В каком году учреждение в нидерландах суда инквизиции

Обновлено: 06.02.2023

Возникновение и существование на протяжении многих веков специальных папских трибуналов (инквизиции) является самой позорной и мрачной страницей в истории католической церкви. У большинства современных людей деятельность инквизиторов обычно ассоциируется с «темными веками» раннего Средневековья, но не прекращалась она даже в периоды Ренессанса и Нового времени. Появление инквизиции было связано с деятельностью Доминика Гусмана (доверенного сотрудника папы Иннокентия III) и созданного им монашеского ордена.

Первыми жертвами церковных трибуналов стали катары (известные так же, как альбигойцы, от города Альби), «впавшие в ересь» жители Аквитании, Лангедока и Прованса. Название «катары» происходит от греческого слова «чистый», однако сами «отступники» обычно называли себя «добрыми людьми», а свою организацию – «Церковью любви». В XII веке на юге Франции также появилась и получила большую популярность секта вальденсов (по имени лионского купца Пьера Вальдо), которая была признана еретической на веронском соборе 1184 года. Общим для всех таких еретических сект было осуждение стяжательства иерархов официальной церкви, отрицание пышных церемоний и обрядов. Предполагают, что Учение катаров пришло в Западную Европу с Востока, и тесно связано с манихейскими сектами и гностическими учениями. Непосредственными предшественниками и «учителями» катаров, вероятно, были, византийские павликиане и болгарские богомилы. Но, вообще-то, строгого «канона» учения «добрых людей» не было, и некоторые исследователи насчитывают до 40 различных сект и течений. Общим было признание бога-творца этого Мира злым демоном, пленившим частицы божественного света, коим и являются человеческие души. Состоящая из света душа устремлена к Богу, но тело его тянется к Дьяволу. Христос же не является ни Богом, ни человеком, он – Ангел, явившийся, чтобы указать единственный путь к спасению через полное отрешение от материального мира. Проповедников катаров называли "ткачами", т.к. именно эту профессию чаще всего избирали они для натурализации на новом месте. Их можно было узнать по изможденному виду и бледным лицам. Это были "совершенные" – учителя, подвижники веры, основной заповедью которых был запрет проливать чью-либо кровь. Иерархи католической церкви забили тревогу: целые области Европы выходили из под контроля Рима из-за секты, проповедовавшей какое-то не вполне христианское смирение и воздержание. Самым страшным казался покров тайны, окружавший еретиков: "Клянись и лжесвидетельствуй, но не раскрывай тайны", – гласил кодекс чести катаров. Доверенный сотрудник папы римского Иннокентия III Доминик Гусман отправился в Лангедок, чтобы личным примером укрепить авторитет католической церкви, но "один в поле не воин: Доминик проиграл "совершенным" соревнование в аскетизме и красноречии. Озлобленный неудачей, он доложил своему патрону, что страшную ересь катаров можно сломить только военной силой и вторжение крестоносцев в Лангедок было решено. Этот недостойный поступок не помешал канонизации Доминика, но прошли века и в поэме "Орлеанская девственница" Вольтер был беспощаден, описывая адские мучения основателя ордена доминиканцев:

…Вечные мученья
Я по заслугам на себя навлек.
На альбигойцев я воздвиг гоненья,
А в мир был послан не для разрушенья,
И вот горю за то, что сам их жег.

Крестовые походы на Лангедок более известны как Альбигойские войны. Они начались в 1209 году. Вопрос примирения с официальной католической церковью первое время еще можно было решить путем денежных выплат: «добровольно раскаявшиеся» выплачивали штраф папе, люди, принужденные к «покаянию» на епископском суде, приговаривались к конфискации имущества, остальных ждал костер. Покаявшихся никогда не было слишком много. Доминик Гусман с начала военных действий стал советником военного руководителя крестоносцев Симона де Монфор.

До нашего времени дошло жуткое описание штурма альбигойского города Безье, которое оставил Цезарий Гейстербахский:

"Узнав из возгласов, что там (во взятом городе) вместе с еретиками находятся и православные, они (воины) сказали аббату (Арнольду-Амори, аббату цистерцианского монастыря Сито): "Что нам делать, Отче? Не умеем мы отличить добрых от злых". И вот аббат (а также и другие), боясь, чтобы еретики из страха смерти не прикинулись православными, а впоследствии опять не вернулись к своему суеверию, сказал, как говорят: "Бейте их всех, ибо Господь признает своих".

Несмотря на то, что силы противоборствующих сторон были не равны, лишь в марте 1244 года пал последний оплот катаров – Монсегюр.

Поначалу доминиканцы разыскивали еретиков по собственной инициативе, Но уже в 1233 г. папа Григорий IX издал буллу, которая официально возлагала на них ответственность за искоренение ересей. Более того, доминиканцам была дана власть отрешать заподозренных духовных лиц сана. Несколько позже было объявлено об учреждении постоянного трибунала, членами которого могли быть только доминиканцы. Это решение и стало началом официальной истории папской Инквизиции. Приговоры, выносимые инквизиторами, не подлежали апелляции, а действия их были настолько бесцеремонными, что вызывали законное возмущение даже у местных епископов. Их противодействие действиям инквизиторов было в то время настолько открытым, что Собор 1248 г. в специальном послании угрожал непокорным епископам недопущением в их собственные церкви, если они не будут соглашаться с приговорами доминиканцев. Лишь в 1273 г. папой Григорием X был найден компромисс: инквизиторам предписывалось действовать во взаимодействии с местными церковными властями и трений между ними больше не возникало. Допросы подозреваемых сопровождались самыми изощренными пытками, во время которых палачам дозволялось все, кроме пролития крови. Однако иногда кровь все же проливалась, и папой Александром IV в 1260 г. инквизиторам было дано разрешение отпускать грехи друг другу за любые «непредвиденные случайности».

Что касается правовой основы деятельности Инквизиции, то им стало законодательство Римской империи: римское право содержало около 60 положений, направленных против ереси. Предание огню, например, в Риме было стандартным наказанием за отцеубийство, осквернение храма, поджог, колдовство и измену. Поэтому наибольшее количество сожженных жертв оказалось на территории стран, ранее входивших в Римскую империю: в Италии, Испании, Португалии, южных областях Германии и Франции. А вот в Англии и Скандинавии действия инквизиторов не получили такого размаха, поскольку законы этих стран были взяты не из римского права. В Англии, к тому же, были запрещены пытки (это не значит, что они не применялись). Тем не менее, процессы против ведьм и еретиков в этой стране были несколько затруднены.

Как же на практике осуществлялась деятельность инквизиторов? Иногда инквизиторы прибывали в город или монастырь тайно (как об этом рассказывается в романе Умберто Эко «Имя розы»). Но чаще об их визите население оповещалось заранее. После этого тайным еретикам давалось «льготное время» (от 15 до 30 дней) в течение они могли покаяться и вернуться в лоно церкви. В качестве наказания таковым обещалась епитимья, которая обычно представляла собой публичную порку по воскресеньям на протяжении всей жизни(!). Другой формой епитимьи было паломничество. Человек, совершающий «Малое паломничество» обязан был посетить 19 местных святых мест, в каждом из которых его хлестали розгами. «Большое паломничество» предполагало путешествие в Иерусалим, Рим, Сантьяго-де-Компостелло или Кентербери. Длилось оно несколько лет. За это время дела еретика приходили в упадок и семья разорялась. Ещё одним путем заслужить прощение было участие в крестовых походах (воевать грешники должны были от двух до восьми лет). Количество еретиков в крестоносных армиях постепенно увеличивалось, и папа римский стал опасаться, что Святая земля окажется «заражена» их учениями. Поэтому такая практика скоро была запрещена. Другой весьма интересной и привлекательной (для самих инквизиторов) формой епитимьи стали штрафы. Позже в головы иерархов католической церкви пришла светлая мысль, что плату за грехи можно брать и заранее – и по дорогам Европы поехали многочисленные «торговцы небом» (так писатели-гуманисты эпохи Реформации называли продавцов печально знаменитых индульгенций).

Покончив с «добровольцами», инквизиторы начинали поиск тайных еретиков. Недостатка в доносах не отмечалось: искушение свести счеты со старыми врагами было слишком велико. Если на человека доносили два свидетеля, его вызывали на инквизиционный трибунал и, как правило, брали под арест. Пытки помогали добиваться признания практически во всех случаях. Ни общественное положение, ни всенародная слава не спасали от приговора. Во Франции, например, по обвинению в сношениях с демонами были казнены народная героиня Жанна д`Арк и ее соратник – маршал Франции барон Жиль де Ре (вошедший в легенды под прозвищем «герцог Синяя борода»). Но были и исключения из правил. Так знаменитый астроном Кеплер после многих лет тяжбы сумел доказать невиновность своей матери, обвиненной в колдовстве. Ставший прототипом доктора Фауста Агриппа Нестгеймский спас женщину, приговоренную за колдовство к сожжению на костре, обвинив в ереси самого инквизитора: настояв на повторном крещении обвиняемой, он заявил, что инквизитор своим обвинением отрицает великое таинство, которому подверглась подсудимая, и тот был даже приговорен к штрафу.

Генрих Агриппа Нестгеймский

А получившему вызов в инквизицию Мишелю Нострадамусу удалось бежать из Франции. Он совершил путешествие по Лотарингии, Италии, Фландрии, а когда инквизиторы покинули город Бордо, вновь вернулся в Прованс и даже получил пенсию от парламента этой провинции.

В Испании инквизиция поначалу действовала не более активно, чем в других странах Западной Европы. Более того, в Кастилии, Леоне и Португалии инквизиторы появились лишь в 1376 г. – на полтора столетия позже, чем во Франции. Ситуация изменилась в 1478 г., когда королева Кастилии Изабеллы и ее супруг, будущий король Арагона (с 1479 г.) Фердинанд учредили собственную инквизицию. В феврале 1482 г. великим инквизитором Испании был назначен приор монастыря в Сеговии Томас де Торквемада. Именно он стал прототипом главного героя знаменитой «Притчи о Великом Инквизиторе» романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы». В 1483 г. он был назначен главой высшего Совета инквизиции (Супремы) – генеральным инквизитором и именно ему выпала сомнительная честь стать олицетворением Инквизиции в самых мрачных ее проявлениях.

Личность Торквемады весьма противоречива: с одной стороны, он был строгим вегетарианцем, отказался от сана кардинала, всю жизнь носил грубую рясу доминиканского монаха. С другой стороны, обитал он в роскошных дворцах и народу являлся в сопровождении свиты из 50 всадников и 250 солдат. Особенностью испанской инквизицией стала ее ярко выраженная антисемитская направленность. Так, из всех осужденных инквизицией в Барселоне за период от 1488 до 1505 г.г. 99,3% были «конверсос» (насильно крещенные евреи, уличенные в исполнении обрядов иудаизма), в Валенсии между 1484-1530 г.г. таковых оказалось 91,6 %. Преследование евреев имело печальные последствия для экономики страны, король Фердинанд понимал это, но был непреклонен: «Мы идем на это, несмотря на очевидный вред для нас самих, предпочитая спасение наших душ нашей собственной выгоде», – писал он своим придворным. Преследованиям подвергались также крещенные потомки мавров (мориски). Карлос Фуэнтес писал, что в конце XV века «Испания изгнала чувственность с маврами и интеллект с евреями». Наука, культура, промышленное производство пришли в упадок, и Испания на долгие столетия превратилась в одну из наиболее отсталых стран Западной Европы. Успехи испанской королевской инквизиции в борьбе с инакомыслящими оказались настолько велики, что в 1542 г. по ее образцу была реконструирована папская инквизиция, которая отныне стала именоваться «Священная конгрегация римской и вселенской инквизиции» или просто – «Священная канцелярия». Решающий удар по испанской инквизиции был нанесен в 1808 г., когда армия наполеоновского маршала Иоахима Мюрата оккупировала эту страну. Времена изменились, но не изменились инквизиторы, которые сочли возможным арестовать секретаря Мюрата – известного филолога и воинствующего атеиста. Мюрат не понял юмора данной ситуации и, вместо того, чтобы весело посмеяться над удачной шуткой «святых отцов», отправил к ним своих лихих кавалеристов.

В непродолжительном богословском диспуте драгуны проявили себя достойными наследниками великих французских философов: они с легкостью доказали своим оппонентам и глубокую ошибочность занятой ими позиции, и абсолютную ненужность существования их архаичной организации. 4 декабря 1808 г. Наполеоном был подписан указ о запрете инквизиции и конфискации ее собственности. В 1814 г. восстановленный на испанском троне Фердинанд VII Бурбон издал указ о восстановлении инквизиции, но это было похоже на попытку реанимировать уже разложившийся труп.

В 1820 г. жители Барселоны и Валенсии разгромили помещения инквизиции. В других городах «святые отцы» также чувствовали себя весьма неуютно. 15 июля 1834 г. королевский запрет инквизиции положил конец этой агонии.

В то время, как «собственная» инквизиция монархов Испании охотилась на тайных иудеев и морисков, папская инквизиция нашла нового противника в Центральной и Северной Европе. Врагом церкви и Бога оказались ведьмы, и в некоторых деревнях и городах Германии и Австрии скоро почти не осталось женщин.

До конца XV века католическая церковь считала колдовство обманом, который сеет дьявол. Но в 1484 г. папа римский признал реальность колдовства, а Кёльнский университет в 1491 г. опубликовал предостережение, что всякое оспаривание существования колдовства повлечет за собой преследование инквизиции. Таким образом, если ранее ересью считалась вера в колдовство, то теперь таковой объявлялось неверие в него. В 1486 г. Генрих Инститорис и Яков Шпренгер издали книгу «Молот ведьм», которую одни исследователи называют «самой постыдной и непристойной во всей истории Западной цивилизации», другие – «руководством по сексуальной психопатологии».

В данном труде авторы заявили, что силы тьмы беспомощны сами по себе и способны творить зло лишь с помощью посредника, которым и является ведьма. На 500 страницах подробно рассказывается о проявлениях колдовства, различных способах установления контакта с дьяволом, описываются совокупления с демонами, приводятся формулы и рецепты экзорцизма, правила, которые необходимо соблюдать при обращении с ведьмами. Хроники тех лет просто переполнены описанием казней несчастных женщин.

Так, в 1585 г. в двух германских деревнях после визита инквизиторов в живых осталось по одной женщине. А в Трире за период с 1587 по 1593 г.г. сжигалось по одной ведьме в неделю. Последние жертвы «Молота ведьм» были сожжены в Сегедине (Венгрия) в 1739 г.

В XVI веке протестанты уничтожили вековую монополию католического духовенства на знание и трактовку священных текстов Евангелия и Ветхого Завета. В ряде стран были осуществлены переводы Библии на местные языки, стремительное развитие книгопечатания резко понизило стоимость книг и сделало их доступными широким слоям населения.

«До книгопечатания реформация была лишь расколом, – писал В. Гюго, – книгопечатание превратило её в революцию».

Стремясь предотвратить распространение идей Реформации, трибуналы инквизиции ввели новую форму цензуры. В 1554 г. появился печально знаменитый «Индекс запрещенных книг», в который вошли сочинения Эразма Роттердамского, Мартина Лютера, сказания о короле Артуре, Талмуд, 30 переводов Библии и 11 переводов Нового Завета, труды по магии, алхимии и астрологии. Последнее полное издание «Индекса» появилось в Ватикане в 1948 г. В числе запрещенных авторов оказались Бальзак, Вольтер, Гюго, отец и сын Дюма, Золя, Стендаль, Флобер и многие другие. Лишь в 1966 г. здравый смысл все же восторжествовал и «Индекс запрещенных книг» был упразднен.

Век XVIII принес инквизиции новые заботы: 25 июля 1737 г. во Флоренции состоялась тайная конференция Священной канцелярии, на которой присутствовали папа римский, три кардинала и генеральный инквизитор. Темой обсуждения стали масоны: высшие иерархи Рима были убеждены, что масонство является лишь прикрытием для новой и чрезвычайно опасной ереси. 9 месяцев спустя папа Климент XII издал первую из длинного ряда булл, посвященных осуждению масонства. Однако и на этом фронте католический Рим ожидали неудачи и поражения, тем более обидные, что к голосу руководства не прислушались сами священнослужители. Угрозы и обещания кар не действовали: в Майнце масонская ложа почти полностью состояла из духовных лиц, в Эрфурте ложу организовал будущий епископ этого города, а в Вене активными масонами стали два королевских капеллана, ректор теологического заведения и два священника. Отдельные масоны арестовывались инквизицией (например, Казанова и Калиостро), но на общей тенденции распространения «масонской заразы» это никак не отразилось.

Инквизиция под названием Конгрегация доктрины веры существует и поныне. Более того, данный департамент является самым важным в иерархии Ватикана и во всех документах указывается первым. Официальным главой Конгрегации является сам папа, а высшим должностным лицом (современным великим инквизитором) – префект этого департамента. Глава судебного отдела Конгрегации и, как минимум, двое его помощников, по традиции являются доминиканцами. Смертных приговоров современные инквизиторы, разумеется, не выносят, но не ортодоксально мыслящие христиане от церкви отлучаются до сих пор. Отец Херинг, немецкий теолог-моралист, например, счел разбирательство его дела Конгрегацией доктрины веры более унизительным, чем те четыре случая, когда он представал перед судом во времена III Рейха. Может показаться невероятным, но для того, чтобы оказаться не правоверным католиком, в наши дни достаточно открыто высказаться за контроль над рождаемостью (аборты, современные методы контрацепции), развестись, выступить с критикой деятельности местного епископа или папы (принятый в 1870 г. тезис о непогрешимости римского папы никто не отменял), выразить сомнение в возможности воскрешения из мертвых. До сих пор отрицается легитимность англиканской церкви всех прихожан которой Ватикан считает еретиками. Некоторые наиболее радикальные защитники окружающей среды из числа «зеленых» в 80-х годах ХХ века обвинялись в обожествлении природы и, следовательно, в пантеизме.

Однако время идет вперед, и в деятельности Ватикана отмечаются обнадеживающие тенденции. Так, в 1989 г. папа Римский Иоанн Павел II признал, что Галилей был прав, этот же папа от имени католической церкви публично покаялся за преступления, совершенные ею против инакомыслящих (еретиков) и православных христиан. Ходят упорные слухи о скором признании правоты Джордано Бруно. Эти события дают основания надеяться, что процессы демократизации католической церкви будут продолжены, и папская инквизиция действительно и навсегда прекратит свою деятельность.

«Вокруг света» рассказывает, как Святой отдел расследований еретической греховности вынес смертный приговор всем жителям Нидерландов.

Инквизиция — карательный орган католической церкви, гонения на нехристиан и еретиков в Средние века.

Основные этапы активности инквизиции:
• преследование еретиков до XIII века,
• доминиканская инквизиция после Тулузского собора 1229 года,
• испанская инквизиция с 1480 года.

Предыстория

Испанская инквизиция, возникшая в XIII веке, возрождается с новой силой в конце XV века, получает новую организацию и приобретает политическое значение.

Когда папа римский дал «католическим королям» разрешение устанавливать свою инквизицию, в Кастилии и Арагоне правили Изабелла Кастильская и Фердинанд Католик, которые реорганизовали инквизиционную систему страны и благодаря этому значительно пополнили казну.

Генеральным инквизитором — главой новой инквизиции в Испании — стал духовник Изабеллы, доминиканец Томас де Торквемада.

В Испании, от страха онемелой,
Царили Фердинанд и Изабелла,
Но властвовал железною рукою
Великий инквизитор над страною.
Он был жесток, как повелитель ада,
Великий инквизитор Торквемада.

(из поэмы Генри Лонгфелло «Торквемада» в переводе Б. Томашевского)

По некоторым данным, за период с 1481 по 1498 год испанской инквизицией были сожжены на костре около 10 тысяч человек, 6,5 тысячи были сожжены после казни удушением, еще около 100 тысяч подверглись конфискации имущества, церковным наказаниям и каторге.

Инквизиция в Нидерландах

Испанская инквизиция распространилась на ряд стран, в том числе на Португалию, Францию и Нидерланды.

В Нидерландах она была установлена Карлом V в 1522 году и продолжила трудиться с особым усердием во время правления его сына — Филиппа II (1556–1598), который был рьяным поборником католицизма. Кроме Испании он унаследовал от отца Нидерланды, Неаполь, Милан, Сицилию и некоторые земли стран Нового Света. Для искоренения ереси в своих владениях Филипп усилил суды инквизиции с ее и без того искусными шпионами и пытками.

До смерти Карла V жители Нидерландов были в основном католиками, поэтому инквизиция не оказала сильного влияния на их жизнь. Но с началом правления Филиппа из-за развитой торговли с соседними странами в Нидерланды проникли лютеранство и кальвинизм, что усилило гонения инквизиции.

В Нидерландах Филиппа не признавали королем из-за жестких ограничений, чрезмерных налогов и гонений на богатых купцов. Его правление вызвало бунт, который перерос в масштабное народное восстание в 1565–1567 годах.

Тогда Филипп отправил в Нидерланды одного из своих лучших военачальников — генерала Альбу.

Уникальный случай в истории

Шестнадцатого февраля 1568 года все население Нидерландов — на тот момент оно составляло три миллиона человек — было приговорено к смертной казни.

В этот день Филипп II представил специальный меморандум, в котором говорилось, что «за исключением избранного списка имен, все жители Нидерландов были еретиками, распространителями ереси, и поэтому были виновны в государственной измене». Суд инквизиции принял это предложение, и 26 февраля Филипп подтвердил решение документом, в котором приказал исполнить постановление незамедлительно и без поблажек.

Десять дней спустя Филипп II приказал Альбе приступить к выполнению приговора. В стране начались массовые казни, большинство дворян сбежали в Германию. Альба написал в ответ Филиппу, что уже составил список из первых 800 человек, которые будут казнены, повешены и сожжены сразу после Страстной недели. Сотни людей подверглись ужасным пыткам перед смертью: мужчин сжигали на кострах, а женщин хоронили заживо.

Своим появлением Святая инквизиция обязана папе Луцию III, который разработал в XII веке систему розыска и выявления религиозных преступников. В юридическом смысле понятие «инквизиция» (розыск) существовала и ранее. Термин широко применяли в правовой сфере еще до возникновения средневековых церковных учреждений.

Самым жестоким наказанием Святой инквизиции — за ересь — была религиозная церемония сожжения на костре.

С какими же грехами флорентийцев боролась сама церковь и как это выглядело? Ересь — один из страшнейших грехов, которые искупались чаще всего лишь одним способом — сожжением на костре.

Во Флоренции, как и в остальной части Европы, была Святая инквизиция, отвечающая за поиск еретиков, ведьм и колдунов. Об организации инквизиции написаны тысяча книг, поэтому в этой главе я сделаю акцент на том, как с ней обстояли дела именно в Тоскане.

В самом начале XIII века во Флоренции борьбой с ересью занимались монахи доминиканского ордена, далее Папа Римский передал эту «грязную» работу монахам францисканского ордена, это случилось уже к концу XIII века.

Монахи из ордена, которые были в Святой инквизиции Тосканы, носили отличающуюся по цвету рясу, и у них было разрешение на ношение оружия. Это являлось огромной привилегией, кинжалы и мечи могли носить далеко не все в городе. В связи с этим был даже неприятный казус фальшивых продаж разрешений на оружие. На допросе и суде кроме членов-монахов обязательно должен был находиться нотариус.

Нотариусом мог выступать брат-монах ордена, который в мирской жизни был обучен этой профессии, либо же звали нотариуса-клирика из духовенства, не был запрещен, и вариант взять нотариуса из горожан, без какой-то религиозной подготовки. Стоит ли говорить, что желающих было немало, потому что нотариусы всегда хорошо зарабатывали?

Допрос не исключал пыток и признаний, полученных путем дыбы 1 или другими способами, от которых стынет кровь и в голове возникает вопрос «как это вообще можно было придумать?», считалось действительным и чистосердечным

1 Дыба — орудие пыток, которое использовалась для растягивания человеческого тела, что приводило к разрыванию мягких тканей, выпадению конечностей из суставов.

Далее были варианты развития событий. Иногда можно было избежать самого страшного наказания, но тогда человек должен был иметь неплохой вес в обществе или влиятельных покровителей, хотя если за него заступалось население, то вполне возможно было «примириться» с церковью и покаяться.

В зависимости от тяжести обвинений были наказания в виде лишения собственности, изгнания, длительного срока заключения в тюрьме, отлучения от церкви. В самых крайних случаях наказанием было одно — сожжение на костре. Почему именно сожжение?

С XII века закрепляется понимание ереси как болезни, которая угрожает всему миру. Болезнь нужно было искоренять — так по всей Европе вспыхивают костры. Не будем кривить душой: сцена сожжения смотрелась очень эффектно и отпечатывалась в головах зевак.

Более того, можно было «вдохновиться» строками: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» 2 .


540 лет назад, 27 сентября 1480 года, католические правители Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский с санкции папы Римского Сикста IV учредили инквизицию в Испании.

Кто тут не слушался папу?

В католической церкви в период XIII-XIX веков инквизиция была особым церковным судом по делам о еретиках. Причём сначала вероотступниками считались лишь те, кто проповедовал свою версию христианства, либо колдуны, которые в своём колдовстве применяли священные для церкви предметы, например святую воду. Впервые об инквизиции как об учреждении говорилось на созванном в 1215 году папой Иннокентием III Латеранском соборе, который установил особый процесс для преследования еретиков. Причём достаточным основанием для этого преследования объявлялись любые порочащие человека слухи.

В европейских государствах были учреждены инквизиционные трибуналы, которым поручалось расследование дел о еретиках и вынесение приговоров. Члены трибуналов обладали личной неприкосновенностью и неподсудностью местным светским и церковным властям и находились в непосредственной зависимости от папы. Из-за тайного и произвольного судопроизводства обвиняемые инквизицией были лишены всяких гарантий. Широко применялись жестокие пытки, всячески поощрялись и вознаграждались доносчики. Помимо прочего, сама инквизиция получала огромные средства благодаря конфискации имущества осуждённых.

Сжигание ведьм у замка Рейнштейн (близ г. Бланкенбург). 1555 г.

Удушение как милость

После того как Испания была отвоёвана у арабов и объединена, в стране оказались очень большие общины мавров и евреев. Под давлением государства многие из них вынужденно крестились или были обращены в христианство насильно, но продолжали исповедовать свою старую религию тайно. Мавры и евреи составляли более четверти населения страны. Испанские правители Фердинанд и Изабелла собирались превратить Испанию в самую могущественную христианскую страну, и иноверцы могли помешать этим замыслам. Кроме того, королевской казне требовалось немало средств, и осуждённые еретики могли послужить их источником.

Тех, кто не признавал себя виновным, отлучали от церкви и сжигали на костре. Задушить перед сожжением считалось милостью. Из-за возросшего числа казней инквизиторы старались усовершенствовать своё ремесло. Строились помосты для провозглашения приговоров, рядом возводили крематории для сжигания тел. Вот только инквизиция использовала их для сжигания живых еретиков. Крематории украшали большие каменные статуи пророков из Библии, к которым привязывали приговорённых к сожжению. В Севилье эти статуи были построены на пожертвования одного доброго католика. Однако впоследствии выяснилось, что этот новый христианин втайне сохраняет верность иудаизму, и его тоже сожгли в украшенном им самим заведении. Кстати, первый великий инквизитор Испании Торквемада тоже был потомком крещёных евреев. Тем не менее главным инициатором преследования мавров и евреев считается именно он.

Казнь голландского анабаптиста испанской инквизицией.

«Вилка еретика» и «колыбель Иуды»

Как средство чистосердечного признания инквизиция использовала пытки. Пыточный инструмент, в основу которого положен принцип тисков, назывался «испанский сапог» и широко использовалось не только в Испании, но и во всей Европе. Приспособление под названием «вилка еретика» напоминало двустороннюю вилку с четырьмя зубцами, которая плотно крепилась к шее кожаным ремешком, не позволяя свободно двигать головой и челюстью. Длина зубцов была рассчитана таким образом, что даже резкий наклон головы не давал жертве возможность получить желанную быструю смерть.

«Колыбель Иуды» была одним из самых изощрённых приспособлений для истязания. Оно состояло из деревянной пирамиды с острой вершиной в виде треугольника на конце. Допрашиваемого подвешивали на верёвках и насаживали промежностью прямо на вершину пирамиды.

Орудие пыток «Груша» получило своё название из-за сходства с одноимённым фруктом. Устройство состояло из металлических лепестков, которые раскрывались при вращении винта. Его вводили в рот, анальное отверстие или влагалище и с помощью винта его сегменты раскрывались на максимальную величину. При этой пытке внутренние органы серьёзно повреждались, что во многих случаях приводило к мучительной смерти. Этот пыточный инструмент применялся для допросов проповедников-еретиков, мужчин, обвиняемых в пассивном гомосексуализме, и женщин, заподозренных в интимной связи с дьяволом или его слугами.

«Битьё розгами», картина неизвестного художника.

Грузоподъемность метлы

К концу XV века большая часть евреев и мавров была изгнана из Испании. И с этого времени католическая церковь усиливает борьбу с новым главным врагом — колдовством. Распространилось мнение, что колдуны массово заключают договоры с нечистой силой и борются с праведными христианами. В основном обвиняли в колдовстве и считали ведьмами женщин. Инквизиция объясняла это просто: женщины — существа неразумные, и дьяволу легче затуманить им мозги. А кроме того, они любят плотские утехи больше мужчин, поэтому за помощью в любовных делах нередко обращаются к нечистой силе. Родинки на теле считались верным признаком ведьмы. Вызывали подозрения также необычная внешность женщины, её странное поведение. Укалывание считалось точным способом проверки на способность к колдовству. Обвиняемую полностью обнажали и протыкали кожу в разных местах толстой иглой. Предполагалось, что на теле ведьмы должно быть место, которое не кровоточит при укалывании, и жертва не чувствует там боли. Но главным признаком, по которому определяли, является ли женщина ведьмой, был её вес. Считалось, что ведьмы используют для передвижения метлу, которая имеет определённую грузоподъёмность. Инквизиторы каким-то особым образом вычислили, что больше 50 килограммов метла поднять не сможет. Поэтому подозреваемых взвешивали, и если вес женщины был «в норме», то ей выдавали специальный сертификат, который можно было использовать в свою защиту при обвинении в колдовстве.


Пытали ведьм и с помощью своеобразного кресла для купания. Жертву привязывали к креслу, подвешенному на длинной жерди, и опускали под воду на какое-то время. Затем давали немного глотнуть воздуха — и снова под воду. Для проведения этой пытки старались выбирать позднюю осень или зиму. Хорошим средством против молчаливых женщин считался «стул ведьм». Они были различных размеров и форм, но непременно с наручниками и блоками для фиксации жертвы. Чаще всего, с железными сидениями, которые при необходимости можно было раскалить.

Инквизиция в Европе в той или иной форме действовала на протяжении всего Средневековья. И даже больше. В Риме её упразднили только в начале XX века. А последним казнённым по приговору инквизиционного суда стал в 1826 году стал испанский учитель Риполь. Установить точно реальное количество жертв инквизиции невозможно. Современные историки оперируют самыми разными цифрами, доходящими до миллионов. Но большинство исследователей считает, что реальное число жертв инквизиции составляет от 14 тыс. до 23 тыс. человек.

Казнь голландского анабаптиста испанской инквизицией.

16 февраля 1568 г. испанская инквизиция приговорила к смерти всё (!) население Нидерландов, как «закоренелых еретиков». Разумеется, приговор не был приведён в исполнение и остался своеобразным курьёзом истории.

Именно так отмечают эту дату разнообразные интернет-ресурсы, имеющие целью рассказать, «что случилось в этот день давным-давно». На самом деле, если и говорить о курьёзе, то он наличествует лишь в головах тех, кто не рефлексирует, а распространяет заведомо спорные сведения. В существовании такого приговора сомневались и по-прежнему сомневаются ведущие специалисты, как по истории Нидерландов, так и по истории испанской инквизиции. Однако дыма без огня не бывает. Так что же по-настоящему произошло в Нидерландах?

Карл Фридрих Лессинг. «Иоганн Гус в Совете Констанце».

1. Курица и золотые яйца

Долгое время эта страна входила в Священную Римскую империю, и именно в составе этого наднационального государственного образования пришла к успеху. Он стал особенно очевидным, когда уроженец города Гента, бургундский герцог Карл, стал в 1516 г. королём Испании, а четыре года спустя — и императором Священной Римской империи. Под его скипетром объединилась половина Европы и только что открытые земли в Новом Свете. Но даже на этом фоне Нидерланды блистали. Маленькая страна вносила в имперскую казну в виде налогов вдвое больше, чем давали золотые и серебряные рудники Америки вместе взятые. Или, иначе говоря, до 50% дохода Империи обеспечивали именно «Низко лежащие земли». Основой этого экономического чуда стали элементарные лазейки в таможенном устройстве Империи. Купцы Нидерландов, как подданные Империи, были освобождены от пошлин. Скажем, скупая по дешёвке испанскую шерсть, они превращали её в сукно, которое продавали в германских землях Империи по баснословным ценам. А в ответ на вопрос: «Не слишком ли вы, граждане, зарвались?» делали круглые глаза: «Ничего не знаем, мы все подданные государя императора, живём в едином политическом и экономическом пространстве».

Сжигание ведьм у замка Рейнштейн (близ г. Бланкенбург). 1555 г.

2. Любишь кататься — люби и саночки возить

Однако палка оказалась о двух концах. Единое пространство на то и единое, чтобы всё население худо-бедно подчинялось одним и тем же законам. В том числе и церковным. Вот, скажем, в Испании есть Святая инквизиция, которая бережёт богобоязненный народ от зловредных еретических учений. Поскольку тогда последние переживали расцвет, причём аккурат по соседству с Нидерландами, наводнив страну целым сонмом «лжеучителей и проповедников», Карл V учредил там специальный инквизиционный трибунал. По образу и подобию испанского. Внезапно нидерландские купцы и промышленники были поставлены перед фактом — такое выгодное с точки зрения экономики «единое пространство» может, оказывается, повлечь и кое-какие издержки. Например, смертную казнь и конфискацию имущества за отступление от «святой матери нашей Римско-католической церкви».

Портрет Карла V. Картина Хуана Пантоха де ла Круса.

3. Кнут & пряник

Как ни странно, но с таким положением дел дворянская и даже купеческая верхушка Нидерландов готова была мириться. Бонусы «единого экономического пространства» явно перевешивали все идеологические издержки. К тому же преследование еретиков касалось поначалу самых отпетых — анабаптистов. Это были своего рода «леваки» среди протестантов. Курс на свержение всех властей — и духовных, и светских, установление общности имущества, включая жён, устройство на земле царства всеобщей социальной справедливости. Словом, когда восстание анабаптистов 1534 — 1535 гг., поддержанное крестьянами и плебеями, было потоплено в крови, многие в Нидерландах даже вздохнули с облегчением. Такое равновесие держалось довольно долго.

Устраивающая всех система надломилась, когда Карл V отказался от престола, и его держава была поделена на две независимых. Брату Фердинанду достались германские земли и корона Священной Римской империи. Сыну, Филиппу — Испания и Нидерланды. Существование пряника в виде «единого экономического пространства» приказало долго жить.

А вот доля кнута для Нидерландов оказалась заметно увеличена. Если при Карле там было четыре католических епископа в четырёх епархиях, плюс трибунал инквизиции, то Филипп взялся за дело всерьёз. Для начала увеличил количество попов в пять раз — теперь в Нидерландах стало 20 епископов и 20 епархий. А при каждом епископе — целых два инквизитора со штатом. Да ещё «великий инквизитор» над ними во главе.

Филипп II и его отец Карл V.

4. Раззудись, плечо, размахнись, рука!

Содержание всей этой компании легло на плечи страны — выходило, что король и попы запустили руку в карман «честных бюргеров» чуть не по локоть. Неудивительно, что в 1565 г. полыхнуло сразу в нескольких местах. Неудивительно также, что на этот раз восставших поддержало и купечество, и даже часть дворянства. За короткое время было разгромлено и сожжено более пяти с половиной тысяч церквей. Количество изнасилованных монахинь, разбитых икон и статуй, а также разграбленных церковных ценностей учёту не поддаётся — восставшие уничтожали не только предметы культа, но и всю документацию. Тем, кто считает, что протестанты были белым и пушистым меньшинством, вся вина которого только в непривычном богослужении, придётся пересмотреть приоритеты. Массовый террор открыли именно протестанты. Другое дело, что их до этого довели.


5. Оружие возмездия

Однако как раз вопрос кто первый начал, меньше всего волновал нового короля, Филиппа II. Вот его слова: «Клянусь душой моего отца, им это будет дорого стоить». Слово своё король сдержал. Удар возмездия был тяжёл. В Нидерланды отправили корпус герцога Альбы, призванный «разобраться и покарать виновных». Сам герцог, впрочем, желанием разбираться не пылал: «Мне постоянно приходится разбирать каждое их дело, потому что мне докучают прошениями и ходатайствами по каждому случаю. Они совсем замучили меня своими приставаниями». Для поиска и наказания виновных учредили «Совет по делам о беспорядках». Во главе его поставили Хуана де Варгаса, который, согласно преданию, каждое утро просыпался с криком: «Вешать! Вешать! Вешать!»

Именно этот временный орган, получивший название «Кровавый совет» и постановил, что виновные в ереси или отступничестве, а также те, кто называет себя хорошими католиками, но ничего не сделали для наказания еретиков, одинаково виновны в измене церкви и государству. А так как почти все граждане Нидерландов были виновны в подобных деяниях, всех их следовало заранее приговорить к смертной казни с конфискацией имущества.

Результат деятельности «Кровавого совета» был скромен. Всё население Нидерландов насчитывало тогда около 3 млн. человек. За 6 лет своей деятельности — с 1567 по 1573 гг. Совет казнил около 19 тысяч человек.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: