В мотивировочной части решения вынесенного по иску зао троя о взыскании 3 тыс

Обновлено: 24.09.2022

Суд вынес резолютивную часть решения о частичном удовлетворении исковых требований «02» июня, разъяснив сторонам, что с описательной и мотивировочной частями решения они смогут ознакомиться «06» июня. «04» июня судья ушёл на больничный, в связи с чем, решение было изготовлено только «14» июня. Ответчик получил копию решения «26» июня, а представитель истца- «16» июля. До какого момента стороны могут подать на решение суда апелляционную жалобу? Как исчисляются процессуальные сроки?

Добрый день. Алиасхаб, в силу статьи 321 Гражданского процессуального кодекса РФ:

2. Апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, если иные сроки не установлены настоящим Кодексом.

Последний день подачи апелляционной жалобы — 15 июля. Единственный вариант для ответчика:

1. Подать заявление о восстановлении пропущенных процессуальных сроков в силу статьи 112 ГПК РФ:

1. Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

2. Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие.

В ходе проведения манёвров в Ардонском районе Республики Северная Осетия-Алания управляемый военнослужащим войсковой части 34486 бронетранспортёр БТР-80 задавил корову, принадлежавшую гражданину Александрову С.В. Александров С.В., являвшийся военным пенсионером, обратился к военному прокурору Владикавказского гарнизона, которому пояснил, что сам иск составить не может, денег на госпошлину и адвоката не имеет, в связи с чем просит оказать содействие в возмещении причиненного ему ущерба. Военный прокурор Владикавказского гарнизона подготовил в интересах Александрова С.В. иск о взыскании 150 000 рублей с войсковой части 34486 в счёт возмещения ущерба, причиненного источником повышенной опасности, и за своей подписью направил этот иск во Владикавказский гарнизонный военный суд. 1. Определите применимые нормы права, истолкуйте их и укажите формыи основания участия прокурора в гражданском процессе? Каково правовое положение прокурора в гражданском процессе? 2. Оцените действия прокурора, обозначенные в фабуле. 3. Дайте юридическое заключение по вопросу, как должен поступить суд с исковым заявлением прокурора? 4. Составьте определение, которое суд должен вынести при поступлении вышеуказанного заявления прокурора.

В гражданском процессе рассматривается дело. В нем есть один из ответчиков в отношении которого ведется уголовное дело в МВД (дело в уголовный суд еще не ушло). Нужно чтоб уголовное дело как можно быстрее ушло в суд и так же нужно в то же самое время запросить материалы дела в гражданский суд. Но получается если гражданский процесс удовлетворит ходатайство о запросе материалом уд в суд то этим затормозит уд и оно не уйдет так быстро в уголовный суд как могло бы. Как в этом случае поступить ? Запросить копию ? Так же прошу указать на какие статьи ссылаться в данном ходатайстве.

Здравствуйте. Имеет ли право судья в гражданском процессе требовать справку об инвалидности у истца? С уважением Виктор Васильевич.

В какой момент выносится апелляционное определение судом по Гражданскому процессу (оЗПП)? СИТУАЦИЯ Рассматриваю вариант отказа от своей жалобы. На днях будут рассматриваться ходатайства с обеих сторон о восстановлении сроков на обжалование. Жалобы 100% будут приняты к производству т. к. сроки вообще не нарушены (отсчет от момента получения ответчиком копии решения суда - 37 дней, дело рассмотрено _заочно_), но относительно дня вынесения решения в окончательной форме - нарушены. Следующая инстанция, как указано, в решении суда - краевой суд. В этом случае апелляционное определение выносится при восстановлении сроков судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции?

Верховный Суд указал, что апелляция взыскала с субподрядчика расходы на судебную экспертизу и госпошлину, что с учетом нарушения подрядчиком условий договора противоречит принципу пропорционального распределения судебных расходов


Одна из экспертов заметила, что спор, не отличающийся сложными вопросами права, был удостоен внимания ВС только по той причине, что апелляционная инстанция допустила грубую ошибку – мотивировочная часть судебного акта противоречила резолютивной, при этом суд округа ошибку не исправил. Другой указал, что, поскольку новое рассмотрение дела должно происходить с учетом позиции Верховного Суда, судьям придется принимать «соломоново решение», так как обе стороны спора нарушили права друг друга.

Определением № 305-ЭС20-23225 Верховный Суд разобрался в деле № А40-283356/2018, в котором апелляция неверно применила нормы процессуального права, нарушив тем самым права обеих сторон спора.

6 октября 2017 г. между ООО «Аскон» (субподрядчик) и АО «Моспромстрой» (подрядчик) был заключен договор подряда на выполнение комплекса работ. В приложениях к договору были определены состав, объем, стоимость работ и сроки их выполнения. В связи с необходимостью выполнения дополнительного объема работ стороны подписали допсоглашения к договору. Также они согласовали в договоре ответственность в виде неустойки за нарушение подрядчиком сроков оплаты работ, а субподрядчиком – сроков выполнения работ.

Ссылаясь на ненадлежащее исполнение подрядчиком обязательства по оплате выполненных работ, общество «Аскон» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании более 48,5 млн руб. задолженности и свыше 38,5 млн руб. неустойки.

АО «Моспромстрой», в свою очередь, предъявило встречный иск о взыскании неустойки за нарушение субподрядчиком сроков выполнения работ на сумму более 142,6 млн руб., задолженности по оплате стоимости материалов и не возвращенного субподрядчиком оборудования для производства работ на сумму свыше 13,3 млн руб.

Установив факт выполнения субподрядчиком предъявленных к оплате работ, неисполнение подрядчиком встречных обязательств по договору, а также отсутствие доказательств приема-передачи оборудования, суд, руководствуясь ст. 309, 310, 330, 333, 711, 740, 746 и 753 ГК РФ, частично удовлетворил первоначальный иск, отказав в удовлетворении встречных требований. При этом, отказывая в удовлетворении встречного иска в части взыскания неустойки, суд исходил из установленных обстоятельств выполнения субподрядчиком дополнительных работ на объекте, ненадлежащего исполнения подрядчиком встречных обязательств, сдачи работ по корпусам № 1 и № 2 по двусторонним актам приемки работ, сдачи работ по корпусу № 3 по подписанному субподрядчиком в одностороннем порядке акту от 22 октября 2018 г. № 13 и отсутствия мотивированного отказа подрядчика от его подписания. Таким образом, суд взыскал в пользу ООО «Аскон» более 48,5 млн руб. задолженности и свыше 3,8 млн руб. неустойки.

Апелляция, признав ошибочными выводы суда первой инстанции относительно толкования условий договора о сроках выполнения работ, указала, что работы по корпусам № 1 и № 2 сданы с нарушением сроков выполнения, корпус № 3 еще не сдан, а акт приемки от 22 октября 2018 г. № 13 сторонами не подписан.

Суд апелляционной инстанции с учетом экспертного заключения сделал выводы о выполнении субподрядчиком работ с существенными недостатками, стоимость устранения которых превышает сумму задолженности. Также суд посчитал, что подрядчик нарушил сроки оплаты работ, а субподрядчик – сроки выполнения работ. Апелляция указала, что у субподрядчика имеется задолженность по оплате переданных подрядчиком материалов для обустройства работ.

Применив положения ст. 333 ГК к требованию «Моспромстроя» о взыскании неустойки, апелляция изменила решение первой инстанции, отказав в первоначальном иске и частично удовлетворив встречный с учетом зачета требований: с «Аскон» в пользу «Моспромстрой» взыскано 22 млн руб. неустойки и более 12 млн руб. задолженности. Кассация поддержала выводы апелляционной инстанции.

Общество «Аскон» обратилось в Верховный Суд. Рассмотрев дело, ВС отметил, что, согласно положениям договора, приемка результатов выполненных субподрядчиком работ осуществляется в течение 10 рабочих дней с даты предъявления подрядчику результата выполненных работ; подрядчик принимает результат выполненных субподрядчиком работ, подписывает и возвращает представленные документы либо направляет мотивированный отказ от их подписания и приемки результата работ.

Как указано в определении, суд апелляционной инстанции, ограничившись указанием на отсутствие подписанного сторонами акта приемки работ по корпусу № 3, не исследовал вопрос о соблюдении подрядчиком порядка приемки работ, предусмотренного положениями ст. 753 ГК и условиями договора, не установил всех необходимых для правильного разрешения спора обстоятельств, которые могли бы повлиять на выводы суда о применяемой к ООО «Аскон» мере ответственности за нарушение сроков выполнения работ. ВС отметил также, что представитель АО «Моспромстрой» пояснил Экономколлегии, что корпус № 3 на момент рассмотрения дела в апелляции был сдан, что также опровергает вывод апелляционного суда об обратном.

Кроме того, ВС обратил внимание, что подлежащая в результате зачета взысканию сумма неустойки определена апелляцией с нарушением требований, предусмотренных абз. 2 ч. 5 ст. 170 АПК.

Верховный Суд отметил, что, как следует из резолютивной части апелляционного постановления, в удовлетворении первоначального иска было отказано. В то же время, согласно мотивировочной части документа, апелляционным судом установлены обстоятельства нарушения подрядчиком сроков оплаты работ. При этом суд, несмотря на установленный им факт нарушения подрядчиком сроков оплаты работ и произведенный в мотивировочной части постановления зачет встречных обязательств, указал в резолютивной части на отказ в удовлетворении первоначального иска, взыскав в то же время с «Моспромстрой» в пользу «Аскон» госпошлину без обоснования и приведения расчетов.

Более того, отмечается в определении, апелляционный суд, ссылаясь на отказ в удовлетворении требований по первоначальному иску, отнес расходы по оплате услуг представителя по первоначальному иску на общество «Аскон», взыскав с него и расходы на проведение судебной экспертизы, что с учетом установленного в мотивировочной части постановления факта нарушения подрядчиком сроков оплаты работ, явившегося основанием для проведения зачета требований в части неустойки, привело к нарушению ст. 110 АПК о пропорциональном распределении судебных расходов.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты кассации и апелляции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат практики разрешения споров и медиации юридической фирмы ART DE LEX Валерия Ивачева полагает, что спор, не отличающийся сложными вопросами права, был удостоен внимания ВС только по той причине, что апелляция допустила грубую ошибку – мотивировочная часть судебного акта противоречила резолютивной, при этом суд округа ошибку не исправил. По мнению адвоката, подобные ошибки в судебной практике встречаются, но не носят системный характер, и окружная кассация успешно их исправляет (например, Постановление АС Северо-Западного округа от 27 августа 2020 г. № Ф07-8390/2020 по делу № А56-9322/2018). Валерия Ивачева посчитала, что разъяснения ВС в данном случае не требуются, поскольку данная проблема касается лишь внимательности судебного состава, рассматривающего спор.

По мнению адвоката АП Санкт-Петербурга Антона Лебедева, судебный процесс по данному делу демонстрирует «обычную чехарду», выделяясь только назначением экспертизы в апелляционной инстанции – апелляционный суд не пояснил, почему пришел к выводу о необходимости назначения экспертизы и почему сторона спора не воспользовалась этим правом в первой инстанции. «При этом судебный акт первой инстанции вообще не содержит упоминания о какой-либо экспертизе, поэтому можно сделать вывод, что перед судом такой вопрос не ставился, в связи с чем ходатайство о назначении экспертизы в апелляции выглядит странным», – посчитал эксперт. Он заметил, что по результатам экспертизы, «появившейся» только во второй инстанции, истцу даже не дали возможности задать вопросы, так как суд отклонил ходатайство о вызове эксперта в процесс. При этом заключение эксперта являлось основанием для «поворота» решения первой инстанции.

«Вместе с тем Верховный Суд отметил, что судебные акты двух инстанций не идеальны: по первому акту не учтены недостатки в выполненных работах, по второму – сроки сдачи работ. Поэтому ВС не смог оставить в силе ни один из данных судебных актов и вернул дело на новое апелляционное рассмотрение. Так как новое рассмотрение должно происходить с учетом позиции Верховного Суда, судьям придется принимать “соломоново решение”, поскольку обе стороны спора нарушили права друг друга», – подчеркнул Антон Лебедев.

Я расскажу о последних новостях и публикациях.
Читайте меня, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!

Несмотря на то, что относительно расчета процентов имеется множество материалов как в научной литературе, так и в интернете, данный вопрос по прежнему, на наш взгляд, является актуальным, по крайней мере в арбитражной практике возникает ряд вопросов, подлежащих разъяснению, в частности – как всё-таки правильно изложить свои требования, в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, в исковом заявлении?

В настоящей статье мы попытаемся осветить данную проблему со всех сторон, а также привести в качестве примера сложившуюся судебную практику. Статья будет интересна всем кто так или иначе связан со взысканием задолженности в суде.

Наверно ни для кого не будет секретом то, что большинство юристов в настоящее время предпочитают использовать следующую схему, благодаря которой становится возможным по максимуму взыскать с ответчика штрафные санкции.

Для начала, при составлении искового заявления рассчитываются пени или проценты за пользование чужими денежными средствами на дату непосредственно подачи искового заявления в суд. Далее, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в ходе проведения разбирательства по делу юристы, кому не лень, уточняют (увеличивают) исковые требования, пересчитывая пени или проценты на предполагаемую дату вынесения решения суда.

После того, как суд вынесет решение и оно вступит в законную силу, юрист, получив исполнительный лист предъявляет его к исполнению, направляет его судебным приставам или в казначейство, либо самостоятельно предъявляет его в кредитную организацию, в которой у должника открыт банковский счет.

В данном случае, получив причитающиеся по решению суда денежные средства, взыскатель не лишен возможности снова обратиться в тот же суд с требованием о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с даты вынесения решения суда и по дату непосредственного исполнения.

Следует отметить то, что повторное обращение в суд хоть и принесет желанный результат в виде восстановления справедливости, но повлечет новое судебное разбирательство, которое может занять в среднем 6 месяцев до получения денег.

В ряде ситуаций, просить суд в исковом заявлении о присуждении неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства, представляется более целесообразным.

В этом случае может возникнуть ряд вопросов:

– Как рассчитать проценты за пользование чужими денежными средствами на дату исполнения решения суда?

– Как рассчитать государственную пошлину, учитывая, что госпошлина рассчитывается исходя их цены иска в которую включается, помимо прочего и проценты за пользование чужими денежными средствами?

– Каким образом и кто будет рассчитывать подлежащую взысканию сумму с учетом процентов?

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 333.22 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) установлено, что по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, цена иска определяется истцом, а в случае неправильного указания цены иска – арбитражным судом. В цену иска включаются указанные в исковом заявлении суммы неустойки (штрафов, пеней) и проценты.

Следует отметить то, что положениями НК РФ, в том числе ст. ст. 333.21 и 333.22 НК РФ, не урегулирован вопрос о том, как следует исчислять государственную пошлину в случае взыскания с должника процентов по правилам ст. 395 ГК РФ по день фактического возврата суммы долга.

Однако, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации своим Постановлением от 04 апреля 2014 года № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» постарался внести определенность по данному вопросу.

Разъяснения в первую коснулись оплаты государственной пошлины. В частности, в вышеуказанном Постановлении говорится о том, что согласно подпункта 2 пункта 1 статьи 333.22 НК РФ при заявлении требования о взыскании процентов по день фактического исполнения, следует понимать, что государственная пошлина уплачивается от суммы, определяемой на день предъявления иска.

Таким образом, для того, чтобы рассчитать госпошлину, проценты за пользование чужими денежными средствами необходимо рассчитывать на дату предъявления искового заявления.

Что касается того, кто будет производить расчет процентов на дату исполнения, то Пленум разъяснил, что, если исполнительный лист предъявлен взыскателем для исполнения судебным приставам, то по смыслу п. 16 ч. 1 ст. 64 и ч. 2 ст. 70 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) итоговая денежная сумма, подлежащая взысканию, рассчитывается судебным приставом-исполнителем исходя из резолютивной части судебного акта.

Если исполнительный лист предъявлен взыскателем для исполнения непосредственно в банк – банки также производят расчет соответствующих сумм.

При этом как судебные приставы, так и банки, в случае неясности вправе обратиться в суд за разъяснением судебного акта (статья 179 АПК РФ).

Так же Пленум отметил, что поскольку пункт 1 статьи 395 ГК РФ подлежит применению к любому денежному требованию, вытекающему из гражданских отношений, а также к судебным расходам, законодательством допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта.

Судам дано разъяснение, что с целью обеспечения своевременного исполнения судебного акта должником суд, удовлетворяя заявление о взыскании денежных средств, присуждает истцу проценты за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения (далее – проценты на случай неисполнения судебного акта). При этом суд указывает в резолютивной части судебного акта на взыскание названных процентов по ставке рефинансирования Банка России, если стороны не представят достаточных доводов, обосновывающих увеличение ставки на определенный размер.

Тут, к слову, на наш взгляд Пленумом дана не совсем корректная формулировка, поскольку возникает, как минимум три вопроса:

– не понятно, почему суд присуждает истцу проценты «с момента вступления судебного акта в законную силу». А что же делать с процентами за период с момента когда обязательство должно было быть исполнено до момента вступления судебного акта в законную силу?

– если дату вынесения еще можно определить, по крайней мере уточнить исковые требования на дату заседания, то для того, чтобы определить дату вступления решения в законную силу (в случае обжаловании решения – дату принятия решения апелляционным судом), никак не зависящую от воли истца, понадобится дар предвидения. Каким образом, не обращаясь в суд с новым исковым заявлением, взыскать проценты за период с момента принятия решения по дату вступления решения в силу? А порой это бывают весьма значительные суммы.

– каким образом данное разъяснение соотносится с положением п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которого «предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом»? Ведь присуждая проценты «на всю взыскиваемую сумму», проценты будут начисляются и на неустойку (в том числе законную), если они были заявлены.

Тем не менее, данные разъяснения Пленума пошли на пользу, поскольку ссылаясь на них как на основания, суды начали применять их на практике.

Так по делу № А40-77423/14 Арбитражным судом города Москвы вынесено Решение от 25 августа 2014 года, взыскана с Ответчика в пользу Истца сумма неотработанного аванса по договору, неустойка и расходы по оплате государственной пошлины.

Далее суд указал, что в порядке ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию, начисляемые на общую взысканную сумму (включая основной долг, неустойку и судебные расходы) по ставке 8,25 % годовых, с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

Постановлением Девятого арбитражного аппеляционного суда от 24 ноября 2014 года вышеуказанное решение Арбитражного суда города Москвы оставлено без изменения, апелляционная жалоба ответчика – без удовлетворения.

При этом апелляционная инстанция указала, что Решение суда в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами на взысканную судом сумму с момента вступления решения суда в законную силу до его фактического исполнения соответствует требованиям ст.395 ГК РФ и разъяснениям, данным в п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 04.04.2014 № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

Как видно из вышеприведенного примера, проценты за пользование чужими денежными средствами взысканы, помимо прочего, также и на неустойку.

Поскольку в нашей практике довольно много споров по государственным и муниципальным контрактам, вкратце отметим позицию Министерства по данному вопросу.

Фактически Министерство финансов данным письмом указывает на то, что разъяснения Пленума ВАС РФ, в части обращения взыскания на средства бюджетов бюджетной системы, должно применяться соответствующими подразделениями Федерального казначейства «в той мере, в какой оно согласуется с нормами права, включая правовые режимы специального регулирования».

Минфин указывает, что Постановление не учитывает особенностей порядка исполнения судебных решений публично-правовыми образованиями, приводит довод о том, что поскольку проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат в случае неправомерного удержания этих средств, уклонения от их возврата и прочее, то есть при недобросовестности должника, а в соответствии с п. 6 ст. 242 БК РФ исполнение судебных актов производится в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов, то бюджет вроде и не является недобросовестным должником и напротив, данные разъяснения могут привести к «использованию данного института финансовой ответственности в качестве дополнительного средства обогащения».

Другими словами, Минфин разъяснил подведомственным органам, что публично-правовые образования являются «более равными» участниками гражданских правоотношений, разъяснения следует применять выборочно, а управлениям Федерального казначейства поручается незамедлительно «принимать исчерпывающие меры по их обжалованию», что исходя из нашей арбитражной практики по спорам по государственным и муниципальным контрактам фактически означает максимально затягивать момент оплаты исполнителю выполненных работ.

В заключение, по уже сложившейся традиции, приведем вариант формулировки для искового заявления в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

В качестве основания для взыскания, в соответствующем разделе мотивировочной части искового заявления, предлагаем указывать следующее:

«Согласно ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

По смыслу ст.ст. 330, 395, 809 Гражданского кодекса Российской Федерации истец вправе требовать присуждения неустойки или иных процентов по день фактического исполнения обязательства.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 г. № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», поскольку пункт 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению к любому денежному требованию, вытекающему из гражданских отношений, а также к судебным расходам, законодательством допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта. Исходя из этого и с целью обеспечения своевременного исполнения судебного акта должником суд, удовлетворяя заявление о взыскании денежных средств, присуждает истцу проценты за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения. При этом суд указывает в резолютивной части судебного акта на взыскание названных процентов по ставке рефинансирования Банка России, если стороны не представят достаточных доводов, обосновывающих увеличение ставки на определенный размер.

Согласно указанию Центрального Банка Российской Федерации от 13.09.2012 г. № 2873-У, с 14.09.2012 г. учетная ставка рефинансирования равна 8,25 %.».

Просительную же часть искового заявления, рекомендуется дополнить следующим положением:

«Указать в решении, что, в случае не своевременного исполнения судебного акта ответчик должен будет уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые на общую взысканную сумму по ставке 8,25 % годовых, с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения».

Границы банкротного моратория и полномочий Росреестра: практика АС Московского округа

Ответчик попытался приостановить исполнение решения о взыскании с него многомилионного долга. Он ссылался на банкротный мораторий, который запрещает обращение взыскания на заложенное имущество. Но АС Московского округа подчеркнул, что связанные с мораторием ограничения касаются только банкротов. В другом майском деле судьи рассказали, как нужно взыскивать судебные расходы по делам об административных правонарушениях, а также призвали нижестоящие инстанции найти подтверждение конклюдентным действиям участников спора в переписке в WhatsApp.

Излишне самостоятельный суд и восстановленный срок

В деле № А40-226986/2021 суды рассматривали иск фирмы «Траст — Западная Сибирь» к страховой компании «Альянс» о взыскании страхового возмещения в размере 203 541 руб. Страховой случай наступил после смерти Леонида Милашина*, который застраховал свою жизнь в «Альянсе» при получении кредита в Сбербанке. Права требования по страховому договору перешли к истцу.

При этом в просительной части «Траст — Западная Сибирь» заявил требование о взыскании возмещения за смерть другого заемщика, Михаила Пантилеева*. В основном тексте искового заявления Пантилеев ни разу не упоминался, а истец все время указывал на наступление страхового случая в отношении Милашина. Кроме того, в приложенных к иску документах речь шла только о Милашине.

Несмотря на это АСГМ в упрощенном порядке рассмотрел и частично удовлетворил иск. Упоминание Пантилеева в просительной части признали опиской, как и неправильную сумму требований. 9-й ААС с этим согласился. Но Арбитражный суд Московского округа такую самостоятельность первой инстанции не оценил. Истец не уточнял первоначально заявленные требования, а значит, и суд не мог этого сделать. Рассматривать такой иск было нельзя, суду следовало основательно разобраться в том, по какому страховому случаю заявлены требования. Поэтому спор вернули в АСГМ на новое рассмотрение.

Еще одну процессуальную ошибку окружной суд исправил в деле № А40-214136/2021. Этот спор тоже рассматривался в упрощенном порядке, а значит, без подготовки судом мотивировочной части решения. Но ответчик не согласился с решением от 6 декабря 2021-го и попросил суд изготовить мотивировку, чтобы обжаловать акт в апелляции. Полная версия решения была опубликована в картотеке арбитражных дел 1 марта, а ответчик обратился с жалобой 15-го. То есть он уложился в 15-дневный срок, предусмотренный ч. 4 ст. 229 АПК. Но с этим не согласился 9-й ААС, который посчитал срок пропущенным. АС Московского округа напомнил: если суд изготовил мотивированное решение по заявлению стороны, то срок на его обжалование исчисляется с даты изготовления мотивированного текста решения. Спор вернули на рассмотрение в апелляцию.

Границы банкротного моратория

Чернобай обратился в Арбитражный суд Московского округа. В жалобе он заявил ходатайство о приостановлении исполнения решения, так как в период действия моратория на банкротство обращение взыскания на заложенное имущество не производится (Постановление Правительства РФ от 28.03.2022 № 497 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами»). Но судья Инна Лазарева указала: связанные с мораторием ограничения касаются только лиц, которые проходят процедуру несостоятельности. Ответчик не представил доказательств, что такое дело возбуждено в его отношении. К тому же взыскание на его долю в компании обратили задолго до введения моратория.

Эти выводы были изложены в определении о принятии жалобы к производству. 9 июня окружной суд рассмотрел жалобу по существу и отказал заявителю.

Судебные расходы как убытки

Жителя Казани привлекли к административной ответственности и оштрафовали на 2500 руб. Мужчина решил оспорить взыскание в суде, для чего обратился за помощью к юристу Аделю Абдуллину. Тот представлял его интересы в судах двух инстанций и добился прекращения производства в связи с отсутствием состава преступления. Услуги юриста обошлись истцу в 50 000 руб., право требования которых он передал предпринимателю Альфии Мансуровой. Та обратилась в АСГМ с иском к МВД о взыскании 50 000 руб. в качестве убытков (дело № А40-68711/2021).

Первая инстанция удовлетворила требования истицы, но 9-й ААС отменил решение. Суд указал, что издержки, связанные с представительством в суде, — это судебные расходы и возмещать их нужно в особом порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства, а не через иск об убытках.

Арбитражный суд Московского округа отменил решение апелляционного суда. Кассация напомнила, что в производстве по делам об административных правонарушениях не действуют нормы КАС. Понесенные убытки можно было заявить к взысканию только в соответствии с гражданским законодательством, что Мансурова и сделала. Поэтому окружной суд отменил постановление 9-го ААС и «засилил» позицию первой инстанции.

Переписка как доказательство

Индивидуальный предприниматель Иван Гришин оказывал ИП Артуру и Гарику Григорянам услуги по продвижению публикаций в соцсетях. О сотрудничестве стороны договорились в переписке в мессенджере, где и обсуждали исполнение. Письменный договор ответчики не подписывали, но передали исполнителю логины и пароли от необходимых страниц в соцсетях. Сотрудничество продлилось больше года, но Григоряны не оплатили некоторые оказанные услуги на сумму в 180 400 руб. Гришин подал иск (дело № А40-89211/2021).

Две инстанции отказали заявителю: истец не доказал, что исполнял свою обязанность регулярно передавать ответчикам отчетность об оказанных услугах. Ссылки истца на переписку в мессенджере суд первой инстанции отклонил, потому что в соглашении сторон не шло речи о такой форме коммуникации. А раз так, то у истца нет доказательств оказания услуг.

Окружной суд исправил ошибку. Кассация напомнила, что отсутствие подписанного в двустороннем порядке акта приемки само по себе не свидетельствует, что услуги не были оказаны, — это можно подтвердить и другими доказательствами. Суды проигнорировали частичную оплату услуг со стороны ответчиков, которая подтверждает реальность отношений сторон. Кроме того, нижестоящим инстанциям следовало дать оценку переписке в мессенджере, что АСГМ и сделает при новом рассмотрении дела.

Место Росреестра

Роман Синченко, конкурсный управляющий ООО «Авто-Престус», за 5,1 млн руб. продал компании «Контурные карты» здание автомобильного дилерского центра на севере Москвы. Но столичное управление Росреестра отказалось зарегистрировать переход права собственности. Ведь договор купли-продажи заключали без торгов и в отсутствие полномочий у конкурсного управляющего.

Синченко пожаловался на действия управления в суд (дело № А40-145578/2020). Суд учел, что продажа произошла без привлечения оценщика, а кадастровая стоимость объекта более чем в пять раз превышала стоимость его продажи. Поэтому управляющий не мог таким образом распорядиться имуществом банкрота, в связи с чем отказ Росреестра признали правомерным.

Арбитражный суд Московского округа с такой оценкой не согласился. Кассация обратила внимание на имеющееся в банкротном деле и утвержденное кредиторами «Авто-Престуса» положение о продаже имущества без проведения торгов, которое позволяло управляющему продать часть имущества без торгов. На основании этого документа он и заключил договор купли-продажи с «Контурными картами». Это положение можно было оспорить в банкротном деле, но никто этого не сделал.

Окружной суд раскритиковал и позицию Росреестра. Регистратор не вправе подвергать проверке соблюдение условий для заключения договора, поскольку этот вопрос относится к компетенции собрания кредиторов. Управление не могло отказать в переходе права собственности, отметили судьи окружного суда и обязали чиновников завершить регистрацию.

Подсчет убытков

АО Торговый дом «Галион» отдало в аренду ЗАО «Монолит» индукционную плавильную печь. У арендатора накопился долг по договору в 7,3 млн руб. Стороны договорились, что в счет уплаты долга «Монолит» передаст «Галиону» свое оборудование — горизонтальную машину непрерывного литья заготовок. Оформили договором поставки с оплатой зачетом. Арендатор неоднократно направлял контрагенту уведомления, что тот может забрать аппарат. Но «Галион» так этого и не сделал, а вместо этого «просудил» долг контрагента в суде.

«Монолит» тем временем нашел нового покупателя на аппарат, правда за цену в три с лишним раза меньше — 2,3 млн руб. Эти деньги пошли на оплату «просуженного» долга перед «Галионом». После этого «Монолит» обратился в АСГМ со своим иском. Компания потребовала, чтобы контрагент возместил ему убытки в виде разницы в цене двух договоров. Истец указал: если бы «Галион» исполнил договор и забрал имущество в счет долга, аппарат не пришлось бы продавать значительно дешевле (дело № А40-140809/2021).

Суды решили, что раз ответчик не оплачивал оборудование деньгами, значит, у него не возникло обязанности забрать имущество. 9-й ААС к тому же подчеркнул, что истец не обосновал разумность цены, по которой продал оборудование в рамках замещающей сделки, а значит, размер убытков подсчитать невозможно. Арбитражный суд Московского округа с этим не согласился. В удовлетворении требования о возмещении убытков нельзя отказать только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Суду следовало определить размер убытков с разумной степенью достоверности, а не отказывать в иске.

Границы банкротного моратория и полномочий Росреестра: практика АС Московского округа

Ответчик попытался приостановить исполнение решения о взыскании с него многомилионного долга. Он ссылался на банкротный мораторий, который запрещает обращение взыскания на заложенное имущество. Но АС Московского округа подчеркнул, что связанные с мораторием ограничения касаются только банкротов. В другом майском деле судьи рассказали, как нужно взыскивать судебные расходы по делам об административных правонарушениях, а также призвали нижестоящие инстанции найти подтверждение конклюдентным действиям участников спора в переписке в WhatsApp.

Излишне самостоятельный суд и восстановленный срок

В деле № А40-226986/2021 суды рассматривали иск фирмы «Траст — Западная Сибирь» к страховой компании «Альянс» о взыскании страхового возмещения в размере 203 541 руб. Страховой случай наступил после смерти Леонида Милашина*, который застраховал свою жизнь в «Альянсе» при получении кредита в Сбербанке. Права требования по страховому договору перешли к истцу.

При этом в просительной части «Траст — Западная Сибирь» заявил требование о взыскании возмещения за смерть другого заемщика, Михаила Пантилеева*. В основном тексте искового заявления Пантилеев ни разу не упоминался, а истец все время указывал на наступление страхового случая в отношении Милашина. Кроме того, в приложенных к иску документах речь шла только о Милашине.

Несмотря на это АСГМ в упрощенном порядке рассмотрел и частично удовлетворил иск. Упоминание Пантилеева в просительной части признали опиской, как и неправильную сумму требований. 9-й ААС с этим согласился. Но Арбитражный суд Московского округа такую самостоятельность первой инстанции не оценил. Истец не уточнял первоначально заявленные требования, а значит, и суд не мог этого сделать. Рассматривать такой иск было нельзя, суду следовало основательно разобраться в том, по какому страховому случаю заявлены требования. Поэтому спор вернули в АСГМ на новое рассмотрение.

Еще одну процессуальную ошибку окружной суд исправил в деле № А40-214136/2021. Этот спор тоже рассматривался в упрощенном порядке, а значит, без подготовки судом мотивировочной части решения. Но ответчик не согласился с решением от 6 декабря 2021-го и попросил суд изготовить мотивировку, чтобы обжаловать акт в апелляции. Полная версия решения была опубликована в картотеке арбитражных дел 1 марта, а ответчик обратился с жалобой 15-го. То есть он уложился в 15-дневный срок, предусмотренный ч. 4 ст. 229 АПК. Но с этим не согласился 9-й ААС, который посчитал срок пропущенным. АС Московского округа напомнил: если суд изготовил мотивированное решение по заявлению стороны, то срок на его обжалование исчисляется с даты изготовления мотивированного текста решения. Спор вернули на рассмотрение в апелляцию.

Границы банкротного моратория

Чернобай обратился в Арбитражный суд Московского округа. В жалобе он заявил ходатайство о приостановлении исполнения решения, так как в период действия моратория на банкротство обращение взыскания на заложенное имущество не производится (Постановление Правительства РФ от 28.03.2022 № 497 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами»). Но судья Инна Лазарева указала: связанные с мораторием ограничения касаются только лиц, которые проходят процедуру несостоятельности. Ответчик не представил доказательств, что такое дело возбуждено в его отношении. К тому же взыскание на его долю в компании обратили задолго до введения моратория.

Эти выводы были изложены в определении о принятии жалобы к производству. 9 июня окружной суд рассмотрел жалобу по существу и отказал заявителю.

Судебные расходы как убытки

Жителя Казани привлекли к административной ответственности и оштрафовали на 2500 руб. Мужчина решил оспорить взыскание в суде, для чего обратился за помощью к юристу Аделю Абдуллину. Тот представлял его интересы в судах двух инстанций и добился прекращения производства в связи с отсутствием состава преступления. Услуги юриста обошлись истцу в 50 000 руб., право требования которых он передал предпринимателю Альфии Мансуровой. Та обратилась в АСГМ с иском к МВД о взыскании 50 000 руб. в качестве убытков (дело № А40-68711/2021).

Первая инстанция удовлетворила требования истицы, но 9-й ААС отменил решение. Суд указал, что издержки, связанные с представительством в суде, — это судебные расходы и возмещать их нужно в особом порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства, а не через иск об убытках.

Арбитражный суд Московского округа отменил решение апелляционного суда. Кассация напомнила, что в производстве по делам об административных правонарушениях не действуют нормы КАС. Понесенные убытки можно было заявить к взысканию только в соответствии с гражданским законодательством, что Мансурова и сделала. Поэтому окружной суд отменил постановление 9-го ААС и «засилил» позицию первой инстанции.

Переписка как доказательство

Индивидуальный предприниматель Иван Гришин оказывал ИП Артуру и Гарику Григорянам услуги по продвижению публикаций в соцсетях. О сотрудничестве стороны договорились в переписке в мессенджере, где и обсуждали исполнение. Письменный договор ответчики не подписывали, но передали исполнителю логины и пароли от необходимых страниц в соцсетях. Сотрудничество продлилось больше года, но Григоряны не оплатили некоторые оказанные услуги на сумму в 180 400 руб. Гришин подал иск (дело № А40-89211/2021).

Две инстанции отказали заявителю: истец не доказал, что исполнял свою обязанность регулярно передавать ответчикам отчетность об оказанных услугах. Ссылки истца на переписку в мессенджере суд первой инстанции отклонил, потому что в соглашении сторон не шло речи о такой форме коммуникации. А раз так, то у истца нет доказательств оказания услуг.

Окружной суд исправил ошибку. Кассация напомнила, что отсутствие подписанного в двустороннем порядке акта приемки само по себе не свидетельствует, что услуги не были оказаны, — это можно подтвердить и другими доказательствами. Суды проигнорировали частичную оплату услуг со стороны ответчиков, которая подтверждает реальность отношений сторон. Кроме того, нижестоящим инстанциям следовало дать оценку переписке в мессенджере, что АСГМ и сделает при новом рассмотрении дела.

Место Росреестра

Роман Синченко, конкурсный управляющий ООО «Авто-Престус», за 5,1 млн руб. продал компании «Контурные карты» здание автомобильного дилерского центра на севере Москвы. Но столичное управление Росреестра отказалось зарегистрировать переход права собственности. Ведь договор купли-продажи заключали без торгов и в отсутствие полномочий у конкурсного управляющего.

Синченко пожаловался на действия управления в суд (дело № А40-145578/2020). Суд учел, что продажа произошла без привлечения оценщика, а кадастровая стоимость объекта более чем в пять раз превышала стоимость его продажи. Поэтому управляющий не мог таким образом распорядиться имуществом банкрота, в связи с чем отказ Росреестра признали правомерным.

Арбитражный суд Московского округа с такой оценкой не согласился. Кассация обратила внимание на имеющееся в банкротном деле и утвержденное кредиторами «Авто-Престуса» положение о продаже имущества без проведения торгов, которое позволяло управляющему продать часть имущества без торгов. На основании этого документа он и заключил договор купли-продажи с «Контурными картами». Это положение можно было оспорить в банкротном деле, но никто этого не сделал.

Окружной суд раскритиковал и позицию Росреестра. Регистратор не вправе подвергать проверке соблюдение условий для заключения договора, поскольку этот вопрос относится к компетенции собрания кредиторов. Управление не могло отказать в переходе права собственности, отметили судьи окружного суда и обязали чиновников завершить регистрацию.

Подсчет убытков

АО Торговый дом «Галион» отдало в аренду ЗАО «Монолит» индукционную плавильную печь. У арендатора накопился долг по договору в 7,3 млн руб. Стороны договорились, что в счет уплаты долга «Монолит» передаст «Галиону» свое оборудование — горизонтальную машину непрерывного литья заготовок. Оформили договором поставки с оплатой зачетом. Арендатор неоднократно направлял контрагенту уведомления, что тот может забрать аппарат. Но «Галион» так этого и не сделал, а вместо этого «просудил» долг контрагента в суде.

«Монолит» тем временем нашел нового покупателя на аппарат, правда за цену в три с лишним раза меньше — 2,3 млн руб. Эти деньги пошли на оплату «просуженного» долга перед «Галионом». После этого «Монолит» обратился в АСГМ со своим иском. Компания потребовала, чтобы контрагент возместил ему убытки в виде разницы в цене двух договоров. Истец указал: если бы «Галион» исполнил договор и забрал имущество в счет долга, аппарат не пришлось бы продавать значительно дешевле (дело № А40-140809/2021).

Суды решили, что раз ответчик не оплачивал оборудование деньгами, значит, у него не возникло обязанности забрать имущество. 9-й ААС к тому же подчеркнул, что истец не обосновал разумность цены, по которой продал оборудование в рамках замещающей сделки, а значит, размер убытков подсчитать невозможно. Арбитражный суд Московского округа с этим не согласился. В удовлетворении требования о возмещении убытков нельзя отказать только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Суду следовало определить размер убытков с разумной степенью достоверности, а не отказывать в иске.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: