В какой правовой семье действует правило в случае молчания закона суды применяют религиозные нормы

Обновлено: 10.08.2022

1. Суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами.

2. Суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

3. В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора. Не допускается применение правил международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации. Такое противоречие может быть установлено в порядке, определенном федеральным конституционным законом.

5. Суд в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации при разрешении дел применяет нормы иностранного права.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 11. Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Предоставление суду соответствующих полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из общего конституционного принципа подчинения суда только закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), нашедшего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы и только на основе закона разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Именно из принципа судейского руководства процессом, а также принципа самостоятельности судебной власти вытекает закрепленное в статье 67 ГПК Российской Федерации дискреционное полномочие суда по оценке доказательств, необходимое для эффективного осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, в силу которых судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

Согласно абзацу первому пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, изложенным в пунктах 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Именно из принципа судейского руководства процессом, а также принципа самостоятельности судебной власти вытекает закрепленное в статье 67 ГПК Российской Федерации дискреционное полномочие суда по оценке доказательств, необходимое для эффективного осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела.

В силу п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" (далее - постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении) решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

9. При рассмотрении трудовых дел суду следует учитывать, что в силу частей 1 и 4 статьи 15, статьи 120 Конституции РФ, статьи 5 ТК РФ, части 1 статьи 11 ГПК РФ суд обязан разрешать дела на основании Конституции РФ, Трудового кодекса РФ, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а также на основании общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью ее правовой системы.

Вопреки утверждению в жалобе, аналогия закона в данном деле применена быть не может, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ она применяется в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное правоотношение, тогда как установление Правительством Российской Федерации порядка выплаты денежных средств, дополняющих накопления для жилищного обеспечения военнослужащих, прямо предусмотрено Законом о накопительно-ипотечной системе.

2. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Вопреки утверждению в жалобе, аналогия закона в данном деле применена быть не может, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ она применяется в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное правоотношение, тогда как установление Министром обороны Российской Федерации порядка выплаты денежных средств, дополняющих накопления для жилищного обеспечения военнослужащих, соответствует постановлению Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2005 г. N 686.

В апелляционной жалобе заявитель, считая решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права, просит о его отмене и принятии нового решения об удовлетворении заявленных требований. Указывает на то, что выводы суда первой инстанции о законности оспариваемых положений Правил не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, суд не применил подлежащие, по его мнению, применению часть 1 статьи 11 ГПК РФ, часть 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, статью 421 ГК РФ, пункт 6 статьи 12 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), часть 1 статьи 5 Закона о судах общей юрисдикции, статью 215.1 УК РФ, а также суд не применил Закон Рязанской области от 15 февраля 2010 г. N 11-ОЗ "О гарантиях осуществления полномочий депутата представительного органа, должностного лица местного самоуправления Рязанской области" и применил статью 546 ГК РФ, не подлежащую применению.

14. Постановлением от 14 июля 2015 года N 21-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Тыщенко оспаривает конституционность подпункта "в" пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", предусматривающего такое основание досрочного увольнения с военной службы, как невыполнение военнослужащим условий контракта, а также статей 11 "Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел", 13 "Обязательность судебных постановлений", 196 "Вопросы, разрешаемые при принятии решения суда", 330 "Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке" и 387 "Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке" ГПК Российской Федерации.

Именно из принципа судейского руководства процессом, а также принципа самостоятельности судебной власти вытекает закрепленное в статье 67 ГПК Российской Федерации дискреционное полномочие суда по оценке доказательств, необходимое для эффективного осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных постановлений судами вышестоящих инстанций и основания для их отмены или изменения.

Религиозно-традиционные правовые семьи ус­ловно можно разделить на религиозные и тра­диционные.

К религиозным правовым семьям относят страны мусульманского и индусского, а иногда и иудейского права. В основе такой семьи лежит какая-либо система вероучений.

Семья мусульманского права — одна из основных религиозных правовых семей современности, фундаментом которой является Коран — священная книга мусульман, состоящая из высказываний пророка Мухаммеда, произнесенных им в Мекке и Медине. Наряду с общими духовными положениями в нем содержатся и установления правового характера. Например, обязанность давать убежище иновер­цам. Помимо Корана источниками мусульманского права являются также Сунна — священное предание, рассказывающее о жизни Про­рока, сборник его высказываний; Иджма — комментарий ислама, со­ставленный его толкователями, основная задача которого восполнять пробелы в праве, если об этом ничего не сказано в Коране и Сунне. Источником мусульманского права признаются также толкования в об­ласти права по аналогии под названием «кияс». Суть его заключается в применении тех или иных установленных иными источниками права предписаний к новым, не предусмотренным ими случаям.

Мусульманское право возникло только в VII в., но имеет очень широкое распространение в мире: Саудовская Аравия, ОАЭ, Афганистан, Иран, Ливия, Тунис и другие страны. В большинстве му­сульманских стран мусульманское право составляет лишь часть пра­вовой системы, регулируя в основном вопросы «личного статуса» (брак, наследство). Однако в последнее время наблюдается процесс его расширения, в частности, происходит активная исламизация уголовного права.

Семья индусского права является одной из древнейших правовых семей. Оно и сейчас распространяет свое действие на 450—500 млн. человек, проживающих в Индии, Непале, Малайзии, некоторых странах Восточной Африки (Кении, Танзании). Это одна из самых древних и сложных правовых систем. Зарождение ее относится к XV в. до н.э. В содержание этой системы входят обряды, верования, идеологические ценности: мораль, философия, которые нормативно закрепляют определенный образ жизни и общественное устройство. Важнейшая категория индусского права — дхарма — универсальные законы космического характера, комплекс религиозных, нравствен­ных, социальных и правовых обязанностей.

Источниками права наряду со священными писаниями индусов являются также обычаи и законы.

Несмотря на то, что индуизм сформировался в глубокой древно­сти, он до сих пор сохранил свое регулятивное значение. Особен­ную роль индусское право играет в сферах, где влияние религии до сих пор наиболее ощутимо — семейные отношения, семейная соб­ственность, наследование, кастовый статус человека и т.д.

Отличительные особенности семьи религиозного права:

• источниками права являются религиозно-нравственные нор­мы и ценности, содержащиеся в священных книгах;

• в законотворчестве законодатель учитывает принципы рели­гиозного права;

• данная правовая семья отличается архаичностью, консерва­тизмом, неизменностью своих концептуальных основ;

• особое место среди источников занимают труды ученых-юрис­тов, толкующие первоисточники;

• судебная практика не является источником права;

• на первое место выдвигаются не права, а обязанности чело­века.

Традиционные правовые семьи состоят из дальневосточной право­вой семьи (Китай, Япония, Корея, Мадагаскар, страны Индокитая и др.) и семьи обычного права (или Африканская правовая семья), куда входит большинство стран тропической Африки.

Дальневосточная правовая семья существует не одно тысячелетие в длительной изоляции от зарубежного права. Глубокие нравственно-Религиозные корни настолько устойчивы, что ничто не может корен­ным образом изменить юридическую природу стран, где эта право­вая семья получила распространение.

Основа дальневосточной семьи — древнекитайское право. Многовековая история Китая породила многочисленные философские идеи, из них три — даосизм, конфуцианство, легизм оказали решающее воздействие на формирование дальневосточного права. Его отличительной чертой было отрицательное отношение к западной идее права с его строгостью и абстрактностью, а преобладала идея «общества без права», согласно которой на переднем плане должны находиться воспитание и убеждение, а не власть и принуждение. В своем поведении человек должен руководствоваться не юридиче­скими мотивами, а стремлением к гармонии и миру. Согласитель­ные процедуры ценнее правосудия, и конфликты следует гасить пу­тем посредничества, а не решать правовым путем. Конечно, могут существовать и законы как средство устрашения. Но они создаются не для того, чтобы применяться, и к тем, кто хочет строить свою жизнь, руководствуясь ими, не испытывают ничего, кроме презре­ния. Так же относятся и к тем, кто изучает или применяет право.

Со временем, после падения императорского режима, либерали­зации коммунистической власти в этой стране, а затем и коммуни­стического режима в Китае, активного проникновения элементов европейской цивилизации в Японию в правовых системах стран Дальнего Востока произошли значительные изменения. Однако все имевшие место модификации далеки от того, чтобы привести к отка­зу от стойких правовых традиций, в основе которых лежит сложный сплав из тысячелетних морально-этических постулатов и националь­ной психологии, имеющих здесь колоссальную, по сути, вневремен­ную силу инерции. Поэтому структуры и институты западного типа, введенные в этих странах, в большинстве случаев остаются простым фасадом, за которым регламентация общественных отношений стро­ится, как правило, в соответствии с традиционными моделями.

Семья обычного права. Обычное право, господствующее, напри­мер, в тропической Африке, понимается как совокупность преиму­щественно правил неписаных, признаваемых ее членами в качестве обязательных.

В своем развитии право африканской правовой семьи прошло несколько этапов:

• развития обычного права;

• колонизации и влияния на него права завоевателей;

• независимого развития и формирования современных правовых систем.

Долгое время Африка жила по нормам обычаев, где сочетались правовые и моральные нормы. Постепенно, в результате сначала колонизации, а затем распада колониальной системы, традиционное африканское обычное право утрачивает, а в некоторых случаях уже утратило свои первоначальные черты. Но процесс вытеснения обыч­ного права протекает довольно сложно: в одних странах (Того, Заир и др.) проводится курс на его интеграцию, т.е. включение обычных норм в законодательство, в других (Мали, Конго и др.) — вводится запрет обычного права.

Но, как справедливо заметил Р. Давид, право западного образца, действующее здесь, по большей части является своего рода лишь орнаментом. Большинство населения продолжает жить в соответст­вии с традициями (мало похожими на то, что на Западе понимают под правом), не обращая внимания на искусственные своды право­вых норм.

Отличительные особенности традиционной правовой семьи:

• дуализм источников права;

• основными источниками права на протяжении длительного времени являлись обычаи и традиции, в настоящее время уси­ливается значение писаного права и судебной практики;

• большинство граждан продолжает жить в соответствии с веко­выми правовыми традициями;

• искусственно созданные своды правовых норм обладают в глазах населения меньшей социальной ценностью, чем традиции и обычаи;

• право выполняет большей частью орнаментальную роль;

• на первом месте в правовой практике должны стоять воспи­тание и убеждение, а не власть и принуждение;

Романо-германская правовая система объединяет правовые системы всех стран континентальной Европы. Эта правовая система возникла на основе рецепции римского права. Основной источник права — нормативный акт. Ей присуще четкое деление норм права на отрасли, а все отрасли подразделяются на две подсистемы: частное право и публичное право. К сфере публичного права относятся административное, уголовное, конституционное, международное публичное. К частному относятся гражданское, семейное, трудовое, международное частное. В системе органов государства проводится четкое различие на законодательные и правоприменительные органы. Законотворческие функции составляют монополию законодателя. Для большинства стран этой системы характерно наличие писаной конституции.

Англо-саксонская правовая семья

Общее право доминирует в национальных правовых системах Великобритании (кроме Шотландии), Канады, США, Ямайки, Австралии и т. д. Прародительницей этой правовой семьи была Англия. В основе этой правовой системы — принцип stare decisis (лат. стоять на решённом), означающий, что при выработке решения судом господствующая сила принадлежит прецеденту. Основным источником права в Англо-саксонской правовой системе является обычай (подтверждённый судебным прецедентом), законодательство рассматривается как разновидность договора. Таким образом, в отличие от романо-германской системы, судебные решения играют большую роль в собственно формировании права, тогда как романо-германская система оставляет за судами функцию толкования и применения права.

В США имеется тенденция к смешению принципов англосаксонской и романо-германской правовых систем: первая широко распространена на низовом уровне, но по мере повышения уровня юрисдикции имеется тенденция к кодификации права (см. Кодекс Соединённых Штатов). В Канаде частное право является прецедентным, тогда как уголовное — кодифицированным.

Религиозная правовая семья

Религиозная правовая система — это правовая система, где основным источником права выступает священное писание. Наиболее известными примерами являются исламское право (шариат) и иудейское право (галаха). В Европе религиозное право не прижилось даже в Средние века, поскольку авторитет Церкви относился исключительно к духовной сфере; вопросы же наказания и гражданского права относились к исключительной прерогативе местных правителей. В допетровской Руси Церковь не имела судебной власти, однако в отдельных случаях церковное покаяние (уход в монастырь) с согласия Церкви могло служить заменой отдельных форм уголовного наказания.

Тем не менее, религиозное право во всех случаях было не абсолютной, а лишь преобладающей нормой. В еврейском праве действовала норма «дина демалхута дина» (Закон царства — закон), означавшая, что закон государства, на территории которого проживала данная еврейская община, должен беспрекословно исполняться. В современном Израиле, хотя формально Галаха остаётся доминирующей правовой нормой, законы государства всё более теснят сферу её применения. В исламском обществе шариат мог сочетаться с местными обычаями (адат), а также с ‑­

законодательством местных правителей; в современных исламских странах шариат является лишь основой законодательства, а также источником его толкования в спорных случаях.

Национальная правовая система – конкретно-историческая социальная реальность, находящаяся в сложных взаимосвязях и взаимодействии с другими частями данного общества: с определенными экономическими отношениями, государством, моралью, культурой – всем комплексом социальных институтов и ценностей.

Вот почему нельзя признать приемлемой проводимую рядом буржуазных ученых – специалистов по сравнительному правоведению идею о якобы существующем "праве" как юридическом явлении вне и независимо от государственных границ, например идею о романо-германском праве, представлявшем собой будто бы "право" и тогда, когда известные юридические принципы и категории разрабатывались только университетами и существовали только в виде явлений культуры ("право университетов")[2]. Такого рода "право" в действительности представляло собой не что иное, как формы правосознания, компоненты правовой культуры, которые обретали качества права в юридическом смысле лишь в той мере, в какой объективировались в правовых актах конкретных западноевропейских стран, т.е. в национальных правовых системах[3].

Национальная правовая система в принципе отличается единством, "суверенностью". Хотя история знает факты существования в пределах одной страны нескольких параллельно действовавших правовых систем (например, в эпоху феодализма), все же в конечном счете общей тенденцией является формирование в стране единой, "суверенной" национальной юридической системы.

Признаком правовой нормы является, во-первых, ее формальная определенность. Это свойство не только позволяет выделить норму права из словесной оболочки того или иного источника права, но и определить структуру конкретной нормы, отделить ее от нормы морали, соотнести норму права с конкретной ситуацией, с ее участниками. Формальная определенность характеризуется тем, что норма права выражена в письменной форме, т. е. имеет государственно-признанную форму выражения: форму закона, нормативного договора и т. д. Формальная определенность нормы права является одним из факторов культурного развития человечества.

Свобода действий субъекта правоотношений не означает вседозволенности, несмотря на то, что она ничем не ограничена. Тогда вообще не может быть и речи о праве. Из приведенного выше примера мы видим, что в правоотношениях собственности всегда есть обязанность абсолютно всех не нарушать право собственника. Значит если нет правила, ограничивающего свободу присвоения чужой вещи, то ни у кого не будет права собственности.

Правовые нормы, регулирующие поведение людей при обращении с техникой, стимулируют эффективность использования техники и ее воздействие на человека.

Внедрение новых прогрессивных технологий в производственную сферу и улучшение благосостояния народа выдвигают на передний план правильное обращение с этой техникой, строгое соблюдение правил безопасности в целях сохранения жизни и здоровья человека.

Соответственно государству приходится постоянно совершенствовать технические нормы, разрабатывать новые правила эксплуатации техники.

Информационные системы в современном обществе играют роль, аналогичную роли кровеносной системы для человека. Меняется образ жизни. Общество, владеющее информационными технологиями, живет совсем по другим принципам и законам, нежели другие виды обществ. Резко ускоряется время отклика и резко уменьшаются затраты на запрос. Если раньше на получение определенной информации или продукции мы должны были затратить и время (пойти в библиотеку), и ресурсы (пойти в супермаркет за продуктами), то в информационном обществе мы можем сделать все это, не выходя из дома. Это так называемый «онлайновый маркетинг», который дает новые возможности, которых не было ранее.

Другой немаловажный фактор бурного развития информационных технологий – это смена характера труда. Труд физический, тяжелый все больше заменяется на труд интеллектуальный. А с повсеместным внедрением информационных сетей человек может работать, не выходя из дома, в режиме онлайн (online), используя, например, режим видеоконференций.

Юридические нормы.

Цели и задачи, которые стоят перед юридическими нормами, средства реализации этих целей должны быть морально обоснованными, соответствовать нравственным требованиям, что, в сущности, является признаком, в значительной мере определяющим жизненность правовых норм, их практическую силу и тот социальный резонанс, который они вызывают.

Профессия юриста предполагает особые требования к деловым и моральным качествам работника правоохранительных органов, обязывает его знать те социальные нормы, которые регулируют служебную деятельность юриста.

Честность, неподкупность, принципиальность, справедливость – неотъемлемые моральные качества юриста. Юрист часто сталкивается с конфликтными ситуациями. Служебным долгом работника правоохранительных органов является требование не только строго соблюдать законы, но и проявлять необходимый такт, внимание к моральным, психологическим переживаниям человека. Профессиональная этика – это совокупность норм поведения, обусловленная определенной спецификой деятельности работника правоохранительной системы. Важным моральным качеством, предъявляемым к каждому юристу, является уважение к человеку, его достоинству. Нравственное воспитание и профессиональная подготовка – единый процесс формирования высококвалифицированных юристов.

Религия представляет собой особую форму осознания и представления мира. Основными составляющими религии являются моральные нормы и типы поведения, культовые действия и обряды, а также объединения людей в организации. Религиозное мировоззрение опирается на мистический опыт или веру и связано с нематериальной сущностью.

Таким образом, понятие «религия» включает в себя осознание и представление мира, которое свойственно не для одного определенного субъекта, а является ориентиром пути для целых народов

Рассмотрим взаимодействие религии и права и выделим следующие их существенные связи:

  • такие однородные элементы религии и права как идеология и правосознание, религиозные и правовые нормы, церковные и светские суды воздействуют друг на друга;
  • совокупность однородных элементов одной из систем напрямую воздействует на общественную жизнь, что не может отразиться на совокупности однородных элементов другой системы. Например, религиозная идеология является источником нравственных представлений для большинства верующих и является определенным критерием, не допускающим нарушение законодательства;
  • неоднородные элементы религиозной и правовой систем также влияют друг на друга и представляется в форме регулирования юридическими нормами культовых отношений и поведения. То есть не только религиозные установки лежат в основе законодательства, но и законодательство содержит нормы, которые образуют невидимый барьер между дозволенностью и недозволенностью культового поведения;
  • взаимодействие отраслей права с различными сферами религии, что выражается в регулировании правовыми и религиозными нормами самых разных сторон общественной жизни – церковно-государственные отношения, взаимоотношения служителей культа, узаконение церемоний (коронация, инаугурация, присяга и т.д.);
  • взаимосвязь различных отраслей права с религией в целом (например, разная степень их секуляризации)

Таким образом, исходя из изучения теории взаимосвязи религии и права, следует сделать вывод, что различные однородные и неоднородные элементы правовой и религиозной системы взаимодействуют друг с другом во всех сферах общественной жизни современного человека, и образуют совершенно новую религиозно-правовую систему, которая объединила в себе все аспекты, характерные для каждой системы в отдельности.

Право и религия в настоящее время выступают как регуляторы общественных отношений, которые при своем взаимодействии подчиняют себе поведение индивидов и способны им манипулировать. Что это значит?

Человек, который родился в глубоко верующей семье и сам стал таковым, не может нарушить грань, которая находиться между религиозно дозволенным и запрещенным, это определяет его нравственные устои и религиозно верное поведение. Но не только религия влияет на поведение человека. Он живет в государстве, где действую свои законы. То есть помимо религиозных рамок перед верующим образуются еще один слой рамок, которые в данном случае будут иметь правовой характер.

Это можно представить как вакуум, в котором находится человек и не может из него выбраться из-за своих религиозных предрассудков и правовых наставлений государства. То есть, соединившись, религия и право образовали тот самый барьер, который и способен регулировать поведение человека.

Мусульманское право

Право мусульманских стран строилось исключительно на религиозных взглядах и установках. Только религия могла регулировать общественные отношения мусульман. Никакой другой закон не может быть выше закона Аллаха.

Мусульманское право базируется на своде Божественных повелений, которые нарекает Шариат. «Правильный путь» - как раз так переводится Шариат с арабского языка и подразумевает верное устремление человека по его жизненному пути. Шариат представляет собой Божественный закон который создан на религиозных предписаниях Корана, Сунны, иджмы и кыяса.

Все практические предписания Шариата можно разделить на три категории, которые регулируют:

  • служение (пост, молитва, паломничество ит.д.);
  • отношения между людьми (этика, семья, культура, право ит.д.);
  • наказание за правонарушение.

Основным источником мусульманского права является Коран. Правовая значимость Корана выражена в нем самом в словах: "И так Мы ниспослали его как арабский судебник". Вторым по значимости источником мусульманского права является Сунна - "Священное предание", состоящее из рассказов - хадисов - о поступках и высказываниях пророка Мухаммеда. Следует отметить, что при жизни пророка его высказывания передавались преимущественно устно, и оба источника в письменной форме были составлены уже после смерти Мухаммеда.

В Коране существовало множество различных пробелов, которые привели к необходимости создать своего рода комментарий Корану и Сунны. Основой такого толкования стал иджтихад, который содержал в себе те регулирования правил поведения, которые отсутствовали в Коране и Сунне.

С развитием мусульманской теории права иджтихад стал символизировать высшую ступень знания, на которой человек способен самостоятельно принимать решения. Мусульмане, которые обладали таким правом, назывались муджтахидами и становились впоследствии законодателями.

К началу VIII в. мусульманско-правовая доктрина, ликвидируя правовые пробелы в основных источниках - Коране и Сунне, сформулировала нормы, составившие вторую группу источников мусульманского права.

Иудейское право

Иудейское право - это система социальных норм, принципов, религиозных толкований, обычаев и традиций еврейского народа, которые существенно отличаются от всех других правовых систем.

Главный отличительный признак иудейского права - бескомпромиссно-отрицательное отношение древних иудеев к чужой религии, а вместе с тем и к ее носителям - «языческим народам» не могло не вызвать соответствующей реакции этих народов по отношению к евреям.

Неприятие и отторжение иудейской религии, правил общежития и обычаев иудеев нередко сопровождалось ограничением их в правах и гонением. А это в свою очередь консолидировало еврейский народ.

Источником иудейского права является только Ветхий Завет, который нередко называют еврейской библией. Как известно, христиане признают в качестве Библии Ветхий и Новый Завет. Книги Ветхого Завета делятся на три группы книг. В первую группу книг входят книги Моисея, центральное место в которых отводится законам и правилам жизнедеятельности иудеев. Эту группу священных книг чаще всего называют Пятикнижием Моисея или же Торой. Тора выступает в качестве самостоятельно источника иудейского права. Две другие группы книг носят пророческий и этическо-назидательный характер.

Буддийское право

В Древней Индии религиозные начала вошли не только в культурную жизнь, они стали частью социально-правового развития общества. Доказательством этого служат источники права Древней Индии, которые закрепили в себе как нормы права, так и нормы нравственности и морали.

Развитие права в Древней Индии неразрывно связано с дхармашастрами, которые в наиболее полной мере отразили социально-экономическое и государственное развития государства. Дхармашастры представляли собой сборники религиозно-правовых предписаний, которые вобрали в себя и характеристики морали и нравственности, и образ закона права. Дхарма распространялась на все области жизнедеятельности индуса. Это были своего рода правила поведения, которые в полном объеме отвечали всем религиозным требованиям.

Более узким понятием, нежели дхарма, было слово «нъяя», что в буквальном смысле обозначало «закон». Нъяя применялась в отношении конкретного человека, и обозначало конкретную норму поведения, за нарушение которой следовало соответствующее наказание. Дхармашастры считались авторитетными источниками права в Древней Индии, и определяли царя как хранителя мира и порядка.

Синтоистское право

Будучи национальной религией, синтоизм в Японии сформировал понятие священной, избранной богами, страны, управляемой столь же священным императором. Более того, начиная с 1868 года, версия о божественном происхождении японского государства и императорской династии, положенная в основу синтоизма, в качестве составной части вошла в систему государственного образования.

Законодательными актами подтверждалось, что императорская особа есть божественный посланец небес, чье право наследственной власти сомнениям не подлежит и от народной воли не зависит. Такие принципы синтоизма составляли сущность государственной японской религии, которая была отменена только в 1945 году. Император в специально изданном эдикте отрекся от собственного божественного происхождения, и с тех пор синтоизм стал лишь одной из многих религий.

В современной Японии найдется совсем немного людей, относящих себя к синтоистам, но эта религия стала неотъемлемой составляющей жизни большинства японцев, воспринимающих сегодня исполнение традиционных синтоистских обрядов, неразрывно связанных со всеми ключевыми событиями в жизни, как часть национальной культуры.

В настоящий период времени во всем мире существует более двухсот пятидесяти государств. Все они используют право в качестве средства регулирования общественной жизни. Так, возникает вопрос – есть ли что-то общее между всеми данными национальными правовыми семьями?

На данный вопрос предоставляет ответ сравнительный анализ правовых семей различных государств. Право государств можно классифицировать по семьям, либо группам.

Правовые семьи – это группы национальных правовых систем, обладающих сходными технико-правовыми признаками, основным из которых выступает форма права.

Правовая семья – это комплекс согласованных, взаимосвязанных и взаимодействующих правовых средств, которые регулируют отношения в обществе, а также структурных элементов, которые характеризуют уровень юридического развития того либо другого государства.

Правовая система – это вся «юридическая действительность» этого государства. В данном широком понятии принято выделять активные элементы, тесно связанные друг с другом. Это собственно право в качестве системы общеобязательных норм, регламентированных в законе, других, признаваемых государством источниках; правовая идеология; активная сторона правового сознания; правоприменительная практика.

По той причине, что правовых систем большое количество, предпочтительнее исследовать характерные признаки зарубежных правовых семей, применяя классификацию, которая получила самое большее распространение и признание на международной арене.

Речь идет о классификации Рене Давида, основанной на комбинации технико-правовых и идеологических признаков систематизации:

  • романо-германской,
  • англо-саксонской,
  • религиозная (арабская),
  • обычная правовая семья.

Романо-германская правовая семья

Романо-германская правовая семья представлена следующими странами: ФРГ, Франция, Италия, Испания, Турция, Япония, большинство стран Латинской Америки, Российская Федерация и др.

Исторические корни данной правовой семьи восходят к древнеримскому праву.

Ведущим источником романо-германского права является нормативно-правовой акт, а если говорить более точно – закон. Закон обладает несомненным приоритетом перед другими источниками. Система актов нормативного характера формирует основу правопорядка. Законодательство призвано регулировать все самые важные аспекты жизни.

Для романо-германской правовой семьи свойственны писаные конституции, имеющие высшую правовую силу. Нормы права в качестве общих моделей законного поведения формулируются органами исполнительной и законодательной властей. Вместе с тем удельный вес подзаконного и ведомственного нормотворчества очень велик. Суд не формирует права, он его лишь толкует и применяет.

Уже после, на правоприменителей, прежде всего суд, возлагается обязанность реализации данных общих норм права в конкретных административных и судебных решениях, что в итоге обеспечивает единообразие административной и судебной практики в масштабе всей страны.

К основным достоинствам романо-германской правовой семьи необходимо отнести четко систематизированную, непротиворечивую структуру законодательства.

К главным недостаткам – наличие пробелов и определенную оторванность от реальной жизни, так как законотворчество в объективной форме не может установить все преобразований и нюансы социальных отношений, не всегда поспевает за данными преобразованиями

Англо-саксонская правовая семья

К англосаксонской правовой семье относятся национально-правовые системы Великобритании, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии и др.

Эта правовая семья характеризуется следующими особенностями:

  1. базовым правовым источником признается прецедент суда (нормы поведения, которые сформулированы в их решениях по определенному делу и распространяются на аналогичные дела);
  2. главная роль в правотворчестве принадлежит суду, которой по этой причине занимает особый статус в системе органов государства;
  3. на первом мете располагаются не обязанности, а человеческие права и свободы, которые защищаются, в первую очередь, в суде;
  4. основным значением, главным образом, обладает процессуальное право, которое по большей части регулирует материальное право;
  5. отсутствуют кодифицированные правовые отрасли;
  6. нет классического разделения на частное и публичное право;
  7. широкое развитие законодательства, а правовые обычаи являются дополнительными и вспомогательными источниками;
  8. правовые доктрины, обычно, имеют исключительно прикладной и прагматический характер.

Главная особенность данной правовой семьи заключается в том, под английской доктриной в качестве главного правового источника необходимо понимать не собственно правовую науку, теоретические идеи, представления, конструкции, а комментарии судов, описания прецедентной практики, предназначенные исполнять роль практического руководства для правоведов.

Религиозная правовая семья

К религиозным правовым семьям следует отнести: индусское право (индуизм), мусульманское право (ислам), еврейское право (иудаизм), а также традиционное право Японии и Китая, которое исходит из мировоззрения конфуцианства.

Для правовых семей на религиозной основе свойственно, что право здесь представляет из себя элемент универсальной и единой системы регулирования отношений в обществе. Понимание права в религиозных семья шире, нежели в светских. Право в них регулирует все стороны человеческой жизни, а не только правовые отношения. Наиболее важным источником религиозного права выступают священные писания и божественные откровения.

Семья обычного права

Под системой традиционного (обычного) права следует понимать существующую в государствах южной, экваториальной Африки и Мадагаскаре форму регулирования отношений в обществе, которое основывается на признании государством сформировавшихся естественным путем и вошедших в привычку населения социальных обычаев (норм).

Обычай, как правило, признается самым древним правовым источником, известным всем правовым семьям, однако если в государствах англосаксонского и романо-германского права он исполняет только второстепенную роль, то в Африке он был и продолжает оставаться важнейшим регулятором отношений в обществе, в особенности за пределами городов.

Традиционное право широко распространено в государствах Дальнего Востока, Океании, Африки. При всех отличиях в исторических особенностям формирования и развития их сближает отрицание западной идеи права, исследование права как вспомогательного компонента регуляции отношений в обществе.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: