В соответствии с принципом законности суд наделен правом осуществлять контроль за

Обновлено: 02.02.2023

Под принципами понимаются основополагающие начала, определяющие сущность и предназначение прокурорской системы. Основные принципы организации и деятельности прокуратуры закреплены в в ст. 4 Закона о прокуратуре. К ним относятся: законность; единство и централизация органов прокуратуры; независимость; гласность.

Принцип законности

Принцип законности означает, что выполнение органами прокуратуры надзорной и иных функций должно осуществляться в соответствии с требованиями закона, при неукоснительном соблюдении закрепленных законом прав и интересов личности, общества, государства. Законность в деятельности прокуратуры означает, кроме того, направленность этой деятельности на обеспечение верховенства закона и иерархичности права, соблюдение установленных Конституцией РФ и законом прав и свобод граждан, установленного порядка поддержания законности в деятельности правоохранительных органов.
Принцип законности проявляется и в том, что различные аспекты организации и деятельности органов прокуратуры должны быть урегулированы в законодательном порядке наиболее полным и точным образом. Для прокуратуры соблюдение этой стороны данного принципа приобретает особый характер, если учесть, что ее основной функцией является надзор за исполнением законов. Данный принцип предусматривает и необходимость обеспечения требований законности в деятельности самих органов прокуратуры. Таким образом, принцип законности для системы органов прокуратуры, с одной стороны, определяет назначение надзорной и иной деятельности, а с другой стороны, характеризует подчинение требованиям закона методов и средств осуществления прокурорской деятельности.

Принцип единства

Принцип единства означает, что все территориальные и специализированные прокуратуры, действующие на территории РФ, составляют единую систему. Поэтому создание и деятельность на ее территории органов прокуратуры, не входящих в единую систему прокуратуры РФ, не допускается (п. 3 ст. 11 Закона о прокуратуре). Каждый прокурор действует на соответствующей территории или в сфере правовых отношений от имени России в целом и наделен в пределах своей компетенции едиными полномочиями и правовыми средствами их реализации. Единство органов прокуратуры тесно связано с централизацией прокуратуры и обусловлено необходимостью обеспечения единой законности на территории РФ, достижимой лишь руководством, исходящим из единого центра.

Принцип централизации

Принцип централизации проявляется в том, что нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим прокурорам и Генпрокурору РФ, который назначает на должность всех нижестоящих прокуроров. Соответственно все прокуроры подчинены и подотчетны ему. Вышестоящие прокуроры руководят деятельностью нижестоящих прокуроров и осуществляют контроль над ней. Приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, которые издает Генпрокурор РФ по вопросам организации деятельности системы прокуратуры, обязательны для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры (п. 1 ст. 17 Закона о прокуратуре).
Действие принципа централизации проявляется также в том, что вышестоящий прокурор может поручить нижестоящему выполнение своих обязанностей (кроме определенных законом случаев исключительной компетенции конкретного прокурора), принять на себя исполнение обязанностей нижестоящего прокурора, изменить или отменить любое его решение (если это предусмотрено законом).

Принцип независимости

Органы прокуратуры при осуществлении своей деятельности независимы от федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления и общественных объединений, что прямо закреплено в п. 2 ст. 4 Закона о прокуратуре. Сущность данного принципа состоит в том, что, осуществляя возложенные на него функции, каждый прокурор в своей деятельности независим и должен руководствоваться исключительно законами и издаваемыми в соответствии с ними приказами и указаниями Генпрокурора РФ. Таким образом, прокурор огражден от вмешательства в его надзорную деятельность. Воздействие в какой-либо форме указанных выше органов или их должностных лиц и представителей на прокурора с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствовать его деятельности влечет установленную законом ответственность, а также меры различного характера, применяемые в судебном порядке.
Прокуроры не могут быть членами выборных, назначаемых, создаваемых и иных органов, образуемых органами государственной власти и местного самоуправления. Данное требование Закона о прокуратуре является конкретным проявлением принципа независимости органов прокуратуры в отношениях с органами власти. Членство представителей прокуратуры в различных комиссиях и других органах означало бы разделение с ними ответственности за действия и решения и препятствовало бы или делало практически невозможным осуществление надзора за исполнением ими законов, что не исключает, однако, возможности ассоциативного (по согласованию) участия прокуроров в заседаниях таких структур, что на практике способствует более полному владению ими необходимой информацией, возможности высказать рациональные предложения по существу рассматриваемых вопросов.
Закон о прокуратуре (ст. 5) указывает на недопустимость вмешательства в прокурорскую деятельность, что является важной гарантией независимости прокуроров. Как вмешательство следует рассматривать обращения должностных лиц, депутатов, представителей СМИ к прокурору с требованиями предоставить информацию, составляющую служебную или иную тайну, выполнить или не выполнять конкретные действия либо совершить их определенным образом попреки интересам соблюдения законов, установления истины, привлечения к ответственности лиц, совершивших правонарушения.
Пунктом 4 ст. 4 Закона о прокуратуре определено, что прокурорские работники не могут быть членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности. Создание и деятельность общественных объединений, преследующих политические цели, и их организаций в органах и учреждениях прокуратуры не допускаются.
Еще одним аспектом конкретизации принципа независимости прокуратуры как условия объективности и принципиальности ее деятельности по укреплению законности, охране прав и свобод граждан является недопустимость совмещения прокурорскими работниками своей деятельности с иной оплачиваемой или безвозмездной деятельностью. Исключение составляет преподавательская, научная и иная творческая деятельность, которая может осуществляться на договорной, контрактной или разовой, эпизодической основе. Иной творческой работой могут быть любые иные творческие виды деятельности (журналистика, писательская деятельность, различные виды изобразительного искусства и т.д.). Объем, характер и интенсивность совмещаемой прокурорским работником деятельности не должны наносить ущерб качественному выполнению им своих служебных обязанностей и подлежит выполнению во внерабочее время.

Принцип гласности

Принцип гласности означает открытость деятельности органов прокуратуры, доступность для граждан, СМИ. Посредством реализации этого принципа общество осуществляет контроль за деятельностью органов прокуратуры. В порядке обратной связи обеспечение принципа гласности повышает уровень информированности населения о состоянии законности и деятельности прокуратуры по обеспечению прав и свобод граждан, недостатках в этой работе и позволяет им обращаться в органы прокуратуры. При этом граждане, СМИ сообщают об известных им фактах правонарушений. В результате последовательное соблюдение принципа гласности активно влияет на процесс укрепления законности.
Нормативное ограничение принципа гласности в деятельности органов прокуратуры определяется конституционными требованиями, а также нормами федерального законодательства. Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, "каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну". В п. 2 ст. 4 Закона о прокуратуре говорится о том, что органы прокуратуры действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства РФ об охране прав и свобод граждан, а также законодательства РФ о государственной и иной специально охраняемой законом тайне (государственная, военная, служебная, врачебная, коммерческая и др.). Указом Президента РФ от 30.11.1995 N 1203 утвержден Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. Согласно ст. 131 ГК информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.
На органы прокуратуры возложена обязанность информировать властные структуры России и ее субъектов, а также органы местного самоуправления и население о состоянии законности. Это связано со спецификой деятельности органов прокуратуры, в результате которой она осведомлена о состоянии законности практически во всех сферах правовых отношений, а также с тем обстоятельством, что прокуроры осуществляют координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью и при этом получают от них необходимую информацию. Такая информация представляется органам власти и местного самоуправления по отдельным правонарушениям или группе (виду) правонарушений в письменной (информация о состоянии законности) или устной (путем выступления прокурора с докладом) формах. Одним из проявлений этого принципа является ежегодное представление Генпрокурором РФ палатам Федерального Собрания и Президенту РФ доклада о состоянии законности и правопорядка в стране и о проделанной работе по их укреплению. Нижестоящие прокуроры представляют подобную информацию органам власти субъектов РФ, местного самоуправления. Все прокуроры предоставляют информацию радио, телевидению, газетам, выступают на страницах печати, с лекциями и докладами перед населением.

До 01.01.2025 установлен переходный период для приведения статусов и уставов муниципальных образований, а также законодательства в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 01.05.2019 N 87-ФЗ.

Статья 77. Контроль и надзор за деятельностью органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления

1. Органы прокуратуры Российской Федерации осуществляют надзор за исполнением органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, конституций (уставов), законов субъектов Российской Федерации, уставов муниципальных образований, муниципальных правовых актов.

(в ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Государственные органы, уполномоченные на осуществление государственного контроля (надзора) за деятельностью органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, включая территориальные органы федеральных органов исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации (далее - органы государственного контроля (надзора), осуществляют в пределах своей компетенции контроль (надзор) за исполнением органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, уставов муниципальных образований и иных муниципальных нормативных правовых актов при решении ими вопросов местного значения, осуществлении полномочий по решению указанных вопросов, иных полномочий и реализации прав, закрепленных за ними в соответствии с федеральными законами, уставами муниципальных образований, а также за соответствием муниципальных правовых актов требованиям Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, уставов муниципальных образований.

(в ред. Федеральных законов от 21.12.2013 N 370-ФЗ, от 18.07.2017 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.1. Органы государственного контроля (надзора) не вправе требовать от органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления осуществления полномочий, не отнесенных в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами к полномочиям органов местного самоуправления соответствующего муниципального образования, а также финансового обеспечения из местного бюджета соответствующих расходов.

(часть 2.1 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

2.2. Органы государственного контроля (надзора) осуществляют государственный контроль (надзор) за деятельностью органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, основываясь на принципах объективности, открытости и гласности.

При осуществлении государственного контроля (надзора) не допускается дублирование контрольно-надзорных полномочий органов государственного контроля (надзора) различных уровней.

Координацию деятельности органов государственного контроля (надзора) по планированию и проведению проверок в отношении органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления осуществляют органы прокуратуры.

(часть 2.2 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

В 2022 году плановые контрольные (надзорные) мероприятия не проводятся, за исключением случаев, указанных в Постановлении Правительства РФ от 10.03.2022 N 336.

2.3. Плановые проверки деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления проводятся органами государственного контроля (надзора) совместно на основании ежегодного плана проведения проверок, сформированного и согласованного прокуратурой субъекта Российской Федерации (далее - ежегодный план). При этом плановая проверка одного и того же органа местного самоуправления или должностного лица местного самоуправления проводится не чаще одного раза в два года.

Органы государственного контроля (надзора) направляют в прокуратуру соответствующего субъекта Российской Федерации проекты ежегодных планов проведения проверок деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления не позднее 1 сентября года, предшествующего году проведения проверок.

Указанные проекты рассматриваются прокуратурой субъекта Российской Федерации на предмет законности включения в них объектов государственного контроля (надзора) с внесением предложений руководителям органов государственного контроля (надзора) о проведении совместных плановых проверок.

Прокуратура субъекта Российской Федерации на основании представленных органами государственного контроля (надзора) проектов формирует ежегодный план не позднее 1 октября года, предшествующего году проведения проверок.

(часть 2.3 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

2.4. В ежегодный план включаются следующие сведения:

1) наименования и места нахождения органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, деятельность которых подлежит проверкам;

2) наименования органов государственного контроля (надзора), планирующих проведение проверок;

3) цели и основания проведения проверок, а также сроки их проведения.

(часть 2.4 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

2.5. Ежегодный план подлежит размещению на официальных сайтах прокуратуры субъекта Российской Федерации и соответствующего органа государственного контроля (надзора) в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" не позднее 1 ноября года, предшествующего году проведения проверок.

(часть 2.5 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

В 2022 году внеплановые контрольные (надзорные) мероприятия проводятся исключительно по основаниям, указанным в Постановлении Правительства РФ от 10.03.2022 N 336.

2.6. Внеплановые проверки деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления проводятся органами государственного контроля (надзора) на основании решения руководителя соответствующего органа государственного контроля (надзора) по согласованию с прокуратурой субъекта Российской Федерации, принимаемого на основании обращений граждан, юридических лиц и информации от государственных органов о фактах нарушений законодательства Российской Федерации, влекущих возникновение чрезвычайных ситуаций, угрозу жизни и здоровью граждан, а также массовые нарушения прав граждан.

Внеплановые проверки деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления могут также проводиться в соответствии с поручениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и на основании требования Генерального прокурора Российской Федерации, прокурора субъекта Российской Федерации о проведении внеплановой проверки в рамках надзора за исполнением законов по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, а также в целях контроля за исполнением ранее выданных предписаний об устранении выявленных нарушений. Указанные проверки проводятся без согласования с органами прокуратуры.

(в ред. Федерального закона от 27.12.2019 N 521-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(часть 2.6 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

2.7. Информация о плановых и внеплановых проверках деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, об их результатах и о принятых мерах по пресечению и (или) устранению последствий выявленных нарушений подлежит внесению в единый реестр проверок в соответствии с правилами формирования и ведения единого реестра проверок, утвержденными Правительством Российской Федерации.

(часть 2.7 в ред. Федерального закона от 19.02.2018 N 17-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.8. Запрос органа государственного контроля (надзора) о предоставлении информации направляется руководителю органа местного самоуправления или должностному лицу местного самоуправления с учетом их полномочий. Непосредственное рассмотрение запроса осуществляется руководителем органа местного самоуправления, к компетенции которого относятся содержащиеся в запросе вопросы.

Срок, устанавливаемый органами государственного контроля (надзора) для предоставления органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления информации по запросу указанных органов государственного контроля (надзора), составляет не менее 10 рабочих дней.

Сокращение срока предоставления информации допускается в случаях установления фактов нарушений законодательства Российской Федерации, влекущих возникновение чрезвычайных ситуаций, угрозу жизни и здоровью граждан, а также массовые нарушения прав граждан.

Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления вправе не предоставлять информацию по запросу органов государственного контроля (надзора), если эта информация ранее была предоставлена либо официально опубликована в средствах массовой информации или размещена на официальном сайте органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет". При этом орган местного самоуправления, должностное лицо местного самоуправления в ответе на запрос сообщают источник официального опубликования или размещения соответствующей информации.

(часть 2.8 введена Федеральным законом от 21.12.2013 N 370-ФЗ)

2.9. Органы государственного контроля (надзора) при выдаче предписаний об устранении выявленных нарушений и установлении сроков их исполнения обязаны учитывать необходимость соблюдения органами местного самоуправления требований и процедур, установленных законодательством Российской Федерации.

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления, наделенные в соответствии с уставом муниципального образования контрольными функциями, осуществляют контроль за соответствием деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления уставу муниципального образования и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам представительного органа муниципального образования.

4. Положения настоящей статьи не применяются в случаях, если федеральными законами установлен иной порядок организации и проведения контроля (надзора) за деятельностью органов местного самоуправления и должностных лиц органов местного самоуправления, а также к мероприятиям по контролю (надзору), проводимым должностными лицами органов федеральной службы безопасности.

Под принципом законности в ГПП понимается точное и неуклонное применение законов компетентными органами государства, соблюдение (исполнение) всеми участниками процесса, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами и гражданами предписаний Конституции, законов и соответствующих им иных нормативных актов. (основные положения этого закреплены в ст.15 КРФ)

Принцип законности (статья 15 К РФ, статья 11 ГПК и другие) заключается в обязанности суда и всех других участников процесса неукоснительно руководствоваться в своей деятельности нормами материального и процессуального правав целях решения задач гражданского судопроизводства.Гражданские дела должны рассматриваться и разрешаться в точном соответствии с нормами материального права и при условии строгого соблюдения норм процессуального права

Реализация принципа законности обеспечивается целым рядом процессуальных гарантий(независимость судей и подчинение их только КРФ и ФЗ, равноправие сторон, гласность судебного разбирательства, непосредственность и непрерывность судебного разбирательства и т.д.).

Следует выделить такие гарантии реализации принципа законности, как

· обязательность извещения заинтересованных лиц о времени и месте судебного заседания,

· возможность отвода судьи, участие прокурора в деле,

· участие в процессе государственных органов и органов МСУ,

· возможность для стороны иметь представителя,

· четкий регламент формы и содержания искового заявления,

· ограниченный перечень оснований к отказу в его принятии.

В качестве гарантии принципа законности в гражданском процессе установлена письменная форма судебного решения и подробно регламентировано структурное содержание последнего.

При пересмотре судебных актов в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, прежде всего, проверяется их законность. Одним из оснований отмены решения в апелляционном, кассационном и надзорном порядке является незаконность принятого судебного акта. Таким образом, суд не только строит свою деятельность на соблюдении закона, но и применяет его в целях восстановления нарушенной законности.

Пленум ВС разъяснил правила КАС и АПК для оспаривания решений госорганов.
В порядке главы 22 КАС и главы 24 АПК можно оспорить решения, действия и бездействие госорганов, органов местного самоуправления, если это порождает правовые последствия для граждан и организаций. Это может быть установление запрета, предоставление (отказ в предоставлении) права, возможность привлечения к юридической ответственности в случае неисполнения требований госоргана. Формальные нарушения, если они не повлияли на права заявителя, не влекут признание их незаконными.
Акты налоговых или таможенных проверок самостоятельно не оспариваются, поскольку являются средством фиксации выявленных нарушений. Это же касается документов, подтверждающих правовой статус гражданина, организации или правовой режим имущества (удостоверения, свидетельства, справки, протоколы). Оспорить можно только решение, принятое по этим документам. При этом требования о возмещении вреда от незаконных решений должны предъявляться отдельным иском.
Среди оспариваемых действий могут стать установка дорожных знаков, перенос пешеходного перехода, размещение информации в Интернете. Бездействием может быть нерассмотрение чиновником заявления или непринятие по нему решения.
Кроме госорганов и их должностных лиц ответчиком могут выступать органы без статуса юридического лица (экзаменационные или призывные комиссии), а также организации, наделенные отдельными публичными полномочиями (психиатрические больницы, медсанчасти ФСИН).
По правилам КАС и АПК не оспариваются решения, принятые в рамках уголовного дела или дела об административном правонарушении. Для этого предусмотрен иной порядок.
Независимо от названия заявления (исковое иди административное исковое) суд сам определяет, по каким правилам следует его рассматривать исходя из требования заявителя. Суд вправе сослаться на нормы права, не указанные в иске. Суд не связан доводами жалобы, так как он проверяет все имеющие значение для дела обстоятельства.

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2022. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС" (ИНН 7718013048, ОГРН 1027700495745). Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Главный редактор: Игнаткина В.В.

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.Н. Габибов, осужденный за совершение преступлений, просит признать не соответствующими статьям 18, 19 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положения статей 61 "Обстоятельства, смягчающие наказание", 62 "Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств" и пункта "а" части первой статьи 104.1 "Конфискация имущества" УК Российской Федерации, статьи 7 "Законность при производстве по уголовному делу", пункта 8 части первой статьи 73 "Обстоятельства, подлежащие доказыванию", части первой статьи 75 "Недопустимые доказательства", части второй статьи 82 "Хранение вещественных доказательств", статей 89 "Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности", 90 "Преюдиция" и 115 "Наложение ареста на имущество", части второй статьи 281 "Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля" УПК Российской Федерации, статьи 446 "Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам" ГПК Российской Федерации и статьи 12 "Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность" Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".

Положения статей 1, 6, 7 и 19 УПК Российской Федерации, регламентирующих порядок и назначение уголовного судопроизводства, а также закрепляющих принцип законности при производстве по уголовному делу и право на обжалование процессуальных действий и решений, направлены на обеспечение прав участников уголовного процесса и не могут расцениваться как нарушающие какие-либо права.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С. Киселев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность пункта "а" части третьей статьи 228.1 "Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества" УК Российской Федерации, а также частей первой и второй статьи 7 "Законность при производстве по уголовному делу", статей 14 "Презумпция невиновности", 17 "Свобода оценки доказательств" и 90 "Преюдиция" УПК Российской Федерации.

2.3. Статья 7 УПК Российской Федерации, обеспечивая действие общеправового принципа законности в уголовном судопроизводстве, устанавливает, что определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (часть четвертая). Данное требование распространяется как на решения, принимаемые должностными лицами органа предварительного расследования по жалобам и ходатайствам участников уголовного судопроизводства, так и на решения, выносимые судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, тем более что оспариваемые заявителем положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прямо обязывают указывать в апелляционных определении, постановлении, а также в постановлениях, выносимых по итогам рассмотрения кассационных жалоб и представлений, мотивы принимаемого решения (пункт 7 части третьей статьи 389.28 и пункт 5 статьи 401.10).

Приведенные нормы не содержат положений, освобождающих следователя и суд от выполнения всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14, 16 и 19 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Не предусматривают они и каких-либо изъятий, изменяющих установленный данным Кодексом порядок доказывания по уголовным делам, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 17, 74, 75 и 85 - 88), в том числе не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемого указанным способом доказательства, в частности путем постановки перед свидетелем или потерпевшим вопросов, заявления ходатайств о проведении процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность этого доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О, от 29 сентября 2011 года N 1285-О-О, от 29 сентября 2015 года N 1862-О и от 19 ноября 2015 года N 2640-О).

Что же касается статьи 401.10 УПК Российской Федерации, то она лишь устанавливает обязательное содержание постановления судьи об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Данная норма действует в нормативном единстве со статьей 7 этого Кодекса, закрепляющей принцип законности при производстве по уголовному делу, в соответствии с которым определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2015 года N 854-О и от 19 июля 2016 года N 1700-О).

Приведенные нормы не содержат положений, освобождающих следователя и суд от выполнения всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14, 16 и 19 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Не предусматривают они и каких-либо изъятий, изменяющих установленный данным Кодексом порядок доказывания по уголовным делам, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 17, 74, 75 и 85 - 88), в том числе не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемого указанным способом доказательства, в частности путем постановки перед свидетелем или потерпевшим вопросов, заявления ходатайств о проведении процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность этого доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О, от 29 сентября 2011 года N 1285-О-О, от 29 сентября 2015 года N 1862-О и от 19 ноября 2015 года N 2640-О).

1. Определением от 19 июля 2016 года N 1691-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.В. Яковенко на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 7, частью пятой статьи 39 и частью первой статьи 450 УПК Российской Федерации, поскольку жалоба не отвечала требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми обращение в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимым.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Кадомцев, осужденный за совершение преступлений, оспаривает конституционность статьи 7 "Законность при производстве по уголовному делу" УПК Российской Федерации, как не определяющей роль решений Конституционного Суда Российской Федерации в уголовном судопроизводстве и позволяющей судьям не руководствоваться содержащимся в данных решениях конституционно-правовым истолкованием норм уголовно-процессуального закона, а также статьи 231 "Назначение судебного заседания" того же Кодекса, как допускающей лишение обвиняемого права на заявление мотивированного ходатайства о проведении предварительного слушания и не предусматривающей возможность обжалования постановления судьи о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания в случае нарушения этим решением прав стороны защиты.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации О.С. Трушков просит признать не соответствующими статьям 2, 6, 18, 19, 45, 46 и 50 Конституции Российской Федерации статьи 7 "Законность при производстве по уголовному делу", 389.9 "Предмет судебного разбирательства в апелляционном порядке" и 401.1 "Предмет судебного разбирательства в кассационном порядке" УПК Российской Федерации в той мере, в какой данные нормы по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют, по его мнению, судам первой, апелляционной и кассационной инстанций игнорировать и произвольно отклонять доводы поданных стороной защиты жалоб и ходатайств, не приводя при этом фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, а также выносить по этим обращениям решения без учета всех указанных в них доводов и без приведения мотивов, по которым эти доводы проигнорированы или отвергнуты.

14. Разъяснить судам, что по смыслу статей 7, 15, части 3 статьи 463, статьи 464 УПК РФ, статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, статей 3, 11 Европейской конвенции о выдаче при рассмотрении жалобы на решение о выдаче обязанность обоснования обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии серьезных оснований полагать, что к лицу могут быть применены наказание в виде смертной казни, пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, а также что лицо может подвергнуться преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям, возлагается на органы прокуратуры Российской Федерации.

Постановления органа дознания или дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).

Нарушение норм УПК РФ органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК РФ).

3.2. Проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, - в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу (Определение Конституционного Суда от 8 ноября 2005 года N 439-О).

3.4. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 мая 2015 года N 9-П, федеральный законодатель, осуществляя предоставленные ему полномочия, был вправе установить приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед иными федеральными законами в регламентации соответствующих правоотношений (статья 7), в том числе связанных с реабилитацией и восстановлением прав лиц, подвергшихся незаконному или необоснованному уголовному преследованию, исходя из того, что значимым ориентиром для разрешения коллизии законов в контексте конституционных предписаний в любом случае является требование о приоритетности прав и свобод человека и гражданина, которые, в частности, определяют смысл, содержание и применение законов (статьи 2 и 18 Конституции Российской Федерации).

Пересмотр вступивших в законную силу приговоров может быть осуществлен в процедуре возбуждения производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Часть первая статьи 415 УПК Российской Федерации, наделяющая полномочиями по возбуждению такого производства (в частности, по инициативе сторон) прокурора, не содержит каких-либо положений, предполагающих произвольный характер реализации прокурором этих полномочий и наличие у него возможности безосновательно отказать в возбуждении производства, - в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации принимаемые прокурором решения, в том числе по вопросу о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, как и любые решения, принимаемые в ходе уголовного судопроизводства, должны отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности.

Согласно части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными и обоснованными. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 2 февраля 1996 года N 4-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР, правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года; статья 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года); ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Вопреки утверждению заявителя, статья 162 УПК Российской Федерации не предполагает повторного исчисления срока предварительного следствия по одному и тому же уголовному делу, равно как и произвольного продления срока предварительного следствия. По смыслу взаимосвязанных положений части седьмой статьи 162 и части четвертой статьи 7 указанного Кодекса, в случае необходимости продления срока предварительного следствия следователь выносит мотивированное постановление и представляет его на утверждение руководителю следственного органа.

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25 января 2005 года N 42-О, вынесенном по жалобам граждан П.А. Астахова, С.Д. Замошкина, В.К. Карцевой и Ю.А. Костанова на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации, пришел к выводу, что данные положения в их конституционно-правовом истолковании не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора и суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, от мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом, а также признал жалобы заявителей не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленных в них вопросов не требовалось вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: