Уместна ли ирония в судебной речи

Обновлено: 29.01.2023

Умение говорить публично, как правильно заметил А. Ф, Кони, достигается выполнением трех требований: знание предмета, о котором говоришь; знание своего родного языка и умение пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами; невозможность лгать, поскольку «ложь отнимает у публичной речи ее силу и убедительность».

Необходимой частью судебного процесса являются судебные прения, в которых государственный обвинитель и защитник излагают свои выводы из произведенного судебного следствия, т. е. произносят судебные речи.

Судебные прения — это заключительная часть судебного заседания, в которой путем поочередного выступления участвующих в деле лиц подводятся итоги проведенного по делу исследования доказательств; высказываются суду соображения о том, как должно быть разрешено дело по существу.

Суд, сравнивая мнения и доводы участников судебных прений, получает возможность лучше разобраться в фактических обстоятельствах рассмотренного дела, устранить сомнения в трактовке и оценке фактов и доказательств, которые имели место на предыдущих этапах процесса.

Непосредственное участие в судебных прениях участников процесса, освещение ими всех исследуемых по делу фактов способствует установлению объективной истины по делу, служит одной из гарантий предупреждения судебных ошибок. Вот почему суд заинтересован в том, чтобы выслушать мнения участников процесса, а последние в свою очередь заинтересованы в том, чтобы высказать суду свои соображения и убедить его.

«В результате судебных прений, когда весь доказательственный материал, собранный по делу, подвергается юридическому анализу, когда все спорные вопросы дела становятся предметом живой дискуссии, когда каждый из участников процесса обосновывает свои требования и предложения и возражает против требований и предложений другой, противной стороны, суду легче прийти к правильным выводам, постановить законное, обоснованное и справедливое решение».

1.1. Понятие судебной речи, ее предмет и цели

Тактика речи, ораторские приемы и речевые средства неодинаковы для разных видов публичных речей. Например, судебная речь и политическая речь — это публичная речь. Но судебный оратор и оратор политический действуют по-разному. Удачные примеры и сравнения, уместные цитаты, ирония и обращение к общечеловеческим ценностям требуют в судебном заседании иной формы, чем перед массовой аудиторией. Судебное красноречие, основное назначение которого — способствовать установлению истины по делу, имеет свою специфику, обусловленную нормами Уголовно-процессуального и Гражданско-процессуального кодексов, предполагает оценочно-правовой характер речи. Эту специфику охарактеризовал еще Н. П. Карабчевский: «Судебное красноречие — красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора — деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой «дамой с повязкой на глазах». Она слышит и считает удары, которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием они наносятся».

Следовательно, юрист должен иметь не только юридические знания, но и умения по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями процессуального закона; уметь построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; уметь воздействовать на правосознание людей.

Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности, убедительности. Доказательность — важнейшая черта рассуждений в судоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы, аргументированы.

Искусство судебного оратора проявляется в умении построить судебную речь так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всего выступления. В уголовном процессе, например, необходимо полно и объективно анализировать обстоятельства преступления и причины его совершения, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые и процессуальные выводы и убедить в этом судей и аудиторию. Проявляется искусство судоговорения и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.

Судебная речь должна быть направлена на обеспечение полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, содействовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора. Основной функцией судебной речи является воздействие.

Различают три вида речевого воздействия: информирование, убеждение и внушение.

Судебный оратор, выступая с судебными речами и желая воздействовать на суд и других участников процесса, широко пользуется указанными видами речевого воздействия.

Информирование, как вид речевого воздействия, заключается в цитировании законов, постановлений Пленума Верховного Суда, разъяснений и толкований их, ссылках на научные труды и т. п.

Убеждение и внушение тесно взаимосвязаны, они дополняют друг друга. Основным видом речевого воздействия является убеждение, которое носит устойчивый характер, обращено к сознанию слушателей и подкреплено аргументами, фактами, доказательствами. Цель судебной речи заключается в том, чтобы убедить суд и остальную судебную аудиторию заставить их согласиться с выводами, которые предлагает судебный оратор, и тем самым способствовать правильному формированию внутреннего судейского убеждения в содействии установлении истины.

Цель судебной речи состоит в том, чтобы способствовать формированию внутреннего убеждения судей, убедительно и аргументированно воздействовать на понимание сути дела присяжными заседателями, а также в формировании понимания действий судебной власти у присутствующих в зале суда граждан.

Предметом судебной речи по уголовному делу является деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной или иной ответственности; фактические обстоятельства рассмотренного гражданского дела.

Материалом для судебной речи служат обстоятельства, связанные с конкретным уголовным или гражданским делом, факты, доказательства.

В юридической практике обычно выделяются различные виды судебных речей, а именно:

— самозащитительная речь обвиняемого.

Каждый вид судебной речи имеет свое процессуальное и функциональное назначение, отличается особенностями построения и содержания. Подробно мы остановимся на композиционном построении судебной речи в следующей главе пособия.

После произнесенных речей участники судебных прений могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного. Реплика — это самостоятельная речь, ответ, возражение одного участника судебных прений на заявление другого.

Своеобразным видом судебной речи является напутственное слово председательствующего в суде присяжных. Разработка данного вида судебной речи принадлежит А. Ф. Кони.

1.2. Диалогичность речи и ее стилевой статус

Интересны вопросы: что представляет собой судебная речь — монолог или диалог? Как соотносится судебная речь с книжно-письменными стилями? Какие качества речи необходимы судебному оратору?

Так что же такое судебная речь: монолог или диалог? Думается, что многие из вас скажут: монолог, и будут правы лишь отчасти. Являясь монологом по форме, судебная речь составляет часть диалога, который ведется между прокурором и адвокатом на протяжении всего судебного следствия. Применительно к судебной речи монологического характера диалогичность понимается как апелляция к суду и воспроизведение чужого мнения в целях доказывания, отражающее особенности устной разговорно-бытовой диалогической речи (мнения подсудимого, потерпевшего, свидетелей и т. д.). Для судоговорения диалогичность является внутренним качеством, связанным с его убеждающим характером. Юристы рассматривают диалогичность как основной признак судебной речи.

Оратор строит изложение так, как будто он занимается поисками истины тут же, в судебном процессе. Он видит в судьях не пассивных слушателей, а людей, активно участвующих в поисках истины, в осмыслении и оценке информации. Поэтому прокурор и адвокат сознательно воздействуют на судей и присяжных заседателей, организуют и направляют внимание суда, стремятся вовлечь его в ход своих рассуждений, заставляют думать, размышлять. Это достигается использованием разнообразных средств. Рассмотрим некоторые из них:

1) это прежде всего глаголы, обозначающие побуждение к действию: давайте обратимся к. обратите внимание, всмотритесь в. давайте возьмем. и т. п.;

2) глагольно-местоименные конструкции: Я считаю, Я полагаю, Я прошу; Я заявляю, Я думаю, Мне представляется;

3) лекторское МЫ, объединяющее оратора и состав суда в процессе поиска истины: мы видим, мы знаем, мы помним и др.;

4) вся судебная речь развертывается не как монолог, а как диалог с процессуальным оппонентом;

5) использование конструкций с несобственно-прямой речью; ссылка на чужое мнение: «Обвиняемый говорит, что. », «. Как показали Вячеслав Иванов и Игнатенко, нападающих было двое».

Таким образом, приведенный материал позволяет сказать, что выступление прокурора и адвоката в судебных прениях лишь по форме является монологом, по существу же и по используемым в нем языковым средствам это диалог.

Если говорить о стилевом статусе судебной речи, то мнения исследователей сводятся к следующему: в наше время судебные прения больше всего походят на деловое, профессиональное обсуждение подлежащих рассмотрению вопросов; в суде следует говорить языком закона; современная судебная речь носит ярко выраженный разговорный характер.

Филологи рассматривают судебную речь как сложное функционально-стилевое образование, в котором используются признаки и средства различных функциональных стилей: от научного и публицистического до разговорно-просторечного. Выделяют судебную разновидность публицистического стиля.

Нам кажется, что важная общественная функция судебной речи позволяет говорить прежде всего о ее соотнесенности с официально-деловым стилем. Но мы уже отмечали, что основное назначение судебной речи — оценить действия, доказать правильность позиции оратора, воздействовать на формирование убеждения судей. Значит, судебная речь — это относительно законченное выступление по поводу правовой и общественно-политической оценки определенного деяния. Каждая судебная речь является публичным выступлением, которая будит мысль, заставляет думать, служит важным средством воздействия.

В формировании у слушателей определенного мировоззрения (а именно этим занимаются адвокат и прокурор) проявляется функция публицистического стиля. Черты и средства публицистического стиля проявляются во всей речи, но особенно ярко — во вступлении, где дается моральная оценка деяния, а также при анализе характеристики личности подсудимого и причин, способствовавших свершению преступления, кроме того, в так называемых «общих местах». Основная черта публицистического стиля — открытая оценочность. Каждый эпизод обвинения, каждое доказательство не только анализируются оратором, но и оцениваются с точки зрения обвинения или защиты.

Итак, особенности содержательного плана позволяют утверждать, что судебная речь является разновидностью публицистического стиля, который включает в себя элементы официально-делового стиля.

1.3. Факторы, влияющие на содержание судебной речи

Какие же факторы определяют содержание речи судебного оратора?

Во-первых, необходимо принимать во внимание особенности судебной речи, к которым относится процессуальная регламентированность. Например, в итоговых выступлениях по уголовному делу стороны должны вновь обосновать занимаемые в споре позиции, но с опорой на собранные и исследованные доказательства, и высказать свои пожелания суду относительно разрешения дела. Стороны не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недействительными. Если возникает необходимость предъявлять новые доказательства, они могут ходатайствовать о возобновлении судебного следствия. Второй специфической особенностью судебной речи является ее состязательный характер.

Риторика. Учебное пособие для бакалавров

В предлагаемом учебном пособии изложены теоретические и практические вопросы учебной дисциплины «Риторика». В нем раскрыты категории и законы риторики; говорится об основных этапах риторического канона; рассмотрены риторические аспекты публичного выступления и полемического мастерства. Особое внимание уделено становлению оратора и формированию необходимых ораторских навыков; коммуникативной стороне судебных прений, характеристикам обвинительной речи прокурора и защитительной речи адвоката. Каждый раздел пособия содержит вопросы для студентов.
Учебное пособие полностью соответствует новым стандартам высшего образования по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр») и подготовлено преподавательским коллективом МГЮА им. О.Е.Кутафина, который разрабатывал программу учебной дисциплины «Риторика». Предназначено для студентов юридических факультетов и вузов, обучающихся по программам бакалавриата, а также всех интересующихся теоретическими и прикладными аспектами риторики.

 Отв. ред. Володина С.И. Риторика. Учебное пособие для бакалавров

Отв. ред. Володина С.И. Риторика. Учебное пособие для бакалавров

Отв. ред. Володина С.И. Риторика. Учебное пособие для бакалавров

В предлагаемом учебном пособии изложены теоретические и практические вопросы учебной дисциплины «Риторика». В нем раскрыты категории и законы риторики; говорится об основных этапах риторического канона; рассмотрены риторические аспекты публичного выступления и полемического мастерства. Особое внимание уделено становлению оратора и формированию необходимых ораторских навыков; коммуникативной стороне судебных прений, характеристикам обвинительной речи прокурора и защитительной речи адвоката. Каждый раздел пособия содержит вопросы для студентов.
Учебное пособие полностью соответствует новым стандартам высшего образования по направлению «Юриспруденция» (квалификация «бакалавр») и подготовлено преподавательским коллективом МГЮА им. О.Е.Кутафина, который разрабатывал программу учебной дисциплины «Риторика». Предназначено для студентов юридических факультетов и вузов, обучающихся по программам бакалавриата, а также всех интересующихся теоретическими и прикладными аспектами риторики.

Внимание! Авторские права на книгу "Риторика. Учебное пособие для бакалавров" (Отв. ред. Володина С.И.) охраняются законодательством!

Некоторые авторы работ о судебной речи пишут о необходимости в ней «даже комического», элементов юмора, который «повышает образность речи, делает ее более выразительной и эмоциональной… им уместно пользоваться для критики вскрытых во время судебного процесса отрицательных явлений, при анализе отдельных источников доказательств, для полемики с другими участниками судебных прений» [9. С. 41][73]. Но не пострадают ли от этого этические нормы?[74]Ведь что такое юмор?

Юмор (англ. humour) - это: 1. Добродушно-насмешливое отношение к кому-либо, умение представить события, недостатки, слабости в комическом виде. 2. Изображение… каких-либо явлений действительности в комическом, смешном виде, когда при этом насмешка, внешне комическая трактовка сочетаются с внутренней серьезностью, сочувственным отношением к предмету смеха.

Удачный, на взгляд автора, пример непреднамеренного юмора можно найти в речи советского адвоката П.А. Дроздова по делу Кадуева, обвиняемого в покушении на изнасилование и отказавшегося от него. Объективно анализируя и оценивая соответственно поведение подсудимого, бросая ему «заслуженный упрек в нечистоплотности, в аморальности его поведения», оратор восстанавливает картину происшествия для того, чтобы объяснить причины подачи потерпевшею заявления в суд. Итак,

«со слов самой потерпевшей мы знаем, что Кадуев прекратил свои попытки после того, как она сказала: «Я - девушка». Когда подсудимый помог потерпевшей подняться с земли, он ударил ее по лицу. По этому поводу сама потерпевшая показала суду так: «Он, Олег, слегка ударил меня, думаю, за то, что я ему не отдалась». В ответ на это Нина крикнула, крикнула инстинктивно, бессознательно. Она крикнула: «Мама!». Но вместо мамы совершенно неожиданно из кустов газона показалась внушительная фигура милиционера. Он, стоя тут же поблизости на посту, услышал крик и явился на помощь. Он видит молодую пару, состояние их туалетов не может не навести на размышления, и тогда Нина, показывая на подсудимого, сказала: «Он хотел меня изнасиловать!».

Позже, когда уже обо всем узнала мать, Нина повторила эту мысль в своем письменном заявлении. Она это сделала потому, что была застигнута в таком состоянии, при котором другое объяснение было бы неизбежно связано для нее с весьма компрометирующими фактами. Она не была бы привлечена к уголовной ответственности, но моральный приговор для нее был весьма и весьма нежелателен».

Здесь юмор (см. 2-е значение слова) создается сопоставлением слов мама и милиционер, которые в данном случае являются ситуативными антонимами. Подобный прием не столько усиливает эмоциональное воздействие на судей, сколько содействует установлению причины возникновения данного уголовного дела.

Но использовать юмор следует крайне осторожно. Он должен быть строго мотивированным и не должен нарушать такое качество судебной речи, как уместность. На суде, где рассматриваются человеческие драмы, а нередко и трагедии, юмор, как правило, неуместен.

Об этом же писал в свое время К.Л. Луцкий: «В возражении иногда уместны бывают легкая ирония и благородная шутка, хотя величие и серьезность судебного процесса заставляют относиться крайне осторожно к такому способу борьбы и, пожалуй, на суде правильнее всего было бы не пользоваться им совсем» [132. С. 196].

Ивакина Надежда Николаевна

Основы судебного красноречия (риторика для юристов). Учебное пособие 2-е издание

А.И.Р. - А.И. Рожанский

В.В.Ш. - В.В. Шапочников

В.Д.С. - В.Д. Спасович

В.И.Ж. - В.И. Жуковский

И.М.К. - И.М. Кисенишский

К.К.А. - К.К. Арсеньев

К.Ф.Х. - К.Ф. Хартулари

М.Г.К. - М.Г. Казаринов

М.С.Д. - М.С. Драбкин

М.Ф.Г. - М.Ф. Громницкий

Н.П.К. - Н.П. Карабчевский

Н.П.Ш. - Н.П. Шубинский

П.А.А. - П.А. Александров

П.А.Д. - П.А. Дроздов

П.Н.О. - П.Н. Обнинский

С.А.А. - С.А. Андреевский

Ф.Н.П. - Ф.Н. Плевако

Я.И.Г. - Я.И. Горнштейн

Я.С.К. - Я.С. Киселев

Мало сказать: нужна ясность; на суде нужна необыкновенная, исключительная ясность. Слушатели должны понимать без усилий. Оратор может рассчитывать на их воображение, но не на их ум и проницательность.

П. Сергеич. Искусство речи на суде

…нужно знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства; нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами.

А.Ф. Кони. Приемы и задачи прокуратуры

…для интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличием, как не уметь читать и писать.

А. П. Чехов. Хорошая новость

Воздействие на чувства является естественной принадлежностью красноречия в уголовном процессе, и само название судебного оратора едва ли может подойти к тому, кто говорит исключительно для ума.

K.П. Луцкий. Судебное красноречие

Как музыканту нельзя без музыкального слуха, так и людям, работающим со словом, нельзя без любовного отношения к слову, без живого чувства языка.

Г.А. Золотова. Слово и штамп

Книга написана лингвистом. Много раз я спрашивала себя, имею ли право давать юристам какие-либо советы по подготовке и произнесению судебных речей. И пришла к убеждению, что имею. 15-летний опыт участия в судебных процессах в качестве народного заседателя Красноярского краевого суда и многолетний опыт чтения студентам юридического факультета Красноярского госуниверситета собственного курса «Культура речи юриста» дают мне это право.

Целью курса «Культура речи юриста» было воспитание языкового вкуса будущих юристов, развитие коммуникативных навыков. Разработка программы и методов преподавания шла путем поисков. Были неудачи, были успехи. «Учебником» по данному курсу была практическая деятельность юристов: посещали со студентами судебные процессы, анализировали судебные речи дореволюционных судебных ораторов, современных прокуроров и адвокатов; читали и анализировали процессуальные акты, делали выводы. Проводили конференции с работниками прокуратуры и следственных органов, с судьями. Студенты выполняли курсовые, даже дипломные работы, хотя курс не был профилирующим; выступали с докладами на научных студенческих конференциях в городах Красноярске, Перми, Казани, Москве. В результате большой работы был накоплен материал для учебного пособия «Культура речи юриста» в двух частях, вышедшего в 1994 г. в издательстве Красноярского госуниверситета. В 1995 г. в московском издательстве «БЕК» вышло учебное пособие «Культура судебной речи». В 1997 г. в том же издательстве было издано учебное пособие «Профессиональная речь юриста». В 1999 г. в издательстве «Юристъ» вышло второе издание учебного пособия «Культура судебной речи» под названием «Основы судебного красноречия (Риторика для юристов)».

О судебном ораторском искусстве имеется довольно значительная литература, написанная в дореволюционный, советский и постсоветский периоды. Главное внимание в работах, написанных юристами, с полным основанием уделяется раскрытию правовых и процессуальных вопросов. В советский период использованию в судебной речи риторических структур и приемов не придавалось значения. Они считались делом второстепенным, почти ненужным. Культурно-речевой аспект судебной речи рассматривался юристами в общих чертах. Публичному говорению, судебному красноречию в учебном процессе на юридических факультетах университетов не уделялось должного внимания. Юристами справедливо отмечалось, что «учат студентов многому, но вот как подготовиться к процессу, как построить речь, ораторскому искусству не учат! Артистов учат, как вести себя на сцене, как правильно говорить, а студентов-юристов - нет» [141].

Но в работах, написанных в постсоветские годы, ставится вопрос о том, что убедительная речь должна строиться «…по всем правилам ораторского искусства»: «Одна из причин неубедительности речей государственных обвинителей в суде с участием присяжных заседателей (впрочем, как и в обычном суде) заключается в том, что они при разработке и произнесении своих речей не придают должного значения ораторскому искусству» [172. С. 141].

Подзаголовок данной книги Риторика для юристов определяет ее направленность. Эта книга - о риторике в суде: об убедительной и эффективной речи, об искусстве говорить хорошо и логично, об искусстве украшения речи, об искусстве речевого воздействия. Об этом расскажет каждая тема книги. Не вдаваясь глубоко в правовые и процессуальные вопросы, мы будем говорить о форме судебной речи[1], о том, какие риторические фигуры и приемы делают речь логичной, воздействующей, этичной. То есть будем говорить о речевом мастерстве выступающего в суде юриста. «Если у вас неудачная форма изложения, то есть то, как вы говорите, то уже не имеет значения, что вы говорите, потому что все равно вас не будут слушать», - пишут американские юристы [179].

В пособии впервые сформулировано определение понятия судебного красноречия[2]. Судебная речь рассматривается с точки зрения ее особенностей как жанра публичной речи, с точки зрения ее убедительности, композиции, этических основ и устности; продемонстрировано, что выбор языковых средств связан с темой речи; даются рекомендации по использованию языковых средств, способствующих логичности и экспрессивности судебного выступления; а также предлагаются ораторские приемы, которые помогут приобрести отдельные навыки в подготовке и произнесении судебных речей. Приводятся многие правила риторики, позволяющие молодому, начинающему оратору овладеть основами судоговорения.

В пособии приведено большое количество цитат из работ юристов о судебной речи для того, чтобы показать, что вопросы судебного красноречия волновали и волнуют юристов; что мои выводы из исследований о судебной речи совпадают с мнениями ученых-юристов и подтверждаются ими. Кроме того, точки зрения дореволюционных, советских и современных юристов обобщаются, сопоставляются, систематизируются, что позволит студентам познакомиться с литературой и на основе этого составить собственное мнение по многим вопросам.

Изложение учебного материала ведется с учетом требований к судебному красноречию в условиях реформированной судебной системы. В качестве иллюстраций использованы тексты судебных речей выдающихся дореволюционных судебных ораторов, прокуроров и адвокатов советского и постсоветского периодов. Цель пособия - содействовать развитию коммуникативных умений юриста в практике публичных выступлений.

По каждой теме, предлагаемой в учебном пособии, даны необходимые лингвистические термины, вопросы для самопроверки, задания для самостоятельной работы и примерный план практического занятия. К пособию прилагаются тексты судебных речей. В речи, записанной на магнитную пленку, знаки препинания не поставлены; речевые сегменты отделены друг от друга наклонными линиями. Фамилии красноярских судебных ораторов не названы из этических соображений.

Риторическая аргументация призвана оказывать воздействие не только на мысли человека, но и на его чувства и эмоции. Риторические аргументы дополняют и развивают логические доводы, делают их более понятными и воспринимаемыми слушателем.

Топосы, или общие места, – это мысли, основанные на ценностях и предпочтениях, нравственных ориентирах, эстетических идеалах, интеллектуальных интересах, разделяемых конкретной аудиторией. Общие места позволяют оратору продемонстрировать свой интерес к адресату, общность взглядов, стремление к сотрудничеству, уважительное отношение. Чем более очевидно для слушателей хорошее отношение оратора к ним, тем более вероятно принятие его идей. Топосы строятся на основе ценностей, принятых в данной аудитории, отбираются в соответствии с темой и задачей речи. Судебные ораторы широко используют в своих речах топосы, построенные на основе универсальных ценностей (морально-этические топосы. Они затрагивают вопросы неприкосновенности жизни человека, достоинства и защищенности граждан, истины и справедливости. На основе государственных ценностей создаются топосы, объединяющие слушателей как представителей определенной культурной общности. Самой перспективной для оратора категорией считаются топосы, построенные на основе групповых ценностей, так как именно эти ценности формируют политические и общественные взгляды людей.

Основным типом риторических аргументов считаются психологические доводы, когда оратор непосредственно апеллирует к чувствам и эмоциям адресата: побуждающий аргумент, аргумент к сочувствию, аргумент к лицу, с целью вызвать доверие, симпатию к нему и др.

Частым риторическим аргументом является обращение к мнению авторитетного лица (ссылка на авторитет). Используя этот аргумент, оратор как бы вводит в дискуссию еще одного участника, мнение которого вызовет доверие слушателей.

Наиболее строгая и рациональная форма этого аргумента – ссылка наспециалиста. Оратор укрепляет свою позицию объединением со специалистом в данной области, тем самым делая защищаемый тезис менее спорным, ведь судебный оратор – юрист не может выступать авторитетным специалистом по многим вопросам, часто возникающим в ходе судебного следствия, например, по вопросам медицины, экономики и т.п.

Особое значение в судебной речи имеет ссылка на прецедент, когда оратор, чтобы подчеркнуть правильность своей аргументации, ссылается на факт, аналогичный данному. В юридической науке судебный прецедент означает «вынесенное судом по конкретному делу решение, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или низшей инстанции при разбирательстве аналогичного дела». Ссылка на прецедент является сильным аргументом для юристов и весьма активно используется в юриспруденции.

Судебные ораторы часто ссылаются также на самих слушателей и на общественное мнение,иногда используют пословицы и поговорки.

Выразительностью (экспрессивностью) речи называются такие особенности ее структуры, которые поддерживают внимание и интерес у слушателей, облегчают им восприятие, запоминание и логическую переработку материала речи оратора, содержащихся в ней рассуждений, фактов, сведений о фактах (доказательств), вызывают у них положительные эмоции и чувства, активизируют их логическое и образное мышление, воображение, логическую и образную память.

В судебной речи для придания ей выразительности широко используются тропы и фигуры речи. Троп (от греч. tropos – поворот) – оборот речи, употребление слова или выражения в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропов лежит сопоставление двух представлений, одно из которых связано с другим на основе сходства, смежности или контраста. Риторическая фигура – это необычный оборот речи (особые формы синтаксических конструкций), предназначенный для усиления выразительности речи и увеличения силы ее эмоционального воздействия на адресата.

Основные тропы, используемые судебными ораторами: эпитет, сравнение, метафора, ирония.

Эпитеты – художественные определения. Они позволяют более ярко охарактеризовать свойства, качества предмета или явления и тем самым обогащают содержание высказывания. Эпитеты в судебных выступлениях подчеркивают заключающийся в определяемом слове признак, выделяют его. Через эпитеты оратор передает свое отношение к предмету речи и влияет на формирование у слушателей определенного отношения к рассматриваемому явлению, соответствующего позиции оратора. Эпитеты помогают судебному оратору: создать точную характеристику личности (подсудимого, потерпевшего, свидетеля), указать важнейшие, наиболее яркие черты личности, выделить те качества, свойства личности, на которые оратор считает необходимым обратить особое внимание слушателей; дать оценку показаний подсудимых, свидетелей; охарактеризовать деятельность судей, подчеркнув сложность и ответственность их работы, значимость принимаемых ими решений, тем самым привлечь их на свою сторону, повлиять на их решение о виновности или невиновности подсудимых. Так эпитеты «работают» на достижение оратором основной цели речи, т.е. приобретают аргументативную направленность.

Метафора – скрытое, подразумеваемое сравнение предметов (явлений, действий или свойств) на основании общего признака. Иными словами, метафора предполагает сопоставление предметов или явлений по сходству и состоит в переносе названия с одного предмета на другой по сходству этих предметов. Метафоры в судебных речах чаще всего используются для изображения эмоциональной жизни человека, его переживаний. Также с помощью метафоры реализуется постоянная потребность судебной речи в характеризации лиц, их поведения, событий, явлений. Причем эти характеристики всегда заключают в себе ораторскую оценку, чаще негативную. Способствуя достижению оратором основной цели речи (оказать влияние на слушателя с тем, чтобы обеспечить принятие им позиции оратора), метафоры приобретают аргументативный характер.

Сравнения основаны на сопоставлении по сходству. В судебных речах сравнения используются и для того, чтобы привлечь внимание слушателей к мыслям, доводам, доказательствам, на которых основана позиция оратора, усилить их убедительность, и для того, чтобы обратить внимание адресата на несостоятельность мыслей, доводов и доказательств, лежащих в основе позиции его процессуального противника. В своей семантической структуре сравнение совмещает наглядность, эмоциональность, экспрессивность и оценочность. Сравнения помогают судебным ораторам ярко представить раскрываемые явления и выразить свое отношение к явлению, а также сделать мысль более простой и ясной.

Особое место в судебных речах занимают сравнения, не несущие в себе эмоциональность, экспрессивность, оценочность, а обусловленные конкретными обстоятельствами рассматриваемого дела и заключающие в себе факты. Они используются для сравнения поведения, действий характеризуемого лица в разных ситуациях или в разное время, или разных лиц в одной и той же ситуации. Если образные сравнения в судебных речах призваны оказывать воздействие на чувства слушателей, то есть являются элементами психологической аргументации, то сравнения, заключающие в себе факты, могут рассматриваться как элементы логической аргументации.

Ирония (от греч. eironeia – притворство) – контраст видимого и скрытого смысла; отличается от настоящего притворства тем, что этот риторический троп, как и метафора, одновременно вызывает и удерживает в сознании говорящего и адресата сразу два значения слова или выражения: прямое (буквальное) и переносное (противоположное первому). Игра двух значений и создает нужный эффект – тонкую, скрытую насмешку. Судебный оратор должен пользоваться орудием иронии очень осторожно. Так, можно иронизировать там, где речь идет об обмане (лжесвидетельство, подделка акций, подлог завещания и т.п.), но не стоит этого дела там, где речь идет, например, об убийстве.

Риторические фигурыупотребляются в судебной речи, так же, как и образные средства, для оживления речи, придания ей эмоциональности, выразительности, образности.

Инверсия(перестановка) - перебрасывание составляющих высказывание с «естественного» для них места в предложении на «неестественное». С перестановкой слов создаются добавочные смысловые оттенки, меняется выразительная функция того или иного члена предложения, или части предложения в составе сложного. Использование инверсии решает стилистические задачи – повысить эмоциональную выразительность сказанного. Выделенные инверсией члены предложения или части сложного предложения получают дополнительную смысловую и эмоциональную нагрузку. В судебной речи инверсия – это, прежде всего, способ подчеркнутого выражения определенной мысли, способ акцентирования важного для оратора смысла.

Градация - развертывание слова или словосочетания в синонимический ряд таким образом, что интенсивность значения каждого последующего члена ряда нарастает (восходящая градация) или убывает (нисходящая градация). Близкие по значению слова располагаются в порядке нарастания или ослабления их эмоционально-смысловой значимости. Выразительная сила этой фигуры – в постепенном возрастании или убывании «напряженности» выражения (слова, оборота, фразы). В судебной речи градация используется как аргументирующий прием, обладающий большой убеждающей силой; как способ изобретения содержания речи, способ организации всего текста речи; как речевой прием, придающий речи упорядоченность и стройность; как средство, усиливающее выразительность речи.

Риторический вопрос в экспрессивной форме несет определенную (утвердительную или отрицательную) информацию. В отличие от собственно вопроса риторический вопрос не ждет ответа, а сам его формулирует. Главная цель, с которой этот прием используется в судебных речах, – привлечь внимание слушателей к той информации, которая в данный момент находится в центре внимания оратора, и сформировать эмоциональное отношение к этой информации.

Искусство судебного оратора проявляется в умении четко определить тему спора (тезис, целевую установку), построить судебное выступление так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всей речи, в умении полно и объективно проанализировать обстоятельства дела, указать причины преступления или гражданского конфликта, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые выводы и убедить в этом судей и аудиторию.

Проявляется оно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.

Говорить хорошо в суде - это говорить по существу, тщательно, всесторонне и объективно анализируя материалы дела, опираясь на нормы права; говорить доходчиво, логично, убедительно, в соответствии с нормами литературного языка.

Красноречие же как «умение говорить красиво» является составной частью судебного ораторского искусства - эффективным средством эмоционального воздействия. Изобразительно-выразительные средства языка помогают судебному оратору акцентировать внимание суда на тех или иных деталях дела.

Мастерство судебного оратора основывается на постоянном упорном, целенаправленном труде. Только частые упражнения и желание добиться мастерства приведут к умению говорить публично. В искусстве судоговорения уметь говорить - значит свободно владеть всеми материалами дела, всеми доказательствами, ощущать форму своей речи, понимать ее значение, знать секреты профессии оратора. Четкое, ясное, безупречно аргументированное изложение своей позиции - важный признак культуры ораторского труда.

Высшим уровнем культуры речи является речевое мастерство, заключающееся в умении ясно (доходчиво), логично и убедительно раскрывать мысли, в богатстве словаря и разнообразии грамматических конструкций. Важно передать информацию не только грамотно, но и экспрессивно; не штампованными, надоевшими словами, а по-своему, самобытно, индивидуализировано. Речевое мастерство включает в себя умение найти наиболее точное, значит, наиболее подходящее для конкретной ситуации и стилистически оправданное средство языка. Речевое искусство предполагает и умение пользоваться риторическими приемами, способствующими эмоциональному, психологическому воздействию.

Для того чтобы судебная речь воздействовала на окружающих, на слушающих ее людей, она должна обладать специфическими качествами, которые заключаются в следующем.

Цель судебной речи – убедить судей и присяжных заседателей в правильности позиции оратора. Убедительная речь - речь, содержащая мысли, подтвержденные фактами, серьезными доводами; доказательная. Важными факторами убедительности речи являются убежденность оратора в правоте своей позиции по делу и культура его мышления. Убежденность - это твердая уверенность в истинности чего-либо.

Убедительность достигается приведением аргументов. Аргумент - это одно или несколько связанных между собой утверждений (суждений), предназначенных доя подтверждения истинности тезиса. В гражданском и уголовном процессе аргументы понимаются как судебные доказательства: это любые фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разбирательства уголовного, гражданского, арбитражного, конституционного дел. Содержатся доказательства в показаниях, вещественных доказательствах, заключениях экспертов, протоколах и др. Различают доказательства прямые и косвенные. Прямые доказательства - те, из которых можно сделать однозначный вывод (при условии их достоверности) о существовании (или несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании доказываемого факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости.

Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.

Судебная речь должна быть понятна всем ее слушателям.

Ясность достигается глубоким знанием материала, четкой композицией речи, логичностью изложения, убедительностью аргументов.

4) Доходчивость (простота)

Простота изложения способствует тому, что речь понимается легко и мысль судей без затруднений следует за мыслью оратора. Однако не следует путать простоту и примитивность. Простота речи предполагает использование и сложных синтаксических конструкций, и риторических приемов. Вовремя и кстати приведенное сравнение, яркая метафора, риторический вопрос, фразеологизм оживляют выступление, делают его более доходчивым.

Точность - характеристика содержания речи на основе соотношения речи и действительности (это фактическая, предметная точность), соотношение речи и мышления - это понятийная, смысловая точность, которая зависит от того, насколько говорящий следит за значением употребляемых слов. Понятийная точность - это поиск слова или выражения, наилучшим образом соответствующего замыслу автора.

Логичность на уровне целого текста создается композицией выступления и рядом логических приемов, основные из которых - определение понятия, объяснение, описание, сравнение, анализ, синтез, абстрагирование. Логичность на уровне отдельных частей судебной речи зависит от того, насколько ясно и правильно выражена связь отдельных высказываний и композиционных частей.

Это соотнесенность языковых средств с целевой установкой, с содержанием речи, умение построить ее соответственно теме, задаче, времени, месту и оратору.

Уместная речь обладает следующими признаками:

- соразмерностью языковых средств и содержания, т.е. слова должны точно передавать то или иное содержание.

- соответствием языковых средств обстановке.

- соответствием языковых средств оратору.

Речь юриста, выступающего в суде, должна быть чистой. Чистой считается та речь, в которой нет просторечных, диалектных, жаргонных слов. В чистой речи не может быть современных устойчивых словосочетаний, таких, как высокая крыша, лицо кавказской национальности, крыша поехала, встать на уши, лапшу на уши вешать и т.д. Засоряют речь различные заполнители пауз, например: а-а-а-а, м-м-м и др. Не является чистой и речь адвоката, о котором мы говорили выше.

Правильность предполагает соблюдение общепринятых норм литературного языка.

Лаконичность речи достигается точным выражением мыслей, наличием четких формулировок, отсутствием лишних слов, не несущих информации, отсутствием многословия и лишних, неуместных мыслей. Распространенной ошибкой является многословие.

Краткость речи должна сочетаться с ее глубоким содержанием, чему содействуют эмоциональность и экспрессивность.

13) Выразительность, эмоциональность, экспрессивность

Эмоции вызывает сам материал судебной речи. Экспрессивность (выразительность) выступления оратора зависит от самостоятельности его мышления, от его интереса к тому, о чем говорит; от умения контролировать свою речь; от сознательного намерения говорить выразительно. Выразительная речь вызывает интерес у судей и присутствующих в зале суда граждан, поддерживает интерес к предмету разговора.[2]

Созданию экспрессивности, а также эмоциональности служат языковые средства, с помощью которых оратор выражает эмоционально-волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействует на эмоции присяжных заседателей и слушающих дело граждан. Это различные изобразительно-выразительные средства. Однако каждое изобразительно-выразительное средство уместно в судебной речи в том случае, когда помогает усилить звучание аргумента, а также выразить важную, с точки зрения оратора, мысль, передать ее суду, подсудимому или присутствующим в зале суда гражданам. Использование риторических приемов ради украшательства, красивости речи ослабляет ее логический аспект, снижает ее убедительность.

Одним из своеобразных средств воздействия на присяжных заседателей и аудиторию выступают термины оценочного характера, в которых имеется потенциальная оценочность за счет входящих в них слов оценочного значения: злостное хулиганство, особая жестокость, грубое нарушение правил, вредные последствия и т.д. Эти термины способствуют выполнению судебной речью профилактической функции.

Особо ценным качеством публичной речи является индивидуальность (самобытность) - умение говорить о самых знакомых фактах своими словами, не употребляя речевых штампов. Штампы - это шаблонные, часто употребляемые в речи и надоевшие слова и выражения с потускневшей от частого употребления семантикой. Штампы люди используют бездумно, по привычке, лишая тем самым свою речь индивидуальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: