Увеличение расходов государства на социальные нужды снижение налоговых ставок

Обновлено: 10.08.2022

Фискальная политикаэто бюджетно-налоговая политика, направленная на регулирование совокупного спроса посредством изменения налогообложения и государственных расходов. Фискальная политика предусматривает решение следующих целей: изменение реального объема национального производства и занятости; контроль над инфляцией, ускорение экономического роста.

Фискальная политика подразделяется на стимулирующую и сдерживающую.

Стимулирующая фискальная политика(фискальная экспансия) в краткосрочной перспективе имеет целью преодоление циклического спада экономики и предполагает увеличение государственных расходов, снижение налогов или комбинирование этих мер. В более долгосрочной перспективе политика снижения налогов может привести к расширению предложения факторов производства и увеличению потенциального объема выпуска.

Сдерживающая фискальная политика(фискальная рестрикция) проводится ради сдерживания циклического подъема экономики и предполагает снижение государственных расходов, увеличение налогов или комбинацию этих мер. В краткосрочной перспективе эти меры позволяют снизить инфляцию спроса посредством роста безработицы и спада производства. В более длительном периоде растущий налоговый клин может послужить основой для спада совокупного предложения и развертывания механизма стагфляции.

Фискальная политика включает: налоговую систему, государственные расходы, систему государственных займов. При этом используются два основных метода:воздействия на экономику:

- система автоматических встроенных стабилизаторов;

- дискреционная фискальная политика.

Встроенный стабилизатор –это любая мера, имеющая тенденцию стимулировать спрос и производство в период спада и сдерживать рост экономики при ее «перегреве» без необходимости принятия каких-либо мер со стороны правительства, то есть они поддерживают экономику стабильной на основе саморегуляции.

Система встроенных стабилизаторов включает:

1.Систему прогрессивного налогообложения доходов.Она ведет к автоматическому изменению налоговых поступлений и носит ярко выраженный антициклический характер. В периоды подъема налоговые поступления автоматически возрастают, в результате чего располагаемый доход населения и перераспределенная прибыль фирм растут медленнее, чем национальный доход, и это сдерживает рост эффективного спроса. Во время спада налоги автоматически сокращаются, что приводит к замедлению сокращения совокупных расходов и это смягчает экономический спад.

2. Пособия по безработице и прочие социальные выплаты.Взносы, за счет которых финансируются пособия по безработице, возрастают, когдазанятость высока. Поэтому резервный фонд растет в период бума и сдерживает возрастание совокупного спроса. В период кризиса резервный фонд используется для выплаты пособий, что увеличивает доходы и сдерживает падение совокупного спроса.

3. Программы помощи фермерам. Они действуют подобно «встроенным стабилизаторам».

Степень встроенной стабильности экономики зависит от налоговых ставок, и чем выше налоговые ставки, тем круче линия налоговых поступлений (рис.13.3). Поэтому встроенные стабилизаторы оказывают более сильное воздействие на рост или снижение совокупного спроса. В то же время, увеличение встроенной стабильности экономики противоречит другой более долгосрочной цели фискальной политики – укреплению стимулов к расширению предложения факторов производства и росту экономического потенциала. Стимулы к инвестированию, предпринимательскому риску и труду оказываются относительно сильнее при более пологой кривой налоговых поступлений, что может быть достигнуто путем снижения предельных налоговых ставок. Однако это снижение сопровождается сокращением величин циклических бюджетных дефицитов и профицитов, а, следовательно, снижением степени встроенной стабильности экономики. Система встроенных стабилизаторов позволяет прогнозировать дальнейшее развитие экономики.

Встроенные стабилизаторы не устраняют причин циклических колебаний равновесного ВВП вокруг его потенциального уровня, а только ограничивают размах этих колебаний.

Под дискреционной фискальной политикойпонимается манипулирование налогами и государственными расходами. Основными орудиями дискреционной фискальной политики являются:

- изменение ставок налога;

- изменение расходов на социальные нужды (трансфертных платежей).

Хорошим средством удержать доходы от сокращения и предотвратить превращение спада в лавинообразный кризис может быть временное снижение ставок подоходного налога. Но это может произойти после того, как парламент решит, что экономика нуждается в стимулировании посредством снижения налогов. В период спада общественные работы (государственные инвестиции, направленные на преодоление безработицы) могут значительно уменьшить глубину падения экономики.

Такие программы, как пособия по безработице и пенсии по старости, действуют в качестве автоматических встроенных стабилизаторов. Но помимо этого правительство может проводить по своему усмотрению различные программы материальной помощи, которые являются дополнительными средствами стабилизации.

Однако проведение этих мер связано с фактами политического порядка – программы материальной помощи для кратковременных целей нелегко сократить, когда положение снова улучшается. Политические трудности связаны с дебатами в парламенте по поводу принятия соответствующих законов. Кроме того, имеет место функциональное запаздывание, то есть лаг между тем моментом, когда принимается решение о фискальных мерах, и временем, когда эти меры начнут оказывать воздействие на производство, занятость или уровень цен.

Наиболее активно используются такие дискреционные методы, как изменение налоговых ставок и государственных расходов.

Поскольку дискреционная фискальная политика имеет свои недостатки, перечисленные выше, то отдавать ей предпочтение нельзя. Поэтому встроенные стабилизаторы должны сочетаться с мерами дискреционной фискальной политики, нацеленными на обеспечение наиболее полной занятости ресурсов.

Правительство всегда стоит перед выбором: каким эффектам фискальной политики, краткосрочным или долгосрочным, отдать предпочтение.

В краткосрочный период меры фискальной политики сопровождаются мультипликационным эффектом. Как уже рассмотрено в предыдущей лекции, увеличение любого компонента планируемых расходов сдвигает линию планируемых расходов в модели кейнсианского креста вверх. Совокупный спрос увеличивается, что приводит к увеличению равновесного объема выпуска. Если увеличиваются государственные закупки на величину ∆ G, то увеличится доход, что дает прирост потребления на величину b · ∆G. Вновь увеличатся доход и расходы на величину b · ∆G и т.д. Соотношение конечного прироста объема выпуска ∆ V к вызвавшему его приросту государственных закупок ∆ G есть мультипликатор государственных расходов mg , являющийся частным случаем мультипликатора автономных расходов m a (см. рис. 13.2).

Рис. 14.2. Мультипликатор государственных расходов

где: b – предельная склонность к потреблению (МРС).

Величина мультипликатора государственных расходов зависит от предельной налоговой ставки t’ - отношения прироста суммы вносимого налога к приросту дохода (объема выпуска):

С учетом влияния налоговой ставки на мультипликационный эффект мультипликатор государственных расходов примет вид:

Чем ниже предельная налоговая ставка, тем выше мультипликационный эффект, и наоборот. Увеличение или снижение налогов также повлияет на планируемые расходы и объем выпуска. Зависимость между изменением объема выпуска и изменением налогов есть налоговый мультипликатор: .

Снижение налогов увеличивает спрос и объем выпуска, а их увеличение снижает его. Так как потребительские расходы зависят от величины налоговой ставки, то с ее учетом налоговый мультипликатор примет вид:

В открытой экономике на величину налогового мультипликатора и мультипликатора государственных расходов повлияет предельная склонность к импортированию. Чем она выше, тем ниже мультипликационный эффект.

Если государственные расходы и величина налоговых изъятий изменяются на одну и ту же величину (∆ Т =∆ G), то полученное изменение объема выпуска есть результат действия мультипликатора сбалансированного бюджета. Увеличение расходов государства увеличит объем выпуска. А увеличение налогов снизит его. Но так как мультипликационный эффект от увеличение налогов слабее эффекта мультипликатора госрасходов, то действие мультипликатора сбалансированного бюджета приведет к росту объема выпуска (∆ V). Иначе говоря, эффект мультипликатора сбалансированного бюджета равен разности действия мультипликатора госрасходов и налогового:

Допустим, что ∆ G = ∆ Т = 100 ед. , b =0,75, t = 0,8.

Сочетание двух названных эффектов обеспечивает, по мнению ряда экономистов, сильный стимулирующий эффект от увеличения государственных расходов, а увеличение налогов становится мягкой ограничительной мерой для сдерживания инфляции. Но данная модель не учитывает эффекта вытеснения (вытеснения государственными расходами частных).

Антон Силуанов

На социальные вопросы в федеральном бюджете 2021 года заложено более 35% всех расходов, сообщил глава Минфина Антон Силуанов журналистам на полях инвестиционного форума «Россия зовет!», передает корреспондент РБК.

По его словам, эти средства будут направлены на поддержку «наиболее уязвимых слоев населения, включая пенсионеров, низкооплачиваемых работников и других малоимущих».

Силуанов пояснил, что в основу проекта бюджета ложатся предложения парламентариев, поручения президента и главы правительства, «которые основаны на запросах граждан и экспертной оценке органов власти, в том числе Минфина». Взаимодействие с регионами, по его словам, идет «в режиме онлайн», как и взаимодействие с представителями различных отраслей экономики.

«Анализируем поступающие предложения, оцениваем их эффективность и последствия принятия таких решений для граждан, бизнеса и региональных бюджетов. Видим все ограничения, часто скрытые от отраслевых специалистов, и ищем возможности для балансировки бюджета», — пояснил глава ведомства.

Фото:Антон Новодережкин / ТАСС

Социальные расходы федерального бюджета подсчитаны как сумма расходов по разделам «Социальная политика» (около 5,6 трлн руб. на 2021 год), «Здравоохранение» (более 1,1 трлн руб.) и «Образование» (около 1,1 трлн руб.), пояснили РБК в Минфине. Доля этих расходов в общем бюджете составляет около 36%. В 2020 году аналогично подсчитанная доля социальных расходов составит около 34% (исходя из плана на 1 сентября), в 2019 году составила около 35%.

В разделе «Социальная политика» преобладающее место занимают расходы на пенсионные выплаты. Структура социальных (в расширенном понимании) расходов в 2021–2023 годах претерпела определенные изменения относительно 2013–2019 годов за счет роста так называемых производительных расходов (способствующих росту ВВП) по разделам «Здравоохранение» и «Образование» в процентах к ВВП при снижении трат на социальную политику в узком смысле, отмечали РАНХиГС и Институт Гайдара в недавнем заключении на проект бюджета.

Фото: Unsplash

Китайские электрокары вытесняют лидеров автопрома. Как на этом заработать

Короткая тренировка для офиса. Расслабляем шею и грудной отдел

Фото: Scott Barbour / Getty Images

На чужой стороне: как сохранить свои активы за рубежом

Очень плохой прогноз: как дефицит импортных метеоприборов бьет по бизнесу

Фото: Dimitrios Kambouris / Getty Images

Любит колу и ненавидит спорт: как живет антизожник Илон Маск

Эффект теломер. Революционный подход к более молодой, здоровой и долгой жизни

Фото: Michael Cohen / Getty Images for The New York Times

Дожить до 120 лет: зачем сооснователь PayPal принимает гормон роста

Фото: Shutterstock

Что такое амнистия капитала и зачем она нужна владельцам криптовалют

Снижение доходов населения в 2015–2017 гг. и их околонулевой рост в последующие два года являются одной из наиболее актуальных тем наряду с низкими темпами роста экономики. Вслед за национальными проектами, призванными перезагрузить экономику, улучшение экономического самочувствия населения становится еще одним приоритетом. Дополнительные расходы на социальную сферу должны поддержать потребление и рост экономики в ближайшие четыре года, в то время как инфляционной эффект предложенных мер может быть неоднозначным.

Тем не менее мы с оптимизмом относимся к точке зрения, что новое правительство сможет успешно реализовать желаемое, чем нивелирует бремя возросших социальных обязательств на бюджетную систему.

Проблема низких доходов населения и рост уровня бедности долго обсуждались и, в конце концов, привели к конкретным действиям. Отрицательная демографическая траектория также сподвигла власти к поиску решения. Во-первых, это увеличение пособий на детей в возрасте от трех до семи лет для родителей с доходами ниже прожиточного минимума. Во-вторых, расширение программы материнского капитала с выплатами уже за первого ребенка и увеличенным размером выплат за последующих детей. В-третьих, дополнительные расходы на образование, а также налоговые инвестиционные вычеты. В пилотном 2020 г. власти собираются потратить на социальные обязательства около 400 млрд руб., а с 2021 г. расходы удвоятся и составят более 4 трлн руб. в течение пяти лет.

По нашим оценкам, вклад в рост ВВП объявленных мер может составить около 0,24 процентного пункта в текущем году, в основном за счет роста пособий и дополнительных расходов на образование и налоговые вычеты. В последующие годы эффект может удвоиться за счет увеличения самих расходов, а также долгосрочных эффектов от использования материнского капитала. Если средства пойдут на частичное погашение ипотеки, меньшие выплаты позволят домохозяйствам пустить высвободившиеся средства на сбережения или рост потребления. Учитывая, что сумма маткапитала, выданная на двух детей, может покрыть около трети стоимости квартиры в большинстве населенных пунктов страны, высока вероятность снижения срока кредита, который на данный момент составляет около 18 лет.

Влияние предложенных мер на инфляцию представляется ограниченным, как минимум в текущем году. С одной стороны, увеличение платежеспособного спроса со стороны наименее обеспеченных категорий населения будет всего лишь компенсировать снижение потребительского кредитования. Население постепенно перестает быть нетто-заемщиком у банковского сектора (берут больше кредитов, чем кладут на депозиты) в связи с ограничениями на долговую нагрузку, введенными Банком России в октябре прошлого года. С другой стороны, ухудшение внешнеэкономических условий из-за распространения коронавируса будет ослаблять экспортный потенциал экономики. По нашим прогнозам, снижение цен на нефть в среднем на $11 за баррель в этом году по сравнению с прошлым уменьшит вклад чистого экспорта в ВВП на 0,28 п. п.

В среднесрочной перспективе риски для инфляции от предложенных мер возрастают. Наравне с повышением спроса домохозяйств в экономике, эффект которого для инфляции очевиден, увеличение социальной нагрузки на бюджет может также оказать проинфляционное воздействие. За пятилетний период после кризиса 2014 г. российские власти избегали наращивания дополнительной социальной нагрузки на бюджет. Стоит вспомнить о единоразовой выплате пенсионерам в 5000 руб. в декабре 2016 г. для компенсации эффектов девальвации и растущей инфляции, а также о повышении пенсионного возраста с 2019 г. Несомненно, основным приоритетом правительства было восстановление стабильности бюджетной системы, а также накопление резервов на случай повторения сценария низких цен на нефть 2014–2016 гг. После приоритеты начали смещаться в сторону увеличения темпов роста, в особенности стимулирования инвестиционной активности с запуском национальных проектов. С этого года и до окончания электорального цикла фокус постепенно начинает смещаться в сторону поддержки социальной сферы.

Наращивание социальных обязательств, которые невозможно будет отменить по любым неэкономическим соображениям, может оказать давление на дефицит бюджета на горизонте следующих пяти лет. Например, после введения материнского капитала его объем рос и выплачивался даже многочисленным молодым матерям в 2014–2016 гг.

Правительство де-факто планирует возложить финансирование новых социальных расходов на фонд национального благосостояния (ФНБ) за счет единовременного перераспределения доходов свыше отсечки в 7% ВВП. Кроме того, будут использованы неизрасходованные средства от исполнения прошлых бюджетов. Правительство также рассчитывает на большие налоговые доходы за счет ускорения роста. Использование средств ФНБ свыше 7% ВВП в заявленном объеме будет эквивалентно повышению цены отсечения на $6/барр. с нынешних $42,4. При сохранении дополнительных выплат и после 2024 г. будет необходим темп роста экономики на уровне 3% год к году и выше, на который ориентируются национальные проекты.

Инфляционное давление, которого мы ожидаем от повышения экономической активности, конечно, не сопоставимо с тем, что наблюдалось в начале 2010-х гг., т. е. 6–7% в год. Достижению достаточно низкой инфляции российская экономика обязана консервативной бюджетной политике и высоким процентным ставкам. Мы ожидаем некоторого ослабления первой, а также перехода Банка России к стимулирующей монетарной политике, что приведет к ускорению инфляции до 4%, т. е. цели ЦБ, а никак не 3%, которых ожидают многие на рынке.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Заложенный в проект бюджета на 2021–2023 гг. прогноз по доходам следует признать слишком оптимистичным, так как он не учитывает второй волны коронакризиса, отметили эксперты РАНХиГС в своем заключении на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов». В частности, восстановление спроса на нефть, равно как и цен на энергоносители, может происходить медленнее оценок финансового ведомства, что неизбежно отразится на наполняемости бюджета в следующую трехлетку, предупреждаю авторы заключения.

Оптимизм Минфина в отношении поступлений доходов от акцизов на табак тоже выглядит не совсем оправданным – они повысятся, только если удастся остановить рост контрафакта. В целом увеличения ненефтяных доходов не ожидается – все следующие три года их доля в ВВП останется на уровне 11,1%. «Объем расходов федерального бюджета планируется сократить с 21,1% ВВП в 2020 г. до 18,6% ВВП в 2021 г. с дальнейшим сокращением до 17,6–17,8% ВВП, – приводят данные авторы заключения. – При этом в 2022–2023 гг. расходы в номинальном выражении будут увеличиваться на 1 трлн руб. ежегодно».

Если смотреть на изменение доли в ВВП, то в следующую трехлетку больше всего сократятся расходы на «Национальную оборону». Они составят в среднем 2,6% ВВП – это на 0,7 п. п. ВВП ниже среднегодовых значений в 2013–2019 гг. На 0,3 п. п. от ВВП сократится в среднем финансирование национальной безопасности и правоохранительной деятельности. Расходы на «Национальную экономику» сократятся в среднем на 0,2 п. п. – до 2,6% ВВП. В 2020 г. расходы на здравоохранение вырастут до 1,1% ВВП с последующим сокращением в 2021–2023 гг. в объеме 1,0–0,9–0,8% ВВП соответственно. «Бюджетная консолидация, запланированная в 2021–2022 гг., вполне оправданна, при этом незначительное сокращение бюджетных расходов (до 1 трлн руб. ежегодно) не должно оказать ощутимого негативного влияния на замедление российской экономики», – считают авторы заключения.

России следует пожить с дефицитным бюджетом еще 2–3 года

Вместе с тем доля расходов на социальную политику в общем объеме расходов федерального бюджета будет расти двузначными темпами: в 2020 г. – на 24,3%, 2021 г. – на 26%, в 2022 и 2023 гг. – на 27%. Больше всего вырастут расходы на адресные меры поддержки в первую очередь семей с детьми, как наиболее подверженных бедности. «По нашим оценкам, реальные располагаемые доходы населения в 2020 г. сократятся для такого кризиса относительно слабо (на 2,5–3%), в том числе за счет реализации мер поддержки населения в условиях пандемии, а с 2021 г. ожидается их постоянный рост примерно на уровне 2% в год, – рассказал «Ведомостям» один из авторов заключения, заместитель директора по науке Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Сергей Дробышевский. – Такой рост объясняется сохранением высокой доли расходов на социальную политику в бюджете расширенного правительства, а также ожидаемым ростом реальной заработной платы в условиях продолжающей сокращаться численности экономически активного населения и низких уровней безработицы. Таким образом, к концу 2023 г. реальные располагаемые доходы населения будут выше уровня 2019 г. примерно на 3%».

Однако рост социальных расходов приведет к дефициту федерального бюджета, который, впрочем, будет сокращаться: с 4,4% ВВП – в 2020 г. до 2,4% ВВП – в 2021 г. и 1,0–1,1% ВВП – в последующие два года. Основным источником покрытия этого дефицита станут внутренние займы, объем которых к 2023 г. вырастет до 11,8 трлн руб. Вместе с ростом госзаймов увеличатся расходы на обслуживание долга с 0,7% ВВП в среднем в 2013–2020 гг. до 1,2% в 2023 г. «Рост объема госдолга за период 2020–2023 гг. и расходов на его обслуживание при одновременном накоплении резервов в ФНБ является результатом следования действующему бюджетному правилу, которое в условиях невысоких цен на углеводородное сырье и неблагоприятной макроэкономической ситуации не способно ограничить рост долга при существующем спросе на общественные блага и необходимости реализации национальных целей», – подчеркивают в РАНХиГС. Поэтому бюджетное правило необходимо пересмотреть.

Запланированные правительством меры в сфере налогообложения в РАНХиГС считают точечными, так как они не затрагивают большинство налогоплательщиков. При этом повышение налогов для нефтегазовой отрасли специалисты академии признают «целесообразным», но вот налоговый маневр, предлагаемый для IT-отрасли, по их оценкам, может привести к отставанию российского высокотехнологичного сектора от глобального IT-сегмента.

Темпы роста экономики к 2024 г., которые прогнозирует правительство, недостаточны для снижения бедности и повышения качества жизни населения до целевых уровней. К таким выводам пришли эксперты кафедры финансов и цен РЭУ им. Плеханова при подготовке заключения на Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2022–2024 гг. Минфина (доклад вуза есть у «Ведомостей»). Документ подготовлен для Госдумы в преддверии рассмотрения проекта бюджета. Для обеспечения устойчивого роста реальных доходов россиян на уровне 2–2,5% в год экономика должна расти темпами не менее 4–5%, оценивают экономисты. Реальные доходы населения в 2021 г. соответствуют их уровню 10-летней давности – 2011 г., подсчитали эксперты РЭУ. Несмотря на средний годовой прирост ВВП около 2% за эти годы, показатель реальных доходов фактически стагнировал. Чтобы вывести их в плюс, необходимо ускорить экономику в 1,5–2 раза, констатируют в РЭУ.

«Причины негативной динамики реальных доходов связаны именно с отсутствием устойчивых высоких темпов роста российской экономики (более 5% в год), что наблюдалось с 2000 по 2009 г., а также с проведением жесткой бюджетной политики после мирового финансового кризиса 2008–2009 гг.», – говорится в заключении. В прогнозе Минэка заложен рост реальных располагаемых доходов населения в 2021–2022 гг. на уровне соответственно 3 и 2,4% с выходом на устойчивый рост на 2,5% в 2023–2024 гг.

Чтобы улучшить ситуацию с доходами, в РЭУ им. Плеханова предложили выделить дополнительную поддержку населения из-за пандемии: «В условиях сохранения неблагоприятной ситуации с пандемией коронавируса в федеральном бюджете должны быть предусмотрены средства на продолжение стимулирующих выплат населению и компаниям сферы услуг на случай введения ограничительных мер в 2022 г.». По их оценке, практика антикризисной финансовой господдержки российского населения и бизнеса в 2020–2021 гг. хотя и уступала по масштабу аналогичным мерам в развитых странах, но оказала действенное влияние на восстановление потребительского спроса и, как следствие, на темпы экономического роста в 2021 г.

Несмотря на наличие востребованных мер по активной борьбе с бедностью и стимулированию инвестиций, конструкция федерального бюджета на 2022–2024 гг. демонстрирует возврат к умеренной бюджетной консолидации, отмечают эксперты. «Пассивная политика бюджетной консолидации, реализуемая в допандемийный период, полностью себя исчерпала», – подчеркивают экономисты РЭУ им. Плеханова. В современных условиях требуется перенастройка бюджетных приоритетов в направлении долгосрочной финансовой поддержки прорывных направлений, считают они.

В России последовательно расширяется спектр мер государственной поддержки — это в том числе различные социальные выплаты семьям, сообщил «Ведомостям» представитель Министерства труда и социальной защиты. Кроме того, в соответствии с поручением президента в ближайшее время будут предложены дополнительные меры по поддержке граждан. «Вместе с тем борьба с бедностью не ограничивается предоставлением мер социальной поддержки. Одно из ключевых направлений борьбы с бедностью — реализация трудового потенциала граждан», — отметил собеседник издания. Так, с прошлого года уровень безработицы снизился в России до 4,4 %, что меньше допандемийных показателей, также растут реальные зарплаты (в июле на 2,2% по сравнению с прошлым годом).

Угрозы для роста доходов

По данным Росстата, в первом полугодии 2021 г. рост реальных располагаемых денежных доходов составил 1,7% в годовом выражении. «Во втором полугодии улучшения показателя ожидать не приходится, учитывая повышение базы и ускорение инфляции до максимумов с 2016 г.», – полагает руководитель Центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Даниил Наметкин. С его точки зрения, на данный момент действительно существуют значительные риски в вопросах достижения национальных целей, связанных с улучшением благосостояния граждан. Помимо недостаточных прогнозных темпов экономического роста, которые тоже еще надо обеспечить, серьезной угрозой выступает ситуация с инфляцией, считает он.

Ускорение инфляции продолжается, даже несмотря на стабильное ужесточение денежно-кредитной политики, которое оказывает охлаждающий эффект на и без того «невзрывное» восстановление экономики, добавил Наметкин. В структуре доходов населения существенную долю занимают социальные выплаты и зарплаты бюджетников, динамика которых в лучшем случае не сильно превышает инфляцию, продолжил эксперт. При этом обязательные платежи, скорее всего, будут расти опережающими темпами. Например, в части процентов по кредитам платежи существенно возрастут, учитывая рекордные темпы роста ипотечного и потребительского кредитования, резюмировал Наметкин. Рост ВВП не всегда отражает ситуацию с доходами населения, отмечает директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. Конечно, согласно экономической теории, один из основных факторов роста доходов населения – это рост ВВП, рассуждает он: «Если растет экономика, значит, растут производство и прибыль, и тогда предприниматели мотивированы нанимать больше людей и платить большую зарплату. Это также увеличивает налогооблагаемую базу, а значит, и расходы бюджета на социальную поддержку, что тоже увеличивает доходы граждан».

Можно на 5% увеличивать ВВП, но иметь нулевой рост доходов населения, это означает, что в ВВП большая доля непроизводительных расходов. Кроме того, имеет значение отток капитала – т. е. если деньги уходят из страны, они съедают этот рост и «не работают на людей».

В РЭУ кроме этого упрекнули правительство в политике искусственного сдерживания экономики. Согласно прогнозу Минфина, за три года размер фонда национального благосостояния (ФНБ) увеличится на 9,4 трлн руб. до 23,3 трлн. Рост ФНБ сопровождается наращиванием государственного внутреннего долга, отметили эксперты. С одной стороны, пополнение ФНБ отсекает экономику от части нефтегазовых доходов. С другой – увеличение госдолга, которое на данном этапе не имеет большого экономического смысла, провоцирует переток капитала из частного сектора в государственный. Такая конструкция негативно влияет на перспективы увеличения темпов прироста ВВП.

Действительно, дальнейшее наращивание резервов в этой ситуации – сомнительная политика, но логика в действиях Минфина есть, полагает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. Правительство хочет накопить дополнительные рубежи обороны, чтобы можно было маневрировать с расходами бюджета в кризисной ситуации.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: