к заявителю действия, правомерность которых оспаривается в суде. [. ]

Определение от 28 мая 2013 года N 752-О/2013

Предоставление суду [. ] полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Определение от 24 сентября 2013 года N 1461-О/2013

Суд в силу части второй статьи 10 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а в случае возникновения в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации), что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Предусмотренное статьей 79 ГПК Российской Федерации полномочие суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. [. ]

Определение от 24 октября 2013 года N 1639-О/2013

[. ] подача лицом, участвующим в деле, ходатайства о вызове в суд свидетеля не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о вызове в суд свидетеля разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и сведений, которые он может сообщить суду. [. ]

Определение от 25 сентября 2014 года N 2141-О/2014

Учитывая, что часть третья статьи 167 ГПК Российской Федерации предоставляет суду право рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, и такое право обусловлено тем, что лишение суда данного полномочия приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом, назначение экспертизы также может быть осуществлено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле, в том числе истца.

Определение от 17 июля 2014 года N 1585-О/2014

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Определение от 16 июля 2015 года N 1727-О/2015

Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о подложности доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о подложности доказательств в судебном заседании суда апелляционной инстанции вызван невозможностью, по общему правилу, наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении суда первой инстанции и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

Определение от 25 октября 2016 года N 2282-О/2016

[. ] Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 ГПК Российской Федерации [часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации] не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых просит лицо, участвующее в деле, имеют значение для разрешения гражданского дела. Право суда удовлетворить либо, напротив, отклонить заявленное ходатайство обусловлено его обязанностью указать мотивы, по которым он пришел к тому или иному выводу. [. ]

Определение от 7 декабря 2017 года N 2795-О/2017

[. ] статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях [. ].

Определение от 27 февраля 2018 года N 520-О/2018

[. ] в случае признания иска ответчиком суд освобождается от необходимости обоснования решения, которым иск удовлетворяется, - он не устанавливает фактических обстоятельств, не исследует доказательства и не приводит иные данные, которые должны содержаться в мотивированном судебном акте в соответствии с положениями статьи 170 АПК Российской Федерации. Такое правовое регулирование не исключает для лица возможность при предъявлении исковых требований о возмещении убытков представить арбитражному суду в соответствии с общими правилами доказывания (статья 65 АПК Российской Федерации) доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов ответчиком и обстоятельства, на которых основаны исковые требования (часть 1 статьи 4, пункт 5 части 2 статьи 125 АПК Российской Федерации).

Определение от 27 марта 2018 года N 721-О/2018

[. ] предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, с учетом прямого указания в статье на право каждой из сторон и других лиц, участвующих в деле, представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, и обязанности суда мотивировать отклонение предложенных вопросов (часть вторая), является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение 28 июня 2018 года N 1587-О/2018

Положения части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения. Решение вопроса о необходимости удовлетворения ходатайства участвующего в деле лица об истребовании доказательств осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, что является проявлением его дискреционных полномочий, необходимых для осуществления правосудия. При этом суд, реализуя предоставленные ему [этой] нормой дискреционные полномочия, связан требованиями законности, обоснованности и мотивированности своих постановлений (статьи 195 и 198 ГПК Российской Федерации).

Определение от 25 июня 2019 года N 1675-О/2019

[. ] положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающие суду, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, осуществлять руководство процессом, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12) и предоставляющие суду полномочия в случае невыполнения его требования о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, привлекать виновных должностных лиц или граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, к ответственности (часть третья статьи 57), не препятствуют сторонам доказывать обстоятельства в обоснование своей позиции по делу с использованием всех доступных средств доказывания (часть первая статьи 56), а суду - в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (часть первая статьи 68).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: