В каком году был суд над петрашевцами

Обновлено: 06.02.2023

1849 год. В Петербурге арестована группа оппозиционеров, названных "петрашевцами", которые обсуждали запрещенные тогда либеральные идеи и якобы задумывали свержение власти. Суд над ними проходит очень быстро, и все приговариваются к расстрелу за свои политические убеждения. Приведение казни в исполнение назначено на 22 декабря 1849 года. В ряду тех, кто приговорен к смерти, стоит великий русский писатель Федор Достоевский.

Как известно, в 30-40-е годы 19 века активизировались общественные и политические течения разных толков: либералы, консерваторы, социалисты. Третье отделение постоянно следило за неблагонадежными гражданами, нещадно арестовывало их и ссылало, однако оппозиционные голоса внутри России не замолкали. Единомышленники собирались в кружки и обсуждали европейские документы, теории, творения русских социалистов и либералов.

Одним из таких объединений был кружок, собиравшийся у Михаила Буташевича-Петрашевского - отлично образованного молодого человека, служившего переводчиком в министерстве иностранных дел. Молодые люди, которых объединяли мысли о необходимости социальных (или даже социалистических) перемен, утопические идеи о справедливом обществе, собирались каждую неделю по пятницам с 1845 по 1849 гг. и обсуждали теории французских мыслителей того времени. Они нещадно ругали самодержавие, крепостное право, всевластие Третьего отделения, коррумпированность чиновников и т.д. Власти об этих собраниях знали, но никаких действий не предпринимали.

24 человека, среди которых и был молодой литератор Федор Достоевский, были арестованы и спустя 8 месяцев следствия приговорены судом к смертной казни через расстрел. Власти, видимо, решили научить общество бояться и устроить показательную казнь. Правда, как потом оказалось, правительство пошло на еще большую хитрость.

22 декабря 1849 года всех приговоренных привезли на Семеновский плац. Им был зачитано утверждение смертного приговора. Священник подошел к ним с крестом и благословил перед казнью. На первых трех петрашевцев, в том числе и на самого Петрашевского, надели колпаки. Прозвучала команда целиться. И в этот момент всем было объявлено о помиловании и смягчении наказания.

Эта инсценировка казни очень сильно повлияла на многих петрашевцев. Один из тех, кто стоял в первой группе и готовился к смерти, сошел с ума. А Достоевский, будущий великий писатель, коренным образом изменил свою жизнь и отказался от революционных идей. Но автор бессмертных романов до конца жизни будет вспоминать эти "десять ужасных, безмерно-страшных минут ожидания смерти".

А через пять лет после этой "казни, которой не было" в России все изменится: наступит эпоха либеральных реформ Александра II, которая воспитает и будущих социалистов, и будущих революционеров, и будущих убийц самого царя-реформатора.

Обряд казни на Семеновском плацу

Кружок Михаила Буташевича-Петрашевского вошёл в историю не благодаря вольнодумию или смелым революционным замыслам его участников. Уникальность движению придавал его литературный состав, среди которых был еще совсем молодой, но уже признанный Федор Михайлович Достоевский. «Дело Петрашевского» получило известность, в том числе, и из-за необычной даже для тех лет инсценировки публичной казни его членов.

Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле.

Основаниями для привлечения обвиняемых к суду послужили несколько фактов. Первый из них был связан с либеральными статьями «Краткого словаря иностранных слов», который был составлен Петрашевским и не раз публично обсуждался в стенах его собственной квартиры. Вторым поводом стало прочтение запрещенного письма Виссариона Белинского к мастеру сатиры Николаю Гоголю.

Пятницы у Петрашевского

Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский, как и многие представители интеллектуальной элиты XIX века, уже со студенческой скамьи отличался вольнодумием. Окончив юридический факультет Петербургского университета, он несколько лет служил переводчиком при министерстве иностранных дел. В 1840-е годы вместе со своим коллегой литературным критиком Валерианом Майковым он участвовал в составлении «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка».

Работа над словарем стала судьбоносной. Петрашевский редактировал второй выпуск издания и помещал в него свои самые острые теоретические статьи с пропагандой демократии и социализма. По счастливому стечению обстоятельств выход словаря в 1846 году не заметили цензоры. Но во время процесса над петрашевцами, в 1849 году, он сыграл свою роковую роль – обвинение использовало его как основную улику.


Квартира Петрашевского в начале 1840-х стала местом бурных споров о губительности крепостного права и самодержавия, продажности чиновников и притеснениях цензуры. Гости читали вслух труды социалистов Шарля Фурье, Этьена Кабе и Жозефа Прудона. В домашней библиотеке хозяина дома было немало запрещенных в России книг. В квартиру Петрашевского на пятничные «посиделки» приходили писатели, ученые и литературные критики - Фёдор Достоевский и Михаил Салтыков-Щедрин, Николай Данилевский и Алексей Плещеев. Федор Михайлович Достоевский попал на «пятничные» вечера в 1846 году. Петрашевский, прочитавший его «Бедных людей», лично приглашает писателя присоединиться к публичным диспутам. По мнению Петрашевского, литература служила сильным инструментом пропаганды революционных идей.

Арест петрашевцев

В апреле 1849 года Петрашевский и несколько десятков участников кружка были арестованы по доносу. Среди арестованных был и Фёдор Достоевский. На суде «Дело Петрашевского» рассматривалось в глубокой тайне. Его представили как серьезный политический заговор, по своей корысти сравнимый с неудавшимся государственным переворотом декабристов. Всех обвиняемых посадили в одиночные камеры Петропавловской крепости. В ноябре того же года им было предъявлено обвинение. Почти всем осужденным поставили в вину распространение письма Белинского, которое «наполнено дерзкими выражениями против православной церкви и верховной власти» и недоносительство о проходивших собраниях на квартире Петрашевского.

Михаила Петрашевского и Федора Достоевского, помимо участия в обсуждении письма Белинского, обвинили в преступных замыслах против государственной власти. К делу в качестве доказательства вольнодумных мыслей отнесли опубликованный словарь иностранных слов.


Из 123 обвиняемых, привлечённых к следствию, 22 судили военным судом, 21 приговорили к смертной казни через расстрел.

Публичную казнь назначали на 3 января 1850 года. На Семеновском плацу Петропавловской крепости на приговоренных надели предсмертные рубахи, некоторым завязали глаза и привязали к столбу. Многие до последнего не верили в серьёзность приговора, пока не увидели священника, собиравшегося освятить каждого крестом. Офицер скомандовал солдатам целиться. В последний момент ударили в отбой, осужденным развязали глаза и зачитали другой приговор.


Согласно императорскому помилованию, заключенные были сосланы на каторжные работы, кто-то попал в арестантские роты. Еще до отправки к месту отбывания наказания несколько петрашевцев были уже психологически сломлены. Восемь месяцев одиночной камеры и жестокая инсценировка казни привели к умопомешательству.

Главного обвиняемого, Михаила Буташевича-Петрашевского отправили на бессрочную каторгу в Восточную Сибирь. Фёдор Достоевский получил 4 года каторги с лишением дворянства. После смерти Николая I, к началу 1860-х, всех, кроме Петрашевского, амнистировали и восстановили в гражданских правах.

На самом деле никаких могил вырыто не было, а Петрашевский сбросить колпак просто не мог. «Обряд казни на Семёновском плацу». Рисунок Б. Покровского.


11 ноября 1821 года, 200 лет назад, родился литературный гений Ф. М. Достоевский. Буквально через несколько дней, 13 ноября 1821 года, на свет появился русский мыслитель М. В. Петрашевский, встреча с которым полностью перевернула судьбу писателя и чуть не лишила его жизни. Как связь с петрашевцами сначала отправила Достоевского на эшафот, а потом на литературный олимп, рассказал доктор исторических наук, профессор, директор Института истории и социальных наук РГПУ им. А. И. Герцена Роман Соколов.

Коммуны для интеллигенции

«Рассматривать движение петрашевцев изолированно от восстания декабристов 1825 года невозможно. Ведь именно декабрьский мятеж определил всю внутреннюю политику вступившего на трон Николая I, главной задачей которого стало впредь не допустить каких-либо революционных выступлений. В связи с этим вводились довольно сильные ограничения в области литературы и издания журналов. Так, в 1830-х годах за «вольнодумие» были закрыты «Европеец» Краевского, «Московский телеграф» Полевого и «Телескоп» Надеждина. Тем не менее идеи построения жизни на новых началах, которые захватили интеллигенцию того времени, продолжали активно обсуждаться во всевозможных философско-литературных кружках. В 1846 году Достоевский оказался в числе тех, кто входил в кружок братьев Бекетовых. Они даже придумали некую форму совместного проживания, которая позволяла бы среди прочего экономить деньги. Достоевский писал своему брату Михаилу:

«Они (Бекетовы) меня вылечили своим обществом. Наконец, я предложил жить вместе. Нашлась квартира большая, и все издержки, по всем частям хозяйства, все не превышает 1200 руб. ассигнациями с человека в год. Так велики благодеяния ассоциации! У меня своя комната, и я работаю по целым дням».

Порфирия Петровича с Федей Курочкиным не спутать.

Стоит отметить, что идея совместного проживания была тогда очень популярна. Одним из ее основоположников можно назвать французского утописта Шарля Фурье, который, среди прочего, предлагал возводить фаланстеры – дома, в которых бы жили коммуны, но при этом у каждого было свое отдельное помещение. Такие ассоциации людей могли бы дать большой эффект как с точки зрения экономики, так и культурного развития, – считал Фурье. Хотя попытки построения подобных домов во Франции провалились, в России у утописта было немало последователей, среди них Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский. Выпускник Царскосельского лицея и юридического факультета Петербургского университета, лингвист, философ и организатор одного из первых социалистических кружков в России, в который и вступил Достоевский».

Началось все со второго выпуска «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка», редактором которого стал Петрашевский.

На заметке у императора

«Весной 1845 года, после смерти отца, Петрашевскому достается большая квартира, в которой он начинает принимать единомышленников. Собрания проходят по пятницам – гости съезжаются к 9-10 часам вечера, ужинают, обсуждают насущные вопросы, и, конечно, Фурье, работы которого в России запрещены не были. Все это носило характер дружеских вечеринок – петрашевцы не были каким-то тайным обществом, политической партией, замышлявшей революцию. Пятничные посиделки не закончились бы восстанием, но, тем не менее, внимание императора они привлекли. И свою лепту в развитие революционных идей в итоге внесли.

Поразительно, насколько атмосфера, описанная в «Преступлении и наказании», сохранилась в Петербурге до сих пор.

Началось все со второго выпуска «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка», редактором которого стал Петрашевский. Статьи словаря исподволь пропагандировали демократические идеи и принципы утопического социализма. Вышло 2000 экземпляров, 400 уже успели продать, но издание быстро привлекло внимание цензоров – остатки тиража изъяли, а Петрашевского взяли на заметку.

Зимой 1846-1847 гг. на «пятницах» появляются новые люди. Одним из которых стал Достоевский. В этом же году выходит публицистический сборник Николая Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». Красною нитью сквозь все письма проходит идея о том, что Россия – это страна, особо избранная Промыслом Божьим, а патриархальность, свойственная российскому народу, будет сохраняться всегда, и этим мы будем отличаться от европейских соседей. Сборник вызвал многочисленные споры. Гоголь и литературный критик Белинский обменялись репликами, а 15 июля 1847 года «неистовый Виссарион» пишет Гоголю очень резкое открытое письмо.

«…Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение…», – пишет Белинский Гоголю, называя его «проповедником кнута», «апостолом невежества» и «поборником мракобесия». Откровенно поносит церковь и духовенство, называя русский народ глубоко атеистическим: «В нем много суеверия, но нет и следа религиозности».


Это письмо вскоре станет причиной отправки Достоевского на каторгу.

В 1848 году Петрашевский на дворянских выборах в Санкт-Петербургской губернии попытался сделать доклад, предварительно отпечатав его в 300 экземплярах. Тем самым вновь привлек внимание Третьего отделения полиции, которое занималось надзором за политически неблагонадежными лицами. Петрашевского «взяли в разработку», было решено внедрить в кружок своего агента – Петра Антонелли. Однако попасть на «пятницы» с улицы было практически невозможно – существовал образовательный ценз. Провокатор Антонелли до нужного уровня не дотягивал. Ему пришлось много читать, вести беседы с Петрашевским. Наконец, 11 марта 1849 года, в пятницу, агент решил прибегнуть к хитрости и как бы случайно зашел к Петрашевскому. Ему позволили остаться. С тех пор он не пропускал ни одной «пятницы» – вплоть до самого ареста петрашевцев. Именно благодаря отчетам Антонелли у нас есть детальная информация о том, что происходило в кружке.

А 15 апреля 1849 года Достоевский там читал то злополучное письмо Белинского к Гоголю, что в России Николая I было преступным действием.

Всех свозили в тюрьму Третьего отделения полиции, которая располагалась в Петропавловской крепости. Федор Михайлович оказался среди 13 самых «злостных» арестантов. По всей видимости, главную роль здесь сыграла оценка степени виновности, данная Антонелли, – те, кто больше выступал и чьи речи вызывали жаркие споры. Здесь письмо Белинского сыграло решающую роль».

Собираясь в Европу, писатель грезил о «стране чудес». Реальность это мнение изменила.

Гений на эшафоте

Инкриминировали петрашевцам попытку создания революционной организации и богохульство. Вскоре состоялся военный суд, хотя подавляющее большинство членов кружка были гражданскими. Но военный суд нужен был императору, так как мог выносить более суровые приговоры. Суд изначально приговорил к расстрелу 15 человек, высшая военная судебная инстанция расширила этот список до 21. Однако сразу же был составлен некий «План В», заменяющий смертную казнь каторгой. По этому варианту Достоевский должен был получить 8 лет каторги, но в итоге император уменьшил срок вдвое. Он же принял решение о необходимости инсценировки смертной казни. Петрашевцев нужно было помучить и проучить. 22 декабря 1849 года этот спектакль, главным режиссером которого выступал Николай I, был разыгран. На приговоренных надели белые балахоны, вывели на Семеновский плац и поставили на эшафот. Сначала над ними была учинена гражданская казнь, во время которой над их головами сломали шпаги, а затем должен был начаться расстрел. В землю вкопали три столба, к которым привязали первую тройку петрашевцев.

В серале «Достоевский», который вышел на экраны 10 лет назад, Федор Михайлович стоит у одного из столбов и ждет смерти. Но это не так. В первой тройке были Петрашевский, Григорьев и Момбелли. Солдаты прицеливаются, но затем оглашается новый приговор – с царским «прощением». Петрашевского тут же заковывают в кандалы и отправляют в Сибирь. Остальных возвращают в крепость, а затем развозят по каторгам и ссылкам. Достоевский отбывал наказание в Омской каторжной тюрьме, а затем был сослан на военную службу в Семипалатинский линейный батальон. Минуты, проведенные на эшафоте в ожидании смерти, и годы каторги навсегда изменили его мировоззрение и наложили глубокий отпечаток на все последующее творчество, приведя Достоевского от идей атеизма и революции к Богу.

К сожалению, мало кто знает, насколько удачны у Достоевского сатирические произведения. Сцена из спектакля «Скандал в Пассаже».

Кстати

Петрашевский пытался построить фаланстер на территории Санкт-Петербургской губернии (ныне Волховский район Ленобласти). Однако крестьяне, не понимая, что от них хочет барин, спалили постройку.

Кто такие «петрашевцы»? Это осуждённые в 1849 году участники встреч у Михаила Буташевича-Петрашевского. Хоть они и были все в той или иной мере «вольнодумцами»,они были неоднородны по своим взглядам. Немногие имели замыслы прямо революционного характера, некоторые занимались изучением и пропагандой социально-утопической мысли 19 века. Значительная часть осуждённых понесла наказание только за распространение письма Белинского к Гоголю или за недоносительство о собраниях. Кружок Петрашевского вошёл в историю в том числе и из-за участия в нём молодого Достоевского и из-за необычного, поразившего современников, обряда инсценировки приготовлений к публичной казни, которому подверглись осуждённые, не знавшие о том, что они помилованы.

Краткое описание звучит интересно, но имеет смысл рассмотреть подробнее деятельность этих людей.

Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский, как и многие представители интеллектуальной элиты 19 века, уже со студенческой скамьи отличался вольнодумием.

Он собирал на свои «пятницы» университетскую молодежь, молодых офицеров, писателей, ученых и литературных критиков. Кружок посещали Валериан и Аполлон Майковы, Фёдор Достоевский и Михаил Салтыков-Щедрин, Николай Данилевский, Алексей Плещеев и многие другие. На диспутах обсуждались планы переустройства общества, закономерно приведшие к планам создания тайных обществ и произведения государственного переворота.

Квартира Петрашевского в начале 1840-х стала местом бурных споров о губительности крепостного права и самодержавия, продажности чиновников и притеснениях цензуры.

Михаил Петрашевский вдохновлялся примером духовных отцов французской революции – так называемых просветителей. Для того, чтобы широко распространить революционные воззрения, подвергнуть пересмотру понятия христианской веры, они составили известную «Энциклопедию». Замысел был в том, чтобы создать популярное издание, как бы свод человеческих знаний. Но в статьях по ряду вопросов закладывались революционные идеи.

Петрашевский издал под псевдонимом «Словарь иностранных слов». В этом «словаре» приводились иностранные слова и понятия, с полностью революционным их толкованием. «Словарь» успешно избежал цензуры и вышел в печати, став карманной книжкой петрашевцев.

Кружок был довольно рыхлый, некоторые его участники через некоторое время покидали его и становились славянофилами и консерваторами, как Аполлон Майков. Другие – наоборот, радикализировались и начинали планировать возбуждение недовольства и революционных настроений в различных слоях населения России. Для этого петрашевцами был даже приобретена тайная типография для изготовления прокламаций. В числе этих радикалов был и Федор Михайлович Достоевский, но про его жизненный путь мы поговорим в другой раз.

Дело закончилось тем, что один герой Отечественной войны 1812 года, Иван Петрович Липранди, служивший чиновником по особым поручениям Министерства внутренних дел, внедрил к петрашевцам своего соглядатая, по фамилии Антонелли. Антонелли составил отчеты о деятельности и планах кружка, и петрашевцев задержали. Уже зная по восстанию декабристов, к чему приводит деятельность тайных революционных обществ, к петрашевцам отнеслись строго. Тем более, среди них были действующие офицеры.

Основаниями для привлечения обвиняемых к суду послужили несколько фактов. Первый из них был связан с либеральными статьями «Краткого словаря иностранных слов», который был составлен Петрашевским и не раз публично обсуждался в стенах его собственной квартиры. Вторым поводом стало прочтение запрещенного письма Виссариона Белинского к мастеру сатиры Николаю Гоголю.

На суде «Дело Петрашевского» рассматривалось в глубокой тайне. Его представили как серьезный политический заговор, по своей корысти сравнимый с неудавшимся государственным переворотом декабристов. Всех обвиняемых посадили в одиночные камеры Петропавловской крепости.

Из 123 обвиняемых, привлечённых к следствию, 22 судили военным судом. Суд приговорил двадцать одного члена кружка к расстрелу. Николай I, с большим вниманием следивший за процессом, заменил смутьянам казнь на ссылку. Но запретил говорить им о помиловании до самого момента казни. Таким образом, петрашевцы до самого последнего мига были уверены, что их расстреляют. На эшафоте, крест в руках подошедшего священника поцеловал даже и сам Петрашевский, дотоле заявлявший себя убежденным атеистом. Только одному из осужденных офицер, стоящий рядом, успел шепнуть: «Вас помилуют!» Остальные же были уверены в том, что через миг прозвучит расстрельный залп. Когда же огласили смягчение приговора, осужденные облегченно вздохнули, а один из них прокричал: «Да здравствует Император!»

Вместо казни осуждённых отправили в ссылку. Со временем их амнистировали и восстановили в правах. Но для многих из них история с отменой казни и ссылкой стала причиной внутреннего преображения. Так, Фёдор Достоевский, по возвращении из ссылки, заявил удивлённым знакомым, что наказание было справедливым. Достоевский считал, что в случае успеха заговорщиков, их осудил бы русский народ и Сам Господь Бог. И что каторга научила его многому, «самому главному, без чего нельзя жить».

Еще свежи в памяти народной было восстание декабристов. Еще не забыты были его последствия, как новая волна свободолюбия стала подниматься в умах прогрессивной молодежи Российской империи. Главным «нарушителем спокойствия» стал Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский (1821-1866).

Именно он стал идеологом новых мечтателей о лучшей жизни. Скорее всего, отсутствие опыта и самонадеянность, искаженное чувство реальности и банальная утопия —послужили причиной краха их движения. В истории России дело Петрашевцев заняло не больше странички, но последствия его оказались гораздо значимее и поэтому об этом есть смысл поговорить.

От посиделок к мыслям о России

Свой социальный статус Михаил Петрашевский оценивал, как дворянин. Отец его был военным и хирургом. Кстати, в 1825 году именно он оперировал раненых декабристов Каховского и Милорадовича. Сыну своему Петрашевский старший сумел дать хорошее образование. Обучение в Царскосельском лицее, а затем в Петербургском университете — позволили юноше поступить на службу в министерство иностранных дел.

Будучи человеком общительным и компанейским, Михаил часто приглашал к себе домой сверстников. Именно там заходили дебаты о насущных проблемах жизни в России. Через некоторое время встречи эти стали более организованным. Выступавшие заранее готовили речи, гостям предоставлялись книги по истории революций, философии и утопическому социализму. Иногда в руках кружковцев оказывалась и запрещенная литература. Большое внимание на заседаниях кружка уделялось изучению трудов французского социолога и философа Фурье (1772-1837).

Нужно отметить, что темы, поднимаемые Петрашевским, оказались популярны. Число желающих посещать кружок росло с каждым днем. Это были: офицеры, чиновники, деятели искусства, учителя и демократически настроенная молодежь. К примеру, в числе постоянных посетителей значились Достоевский, Майков, Салтыков-Щедрин и другие. Со временем подобные кружки стали появляться и в провинции.

Переступив красную черту

От банального ознакомления и обсуждения статей и книг Петрашевский со временем переходит к пропаганде тайных сообществ, подготовке революции и даже антиправительственному восстанию.

Шло время и вместе с популярностью собраний в доме Петрашевского росло внимание к ним сотрудников тайной полиции. Весной 1849 года доклад о деятельности кружка и его «филиалах» в провинциях лег на стол императора Николая Первого. Реакция царя была предсказуема и через несколько дней полиция арестовывает более 120 человек.

После полугодового следствия суд приговорил Михаила Петрашевского и двадцать активных кружковцев к расстрелу. Здесь следует отметить довольно таки уникальный случай, произошедший в момент казни осужденных. Утром третьего января 1850 года, когда расстрельная команда подняла свои винтовки, а заговорщиков от смерти отделял только взмах руки офицера и команда «Пли!» — казнь вдруг отменили.

Последовали десять мучительных по смыслу и бесконечных по продолжительности минут ожидания. В итоге расстрел отменили. Царь помиловал арестантов, заменив смертную казнь бессрочной каторгой.

Подростковая шалость или росток будущей революции?

Военно-гражданский суд представил деятельность кружков, как мечтания безнравственных людей о возможности попрания государственных и религиозных устоев общества. Было отмечено, что реальных деяний кружковцами предпринято не было и именно это послужило поводом милости императора.

Рассматривая значимость кружка Буташевича – Петрашевского в истории России, следует отметить, что она не только в вольнодумии и смелости помыслов его участников. Данный союз стал отправной точкой творчества и деятельности будущих писателей, поэтов, политиков и общественных деятелей России середины-конца XIX века.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: