В каком месяце произошло судебное заседание троекурова и дубровского

Обновлено: 01.12.2022

1) Всесторонне обсудить поступки Дубровского, выяснить их причины.

2) Попытаться определить главную мысль повести, сделать вывод, от чего предостерегает нас автор.

3) Развитие логического мышления, умение делать выводы, сопоставлять.

Оформление урока : Иллюстрации к повести "Дубровский", портрет А.С.Пушкина, рисунки учащихся к повести, высказывания о нравственности, грамзаписи (отрывки из повести.)

Ход урока:

I. Организационный момент

Ведущий 1. : Ребята! Сегодня мы проводим урок-суд по повести А.С.Пушкина "Дубровский". Этот урок мы разработали и составили общими усилиями. Насколько удачен наш сценарий, судить нашим зрителям.

II. Словарная работа

Ведущий2. :Ребята! В процессе суда будут встречаться слова. Давайте истолкуем их значения.

исповедь кадет дворовые адвокат имение прокурор

III. Ход судебного заседания:

1.Секретарь — Порохина Е.

2.Свидетели: Пивова К., Балдина О.

4. Судья Чибирев Д.

5. Дубровский: Антонов А.

6. Адвокат Нечаев М.

7. Прокурор: Марков А.

8. Антон Пафнутьич: Петров Д.,

9. Архип: Иванов Д.

10. Троекуров К.П. Протопопов А.

Публика — остальная часть класса

Секретарь: Встать! Суд идет!

Прокурор, адвокат, публика к слушанию дела готова!

Судья: Прошу внимания. Слушается дело г-на Дубровского 23-х лет от роду. Дворянин. Холост. Образован. Ранее к судимости не привлекался. Перед судом 2 представления:

1) от прокурора: Дубровский обвиняется в грабежах, в воровстве, в применении жестокости и насилия.

2) от адвоката: "Дубровский беззащитный человек, он стал жертвой жестокости окружающих. Он нуждается в защите и понимании».

Нам необходимо во всем разобраться и вынести решение. Прокурор готов? Защитник готов? Публику просим активно вмешиваться в ход судебного заседания. Чтобы лучше понять обвинение и защиту, следует лучше узнать жизнь подсудимого. Итак, ввести подсудимого. Представьтесь, пожалуйста. Расскажите о себе. Чем вы занимаетесь?

Дубровский: Я, Владимир Дубровский, сын небогатого дворянина, Андрея Гавриловича Дубровского. Матушка моя умерла, когда я был еще ребенком. Я воспитывался в Петербурге, в Кадетском корпусе. Батенька денег не жалел для моего воспитания. Но вот грянула беда. Мой отец поссорился с Троекуровым. Троекуров решил отомстить ему и забрать имение. Он лишил меня всего, заставил грабить на больших дорогах. Вот и все, что я могу о себе рассказать.

Судья: Хорошо, вы можете пока садиться. Пригласите свидетеля. Представьтесь.

Троекуров: Я- Кирила Петрович Троекуров. Помещик. Владею большим имением. Богат. Знатен. Увлекаюсь охотой. Являюсь тонким ценителем собак. Есть дочь Марья Кириловна и сын Саша.

Прокурор: Прошу слова. Расскажите, пожалуйста, как произошла ваша ссора с Андреем Гавриловичем Дубровским.

Троекуров: Андрей Гаврилович - мой старый приятель. Это небогатый помещик, живущий неподалеку. Он был у меня в гостях. Вместе с другими гостями мы осматривали поместье и зашли в псарню. Надо сказать, что Андрей Гаврилович в душе завидовал, что у меня есть псарня. И мой псарь громко сказал, что " не худо иному дворянину променять усадьбу на любую здешнюю конуру. Было б сытнее и теплее". Ну, мой друг принял эти слова в свой адрес и уехал.

Адвокат: Прошу слова. И после этого вы решили отомстить Дубровскому и отнять его имение, завладеть Кистеневкой?

Прокурор: Я протестую.

Судья: Протест отклоняется. Продолжайте, свидетель.

Адвокат: Итак, я повторяю свой вопрос. (повторяет)

Троекуров: Почему завладеть? Это мое имение. Оно принадлежит моим предкам.

Адвокат: Но ведь оно было продано Дубровским.

Троекуров: Но ни у кого не было свидетельств или доказательств, что имение было продано. Документов ведь никаких нет.

Адвокат: Чтобы завладеть Кистеневкой, вы подкупили Шабашкина, и делом занялся суд. Суд отклонил ваше прошение?

Троекуров: Нет, суд не сомневался и принял решение передать Кистеневку мне.

Прокурор: Прошу слова. Вас терзали угрызения совести?

Троекуров: Да, совесть роптала. Победа не радовала мое сердце. Я решил помириться со своим бывшим другом и возвратить ему имение. Я поехал к нему. Но Андрей Гаврилович из окна увидев меня, упал. Сердце его больше не билось. Слуга вышел и передал мне приказ молодого Дубровского убираться прочь. Это мне, дворянину Троекурову, прочь? Да как он посмел, нахал?

Прокурор: Успокойтесь, Кирила Петрович (подает стакан воды)

(к суду). Вы видите, что Кирила Петровича терпел от Дубровских постоянные унижения и оскорбления. Прошу суд учесть это обстоятельство и принять его к сведению.

Адвокат: Позвольте слово. Троекуров был влиятельным и богатым человеком. Ему ничего не стоило повлиять на решение суда и лишить Дубровского наследства, что он и сделал. Но он не учел одного - что Дубровский был, хоть и бедным, но гордым человеком и никому не позволял унижать своё достоинство. Троекуров стал причиной того, что Дубровский тяжело заболел и слег. Он же ускорил смерть Андрея Гавриловича своим приездом.

Судья: Свидетель, скажите, как бы вы поступили, если бы вас разорили, лишили того немногого, что вы имели, выгнали из отеческого дома?

Троекуров: Да кто посмел бы это сделать? Все окружающие льстили мне, угодничали и преклонялись передо мной! Я был уважаемым человеком. Никто бы и не посмел бы перечить мне.

Судья: Хорошо. Суду все ясно. Вы можете пройти в зал и занять свое место. Пригласите, пожалуйста, следующего свидетеля.

Судья: Представьтесь, пожалуйста.

Судья: Я говорю, как ваше имя. Кто вы такой?

Архип: А, эт другое дело. Да я вот это, из дворовых человек господ Дубровских.

Прокурор: Позвольте слово. Вы присутствовали во время пожара имения Дубровских?

Архип. Знакомо дело, был.

Прокурор: Расскажите, пожалуйста, поподробнее. Почему люди, посланные Троекуровым, опечатать имение, оказались запертыми в горящем доме?

Архип. Да я вот их взял да и запер.

Прокурор: Вас Дубровский заставил это сделать или вы сами приняли такое решение? Сжечь людей?

Архип: Господин-то, Владимир Андреевич? Не-е-ет. Он такого не сделат. Он сказал мне «Сходи-ка, ты, Архип, поглянь, запер-то я дверь ихну , али нет. Чтоб люди- то енти, выскочить смогли , как дом гореть начнет. Ну я, туды и пошел. Глянь, а дверь-то нараспашку. Ну, я и запер её, дурья башка.

Прокурор: Тебе Егоровна кричала, чтобы выпустил этих людей из горящего дома?

Архип: Да баба-то, баба она и дура есть. Ведь не понимает, что мы у господ своих как у птички под крылышком. А ну как попадаем к Кирилле Петровичу. Он со своих 3 шкуры снимает, а со своих и вовсе мясо сдерет . Где уж тебе этого понять. А для меня дороже моего господина нет. Я до гроба ему верой и правдой служить буду. А коли надо, живота своего не пожалею за батюшку нашего Владимира Андреевича. Дай бог ему здоровьица (перекрестится).

Адвокат: Прошу слова. Можете ли вы утверждать, что Дубровский убивал людей?

Архип: не-е-ет. Грабить, это да, это было. А убивать - не Владимир Андреевич - благородных кровей, убивать не будет, нет.

Судья: Вы можете пройти в зал.

Судья: Итак, крестьяне Дубровского с уважением относились к своим хозяевам. Они видели от своих господ только доброту и отзывчивость, и платили тем же. Они понимали истинную причину смерти Андрея Гавриловича. Они понимали так же, что Троекуров совершил злодейство и над молодым Дубровским. И готовы были встать на защиту своего господина, лишь бы не быть рабами жестокого Троекурова.

Судья: А суд продолжает свою работу. Пригласите следующего свидетеля. Представьтесь.

Антон Пафнутьич: Я- Антон Пафнутьич, уездный помещик, ближайший сосед Кирила Петровича. Троекурова.

Прокурор: Прошу слова. Антон Пафнутьевич вы единственный и главный свидетель всего происшедшего в ту ночь в комнате с Дефоржем, ныне разоблаченным Дубровским. Сможете ли вы описать картину случившегося.

Антон Пафнутьич.: Вечером я попросился у француза Дефоржа переночевать, т.к. был наслышан о его смелости. Когда ложились спать, я попросил его не тушить свечку в комнате, но он не послушал меня. Вскоре я уснул. Ночью я проснулся оттого, что кто-то держат меня за рукав. Я открыл глаза и увидел Дефоржа. В одной руке он держал пистолет, а в другой вынимает деньги из сумочки, которую я хранил под рубашкой.

Так вот, я спросил у Дефоржа, что это всё значит. И услышал имя, которое меня всегда приводило в ужас. Из уст Дефоржа прозвучали такие слова: «Молчать, или вы пропали. Я-Дубровский".

Прокурор: Когда всё это происходило, и перед вами стоял вооруженный разбойник. Вы не пытались кричать, звать на помощь?

Антон Пафнутьич: Нет, я не пытался кричать. Я опасался,что Дубровский убьет меня и скроется.

Прокурор: Ну, а днём в окружении людей почему Вы молча сидели за столом и никому не рассказали о происшествии? Ведь вы были в безопасности.

Антон Пафнутьич: Я дал слово Дубровскому, что не выдам его. К тому же я опасался, что его люди могут разорить моё имение.

Адвокат: Прошу слова. Почему вы сумочку возили с собой? Не лучше ли её было оставлять дома, в безопасности?

Антон Пафнутьич: Я опасался, что во время моего отсутствия её могут украсть.

Адвокат: Подсудимый, встаньте. Посмотрите на этого человека. Узнаете ли вы его. Действительно ли вы его ограбили?.

Дубровский: Да, я его узнаю. И я его ограбил.

Адвокат: Вы не можете сказать, какая сумма была в сумочке?

Дубровский: Я не имею привычки считать деньги, нажитые горбом крестьян.

Адвокат: Дубровский на что вы потратили эти деньги?

Дубровский: Я раздал их своим преданным людям, которыми Троекуров пытался насильно завладеть. Но мои люди отказались от своего "нового" хозяина.

Адвокат: Почему вы не убили вашего пленника? Ведь у вас не было уверенности в том, что он не расскажет про всё случившееся в ту ночь?

Дубровский: Законы чести для меня превыше всего. Я не хотел марать достоинство дворянина кровью беззащитной жертвы. К тому же Антон Пафнутьич очень трусливый человек. Он дрожал за свою шкуру, и я был уверен, что он никому не расскажет о происшедшем.

Судья: Вы можете пока садиться.

Судья:Скажите, свидетель, так вы считаете Дубровского разбойником или благородным человеком?

Антон Пафнутьич: Я считаю его разбойником.

Судья: Почему? Ведь он пощадил вас.

Антон Пафнутьич: Но он ограбил меня.

Судья: Скажите, а вы жертвовали бедным свои деньги?

Антон Пафнутьич: Нет, свои деньги я никогда и никому не жертвовал, и использовал их для своего личного обогащения.

Судья: Итак, Дубровский грабил тех людей, которые были жадными, жестокими и наживались на бедствиях народа. Свидетель, вы можете пройти в зал.

Судья: Подсудимый, встаньте.

Прокурор. Прошу слова. Дубровский, зачем вы проникли в дом Троекурова под чужим именем?

Дубровский: Я пытался тщательно осмотреть все постройки, чтобы удобнее поджечь усадьбу Троекурова и в случае опасности быстро пересечь своему врагу все пути к бегству.

Прокурор: Зачем вы хотели поджечь усадьбу?

Дубровский: Троекуров выгнал меня из отеческого дома, лишил куска хлеба и послал грабить на больших дорогах. Я решил отомстить ему за всё, что он мне причинил.

Прокурор: Когда в долгих размышлениях и раздумиях вы ходили и обдумывали свой план, неужели у вас не сжалось сердце?. Ведь там пострадали бы другие люди, невиновные. Неужели бы вы смогли забыть об этом, наслаждаясь этим огнём, огнём мести?

Дубровский: Да, я часто задумывался над этим. Но оскорбление, нанесенное мне Троекуровым, было слишком велико. Я хотел бы, чтобы пострадал только он один.

Адвокат: Прошу слово. Почему никто не усомнился, что вы не Дефорж?

Дубровский: Я прекрасно владею французским языком, играю на пианино. В этом нет ничего удивительного, что меня приняли за француза.

Адвокат: Почему вы не осуществили свой замысел? Дубровский: Троекурова спасла его дочь, Мария Кириловна. Я понял, что дом, где обитает она, священный, и ни единое существо, связанное с него, не должно страдать. Я отказался от мщения как от безумия. Адвокат: Почему вы не соединили свои судьбы с Марией Кириловной? Дубровский: Мне трудно ответить. Учитель (к публике): Давайте поможем Дубровскому. Почему Мария Кириловна не смогла стать женой Дубровского?

Адвокат: Почему вы не убили вашего соперника, старого князя Верейского, сидящего в карете?. Ведь он вас ранил. Дубровский: Я не хотел причинят страдания Марие Кириловне. Ведь она была повенчана с ним. Несмотря на свое отчаяние, я отпустил их. Прокурор: Прошу слова наш суд! Уважаемая публика. Мы выслушали откровение человека, ставшего жертвой жестокости других людей. Но и сам он отвечал жестокостью на жестокость, на преступление отвечал преступлением. Местью он никому ничего не доказал, только обрек себя и других на мучительные страдания. Я хочу, чтобы суд осудил не столько самого Дубровского, сколько проявление в его поступках зла, жестокости, мщения. У меня всё.

Адвокат: Прошу слова. Уважаемый суд!! Уважаемая публика! Вы все, наверное, убедились, что мой подзащитный - человек благородный, честный. Его ждала прекрасная карьера. Он был умен, имел хорошие манеры, прекрасно образован. Хорошо воспитан. Владел французским языком. Но все рухнуло в один момент. Что ждало его впереди? У него не было будущего. У него не было выбора. Да, никогда и ничем нельзя было оправдать грабёж и разбой. Но я прошу понять этого человека и проявить к нему сострадание. У меня всё! Судья: Подсудимый, встаньте. Вам предоставляется последнее слово.

Дубровский: Уважаемый Суд! Уважаемая публика! Да, я тот самый разбойник, имя которого приводит всех в ужас. Но прошу не боятся моего имени. Я расстаюсь с вами сегодня. Сейчас. Но на прощанье я откроюсь вам всем. Да, я рожден был для иного назначения. Душа моя умела творить добро и милость. Но теперь в моём сердце только зло и жестокость. Я очень мало видел доброты, поэтому я ожесточился. Но мне хочется призвать всех людей не повторять мои ошибки. Никогда в своей жизни не пытайтесь за жестокость платить жестокостью. Будьте добрее и милосерднее друг к другу. Этими словами я хочу закончить свою исповедь Судья: Суд удаляется на совещание. Учитель: Пока суд совещается, рассмотрим иллюстрации к произведениям Пушкина. Расскажите, какие сцены изображены здесь. Секретарь: Встать! Суд идет! Судья: Прошу садиться. Рассмотрев представления прокурора и адвоката, показания свидетелей и подсудимого, суд постановляет: 1. Резко осудить месть как средство улаживания конфликта между людьми. 2.Осудить безнаказанность поступков Троекурова, который довёл семью Дубровских до полного краха. 3. Суд не оправдывает грабежи разбой дворянина Дубровского. Но мы ценим его благородство и щедрость.

1. Итак, мы явились участниками суда над злом и жестокостью. Какой главный урок извлекли вы из сегодняшнего урока?

2. Кто в этой повести стал виновником трагедии?

3. Прочитайте библейскую мудрость: " Относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе". Кто из героев повести больше нарушал эту мудрость?

4.Почему крестьяне Дубровского не покинули своего хозяина в трудную для него минуту?

5. Кто из героев повести оказался сильным человеком? Почему?

6.Как вы поступаете в жизни, когда затаили обиду на кого-нибудь?

V. Итог урока

Учитель: Подводя черту под сегодняшним уроком, я хочу, чтобы вы помнили слова Дубровского, были добрее, милосерднее, чтобы первыми не делали зла и могли достойно выйти из конфликтной ситуации.

Надо же было земскому (судебному) заседателю Шабашкину совершенно случайно попасться на глаза генералу-аншефу Троекурову, к-й рассказал о пожаре в Кистеневке и совершенно без задней мысли проговорился: «…да вот беда – у него [владельца Кистеневки] все бумаги сгорели во время пожара». Будь Шабашкин менее сообразителен (или сюжет повести не такой закрученный), то дальнейшие события могли бы иметь и не столь трагическую развязку. «…С того же дни [Шабашкин] стал хлопотать по замышленному делу, и благодаря его проворству, ровно через две недели Дубровский получил из города приглашение доставить немедленно надлежащие объяснения насчет его владения сельцом Кистеневкою». В земском суде Дубровский «дал на месте дворянскому заседателю объяснение», в к-м изложил все известные ему обстоятельства приобретения Кистеневки, сообщив и о пожаре, который случился за 30 лет до описываемых событий. «Напротив же сего…Троекуров 3-го генваря сего года взошел в суд с прошением, что хотя помянутый гвардии поручик Андрей Дубровский и представил при учиненном следствии к делу сему выданную покойным его отцом Гаврилом Дубровским…Соболеву доверенность на запроданное ему имение, но по оной не только подлинной купчей, но даже и на совершение когда-либо оной никаких ясных доказательств…не представил. Следовательно, самая доверенность ныне, за смертию самого дателя оной, отца его [т.е. отца Троекурова] уничтожается». Говоря иначе, с признанием доверенности недействительной у Дубровских отпадали законные основания семидесятилетнего владения и пользования Кистеневкой. Троекуров к тому же представил в суд и первоначальную купчую (договор к-п земли у Спицына), и крепостной акт (извлечение из книги записи крепостей – продажи, дарения, наследования недвижимых вотчин и вотчинных земель вместе с крестьянами). Уездный суд (апелляционная инстанция) на более высоком юридико-техническом уровне отметил по поводу оговорки в доверенности («по случаю заплаты всей суммы владеть тем покупным у него имением и распоряжаться впредь до совершения оной крепости, как настоящему владельцу, и ему продавцу Троекурову, впредь и никому в то имение уже не вступаться»), что «по таковым сделкам не только утверждать крепостные недвижимые имения, но даже и временно владеть…воспрещено». Однако это заключение суда вряд ли можно считать правильным. ". Крепостная форма укрепления прав собственности установлена была преимущественно только для договорных способов приобретения сего права, но и в этом случае закон не требовал исполнения крепостной формы под страхом упразднения внекрепостных способов приобретения" [Игнатовский И.С. Межевые акты и укрепление вотчинных прав на недвижимые имения.СПб. 1896. Ч. I. С. 235], н-р, по давностному владению.

Уездный суд оставил без изменения решение земского суда и указал последнему «о удалении от распоряжения оным гвардии поручика Дубровского и о надлежащем вводе во владение за него, г. Троекурова, и об отказе за него, как дошедшему ему по наследству» («ввод во владение» землею осуществлялся земским судом и оформлялся отдельным документом).

Вместе с этим уездный суд отказал генерал-аншефу Троекурову во взыскании с Дубровского неосновательного обогащения «за неправое владение наследственным его имением воспользовавшихся с оного доходов» по той причине, что у суда не было бесспорных сведений о размере такого обогащения. Поэтому уездный суд рекомендовал Троекурову сначала принять имение в фактическое владение, а затем уже «буде он имеет о таковой своей претензии какие-либо ясные и законные доказательства, может просить суд где следует особо».

Из повести видно, что занемогший Андрей Гаврилович Дубровский не обращался с жалобой в Губернскую палату гражданского суда, к-я рассматривала и утверждала гражданские дела, поступавшие из двух нижестоящих инстанций. Владимир Дубровский из имевшихся в доме отца бумаг «не мог получить ясное понятие о тяжбе и решился ожидать последствий, надеясь на правоту сáмого дела». «Между тем положенный срок прошел, и апелляция не была подана». Когда же сгорели в доме Дубровских Шабашкин и исправник ("спасибо" кузнецу!), приехавшие вводить во владение имением Троекурова, и вся Кистеневка, тогда уже было не до обжалования. А ведь можно было бы запросить копию записи о сделке или даже копию купчей крепости из книги записи крепостей (если договор всё же был заключен, но экземпляр Гаврилы Дубровского сгорел).

Таким вот образом Троекуров выиграл в суде дело по иску о признании права собственности на Кистиневку в порядке наследования и об истребовании имущества из чужого незаконного владения по виндикационному иску.

А.С. Пушкин не без умысла поместил в повесть полный текст определения уездного суда, что можно понять по его предварительному саркастическому замечанию: «Мы помещаем его вполне [целиком], полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, коими на Руси мы можем лишиться имения, на владение коим имеем неоспоримое право». Светило нашей поэзии сам был мелкопоместным дворянином, несмотря на родовитость предков, восходящую по одной из линий к середине XIII в. (". мой прадед Рача [Ратша] мышцей бранной Святому Невскому служил»). И таких в той России было большинство. Так что "дело Дубровского", основанное на подлинных событиях, могло коснуться любого.

PS. И всё же, несмотря на признание доверенности недействительной, разве не приложима к тяжбе генерала и поручика артиллерии римская (она же - континентальная) максима: нет такого договора или обязательства, которые не содержали бы в себе соглашения, заключенного действием или словами [ nullum esse contractum , nullam obligationem , quae non habeat in se conventionem , sive re sive verbis fiat ] ( Pedius у Ulp . D . 2.14.1.3)? Ведь соглашение было, по сути, заключено; исполнение его покупателем Кистеневки судом сомнению не подвергалось; продавец ясно изложил свою волю в доверенности - «по случаю заплаты всей суммы владеть тем покупным у него имением. и ему продавцу Троекурову, впредь и никому в то имение уже не вступаться». "Уже" подчеркивает необратимость волеизъявления Троекурова и отказ от вещи (ну, разве это не traditio по своему содержанию?). Это недвусмысленное волеизъявление, с одной стороны, и передача денег, с другой, свидетельство не намерений, но взаимного исполнения! Что до формальности - "крепости", так она возникла бы как следствие встречного иска - ведь оспаривался не фактический состав сделки (даже суд квалифицирует отношения продавца и покупателя как "сделку"!), а отсутствие формальности. Говоря иначе, неотвратимости возврата вещи не было. Ведь считается, что л ишился вещи тот, кто ни от кого не может истребовать ее иском [“ Rem amissise ” videtur qui adversus nullum eius persequendae actionem habet ] ( Paul . D . 50.16.14.1). Эээх, туда бы адвоката Скловского или Вадима Белова с его острым языком.

План анализа эпизода: Определить границы эпизода, озаглавить, действующие лица, место и время действия, суть происходящего.

Сцена суда - одна из самых ярких сцен романа “Дубровский”.
Ссора героев, суд - это испытание героев, испытание
на честность и чувство собственного достоинства.
Было понятно, что Троекуров выиграет дело, так как
у него есть деньги и связи.
Фактически судебную тяжбу он и выиграл.
Дубровский, получив запрос заседателя был спокоен,
т. к. уверен в своей правоте.
Но правовая беспечность героя, проявленная им в судебной
тяжбе, в сочетании с гордостью и неуступчивостью
во многом обусловили драматизм его личной судьбы.
Дубровский, зная о судейском мошенничестве,
отнесся к “ябеде” Троекурова довольно легкомысленно,
положившись на силу закона и справедливость судей.
В ответ на требование суда доказать его права на
Кистенёвку он, будучи человеком вспыльчивым,
написал “довольно грубое отношение”,
порадовавшее заседателя Шабашкина, и лишь через
некоторое время, опомнившись, послал
“довольно дельную бумагу”, показавшуюся судьям
недостаточной.
Вместо того чтобы подписать свое “неудовольствие”
под решением уездного суда, Дубровский в гневе
запустил в заседателя чернильницу.
Подать апелляцию он, разбитый болезнью, уже не смог,
да, видимо, и не собирался.
Судьба Дубровского-отца - наглядный пример того,
как беззаконие и несправедливость делают честного
человека совершенно беспомощным, доводя его до
болезни и безумия.
Прямодушному и гордому дворянину Дубровскому
оказалось не под силу одолеть “хамово племя”
продажных судей - правовое зеркало циничного барства
и самодовольного дворянского холопства.

глава 2
В присутствии Троекурова и Дубровского секретарь
уездного суда зачитывает решение, где объявляется,
что право Дубровского владеть Кистенёвкой ничем
не подтверждено.
Суд постановляет поэтому отдать эту деревню Троекурову,
из рода которого она и перешла прежде к Дубровским.
Андрей Гаврилович потрясён настолько, что у него
начинает мутиться в голове.
Он устраивает скандал в суде.
Дубровского с трудом выводят из заседания, уездный
лекарь оказывает ему некоторую помощь.

Мы уже обращали внимание на то, что русская классическая литература изобилует казусами цивилистического характера:

В день рождения Александра Сергеевича Пушкина предлагаем для цивилистического и адвокатского разбора текст решения по известному спору Троекурова с Дубровским.

«…Как бы то ни было, 18… года, февраля 9 дня, Дубровский получил через городовую полицию приглашение явиться к ** земскому судье для выслушания решения оного по делу спорного имения между им, поручиком Дубровским, и генерал-аншефом Троекуровым, и для подписки своего удовольствия или неудовольствия…

Приехав в город, Андрей Гаврилович остановился у знакомого купца, ночевал у него и на другой день утром явился в присутствие уездного суда. Никто не обратил на него внимания. Вслед за ним приехал и Кирила Петрович. Писаря встали и заложили перья за ухо. Члены встретили его с изъявлениями глубокого подобострастия, придвинули ему кресла из уважения к его чину, летам и дородности; он сел при открытых дверях, – Андрей Гаврилович стоя прислонился к стенке, – настала глубокая тишина, и секретарь звонким голосом стал читать определение суда.

Мы помещаем его вполне, полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, коими на Руси можем мы лишиться имения, на владение коим имеем неоспоримое право.

18… года октября 27 дня ** уездный суд рассматривал дело о неправильном владении гвардии поручиком Андреем Гавриловым сыном Дубровским имением, принадлежащим генерал-аншефу Кирилу Петрову сыну Троекурову, состоящим ** губернии в сельце Кистеневке, мужеска пола ** душами, да земли с лугами и угодьями ** десятин. Из коего дела видно: означенный генерал-аншеф Троекуров прошлого 18… года июня 9 дня взошел в сей суд с прошением в том, что покойный его отец, коллежский асессор и кавалер Петр Ефимов сын Троекуров в 17… году августа 14 дня, служивший в то время в ** наместническом правлении провинциальным секретарем, купил из дворян у канцеляриста Фадея Егорова сына Спицына имение, состоящее ** округи в помянутом сельце Кистеневке (которое селение тогда по ** ревизии называлось Кистеневскими выселками), всего значащихся по 4-й ревизии мужеска пола ** душ со всем их крестьянским имуществом, усадьбою, с пашенною и непашенною землею, лесами, сенными покосы, рыбными ловли по речке, называемой Кистеневке, и со всеми принадлежащими к оному имению угодьями и господским деревянным домом, и словом все без остатка, что ему после отца его, из дворян урядника Егора Терентьева сына Спицына по наследству досталось и во владении его было, не оставляя из людей ни единыя души, а из земли ни единого четверика, ценою за 2500 р., на что и купчая в тот же день в ** палате суда и расправы совершена, и отец его тогда же августа в 26-й день ** земским судом введен был во владение и учинен за него отказ. – А наконец 17… года сентября 6-го дня отец его волею Божиею помер, а между тем он проситель генерал-аншеф Троекуров с 17… года почти с малолетства находился в военной службе и по большой части был в походах за границами, почему он и не мог иметь сведения, как о смерти отца его, равно и об оставшемся после его имении. Ныне же по выходе совсем из той службы в отставку и по возвращении в имения отца его, состоящие ** и ** губерниях **, ** и ** уездах, в разных селениях, всего до 3000 душ, находит, что из числа таковых имений вышеписанными ** душами (коих по нынешней ** ревизии значится в том сельце всего ** душ) с землею и со всеми угодьями владеет без всяких укреплений вышеписанный гвардии поручик Андрей Дубровский, почему, представляя при оном прошении ту подлинную купчую, данную отцу его продавцом Спицыным, просит, отобрав помянутое имение из неправильного владения Дубровского, отдать по принадлежности в полное его, Троекурова, распоряжение. А за несправедливое оного присвоение, с коего он пользовался получаемыми доходами, по учинении об оных надлежащего дознания, положить с него, Дубровского, следующее по законам взыскание и оным его, Троекурова, удовлетворить.

По учинении ж ** земским судом по сему прошению исследований открылось: что помянутый нынешний владелец спорного имения гвардии поручик Дубровский дал на месте дворянскому заседателю объяснение, что владеемое им ныне имение, состоящее в означенном сельце Кистеневке, ** душ с землею и угодьями, досталось ему по наследству после смерти отца его, артиллерии подпоручика Гаврила Евграфова сына Дубровского, а ему дошедшее по покупке от отца сего просителя, прежде бывшего провинциального секретаря, а потом коллежского асессора Троекурова, по доверенности, данной от него в 17… году августа 30 дня, засвидетельствованной в ** уездном суде, титулярному советнику Григорью Васильеву сыну Соболеву, по которой должна быть от него на имение сие отцу его купчая, потому что во оной именно сказано, что он, Троекуров, все доставшееся ему по купчей от канцеляриста Спицына имение, ** душ с землею, продал отцу его, Дубровского, и следующие по договору деньги, 3200 рублей, все сполна с отца его без возврата получил и просил оного доверенного Соболева выдать отцу его указную крепость. А между тем отцу его в той же доверенности по случаю заплаты всей суммы владеть тем покупным у него имением и распоряжаться впредь до совершения оной крепости, как настоящему владельцу, и ему, продавцу Троекурову, впредь и никому в то имение уже не вступаться. Но когда именно и в каком присутственном месте таковая купчая от поверенного Соболева дана его отцу, – ему, Андрею Дубровскому, неизвестно, ибо он в то время был в совершенном малолетстве, и после смерти его отца таковой крепости отыскать не мог, а полагает, что не сгорела ли с прочими бумагами и имением во время бывшего в 17… году в доме их пожара, о чем известно было и жителям того селения. А что оным имением со дня продажи Троекуровым или выдачи Соболеву доверенности, то есть с 17… года, а по смерти отца его с 17… года и поныне, они, Дубровские, бесспорно владели, в том свидетельствуется на окольных жителей, которые, всего 52 человека, на опрос под присягой показали, что действительно, как они могут запомнить, означенным спорным имением начали владеть помянутые гг. Дубровские назад сему лет с 70 без всякого от кого-либо спора, но по какому именно акту или крепости, им неизвестно. – Упомянутый же по сему делу прежний покупчик сего имения, бывший провинциальный секретарь Петр Троекуров, владел ли сим имением, они не запомнят. Дом же гг. Дубровских назад сему лет 30 от случившегося в их селении в ночное время пожара сгорел, причем сторонние люди допускали, что доходу означенное спорное имение может приносить, полагая с того времени в сложности, ежегодно не менее как до 2000 р.

Напротив же сего генерал-аншеф Кирила Петров сын Троекуров 3-го генваря сего года взошел в сей суд с прошением, что хотя помянутый гвардии поручик Андрей Дубровский и представил при учиненном следствии к делу сему выданную покойным его отцом Гаврилом Дубровским титулярному советнику Соболеву доверенность на запроданное ему имение, но по оной не только подлинной купчей, но даже и на совершение когда-либо оной никаких ясных доказательств по силе генерального регламента 19 главы и указа 1752 года ноября 29 дня не представил. Следовательно, самая доверенность ныне, за смертию самого дателя оной, отца его, по указу 1818 года мая… дня, совершенно уничтожается. – А сверх сего – велено спорные имения отдавать во владения – крепостные по крепостям, а некрепостные по розыску.

На каковое имение, принадлежащее отцу его, представлен уже от него в доказательство крепостной акт, по которому и следует, на основании означенных узаконений, из неправильного владения помянутого Дубровского отобрав, отдать ему по праву наследства. А как означенные помещики, имея во владении не принадлежащего им имения и без всякого укрепления, и пользовались с оного неправильно и им не принадлежащими доходами, то по исчислении, сколько таковых будет причитаться по силе… взыскать с помещика Дубровского и его, Троекурова, оными удовлетворить. – По рассмотрении какового дела и учиненной из оного и из законов выписки в ** уездном суде определено:

Как из дела сего видно, что генерал-аншеф Кирила Петров сын Троекуров на означенное спорное имение, находящееся ныне во владении у гвардии поручика Андрея Гаврилова сына Дубровского, состоящее в сельце Кистеневке, по нынешней… ревизии всего мужеска пола ** душ, с землею, и угодьями, представил подлинную купчую на продажу оного покойному отцу его, провинциальному секретарю, который потом был коллежским асессором, в 17… году из дворян канцеляристом Фадеем Спицыным, и что сверх сего сей покупщик, Троекуров, как из учиненной на той купчей надписи видно, был в том же году ** земским судом введен во владение, которое имение уже и за него отказано, и хотя напротив сего со стороны гвардии поручика Андрея Дубровского и представлена доверенность, данная тем умершим покупщиком Троекуровым титулярному советнику Соболеву для совершения купчей на имя отца его, Дубровского, но по таковым сделкам не только утверждать крепостные недвижимые имения, но даже и временно владеть по указу …. воспрещено, к тому ж и самая доверенность смертию дателя оной совершенно уничтожается. Но чтоб сверх сего действительно была по оной доверенности совершена где и когда на означенное спорное имение купчая, со стороны Дубровского никаких ясных доказательств к делу с начала производства, то есть с 18… года, и по сие время не представлено. А потому сей суд и полагает: означенное имение, ** душ, с землею и угодьями, в каком ныне положении тое окажется, утвердить по представленной на оное купчей за генерал-аншефа Троекурова; о удалении от распоряжения оным гвардии поручика Дубровского и о надлежащем вводе во владение за него, г. Троекурова, и об отказе за него, как дошедшего ему по наследству, предписать ** земскому суду. А хотя сверх сего генерал-аншеф Троекуров и просит о взыскании с гвардии поручика Дубровского за неправое владение наследственным его имением воспользовавшихся с оного доходов. – Но как оное имение, по показанию старожилых людей, было у гг. Дубровских несколько лет в бесспорном владении, и из дела сего не видно, чтоб со стороны г. Троекурова были какие-либо до сего времени прошения о таковом неправильном владении Дубровскими оного имения, к тому по уложению велено, ежели кто чужую землю засеет или усадьбу загородит, и на того о неправильном завладении станут бити челом, и про то сыщется допрямо, тогда правому отдавать тую землю и с посеянным хлебом, и городьбою, и строением, а посему генерал-аншефу Троекурову в изъявленном на гвардии поручика Дубровского иске отказать, ибо принадлежащее ему имение возвращается в его владение, не изъемля из оного ничего. А что при вводе за него отказаться может все без остатка, предоставя между тем генерал-аншефу Троекурову, буде он имеет о таковой своей претензии какие-либо ясные и законные доказательства, может просить где следует особо. – Каковое решение напред объявить как истцу, равно и ответчику, на законном основании, апелляционным порядком, коих и вызвать в сей суд для выслушания сего решения и подписки удовольствия или неудовольствия чрез полицию.

Каковое решение подписали все присутствующие того суда.»

Вот такая виндикация у Александра Сергеевича Пушкина описана. Выписка из ЕГРН не представлена, исследуются письменные доказательства, свидетельские показания. Как видим, заявление о применении последствий истечения срока исковой давности или ссылок на давность владения не приводилось. Следует отметить, что суд отказал истцу в удовлетворении кондикционных требований, которые пытались посчитать на основе среднего годового дохода.

Что до правосудности, из романа мы знаем к каким последствиям приводят такие судебные решения. Не лишне об этом вспоминать и сегодня – на то и классика.

Именно эти мысли пытается донести до нас Александр Сергеевич в своем знаменитом романе.

Не скрою, судебный процесс между Дубровским-отцом и помещиком Троекуровым как-то ускользнул от меня на школьных уроках литературы. Учительница, и мы вслед за ней, более обращали внимание на молодого разбойника Дубровского, на пылкий роман, на портреты молодых героев.

Между тем, реалистичный образ судопроизводства 19 века не менее ценен с точки зрения понимания корней и традиций отечественного правосудия.

Лишился поместья

Помним, что судебный процесс из-за имения был проигран Дубровским-отцом. При этом никаких законных оснований притязать на соседское поместье у Кирилла Троекурова не было. Право силы в чистом виде.

В основу сюжета положено реальное судебное дело. Судебная тяжба между поручиком Муратовым и подполковником Крюковым разбирал в 1832 году Козловский уездный суд.

Пушкин особо не мудрил, просто заменил фамилии в судебном решении, оставив его в остальном без изменений. В результате мы видим в "Дубровском" цитату реального судебного акта середины 19 века.

Что говорит о "праве силы"?

Очень показателен диалог между Троекуровым и судебным заседателем Шабашкиным. Пушкин буквально акцентирует внимание читателя на аргументах помещика:

В последнем абзаце вся соль.

При этом Пушкин не описывает сам судебный процесс. Ну или почти не описывает. По всей вероятности, такие процессы были в период жизни писателя настолько привычны. что вряд ли могли вызвать интерес читателя.

Пушкин обращает внимание на господство антиправового явления, не стремясь при этом детализировать и без того известные широкой публике факты.

Решение суда же Александр Сергеевич публикует целиком, потому что, как он сам выразился в романе, приятно будет всякому узнать, каким образом можно лишиться собственности, принадлежащей человеку по праву.

Печальный итог

Судебная система, призванная вершить правосудие, вершить его не способна. И проблема не в отдельном судебном заседателе, не в отдельном уездном суде, проблема функциональная и существует на уровне судебной системы в целом.

Да просто сжечь. Сжечь эту несчастную Кистеневку. А разве есть еще какой-нибудь выход?

Все использованные в статье изображения распространяются по свободной лицензии.

Поставьте, пожалуйста, палец вверх, если статья была полезна.

Канал "О праве по-русски" ищет постоянных читателей. Подпишитесь, если хотите видеть на своем экране серьезные юридические тексты, написанные простым языком

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: