В чем состоит дуализм объектов и единство предмета теории государства и права

Обновлено: 29.11.2022

1 Понятие предмета и метода теории государства и права.

2 Принципы научного познания теории государства и права.

3 Современное понимание роли диалектики при изучении теории государства и права.

4 Синергетика как методологическая основа теории государства и права.

5 Этапы развития теории государства и права.

Литература:

Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2006.

Дугин А.Г. Эволюция парадигмальных оснований науки. М., 2008.

Князева Е.Н, Курдюмов С.П. Основы синергетики. СПб., 2002.

Керимов Д.Ф. Методология права (предмет, функции проблемы философии права). М., 2009.

Лесков Л.В. Знание и власть. Синергетическая кратология. М., 2001.

Контрольные вопросы.

1 Что представляет собой методология теории государства и права?

2 В чем состоит дуализм объектов и единство предмета теории государства.

3 В чем выражается единство и взаимосвязи метода и предмета юридического познания?

4 Выделите достоинства и недостатки синергетического подхода к изучению государственно-правовых явлений.

5 Обоснуйте соотношение преемственности и новизны в развитии теории государства и права.

Задание.

1 Заполните таблицу:

Развитие динамического процесса Диалектика Синергетика
Причины
Формы
Свойства
Факторы
Результаты
Способы познания и проверки результатов

Тема 2.

Государство и общество.

1 Гражданское общество: теории, признаки, структуры.

2 Политическая система государства. Развитие российской многопартийности.

3 Социально-национальная структура общества, ее влияние на организацию государственной власти.

4 Место и роль религиозных организаций в современном государстве.

5 Концепции посттоталитарного развития государства и общества.

Литература.

1 Аршинов В.Н., Савичева Н.Г. Гражданское общество в контексте синергетического подхода //ОН и С. – 2009. - № 3.- С.23-37.

2 Иноземцев В. П. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречие, перспективы. М., 2010.

3 Каменин А. К дискуссии о гражданском обществе. // Социс.- 2011. -№ 4.-С.45-51.

4 Салыгин Е.Н. Теократическое государство. М., 2009.

5 Синюков В.Н. Россия в XXI веке: пути правового развития. // ЖРП. -2010 .-№ 11.-С.37-49.

Контрольные вопросы

1. Пределы государственного вмешательства в сферу гражданского общества.

2. В чем состоит «патерналистические» функции государства.

3. Охарактеризовать российское законодательство о политических и общественных объединений.

4. Выделить основные тенденции в развитии государственной власти в современном мире.

Каждая наука — это определенный способ производства и организации знаний о тех объектах, изучением которых она занимается. В этом смысле юридическая наука является определенным способом производства и организации юридических знании, т.е. научных знаний о таких объектах, как право и государство.

Объект научного изучения отличается от предмета науки. Один и тот же объект может изучаться разными науками, причем каждая наука изучает данный объект с позиций своего особого предмета и метода.

Объект это то, что еще подлежит научному изучению с помощью познавательных средств и приемов соответствующей науки. В процессе научного изучения исходные эмпирические знания об объекте дополняются теоретическими знаниями, т.е. системой понятий об основных сущностных свойствах, признаках и характеристиках исследуемого объекта, о закономерностях его генезиса, функционирования и развития. Научное (теоретическое) познание тем самым представляет собой творческий процесс глубинного постижения изучаемого объекта в мышлении, в созидании его мысленного образа (модели) в виде определенной системы понятий о сущностных свойствах данного объекта.

Эти искомые сущностные свойства объекта (в их понятийном выражении) и являются предметом соответствующей науки.

В весьма упрощенном виде можно сказать, что объект науки это то, что мы о нем знаем до его научного изучения, а предмет — это изученный объект, то, что мы знаем о нем после научного познания. Речь по существу идет о различении познаваемого объекта и идеи (теоретического смысла, мыслительного образа, логической модели и т.д.) познанного объекта.

Приведенные положения об объекте и предмете науки в целом относятся и к юридической науке. Поэтому в общем виде можно сказать, что объектами юридической науки являются право и государство, а ее предметом — основные сущностные свойства права и государства. Иначе говоря, предметом юридической науки являются понятие права и понятие государства, поскольку сущностные свойства объекта в соответствии с требованиями научного (теоретического) познания можно адекватно выразить лишь в такой высшей познавательной форме, как понятие. Это означает, что надлежащее (логически последовательное, согласованное и непротиворечивое, систем- но полное) раскрытие теоретического содержания понятия права и понятия государства, а вместе с тем и адекватное научное их обоснование представлены в юридической науке в целом и составляют ее предмет.

Однако подобная предварительная характеристика предмета юридической науки нуждается в дальнейшем уточнении.

Необходимость такого уточнения обусловлена прежде всего тем, что, хотя юридическая наука и изучает два объекта (право и государство), однако она, как и всякая наука, имеет и вообще может иметь лишь один предмет. Это означает, что два фактически разных объекта (право и государство) исследуются и познаются в рамках и с позиций юридической науки в качестве двух необходимых компонентов (составных моментов) одного единого предмета данной науки.

Такое единство предмета науки при двух разных объектах, по логике теоретического познания и законам построения научной системы знаний (в нашем случае — научной системы юридического знания), предполагает определенный момент совпадения и единства сущностных свойств этих разных объектов, т.е. логическую необходимость одного общего понятия об этих двух объектах. Речь, следовательно, идет о принципиальном единстве и предметной совместимости понятия права и понятия государства в качестве необходимых взаимодополняющих компонентов (составных моментов) одного единого общего понятия права и государства.

Подобное общее понятие права и государства логически выступает как исходное, предметообразующее (и одновремен- но — методообразующее) понятие юридической науки в целом и отдельных юридических дисциплин. Такое общее понятие в абстрактно-теоретической форме выражает все юридическое знание, его границы, сферу и специфику, предметный критерий отличия юридического от неюридического. Данное общее понятие выступает как то исходное всеобщее юридико-понятийное начало (принцип и критерий юридичности), которое подлежит соответствующей конкретизации применительно ко всем сферам и направлениям юридического познания и которое, следовательно, должно учитываться и присутствовать во всех более частных и детальных определениях и характеристиках права и государства, во всей системе понятий юридической науки в целом и отдельных юридических наук.

Предметное единство юридической науки (и вместе с тем — системная целостность всех юридических дисциплин как составных частей единой юридической науки) возможно лишь при смысловом единстве и, следовательно, непротиворечивости всех юридических понятий, а это достижимо только при наличии исходного общего юридического понятия и соответствия ему всех более конкретных юридических понятий. Совокупность юридических понятий только тогда образует целостную и непротиворечивую систему, когда они выражают одно и то же юридико-смысловое начало, представленное в абстрактном виде в исходном всеобщем юридическом понятии и конкретизируемое в системе понятий всей юридической науки в целом.

Признание юридической науки как единой науки о праве и государстве предполагает снятие и преодоление дуализма ее объектов (права и государства) на уровне ее предмета, т.е. на теоретико-понятийном уровне — в форме одного понятия об этих двух объектах, выражающего их основные сущностные свойства.

Дуализм понятий (понятия права и понятия государства) здесь означал бы дуализм научных предметов, т.е. отрицание единой юридической науки о праве и государстве и признание под внешне и словесно единым названием по существу двух разных наук с двумя разными предметами: науки о праве, предмет которой — понятие права, и науки о государстве, предмет которой — понятие государства. Каждая из этих двух разных наук имела бы и свою собственную систему научных дисциплин, в рамках науки о праве были бы свои теория права, история права, отраслевые и специальные правовые дисциплины, а в науке о государстве соответственно свои теория государства, история государства, отраслевые и специальные дисциплины по проблематике государства.

Для снятия и преодоления названного дуализма понятий и достижения искомого единства предмета науки, абстрактно говоря, необходимо исходить или из понятия права, или из понятия государства. Одно из этих понятий, следовательно, должно быть логически первичным, базовым, определяющим, предметообразующим, а второе понятие — вторичным, обусловленным первым понятием.

Предметом единой науки о праве и государстве, таким образом, может быть или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т.е. правовое учение о государстве, юридическую теорию государства), или понятие государства, включающее в себя понятие права (т.е. государственное учение о праве, государственную теорию права). Третьего пути к понятийно-предметному единству одной теоретически последовательной науки о двух разных объектах (праве и государстве) нет и логически не может быть. Без логической первичности одного из этих двух понятий мы будет иметь дело не с единой наукой (единой теорией), а с эклектическим, внутренне противоречивым конгломератом характеристик и определений разных понятий и предметов.

Юридическая наука возникла, развивалась и развивается как юриспруденция, предмет которой — понятие права и соответствующее правовое понятие государства.

История и теория юриспруденции как единой юридической науки о праве и государстве свидетельствуют о том, что в рамках данной науки дуализм понятия права и понятия государства преодолевается и необходимое понятийно-предметное единство достигается именно на основе и с позиций определенного понятия права, включающего в себя и соответствующее правовое понятие государства, т.е. сущностные (с позиций этого понятия права) правовые свойства государства.

При этом двум основным типам правопонимания (юридическому и легистскому) соответствуют и две типологически различные концепции юриспруденции.

Юриспруденция, исходящая из различения права и закона (позитивного права) и опирающаяся на юридическое (ан- тилегистское, антипозитивистское) правопонимание и юридическое понятие права (включающее в себя и соответствующее юридическое понятие государства), относится к юридическому типу учения о праве и государстве.

В свою очередь, юриспруденция, отождествляющая право и закон (позитивное право) и опирающаяся на легистское (позитивистское, этатистское) правопонимание и легистское понятие права (включающее в себя и соответствующее легистское понятие государства), относится к легистскому (позитивистскому) типу учения о праве и государстве.

В рамках юридического типа правопонимания и юриспруденции мы в процессе освещения проблем данного учебника исходим из либертатно-юридического понятия права (и соответственно государства) и трактуем право как формальное равенство свободных индивидов, т.е. как всеобщую и необходимую форму свободы людей. Этим общим понятием права в единый предмет юридико-либертатной концепции юриспруденции охватываются оба ее объекта — и позитивное право как нормативная форма свободы, и государство как институциональная (организационно-властная) форма этой же свободы.

Таким образом, согласно нашей либертатно-юридической концепции, юриспруденция — это наука о свободе.

Иначе проблема единства предмета юриспруденции решается легистами (позитивистами). Показательна в этом плане позиция Г. Кельзена как автора наиболее последовательной концепции легизма — неопозитивистского “чистого учения о праве”. С одной стороны, для Кельзена, как и для всех легистов (позитивистов и неопозитивистов), право это приказ власти (с любым произвольным содержанием), принудительное установление и продукт государства, словом, “принудительный порядок[1]. С другой стороны, он с помощью формально-нормо- логического метода интерпретирует право (т.е. позитивное право, установленное государством) как систему норм долженствования, восходящих к гипотетической “основной норме” (а не к государству!), и с этих позиций трактует любое (в том числе деспотическое, тоталитарное и т.д.) государство как “правопорядок”, как “правовое государство”[2]. При этом под правовым государством” Кельзен имеет в виду позитивно-правовое (легистское) государство и потому отвергает “правовое государство’ в общепринятом смысле, которое, по его оценке, исходит из ложных естественноправовых представлений.

Такая правовая (позитивно-правовая) трактовка государства, по мысли Кельзена, позволяет преодолеть “традиционный дуализм государства и права” и добиться единства предмета юриспруденции (в ее неопозитивистской версии): “предмет познания — это только право”[3]. Под правом при этом имеется в виду именно позитивное право, т.е. любое произвольное и принудительное установление самого государства.

Сопоставляя нашу юридическую концепцию юриспруденции и кельзеновскую легистскую концепцию юриспруденции как два радикально противоположных (и по-своему последовательных и “чистых”) типа учения о праве и государстве, можно сказать, что в обоих случаях, хотя и принципиально разными путями и на различных основаниях, достигнуто понятийно-правовое единство соответствующей концепции юриспруденции. единое понятие права (соответственно либертатно-юридическое у нас, нормативистско-легистское у Кельзена) охватывает оба объекта научного познания (право и государство) и является общим и единым для них понятием. Принципиальная разница в том, что в нашем подходе речь идет о чисто юридической концепции права, государства и юриспруденции (о формально-юридической, а не о естественноправовой концепции, которую критиковал Кельзен), а в кельзеновском подходе речь идет о чисто легистской (т.е. произвольно-принудительной) концепции права, государства и юриспруденции.

Эти две концепции права, государства и юриспруденции являются, скорее, идеальными типами (двумя принципиально противоположными полюсами и парадигмами), нежели реальной действительностью всей юриспруденции в то или иное время в той или иной стране. Реальному развитию правовой мысли и юриспруденции в целом, напротив, присущи плюрализм и борьба различных мнений, позиций и подходов, расположенных между этими двумя крайними полюсами правопони- мания и понимания государства, а нередко и эклектическое смешение и причудливое сочетание типологически различных идей и положений.

Все это, разумеется, не обесценивает теоретическое значение типологии (и типологической чистоты) правопонимания и юриспруденции как науки.

Ведь в конечном счете именно соответствующий тип правопонимания (и понятия права) определяет теоретический смысл и содержание как предметного единства, так и метода юриспруденции (в той или иной ее версии) в качестве единой и единственной науки о праве и государстве.

Поскольку в научно-теоретическом контексте юридического познания и юридического знания о праве и государстве понятие права как исходное и предметообразующее начало предопределяет (включает в себя, подразумевает и выражает) также и соответствующее данному понятию правовое понятие государства, то с учетом этого можно сказать, что предметом юридической науки является понятие права. При этом следует, конечно, помнить о том, что данное понятие права в теоретико-концептуальной форме охватывает и выражает содержание совокупного юридического знания о сущностных свойствах права и государства.

Предшествующее изложение позволяет сформулировать ряд равнозначных по своему теоретическому смыслу определений предмета юридической науки. Наиболее кратким в этом ряду является следующее определение: предмет юридической науки — это понятие права. То же самое понимание предмета можно выразить несколько иначе: предмет юридической науки — это понятие права и правовое понятие государства. Идентичный смысл можно выразить и по-другому, предмет юридической науки — это понятие права, включающее в себя соответствующее правовое понятие государства и выражающее сущностные свойства права и государства.

Сказанное можно резюмировать следующим образом: предмет юридической науки — это сущностные свойства права и государства в их понятийно-правовом постижении и выражении.

Согласно либертатно-юридической концепции, право и государство — это всеобщие и необходимые формы бытия и осуществления свободы индивидов, их объединений, союзов, организаций и т. д. Это означает, что в соответствии с либертатно-юридической трактовкой предметом юриспруденции является свобода. Поэтому мы рассматриваем юриспруденцию как науку о свободе — науку о свободе в ее всеобщей и необходимой правовой (государственно-правовой) форме.

Каждая наука — это определенный способ производства и организации знаний о тех объектах, изучением которых она занимается. В этом смысле юридическая наука является определенным способом производства и организации юридических знаний, т. е. научных знаний о таких объектах, как право и государство.

Объект научного изучения отличается от предмета науки. Один и тот же объект может изучаться разными науками, причем каждая наука изучает данный объект с позиций своего особого предмета и метода.

Объект — это то, что еще подлежит научному изучению с помощью познавательных средств и приемов соответствующей науки. В процессе научного изучения исходные эмпирические знания об объекте дополняются теоретическими знаниями, т. е. системой понятий об основных сущностных свойствах, признаках и характеристиках исследуемого объекта, о закономерностях его генезиса, функционирования и развития. Научное (теоретическое) познание тем самым представляет собой творческий процесс глубинного постижения изучаемого объекта в мышлении, в созидании его мысленного образа (модели) в виде определенной системы понятий о сущностных свойствах данного объекта.

Эти искомые сущностные свойства объекта (в их понятийном выражении) и являются предметом соответствующей науки.

В весьма упрощенном виде можно сказать, что объект науки — это то, что мы о нем знаем до его научного изучения, а предмет — это изученный объект, то, что мы знаем о нем после научного познания. Речь, по существу, идет о различении познаваемого объекта и идеи (теоретического смысла, мыслительного образа, логической модели и т. д.) познанного объекта.

Приведенные положения об объекте и предмете науки в целом относятся и к юридической науке. Поэтому в общем виде можно сказать, что объектами юридической науки являются право и государство, а ее предметом — основные сущностные свойства права и государства. Иначе говоря, предметом юридической науки являются понятие права и понятие государства, поскольку сущностные свойства объекта в соответствии с требованиями научного (теоретического) познания можно адекватно выразить лишь в такой высшей познавательной форме, как понятие. Это означает, что надлежащее (логически последовательное, согласованное и непротиворечивое, системно полное) раскрытие теоретического содержания понятия права и понятия государства, а вместе с тем и адекватное научное их обоснование представлены в юридической науке в целом и составляют ее предмет.

Однако подобная предварительная характеристика предмета юридической науки нуждается в дальнейшем уточнении.

Необходимость такого уточнения обусловлена прежде всего тем, что хотя юридическая наука и изучает два объекта (право и государство), однако она, как и всякая наука, имеет и вообще может иметь лишь один предмет. Это означает, что два фактически разных объекта (право и государство) исследуются и познаются в рамках и с позиций юридической науки в качестве двух необходимых компонентов (составных моментов) одного единого предмета данной науки.

Такое единство предмета науки при двух разных объектах, по логике теоретического познания и законам построения научной системы знаний (в нашем случае — научной системы юридического знания), предполагает определенный момент совпадения и единства сущностных свойств этих разных объектов, т. е. логическую необходимость одного общего понятия об этих двух объектах. Речь, следовательно, идет о принципиальном единстве и предметной совместимости понятия права и понятия государства в качестве необходимых взаимодополняющих компонентов (составных моментов) одного единого общего понятия права и государства.

Подобное общее понятие права и государства логически выступает как исходное, предметообразующее (и одновременно — методообразующее) понятие юридической науки в целом и отдельных юридических дисциплин. Такое общее понятие в абстрактно-теоретической форме выражает все юридическое знание, его границы, сферу и специфику, предметный критерий отличия юридического от неюридического. Данное общее понятие выступает как то исходное всеобщее юридико-понятийное начало (принцип и критерий юридичности), которое подлежит соответствующей конкретизации применительно ко всем сферам и направлениям юридического познания и которое, следовательно, должно учитываться и присутствовать во всех более частных и детальных определениях и характеристиках права и государства, во всей системе понятий юридической науки в целом и отдельных юридических наук.

Предметное единство юридической науки (и вместе с тем — системная целостность всех юридических дисциплин как составных частей единой юридической науки) возможно лишь при смысловом единстве и, следовательно, непротиворечивости всех юридических понятий, а это достижимо только при наличии исходного общего юридического понятия и соответствия ему всех более конкретных юридических понятий. Совокупность юридических понятий только тогда образует целостную и непротиворечивую систему, когда они выражают одно и то же юридико-смысловое начало, представленное в абстрактном виде в исходном всеобщем юридическом понятии и конкретизируемое в системе понятий всей юридической науки в целом.

Признание юридической науки как единой науки о праве и государстве предполагает снятие и преодоление дуализма ее объектов (права и государства) на уровне ее предмета, т. е. на теоретико-понятийном уровне — в форме одного понятия об этих двух объектах, выражающего их основные сущностные свойства.

Дуализм понятий (понятия права и понятия государства) здесь означал бы дуализм научных предметов, т. е. отрицание единой юридической науки о праве и государстве и признание под внешне и словесно единым названием по существу двух разных наук с двумя разными предметами: науки о праве, предмет которой — понятие права, и науки о государстве, предмет которой — понятие государства. Каждая из этих двух разных наук имела бы и свою собственную систему научных Дисциплин: в рамках науки о праве были бы свои теория права, история права, отраслевые и специальные правовые дисциплины, а в науке о государстве соответственно свои теория государства, история государства, отраслевые и специальные Дисциплины по проблематике государства.

Для снятия и преодоления названного дуализма понятий и достижения искомого единства предмета науки, абстрактно говоря, необходимо исходить или из понятия права, или из Понятия государства. Одно из этих понятий, следовательно, Должно быть логически первичным, базовым, определяющим, предметообразующим, а второе понятие — вторичным, обусловленным первым понятием.

Предметом единой науки о праве и государстве, таким образом, может быть или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т. е. правовое учение о государстве, юридическую теорию государства), или понятие государства, включающее в себя понятие права (т. е. государственное учение о праве, государственную теорию права). Третьего пути к понятийно-предметному единству одной теоретически последовательной науки о двух разных объектах (праве и государстве) нет и логически не может быть. Без логической первичности одного из этих двух понятий мы будем иметь дело не с единой наукой (единой теорией), а с эклектическим, внутренне противоречивым конгломератом характеристик и определений разных понятий и предметов.

Юридическая наука возникла, развивалась и развивается как юриспруденция, предмет которой — понятие права и соответствующее правовое понятие государства.

История и теория юриспруденции как единой юридической науки о праве и государстве свидетельствуют о том, что в рамках данной науки дуализм понятия права и понятия государства преодолевается и необходимое понятийно-предметное единство достигается именно на основе и с позиций определенного понятия права, включающего в себя и соответствующее правовое понятие государства, т. е. сущностные (с позиций этого понятия права) правовые свойства государства.

При этом двум основным типам правопонимания (юридическому и легистскому) соответствуют и две типологически различные концепции юриспруденции.

Юриспруденция, исходящая из различения права и закона (позитивного права) и опирающаяся на юридическое (антилегистское, антипозитивистское) правопонимание и юридическое понятие права (включающее в себя и соответствующее юридическое понятие государства), относится к юридическому типу учения о праве и государстве.

В свою очередь, юриспруденция, отождествляющая право и закон (позитивное право) и опирающаяся на легистское (позитивистское, этатистское) правопонимание и легистское понятие права (включающее в себя и соответствующее легистское понятие государства), относится к легистскому (позитивистскому) типу учения о праве и государстве.

В рамках юридического типа правопонимания и юриспруденции мы исходим из либертарно-юридического понятия права (и соответственно государства) и трактуем право как формальное равенство свободных индивидов, т. е. как всеобщую и необходимую форму свободы людей. Этим общим понятием права в единый предмет юридико-либертарной концепции юриспруденции охватываются оба ее объекта — и позитивное право как нормативная форма свободы (в условиях правового закона), и государство как институциональная (организационновластная) форма этой же свободы[1].

Таким образом, согласно нашей либертарно-юридической «концепции юриспруденция — это наука о свободе.

Иначе проблема единства предмета юриспруденции решается легистами (позитивистами). Показательна также и в этом плане позиция Г. Кельзена как автора наиболее последовательной концепции легизма — неопозитивистского “чистого учения о праве” С одной стороны, для Кельзена, как и для всех легистов (позитивистов и неопозитивистов), право — это приказ власти (с любым произвольным содержанием), принудительное установление и продукт государства — словом, “принудительный порядок”[2]. С другой стороны, он с помощью формальнонормологического метода интерпретирует право (т. е. позитивное право, установленное государством) как систему норм долженствования, восходящих к гипотетической “основной норме” (а не к государству!), и с этих позиций трактует любое (в том числе — деспотическое, тоталитарное и т. д.) государство как “правопорядок”, как “правовое государство”[3]. При этом под “правовым государством” Кельзен имеет в виду позитивно-правовое (легистское) государство и потому отвергает “правовое государство” в общезначимом смысле, которое, по его оценке, исходит из ложных естественноправовых представлений.

Такая правовая (позитивно-правовая) трактовка государства, по мысли Кельзена, позволяет преодолеть “традиционный дуализм государства и права” и добиться единства предмета юриспруденции (в ее неопозитивистской версии): “Предмет познания — это только право”[4]. Под правом при этом имеется в виду именно позитивное право, т. е. любое произвольное и принудительное установление самого государства.

Сопоставляя нашу юридическую концепцию юриспруденции и келъзеновскую легистскую концепцию юриспруденции как два радикально противоположных (и оба по-своему последовательных и “чистых”) типа учения о праве и государстве, можно сказать, что в обоих случаях, хотя и принципиально разными путями и на различных основаниях, достигнуто понятийно-правовое единство соответствующей концепции юриспруденции: единое понятие права (соответственно либертарно-юридическое у нас, нормативистско-легистское у Кельзена) охватывает оба объекта научного познания (право и государство) и является общим и единым для них понятием. Принципиальная разница в том, что в нашем подходе речь идет о чисто юридической концепции права, государства и юриспруденции (о формально-юридической, а не естественноправовой концепции, которую критиковал Кельзен), а в кельзеновском подходе речь идет о чисто легистской (т. е. произвольно-принудительной) концепции права, государства и юриспруденции.

Эти две концепции права, государства и юриспруденции являются скорее идеальными типами (двумя принципиально противоположными полюсами и парадигмами), нежели реальной действительностью всей юриспруденции в то или иное время в той или иной стране. Реальному развитию правовой мысли и юриспруденции в целом, напротив, присущи плюрализм и борьба различных мнений, позиций и подходов, расположенных между этими двумя крайними полюсами правопонимания, а нередко и эклектическое смешение и причудливое сочетание типологически различных идей и положений.

Все это, разумеется, не обесценивает теоретическое значение типологии (и типологической чистоты) правопонимания и юриспруденции как науки.

Ведь в конечном счете именно соответствующий тип правопонимания (и понятия права) определяет теоретический смысл и содержание как предметного единства, так и метода юриспруденции (в той или иной ее версии) в качестве единой и единственной науки о праве и государстве.

Поскольку в научно-теоретическом контексте юридического познания и юридического знания о праве и государстве понятие права как исходное и предметообразующее начало предопределяет (включает в себя, подразумевает и выражает) также и соответствующее данному понятию правовое понятие государства, то с учетом этого можно сказать, что предметом юридической науки является понятие права. При этом следует, конечно, помнить о том, что данное понятие права в теоретико-концептуальной форме охватывает и выражает содержание совокупного юридического знания о сущностных свойствах права и государства.

Предшествующее изложение позволяет сформулировать ряд равнозначных по своему теоретическому смыслу определений предмета юридической науки. Наиболее кратким в этом ряду является следующее определение: предмет юридической науки — это понятие права. То же самое понимание предмета можно выразить несколько иначе: предмет юридической науки — это понятие права и правовое понятие государства. Идентичный смысл можно выразить и по-другому: предмет юридической науки — это понятие права, включающее в себя соответствующее правовое понятие государства и выражающее сущностные свойства права и государства.

Сказанное можно резюмировать следующим образом: предмет юридической науки — это сущностные свойства права и государства в их понятийно-правовом постижении и выражении.

Согласно либертарно-юридической концепции, право и государство — это всеобщие и необходимые формы бытия и осуществления свободы индивидов, их объединений, союзов, организаций и т. д. Это означает, что в соответствии с либертарно-юридической трактовкой предметом юриспруденции является свобода. Поэтому мы рассматриваем юриспруденцию как науку о свободе — науку о свободе в ее всеобщей и необходимой правовой (государственно-правовой) форме.

Проблемы будущего современной цивилизации не могут обсуждаться вне анализа современных тенденций развития науки и ее перспектив. Хотя в современном обществе существуют и антинаучные движения, в целом наука воспринимается как одна из высших ценностей цивилизации и культуры.

Каждая наука - это определенный способ производства и организации знаний о тех объектах, изучением которых она занимается. В этом смысле юридическая наука является определенным способом производства и организации юридических знаний, т.е. научных знаний о таких объектах, как государство и право.

Как уже говорилось выше, объект научного изучения отличается от предмета науки. Один и тот же объект может изучаться разными науками, причем каждая наука изучает данный объект с позиций своего особого предмета и метода.

В процессе научного изучения исходные эмпирические знания об объекте дополняются теоретическими знаниями, т.е. системой понятий об основных сущностных свойствах, признаках и характеристиках исследуемого объекта, о закономерностях его генезиса, функционирования и развития.

Эти искомые свойства объекта и являются предметом соответствующей науки.

Сказанное об объекте и предмете науки в целом относятся и к юридической науке, а именно к теории государства и права. Поэтому, в общем виде можно сказать, что ее объектами являются государство и право, а ее предметом - основные сущностные свойства государства и права.

Таким образом, мы видим, что юридическая наука изучает два объекта (государство и право). Но, как и всякая наука, она имеет лишь один предмет.

Такое единство предмета науки при двух разных объектах предполагает логическую необходимость одного общего понятия об этих двух объектах. Речь идет об единстве и предметной совместимости понятия государства и понятия права в качестве необходимых взаимодополняющих компонентов одного единого общего понятия государства и права.

Предметное единство теории государства и права возможно при смысловом единстве, при наличии исходного общего юридического понятия и соответствия ему всех более конкретных юридических понятий.

Признание теории государства и права как единой науки о государстве и праве предполагает снятие и преодоление двойственности (дуализма[74]) ее объектов (государства и права) на уровне ее предмета, т.е. на теоретико-понятийном уровне - в форме одного понятия об этих двух объектах, выражающего их основные сущностные свойства.

Дуализм понятий (понятия государства и понятия права) здесь означал бы дуализм научных предметов, т.е. отрицание единой юридической науки о государстве и праве и признание под внешне и словесно единым названием по существу двух разных наук с двумя разными предметами: науки о государстве, предмет которой - понятие государства, и науки о праве, предмет которой - понятие права. Каждая из этих двух разных наук имела бы и свою собственную систему научных дисциплин: в рамках науки о государстве были бы свои теория государства, история государства, отраслевые и специальные дисциплины по проблематике государства, а в науке о праве соответственно теория права, история права, отраслевые и специальные правовые дисциплины[75].

Для снятия и преодоления названного дуализма понятий и достижения искомого единства предмета науки, абстрактно говоря, необходимо исходить или из понятия государства, или из понятия права. Одно из этих понятий, следовательно, должно быть логически первичным, базовым, определяющим, предметообразующим, а второе понятие - вторичным, обусловленным первым понятием.

Таким образом, предметом единой науки о государстве и праве может быть понятие государства, включающее в себя понятие права (т.е. государственное учение о праве, государственную теорию права) или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т.е. правовое учение о государстве, юридическую теорию государства)[76].

Контрольные вопросы

1. Что такое объект и предмет науки? Как они взаимосвязаны?

2. Что является объектом и предметом науки государства и права?

5. Как определяется предмет теории государства и права в научной литературе?

6. Что раскрывают закономерности возникновения государства и права?

6. Каковы особенности предмета теории государства и права как науки?

7. В чем заключается смысл двойственности объектов науки о государстве и праве?

§ 2.1. Особенности предмета науки теории государства и права

§ 2.1. Особенности предмета науки теории государства и права Объект науки (от лат. objectum - предмет, философская категория, выражающая то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности) - это "первое приближение" к исследуемой

§ 3.1. Значение методологии в познании государства и права. Связь предмета и метода науки

§ 3.1. Значение методологии в познании государства и права. Связь предмета и метода науки Наряду с предметом, свойственным любой научной и учебной дисциплине, теория государства и права имеет также и свой метод, который находится в теснейшей связи и взаимозависимости с

§ 3.2. Методология теории государства и права

§ 3.2. Методология теории государства и права Теория государства и права располагает определенным арсеналом методов познания[79] для изучения интересующих ее явлений. Методы познания - это принципы, способы, приемы познания, совокупность которых принято именовать

Глава 2. Теории происхождения государства и права. Типология государства

Глава 2. Теории происхождения государства и права. Типология государства Существует множество теорий происхождения государства. Они возникали в разные периоды исторического развития у разных народов, и их изучение дает ключ к пониманию закономерностей зарождения и

§ 2.1. Теории происхождения государства и права

§ 2.1. Теории происхождения государства и права Вопрос о происхождении государства и права свидетельствует о том, что в мировой и отечественной науке нет единообразного представления о происхождении государства и права. Мыслители различных времен и народов по- разному

§ 3.6. Современные теории сущности государства и права

§ 3.6. Современные теории сущности государства и права В теоретических подходах к государству и праву можно выделить два взаимосвязанных блока теоретических построений: один объясняет происхождение права (см. гл. 2 настоящей части), второй ориентируется на уже развитое,

Функции теории государства и права

Функции теории государства и права Под функциями следует понимать основные направления исследовательской деятельности. В связи с этим принято выделять следующие функции теории государства и права, да и всего правоведения:? онтологическая (онтология – учение о бытие) –

Методология теории государства и права

Методология теории государства и права Методология – это совокупность методов, применяемых в той или иной науке. Поэтому в теории государства и права (в правоведении в целом) методом является совокупность приемов и способов, с помощью которых изучается государство и

§ 3. Характеристика предмета теории государства и права

§ 3. Характеристика предмета теории государства и права Каждая наука имеет свой предмет исследования, под которым понимается изучаемая ею сторона объективной действительности. Иными словами, предмет науки – это те явления и процессы реального мира, которые исследуются

§ 4. Функции теории государства и права

§ 4. Функции теории государства и права Теория государства и права как фундаментальная наука выполняет ряд важных функций.Онтологическая функция – первая и отправная. Онтология – учение о бытии, в котором исследуются основы, принципы бытия, его структура,

Глава 2. Методы теории государства и права

Глава 2. Методы теории государства и права § 1. Значение методологии в познании государства и права Термин «метод» введен в научный оборот древними греками. Под ним понимается способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни. Виднейшие ученые придавали

1.3 Функции теории государства и права

1.3 Функции теории государства и права Значение теории государства и права наиболее полно раскрывается в ее функциях. В учебной литературе обычно называется несколько функций общей теории как науки — от трех-четырех до пяти-восьми. Чаще всего выделяют следующие

1.4 Структура теории государства и права

1.4 Структура теории государства и права Изучаемый в юридических вузах курс теории государства и права дает соответствующий фундамент правовых знаний, который позволяет овладеть специальными отраслевыми дисциплинами, выработать у студентов, а в дальнейшем и у лиц,

1.5 Методология теории государства и права

1.5 Методология теории государства и права Особенности теории государства и права как науки определяются не только предметом, но и методом. Следовательно, свой предмет теория государства и права изучает при помощи определенных методов, которые сформировались в ходе

Глава II Вопросы теории государства и права

Глава II Вопросы теории государства и права § 10. Государство, его признаки и формы Понятие «государство» многозначно, трактовка этого явления общественной жизни вызывает не только научные, но и политические дискуссии. Вместе с тем существуют такие признаки государства,

Каждая наука – это определенный способ производства и организации знаний о тех объектах, изучением которых она занимается, В этом смысле юридическая наука является определенным способом производства и организации юридичес-

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 4

ких знаний, т.е. научных знаний о таких объектах, как право и государство.

Объект научного изучения отличается от предмета науки. Один и тот же объект может изучаться разными науками, причем каждая наука изучает данный объект с позиций своего особого предмета и метода.

Объект – это то, что еще подлежит научному изучению с помощью познавательных средств и приемов соответствующей науки. В процессе научного изучения исходные эмпирические знания об объекте дополняются теоретическими знаниями, т.е. системой понятий об основных сущностных свойствах, признаках и характеристиках исследуемого объекта, о закономерностях его генезиса, функционирования и развития. Научное (теоретическое) познание тем самым представляет собой творческий процесс глубинного постижения изучаемого объекта в мышлении, в созидании его мысленного образа (модели) в виде определенной системы понятий о сущностных свойствах данного объекта.

Эти искомые сущностные свойства объекта (в их понятийном выражении) и являются предметом соответствующей науки.

В весьма упрощенном виде можно сказать, что объект науки – это то, что мы о нем знаем до его научного изучения, а предмет – это изученный объект, то, что мы знаем о нем после научного познания. Речь по существу идет о различении познаваемого объекта и идеи (теоретического смысла, мыслительного образа, логической модели и т.д.) познанного объекта.

Приведенные положения об объекте и предмете науки в целом относятся и к юридической науке. Поэтому в общем виде можно сказать, что объектами юридической науки являются право и государство, а ее предметом – основные сущностные свойства права и государства.Иначе говоря, предметом юридической науки являются понятие права и понятие государства, поскольку сущностные свойства объекта в соответствии с требованиями научного (теоретического) познания можно адекватно выразить лишь в такой высшей познавательной форме, как понятие. Это означает, что надлежащее (логически последовательное, согласованное и непротиворечивое, системно полное) раскрытие теоретического содержания понятия права и понятия государства, а вместе с тем и адекватное научное их обоснование представлены в юридической науке в целом и составляют ее предмет.

Однако подобная предварительная характеристика предмета юридической науки нуждается в дальнейшем уточнении.

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 5

Необходимость такого уточнения обусловлена прежде всего тем, что, хотя юридическая наука и изучает два объекта (право и государство), однако она, как и всякая наука, имеет и вообще может иметь лишь один предмет. Это означает, что два фактически разных объекта (право и государство) исследуются и познаются в рамках и с позиций юридической науки в качестве двух необходимых компонентов (составных моментов) одного единого предмета данной науки.

Такое единство предмета науки при двух разных объектах,по логике теоретического дознания и законам построения научной системы знаний (в нашем случае – научной системы юридического знания), предполагает определенный момент совпадения- и единства сущностиых свойств этих разных объектов, т.е. логическую необходимость одного общего понятия об этих двух объектах. Речь, следовательно, идет о принципиальном единстве и предметной совместимости понятия права и понятия государства в качестве необходимых взаимодополняющих компонентов (составных моментов) одного единого общего понятия права и государства.

Подобное общее понятие, права и государства логически выступает как исходное, предметообразующее (и одновременно – методообразующее) понятие юридической науки в целом и отдельных юридических дисциплин. Такое общее понятие в абстрактно-теоретической форме выражает все юридическое знание, его границы, сферу и специфику, предметный критерий отличия юридического от неюридического. Данное общее понятие выступает как то исходное всеобщее юридико-понятийное начало (принцип и критерий юридичности), которое подлежит соответствующей конкретизации применительно ко всем сферам и направлениям юридического познания и которое, следовательно, должно учитываться и присутствовать во всех более частных и детальных определениях и характеристиках права и государства, во всей системе понятий юридической науки в целом и отдельных юридических наук.

Предметное единство юридической науки (и вместе с тем – системная целостность всех юридических дисциплин как составных частей единой юридической науки) возможно лишь при смысловом единствеи, следовательно, непротиворечивости всех юридических понятий,а это достижимо только при наличии исходного общего юридического понятия и соответствия ему всех более конкретных юридических понятий. Совокупность юридических понятий только тогда образует целостную и непротиворечивую систему, когда они выражают одно и то же юридико-смысловое начало, представленное в абстрак-

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 6

тном виде в исходном всеобщем юридическом понятии и конкретизируемое в системе понятий всей юридической науки в целом.

Признание юридической науки как единой науки о праве и государстве предполагает снятие и преодоление дуализма ее объектов (права и государства) на уровне ее предмета, т.е. на теоретико-понятийном уровне – в форме одного понятия об этих двух объектах, выражающего их основные сущностные свойства.

Дуализм понятий (понятия права и понятия государства) здесь означал бы дуализм научных предметов, т.е. отрицание единой юридической науки о праве и государстве и признание под внешне и словесно единым названием по существу двух разных наук с двумя разными предметами: науки о праве, предмет которой – понятие права, и науки о государстве, предмет которой – понятие государства. Каждая из этих двух разных наук имела бы и свою собственную систему научных дисциплин: в рамках науки о праве были бы свои теория права, история права, отраслевые и специальные правовые дисциплины, а в науке о государстве соответственно свои теория государства, история государства, отраслевые и специальные дисциплины по проблематике государства.

Для снятия и преодоления названного дуализма понятий и достижения искомого единства предмета науки, абстрактно говоря, необходимо исходить или из понятия права, или из понятия государства. Одно из этих понятий, следовательно, должно быть логически первичным, базовым, определяющим, предметообразующим, а второе понятие – вторичным, обусловленным первым понятием.

Предметом единой науки о праве и государстве, таким образом, может быть или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т.е. правовое учение о государств e,, юридическую теорию государства), или понятие государства, включающее в себя понятие права (т.е. государственное учение о праве, государственную теорию права). Третьего пути к понятийно-предметному единству одной теоретически последовательной науки о двух разных объектах (праве и государстве) нет и логически не может быть. Без логической первичности одного из этих двух понятий мы будет иметь дело не с единой наукой (единой теорией), а с эклектическим, внутренне противоречивым конгломератом характеристик и определений разных понятий и предметов.

Юридическая наука возникла, развивалась и развивается как юриспруденция, предмет которой – понятие права и соответствующее правовое понятие государства.

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 7

История и теория юриспруденции как единой юридической науки о праве и государстве свидетельствуют о том, что в рамках данной науки дуализм понятия права и понятия государства преодолевается и необходимое понятийно-предметное единство достигается именно на основе и с позиций определенного понятия права, включающего в себя и соответствующее правовое понятие государства, т.е. сущностные (с позиций этого понятия права) правовые свойства государства.

При этом двум основным типам правопонимания (юридическому и легистскому) соответствуют и две типологически различные концепции юриспруденции.

Юриспруденция, исходящая из различения права и закона (позитивного права)и опирающаяся на юридическое (антилегистское, антипозитивистское) правопонимание и юридическое понятие права (включающее в себя и соответствующее юридическое понятие государства), относится к юридическому типу учения о праве и государстве.

В свою очередь, юриспруденция, отождествляющая право и закон (позитивное право)и опирающаяся на легистское (позитивистское, этатистское) правопонимание и легистское понятие права (включающее в себя и соответствующее легистское понятие государства), относится к легистскому (позитивистскому) типу учения о праве и государстве.

В рамках юридического типа правопонимания и юриспруденции мы в процессе освещения проблем данного учебника исходим из либертарно-юридического понятия права (и соответственно государства)и трактуем право как формальное равенство свободных индивидов, т.е. как всеобщую и необходимую форму свободы людей. Этим общим понятием права в единый предмет юридико-либертарной концепции юриспруденцииохватываются оба ее объекта – и позитивное право как нормативная форма свободы, и государство как институциональная (организационно-властная) форма этой же свободы.

Таким образом, согласно нашей либертарно-юридической концепции, юриспруденция – это наука о свободе.

Иначе проблема единства предмета юриспруденции решается легистами (позитивистами). Показательна в этом плане позиция Г. Кельзенакак автора наиболее последовательной концепции легизма – неопозитивистского «чистого учения о праве». С одной стороны, для Кельзена, как и для всех легистов (позитивистов и неопозитивистов), право – это приказ власти (с любым произвольным содержанием), принудительное установление и продукт государства, словом, «принудительный

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 8

порядок» [1]. С другой стороны, он с помощью формально-нормологического метода интерпретирует право (т.е. позитивное право, установленное государством) как систему норм долженствования, восходящих к гипотетической «основной норме» (а не к государству!), и с этих позиций трактует любое (в том числе деспотическое, тоталитарное и т.д.) государство как «правопорядок», как «правовое государство» [2]. При этом под «правовым государством» Кельзен имеет в виду позитивно-правовое (легистское) государство и потому отвергает «правовое государство» в общепринятом смысле, которое, по его оценке, исходит из ложных естественноправовых представлений.

Такая правовая (позитивно-правовая) трактовка государства, по мысли Кельзена, позволяет преодолеть «традиционный дуализм государства и права» и добиться единства предмета юриспруденции (в ее неопозитивистской версии): «предмет познания – это только право» [3]. Под правом при этом имеется в виду именно позитивное право, т.е. любое произвольное и принудительное установление самого государства.

Сопоставляя нашу юридическую концепцию юриспруденциии кельзеновскую легистскую концепцию юриспруденциикак два радикально противоположных (и по-своему последовательных и «чистых») типа учения о праве и государстве, можно сказать, что в обоих случаях, хотя и принципиально разными путями и на различных основаниях, достигнуто понятийно-правовое единство соответствующей концепции юриспруденции: единое понятие права (соответственно либертарно-юридическое у нас, нормативистско-легистское у Кельзена) охватывает оба объекта научного познания (право и государство) и является общим и единым для них понятием. Принципиальная разница в том, что в нашем подходе речь идет о чисто юридической концепции права, государства и юриспруденции (о формально-юридической, а не о естествен-ноправовой концепции, которую критиковал Кельзен), а в кёльзеновском подходе речь идет о чисто легистской (т.е. произвольно-принудительной) концепции права, государства и юриспруденции.

Эти две концепции права, государства и юриспруденции являются, скорее, идеальными типами(двумя принципиаль-

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 9

но противоположными полюсами и парадигмами), нежели реальной действительностью всей юриспруденции в то или иное время в той или иной стране. Реальному развитию правовой мысли и юриспруденции в целом, напротив, присущи плюрализм и борьба различных мнений, позиций и подходов, расположенных между этими двумя крайними полюсами правопони-мания и понимания государства, а нередко и эклектическое смешение и причудливое сочетание типологически различных идей и положений.

Все это, разумеется, не обесценивает теоретическое значение типологии (и типологической чистоты) .правопонимания и юриспруденции как науки.

Ведь в конечном счете именно соответствующий тип правопонимания (и понятия права) определяет теоретический смысл и содержание как предметного единства, так и метода , юриспруденции (в той или иной ее версии) в качестве единой и единственной науки о праве и государстве.

Поскольку в научно-теоретическом контексте юридического познания и юридического знания о праве и государстве понятие права как исходное.и предметообразующее начало предопределяет (включает в себя, подразумевает и выражает) также и соответствующее данному понятию правовое понятие государства, то с учетом этого можно сказать, что предметом юридической науки является понятие права. При этом следует, конечно, помнить о том, что данное понятие права в теоретико-концептуальной форме охватывает и выражает содержание совокупного юридического знания о сущностных свойствах права и государства.

Предшествующее изложение позволяет сформулировать ряд равнозначных по своему теоретическому смыслу определений предмета юридической науки. Наиболее кратким в этом ряду является следующее определение: предмет юридической науки – это понятие права.То же самое понимание предмета можно выразить несколько иначе: предмет юридической науки – это понятие права и правовое понятие государства.Идентичный смысл можно выразить и по-другому: предмет юридической науки – это понятие права, включающее в себя соответствующее правовое понятие государства и выражающее сущностные свойства права и государства.

Сказанное можно резюмировать следующим образом: предмет юридической науки – это сущностные свойства права и государства в их понятийно-правовом постижении и выражении.

Согласно либертарно-юридической концепции, право и государство – это всеобщие и необходимые формы бытия и осу-

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. – М.: ИНФРА • М, 1999. С. 10

ществления свободы индивидов, их объединений, союзов, организаций и т.д. Это означает, что в соответствии с либертарно-юридической трактовкой предметом юриспруденции является свобода.Поэтому мы рассматриваем юриспруденцию как науку о свободе– науку о свободе в ее всеобщей и необходимой правовой (государственно-правовой) форме.

Предыдущий | Оглавление | Следующий

[1] Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Вып. 1. М.: ИНИОН АН СССР. 1987. С. 50.

[2] Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Вьш. 2. М.: ИНИОН АН СССР. 1988. С. 111, 146.

[3] Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Вьш. 2. М.: ИНИОН АН СССР. 1988. С. 109, 146.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: